Табачный дым стелился густо, Что пили - точно не скажу. Над головой висела люстра, А может быть, и абажур. Ужасно долго время плыло, Желал бежать от суеты. Я думал - четверо нас было, А оказалось - я и ты. Сначала, помню, был я чуткий, Желанья все предупреждал, Всё помнил, даже в промежутках, От рюмки к рюмке - напевал. Затем - о жуткое мгновенье! - Вдруг очутился как в котле. Волшебной клюшки мановенье - И я поехал по земле. Мадрид, Орёл, Шанхай, Ставрополь, Гаага, Гамбург и Елец. Слетал проездом в Мелитополь И съездил в Ригу, наконец. Слыхал неистовое ржанье, Как будто в ад попал я в плен. Ужасных уст неслось роптанье, Гудки запретные сирен. Сверкали факелы и фары, Метался хаос диких слов, Затем пошли мелькать кошмары: Брут, Мефистофель и Ежов. Я как в бреду махал руками, Ты нашатырь вливал мне в рот, Хотя, быть может, между нами Всё было и наоборот. Одной секундой вёрсты мерил, Мелькали виды, как во сне. Казалось, был я в стратосфере, И спутник улыбался мне. Его сигналам бурно внемля, Я мчался дальше, и, клянусь, Вдруг ощутил ногами землю... Вернее, ощутил луну. Я огляделся, присмотрелся: Луна вся сладкая, как стол. Шар лунный вовсе не вертелся, И я шажищами пошёл. Но не успел ступить и мили - Людей увидел... или нет: Лунатики кругом блудили, И каждый - в белой простыне. Я затаился боязливо, Вдруг захотелось мне домой. Я на земле - не из пугливых, Но здесь - луна, о боже мой! Но вот они все заблестели, Спасенье послано судьбой. Все закружились, зазвенели - И рюмки снова предо мной. Их вынести не мог я боле, Нашатырём был полон нос. Собрав остаток сил и воли, Я встал, и снова вихрь понёс. Качались балки, трубы, плиты, Не помню точно, где и был. Встречался вроде с Аэлитой, Нектар с Гермесом вместе пил... Но я летел, а всё мелькало, Мой путь был ясен, он - к Луне. Казалось мне - я из металла и трехступенчатый вполне. Венера, Сириус... но где я? Я в бездну, черную, как вар, Свергаюсь всё быстрей, быстрее... Очнулся - урны, тротуар. Взглянул наверх - забор увидел, Кругом - мирская тишина. Но больше всех меня обидел На небе месяц... Нет, - луна. Она, нахальная, светила, смеялась яркой буквой С. И голова моя так ныла... Но крикнул я на лунный блеск: - Тебе смешно, конечно, это, Но все теперь нам по плечу. Лишь только выстроят ракету - Я самый первый полечу! Я доберусь до рая с адом, на Марс слетаю, и не раз!.. - Здесь я свой дом увидел рядом - И всё. И кончен мой рассказ.
© Владимир Высоцкий. Текст, 1957
111 682,394,680,392,1,680,394,650,424,1,674,394,650,394,1,650,392,650,394,1,682,394,650,394,1,650,426,682,394,1,650,394,682,392,1,680,424,650,394,1,680,394,650,418,1,680,426,680,418,1,648,394,650,394,1,680,394,674,394,1,648,392,648,394,1,648,394,648,394,1,674,424,682,394,1,682,394,650,426,1,650,426,650,392,1,650,394,674,394,1,680,394,648,426,1,648,426,648,394,1,680,394,650,394,1,680,394,682,394 1,2,1,2,0,6,7,6,7,0,11,12,11,12,0,16,17,16,17,0,21,22,21,22,0,26,27,26,27,0,31,32,31,32,0,36,37,36,37,0,41,42,41,42,0,46,47,46,47,0,51,52,51,52,0,56,57,56,57,0,61,62,61,62,0,66,67,66,67,0,71,72,71,72,0,76,77,76,77,0,81,82,81,82,0,86,87,86,87,0,91,92,91,92,0,96,97,96,97,0,101,102,101,102,0,106,107,106,107