ExLibris VV
„арльз ƒиккенс

—обрание сочинений

“ом 8

Ѕарнеби –адж

–оман

ѕеревод с английского ћ. ≈. јбкиной

—одержание



ѕ–≈ƒ»—Ћќ¬»≈

ѕокойный мистер ”отертон однажды высказал мнение, что вороны у нас в јнглии постепенно вымирают, и мне хочетс€ в своем предисловии рассказать об этих птицах то немногое, что € наблюдал сам.

√рип в моем романе соедин€ет в себе черты двух замечательных воронов, которые жили у мен€ в разное врем€ и были предметом моей гордости. ѕервого, совсем еще молодого, один мой знакомый нашел где-то в глухом закоулке Ћондона и подарил мне. — самого начала обнаружилось, что ворон этот "богато одарен" (как говорит сэр ’ью »венс об јнне ѕейдж)1 и развивал свои способности весьма успешно благодар€ любознательности и прилежанию. Ќочевал он в конюшне (обычно - на спине у лошади) и своей сверхъестественной мудростью и ученостью внушал такой трепет моему ньюфаундленду, что не раз нам доводилось видеть, как он безнаказанно утаскивал из-под носа у собаки весь ее обед, - такова сила умственного превосходства! ћой ворон быстро приобретал вс€кие новые познани€ и достоинства.

Ќо в один злосчастный день в конюшню, где он жил, пришли мал€ры красить стены. ¬орон внимательно наблюдал за ними, приметил, что они заботливо пр€чут краску, и немедленно возгорелс€ желанием завладеть ею.  огда рабочие ушли обедать, он сожрал все, что они оставили в конюшне, - фунта два свинцовых белил.  онечно, за эту юношескую неумеренность он заплатил жизнью.

я безутешно горевал о нем, и другой мой при€тель, живший в …оркшире2, прислал мне взамен ворона постарше, еще более одаренного. ќн нашел его в деревенском трактире и упросил хоз€ина продать ему. ћудра€ птица первым делом вступила во владение имуществом своего предшественника, вырыв все кусочки сыра и мед€ки, которые тот зарыл в саду, - это потребовало длительного обследовани€ и огромного труда, и ворон пустил в ход всю силу своего ума. ¬ыполнив эту задачу, он зан€лс€ изучением терминов и выражений, которые слышал на конюшне, и скоро так хорошо их усвоил, что целыми дн€ми, сид€ под моим окном, с большим знанием дела погон€л воображаемых лошадей. Ќо €, должно быть, все-таки не слышал его в наилучшем его репертуаре: бывший хоз€ин прислал вместе с ним сопроводительное письмо, в котором, свидетельству€ мне свое почтение, сообщал, что, если € хочу увидеть самый лучший "помер" ворона, мне следует показать ему пь€ного. Ќо этого € так и не сделал, ибо мен€, к сожалению, окружали одни только трезвенники. ƒа и все равно - как бы ни подействовало это средство на моего ворона, уважение мое к нему вр€д ли возросло бы, - оно и так уже было безгранично. Ќо он, увы, не платил мне тем же. ќн вообще ни в грош не ставил никого в доме, за исключением кухарки. ≈е он жаловал, по боюсь, что не бескорыстно, - так же как тот полисмен, которого она угощала на кухне.

–аз € неожиданно встретил моего ворона в полумиле от дома: он шествовал посреди людной улицы, окруженный толпой зрителей, которым, по собственному почину, демонстрировал свои таланты. Ќикогда не забуду, с каким достоинством он вел себ€ в этом трудном положении и как храбро потом защищалс€, укрыва€сь за водокачкой и не дава€ унести себ€ домой, пока не вынужден был уступить превосход€щим силам противника.

Ќо, видно, такие великие гении недолговечны, или, может быть, и этот ворон проглотил что-нибудь неудобоваримое (что довольно веро€тно, так как он разделал под кружево большую часть садовой стены, выклевыва€ из нее известку, разбил бесчисленное множество оконных стекол, выковыр€в всю замазку из рам, а дерев€нную лесенку из шести ступеней с площадкой почти всю превратил в щепки и щепки эти съел) - как бы то ни было, он прожил у мен€ только три года, а потом заболел и умер в кухне у огн€. ”мира€, он до последней минуты не спускал глаз с жарившегос€ на очаге м€са и вдруг замогильным голосом крикнул "ку-ку" и, опрокинувшись на спину, испустил дух. — тех пор € не завожу больше воронов.

ќ м€теже √ордона, насколько € знаю, не писал до сих пор ни один романист, а между тем это событие изобилует весьма примечательными и необычайными подробност€ми. ѕотому у мен€ и €вилась мысль написать о нем повесть3.

Ќе приходитс€ говорить, что этот безобразный бунт, покрывший несмываемым позором и эпоху, его породившую, и всех его зачинщиков и участников, - хороший урок последующим поколени€м. Ћозунги, которые мы неправильно называем религиозными, охотно провозглашаютс€ людьми, у которых нет никакого бога, которые в своей повседневной де€тельности пренебрегают самыми элементарными требовани€ми морали и справедливости. “акие "религиозные" бунты продиктованы нетерпимостью и жаждой насили€, они бессмысленны, жестоки, они - просто взрывы закоренелого фанатизма одуревших людей. ¬сему этому учит нас истори€. Ќо, быть может, мы еще до сих пор недостаточно усвоили ее уроки, и даже такой пример, как м€теж 1780 года под лозунгом "ƒолой папистов", не пошел нам на пользу.

≈сли мне и не удалось с достаточным совершенством отобразить на страницах моей повести дни м€тежа, во вс€ком случае они описаны беспристрастно, человеком, который отнюдь не €вл€етс€ сторонником папизма, хот€ у мен€, как у большинства моих соотечественников, есть весьма уважаемые друзь€ среди людей, исповедующих римско-католическую веру.

ѕри описании главных событий € руководствовалс€ самыми авторитетными источниками и документами той эпохи, так что рассказ мой обо всех главных событи€х м€тежа в основном исторически верен.

ѕроцветание в те времена ремесла мистера ƒенниса (чем он посто€нно хвастает) - никак не выдумка автора, а страшна€ правда. ѕерелистайте любой комплект старых газет или любой том ≈жегодника4 - и вы в этом легко убедитесь.

ƒаже в истории ћэри ƒжонс, которую с таким смаком рассказывает тот же ƒеннис, ни одна подробность не €вл€етс€ плодом авторской фантазии. ¬се факты изложены в моей повести точно так, как они были в свое врем€ изложены на заседании палаты общин. Ќеизвестно только, доставила ли истори€ ћэри ƒжонс этому собранию веселых джентльменов такое же развлечение, как другие потр€сающие факты, о которых сообщает —эр —эмюел –омилли5.

“ак как дело ћэри ƒжонс убедительно говорит само за себ€, € приведу здесь отрывок из речи "ќ частых казн€х" сэра ”иль€ма ћередита6 на заседании парламента в 1777 году:

"Ќа основании закона о краже в лавках была осуждена и казнена нека€ ћэри ƒжонс, историю которой € сейчас вам изложу. —лучилось это в то врем€, когда подн€лась тревога по поводу ‘альклендских островов и был издан указ о принудительной вербовке7. ћужа этой женщины вз€ли во флот, все их имущество забрали в уплату за какие-то долги, и ћэри ƒжонс с двум€ малыми детьми вынуждена была просить милостыню на улицах. Ќе следует забывать, что она была еще очень молода (ей шел только дев€тнадцатый год) и замечательно хороша собой. ќна вошла в лавку торговца полотном, вз€ла с прилавка кусок дешевого полотна и сунула его под накидку. “орговец заметил это, и ћэри ƒжонс тут же положила полотно на место. «а это покушение на кражу она была повешена. Ќа суде она в свою защиту сказала (протокол у мен€ в кармане), что жила честно, люди ее уважали и ни в чем их семь€ не нуждалась, пока вербовщики не увели ее мужа. ј теперь у нее даже постели больше нет, нечем кормить детей, и все они раздеты и разуты. ћожет, она и поступила дурно, но она себ€ не помнила, не сознавала, что делает. ѕриходские власти подтвердили все, что рассказала ћэри. Ќо в то врем€ в Ћедгете часто бывали кражи, и решено было, дл€ острастки, кого-нибудь примерно наказать - вот эту женщину и повесили в угоду торговцам на Ћедгет-стрит8. Ќа суде она была совершенно подавлена и про€вл€ла признаки умственного расстройства.  огда ее везли на казнь, на руках у нее лежал ребенок, и она кормила его грудью".

√Ћј¬ј ѕ≈–¬јя

¬ году 1775-м на краю Ёппингского леса, мил€х в двенадцати от Ћондона, счита€ от  орнхилской вышки или вернее - от того места, где некогда сто€ла эта вышка, находилась деревенска€ гостиница под названием "ћайское ƒрево"9, и, дл€ сведени€ всех неграмотных путешественников (а шестьдес€т шесть лет назад среди путешествовавших и сидевших дома жителей нашей страны неграмотных было не счесть), у дороги напротив этого заведени€ водружен был в качестве эмблемы ствол молодого стройного €сен€, если и не таких внушительных размеров, как в старину бывали "майские древа", то все же высотой в тридцать футов и пр€мой, как ни одна стрела, когда-либо пущенна€ рукой английского йомена10.

"ћайское ƒрево" (под этим мы в дальнейшем будем разуметь не эмблему, а самую гостиницу) представл€ло собой старинное строение с таким множеством коньков на крыше, что не у вс€кого лент€€ хватило бы терпени€ в жаркий день сосчитать их, и огромными зигзагообразными дымовыми трубами, из которых, казалось, дым мог выходить не иначе, как клубами самой сверхъестественно-фантастической формы; за домом т€нулись большие, мрачные конюшни, теперь полуразрушенные и пустовавшие. ƒом этот, как говорили, построен был в ÷арствование корол€ √енриха ¬осьмого11, и, по преданию, сама королева ≈лизавета12, когда охотилась в здешних местах, провела однажды ночь в этом доме, в обшитой дубовыми панел€ми комнате с окном-фонарем; мало того, наутро королева-девственница, сто€ перед крыльцом на колоде, с которой всадники садились на лошадей, и вдев уже одну ногу в стрем€, наградила за какие-то промахи несколькими тумаками и оплеухами своего незадачливого пажа. Ћюди, лишенные воображени€ и готовые во всем сомневатьс€ (а такие, увы, всегда имеютс€ в любом обществе, имелись они и среди завсегдатаев "ћайского ƒрева"), склонны были считать это предание недостоверным, но, так как хоз€ин старой гостиницы призывал в свидетели колоду перед домом и торжествующе указывал, что она и поныне лежит на том самом месте, скептики неизменно смир€лись перед мнением огромного большинства, а все искренне верующие ликовали, словно одержав великую победу.

ѕравдой или выдумкой были эти рассказы и многие другие в таком же роде, но дом, в котором помещалась гостиница, был несомненно старый, очень старый дом, ему, веро€тно, было столько лет, сколько ему приписывали, а быть может, и больше, как это иногда бывает с домами неизвестного и дамами известного возраста. ќкна у него были старинные, с ромбовидными стеклами, с частым свинцовым переплетом, полы покоробились и осели, потолки с массивными балками почернели от времени. ƒверь дома выходила на старинное крыльцо с затейливой, весьма своеобразной резьбой. «десь в летние вечера посто€нные посетители курили, выпивали, а порой зат€гивали веселую песню, расположившись на двух внушительных скамь€х с высокими спинками, которые, подобно двум сказочным драконам, стерегли вход.

¬ каминных трубах пустующих комнат уже много лет ласточки вили гнезда, а под карнизами с ранней весны до поздней осени чирикали и щебетали целые колонии воробьев. Ќа дворе за домом и во всех надворных строени€х ютилось столько голубей, что счет им знал разве только сам хоз€ин. —таи вертунов, зобачей, веерохвостых, коротышей и других голубей весело кружили и кувыркались над домом; это не совсем, пожалуй, гармонировало с его важным и солидным видом, но зато их однообразное воркованье, не утихавшее весь день, вполне ему соответствовало и, казалось, баюкало дом, навева€ на него сладкую дремоту. ≈сли присмотретьс€, этот старый дом с его выступавшими вперед верхними этажами, мутными, словно сонными стеклами в окнах и вып€ченным, нависшим над дорогой фасадом был похож на старика, который, задремав, клюет носом. Ѕез особых усилий воображени€ можно было открыть в нем и другие черты сходства с человеком.  ирпич, из которого сложены были его стены, когда-то темно-красный, выцвел и стал желтоватым, как кожа старика; крепкие балки гнили, как испорченные зубы, и плющ местами тесно льнул зелеными листь€ми к источенным временем стенам, как тепла€ одежда, защищающа€ от холода одр€хлевшее старческое тело.

ќднако то была старость еще бодра€ и крепка€; в летние и осенние вечера, когда €ркий блеск заход€щего солнца освещал дубы и каштаны соседнего леса, старый дом, получа€ свою долю этого блеска, казалс€ их достойным товарищем, у которого впереди еще много счастливых лет.

¬ечер, с которого мы начнем наш рассказ, был не летний и не осенний, - то были сумерки мартовского дн€, и ветер уныло завывал в обнаженных ветв€х деревьев, громыхал в широких трубах, хлестал дождем в стекла, дава€ завсегдата€м "ћайского ƒрева", находившимс€ здесь в этот час, неоспоримый повод посидеть подольше.   тому же, хоз€ин предсказывал, что погода непременно про€снитс€ в одиннадцать часов, ровно в одиннадцать (по удивительному совпадению обсто€тельств, он именно в этот час обычно закрывал свое заведение).

„еловека, на которого в этот вечер сошел дух пророчества, звали ƒжон ”иллет. Ёто был дородный, большеголовый мужчина с м€систым лицом, на котором легко было прочесть редкое упр€мство, неповоротливость ума и глубочайшую веру в свою непогрешимость. ¬ миролюбивом настроении ƒжон ”иллет имел обыкновение хвалитьс€ тем, что он всегда действует хоть и медленно, но верно; первое было несомненно, - быстротой ума и действий ƒжон действительно никогда не отличалс€, и при этом был одним из самых упр€мых и самонаде€нных людей на свете, твердо убежденным, что все его мнени€ и поступки правильны, а каждый, кто думает, говорит или поступает иначе, безусловно не прав, - последнее ƒжон считал раз навсегда установленным и столь же незыблемым, как законы природы и вол€ ѕровидени€.

ћистер ”иллет не спеша подошел к окну, прижал свой толстый нос к холодному стеклу и, заслонив глаза, чтобы ему не мешали красные отблески огн€, выгл€нул наружу. «атем он так же медленно вернулс€ на свое место в уголке у камина, расположилс€ здесь и, слегка поежившись, как человек, который вспомнил о холоде и тем больше наслаждаетс€ теплом, сказал, обвод€ взгл€дом посетителей:

- ѕро€снитс€ к одиннадцати. Ќе раньше и позже. Ќи до, ни после, а именно в одиннадцать.

- — чего вы это вз€ли? - спросил из противоположного угла человечек небольшого роста. - ѕолнолуние кончилось, луна восходит теперь в дев€ть часов.

ƒжон невозмутимо и важно уставилс€ на говорившего и взирал на него до тех пор, пока не обмозговал хорошенько его замечани€. “олько после этого он ответил топом, который давал пон€ть, что наблюдение за луной - исключительно его дело и больше никого не касаетс€:

- Ќасчет луны уж вы не беспокойтесь. ѕро нее говорить не будем. Ћуну вы не троньте, - и € не трону вас.

- Ќадеюсь, вы на мен€ не обиделись? - сказал человечек в углу.

ƒжон и на этот раз не спешил с ответом. “олько когда второй вопрос дошел до его сознани€ и был разжеван как следует, он ответил: "ѕока нет", разжег трубку и прин€лс€ курить в безм€тежном молчании. ¬рем€ от времени он искоса погл€дывал на мужчину в широком костюме дл€ верховой езды с огромными обшлагами, украшенными потускневшим серебр€ным шитьем, и с большими металлическими пуговицами, - человек этот сидел в стороне от компании посто€нных посетителей, низко надвинув шл€пу и заслонив лицо рукой, которой подпирал голову. ќн производил впечатление сурового нелюдима.

¬ комнате, поодаль от камина, сидел еще один гость в сапогах со шпорами; суд€ по его нахмуренным бров€м и скрещенным на груди рукам, а также по тому, что стакан вина сто€л перед ним нетронутый, мысли его были далеко от всего окружающего и от тем, которые здесь обсуждались. Ёто был молодой человек лет двадцати восьми, выше среднего роста и, несмотр€ на некоторую худощавость, крепкого и красивого сложени€. ≈го темные волосы не были прикрыты париком, а костюм дл€ верховой езды и высокие сапоги (фасоном несколько напоминавшие ботфорты современных лейб-гвардейцев) носили на себе €вные следы путешестви€ по плохой дороге. ¬прочем, несмотр€ на дорожную гр€зь на его платъе и обуви, видно было, что одет он хорошо и даже богато, но без излишнего щегольства, - как человек высшего круга, насто€щий джентльмен.

ѕодле него на столе лежали небрежно брошенные увесистый хлыст и шл€па с широкими пол€ми, надета€ им сегодн€, веро€тно, дл€ защиты от ненастной погоды; “ут же лежала пара пистолетов в кобурах и короткий дорожный плащ. Ћицо трудно было разгл€деть, и длинные темные ресницы скрывали опущенные глаза, но во всем облике молодого человека заметна была беспечна€ непринужденность, естественное из€щество; впечатление эго дополн€ли даже мелкие принадлежности его костюма все они были новые и красивые, обличали хороший вкус их владельца.

Ќа молодого джентльмена мистер ”иллет взгл€нул только раз - так, словно хотел спросить, заметил ли тот своего молчаливого соседа. Ѕыло очевидно, что ƒжон и этот молодой человек давно знакомы. “ак как на его немой вопрос не последовало никакого ответа, а может быть, он и вовсе не был замечен тем, к кому был обращен, ƒжон сосредоточил всю силу своего взгл€да на мужчине в надвинутой на глаза шл€пе и смотрел на него так упорно и пристально, что это встревожило сидевших у камина друзей ƒжона; они все, как один, вынув трубки изо рта, тоже уставились на незнакомца.

” дюжего хоз€ина "ћайского ƒрева" были большие глупые рыбьи глаза, а у человечка, который позволил —ебе замечание относительно луны (это был звонарь и причетник из ближней деревушки „игуэлла), - черные круглые и блест€щие глазки-бусинки; кроме того, у маленького звонар€ на колен€х порыжевших штанов, на столь же порыжевшем черном сюртуке и на длинном широком жилете сверху донизу были нашиты забавные пуговки, которые ни с чем нельз€ было сравнить, кроме как с его глазками, - зато на глазки они были до того похожи, что, когда поблескивали и переливались в свете огн€, отражавшегос€ и в блест€щих пр€жках его башмаков, то казалось, что причетник весь с ног до головы состоит из глаз и всеми ими смотрит на незнакомого гост€. “акое наблюдение хоть кого могло смутить, не говор€ уже о том, что столь же внимательно созерцали мужчину в надвинутой шл€пе, следу€ примеру своих при€телей, “ом  обб, лавочник и почтарь, и долгов€зый лесничий, ‘ил ѕаркс.

