В тот вечер я не пил, не пел, Я на нее вовсю глядел, Как смотрят дети, как смотрят дети, Но тот, кто раньше с нею был, Сказал мне, чтоб я уходил, Сказал мне, чтоб я уходил, Что мне не светит. И тот, кто раньше с нею был, - Он мне грубил, он мне грозил, - А я всё помню, я был не пьяный. Когда ж я уходить решил, Она сказала: «Не спеши!» - Она сказала: «Не спеши, Ведь слишком рано.» Но тот, кто раньше с нею был, Меня, как видно, не забыл, И как-то в осень, и как-то в осень - Иду с дружком, гляжу - стоят. Они стояли молча в ряд, Они стояли молча в ряд, Их было восемь. Со мною нож, решил я: что ж, Меня так просто не возьмёшь. Держитесь, гады! Держитесь, гады! К чему задаром пропадать? Ударил первым я тогда, Ударил первым я тогда - Так было надо. Но тот, кто раньше с нею был, Он эту кашу заварил Вполне серьезно, вполне серьёзно. Мне кто-то на́ плечи повис, Валюха крикнул: «Берегись!» - Валюха крикнул: «Берегись!» - Но было поздно. За восемь бед - один ответ. В тюрьме есть тоже лазарет, Я там валялся, я там валялся. Врач резал вдоль и поперёк, Он мне сказал: «Держись, браток!» - Он мне сказал: «Держись, браток!» - И я держался. Разлука мигом пронеслась. Она меня не дождалась, Но я прощаю, ее прощаю. Ее, конечно, я простил, Того ж, кто раньше с нею был, Того, кто раньше с нею был, Не извиняю. Ее, конечно, я простил, Того ж, кто раньше с нею был, Того, кто раньше с нею был, Я повстречаю!
© Владимир Высоцкий. Текст, музыка, 1962
© Владимир Высоцкий. Исполнение, 1962
110 418,392,1354.5,392,394,394,42,1,392,392,1354.5,418,392,392,42,1,392,392,1354.5,392,392,392,42,1,392,392,1354.5,394,392,392,42,1,392,392,1352.5,394,392,392,42,1,392,392,1354.5,392,392,392,42,1,392,392,1354.5,394,394,392,42,1,394,392,392,42 1,1,3,4,4,4,3,0,9,9,11,9,9,9,11,0,17,17,19,20,20,20,19,0,25,25,27,28,28,28,27,0,33,33,35,36,36,36,35,0,41,41,43,44,44,44,43,0,49,49,51,52,52,52,51,0,57,57,57,60