«Десять дней, которые потрясли мир»
Хотя до Малого и МХАТ-ра Дойти и ближе, и скорей, Но зритель рвется в наш театр Сквозь строй штыков и патрулей. Пройдя в метро сквозь тьму народа, Желая отдохнуть душой, Он непосредственно у входа Услышит голос трезвый мой. Несправедливы нам упрёки, Что мы всё рушим напролом, - Картиной «Тюрьмы и решётки» Мы дань Таганке отдаём. В фойе - большое оживленье: Куплеты, песни... Зритель - наш! Ну, а агентов Управленья Патруль отправит в бельэтаж. Спектакль принят, зритель пронят И пантомимой, и стрельбой. Теперь опять не будет брони И пропусков, само собой. И может быть, в минуты эти За наш успех и верный ход Нектара выпьют на банкете Вахтангов, Брехт и Мейерхольд. И мы - хоть нам не много платят - От них ни в чём не отстаём: Пусть на амброзию не хватит, Но на нектар уж мы найдём.
© Владимир Высоцкий. Текст, 1965
104 648,392,650,394,1,648,418,648,424,1,648,392,650,394,1,650,426,648,394,1,682,392,680,392,1,680,392,650,394,1,650,392,648,392 1,2,1,2,0,6,7,6,7,0,11,12,11,12,0,16,17,16,17,0,21,22,21,22,0,26,27,26,27,0,31,32,31,32