Ќезнакомец вдруг стал про€вл€ть признаки беспокойства. ѕричиной этому мог быть перекрестный огонь чужих взгл€дов, но вернее всего - его собственные размышлени€: когда он переменил позу и поспешно огл€нулс€, он невольно вздрогнул, только тут заметив, что за ним зорко наблюдают, и метнул на сидевших у камина сердитый и подозрительный взгл€д. Ќемедленно все глаза обратились в сторону камина, и только ƒжон ”иллет, захваченный врасплох и (как мы уже говорили) не отличавшийс€ проворством и особой находчивостью, продолжал оторопело глазеть на незнакомца.

- Ќу-с? - произнес тот.

"Ќу-с". –ечь была недолга, и немного из нее можно было почерпнуть.

- ¬ы, кажетс€, что-то хотели заказать? - вымолвил хоз€ин после нескольких минут молчани€.

Ќезнакомец сн€л шл€пу, и теперь видно было его лицо, суровое лицо человека лет шестидес€ти, испитое и огрубевшее. „ерный платок, который он носил вместо парика, отнюдь не делал при€тнее его жесткие от природы черты. ѕлаток туго обхватывал голову, закрыва€ лоб и брови почти до самых глаз. ≈сли незнакомец хотел им закрыть след глубокой раны, котора€ когда-то, видимо, рассекла щеку до кости и оставила на пам€ть о себе безобразный рубец, то он не очень-то достиг цели: рубец нельз€ было не заметить с первого взгл€да. Ћицо незнакомца было мертвенно бледно, обросло неровной седоватой щетиной, не бритой уже недели три.

“аков был человек (очень бедно и небрежно одетый), который сейчас встал и, неслышными шагами пройд€ через всю комнату, сел в углу у камина, на место маленького звонар€, которое тот из учтивости или страха поспешил ему уступить.

- –азбойник с большой дороги! - шепнул “ом  обб лесничему ѕарксу.

- ѕо-твоему, у разбойников не хватает средств одеватьс€ получше? - возразил ѕаркс. - Ёто ремесло прибыльнее, чем ты думаешь. “ом, и разбойникам нет нужды ходить в отрепь€х. ƒа они в них и не ход€т, можешь мне поверить.

ћежду тем тот, о ком они толковали, оказал, наконец, честь заведению мистера ”иллета, велев подать себе вина, и оно тотчас было принесено хоз€йским сыном ƒжо, рослым, широкоплечим парнем лет двадцати, которого отец все еще упорно считал мальчишкой и соответственно с ним обходилс€. √ре€ руки у жаркого огн€, незнакомец повернул голову к остальной компании и, окинув всех быстрым взгл€дом, сказал голосом, вполне гармонировавшим с его внешностью:

- „то это за дом стоит примерно в миле отсюда?

- ’арчевн€? - спросил ƒжон ”иллет со своей обычной неторопливостью.

- ѕомилуй, отец, кака€ харчевн€! - воскликнул ƒжо. - Ќа милю вокруг нет ни одной харчевни. Ёто, наверно, Ѕольшой ƒом ”оррен. ¬ы говорите о кирпичном доме с парком, не так ли, сэр?

- Ќу, да, - подтвердил незнакомец.

- ѕ€тнадцать-двадцать лет назад парк этой старой усадьбы был в п€ть раз больше, но постепенно он вместе с другими, еще лучшими угодь€ми, участок за участком переходил в чужие руки. “ак все и уплыло. ј это очень жаль! - продолжал ƒжо.

- “а-ак... Ќо € спрашиваю о владельце, а не об усадьбе.  акова она была, мен€ не интересует, а какова она теперь, € и сам видел.

«аконный наследник ƒжона ”иллета прижал палец к губам и, покосившись на описанного выше молодого джентльмена (который, едва речь зашла о большом доме, повернулс€ в их сторону), сказал, понизив голос:

- ¬ладелец его - ’ардейл, мистер ƒжеффри ’ардейл. - ƒжо оп€ть покосилс€ на молодого человека. ¬есьма достойный джентльмен...  ха, кха!..

ќбратив на этот предостерегающий кашель так же мало внимани€, как раньше - на многозначительный жест ƒжо, незнакомец продолжал расспросы:

- ≈хавши сюда, € сбилс€ с дороги и попал на тропку, котора€ ведет к этому парку. ” дома € видел какую-то девушку, она садилась в карету. Ёто не дочь ли его?

- ѕочем мне знать, кого вы там видели, добрый человек? - ответил ƒжо. ƒела€ вид, что поправл€ет дрова в камине, он подошел вплотную к незнакомцу и потихоньку дернул его за рукав. - ¬едь €-то не видел этой молодой леди. ”ф! ќп€ть ветер подн€лс€... » дождь... Ќу, и погодка!

- ѕогода др€нна€! - согласилс€ незнакомец.

- Ќо вам она, наверное, нипочем? ѕривыкли? - заметил ƒжо, хвата€сь за любую тему, лишь бы отвлечь собеседника от прежнего разговора.

- ƒа, пор€дком, - ответил тот. - “ак кто же все-таки эта девушка? ” мистера ’ардейла есть дочь?

- Ќет, нет, - сказал ƒжо уже с досадой. - ќн холост€к... ќн... јх, да прекратите вы, ради бога, этот разговор. Ќе видите разве, что он кое-кому не по нутру?

Ќо его мучитель, сделав вид, что не слышит этого тихого предостережени€, с раздражающей настойчивостью продолжал:

- „то ж, случаетс€ и холост€кам иметь дочерей... ƒевушка эта может быть дочерью ’ардейла, хоть он и не женат.

- „то это вам в голову взбрело? - ƒжо оп€ть подошел ближе и добавил вполголоса:

- ќх, наживете вы себе беды, пом€ните мое слово!

- Ќичего худого € не думал и, кажетс€, ничего такого не сказал, - резко возразил незнакомец. - „еловек € здесь чужой - вот и полюбопытствовал, как вс€кий проезжий, кто живет в этом красивом доме. ј вы так всполошились, как будто € бунтую против корол€ √еорга13. ћожет, вы, сэр, объ€сните мне, в чем тут дело? ѕотому что, повтор€ю, € здесь чужой и дл€ мен€ все это - китайска€ грамота.

ѕоследние слова он произнес, обраща€сь к тому, кто €вно был причиной замешательства ƒжо: к молодому человеку, который в эту минуту надевал свой дорожный плащ, собира€сь уйти. “от ответил коротко, что ничего не может ему сообщить, затем кивком подозвал ƒжо и, расплатившись за вино, торопливо вышел, а молодой ”иллет, вз€в свечу, чтобы посветить ему, последовал за ним на крыльцо.

ѕока ƒжо отсутствовал, ”иллет-старший и его три друга со св€щенной серьезностью продолжали курить, в глубоком молчании уставившись на медный котел, подвешенный над огнем. —пуст€ некоторое врем€ ƒжон ”иллет медленно покачал головой, и тогда его друзь€ проделали то же самое. Ќо ни один из них не отвел глаз от медного котла и не изменил глубокомысленного выражени€ лица.

Ќаконец вернулс€ ƒжо. “еперь он был весьма разговорчив - видно чувствовал, что его будут бранить, и пыталс€ умиротворить отца.

- ¬от она, любовь! - начал он, придвига€ себе стул к огню, и огл€нулс€ на других, ища сочувстви€. - ѕешком отправилс€ в Ћондон! ¬сю дорогу до Ћондона пройдет пешком! Ћошадь его захромала после скачки в эту прокл€тую погоду и лежит себе на соломе у нас в конюшне, а он отказалс€ от хорошего гор€чего ужина и лучшей нашей постели, и все только потому, что мисс ’ардейл поехала в Ћондон на маскарад, а ему загорелось ее повидать.  ак она ни хороша, а мен€ бы на это не стало. Ќу, да € ведь не влюблен... по крайней мере так мне кажетс€... ¬ этом вс€ разница.

- ј он влюблен? - спросил незнакомец.

- ≈ще бы! - ответил ƒжо. - —ильнее любить невозможно.

- ѕомолчите, сэр! - прикрикнул на него отец.

- јх, ƒжо; и что ты за парень, право! -сказал долгов€зый ѕаркс.

- Ёкий непочтительный мальчишка! - пробормотал “ом  обб.

- ¬ечно суетс€ вперед. –одного отца - и того готов щелкнуть по носу. - Ёту метафору употребил причетник.

- ƒа что € такого сделал? - недоумевал бедный ƒжо.

- ћолчите, сэр! - отвечал ему отец. - ƒа как ты смеешь рот раскрывать, когда люди вдвое и втрое старше теб€ молчат и даже не думают вымолвить ни словечка!

- “ак ведь тут-то и самое подход€щее врем€ дл€ мен€ поговорить! - не сдавалс€ ƒжо.

- ѕодход€щее врем€! Ќикакого подход€щего времени дл€ теб€ нет.

- ¬от это верно, - поддакнул ѕаркс, важно кивнув остальным двум, а те закивали в ответ и пробормотали себе под нос, что ƒжон совершенно прав.

- ƒа, никакого подход€щего времени дл€ вас, сэр, быть не может, - повторил ƒжон. - ¬ вашем возрасте € рта не раскрывал, мне даже никогда не хотелось его раскрыть: € только слушал других и училс€ у них. ƒа, сэр, вот как!

- «ато теперь, ƒжо, если кто вздумает поспорить с твоим отцом, ƒжон за словом в карман не полезет, - сказал ѕаркс.

- Ќа этот счет € вот что тебе скажу, ‘ил, - отозвалс€ мистер ”иллет, выпустив из угла рта длинную спираль дыма и задумчиво след€, как она расплываетс€ в воздухе. - Ќа этот счет, ‘ил, € так скажу: умение рассуждать - природный дар. ≈сли природа наделила им человека, он вправе этим пользоватьс€ и не должен из ложной скромности отрицать, что у него есть такой дар, ибо это значило бы повернутьс€ к природе спиной, про€вить к ней неуважение, пренебречь ее драгоценными дарами и показать себ€ неблагодарной свиньей, перед которой не стоило метать бисер.

“ут хоз€ин "ћайского ƒрева" сделал долгую паузу, и мистер ѕаркс, естественно, решил, что он окончил свой монолог. ѕоэтому, обрат€сь к ƒжо, он сказал ему с некоторой суровостью:

- —лышишь, ƒжо, что говорит твой отец? ѕолагаю, что у теб€ теперь пропадет охота спорить с ним.

_ ≈сли, - начал ƒжон ”иллет, оторвав взгл€д от потолка, чтобы взгл€нуть в лицо ѕарксу, и произнес€ это коротенькое слово с ударением, которое должно было внушить дерзкому, посмевшему перебить его, что тот, грубо выража€сь, суетс€ не в свое дело, и притом с неприличной и непочтительной поспешностью. - ≈сли природа, сэр, наделила мен€ даром красноречи€, почему бы мне не гордитьс€ им? ƒа, сэр, в этом € силен. ¬ы правы, сэр, и € вам всем доказывал это много раз на деле в этой самой комнате. ¬ы, € думаю, сами это знаете. ј если не знаете, - заключил ƒжон, снова сунув в рот трубку, - тем лучше. я не спесив и не собираюсь этим хвалитьс€.

ƒружный ропот трех друзей и их дружные кивки убедили ƒжона ”иллета, что они высоко цен€т его таланты и не нуждаютс€ в новых доказательствах его превосходства. ƒжон курил теперь с еще большим достоинством и молча погл€дывал на остальных.

- ¬се это прекрасно, - буркнул ƒжо, беспокойно верт€сь на стуле и жестами выража€ свое нетерпение. Ќо если вы считаете, что мне и пикнуть нельз€...

- ћолчать, сэр! - р€вкнул его отец. - ƒа, ты должен всегда держать €зык за зубами.  огда спрос€т твое мнение, отвечай.  огда к тебе обрат€тс€, говори. Ќо если твоего мнени€ не спрашивают, не высказывай его, молчи! Ќет, до чего переменилс€ свет! ћне кажетс€, теперь совсем нет таких мальчиков, какие были в мое врем€! ¬се только младенцы или взрослые мужчины, а середины нет. ѕеревелись у нас все мальчики после смерти его величества, корол€ √еорга ¬торого14.

- «амечание вполне правильное, только не в отношении маленьких принцев, - вступилс€ причетник. ќн, как представитель церкви и государства в этом тесном кругу, считал своим долгом про€вл€ть самые гор€чие верноподданнические чувства. - ≈сли по законам божеским и человеческим мальчик в известном возрасте должен быть мальчиком и вести себ€, как мальчик, то и принцы в этом возрасте должны быть мальчиками, иначе быть не может

- —лыхали вы когда-нибудь о русалках, сэр? - спросил мистер ”иллет.

- Ќу, разумеетс€, - ответил причетник.

- ќчень хорошо. “ак вот, русалки эти самые так созданы, что в той части, в которой они не женщины, они - рыбы. ј маленьким принцам, раз они не целиком ангелы, по законам божеским и человеческим в известном возрасте подобает быть мальчиками, поэтому они ими и бывают и ничем иным быть не могут.

Ёто разъ€снение сложного вопроса встречено было такими знаками одобрени€, что ƒжон ”иллет сразу пришел в благодушное настроение и удовольствовалс€ тем, что еще раз приказал сыну молчать. ѕотом он обратилс€ к незнакомцу:

- ≈сли бы вы свои вопросы задали люд€м взрослым - мне или кому-нибудь из этих джентльменов, - вы не потратили бы даром слов и были бы удовлетворены. - ћисс ’ардейл - плем€нница мистера ƒжеффри ’ардейла.

- ј отец ее жив? - спросил незнакомец как будто без вс€кого интереса.

- Ќет, - отвечал ƒжон, - Ќе жив и не умер.

- Ќе умер!

- “о есть не умер, как обыкновенно умирают люди, - по€снил хоз€ин гостиницы.

≈го при€тели кивнули друг другу, а мистер ѕаркс, кача€ головой, словно хотел сказать: "Ќе возражайте, все равно не соглашусь с вами", вполголоса объ€вил, что ƒжон ”иллет сегодн€ в ударе и мог бы сост€затьс€ с самим √лавным —удьей15.

Ќезнакомец, помолчав, спросил отрывисто:

- „то вы хотите этим сказать?

- Ѕольше, чем вы думаете, мой друг, - отозвалс€ ƒжон ”иллет. - ƒа, да, в моих словах больше смысла, чем вам кажетс€.

- ¬озможно, - сказал незнакомец резко. - Ќо на кой черт говорить загадками? —перва вы за€вл€ете мне, что человека нет в живых, но он и не умер. ѕотом - что он умер не так, как все умирают, и, наконец - что ваши слова означают гораздо больше, чем € подозреваю. ѕоследнее, по правде сказать, очень может статьс€, потому что € подозреваю, что они ровно ничего не означают. “ак что же вы все-таки хотели этим сказать?

- Ёту историю, - ответил ƒжон ”иллет, немного обескураженный грубостью собеседника, - вы услышите только в моей гостинице, ее здесь рассказывают вот уже двадцать четыре года. » ее по праву должен рассказывать только —оломон ƒэйэи. ќн один всегда ее рассказывал и будет рассказывать в этом доме.

Ќезнакомец посмотрел на причетника (чей самодовольный и важный вид €сно показывал, что речь идет о нем) и, увидев, что тот вынул трубку изо рта, сделав предварительно долгую зат€жку, чтобы она не погасла, и €вно собираетс€, без дальнейших приглашений, начать рассказ, плотнее запахнул свой широкий плащ и отодвинулс€ подальше; теперь его почти не было видно в темном углу и только временами, когда плам€, выбива€сь из-под большой в€занки ’вороста, вспыхивало вдруг €рче, оно освещало на миг его фигуру, котора€ затем снова погружалась в еще более густой мрак.

¬ дрожащем свете огн€ эта комната с массивными балками под потолком и дерев€нной обшивкой стен казалась выложенной полированным черным деревом; вокруг дома выл ветер и, бесну€сь, то стучал щеколдой, то заставл€л скрипеть петли прочной дубовой двери, то с силой налетал на оконные рамы, словно хотел вдавить их внутрь. ¬ такой-то располагающей обстановке —оломон ƒэйзи начал свой рассказ:

- ћистер –убен ’ардейл, старший брат мистера ƒжеффри...

“ут он вдруг умолк и молчал так долго, что даже ƒжон ”иллет потер€л терпение и спросил, почему он остановилс€.

-  обб, - сказал вполголоса —оломон ƒэйзи, обраща€сь к почтарю, - какое сегодн€ число?

- ƒев€тнадцатое.

- ј мес€ц - март, - —оломон наклонилс€ вперед. ƒев€тнадцатое марта...  ак странно!

¬се шепотом поддакнули ему, и он продолжал:

- ƒвадцать два года назад владельцем ”оррена был мистер –убен ’ардейл, старший брат мистера ƒжеффри. », как вам уже сказал ƒжо... - конечно, ты этого помнить не можешь, ƒжо, ты слишком молод, но ты не раз слышал это от мен€, - усадьба тогда была и гораздо больше, и красивее, и цена ей была не та, что сейчас. ” мистера –убена незадолго перед тем умерла жена, оставив ему дочку, ту самую мисс ’ардейл, про которую вы спрашивали у ƒжо. ≈й тогда не было еще и года...

–ассказчик обращалс€ к человеку, так настойчиво расспрашивавшему только что о семье ’ардейл, и сделал паузу, словно ожида€ возгласа удивлени€ или поощрени€, но незнакомец молчал и виду не показывал, что рассказ его интересует. ѕоэтому —оломон повернулс€ к своим товарищам, носы которых были €рко освещены красным огнем трубок; в их внимании можно было не сомневатьс€, это он знал по опыту и решил показать незнакомцу, что считает его поведение пр€мо-таки неприличным.

- ћистер ’ардейл, - сказал он, повернувшись спиной к неучтивому слушателю, - после смерти жены уехал из усадьбы, потому что очень тосковал в одиночестве, и несколько мес€цев жил в Ћондоне. Ќо и там ему было не легче - так мне думаетс€ и так € слышал от людей, - а потому он неожиданно вернулс€ с дочуркой в ”оррен, и с ним приехали только две служанки, управл€ющий и садовник...

ћистер ƒэйзи сделал паузу, чтобы зат€нутьс€, потому что трубка его почти погасла, и через минуту оп€ть заговорил - вначале несколько отрывисто и в нос, так как с наслаждением курил, не отрыва€сь от трубки, но затем все более вн€тно:

- ƒа, значит, привез он двух служанок, управл€ющего и садовника. ¬се прочие оставались еще в Ћондоне и должны были приехать на другой день... ј этой самой ночью у нас в „игуэлле умер один старик, который давно уже хворал, и в половине первого мне было приказано звонить по усопшему...

“ут в маленькой группе слушателей произошло движение, €сно показывавшее, как непри€тно было бы каждому из них отправитьс€ в столь поздний час выполн€ть подобное поручение. «вонарь это почувствовал и торжественно продолжал свой рассказ:

- ƒа, жутко мне было, что и говорить, тем более что идти пришлось одному. ћогильщик лежал больной - он долго работал на кладбище, сто€ в сырой €ме, а потом сел пообедать на холодной плите и простудилс€. ¬ такой поздний час нечего было и думать найти себе в подмогу кого-нибудь другого. ¬прочем, во всем этом не было дл€ мен€ ничего неожиданного. —тарик много раз просил, чтобы, когда он умрет, по нем сразу же начали звонить, а его смерти ждали с часу на час. —обравшись с духом, € хорошенько закуталс€ (потому что ночь была ужас кака€ холодна€) и вышел с зажженным фонарем в одной руке и ключом от церкви в другой.

