Статьи о переводах
  VVysotsky translated
◀ To beginning

 
В кн.: Lévai Béla (szerk.). Alapinformáció és metainformáció. - Debrecen: Debreceni Egyetem, 2004
«НЕТ МЕНЯ - Я ПОКИНУЛ РАСЕЮ» ВЫСОЦКОГО И ЕГО ВЕНГЕРСКИЕ ПЕРЕВОДЫ
(Йожеф Ратко 1988 - Шандор Дудаш 2003)

Словарь сленга и знание русского языка студентами-подкарпатцами

Язык - живое существо. Некоторые его отделы очень динамично отвечают на изменения общественной, культурной, технической среды человека. Но особенно динамичная отрасль языка - сленг, арго, жаргон, их употребление в речи. В Венгрии недавно, в 2001 году вышел «Русско-венгерский и венгерско-русский словарь сленга» Иштвана Феньвеши, профессора Сегедского Университета. В словаре 13 тысяч словарных статей, 16 тысяч русских слов, больше 3 тысяч поговорок и 4 тысяч венгерских понятий. Такого масштаба двуязычный словарь сленга ещё не выходил ни в Венгрии, ни в других странах. Источников словаря И. Феньвеши три: 1) собственное собрание сленга (в течение десятков лет автор собирал эти слова при помощи профессора Г. Кириллова из Калуги); 2) новые русские словари сленга в России, особенно с 1994-го года; 3) избранная русская пресса и художественная литература.

Возникает вопрос: могут ли работать с таким словарем студенты-русисты в Венгрии в наши дни, когда преподавание русского языка в школах - минимальное, а знание русского языка, из-за этого, среди венгров всё хуже и хуже. В наши дни есть, однако, особая группа студентов в венгерских университетах и вузах. Это студенты, которые приезжают учиться в Венгрию из Подкарпатья (с Украины). Они являются носителями венгерского языка как родного, но средние школы заканчивали в Подкарпатье в русскоговорящей или русскопонимающей среде. Они хорошо владеют русской разговорной речью, и владеют прежде всего именно разговорной лексикой языка. С ними вполне можно, даже целесообразно производить сопоставительный анализ единиц из вышеназванного словаря в области семантики и семиотики, стилистики русского и венгерского языков. Так они более сознательно, с точки зрения лингвистики, могут смотреть на некодифицированные единицы своей, собственной речи и стилистические средства из этой сферы в литературных текстах. (Проявление просторечной лексики, синтаксиса, фразеологизмов в литературе, в публицистике, в ораторской речи и России и Венгрии широко распространяется в наши дни.) Примеры словаря И. Феньвеши показывают, что такой анализ даёт креативный импульс для студентов заниматься на более высоком уровне и родным, и русским как иностранным языком.

Вот прилагательные кайфный, кайфовый, кейфовый от слова "кайф" из словаря сленга:

кайфный, кайфовый, кейфовый, mn JÓ/ÉLVEZETET OKOZÓ, klassz. Во кайфный фильм!
+ Слышишь, Гена, кайфово! - сказала громко какая-то девочка. (Конон Н.)
+ Первым признаком кейфового дня было отсутствие под стеной возле двери вылизанных "Жигулей" начальника цеха. (Тендр.)

Семантизация русского слова ведет к венгерским сленговым соответствиям молодежного языка: "tök király", "tök sirály" (дословно "тыква-король", "тыква-чайка"). Надо знать, что в этом случае "tök" - это просто шутливое сокращение от слова "tökéletes" / "tökéletesen" ("абсолютный", "стопроцентный"), "király" ("король") - это значит "высоко ценный", "очень хороший". "Sirály" ("чайка") - просто игра звуками и в то же время превосходная степень сравнения в ряду "jó" > "király" > "sirály" ("хороший" > "супер" > "кайфовый"). Так, читая словарную статью "кайфовый", студент из Подкарпатья находит все нюансы в семантике и функционировании сленга в обоих языках; в чем и состоит его задача.

Далее, во второй половине словаря даётся венгерское понятие с его русскими синонимами:

élvezet вкос; вырубон; кайф; кейф; сеанс; таск; таска; таски; тащ; торч; торчок;
~et szerez кайф: иметь/получать/словить /сорвать ≈;
nagyfokú кайф ломовой; тридцать: все ≈ три удовольствия; az
~ az élet értelme! кайф: без ≈ а нет лайфа.
L. még: gyönyör

Студенты сами дополняют эти ряды новыми элементами сленга русского языка; возвращаясь домой, с удовольствием спрашивают о них у русских студентов на Украине и у знакомых в России.

Новая мотивация для студентов, хорошо владеющих русским языком, - сопоставительный анализ сленга в плане семантизации текстов на русском и на венгерском языках, а так же контрастивного анализа стилистически окрашенных элементов в переводе литературных текстов.

