Вдруг словно канули во мрак Портреты и врачи, Жар от меня струился как От доменной печи. Я злую ловкость ощутил - Пошел как на таран, - И фельдшер еле защитил Рентгеновский экран. И - горлом кровь, и не уймёшь - Залью хоть всю Россию, - И - крик: «На стол его, под нож! Наркоз! Анестезию!» Мне обложили шею льдом - Спешат, рубаху рвут, - Я ухмыляюсь красным ртом, Как на манеже шут. Я сам себе кричу: «Трави! - И напрягаю грудь. - В твоей запекшейся крови Увязнет кто-нибудь!» Я б мог, когда б не глаз да глаз, Всю землю окровавить, - Жаль, что успели медный таз Не вовремя подставить! Уже я свой не слышу крик, Не узнаю сестру, - Вот сладкий газ в меня проник, Как водка поутру. Цветастый саван скрыл и зал И лица докторов, - Но я им всё же доказал, Что умственно здоров! Слабею, дергаюсь и вновь Травлю, - но иглы вводят И льют искусственную кровь - Та горлом не выходит. Хирург, пока не взял наркоз, Ты голову нагни, - Я важных слов не произнёс - Послушай, вот они. Взрезайте с богом, помолясь, Тем более бойчей, Что эти строки не про вас, А про других врачей!.. Я лег на сгибе бытия, На полдороге к бездне, - И вся история моя - История болезни. Я был здоров, здоров как бык, Здоров как два быка, - Любому встречному в час пик Я мог намять бока. Идешь, бывало, и поёшь - Общаешься с людьми, Вдруг крик: «На стол его, под нож!» Допелся, черт возьми... «Не надо нервничать, мой друг, - Врач стал чуть-чуть любезней, - Почти у всех людей вокруг Истории болезней».
Очнулся я - на теле швы, Медбрат меня кормил. И все врачи со мной на «вы», И я с врачами мил. «Нельзя вставать, нельзя ходить. Молись, что пронесло!» Я здесь баклуш могу набить Несчетное число. Мне здесь пролеживать бока Без всяческих общений - Моя кишка пока тонка Для острых ощущений.
Всё человечество давно Хронически больно - Со дня творения оно Болеть обречено. Сам первый человек хандрил - Он только это скрыл, - Да и создатель болен был, Когда наш мир творил. Вы огорчаться не должны - Для вас покой полезней, - Ведь вся история страны - История болезни.
Адам же Еве яду дал: Принес в кармане ей. А искуситель-змей страдал Гигантоманией.
У человечества всего - То колики, то рези, - И вся история его - История болезни. Живет больное всё бодрей, Всё злей и бесполезней - И наслаждается своей Историей болезни.
© Владимир Высоцкий. Текст, музыка, 1976
© Владимир Высоцкий. Исполнение, 1976
112 392,98,392,98,1,392,98,394,98,1,392,162,394,162,1,424,106,392,104,1,426,104,392,98,1,418,162,392,162,1,424,104,394,98,1,392,98,394,98,1,394,170,394,162,1,394,98,394,98,1,394,98,392,104,1,394,168,392,162,1,392,98,394,98,1,394,98,394,98,1,392,170,392,162,1,418,98,392,98,1,392,98,394,98,1,392,162,392,162,1,392,98,392,98,1,418,98,424,104,1,392,168,392,162,1,394,74,424,74,1,392,162,392,162,1,394,162,392,162 1,2,1,2,0,6,7,6,7,0,11,12,11,12,0,16,17,16,17,0,21,22,21,22,0,26,27,26,27,0,31,32,31,32,0,36,37,36,37,0,41,42,41,42,0,46,47,46,47,0,51,52,51,52,0,56,57,56,57,0,61,62,61,62,0,66,67,66,67,0,71,72,71,72,0,76,77,76,77,0,81,82,81,82,0,86,87,86,87,0,91,91,91,91,0,96,96,96,96,0,101,102,101,102,0,106,107,106,107,0,111,112,111,112,0,116,117,116,117