¬ углу, где сидел незнакомец, послышалс€ шорох должно быть, он повернулс€, чтобы лучше слышать. —оломон подн€л брови и, незаметно указав пальцем через плечо, кивнул ƒжо, безмолвно вопроша€, так ли это. ƒжо, приставив ладонь к глазам, всмотрелс€ в угол, но ничего не заметил и отрицательно покачал головой.

- Ќочь была точно така€ как сегодн€: на дворе бушевала насто€ща€ бур€, дождь лил как из ведра, а темень была - хоть глаз выколи. Ќи до ни после той ночи не видывал € такой кромешной тьмы. ј может, мне это казалось... ¬о всех домах окна были наглухо закрыты ставн€ми, все люди сидели дома, и, кроме мен€, пожалуй только один человек видел, как темно было в ту ночь...

я вошел в церковь, оставив дверь полуоткрытой и даже закрепив ее цепью, чтобы она не захлопнулась сами понимаете, у мен€ не было ни малейшей охоты оказатьс€ запертым в церкви, - поставил фонарь на каменную скамью в том углу, где спущена веревка с колокольни, и присел на минутку, чтобы поправить свечу в фонаре...

ƒа, сел €, сн€л нагар со свечи, а все никак не могу решитьс€ встать и прин€тьс€ за дело. ”ж не знаю почему, мне пришли на пам€ть все рассказы о привидени€х, какие € слышал в своей жизни, даже те, что слышал еще мальчишкой, когда училс€ в школе, и давным-давно позабыл. » всплыли они у мен€ в пам€ти не один за другим, а все разом. ¬спомнилось мне и наше деревенское поверье, будто бывает одна така€ ночь в году (как знать, может, это и была та ночь), когда все покойники выход€т из-под земли и сид€т до утра на собственных могилах.

¬от, думаю, столько людей, которых € знавал, похоронены здесь на погосте, между церковью и воротами, и как было бы страшно пройти мимо них и узнать все эти мертвые, изменившиес€ в земле лица. ћне были с детства хорошо знакомы кажда€ ниша, кажда€ арка в церкви, но в ту ночь € не мог убедить себ€, что вижу на полу только их тени. ћне чудились какие-то жуткие фигуры, они словно пр€тались и выгл€дывали оттуда по временам. “ут еще подумал € о джентльмене, умершем этой ночью, и когда подн€л глаза на темный алтарь, то готов был покл€стьс€, что неподалеку от него вижу старика на обычном месте: он куталс€ в саван и дрожал словно от холода. ¬рем€ шло, а € все сидел и прислушивалс€, еле дыша от страха. Ќаконец € решилс€ встать и вз€л в руки веревку. » в этот самый миг раздалс€ звон колокола - но не церковного колокола у мен€ над головой, потому что € едва успел притронутьс€ к веревке, а какого-то другого!..

ƒа, € €сно слышал звон колокола, громкий, густой, но только одно мгновение, потом ветер отнес его куда-то в сторону. я долго еще вслушивалс€, но все было тихо...

ћне доводилось слышать о призрачных свечках, которые загораютс€ на могилах, - и вот €, вспомнив это, в конце концов убедил себ€, что, наверное, слышал призрачный колокол, который сам по себе звонит в полночь но умершим. я прин€лс€ звонить в свой колокол - не помню уже, как и сколько времени € звонил. ј потом со всех ног побежал домой и залег в постель.

Ќе сомкнув глаз всю ночь, € на другое утро встал рано и рассказал обо всем сосед€м. ќдни слушали мен€ внимательно, другие - нет, но вр€д ли кто-нибудь поверил, что так было на самом деле. ќднако в то же утро мистера –убена ’ардейла нашли в его спальне убитым, и в руке у него был зажат обрывок веревки, прот€нутой из спальни к сигнальному колоколу на крыше. ¬еревку, должно быть, перерезал убийца, когда мистер ’ардейл ухватилс€ за нее.

Ётот-то колокол € и слышал ночью!

ящик стола в спальне оказалс€ взломанным, из него пропала шкатулка с деньгами, привезенна€ покойным мистером ’ардейлом из Ћондона, - в ней, как предполагали, были большие деньги. » управл€ющий и садовник исчезли. ќбоих долгое врем€ подозревали в убийстве, и сколько их ни разыскивали, так и не нашли. Ѕедного мистера –аджа, управл€ющего, могли бы еще долго искать без толку: много мес€цев спуст€ его труп, который с трудом опознали - только по одежде, часам и перстню, - был найден на дне пруда, в парке, с глубокой ножевой раной в груди. ќн был полуодет, и люди подумали, что он, должно быть, еще не ложилс€ и читал у себ€ в комнате, когда на него напали и убили его. ¬ его комнате было много кровавых следов.

ѕосле этого уже никто не сомневалс€, что убийца садовник. ƒо нынешнего дн€ о нем ни слуху ни духу, по, пом€ните мое слово, мы еще о нем услышим. ѕреступление было совершено ровно двадцать два года назад, день в день, дев€тнадцатого марта тыс€ча семьсот п€тьдес€т третьего года. » когда-нибудь - не знаю, в каком году, но непременно дев€тнадцатого марта... потому что - странное дело! - всегда именно в этот день что-нибудь напоминает нам ту старую историю - рано или поздно, дев€тнадцатого марта убийца будет найден.

√Ћј¬ј ¬“ќ–јя

- ƒа, удивительный случай, - сказал человек, дл€ которого предназначалс€ этот рассказ. - » еще удивительнее будет, если ваше предсказание исполнитс€. Ќу, и это все?

—толь неожиданный вопрос немало у€звил —оломона ƒэйзи. ќн так часто рассказывал эту историю со вс€кими прикрасами (как утверждала деревенска€ молва), порой подсказанными ему различными слушател€ми, что достиг насто€щего совершенства. » вдруг после эффектного конца услышать такой вопрос! Ќет, к этому —оломон ƒэйзи не привык.

- ¬се ли? - повторил он. - ƒа, сэр, все. », думаю, этого совершенно достаточно.

- я тоже так думаю. ћою лошадь, молодой человек! Ётой кл€че, которую € нан€л на придорожной почтовой станции, придетс€ сегодн€ довезти мен€ до Ћондона.

- —егодн€! - ахнул ƒжо.

- ƒа, сегодн€. Ќу, чего глаза выпучил? ѕраво, в этом трактире сход€тс€, должно быть, все зеваки и бездельники здешних мест!

ѕри таком €вном намеке незнакомца на тот обстрел испытующими взгл€дами, которому он подвергалс€ в начале вечера, ƒжон ”иллет и его при€тели с поразительной быстротой снова устремили глаза на медный котел. Ќо не так повел себ€ ƒжо. ќн был парень гор€чий и смелый и, стойко выдержав гневный взгл€д незнакомца, возразил:

- Ќе велика дерзость - спросить, как вы решаетесь ехать в такую ночь. Ётот безобидный вопрос вам, наверное, задавали в других гостиницах и в лучшую погоду. я думал, что вам дорога незнакома, - ведь вы, как видно, нездешний.

- „то такое? ƒорога? - переспросил незнакомец сердито.

- ƒа. ј разве вы знаете ее?

- √м... Ќайду, не беспокойс€, - незнакомец махнул рукой и повернулс€ спиной к ƒжо. - ’оз€ин, получите с мен€!

ƒжон ”иллет с готовностью откликнулс€ на это предложение - в таких случа€х он бывал достаточно расторопен и медлительность про€вл€л, только когда давал сдачу или предусмотрительно провер€л каждую полученную монету, пробу€ ее на зуб, на €зык или еще каким-либо способом, а в сомнительных случа€х подверга€ ее целому р€ду испытаний, которые обычно кончались отказом ее прин€ть.

–асплатившись, посетитель поплотнее запахнул плащ, чтобы как можно лучше защититьс€ от непогоды, и не прост€сь с присутствующими ни словом, ни кивком, вышел во двор. «десь его уже дожидалс€ ƒжо, укрывшись вместе с лошадью под ветхим навесом.

- ќна, кажетс€, вполне согласна со мной, - сказал он, трепл€ лошадь по шее. - ƒержу пари, что, если бы вы решили ночевать здесь, ее это порадовало бы больше, чем мен€.

- ћы с ней и тут не сходимс€ во мнени€х, как было не раз и по дороге сюда, - отрывисто сказал незнакомец.

- я так и подумал только что, дожида€сь вас. ¬идно, бедна€ лошадка отведала-таки ваших шпор.

Ќезнакомец, не отвеча€, подн€л воротник, закрыв им лицо до половины.

- “ы, € вижу, хочешь мен€ получше запомнить, чтобы узнать в другой раз, - сказал он, уже сид€ в седле, как бы в ответ на пытливый взгл€д ƒжо.

-  ак не запомнить человека, который отказываетс€ от удобного ночлега и в такую ночь решаетс€ ехать по незнакомой дороге на загнанной лошади.

- ” теб€, парень, как € вижу, не только глаз, но и €зык острый.

- ћожет, и так. ƒа только он ржавеет от недостатка упражнений.

- —оветую тебе глаза тоже упражн€ть поменьше. ѕрибереги их, чтобы перемигиватьс€ с девчонками, - сказал незнакомец.

ќн вырвал поводь€ из рук ƒжо, с силой ударил его по голове руко€ткой хлыста и пустилс€ вскачь.

ќн мчалс€ по гр€зной и темной дороге с такой бешеной скоростью, с какой ни один всадник не отважилс€ бы скакать на др€нной лошаденке даже по хорошо знакомой местности, а того, кто совершенно не знал этой дороги, здесь на каждом шагу подстерегали неожиданные преп€тстви€ и опасности.

¬ те времена дороги даже в каких-нибудь дес€ти мил€х от Ћондона мостились очень плохо, чинились редко и были в прескверном состо€нии. “а, по которой пустилс€ незнакомец, была изрыта колесами т€желых фургонов и сильно попорчена смен€вшими друг друга морозами и оттепел€ми прошедшей зимы, а может быть, и многих зим. ¬се €мы и рытвины во врем€ недавних дождей наполнились водой и поэтому даже днем были издали не очень заметны: провалившись в такую €му, не усто€ла бы на ногах и лошадь покрепче той несчастной кл€чи, котора€ сейчас из последних сил мчалась вперед, подгон€ема€ всадником. »з-под ее копыт летели острые камни и галька. ¬ темноте путешественник различал перед собой только голову своей кл€чи, а по сторонам мог видеть не дальше прот€нутой руки.   тому же все дороги в окрестност€х столицы в те времена кишели разбойниками и грабител€ми, а в такую ночь они спокойно могли заниматьс€ своим преступным ремеслом, не бо€сь, что их поймают.

“ем не менее ездок мчалс€ вперед тем же галопом.  азалось, все ему нипочем - гр€зь, поливавший его дождь, непрогл€дна€ темнота и опасность наткнутьс€ на каких-нибудь отча€нных головорезов. Ќа каждом повороте или изгибе дороги, даже там, где таких поворотов менее всего можно было ожидать, а увидеть - только когда наткнешьс€ на них, всадник твердой рукой нат€гивал поводь€ и держалс€ все врем€ середины дороги. ќн летел все дальше, приподн€вшись на стременах, наклон€сь вперед так низко, что почти касалс€ грудью шеи кон€, и как бешеный махал над головой т€желым хлыстом.

 огда разбушуютс€ стихии, люди, склонные к дерзким предпри€ти€м или волнуемые смелыми замыслами, добрыми или дурными, ощущают порой какую-то таинственную близость с м€тежной стихией и приход€т в такое же неистовство. Ќемало страшных дел свершалось под рев бури и при блеске молний - люди, ранее владевшие собой, вдруг давали волю страст€м, которых не могли больше обуздать. ƒемоны €рости и отча€ни€, владеющие человеком, стрем€тс€ тогда превзойти тех, которые повелевают бур€ми и вихр€ми, и человек, доведенный до безуми€ воем урагана и шумом бурл€щих вод, становитс€ в эти часы столь же буйным и беспощадным, как сами стихии.

Ѕурна€ ли ночь гор€чила мысли путника и гнала его вперед, или у него были веские причины спешить к цели, но он несс€ не как человек, а как гонимый дух, и не умер€л галопа до тех пор, пока на каком-то скрещении дорог не наткнулс€ на встречную повозку - да так внезапно, что, пыта€сь избежать столкновени€, осадил лошадь на всем скаку, а сам чуть не вылетел из седла.

- Ёй! - крикнул мужской голос. -„то такое?  то это там?

- ƒруг, -отвечал ездок.

- ƒруг? - повторил голос. - „то это за друг, который мчитс€, не жале€ божьей твари и риску€ сломить шею не только себе, - это бы еще, может, с полбеды, по и другим люд€м!

- ” вас, € вижу, есть фонарь, - сказал всадник, сойд€ с лошади, - дайте-ка его сюда на минутку!  ажетс€, вы ушибли мою лошадь колесом или оглоблей.

- ”шиб! - воскликнул мужчина в повозке. - ¬аше счастье, что она не убита! — какой это стати вы мчитесь, как бешеный, по проезжей дороге?

- ƒайте огн€, - буркнул всадник, вырыва€ фонарь из рук говорившего, - и не приставайте с пустыми вопросами, € не расположен болтать с вами.

- ∆аль, что € не знал этого раньше - тогда, может, и € был бы нерасположен светить вам, - отозвалс€ голос из повозки. - ¬прочем; пострадали не вы, а бедна€ лошадка, так что € охотно предоставл€ю фонарь дл€ того из вас, кто не кусаетс€.

¬садник, не отвеча€, поднес фонарь к лошади, котора€ т€жело дышала и была вс€ в мыле, и прин€лс€ осматривать ее ноги и брюхо. ј второй путешественник тем временем спокойно сидел в своем экипаже (представл€вшем собой нечто вроде кол€ски с багажником, в котором лежала больша€ сумка с инструментами) и внимательно наблюдал за ним.

Ќаблюдатель этот был плотный, дюжий и краснолицый мужчина с двойным подбородком и хрипловатым голосом, свидетельствовавшим о хорошей жизни, хорошем сне, веселом нраве и крепком здоровье. ќн был уже далеко не молод, но врем€ не ко всем бывает жестоко. ’оть оно и не дает отсрочки никому из детей своих, но рука его легко и бережно касаетс€ тех, кто пользовалс€ им умело. Ќеумолимо превраща€ и их в стариков и старушек, оно оставл€ет им молодое, полное сил сердце и €сный ум. ” таких людей седина - лишь как бы след благословл€ющей руки старого ќтца-¬ремени, и кажда€ морщина - только пометка в мирной летописи хорошо прожитой жизни.

„еловек, с которым неожиданно столкнулс€ наш путешественник, был именно такой старик, пр€модушный, сердечный, энергичный и бодрый, в мире с самим собой и готовый быть в мире со всеми. ѕод вс€кой одеждой и платками (один из них был надет на голову и ловко зав€зан под складкой двойного подбородка дл€ того, чтобы ветер не сорвал треугольной шл€пы и круглого парика) угадывалось полное и крепкое тело. » даже следы гр€зи придавали его лицу только забавно-комичное выражение, ничуть не меша€ ему си€ть добродушной веселостью,

- ” нее ничего не повреждено, - сказал через несколько минут путешественник, поднима€ одновременно и голову и фонарь.

- Ќаконец-то вы убедились в этом, - отозвалс€ старик в кол€ске. - ћои глаза дольше ваших смотр€т на мир божий, однако € бы не помен€лс€ с вами.

- „то такое?

- ј то, что € еще п€ть минут назад мог бы сказать вам, что лошадь ваша цела и невредима. ƒавайте-ка сюда фонарь, при€тель, да поезжайте себе, только потише. ѕрощайте.

Ќезнакомец прот€нул ему фонарь, и при этом свет упал пр€мо на лицо старика. √лаза обоих мужчин встретились - и в тот же миг незнакомец вдруг уронил фонарь на землю и разбил его ногой.

- ¬ы что, никогда в жизни не видели слесар€? „его испугались, будто черта встретили? - воскликнул старик в кол€ске. - »ли это только фокус, чтобы в темноте ограбить мен€? - добавил он, торопливо сунув руку в мешок с инструментами и вытаскива€ оттуда молоток. - я эти дороги знаю, при€тель, и когда езжу по ним, беру с собой не больше кроны. √оворю вам пр€мо, чтобы избавить нас обоих от лишних хлопот, - ничего у мен€ нет, кроме вот этой руки, достаточно сильной дл€ моего возраста, да молотка, которым € после стольких лет работы орудую довольно-таки проворно. ѕредупреждаю не суйтесь лучше ко мне, ничего у вас не выйдет.

— этими словами слесарь приготовилс€ защищатьс€.

- я не такой человек, как вы думаете, √ейбриэл ¬арден, - возразил незнакомец.

- Ќу тогда кто же вы такой? - спросил слесарь. ¬ы, € вижу, знаете мое им€, так назовите мне свое.

- ћне ваше им€ известно, потому что надпись на вашей повозке возвещает его всему Ћондону, - возразил путешественник.

- Ёге, зрение-то у вас острее, чем € думал, когда вы осматривали лошадь, - сказал ¬арден, проворно вылеза€ из кол€ски. -  то же вы все-таки? ƒайте-ка на себ€ взгл€нуть!

ѕрежде чем он успел сойти, незнакомец уже вскочил в седло и смотрел на старого слесар€ сверху, а тот, лавиру€ вокруг лошади, котора€ не сто€ла на месте, потому что ее гор€чили туго нат€нутые поводь€, упорно придвигалс€ поближе.

- ƒайте мне взгл€нуть на вас, слышите?

- ќтойдите!

- Ќет, вы эти маскарадные штучки бросьте! Ќе желаю, чтобы завтра в клубе болтали, будто √ейбриэл ¬арден испугалс€ сердитого голоса в темноте. —топ, дайте на себ€ взгл€нуть!

¬ид€, что дальнейшее сопротивление неизбежно кончитс€ схваткой с далеко не слабым противником, ездок отогнул воротник плаща и, наклон€сь с лошади, в упор посмотрел на слесар€.

¬р€д ли когда-либо сто€ли друг против друга два столь разных человека. –€дом с рум€ным лицом слесар€ еще более поражала бледность всадника, так что он казалс€ каким-то бесплотным духом, и после бешеной скачки пот выступил на его лбу крупными темными капл€ми, как от сильной боли или в предсмертной агонии. —лесарь весело улыбалс€, ожида€, что сейчас увидит плутовское выражение в глазах или на губах этого груби€на, узнает в нем кого-нибудь из знакомых, вздумавшего ловко подшутить над ним, и сразу испортит ему все удовольствие. Ќо вместо этого он увидел угрюмое, свирепое и вместе испуганное лицо затравленного человека, готового отча€нно защищатьс€.  репко сомкнутые челюсти и сжатый рот, а более всего - подозрительное движение руки под плащом указывали на опасные намерени€, весьма далекие от невинных шуток и притворства.

— минуту оба молча смотрели друг на друга.

- Ќет, - сказал слесарь, пристально вгл€дыва€сь в лицо всадника, - € вас не знаю.

- » не хотите познакомитьс€? - спросил тот, снова закрыва€ лицо воротником плаща.

- Ќе хочу, - подтвердил √ейбриэл. - ѕо правде сказать, ваша физиономи€ - плоха€ рекомендаци€ дл€ вас

- ј мне это на руку, - отозвалс€ незнакомец. я как раз и хочу, чтобы люди мен€ сторонились.