"Русский сленг - в понимании словаря Иштвана Фенвеши - это лексика с высокой степенью непринужденности, относящаяся к области нонстандарда, которая состоит из случайно или намеренно измененных, переосмысленных или вновь созданных слов и выражений, усечений, аббревиатур, заимствованных нередко из языка улицы, из городского просторечия, из арго, жаргонов, а также из других языков. Сленг брезгует и обращением к словам грубым, а то и обсценным. В сленг входят также слова разговорного языка, не нашедшие ещё кодификации в толковых словарях. Для сленга характерно пристрастие к свежим, экспрессивным, часто ироничным словам и выражениям. Сленговой лексике присуща постоянная изменчивость, хотя со временем некоторые, самые живущие из неё слов могут приобретать характер нормативности" (ФЕНВЕШИ 1996: 189).

Переводы стихотворения Высоцкого "Нет меня - я покинул Расею"

Переводы Высоцкого вызывают интерес у венгерских стилистов - передачью разговорной речи и сленговых фразеологизмов языка поэта словами некодифицированными, зато явно живущими в венгерском литературном языке. По мнению известного венгерского специалиста по фразеологии и лексикологии Белы Татара, основными языковыми признаками фразеологической единицы, в том числе и сленговой являются:
- воспроизводимость в речи,
- устойчивость компонентного состава,
- цельность значения,
- лексемность,
- главным же критерием является фразеологичность (TATÁR 1992: 24).

При переводе лексики и фразеологии сленга важно знать точное определение понятия фразеологичности. Под фразеологичностью «необходимо понимать специфические свойства тех устойчивых словосочетаний, которые претерпели процесс фразеологизации, т.е. стали фразеологическими единицами, и в которых каждый из слов-компонентов в ранний период своего семантического развития приобрёл переносное, метафорическое, образное, фразеологически связанное значение, лишившись тем самым своего основного лексического значения. Иными словами, фразеологичность - это совокупность семантических свойств фразеологических словосочетаний, соответственно и их слов-компонентов, получаемых в результате приобретения ими переносного, метафорического, образного, фразеологически связанного, добавочного значения и переосмысления внутреннего образа». (TATÁR 1992: 26; cр. БУШУЙ, 1986: 40; ЖУКОВ В. П., 19673; МОЛОТКОВ, 1967; 1977; ПОПОВА, 1969: 97-98 и др.)

Чтобы найти стилистическую эквивалентность выделенным оборотам исходного текста в целевом языке, целесообразно обращаться к словарю сленга Иштвана Феньвеши. Особая, но вполне по силам задача для студентов-подкарпатцев - оценивать в венгерском переводе степень эквивалентности. В этом анализе помогают студентам и русская и венгерская литература по теории и стилистике перевода (напр. Hadrovics 1995, Kiss 2001, Klaudy 1997, Péter 1991, Комиссаров 1978, 2002; ФЕДОРОВ 2002)

Для примера материала сопоставленного анализа рассмотрим первые строфы стихотворения Высоцкого "Нет меня - я покинул Расею" с двумя венгерскими переводами. Первый перевод - поэта Йожефа Ратко (RATKÓ 1988, RATKÓ 2000: 345-346), а второй, самый свежий, - из первого тома Высоцкого, изданного на венгерском языке в Венгрии в 2003 году (VISZOCKIJ 2003: 138):

* * *

Нет меня - я покинул Расею, -
Мои девочки ходят в соплях!
Я теперь свои семечки сею
На чужих Елисейских полях.

Кто-то вякнул в трамвае на Пресне:
«Нет его - умотал наконец!
Вот и пусть свои чуждые песни
Пишет там про Версальский дворец».
ELHAGYTAM OROSZHONT

Nem vagyok itt, elhagytam Oroszhont.
Leánykáim járnak taknyosan.
Dalaimat szórva én, a rosszcsont,
a Champs-Élysées-n mulatom magam.

Valaki a villamoson ágál:
Felszívódott, nincs már végre itt.
Írjon a versailles-i palotánál,
költse csak ott ócska dalait.

(Перевод Йожефа Ратко, RATKÓ 2000: 345-346)
ELHAGYTAM OROSZORSZÁGOT

Eltávoztam - elhagytam Oroszhont -
Könnyeznek lánykáim utánam!
Magvaim szórom szét, vetem el most,
A Champs Elysées varázsában.

A Presznán, villamoson valaki
Makogott: „Nincs - elhordta magát!
Szóljanak csak ott hősi dalai,
Dicsérve a Versailles-palotát!”

