Я вам мозги не пудрю - уже не тот завод. В меня стрелял поутру из ружей целый взвод. За что мне эта злая, нелепая стезя? - Не то чтобы не знаю - рассказывать нельзя. Мой командир меня почти что спас, Но кто-то на расстреле настоял, И взвод отлично выполнил приказ, Но был один, который не стрелял. Судьба моя лихая давно наперекос, - Однажды «языка» я добыл, да не донёс. И особист Суэтин, неутомимый наш, Еще тогда приметил и взял на карандаш. Он выволок на свет и приволок Подколотый, подшитый матерьял, Никто поделать ничего не смог. Нет, смог один, который не стрелял. Рука упала в пропасть с дурацким криком «Пли!» И залп мне выдал пропуск в ту сторону земли. Но слышу: «Жив, зараза. Тащите в медсанбат! Расстреливать два раза уставы не велят.» А врач потом всё цокал языком И, удивляясь, пули удалял, А я в бреду беседовал тайком С тем пареньком, который не стрелял. Я раны, как собака, лизал, а не лечил, В госпиталях, однако, в большом почете был. Ходил в меня влюблённый весь слабый женский пол: «Эй ты, недострелённый! Давай-ка на укол!» Наш батальон геройствовал в Крыму, И я туда глюкозу посылал, Чтоб было слаще воевать ему, Кому? Тому, который не стрелял. Я пил чаек из блюдца, со спиртиком бывал, Мне не пришлось загнуться, и я довоевал. В свой полк определили. «Воюй, - сказал комбат, - А что недострелили, так я не виноват!..» Я тоже рад был, но, присев у пня, Я выл белугой и судьбину клял: Немецкий снайпер дострелил меня, Убив того, который не стрелял.
© Владимир Высоцкий. Текст, музыка, 1972
© Владимир Высоцкий. Исполнение, 1973
105 170,106,170,98,1,162,98,162,98,1,1672,1570,1576,1576,1,162,98,162,98,1,168,104,168,98,1,1570,1570,1672,1570,1,170,106,170,98,1,170,98,162,98,1,1570,1576,1576,1576,1,162,98,168,106,1,162,98,162,98,1,1576,1570,1672,1578,1,170,98,168,98,1,162,98,162,98,1,1674,1672,1672,1576 1,2,1,2,0,6,7,6,7,0,11,12,11,12,0,16,17,16,17,0,21,22,21,22,0,26,27,26,27,0,31,32,31,32,0,36,37,36,37,0,41,42,41,42,0,46,47,46,47,0,51,52,51,52,0,56,57,56,57,0,61,62,61,62,0,66,67,66,67,0,71,72,71,72