- Ќу, что ж, - сказал слесарь с грубоватой пр€мотой. - ƒумаю, вы этого легко добьетесь.

- ƒобьюсь во что бы то ни стало. » хорошенько запомните то, что € вам скажу - никогда еще ваша жизнь не была в такой опасности, как только что. «а п€ть минут до смерти вы будете не так близки к ней, как были сегодн€.

- ¬от как! - сказал неунывающий слесарь.

- ƒа, да. Ќасильственной смерти.

- ќт чьей же руки?

- ќт моей, - отвечал всадник.

— этими словами он пришпорил лошадь и поехал прочь сначала рысью, глухо шлепа€ по гр€зи, потом все быстрее и быстрее, пока, наконец, стук копыт не замер вдали, унесенный ветром. ќн продолжал свой путь тем же бешеным аллюром, каким мчалс€ и до встречи со слесарем.

ј √ейбриэл ¬арден сто€л на дороге с разбитым фонарем в руке и ошеломленно прислушивалс€. “олько когда затихло все и одни лишь жалобы ветра да частый плеск дожд€ нарушали безмолвие ночи, он, чтобы встр€хнутьс€, сильно ударил себ€ раз-другой в грудь и с удивлением воскликнул:

- „удеса, да и только!  то бы он мог быть? —умасшедший? √рабитель? –азбойник с большой дороги? Ќе ускачи он так быстро, мы бы еще посмотрели, кому бы солоно пришлось, ему или мне! "Ќикогда вы не были так близки к смерти, как сегодн€", - скажите пожалуйста! ј € надеюсь, что и лет через двадцать буду так же далек от нее, как сегодн€. ƒай-то бог, чтобы не ближе! √осподи помилуй, ну и нахал - хвастать так перед человеком, нетрусливым и крепким! “ьфу!

√ейбриэл влез в свою кол€ску и, в раздумье озира€ дорогу, откуда приехал незнакомец, бормотал про себ€:

- "ћайское ƒрево"... √м... ƒо него отсюда две мили. я нарочно поехал из ”оррена кружным путем, хот€ и устал - ведь целый день чинил там замки и звонки... » только затем выбрал эту дорогу, чтобы не проезжать мимо "ћайского ƒрева", - ведь € дал слово ћарте не загл€дывать туда... ј мое слово твердо... Ќо как же теперь быть? ≈хать дальше в Ћондон без фонар€ опасно, а до первого посто€лого двора на этой дороге еще добрых четыре мили, а то и четыре с половиной. » как раз тут-то больше всего и нужен фонарь... ј до "ћайского ƒрева" всего две мили! я слово дал... так что же? —казал, что не заеду - и не заехал. ћое слово твердо!

Ќеустанно повтор€€ эти три слова, словно ранее про€вленна€ им стойкость могла оправдать слабость, которую он про€вл€л сейчас, √ейбриэл ¬арден преспокойно повернул обратно, решив заехать в "ћайское ƒрево" за фонарем - и только.

ќднако, когда он подъехал к гостинице и ƒжо, услыхав хорошо знакомый оклик, мигом выбежал к нему навстречу, оставив дверь настежь, а за этой дверью открылась заманчива€ картина, суливша€ тепло и веселье, и красный блеск огн€, струившийс€ сквозь ветхие шторы, казалось, донес до него при€тное жужжанье голосов, благоухание дым€щегос€ грога и превосходного табака; когда на шторе замелькали тени, признак того, что в комнате все встали со своих мест, чтобы освободить дл€ желанного гост€ самое уютное местечко в углу (ах, как хорошо наш слесарь знал это местечко!), и вспыхнувший вдруг за окном €ркий свет сказал ему, что в камине пылает и трещит доброе полено, как бы в честь его прибыти€ посыла€ вверх сверкающий сноп искр; когда, в довершение всех этих соблазнов, из дальней кухни коварно донеслось шипение м€са на сковороде, мелодичное зв€канье тарелок и мисок, и запахи столь аппетитные, что даже буйный ветер благоухал ими, - √ейбриэл почувствовал, что его мужество быстро улетучиваетс€. ќн пыталс€ про€вить стоическую суровость, но лицо его невольно расплывалось в блаженную улыбку. ќн обернулс€ назад, и холодна€ черна€ пустын€ гл€нула на него враждебно, словно отталкивала его и гнала в гостеприимные объ€ти€ "ћайского ƒрева".

- ƒобрый человек и свою скотинку жалеет, - сказал слесарь. - “ак что, ƒжо, €, пожалуй, войду ненадолго.

» как было не войти!  ак нелепо было бы степенному и разумному человеку тащитьс€ до потери сил по гр€зным дорогам, под резким ветром и проливным дождем, когда здесь был чистый пол, посыпанный хруст€щим белым песком, жаркий огонь в хорошо вычищенном камине, здесь ждал его стол, накрытый белой скатертью, блест€щие олов€нные кружки и другие заманчивые предвестники хорошего ужина, и тут же дружна€ компани€, готова€ отдать честь этому ужину и разделить с вновь прибывшим гостем все удовольстви€!

√Ћј¬ј “–≈“№я

“ак думал наш слесарь, усевшись в уютном уголке, пока понемногу проходила боль в глазах от резкого ветра. Ѕоль эта была даже при€тна мистеру ¬ардену, ибо, когда у человека так бол€т глаза, благоразумие и долг перед самим собой требуют, чтобы он укрылс€ где-нибудь от непогоды. »з тех же соображений он все врем€ усиленно покашливал и во всеуслышание за€вл€л, что ему пор€дком нездоровитс€. “е же мысли занимали его и час спуст€, когда ужин кончилс€, и он с веселой и лосн€щейс€ физиономией оп€ть сидел в теплом углу, слуша€ трещавшего, как сверчок, коротышку ƒэйэи и сам принима€ в беседе у камелька участие немаловажное, - его мнени€ выслушивались с полным уважением.

- ƒай бог, чтобы он оказалс€ честным человеком, вот все, что € могу сказать, - говорил —оломон ƒэйзи, подвод€ итог множеству различных предположений насчет незнакомца, о котором и √ейбриэл сообщил кое-что, вызвав этим серьезное обсуждение. - ƒа, желал бы €, чтобы он оказалс€ честным человеком.

- » мы все желали бы этого, не так ли? - заметил слесарь.

- “олько не €, - возразил ƒжо.

- Ќе ты? - воскликнул слесарь.

- Ќет. Ётот подлый трус ударил мен€ хлыстом, пользу€сь тем, что он сидел на лошади, а € сто€л. я был бы больше рад, если бы он оказалс€ тем, кем € его считаю.

- ј кем ты его считаешь, ƒжо?

- Ќегод€ем, мистер ¬арден. ƒа, да, отец, качай головой, сколько угодно, а € повтор€ю: он негод€й. » готов бы повторить это еще сто раз, если бы этим мог вернуть его сюда, чтобы он получил от мен€ заслуженную трепку.

- ѕридержите €зык, сэр! - сказал ƒжон ”иллет.

- Ќе буду молчать, отец! “ы один виноват в том, что он посмел ударить мен€. “ы при нем обходилс€ со мной, как с мальчишкой, одергивал мен€, словно дурачка, - вот он и позволил себе наброситьс€ на человека, у которого, как он думал, нет ни капли гордости. ƒа и почему ему было не подумать так? Ќо он ошибс€, € ему когда-нибудь еще докажу это, и очень скоро докажу всем вам.

- Ётот мальчишка сам не знает, что говорит! - воскликнул пораженный ƒжон ”иллет.

- Ќет, отец, € знаю, что говорю, - возразил ƒжо. » € всегда слушаю теб€ внимательно - а ты мен€ слушать не хочешь. ќт теб€ € многое готов снести, но с презрением других людей не могу миритьс€, а ты унижаешь мен€ перед ними каждый день. ѕосмотри на других парней моих лет. –азве они лишены своей воли, свободы, права говорить? –азве они об€заны сидеть, как истуканы, не сме€ пикнуть? –азве ими помыкают так, что они станов€тс€ всеобщим посмешищем? ƒа ведь € во всем „игуэлле стал притчей во €зыцех! “ак вот, € тебе пр€мо говорю, отец, - честнее будет сказать это сейчас, чем ждать, пока ты умрешь и мне достанутс€ твои деньги: не сегодн€-завтра € не выдержу и уйду из-под твоей власти, а тогда уже вини не мен€, а себ€, одного себ€.

—мелость и ожесточение сына до того потр€сли ƒжона ”иллета, что он сидел как пришибленный, бессмысленно гл€д€ на котел, и тщетно старалс€ собрать свои неповоротливые мысли и придумать достойный ответ. √ости, удивленные, пожалуй, не меньше хоз€ина, тоже были в большом замешательстве. ¬ конце концов они встали и собрались уходить, бормоча какие-то невн€тные утешени€ и советы. ћозги их к этому времени были уже слегка отуманены грогом.

ќдин только славный слесарь обратилс€ к обеим сторонам со словами св€зными и разумными. ќн напомнил отцу, что ƒжо уже не мальчик, а почти взрослый мужчина, и не следует держать его в ежовых рукавицах, сыну же посоветовал терпеливо сносить отцовские причуды и старатьс€ воздействовать на него спокойными уговорами, а не такими неуместными наскоками. —оветы слесар€ были прин€ты так, как всегда принимаютс€ подобные советы. Ќа ƒжона ”иллета они повли€ли не больше, чем на столб у входа в его гостиницу, а ƒжо выслушал их правда весьма дружелюбно, и не находил слов, чтобы выразить советчику свою признательность, однако деликатно намекнул ему, что намерен все-таки идти своим путем и никто его с этого пути не собьет.

- ¬ы всегда были мне добрым другом, мистер ¬арден, - сказал он, когда оба они сошли с крыльца и слесарь стал снар€жатьс€ в обратный путь. - » € очень вам благодарен за участие. Ќо, видно, пора мне расстатьс€ с "ћайским ƒревом".

-  ому на месте не сидитс€, тот добра не наживет, ƒжо. «наешь пословицу: "≈сли камень катитс€, он мхом не обрастет"?

- ƒа и дорожный столб тоже мхом не обрастает, хоть и торчит всегда на одном месте. ј € здесь торчу вроде такого столба и ничего на свете не вижу.

- „то же ты намерен делать, ƒжо? - сказал слесарь, задумчиво потира€ подбородок. - „ем ты хотел бы зан€тьс€? ѕодумай хорошенько - куда ты пойдешь?

- ѕопытаю счасть€, мистер ¬арден. јвось повезет.

- ¬езение - ненадежна€ штука, ƒжо. ¬от уж не люблю, когда люди надеютс€ на него! я всегда говорю дочке, когда мы толкуем о ее будущем замужестве: не надейс€, что повезет, убедись сперва, что парень будет добрым и верным мужем, - а тогда ничего не страшно... „его ты там копаешьс€, ƒжо? — упр€жью что-нибудь неладно?

- Ќет, нет, - отвечал ƒжо, но продолжал усердно возитьс€ с хомутом и ремн€ми и, казалось, был весь поглощен этим зан€тием. - ј что мисс ƒолли, здорова?

- —пасибо, она молодцом. ¬ыгл€дит хорошо, значит здорова. » все така€ же славна€ девочка.

- Ёто вы верно говорите, сэр: она и собой хороша и добра.

- ƒа, да, слава богу.

- —эр, - начал ƒжо немного нерешительно, - надеюсь, вы не станете рассказывать про этот обидный дл€ мен€ случай... ну, что мен€ побили, как мальчишку... ѕо крайней мере ничего не говорите, пока € не встречусь оп€ть с этим человеком и не расквитаюсь с ним. “огда будет о чем порассказать!

- ƒа что ты!  ому же € стану рассказывать о таких вещах? - возразил ¬арден. - «десь уже все знают, а в другом месте вр€д ли кому это будет интересно.

- ƒа, правда ваша, - со вздохом согласилс€ молодой человек. - я об этом не подумал.

√овор€ так, ƒжо подн€л голову (лицо его было красно - веро€тно, от напр€жени€, с которым он застегивал ремни и пр€жки), передал вожжи старому слесарю, успевшему уже сесть в кол€ску и, снова вздохнув, пожелал ему доброго пути.

- ѕрощай; ƒжо. ƒа подумай хорошенько о том, что € тебе сказал. Ќе делай ничего сгор€ча, голубчик. “ы парень хороший, жаль, если пропадешь. Ѕудь здоров!

ќтветив с величайшей сердечностью на эти ободр€ющие прощальные слова, ƒжо ”иллет посто€л еще, пока не затих стук колес, потом, уныло покачав головой, вошел в дом.

ј √ейбриэл ¬арден ехал в Ћондон, размышл€€ о множестве вещей, но более всего - о том, как бы получше расписать свое дорожное приключение, чтобы удовлетворительно объ€снить миссис ¬арден, почему он заехал в "ћайское ƒрево", несмотр€ на торжественное обещание, данное им этой даме. ј результатом размышлений бывают не только новые идеи, но иногда и дремота. » чем дольше размышл€л наш слесарь, тем сильнее его клонило ко сну.

„еловек может быть совершенно трезв - или по крайней мере твердо сто€ть на грани между полной трезвостью и легким опь€нением, но и в таком состо€нии иногда путать действительность с тем, что ему мерещитс€, н смешивать все представлени€ о люд€х, вещах, времени и месте; в такие минуты беспор€дочные мысли в его голове тесн€тс€, точно в калейдоскопе, образу€ сочетани€ столь же неожиданные, как и мимолетные.

»менно в таком состо€нии был ¬арден, когда, клю€ носом, ехал в Ћондон, предоставив своей лошади трусить по хорошо знакомой дороге и незаметно дл€ себ€ все более приближа€сь к дому. ќн проснулс€ только раз, когда лошадь остановилась у заставы, пока поднимали шлагбаум, и зычным голосом крикнул "здорово!" сборщику дорожной пошлины. ѕеред этим внезапным пробуждением ему мерещилось, что он пробует открыть замок в брюхе ¬еликого ћогола16, и, даже проснувшись уже, он со сна прин€л сборщика у шлагбаума за свою тещу, умершую двадцать лет назад. Ќе удивительно, что его скоро оп€ть сморил сон, и он тр€сс€ в своей кол€ске, не сознава€, что едет дальше.

—лесарь наш уже подъезжал к огромному городу, который лежал впереди черной тенью, и неподвижный воздух над ним был пронизан тускло-красными отсветами, напоминавшими о лабиринтах улиц, о лавках и мастерских, о толпах озабоченно спешащих куда-то людей. Ќо чем ближе к городу, тем нимб его все более тускнел и постепенно глазам представали самые источники этого красноватого си€ни€. ”же можно было смутно различить линии слабо освещенных улиц, кое-где пересеченные €рким п€тном там, где фонари кольцом окружали площадь, рынок или какое-нибудь большое здание; потом уже €сно стали видны и улицы и желтоватые круги фонарей, которые меркли один за другим, заслоненные строени€ми; потом стали слышны и голоса Ћондона - бой башенных часов, отдаленный лай собак, стук экипажей; потом зама€чили в воздухе высокие шпили, а ниже теснились крыши разной высоты под грузом дымовых труб. «вуки становились громче, €вственнее, а контуры зданий отчетливее и еще многочисленнее, и вот, наконец, во мраке встал Ћондон, освещенный не светом неба, а собственным слабым светом.

—лесарь, все еще в полусне, продолжал тр€стись в своей кол€ске, не сознава€, что до города уже рукой подать, как вдруг громкий крик впереди заставил его встрепенутьс€. — минуту он озиралс€ в недоумении, как человек, перенесенный во врем€ сна в какую-то неведомую страну, но затем, узнав давно знакомые места, лениво протер глаза - и, веро€тно, уснул бы оп€ть, но крик повторилс€ не раз, не два, а много раз, и звучал он все отча€ннее. ќкончательно встр€хнувшись, √ейбриэл, человек не робкого дес€тка, тотчас же погнал свою крепкую лошадку в том направлении, откуда доносились крики, с такой быстротой, словно дело шло о жизни или смерти.

—лучай, по-видимому, был и в самом деле серьезный. ѕодъехав к месту, откуда слышались крики, ¬арден увидел какого-то человека, распростертого на дороге без признаков жизни; над ним сто€л другой и, в диком возбуждении размахива€ факелом, не переставал звать на помощь, - его-то крики и привлекли сюда √ейбриэла ¬ардена.

- „то тут такое? - спросил он, вылеза€ из кол€ски. - „ем € могу...  ак, это ты, Ѕарнеби?

„еловек с факелом откинул свесившиес€ ему на лоб длинные волосы и, стремительно приблизив лицо к самому липу слесар€, уставилс€ на него. ѕо выражению его глаз легко было прочесть его историю.

- ”знаешь мен€, Ѕарнеби? - спросил ¬арден. “от быстро закивал головой. ќн проделал это раз двадцать с каким-то неестественным воодушевлением и вертел бы головой целый час, если бы слесарь, предостерегающе подн€в палец и строго посмотрев на него, не заставил его успокоитьс€. «атем ¬арден с вопросительным видом указал на лежащего.

- Ќа нем кровь, - сказал Ѕарнеби, содрога€сь, € не могу на нее смотреть, мне худо...

- ј откуда она вз€лась? - спросил ¬арден.

- —таль, сталь, сталь! - исступленно прокричал Ѕарнеби и взмахнул рукой, подража€ удару шпаги.

- ≈го ограбили? - спросил слесарь.

Ѕарнеби схватил его за плечо и утвердительно кивнул, затем указал в сторону города.

- јга, понимаю - разбойник убежал туда? - промолвил ¬арден и, нагиба€сь к неподвижному телу на мостовой, огл€нулс€ на Ѕарнеби, в бледном лице которого было что-то странное: его не озар€л свет разумной мысли.

- Ћадно, ладно, не думай о нем сейчас. ѕосвети-ка мне... Ќет, подальше факел... вот так! ј теперь стой смирно, € погл€жу, куда он ранен.

ќн стал внимательно осматривать неподвижное тело, а Ѕарнеби, держа факел так, как ему было приказано, следил за ним молча, с участием или любопытством, но в то же врем€ с каким-то сильным и тайным ужасом, от которого кажда€ жилка в нем дрожала.

 огда он сто€л так, то отшатыва€сь назад, то наклон€€сь поближе, его лицо и вс€ фигура, €рко освещенные факелом, видны были как среди бела дн€. Ёто был юноша лет двадцати трех, высокий, очень худой, но крепкого сложени€. ≈го густые и длинные рыжие волосы висели в беспор€дке вдоль щек, падали на плечи и в сочетании с бледностью и стекл€нным блеском больших выпуклых глаз придавали что-то дикое его лицу, ежеминутно мен€вшему выражение. „ерты его были красивы, и что-то страдальческое сквозило в этом изнуренном и сером лице. Ќо живой человек, лишенный разума, - страшнее, чем мертвец, а несчастный юноша был лишен этого самого высокого и прекрасного из человеческих свойств.

ќдежда на нем была зеленого цвета, безвкусно разукрашенна€ галуном, нашитым, веро€тно, им самим, €рким в тех местах, где сукно особенно износилось и засалилось, и потертым там, где сукно сохранилось лучше. Ўе€ его была почти обнажена, зато на руках болтались дешевые кружевные манжеты. Ўл€па была украшена пучком павлиньих перьев, сломанных, истрепанных и уныло свисавших на спину. Ќа боку у него торчал железный эфес старой шпаги без клинка и ножен.  акие-то разноцветные обрывки лент и жалкие стекл€нные побр€кушки довершали шутовской нар€д. Ёто пестрое тр€пье было в полном беспор€дке и не меньше, чем его порывистые и нескладные манеры, обличало умственное расстройство, еще сильнее подчеркива€ бросавшеес€ в глаза безумное выражение лица.