(Перевод Шандора Дудаша, VISZOCKIJ 2003:139)

Выделенные нелитературные слова: Расея, вякнул и умотал. У каждого слова - стилистическая окраска, неизвестная для иностранца:
1) В двуязычном словаре Хадровича - Галди есть слова Расея, как народный вариант слова Россия. В новом словаре, под редакцией Пала Узони, этого слова уже нет. В словаре Ожегова его тоже нет. Но это слово есть в Словаре сленга Иштвана Феньвеши, где дается даже в контексте. Только носители русского языка могут, однако, дать почувствовать положительную эмоциональность этого слова, которая отражается в типично русском суффиксе -ея "Расея родина, матушка".
2) Слово вякнуть - просторечное, в двуязычных словарях его нет, у Ожегова есть, и у Феньвеши тоже есть в значении "говорить". Примеры и здесь, и там не могут полностью передавать негативную ассоциацию небрежной речи человека, подобной звукам собаки.
3) Умотать - тоже просторечное слово. В двуязычных словарях его тоже нет. У Ожегова есть, даже в контексте. У Феньвеши - есть и в контексте, и с венгерским значением соответствующего сленгового слова.
4) Заметим, что текст у Ратко - на две строфы короче оригинала. Но так как песни Высоцкого распространялись устно, он, наверное, получил рукопись текста с коротким вариантом. Нет другой причины для сокращения, ибо в этом месте нет нецензурных слов.

В обоих переводах переводчики пользуются техническим способом адаптации и изменения аспекта описания ситуации. У Ратко все-таки при смысловом содержании доминирует поэтическая, лирическая сторона в реализации текста (напр. Oroszhon [Расея], leánykáim [девицы]), а у Дудаша - агрессивность сленговых оборотов, в том числе и в тех местах, где такого в русском тексте нет (sitteltem [зековать], zabrálhatja [может иметь]). Описывая стилистические слои этих слов, словарь И. Феньвеши тоже оказывает помощь студентам.

Мы не хотим быть сторонниками усвоения сленга венгерскими студентами. Но если они знают этот слой русской речи, то они могут работать над стилистическим анализом переводов такого типа текстов в сопоставительном плане с венгерским сленгом. Продвинутый этап стилистического знания данного языка позволяет и преподавателю убедить студентов-подкарпатцев, что им есть чему учиться по русскому языку, что им стоит идти дальше в изучении стилистики обоих языков.

Литература:
 
1.Fenyvesi 2001 Fenyvesi I., Orosz-magyar és Magyar-orosz szlengszótár. Syca Kiadó, Budapest
2.Hadrovics 1995 Hadrovics L., Magyar frazeológia. Budapest
3.Kiss 2001 Kiss J. (szerk.), Magyar dialektológia. Budapest
4.Klaudy 1997 Klaudy K., Fordítás I. Budapest
5.Péter 1991Péter M., A nyelvi érzelemkifejezés eszközei és módjai. Budapest
6.Ratkó 1988Ratkó József Viszockij-fordításai. Magyar Ifjúság c. hetilap 4. sz. (jan. 22): 25-27.
7.Ratkó 2000Ratkó József összes művei I. (Szerk. Babosi László) Felsőmagyarország Kiadó, Miskolc
8.Viczai 2000 Viszockij emlékkönyv. (Szerk. Viczai Péter) OKSZ, Budapest-Győr
9.Viszockij 2003 Vlagyimir Viszockij, Tilalmakat szegve. (Szerk. Viczai Péter) HANGA és Új Mandátum Kiadók, Budapest
10.Бушуй 1986 Бушуй А. М. и др., Библиографический указатель по русскому и общему языкознанию. Самарканд
11.Жуков 1967 Жуков В. П., Роль образности (метафоричности) в формировании целостного значения фразеологизма. СПФ, Вологда
12.Комиссаров 1978 Комиссаров В. Н., Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. Москва
13.Комиссаров 2002 Комиссаров В. Н., Современное переводоведение. "ЭТС", Москва
14.Молотков 1967 Молотков А. И., Фразеологизмы русского языка и принципы их лексикографического описания. // Фразеологический словарь русского языка. Москва, 7-23.
15.Молотков 1977 Молотков А. И., Основы фразеологии русского языка. ИРЯ АН СССР, Ленинград
16.Попова 1969 Попова З. Д., Устойчивость и фразеологичность. // Актуальные проблемы лексикологии. Тезисы докладов лингвистической конференции. Вып. 2. Часть 2. Новосибирск, 97-98.
17.Татар 1992 Татар Б., Фразеология современного русского языка. Budapest
18.Федоров 2002 Федоров А. В., Основы общей теории перевода. "Филология-три", Санкт-Петербург
19.Феньвеши 1996 Фенвеши И., Современные словари русского сленга. Studia Slavica Savariensia (szerk. Gadányi Károly) 1996/ 1-2. 189-205.

