Сыну Аркадию
Будут и стихи, и математика, Почести, долги, неравный бой. Нынче ж оловянные солдатики Здесь, на старой карте, стали в строй. Лучше бы уж он держал в казарме их! Но, ведь на войне, как на войне, - Падают бойцы в обеих армиях, Поровну на каждой стороне. И какая, к дьяволу, стратегия, И какая тактика, к чертям! Вот сдалась нейтральная Норвегия Ордам оловянных египтян. Левою рукою Скандинавия, Лишена престижа своего, Но рука решительная правая Вмиг восстановила статус-кво! Может быть - пробелы в воспитании Иль в образованье слабина. Но не может выиграть кампании Та или другая сторона.
Сколько б ни предпринимали армии Контратак, прорывов и бросков, Всё равно, на каждом полушарии Поровну игрушечных бойцов.
Где вы, легкомысленные гении, Или вам явиться недосуг? Где вы, проигравшие сражения Просто, не испытывая мук? Или вы, несущие в венце зарю Битв, побед, триумфов и могил? Где вы, уподобленные Цезарю, Что пришел, увидел, победил? Совести проблемы окаянные: Как перед собой не согрешить? Тут и там - солдаты оловянные; Как решить, кто должен победить? Мучается полководец маленький, Ношей непосильной отягчён, Вышедший в громадные начальники, Шестилетний мой Наполеон. Чтобы прекратить его мучения, Ровно половину тех солдат Я покрасил синим, - шутка гения, - Утром вижу - синие лежат. Я горжусь успехами такими, но Мысль одна с тех пор меня гнетёт: Как решил он, чтоб погибли именно Синие, а не наоборот?
© Владимир Высоцкий. Текст, музыка, 1969
© Владимир Высоцкий. Исполнение, 1969
116 2321,785,2321,785,1,2321,785,2321,785,1,2324,788,2324,785,1,2321,788,2324,785,1,2324,785,2324,785,1,2369,788,2324,785,1,2321,788,2321,785,1,2324,788,2321,788,1,2321,785,2324,788,1,2369,785,2321,788,1,2321,785,2324,788,1,2324,785,2372,785 1,2,1,2,0,6,7,6,7,0,11,12,11,12,0,16,17,16,17,0,21,22,21,22,0,26,27,26,27,0,31,32,31,32,0,36,37,36,37,0,41,42,41,42,0,46,47,46,47,0,51,52,51,52,0,56,57,56,57