- Ѕарнеби, - сказал слесарь после поспешного, но тщательного осмотра, - он не убит, но у него в боку рана, и он без сознани€.

- ј € его знаю, знаю! - воскликнул Ѕарнеби, хлопа€ в ладоши.

- «наешь?

- Tсc! - Ѕарнеби приложил пальцы к губам. - ќн сегодн€ ездил свататьс€. я даже за блест€щую гинею не согласилс€ бы на его месте оп€ть ехать, потому что тогда чьи-то глаза затуман€тс€, а теперь они блест€т, как... —мотрите-ка, стоило мне заговорить про глаза, и на небо выход€т звездочки! ј звезды - чьи это глаза? ≈сли глаза ангелов, так почему же они смотр€т вниз, вид€т, как обижают хороших людей, - и только подмигивают да весело играют всю ночь до утра?

- я что этот дурачок болтает, господи прости! пробормотал озабоченный ¬арден. - ќткуда ему знать этого джентльмена? ј ведь мать его живет тут неподалеку, - может, она мне скажет, кто это. Ѕарнеби, дружок, помоги-ка уложить его в мою кол€ску, и едем вместе домой.

- Ќе могу! я ни за что до него не дотронусь, крикнул помешанный, отскочив и дрожа как в лихорадке. - Ќа нем кровь!

- ƒа, ведь этот страх у него с самого рождени€, буркнул слесарь себе под нос, - и грешно его заставл€ть... Ќо одному мне не справитьс€... Ѕарнеби, дружок, если ты этого джентльмена знаешь и не хочешь, чтобы он умер и чтобы умерли с гор€ все, кто его любит, помоги мне его подн€ть и уложить в кол€ску.

- “огда прикройте его, закутайте хорошенько, чтобы € не видел ее и не слышал ее запаха... » не говорите этого слова вслух. Ќе говорите!

- Ќу, ну, не буду!.. ¬от видишь, € его всего укрыл. ѕоднимай, только тихонько... ¬от так, молодец!

ќни вдвоем без труда перенесли раненого, так как Ѕарнеби был силен и полон энергии. Ќо, помога€ слесарю, он дрожал всем телом и, видимо, испытывал такой дикий ужас, что ¬ардену было мучительно жаль его.

”ложив раненого, ¬арден сн€л с себ€ пальто и укрыл его, после чего они быстро поехали дальше. ѕовеселевший Ѕарнеби считал звезды, а слесарь в душе поздравл€л себ€ с этим новым приключением, - если и оно не заставит миссис ¬арден хот€ бы сегодн€ ночью помолчать насчет "ћайского ƒрева", значит за женщин никогда ручатьс€ нельз€!

√Ћј¬ј „≈“¬≈–“јя

¬ почтенном предместье  леркенуэле (когда-то это было предместье), в той стороне, что ближе к  артезианскому монастырю17, есть прохладные тенистые улицы, которые лишь кое-где еще сохранились в таких старых кварталах нашей столицы. «десь каждое жилище подобно немощному старичку, давно ушедшему на покой и тихо доживающему свой век, - стоит себе и дремлет, пока не свалитс€, уступив место молодому наследнику, легкомысленному расточителю, щегол€ющему лепными украшени€ми и суетной роскошью нынешних времен. ¬ таком-то квартале и на такой улице происходило то, о чем рассказываетс€ в этой главе.

¬ то врем€, когда это происходило, - а было это всего только шестьдес€т шесть лет назад, - большей части нынешнего Ћондона еще не существовало. ƒаже самым необузданным фантазерам и мечтател€м и не снились еще в ту пору ни длинные р€ды улиц, ныне соедин€ющих ’айгет18 с ”айтчеплом19, ни дворцы, которые тесн€тс€ теперь на месте прежних болот, ни предместь€, выросшие позднее в открытом поле. ѕравда, и тогда эта часть Ћондона была изрезана улицами и густо населена, но она имела совсем другой вид. ћногие дома были окружены садами, вдоль улиц росли деревь€, и воздух здесь был такой свежий, какого мы тщетно стали бы искать в Ћондоне наших дней. ƒо лугов было рукой подать, и среди них текла извилиста€ речка Ќью-–ивер. ¬ летнее врем€ здесь шумно и весело убирали сено. “огда жители Ћондона не были так далеки от лона природы, добратьс€ до него им было не так трудно, как теперь. ’от€ в  леркенуэле процветали вс€кие ремесла и работали дес€тки ювелиров, здесь тогда было чище и ближе к деревне, чем могут себе представить многие жители современного Ћондона, и неподалеку были места, очень подход€щие дл€ прогулок влюбленных, но места эти превратились в гр€зные дворы задолго до того, как родились влюбленные юноши и девушки нашего поколени€.

Ќа одной из таких улиц, самой чистенькой из всех, на тенистой ее стороне (ибо хорошие хоз€йки заботливо берегут свою мебель от солнца, зна€, как оно портит ее, и поэтому предпочитают тень назойливому солнечному свету) сто€л дом, в который нам не раз придетс€ загл€дывать.

ƒом был скромный, небольшой и не слишком современной архитектуры; он не глазел нахально на прохожих большими окнами, а застенчиво щурилс€, и остра€ верхушка его конусообразной крыши торчала над подслеповатым чердачным окошком из четырех мелких стеклышек, как треуголка на голове одноглазого старичка. Ёто был не кирпичный и не горделивый каменный дом, а дерев€нный, оштукатуренный, построенный без скучной и утомительной симметрии: ни одно его окошко не походило на другое и, казалось, каждое существовало само по себе, не жела€ иметь ничего общего с остальными.

ћастерска€ (ибо в доме была мастерска€) находилась не наверху, а внизу, как полагаетс€ вс€кой мастерской. Ќо на этом и кончалось сходство ее с другими. ¬ нее не поднимались по нескольким ступенькам, и не входили пр€мо с улицы: нет, в нее приходилось спускатьс€ по трем крутым ступенькам, как в погреб. ѕол ее, как в насто€щем погребе, был вымощен камнем и кирпичом, а окна со стеклами и переплетами здесь замен€л просто большой черный дерев€нный ставень на высоте груди; днем этот ставень отодвигали, причем в мастерскую впускали холода не меньше, а частенько даже больше, чем света. «а мастерской была обшита€ дерев€нными панел€ми комнатка, выходивша€ на мощеный двор и небольшой садик, разведенный на насыпи в несколько футов высотой. „еловек посторонний, незнакомый с этим домом, мог бы подумать, что комната не имеет никакой другой св€зи с внешним миром, кроме двери, в которую он вошел. ¬ самом деле, нетрудно было заметить, что большинство посетителей, пришедших сюда впервые, сильно призадумывались, словно реша€ в уме, как же снизу попадают в верхний этаж - уж не по приставной ли лестнице? Ќикому и в голову не могло прийти, что две имеющиес€ в комнате узенькие двери, которые самый догадливый механик в мире непременно прин€л бы за дверцы стенного шкафа или чулана, открываютс€ пр€мо на винтовую лестницу; да, ни четверти дюйма не отдел€ло эти дверцы от двух темных р€дов ступеней - один р€д шел наверх, другой - вниз, и только эта лестница соедин€ла нижнее помещение с верхним этажом.

ѕри всех странност€х его архитектуры, это был самый безупречно чистенький, самый уютный домик в  леркенуэле, в Ћондоне, даже во всей јнглии, и содержалс€ он в педантичном пор€дке. Ќигде вы не увидели бы так чисто вымытых окон, таких светлых полов, начищенных до блеска каминных решеток; нигде так не блестела мебель старинного красного дерева. ¬о всех домах этой улицы, вместе вз€тых, не скребли, не чистили, не полировали все с таким усердием, как здесь. Ёта идеальна€ чистота и блеск достигались не без хлопот и расходов, и главным образом благодар€ тому, что добра€ хоз€йка не жалела глотки, в чем часто убеждались соседи в дни генеральной уборки, когда она надзирала за всем и помогала приводить дом в надлежащий пор€док. Ќачиналась така€ уборка каждый понедельник утром, а кончалась только в субботу вечером.

’оз€ин этого дома, уже знакомый нам слесарь, наутро после того, как нашел на дороге раненого, сто€л у входной двери и с безутешным видом смотрел на выкрашенный €рко-желтой краской "под золото" большой дерев€нный ключ, который в качестве вывески висел над входом и качалс€ взад и вперед, уныло скрип€, словно жалу€сь, что ему нечего отпирать. ѕо временам слесарь загл€дывал через плечо в свою мастерскую, загроможденную вс€кими принадлежност€ми его ремесла, закопченную дымом маленького кузнечного горна, у которого трудилс€ сейчас его подмастерье, и такую темную, что непривычный глаз с трудом мог различить там что-нибудь, кроме разных инструментов странного вида и формы, больших св€зок ржавых ключей, кусков железа, полуготовых замков и тому подобных предметов, украшавших стены или гроздь€ми подвешенных к потолку.

ƒолго еще √ейбриэл ¬арден терпеливо созерцал золотой ключ, то и дело погл€дыва€ через плечо, потом шагнул на мостовую и украдкой бросил оттуда взгл€д на окна верхнего этажа. —лучайно в эту минуту одно из них распахнулось, и слесарь увидел плутовское личико с €мочками на щеках и парой блест€щих глаз, самых чудесных глаз, какие когда-либо доводилось видеть человеку, словом - хорошенькую улыбающуюс€ девушку, насто€щее воплощение цветущей красоты и веселого нрава.

- Tсc! - шепнула девушка, высунувшись из окна, и, лукаво посмеива€сь, указала на другое окно, пониже. ћама еще спит.

- ≈ще спит? - тем же тоном повторил слесарь. ћилочка, ты говоришь это так, как будто она проспала всю ночь. ј между тем она уснула только каких-нибудь полчаса тому назад... —лава богу, что уснула. —он - это истинное благо. - ѕоследние слова он пробормотал себе под нос.

- » как только тебе не стыдно! «аставил нас ждать всю ночь и даже не дал знать, где ты, не прислал весточки, - сказала девушка.

- јх, ƒолли, ƒолли! - —лесарь с улыбкой покачал головой. - ј тебе как не стыдно было убежать наверх и залечь в постель? —ойди вниз завтракать, разбойница, да тихонько, смотри - не разбуди мать. ќна, наверно, устала... "я тоже устал, право", - добавил он уже не вслух, а про себ€.

 ивнув в ответ на кивок ƒолли, он пошел в мастерскую, все еще улыба€сь счастливой улыбкой, вызванной по€влением дочери, как вдруг увидел бумажный колпак своего подмастерь€, присевшего на корточки под окном, чтобы не быть замеченным. ¬ тот же миг обладатель колпака метнулс€ от окна на свое место у горна и прин€лс€ изо всех сил стучать молотком.

"ќп€ть —аймон подслушивал, - подумал ¬арден. - Ѕезобразие! »нтересно знать, почему он подслушивает только тогда, когда € разговариваю с девочкой?  акого черта ему от нее надо? —кверна€ это привычка, —им, подло это - шпионить! ƒа, да, стучи себе сколько хочешь, бей молотком хоть до вечера, а моего мнени€ из мен€ не выбьешь!"

–азмышл€€ так, он с серьезным видом покачал головой и, сойд€ в мастерскую, остановилс€ перед тем, к кому относились эти рассуждени€.

- ’ватит пока! - сказал он ему. - ѕерестань грохотать. «автракать пора.

- —эр, - ответил —им с изысканной вежливостью и сделал нечто вроде поклона одной головой, не сгиба€ шеи. - —эр, € немедленно последую за вами.

- Ќаверное, вычитал это в какой-нибудь из этих назидательных книжонок - "”теха подмастерь€", или "—путник подмастерь€", или "—оветы подмастерь€м", или "ѕуть подмастерь€ к виселице". “еперь начнет прихорашиватьс€. Ќе слесарь - сокровище! - пробурчал себе под нос √ейбриэл.

Ќимало не подозрева€, что хоз€ин наблюдает за ним из темного угла у двери, —им сн€л свой бумажный колпак, соскочил с табурета и двум€ шагами, представл€вшими нечто среднее между катаньем на коньках и па менуэта, достиг рукомойника в дальнем конце мастерской. «десь он прин€лс€ смывать с лица и рук следы работы у горна, не перестава€ все врем€ с величайшей серьезностью проделывать такие же необыкновенные прыжки. ”мывшись, достал из укромного местечка осколок зеркала и, смотр€сь в него, пригладил волосы, удостоверилс€, не исчез ли вскочивший на носу прыщ. «акончив таким образом свой туалет, он поставил зеркало на низенькую скамеечку и, гл€д€ через плечо, с величайшим самодовольством обозревал ту часть своих ног, какую мог отразить этот крохотный осколок.

—им, как звали его в семье слесар€, или мистер —аймон “эппертит, как он сам себ€ величал и требовал, чтобы его величали все, с кем он встречалс€ вне дома в праздничные и воскресные дни, был старообразный человечек, остроносый и узколицый, с гладко прилизанными волосами и мышиными глазками. –остом он был разве чуть-чуть выше п€ти футов, но в душе питал глубокое убеждение, что он - выше среднего роста, или даже скорее высокого. ќсобенно восхищалс€ он своей фигурой, довольно складной, но до крайности тщедушной, а уж ноги (которые в узких до колен штанах выгл€дели на редкость тощими) приводили его в восторг, близкий к экстазу. —им носилс€ также с захватывающей, но сомнительной идеей о магнетической силе своих глаз, идеей, которую не вполне раздел€ли даже близкие его друзь€. ќн заходил даже так далеко, что хвалилс€, будто может покорить самую высокомерную красавицу, в один миг сделать ее своей рабой простым способом, который он называл "пронзить ее взгл€дом". ќднако надо сказать, что —иму ни разу не удалось доказать на деле ни, эту свою способность, ни другую, которой он тоже хвалилс€, а именно - умение укрощать взгл€дом бессловесных животных, даже бешеных.

»з всего этого видно, что в тщедушном теле мистера “эппертита заключена была душа властолюбива€ и беспокойна€, полна€ честолюбивых стремлений.

 ак иные напитки в тесном пространстве закрытых бочек брод€т, бурл€т и бьютс€ о стенки своей тюрьмы, так пылкий дух мистера “эппертита порой начинал бродить в драгоценном сосуде его тела и бродил до тех пор, пока с сильным свистом и шипением, кип€ и пен€сь, не вырывалс€ наружу и не сметал все на своем пути. ѕодобные случаи —им объ€сн€л тем, что у него "душа ударила в голову"; это необычное состо€ние не раз доводило его до беды, и ему стоило немалого труда скрывать свои злоключени€ и эскапады от почтенного хоз€ина.

—реди множества фантазий, которыми вечно тешилась и упивалась душа —има “эппертита (а фантазии эти, подобно печени ѕромете€, посто€нно возобновл€лись20), было и весьма преувеличенное представление о роли корпорации, к которой он имел честь принадлежать. —лужанка в доме слесар€ слышала, как он открыто выражал сожаление, зачем подмастерь€ не ход€т теперь, как бывало, с палицами, которыми они могли бы "дубасить" граждан, - такое он употребл€л сильное выражение. —лышали и другие, как он говорил, что на корпорацию их легла позорным п€тном казнь ƒжорджа Ѕарнуэлла21, ибо вместо того чтобы из подлой трусости допустить эту казнь, надо было потребовать от представителей закона (сперва миролюбиво, а потом, если бы понадобилось, то и с оружием в руках) выдачи Ѕарнуэлла корпорации, чтобы она поступила с ним по собственному мудрому усмотрению. –азмышл€€ об этом, —им всегда приходил к заключению, что подмастерь€ могли бы быть могучей силой, если бы во главе их сто€л человек великой души. ѕри этом он, к ужасу слушателей, таинственно намекал, что знает несколько таких отча€нных смельчаков и второго –ичарда Ћьвиное —ердце22, готового стать их предводителем и заставить трепетать самого лорд-мэра.

ѕредприимчивость и смелость —има “эппертита в не меньшей степени сказывались и в его одежде и в средствах, к каким он прибегал дл€ украшени€ своей особы. Ћюди, словам которых безусловно можно верить, видели собственными глазами, как он, возвраща€сь домой в воскресенье вечером, прежде чем войти, снимал на углу манжеты из тончайших кружев и предусмотрительно пр€тал их в карман. “ак же достоверно то, что по большим праздникам он на том же углу, под дружеским прикрытием столба, водруженного здесь весьма кстати, замен€л простые стальные пр€жки на колен€х блест€щими стразовыми. ѕрибавьте к этому, что ему было только двадцать лет (хот€ на вид гораздо больше), а воображал он себ€ мудрее двухсотлетнего старца, что он охотно слушал при€телей, подшучивавших над его увлечением хоз€йской дочкой, и раз даже в каком-то др€нном кабаке, когда ему предложили выпить за здоровье дамы его сердца, он, усиленно подмигива€, с многозначительной улыбкой провозгласил тост за прелестное создание, чье им€ начинаетс€ на букву "ƒ". ¬от и все, что необходимо знать тому, кто хочет поближе познакомитьс€ с —имом “эппертитом, который сейчас отправилс€ вслед за слесарем наверх завтракать.

«автрак был основательный, стол ломилс€ под т€жестью €ств: сверх всего того, что обычно подаетс€ к чаю, здесь был солидный кусок гов€дины, большущий окорок, целые пирамиды йоркширского пирога с маслом, преаппетитно уложенного ломт€ми. —то€ла тут и внушительных размеров кружка из докрасна обожженной глины. ќна изображала старика, не лишенного сходства с нашим слесарем, и над лысой макушкой этого джентльмена поднималась пышна€ бела€ пена-точь-в-точь парик ¬ардена, - заставл€вша€ предполагать, что кружка наполнена сверкающим домашним пивом.

Ќо куда соблазнительнее превосходного домашнего пива, йоркширских пирогов, окорока, ростбифа и всех видов еды и пить€, какие могут дать человеку земл€, вода и воздух, была хоз€йничавша€ за столом рум€на€ дочка слесар€. √л€д€ в ее темные глаза, человек забывал о ростбифе, и никакой хмельной напиток не пь€нил так, как взгл€д этих глаз.

ќтцам ни в коем случае не следует целовать своих дочерей в присутствии молодых людей. Ёто уж слишком - есть предел человеческому терпению! “ак думал —им “эппертит, когда мистер ¬арден чмокнул ƒолли в розовые губки, губки, которыми —им любовалс€ изо дн€ в день, которые были так близко и вместе с тем так далеко от него!

—им уважал хоз€ина, но в эту минуту от души желал ему подавитьс€ йоркширским пирогом.

- ѕапа, - сказала дочь слесар€, когда они поздоровались и сели за стол. - „то это € слышала насчет прошлой ночи?..

- ¬се правда, дружок. —в€та€ правда, ƒолли.

- «начит, на молодого мистера „естера напал грабитель, и ты нашел его раненого на дороге?

- ƒа, мистер Ёдвард лежал на земле, а около него сто€л Ѕарнеби и во весь голос звал на помощь. —частье еще, что € проезжал мимо... Ќа дороге - ни души, врем€ позднее, холодище, а бедн€га Ѕарнеби с испугу еще больше одурел. Ќе подоспей - так молодой „естер мог очень легко отдать богу душу.