ПРИЛОЖЕНИЕ

* * *

Нет меня - я покинул Расею, -
Мои девочки ходят в соплях!
Я теперь свои семечки сею
На чужих Елисейских полях.

Кто-то вякнул в трамвае на Пресне:
«Нет его - умотал наконец!
Вот и пусть свои чуждые песни
Пишет там про Версальский дворец».

Слышу сзади - обмен новостями:
«Да не тот! Тот уехал - спроси!..»
«Ах не тот?!» - и толкают локтями,
И сидят на коленях в такси.

Тот, с которым сидел в Магадане,
Мой дружок по гражданской войне -
Говорит, что пишу ему: «Ваня!
Скушно, Ваня - давай, брат, ко мне!»

Я уже попросился обратно -
Унижался, юлил, умолял...
Ерунда! Не вернусь, вероятно, -
Потому что я не уезжал!

Кто поверил - тому по подарку, -
Чтоб хороший конец, как в кино:
Забирай Триумфальную арку,
Налетай на заводы Рено!

Я смеюсь, умираю от смеха:
Как поверили этому бреду?! -
Не волнуйтесь - я не уехал,
И не надейтесь - я не уеду!

(1970)
(Viszockij 2003:138)
ELHAGYTAM OROSZHONT

Nem vagyok itt, elhagytam Oroszhont.
Leánykáim járnak taknyosan.
Dalaimat szórva én, a rosszcsont,
a Champs-Élysées-n mulatom magam.

Valaki a villamoson ágál:
Felszívódott, nincs már végre itt.
Írjon a versailles-i palotánál,
költse csak ott ócska dalait.

Hallom, a hátamnál összesúgnak:
»Ez nem az. Az elment. El biz a!«
»Hát nem az!« - és lökdösnek és rúgnak,
térdemre ülnek a taxiban.

(Ratkó fordításában
ez a versszak hiányzik -
В переводе Ратко
этой строфы нет)


S: kértem engedélyt a visszaútra,
alázkodva, pitizve - piha!
Zagyvaság! Hogy jöjjek vissza újra,
ha nem mentem innen sehova?!

(Ratkó fordításában
ez a versszak hiányzik -
В переводе Ратко
этой строфы нет)


Meghalok a röhögéstől menten!
Hogy bedőltek ennek a mesének.
Ne izguljatok, mert el se mentem,
s nem is fogok - ne is reméljétek.

1988. január
(Йожеф Ратко, Ratkó 2000: 345-346)
ELHAGYTAM OROSZORSZÁGOT

Eltávoztam - elhagytam Oroszhont -
Könnyeznek lánykáim utánam!
Magvaim szórom szét, vetem el most,
A Champs Elysées varázsában.

A Presznán, villamoson valaki
Makogott: „Nincs - elhordta magát!
Szóljanak csak ott hősi dalai,
Dicsérve a Versailles-palotát!”

Hallom hátulról - hírt vesznek-adnak:
„Nem az! Az elment - tudd meg, mi van!”
„Ja, ez nem az?!” - s löknek, furakodnak,
És térdemre ülnek taxiban.

Akivel sitteltem Magadanban,
Barátom, a polgárháborús,
Mondja, hogy azt írtam a napokban:
„Gyere Ványa, unalmas minden, meg bús!”

Ide vissza kértem útlevelet -
Kegyekért sürögtem, epedtem...
Csupa ostobaság! Nem jöhetek,
Hiszen innen el sose mentem!

Ajándék jár annak, aki hitte,
Legyen jó a vég a moziban:
Zabrálhatja, lesz Diadalíve,
És a Renault gyár is arra van...

Úgy kacagok, belehalok menten:
Hogy hihettek ennek az agyrémnek?! -
Na, csak nyugi, innen el se mentem,
S nem is megyek, bármit is reméltek!


(Шандор Дудаш, Viszockij 2003:139)

Примечание:
...С этой песней тоже была история любопытная. Написал я ее очень давно, когда был очередной всплеск сплетен. А совсем недавно мне рассказали, что один лектор, кем-то уважаемый человек - в чинах он, - читал лекции тоже очень высокопоставленным военным людям и просто на полном серьезе рассказывал, что за меня... заплатили. И что сюда я, в общем-то, летаю играть "Гамлета" время от времени. А так, в принципе, - в общем-то уже давно - "там". На полном серьезе он это делал неоднократно. Я с ним разговаривал, - говорю: "Откуда вы это взяли?" - он говорит: "Мне сказали"... Я надеюсь, что он больше не работает. Хотя - кто его знает...
Владимир Высоцкий. Москва, Театр им. Евг. Вахтангова, 12.11.79