Я еще не в угаре, не втиснулся в роль. Ка́к узнаешь в ангаре, кто - раб, кто - король, Кто сильней, кто слабей, кто плохой, кто хороший, Кто кого допечёт, допытает, дожмёт: Летуна самолёт или наоборот? - На земле притворилась машина - святошей. Завтра я испытаю судьбу, а пока - Я машине ласкаю крутые бока. На земле мы равны, но равны ли в полёте? Под рукою, не скрою, ко мне холодок, - Я иллюзий не строю - я старый ездок: Самолет - необъезженный дьявол во плоти. Знаю, утро мне силы утроит, Ну а конь мой - хорош и сейчас, - Вот решает он: сто́ит - не сто́ит Из-под палки работать на нас. Ты же мне с чертежей, как с пеленок, знаком, Ты не знал виражей - шел и шел прямиком, Плыл под грифом «Секретно» по волнам науки. Генеральный конструктор тебе потакал - И отбился от рук ты в КБ, в ОТК, - Но сегодня попал к испытателю в руки! Здесь возьмутся покруче, - придется теперь Расплатиться, и лучше - без лишних потерь: В нашем деле потери не очень приятны. Ты свое отгулял до последней черты, Но и я попетлял на таких вот, как ты, - Так что грех нам обоим идти на попятный. Иногда недоверие точит: Вдруг не всё мне машина отдаст, Вдруг она засбоит, не захочет Из-под палки работать на нас!
* * *
Мы взлетали как утки с раскисших полей: Двадцать вылетов в сутки - куда веселей! Мы смеялись, с парилкой туман перепутав. И в простор набивались мы до тесноты, - Облака надрывались, рвались в лоскуты, Пули шили из них купола парашютов. Возвращались тайком - без приборов, впотьмах, И с радистом-стрелком, что повис на ремнях. В фюзеляже пробоины, в плоскости - дырки. И по коже - озноб; и заклинен штурвал, И дрожал он, и дробь по рукам отбивал - Как во время опасного номера в цирке. До сих пор это нервы щекочет, - Но садились мы, набок кренясь. Нам казалось - машина не хочет И не может работать на нас. Завтра мне и машине в одну дуть дуду В аварийном режиме у всех на виду, - Ты мне нож напоследок не всаживай в шею! Будет взлет - будет пища: придется вдвоём Нам садиться, дружище, на аэродром - Потому что я бросить тебя не посмею. Правда, шит я не лыком и чую чутьём В однокрылом двуликом партнере моём Игрока, что пока все намеренья прячет. Но плевать я хотел на обузу примет: У него есть предел - у меня его нет, - Поглядим, кто из нас запоет - кто заплачет! Если будет полет этот прожит - Нас обоих не спишут в запас. Кто сказал, что машина не может И не хочет работать на нас?!
© Владимир Высоцкий. Текст, музыка, 1975
© Владимир Высоцкий. Исполнение, 1975
109 164,50,164,50,10532,100,100,100,100,10532,1,164,50,164,50,10532,164,50,164,52,10532,1,1316,804,1316,804,1,100,100,100,100,10532,164,50,164,50,10532,1,164,50,164,50,10532,100,100,100,100,10532,1,1316,804,1316,804,1,1,164,50,164,50,10532,164,50,164,50,10532,1,100,100,100,100,10532,100,100,100,100,10532,1,1316,804,1316,804,1,164,50,164,50,10532,164,50,164,50,10532,1,164,50,164,50,10532,100,100,100,100,10532,1,1316,804,1316,804 1,2,1,2,5,6,6,6,6,5,0,12,13,12,13,16,17,18,17,18,16,0,23,24,23,24,0,28,29,28,29,32,33,34,33,34,32,0,39,40,39,40,43,44,45,44,45,43,0,50,51,50,51,0,0,56,57,56,57,60,61,62,61,62,60,0,67,68,67,68,71,72,73,72,73,71,0,78,79,78,79,0,83,84,83,84,87,88,89,88,89,87,0,94,95,94,95,98,99,100,99,100,98,0,105,106,105,106