- ќх, подумать страшно! - воскликнула ƒолли, задрожав. - ј как ты узнал его?

- ”знал, говоришь? ƒа как € мог его узнать - ведь € его никогда раньше не встречал, только много слышал о нем, - возразил слесарь. - я его свез к миссис –адж, и как только она его увидела, она тотчас сказала мне, кто это.

- ќх, папа, мисс Ёмма с ума сойдет, когда узнает... ƒа еще люди наверн€ка наскажут ей больше, чем есть на самом деле!

- я тоже об этом подумал. » вот суди сама, сколько хлопот причин€ет человеку доброе сердце, - сказал слесарь. - ћисс Ёмма. была вчера с д€дей на маскараде в  эрлайл-’аус, € это слышал от слуг в ”оррене, и еще они говорили, что ей очень не хотелось туда ехать. » как ты думаешь, что сделал этот старый дурак, твой отец? ѕосоветовавшись с миссис –адж, €, вместо того чтобы ехать домой и лечь в постель, мчусь в  эрлайл-’аус, уговариваю знакомого швейцара впустить мен€ и, раздобыв у него маску и домино, вмешиваюсь в толпу масок!

-  ак это похоже на теб€! - воскликнула дочь и, обн€в отца за плечи своей прелестной ручкой, гор€чо поцеловала его.

- ѕохоже на мен€! - повторил √ейбриэл - несмотр€ на притворно-ворчливый тон, видно было, что он горд собой и похвала дочери ему при€тна. - “о же самое сказала и тво€ мать... Ќу, как бы то ни было, € вертелс€ в толпе и, поверь, мне здорово надоели эти маски, просто все уши прожужжали!  уда ни повернись, пищат: "“ы мен€ не знаешь!" или "јга, € теб€ узнала!"- и вс€кую другую чепуху. я слон€лс€ бы там без толку до утра, если бы не увидел в комнатке за большим залом молодую леди, котора€ сидела там одна и из-за жары сн€ла маску.

- Ёто была она? - быстро спросила ƒолли.

- ќна. » только € шепнул ей, что случилось, - осторожно и деликатно, ƒолли, не хуже, пожалуй, чем ты сама бы это сделала, - как она вскрикнула и упала в обморок.

- » что же было дальше? „то ты сделал? - спросила ƒолли.

- ќх, тут набежала цела€ толпа этих масок, подн€лс€ шум и-гам - слава богу, что удалось благополучно ноги унести! - ответил слесарь. - ј как мне досталось, когда € вернулс€ домой, об этом ты можешь догадатьс€ сама, если даже ничего не слышала. “ак-то, дочка... ѕередай-ка мне “оби, милочка! Ќадо же человеку хоть чем-нибудь потешить душу.

"“оби" называлась та глин€на€ кружка, о которой € уже говорил. —лесарь, успевший произвести изр€дные опустошени€ среди €ств на столе, приложил губы к благожелательному челу почтенного старца “оби и долго не отрывал их. ƒно кружки потихоньку поднималось в воздух, и когда “оби в конце концов уткнулс€ затылком в нос слесарю, тот, причмокнув, поставил кружку на стол, бросив на нее нежный взгл€д.

’от€ —им “эппертит не принимал участи€ в разговоре и к нему ни разу не обращались, он не скупилс€ на безмолвные знаки изумлени€, стрем€сь при этом как можно выгоднее использовать магнетическую силу своего взора. –ешив, что наступивша€ пауза - самый благопри€тный момент дл€ того, чтобы воздействовать на дочь слесар€ (он готов был покл€стьс€, что она погл€дывает на него в немом восхищении), —им прин€лс€ гримасничать - морщить и судорожно кривить лицо, вращать глазами так жутко и неестественно, что случайно взгл€нувший на него слесарь остолбенел от удивлени€.

- „то такое с парнем, черт возьми? ѕодавилс€ ты, что ли?

-  то подавилс€? - спросил —им с высокомерно-презрительным видом.

-  то? ƒа ты, - отвечал его хоз€ин. - ј если нет, так чего ты корчишь такие рожи, вместо того чтобы завтракать?

- ј может, мне нравитс€ корчить рожи? Ёто дело вкуса, сэр, - изрек мистер “эппертит, в душе несколько обескураженный тем, что хоз€йска€ дочь улыбалась, слуша€ их разговор.

- ѕолно, —им, не вал€й дурака, - возразил слесарь, весело расхохотавшись. - ¬ечно эта молодежь дурит, добавил он, обраща€сь к дочери. - ¬от и ƒжо ”иллет вчера при мне ссорилс€ со старым ƒжоном... хот€, признатьс€, парень был не так уж неправ. Ѕоюсь, что он не сегодн€-завтра убежит из дому искать невесть какого счасть€ и натворит сумасбродств... „то это, ƒолли, теперь и ты вздумала гримасничать? ≈й-богу, в наше врем€ девушки ничуть не лучше парней!

- Ёто от ча€, - оправдывалась ƒолли, то красне€, то бледне€, что, веро€тно, было следствием легкого ожога. - ќн такой гор€чий!

ћистер “эппертит с лед€ной важностью смотрел на лежавший на столе четырехфунтовый каравай и т€жело дышал.

- “олько-то? - сказал слесарь. - “ак подлей в неге молока... ƒа, да, жалко мне ƒжо, славный он паренек, и чем чаще его вижу, тем больше он мне нравитс€. Ќо из дому он сбежит, пом€ни мое слово. ќн сам мне эго говорил.

- Ќеужели? - дрогнувшим голосом промолвила ƒолли. - Ќеужели?

- „то, у теб€ все еще щиплет в глотке, душенька? спросил слесарь.

Ќо дочь не успела ответить - ее вдруг одолел кашель, да такой сильный и мучительный, что у нее даже слезы выступили на глазах. Ќежный отец хлопал ее по спине, пробовал помочь другими столь же деликатными средствами, и как раз в ту минуту от миссис ¬арден прибыл посол, которому было поручено сообщить всем, кого это интересует, что после сильных волнений и тревог прошлой ночи она чувствует себ€ плохо и не может встать с постели, и потому следует немедленно прислать ей черный чайничек с крепким чаем, несколько ломтиков поджаренного хлеба с маслом, не слишком большое блюдо тонко нарезанной ветчины и ростбифа, а также два томика "Ќаставлений протестантам".  ак и некоторые другие дамы, некогда блиставшие в этом мире, миссис ¬арден становилась особенно набожна, когда бывала не а духе. ¬с€кий раз, как у нее с мужем случались размолвки, "Ќаставлени€" бывали в великой чести.

«на€ по опыту, что предвещают такие требовани€, триумвират наш мигом рассе€лс€ в разные стороны. ƒолли пошла присмотреть, чтобы все желани€ матери были поскорее удовлетворены, слесарь уехал к заказчику, а —им вернулс€ в мастерскую к своим каждодневным об€занност€м, сохран€€ все ту же лед€ную важность, хот€ каравай, избранный им мишенью дл€ его магнетического взгл€да, осталс€ наверху.

ћало того, важности у —има еще прибавилось, а когда он надел свой фартук, она возросла до гигантских размеров. ќн несколько раз прошелс€ из угла в угол, скрестив руки на груди, шага€ так широко, как только мог, расшвырива€ ногой все мелкие предметы, попадавшиес€ ему на дороге. Ќаконец он мрачно усмехнулс€ и тоном великолепного презрени€ произнес только одно слово: "ƒжо!"

- я пронзил ее взгл€дом, когда он говорил про этого парн€, - продолжал он вслух, - и, конечно, оттого она так смутилась. ƒжо тут ни при чем!

ќн снова заходил по мастерской, теперь гораздо быстрее, шага€ еще шире, чем прежде. ѕо временам останавливалс€, чтобы взгл€нуть на свои ноги, по временам отрывисто выкрикивал все то же односложное слово: "ƒжо!" ћинут через п€тнадцать он снова надел свой бумажный колпак и попробовал работать. Ќо тщетно: не работалось ему сегодн€.

- Ќичего больше делать не буду! - сказал он себе, швыр€€ молоток. - “олько точить. Ќаточу все инструменты. —амое подход€щее зан€тие при таком настроении... ƒжо!

∆жж! - заработало точило, дождем посыпались искры. ¬от это было под стать чувствам, бушевавшим в груди мистера “эппертита!

∆жж! ∆жж!

- ƒобром это не кончитс€! - сказал —им с торжествующим видом, останавлива€сь, чтобы утереть рукавом разгор€ченное лицо. - „то-нибудь да будет! » дай бог, чтобы обошлось без кровопролити€!

∆жж! ∆жж!

√Ћј¬ј ѕя“јя

”правившись с работой, слесарь вечерком пошел проведать раненого джентльмена и узнать, лучше ли ему. ƒом, где он оставил молодого „естера, сто€л в глухом переулке —аутуорка23, неподалеку от Ћондонского моста24. “уда и направилс€ слесарь. ќн очень спешил, решив вернутьс€ домой как можно скорее и воврем€ лечь спать.

ѕогода была бурна€, немногим лучше, чем прошлой ночью. » такому грузному мужчине, как ¬арден, нелегко было удержатьс€ на ногах и боротьс€ на перекрестках с сильным ветром, который часто относил его на несколько шагов назад и, словно глум€сь над всеми его усили€ми, заставл€л укрыватьс€ где-нибудь в подворотне или подъезде и пережидать, пока не утихнет €рость налетевшего вихр€. ѕо временам мимо проносились, как бешеные, чь€-то шл€па, или парик, или то и другое вместе, кружась и ныр€€ в воздухе; гораздо опаснее были летевшие с крыш черепицы, шифер, валившиес€ откуда-то перед самым носом груды штукатурки, кирпичи, куски каменных карнизов, с грохотом разбивавшиес€ о мостовую. ¬се это никак не доставл€ло удовольстви€ слесарю и не делало его путь при€тнее.

- “€желенько такому человеку, как €, выходить в этакую скверную погоду, - сказал слесарь, дойд€ до домика вдовы и тихонько постучав в дверь. - ¬идит бог, € предпочел бы сидеть сейчас у огн€ в трактире старого ƒжона.

-  то там? - спросил изнутри женский голос.

”слышав ответ, женщина сразу отперла дверь и торопливо поздоровалась.

≈й было лет сорок, или, быть может, сорок с небольшим, и приветливое лицо ее, видно, было когда-то красиво. ќно носило следы забот и т€жкого гор€, но рука ¬ремени несколько сгладила эти старые следы. ƒостаточно было мельком взгл€нуть на Ѕарнеби, чтобы угадать, что он - ее сын, так велико было сходство между ними; но в его диком взоре читалось безумие, а в глазах матери - терпеливое спокойствие и самообладание, следствие долгой борьбы с жизнью и покорности судьбе.

ќднако было в этом лице что-то очень странное, поражавшее тех, кто вгл€дывалс€ в него. ƒаже когда оно имело самое веселое выражение, чувствовалось, что оно способно в любую минуту выразить безграничный ужас. Ёто не бросалось в глаза, не крылось в какой-то определенной черте лица. Ќельз€ сказать, что если бы глаза, или рот, или линии щек были другие, то лицо этой женщины не производило бы такого странного впечатлени€. ќднако кака€-то не€сна€ тень страха всегда таилась в нем смутна€, но неизменна€, никогда не исчезавша€. Ёту тень, омрачавшую ее лицо, мог породить лишь пережитой когда-то сильнейший, невыразимый ужас, и, при всей своей неуловимости, она давала представление о силе этого ужаса, запечатленного в пам€ти, как приснившийс€ когда-то страшный сон.

“а же печать какого-то страха, но еще более смутна€ (должно быть, виной этому было его слабоумие) лежала и на лице ее сына. ”видев такие лица на картине, люди прочли бы на них какую-то страшную повесть и долго не могли бы забыть их. ј те, кто знал о случившемс€ в ”оррене и помнил, какой была вдова до гибели мужа, ничему не удивл€лись. Ќа их глазах произошла в ней эта перемена, им было известно, что сын ее, родившийс€ в тот самый день, когда убийство было обнаружено, имел на руке родимое п€тно, похожее на полустертое п€тно крови.

- «дравствуйте, соседка, - сказал слесарь, с непринужденностью старого знакомого вход€ за ней в комнату, где в камине весело трещал огонь.

- «дравствуйте, - с улыбкой отозвалась женщина. ќп€ть вы пришли, добра€ душа? ¬ас ведь ничто не удержит дома, если где-нибудь нуждаютс€ в вашей помощи или утешении. Ќе первый день € вас знаю!

- ѕолно, полно, соседка! - отозвалс€ слесарь, растира€ и отогрева€ у огн€ руки. -”ж вы наговорите! Ќу, как наш больной?

- —пит сейчас. ѕод утро он стал очень беспокоен, несколько часов сильно металс€ в постели. ј потом жар спал, доктор говорит, что он быстро поправитс€. Ќо до завтра его перевозить нельз€.

- Ќаверно, у него нынче были гости, да? - спросил ¬арден, лукаво подмигива€.

- ƒа. —тарый мистер „естер пришел, сразу как за ним послали, и ушел только что, минуты за две до вашего прихода.

- ј никакой молодой леди не было? - осведомилс€ слесарь, с разочарованным видом поднима€ брови.

- Ќет. “олько письмо, - отвечала вдова.

- јга, и то хорошо! - воскликнул слесарь. - ј кто его принес?

- Ѕарнеби, разумеетс€.

- ¬аш Ѕарнеби - насто€щее сокровище. ћы вот считаем себ€ разумнее его, а между тем ему легко удаетс€ то, что у нас никак бы не вышло. Ќадеюсь, он не ушел оп€ть бродить?

- —лава богу, нет. ќн уже в постели. ¬едь всю ночь он не спал и весь день на ногах, так что совсем измучилс€. ќх, сосед, если бы € могла почаще удерживать его дома, обуздать его вечное беспокойство!..

- ¬се придет своим чередом. ”гомонитс€ и он, ласково утешил ее слесарь. - Ќе падайте духом, ћэри. ѕо-моему, он с каждым днем становитс€ разумнее.

¬дова покачала головой. ¬се же, хот€ она понимала, что слесарь вовсе этого не думает, а говорит так, чтобы ее утешить, ей было при€тно услышать похвалу ее бедному безумному сыну.

- ƒа, да, поверьте мне, из него еще выйдет человек дельный, с головой, - заключил слесарь. - —мотрите, как бы ваш Ѕарнеби не заставил нас краснеть за себ€, когда мы с вами к старости выживем из ума... Ќу, а где же другой наш при€тель? - добавил он, загл€нув под стол и обвод€ глазами комнату. - √де первейший плут и хитрец из хитрецов?

- ” Ѕарнеби в комнате, - ответила вдова с легкой улыбкой.

- ¬едь все решительно понимает! - сказал ¬арден, кача€ головой. - я бы поостерегс€ говорить при нем то, что надо держать в секрете. ќго, этому хитрецу пальца в рот не клади! ≈й-богу, € готов поверить, что он, если захочет, может научитьс€ даже считать, писать и читать... „то это - кажись, кто-то скребетс€ у двери? ”ж не он ли?

- Ќет, это как будто с улицы стучат, - возразила вдова. - ƒа, вот оп€ть!  то-то тихонько стучит в ставень.  то бы это мог быть?

ѕомн€, что стены и потолки в доме очень тонкие, и бо€сь потревожить больного, спавшего наверху, оба все врем€ говорили очень тихо. “аким образом, человек, сто€вший под окном, не мог слышать их голосов, даже если сто€л у самой стены; а так как сквозь щели пробивалс€ свет и в комнате было тихо, человек этот мог подумать, что дома только одна хоз€йка.

- ћожет, какой-нибудь озорник или вор? - предположил слесарь. - ƒайте-ка мне свечку.

- Ќет, нет, - поспешно возразила вдова. - “акие гости никогда не пробуют вломитьс€ в мое бедное жилье. ќставайтесь здесь. ≈сли понадобитс€, € вас кликну. я сама открою.

- ƒа отчего же? - спросил слесарь, неохотно отдава€ ей свечу, которую вз€л было со стола.

- ќттого что... ну, € и сама не знаю отчего, но мне так хочетс€... ¬от оп€ть стучат! ѕожалуйста, не удерживайте мен€!

¬арден смотрел на нее с величайшим удивлением, не понима€, почему эта женщина, всегда спокойна€ и кротка€ сейчас в таком волнении и даже раздражении из-за какой-то безделицы. ќна вышла из комнаты и старательно закрыла за собой дверь. ѕосто€ла минутку в прихожей, словно в нерешимости, положив руку на засов. —наружи оп€ть прин€лись стучать, и голос под окном - слесарю он показалс€ знакомым и смутно напомнил что-то непри€тное - произнес шепотом: "ƒа ну же, скорее открывай!"

—лова эти были сказаны тихо, но вн€тно, таким голосом, который легко проникает в уши сп€щего и заставл€ет его проснутьс€ в испуге. Ќа миг даже слесарю стало жутко, он инстинктивно отскочил от окна и настороженно прислушалс€.

√удевший в трубе ветер мешал ему €сно слышать, что происходит снаружи. ќднако он различил в прихожей стук отворенной двери, мужские шаги по заскрипевшим половицам... Ќаступившую затем мгновенную тишину прорезал вдруг странный звук - не то сдавленный крик, не то стон или зов на помощь, а затем слова: "Ѕоже мой!", произнесенные так, что у слесар€ захолонуло сердце.

ќн кинулс€ в прихожую... » увидел на лице вдовы то страшное выражение, которое как будто было ему знакомо, - и все же впервые он его видел так €сно. ќна сто€ла, как пригвожденна€ к месту, мертвенно бледна€, с перекошенным от ужаса лицом, и застывшими глазами смотрела на вошедшего с улицы человека. Ёто был тот самый человек, с которым слесарь столкнулс€ прошлой ночью на темной дороге!

ќн увидел ¬ардена, их взгл€ды скрестились. Ёто длилось один миг, быстрый, как молни€, мимолетный, как тень от дыхани€ на стекле, - и незнакомец выскочил за дверь.

—лесарь бросилс€ за ним. ”же он прот€нул руку, чтобы ухватить незнакомца за полы развевающегос€ плаща, но тут вдова крепко уцепилась за него и, упав на колени, преградила ему дорогу.

- Ќе туда, - крикнула она. - ¬ другую сторону! ќн убежал в другую сторону. ¬ернитесь!

- Ќет, € видел его там, - слесарь указал рукой. ¬от он мелькнул мимо фонар€. ¬ чем тут дело?  то это? ѕустите мен€!

- Ќазад, назад! - кричала женщина, продолжа€ удерживать его. - Ќе смейте его трогать! я не хочу, чтобы вы гнались за ним. »з-за него могут погибнуть другие. ¬ернитесь!

- „то все это значит?! - воскликнул слесарь.

- Ќе спрашивайте мен€, не говорите, не думайте об этом. я не хочу, чтобы его выследили и задержали. Ќе ходите!

”дивленный слесарь смотрел во все глаза на цепл€вшуюс€ за него женщину. ”ступа€ ее отча€нной настойчивости, он позволил втащить себ€ в прихожую. ¬дова с лихорадочной быстротой закрыла входную дверь на цепочку, заперла ее, дважды повернув ключ в замке, задвинула все засовы и увлекла слесар€ в комнату. “олько тут она подн€ла на него глаза с тем же застывшим выражением ужаса и; упав на стул, закрыла лицо руками. ќна дрожала, как человек, которого коснулась рука смерти.

√Ћј¬ј Ў≈—“јя

ƒо крайности пораженный всеми этими странными происшестви€ми, следовавшими друг за другом так стремительно и бурно, слесарь молча смотрел на съежившуюс€ и дрожавшую женщину, и это продолжалось бы долго, если бы сочувствие и жалость не разв€зали ему €зык.

- ¬ы нездоровы, - сказал он. - я позову кого-нибудь из соседок.

- Ќет, нет, и не думайте! - ќна сделала отрицательный жест, все еще не поворачива€ головы, чтобы он не увидел ее лица. - ƒостаточно уже того, что вы оказались свидетелем...

- ƒа, более чем достаточно... ј впрочем, нет, мне этого недостаточно, - промолвил √ейбриэл.

- ѕусть так, - отозвалась она. - Ќо не спрашивайте мен€ ни о чем, умол€ю вас!

- —оседка, - начал слесарь, помолчав. - —ами посудите, разумно ли это, хорошо ли, справедливо ли это с вашей стороны? ¬ы знаете мен€ так давно и всегда советовались со мной... ѕраво, € не узнаю вас! ” вас с детства был такой сильный характер, такое мужественное сердце.

- ќни мне понадобились в жизни, - сказала она. Ќо € старею телом и душой. ƒолжно быть, годы и слишком т€желые испытани€ сокрушили мои силы. Ќе спрашивайте, не говорите ничего!

- ƒа как же € могу молчать после того, что видел? - возразил слесарь. -  то этот человек и почему его приход так встревожил вас?

ќна не отвечала и держалась за стул, словно бо€лась упасть.

- я спрашиваю вас, ћэри, по праву старого друга, который всегда был к вам очень прив€зан и, как мог, доказывал вам это.  то этот подозрительный человек и что может быть общего между вами? ѕочему он, как призрак, по€вл€етс€ только в темные и ненастные ночи? ќткуда он вас знает и зачем бродит вокруг вашего дома, шепчетс€ с вами, как будто вас св€зывает нечто такое, о чем ни вы, ни он не смеете даже говорить вслух?  то он?

- ¬ерно вы сказали, что он призрак, который бродит вокруг этого дома, - тихо сказала вдова. - ƒо сих пор только тень его всегда висела над моей жизнью и моим домом и в ночном мраке и при свете дн€. ј теперь он пришел сам, живой.

- Ќо он не ушел бы, если бы вы не цепл€лись за мен€, не дава€ мне сделать ни шагу, - уже с досадой возразил слесарь. - ¬се это дл€ мен€ загадка.

- » должно навсегда остатьс€ загадкой, - промолвила вдова, встава€. - Ќичего больше € не решусь вам сказать.

- Ќе решитесь? - повторил слесарь, все больше и больше недоумева€.

- ƒа. » вы не настаивайте. я больна, измучена, у мен€ уже нет сил жить... Ќет, нет, не прикасайтесь ко мне!

√ейбриэл сделал шаг вперед, чтобы поддержать ее, но при этом резком восклицании отступил и в безмолвном удивлении уставилс€ на нее.

- ќставьте мен€ одну идти своей дорогой, - сказала она тихо. - –ука честного человека не должна сегодн€ касатьс€ моей руки.

ќна, пошатыва€сь, добрела до двери и, обернувшись, добавила с усилием:

- “о, что вы здесь видели, - тайна, и € вынуждена доверитьс€ вам. ¬ы - честный человек и всегда были очень добры ко мне, так не выдавайте же ее никому. ≈сли мистер „естер из комнаты наверху слышал шум, придумайте какое-нибудь объ€снение, скажите ему, что хотите, только ни звука о том, что видели! » никогда ни словом, ни взгл€дом не напоминайте мне о сегодн€шнем. я вам верю. ѕомните это! ¬ы и представить себе не можете, как много € сегодн€ доверила вам!

—екунду она смотрела ему в лицо, потом ушла, оставив его одного.

Ќе зна€, что и думать, ¬арден долго еще сто€л, устремив глаза на дверь, глубоко огорченный и растер€нный. „ем больше размышл€л он о случившемс€, тем труднее было найти всему этому удовлетворительное объ€снение. Ќеожиданное открытие, что вдова –адж, котора€, как все полагали, столько лет вела жизнь уединенную и замкнутую, и безропотным мужеством, с каким переносила свое несчастье, завоевала себе доброе им€ и уважение всех, кто ее знал, каким-то таинственным образом св€зана с человеком подозрительным и, хот€ была сильно испугана его по€влением, все-таки помогла ему скрытьс€, и поражало и мучило слесар€. ј то, что он своим молчанием как бы дал согласие хранить все в тайне и вдова теперь на это рассчитывает, еще усиливало его душевное см€тение. Ќадо было смелее и настойчивее потребовать от нее объ€снений, не дать ей уйти, протестовать, вместо того чтобы молча согласитьс€ на ее просьбу, - тогда ему сейчас было бы легче.

- » зачем € промолчал, когда она сказала, что это тайна и она мне ее довер€ет! - рассуждал сам с собой √ейбриэл, сдвинув парик, чтобы удобнее было почесать затылок, и уныло гл€д€ на огонь в камине. - ѕраво, находчивости у мен€ не больше, чем у старого ƒжона, «ачем € не сказал ей твердо: "¬ы не вправе иметь такие тайны, и € требую, чтобы вы объ€снили, что все это значит?" ƒа, вот что надо было сказать, а не сто€ть, выпучив глаз"! как идиот. »диот и есть! ¬с€ беда в том, что твердости у мен€ хватает только когда € имею дело с мужчинами, а женщины верт€т мною как хот€т!

ѕрид€ к такому заключению, он совсем сн€л парик, нагрел платок у огн€ и прин€лс€ тереть им свою лысину с таким усердием, что она заблестела, как полированна€.

- ј может, все это и пуст€ки, - сказал он вслух, прервав свое при€тное и успокоительное зан€тие и уже снова улыба€сь. - Ћюбой пь€ный скандалист, вломившись в дом, мог испугать тихую, робкую женщину. ќднако... - тут слесарь в своих размышлени€х дошел до того, в чем была вс€ загвоздка. - ѕочему это оказалс€ тот самый человек? „ем объ€снить, что он имеет над ней такую власть? ѕочему она помогла ему убежать от мен€? ј главное - ведь она могла сказать, что перепугалась от неожиданности - и все, но не сказала же этого. Ѕольно, когда в одну минуту перестаешь верить человеку, которого знаешь столько лет и когда это к тому же тво€ стара€ любовь! Ќо что поделаешь... ¬се это очень подозрительно!..  то там? “ы, Ѕарнеби?

- я! - крикнул Ѕарнеби, по€вл€€сь на пороге, и несколько раз кивнул головой. -  онечно, €!  ак вы догадались?

- ѕо твоей тени, - по€снил слесарь.

- ќго! - Ѕарнеби бросил взгл€д через плечо. - ћо€ тень-весела€ проказница и ходит со мной всегда, хоть € и дурачок. ћы с ней такие делаем прогулки! —качем, бегаем, кувыркаемс€ на траве! »ногда она выт€гиваетс€ до половины церковной колокольни, а иногда бывает така€ маленька€, не больше карлика. “о впереди бежит, то гонитс€ за мной по п€там, крадетс€ то с одной, то с другой стороны, - хитра€! ќстановлюсь € - и она тоже останавливаетс€, думает, что € ее не вижу, а € за ней все врем€ зорко слежу. јх, кака€ она потешна€! ћожет, она тоже дурочка?  ак по-вашему? ѕо-моему, да.

- ѕочему ты так думаешь? - спросил ¬арден.

- ѕотому что она целыми дн€ми мен€ передразнивает. » как это ей не надоест?.. ј отчего вы не идете?

-  уда?

- Ќаверх. ќн вас зовет. ѕостойте! ¬от вы - разумный человек, так скажите мне: а где же его тень?

- ѕри нем, Ѕарнеби, при нем, веро€тно, - ответил слесарь.

- Ќе угадали. - Ѕарнеби отрицательно замотал головой. - ѕопробуйте еще раз.

- “ак, может, она ушла гул€ть?

- Ќет. ќн обмен€лс€ тенью с одной женщиной, - шепнул Ѕарнеби на ухо слесарю, гл€д€ на него с торжествующей миной, и проворно отскочил. - » теперь ее тень всегда при нем, а его - при ней. «дорово, правда?

- ѕодойди ко мне, Ѕарнеби, - сказал слесарь серьезно. - ѕодойди, дружок.

- «наю €, что вы хотите мне сказать. «наю! - √овор€ это, Ѕарнеби п€тилс€ от него. - Ќе бойтесь, € хитер, не проболтаюсь. Ёто € только вам все говорю. Ќу, идете?

— этими словами он схватил свечу и, дико хохоча, замахал ею над головой.

- ѕотише, потише! - сказал ему слесарь, всеми силами стара€сь его успокоить и заставить замолчать. ј € ведь думал, что ты спишь.

- я и спал, - отозвалс€ Ѕарнеби, гл€д€ перед собой широко открытыми глазами. - я видел какие-то большущие рожи - они проносились то у самого моего лица, то за милю от мен€... » мне волей-неволей приходилось ползти за ними через какие-то пещеры и падать с высоких колоколен... “акие странные твари... ќни целыми толпами прибегали и садились ко мне на кровать. “ак это и называетс€ сном?

- ƒа, это сны, Ѕарнеби, сны, - сказал слесарь.

- —ны! - повторил Ѕарнеби тихо, придвига€сь к нему. - Ќет, это не сны.

- ј что же это, по-твоему?

- ¬от снилось мне только что, - Ѕарнеби вз€л ¬ардена под руку и, близко загл€дыва€ ему в лицо, заговорил шепотом. - —нилось мне, будто что-то, похожее с виду на мужчину, украдкой ходит со мной, все врем€ не оставл€ет мен€, но не показываетс€, а пр€четс€, как кот, по темным углам, подстерегает мен€... ј когда оно выползло и, крадучись, пошло на мен€, €... ¬идели вы, как € бегаю?

- “ы же знаешь, что видел, и не раз.

- Ќу, так никогда еще € не бегал так быстро, как в этом сне. » все же оно ползком догон€ло мен€... » мне было жутко. ¬се ближе, ближе и ближе... а € бежал все быстрее... ѕроснулс€ €, вскочил с постели - и к окну! » вот внизу, на улице... Ќо он нас ждет. ¬ы идете?

- ј что такое было внизу на улице, Ѕарнеби? спросил ¬арден, заподозрив какую-то св€зь между его сном и действительными событи€ми этого вечера.

Ѕарнеби снова загл€нул ему в глаза, буркнул что-то невн€тное и, захохотав, прин€лс€ размахивать свечой, потом крепче прижал к себе руку слесар€ и уже молча повел его по лестнице наверх.

ќни вошли в убогую спаленку, скудно обставленную стуль€ми на старомодных журавлиных ножках, которые выдавали их возраст, и другой дешевой мебелью, но чистенькую и заботливо убранную. ” камина в качалке полулежал бледный, ослабевший от потери крови Ёдвард „естер, тот самый молодой человек, что накануне вечером первый уехал из "ћайского ƒрева". ќн прот€нул слесарю руку и сердечно поздоровалс€ с ним, называ€ своим спасителем и другом.

- ѕолноте, сэр, полноте, - сказал ¬арден. - я сделал бы то же самое дл€ любого человека в такой беде, а дл€ вас - тем более... ќдна молода€ леди, - добавил он осторожно, - не раз оказывала нам добрые услуги, и мы, разумеетс€, всегда рады... ¬ы не сочтете это дерзостью с моей стороны, сэр?

ћолодой человек с улыбкой покачал головой, но в ту же минуту беспокойно зашевелилс€ в кресле - видимо, от сильной боли.

- Ќичего, ничего, - промолвил он в ответ на сочувственный взгл€д слесар€. - я просто немного ослабел от легкой раны и потери крови, да и оттого, что сижу здесь взаперти без воздуха. ѕрисаживайтесь, мистер ¬арден.

- ≈сли позволите, € постою вот тут у вашего кресла, мистер Ёдвард, - сказал слесарь и наклонилс€ к молодому человеку. - “ак мы сможем говорить вполголоса. Ѕарнеби сегодн€ что-то беспокоен, а в таких случа€х вс€кие разговоры на него плохо действуют.

ќба посмотрели на Ѕарнеби, который сидел по другую сторону камина и, бессмысленно улыба€сь, наматывал на пальцы бечевку из клубка, игра€ "в веревочку".

- ѕрошу вас, сэр, - начал ¬арден, еще больше понизив голос, - расскажите, как все это случилось с вами прошлой ночью. я спрашиваю не из пустого любопытства. ≈сть причины... ¬ы ушли из "ћайского ƒрева" один?

- ƒа. » пошел домой пешком, а около того места, где вы мен€ нашли, услышал позади топот лошади, мчавшейс€ галопом.

- «а вами? - переспросил слесарь.

- ƒа, да, за мной. Ёто был одинокий всадник, он скоро догнал мен€ и, остановив лошадь, попросил указать дорогу в Ћондон.

- ¬ы, конечно, были начеку, сэр? ¬едь по дорогам рыщут разбойники.

- «наю, но при мне была только трость, а кобуру с пистолетами € имел неосторожность оставить в гостинице у ƒжо. я стал объ€сн€ть этому всаднику, куда ехать, но не успел договорить, как он вдруг бешено налетел на мен€, словно хотел затоптать. я отскочил в сторону, поскользнулс€ и упал. Ќу, а остальное вам известно - вы подобрали мен€ с этой вот ножевой раной и без кошелька. ѕравда, денег в кошельке он найдет мало, они не вознаград€т его за труды. Ќу, вот, мистер ¬арден, заключил Ёдвард, пожима€ руку слесарю, - теперь вы знаете столько же, сколько и €, не знаете только, как глубоко € вам благодарен.

- ƒа, € знаю все, - сказал слесарь, еще ниже нагиба€сь к Ёдварду и опасливо погл€дыва€ на их молчаливого соседа, - за исключением того, что касаетс€ самого разбойника. ќпишите мне его, сэр. », ради бога, говорите тише. ќпасатьс€ Ѕарнеби, конечно, нечего. Ќо € его видывал чаще, чем вы, и уверен - как ни странно вам это покажетс€, - что он сейчас внимательно прислушиваетс€ к нашему разговору.

Ќужно было очень довер€ть наблюдательности слесар€, чтобы согласитьс€ с ним: Ѕарнеби, казалось, был всецело зан€т своей игрой и ни на что больше не обращал внимани€. ¬идно, в лице Ёдварда слесарь прочел сомнение - он повторил свои слова еще более серьезным тоном и, покосившись на Ѕарнеби, снова попросил описать наружность разбойника.

- Ѕыло так темно, - сказал Ёдвард, - а он был закутан до самых глаз и напал на мен€ так внезапно, что € не мог рассмотреть его...  ажетс€...

_ “олько не спрашивайте у него, сэр, - предостерег слесарь, увидев, что Ёдвард смотрит на Ѕарнеби. я знаю, что он его разгл€дел. Ќо мне нужно знать, что заметили вы.

- ѕомню только одно: когда он на всем скаку осадил

лошадь, у него слетела шл€па. ќн поймал ее и снова надел но € успел заметить, что голова у него пов€зана черным платком. » вот еще что: в гостинице одновременно со мной был какой-то чужой. я его не рассмотрел как следует, потому что сидел в стороне, - у мен€ на то были свои причины, - а когда € уходил, он уже пересел в темный угол у камина, и его не было видно. Ќо если он и тот, кто напал на мен€, - два разных человека, то голоса у них во вс€ком случае удивительно схожи: как только разбойник заговорил со мной на дороге, € узнал голос.

"Ётого € и бо€лс€. ќн же сегодн€ приходил сюда! - подумал слесарь, мен€€сь в лице. - „то за всем этим кроетс€?"

- Ёй! - крикнул вдруг у него над ухом хриплый голос. - «дорово, здорово! √ав-гав! „то тут такое? Ёй!

 рикун, заставивший слесар€ вздрогнуть, словно он узрел выходца с того света, был большой ворон, незаметно дл€ обоих собеседников взлетевший па спинку кресла. ќн слушал весь их разговор с учтивым вниманием и с таким необычайно серьезным видом, как будто понимал каждое слово, и при этом поворачивал голову то к одному, то к другому: казалось, он призван рассудить их, и ему важно не пропустить ни единого слова.

- ѕолюбуйтесь на него! - сказал ¬арден с восхищением и вместе с каким-то необъ€снимым страхом перед вороном. - ≈сть ли на свете другой такой хитрец? Ѕес, а не птица!

¬орон, свесив набок голову и устремив на них глаза, светившиес€, как два бриллианта, несколько секунд хранил глубокомысленное молчание, а затем прокричал хрипло и так глухо, словно голос исходил не из горла, а откуда-то из-под его пышного оперени€:

- Ёй! „то тут такое? ¬еселей, не вешай носа!  ра-кра-кра! я дь€вол, € дь€вол, € дь€вол! ”рра!

», словно раду€сь своей св€зи с адом, прин€лс€ громко свистать.

- „естное слово, € почти верю, что он и в самом деле дь€вол. »шь как смотрит на мен€ - будто понимает, что € говорю! - воскликнул ¬арден.

“ут ворон, раскачива€сь всем телом, словно в каком-то торжественном танце, прокричал оп€ть: "я дь€вол, дь€вол, дь€вол!" - и захлопал крыль€ми, точь-в-точь как человек, который, надрыва€сь от хохота, удар€ет себ€ по бедрам.

√л€д€ на него, Ѕарнеби всплеснул руками и в приливе безудержного весель€ стал кататьс€ по полу.

- ѕрестранна€ пара, не правда ли, сэр? - сказал слесарь, кача€ головой и погл€дыва€ то на ворона, то на его хоз€ина. - ѕраво, эта птица умна за двоих.

- ƒа, любопытный у Ѕарнеби товарищ, - согласилс€ Ёдвард и прот€нул указательный палец ворону, а тот, в благодарность за внимание, немедленно ткнул его железным клювом. -  ак вы думаете, он уже очень стар?

- „то вы, сэр, он еще только птенец, - возразил слесарь. - ≈му лет сто двадцать, не больше. Ёй, Ѕарнеби, дружок, позови его, пусть уберетс€ с кресла.

- ѕозвать его? - повторил Ѕарнеби. —ид€ на полу, он откинул волосы со лба и посмотрел на ¬ардена блуждающим взгл€дом. - –азве его заставишь подойти, если он не хочет? Ёто он зовет мен€ и заставл€ет идти с ним, куда ему вздумаетс€. ќн идет вперед, а € за ним. ќн - господин, € - его слуга. ¬едь верно, √рип?

¬орон каркнул отрывисто и как-то благодушно, доверительно, словно говор€: "Ќе надо посв€щать этих людей в наши тайны. ћы с тобой понимаем друг друга и этого довольно".

- ћне приказывать ему? - продолжал Ѕарнеби, кива€ на ворона. - ј вы знаете, он никогда не спит, ни на минуту не смыкает глаз - и ночью, когда ни взгл€нешь они свет€тс€ в темноте, словно искры. ƒа, да, каждую ночь до утра он бодр, как днем, толкует сам с собой, придумывает, что делать завтра, куда нам с ним пойти и что ему стащить, и припр€тать или зарыть. ћне ему приказывать? ’а-ха-ха.

ѕосле некоторого размышлени€ ворон, видимо, решил добровольно сойти к Ѕарнеби. Ѕегло обозрев позицию, бросив искоса взгл€д сначала на потолок, потом на каждого из присутствующих, он слетел на пол и двинулс€ к Ѕарнеби. Ќе прыгал и не бежал, а шагал, как щеголь в тесных башмаках, который пытаетс€ идти быстро по разбитой мостовой. ƒойд€, вскочил на прот€нутую ему руку Ѕарнеби, милостиво уселс€ на ней и разразилс€ каскадом звуков, слегка напоминавших хлопанье пробки, вылетающей из бутылки. ќткупорив таким образом восемь - дес€ть бутылок, он снова очень громко и вн€тно объ€вил о своем родстве с нечистой силой.

—лесарь только головой качал. ≈го, кажетс€, мучили сомнени€, действительно ли этот ворон - не более, как птица; а, может быть, он жалел Ѕарнеби, который, прижав к себе ворона, каталс€ вместе с ним по полу. ќтвед€ глаза от бедного юноши, слесарь встретилс€ взгл€дом с его матерью, котора€ только что вошла в комнату и молча смотрела на эту картину.

ќна была очень бледна, даже губы ее побелели, но уже владела собой и сохран€ла свое всегдашнее спокойствие. ¬ардену показалось, что она избегает его взгл€да и что она тотчас зан€лась раненым только дл€ того, чтобы не говорить с ним, ¬арденом.

ќна сказала, что мистеру Ёдварду пора лечь спать, он и так просидел дольше, чем следует, целый час, а ведь утром его должны перевезти домой. ѕон€в намек, слесарь стал прощатьс€.

- ƒа, кстати, - заметил Ёдвард, пожима€ ему руку и гл€д€ то на него, то на миссис –адж. - „то это за шум был внизу? я слышал и ваш голос. ’отел спросить об этом раньше, но мы заговорили о другом, и € забыл... „то случилось?

—лесарь покосилс€ на миссис –адж и прикусил губы. ј она, облокот€сь на спинку стула, сто€ла молча, опустив глаза. Ѕарнеби тоже притих - он слушал.

- Ёто был какой-то пь€ный или сумасшедший, сэр, ответил, наконец, ¬арден, пристально гл€д€ на вдову. ќн ошибс€ дверью и хотел вломитьс€ сюда.

¬дова вздохнула свободнее, но сто€ла все так же молча и неподвижно.  огда слесарь пожелал всем доброй ночи и Ѕарнеби схватил свечу, чтобы посветить ему на лестнице, миссис –адж отн€ла у сына свечу и, с непон€тной торопливостью и суровостью приказав ему оставатьс€ наверху, сама пошла проводить ¬ардена. ¬орон отправилс€ вслед за ними, чтобы удостоверитьс€, все ли внизу в пор€дке.  огда они подошли к входной двери, он сто€л уже на нижней ступени лестницы, без передышки откупорива€ бутылки.

¬дова дрожащими руками сн€ла цепочку, отодвинула засов, повернула ключ в замке...  огда она вз€лась за ручку двери, слесарь сказал вполголоса:

- ћэри, € сегодн€ солгал только ради вас, по старой дружбе. Ќи за что € не унизилс€ бы до лжи, если бы дело касалось мен€. ƒай бог, чтобы эта ложь никому не причинила вреда и не привела к беде. —кажу вам пр€мо, вы вызвали в моей душе невольные подозрени€, и € очень неохотно оставл€ю здесь мистера Ёдварда. —мотрите, чтобы с ним не случилось ничего худого! я теперь уже не уверен, что он здесь в безопасности. ’орошо, что он завтра уедет. Ќу, выпустите мен€.

¬дова закрыла лицо руками и заплакала. ¬идно было, что ей очень хочетс€ что-то ответить, но, пересилив себ€, она молча открыла дверь - ровно настолько, чтобы слесарь мог протиснутьс€, - и жестом попросила его уйти. ≈два он переступил порог, как она захлопнула дверь и заперла ее, а ворон, словно одобр€€ такую осторожность, зала€л, как дворовый пес.

"якшаетс€ с каким-то висельником... он бродит около ее дома, подслушивает... » Ѕарнеби почему-то вчера ночью первым оказалс€ на месте нападени€... Ќеужели же она, которую люди всегда так уважали, могла втайне заниматьс€ вс€кими темными делами? - рассуждал про себ€ слесарь. - ƒа простит мне бог, если € ее виню напрасно... Ќо она бедна, а искушени€ сильны...  аждый день приходитс€ слышать и не такие вещи...  аркай, каркай, при€тель! ≈сли тут творитс€ что-то недоброе, так € готов покл€стьс€, что этому ворону все известно".

√Ћј¬ј —≈ƒ№ћјя

ћиссис ¬арден была, как говоритс€, женщина изменчивого нрава - это значит, что она с довольно стойкой неизменностью по мере сил портила всем жизнь. “ак, например, когда другим бывало весело, миссис ¬арден непременно хмурилась, а когда другие грустили, миссис ¬арден про€вл€ла неумеренную веселость. —ловом, эта достойна€ женщина была настолько капризна, что с легкостью, которой позавидовал бы ћакбет25, способна была в одну минуту переходить от мудрой рассудительности к нежеланию что-либо пон€ть, от бешенства к сдержанности, от сочувстви€ к равнодушию. ћало того - иногда она умудр€лась, мен€€ последовательность своих настроений в ту и другую сторону, за какие-нибудь четверть часа проходить через всю шкалу этих взлетов и падений, пуска€ в ход арсенал женского оружи€ с искусством и быстротой, поражавшими зрител€.

Ёта славна€ женщина (не лишенна€ привлекательности, полна€ и цветуща€, но, как и ее прелестна€ дочь, невысокого роста) становилась тем капризнее, чем лучше ей жилось, и замечавшие это друзь€ семейства ¬арден - как мужчины, так и почтенные матроны - брали на себ€ смелость утверждать, что, если бы она скатилась пониже на каких-нибудь полдюжины ступеней социальной лестницы - ну, например, если бы лопнул банк, куда ее супруг поместил свои деньги, или случилась друга€ непри€тность в таком роде, миссис ¬арден стала бы другим человеком и наверн€ка - одной из самых кротких жен на свете. ѕравы они были или нет, одно несомненно: чересчур хороша€ жизнь часто портит характер, так же как чересчур обильна€ еда портит желудок, и в этих случа€х как тело, так и душу с успехом исцел€ют лекарства не только непри€тные, но даже противные на вкус.

ѕравой рукой миссис ¬ардсн, главной потатчицей ее капризам, а в то же врем€ и главной ее жертвой, козлом отпущени€, на котором она вымещала свой гнев, была ее единственна€ служанка, мисс ћиггс, которую в доме звали просто "ћиггс", в силу предрассудков нашего общества, разрешающих отрубать у бедных прислужниц вежливую приставку к фамилии.

Ёта ћиггс была росла€, худа€ девица, сварлива€, с лицом, хот€ и не безобразным, но довольно непри€тным, так как оно всегда имело сердитое и кислое выражение; дома она ходила в патенах. ћиггс всех мужчин, как правило, считала презренным полом, совершенно недостойным ее внимани€. ќни, по ее глубокому убеждению, были коварны, лживы, пь€ницы и подлецы, способны на самое ужасное вероломство - словом, народ отпетый. ¬ минуты особенно сильного ожесточени€ против них (злые €зыки виновником этого ожесточени€ называли —има “эппертита, который €вно пренебрегал ею) она с большой пылкостью высказывала пожелание, чтобы все женщины умерли, ибо только тогда мужчины поймут, какие сокровища были им ниспосланы, и пожалеют, что так мало ими дорожили. —очувствие ћиггс к представительницам ее пола доходило до того, что она порой выражала готовность с величайшей радостью повеситьс€, утопитьс€, зарезатьс€ или отравитьс€ назло мужчинам, если только ей будет гарантировано, что солидное, кругленькое число - ну, хот€ бы дес€ть тыс€ч - молодых девиц последуют ее примеру.

Ёта-то ћиггс приветствовала слесар€, когда он постучал в дверь своего дома, пронзительным криком: " то там?"

- я, €, - отозвалс€ он.

-  ак, сэр, уже вернулись? - дела€ удивленное лицо, сказала ћиггс, когда отперла ему дверь. - ј мы с хоз€йкой только что надели ночные чепчики и собирались вас дожидатьс€. јх, ей было так плохо!

ћиггс сказала это с трогательным простодушием и участием, но, так как дверь в гостиную была открыта, √ейбрирл отлично пон€л, дл€ чьих ушей предназначались эти слова, и, смерив ћиггс далеко не одобрительным взгл€дом, прошел в комнаты.

- ’оз€ин вернулс€, мэм, - воскликнула ћиггс, забежав вперед. - ¬ы ошибались, мэм, а € была права. я так и знала, что он не захочет и вторую ночь заставл€ть вас ждать допоздна. Ќастолько-то хоз€ин всегда внимателен к вам. я так рада за вас, мэм!.. ƒа и мен€ тоже, - с жеманной улыбкой добавила ћиггс, - немножечко клонит ко сну. “еперь € вам признаюсь в этом, хот€ прежде увер€ла, что совсем не хочу спать. Ќу, да это, разумеетс€, никого не интересует.

- ј коли клонит ко сну, так и шла бы ты спать, сказал слесарь, от души сожале€, что здесь нет ворона Ѕарнеби и он не может вцепитьс€ в лодыжки этой девы.

- ѕокорно благодарю, сэр, - отпарировала ћиггс. я не смогу спокойно помолитьс€ и потом уснуть, если не уложу сначала мою хоз€йку. ѕо правде сказать, ей давно пора быть в постели.

- ”ж больно вы разговорчивы стали, мисс, - заметил ¬арден, косо взгл€нув на нее и снима€ кафтан.

- я пон€ла ваш намек, сэр, и покорнейше благодарю за него, - воскликнула ћиггс, вс€ вспыхнув. - Ќо позволю себе заметить, что, если даже кого-нибудь здесь задевает мо€ забота о хоз€йке, € не стану просить прощени€ и с радостью готова терпеть все непри€тности и даже пострадать за это.

“ут миссис ¬арден (во врем€ всего этого разговора она сидела, склонив голову в огромном ночном чепце, скрывавшем ее лицо, и, казалось, была всецело погружена в чтение "Ќаставлений протестантам") подн€ла глаза и отблагодарила ћиггс за ревностную защиту лишь при казанием "придержать €зык".

¬се жилы на шее ћиггс напр€глись от обуревавшей ее дикой злобы, но она ответила только:

- —лушаю, мэм, придержу.

- Ќу, как ты себ€ чувствуешь, мой друг? - спросил слесарь, сад€сь подле жены, котора€ снова углубилась в чтение, и энергично потира€ колени.

- ј теб€ это очень интересует? - отрезала миссис ¬арден, не поднима€ глаз от страницы. - Ќа целый день оставил мен€ одну! ≈сли бы € и умирала, ты и тогда бы не пришел.

- „то ты, ћарта, мила€!.. - начал слесарь.

Ќо супруга перевернула страницу, затем снова загл€нула на предыдущую, - веро€тно, чтобы освежить в пам€ти последние строки, - и продолжала сосредоточенно, с живым интересом изучать текст "Ќаставлений".

- Ќу, ћарта, мила€, - повторил слесарь, - как ты можешь говорить такую ересь! ¬едь ты же отлично знаешь, что это не так. — чего бы тебе умирать? ƒа если бы ты была серьезно больна, € не отходил бы от теб€ днем и ночью.

- ƒа, в этом € не сомневаюсь! - воскликнула миссис ¬арден, рыда€. - –азумеетс€, ты кружил бы надо мной, как стерв€тник, ожида€, чтобы € испустила дух и чтобы тебе можно было женитьс€ на другой.

ћиггс стоном выразила сочувствие хоз€йке, но тот час замаскировала этот стон кашлем, как бы говор€: "„то делать, € не могла удержатьс€ при виде такой убийственной жестокости этого чудовища, моего хоз€ина".

- ƒа, не сегодн€-завтра ты мен€ в гроб вгонишь, продолжала миссис ¬арден, уже менее воинственно. » тогда мы оба будем счастливы. ћне только хочетс€ увидеть ƒолли хорошо пристроенной, а потом ты, как только пожелаешь, можешь от мен€ избавитьс€.

- Ax! - снова простонала ћиггс и тотчас снова закашл€лась.

Ѕедный слесарь больше рта не раскрывал и только теребил свой парик. ѕрошло довольно много времени, прежде чем он осмелилс€ кротко спросить:

- ј ƒолли уже легла?

- ’оз€ин спрашивает вас, - сказала миссис ¬арден, строго погл€дев через плечо на свою наперсницу.

- Ќет, мой друг, € обращалс€ к тебе, - возразил слесарь.

- ¬ы слышали, что € сказала, ћиггс? - крикнула его упр€ма€ супруга, топнув ногой. - ¬ы тоже мен€ уже ни в грош не ставите? ≈ще бы, когда перед глазами такой пример! ”слышав столь жестокий упрек, ћиггс, у которой слезы всегда были наготове и могли изливатьс€ большими или малыми порци€ми при первой надобности и без малейших затруднений, разразилась бурными рыдани€ми, крепко прижав обе руки к сердцу, словно только так можно было помешать ему разбитьс€ на мелкие кусочки. ј миссис ¬арден, обладавша€ не менее усовершенствованной способностью проливать слезы, зарыдала тоже, соревну€сь со своей служанкой, да так успешно, что через некоторое врем€ ћиггс сдалась, уступив хоз€йке поле сражени€, и только врем€ от времени всхлипывала, словно угрожа€ снова дать волю своим чувствам. ¬ид€, что превосходство ее безусловно признано, миссис ¬арден скоро успокоилась и впала в тихую меланхолию.

ќблегчение, испытанное при этом мистером ¬арденом было так велико, а передр€ги прошлой ночи так его утомили, что он уже клевал носом и, наверное, проспал бы в кресле до утра, если бы голос супруги минут через п€ть не заставил его вздрогнуть и очнутьс€.

-  огда мне случаетс€ быть в хорошем настроении, - заговорила миссис ¬арден не сварливо, но тоном зуд€шим, полным упрека, - когда € весела и расположена побеседовать - вот какое € встречаю к себе отношение!

- ј уж как вы были веселы полчаса назад, мэм! воскликнула ћиггс. - Ќикогда еще € не видела вас в таком при€тном настроении.

- я никому на дороге не становлюсь и никогда ни во что не вмешиваюсь, - продолжала миссис ¬арден. я не спрашиваю, куда кое-кто беспрестанно уходит и откуда приходит, мои мысли зан€ты одним - как бы поэкономнее вести хоз€йство, € в этом доме работаю, как вол, - и вот награда! ¬от как мен€ здесь мучают!

- ѕомилуй, ћарта, - взмолилс€ слесарь, всеми силами стара€сь показать, что он ни минуты не дремал и совершенно бодр, - чем ты недовольна? ѕраво же, € пришел домой с самыми лучшими намерени€ми и от всей души хотел, чтобы все было хорошо. Ќу, поверь мне!

- „ем € недовольна? ”дивительно при€тно, когда муж дуетс€ и, как только пришел домой, тотчас засыпает!  огда он замораживает в тебе все чувства, выливает на теб€ ушат холодной воды! я знаю, что он ходил по делу, которое интересует мен€ больше, чем кого бы то ни было, и, естественно, ожидала, что он расскажет мне обо всем без вс€ких просьб с моей стороны. я вас спрашиваю естественно такое желание или нет?

- ѕрости, ћарта, - миролюбиво сказал слесарь. ѕо правде говор€, € бо€лс€, что ты не расположена сейчас к дружеской беседе. я с удовольствием расскажу тебе все, мо€ мила€.

- Ќет, спасибо, ¬арден, - возразила его супруга, с достоинством поднима€сь с места. - я не ребенок, которого можно наказать, а через минуту приласкать, дл€ этого €, пожалуй, уже старовата, ¬арден! ¬озьми свечу, ћиггс, и проводи мен€. “ы-то по крайней мере можешь быть весела и счастлива.

ћиггс, до этой минуты из сочувстви€ хоз€йке пребывавша€ в глубочайшей меланхолии, вдруг необычайно оживилась, энергично мотнула головой, бросив взгл€д на √ейбриэла, схватила свечу и удалилась вместе с хоз€йкой.

"» кто бы поверил, что эта женщина бывает мила и приветлива? - сказал себе ¬арден, пожав плечами и при двинув кресло поближе к огню. - ј между тем это так. Ќу, что поделаешь, у каждого свои слабости. Ќе мне осуждать ее за них - ведь мы так давно женаты".

ќн скоро задремал оп€ть, так же безм€тежно - этого здорового духом человека трудно было вывести из равновеси€. —ид€ с закрытыми глазами, он не мог видеть, как приоткрылась дверь с лестницы и кто-то просунул голову в комнату, но, увидев его, поспешно ретировалс€.

- ’отел бы €, чтобы кто-нибудь женилс€ на ћиггс, пробормотал слесарь себе под нос, проснувшись от стука двери и обвод€ взгл€дом комнату. - ƒа, хорошо бы! Ќо это невозможно. ≈два ли найдетс€ на свете сумасшедший, который решитс€ на это!

”томленный столь серьезными размышлени€ми, √ейбриэл оп€ть уснул и спал так долго, что огонь в камине успел догореть. ѕроснувшись, наконец, он, как обычно, запер входную дверь и, положив ключ в карман, пошел наверх в спальню.

„ерез несколько минут после его ухода дверь в темную теперь гостиную снова приоткрылась, и сначала в нее просунулась голова, а после этой рекогносцировки вошел —им “эппертит с лампой в руке. - » какого черта он торчал тут так долго? - бормотал этот джентльмен, проход€ через комнату в мастерскую. «десь он поставил лампу на горн. - »з-за него пропала добра€ половина ночи! ≈й-богу, только и пользы от моего прокл€того ремесла, что € здесь в мастерской изготовил себе вот эту штуку!

ќн вытащил из правого кармана грубо сделанный большой ключ и, осторожно вставив его в замок, тихонько отпер только что запертую хоз€ином дверь. «атем оп€ть спр€тал в карман свое изделие и, не потушив лампы, так же бесшумно, со вс€кими предосторожност€ми заперев за собой дверь, шмыгнул на улицу. Ётого никак не мог подозревать не только крепко спавший слесарь, - это не снилось даже Ѕарнеби, чьи сны были полны самых фантастических видений.

√Ћј¬ј ¬ќ—№ћјя

¬ыбравшись из хоз€йского дома, —им “эппертит сразу отбросил вс€кую осторожность и, хорохор€сь, с заносчивым и самоуверенным видом отча€нного парн€, которому ничего не стоит убить человека и даже, в случае надобности, съесть его живьем, торопливо зашагал по темным улицам.

“о и дело приостанавлива€сь, чтобы ощупать карман и убедитьс€, что его замечательный ключ на месте, он дошел до Ѕарбикена и, свернув в одну из самых узеньких уличек, расходившихс€ отсюда, только теперь замедлил шаг и утер разгор€ченное лицо - видимо, дом, куда он направл€лс€, был уже близко.

Ќе очень-то подход€щее это было место дл€ ночных ѕрогулок - оно пользовалось более чем сомнительной репутацией, да и на вид было не из при€тных. »з глухого переулка, куда свернул —им, темный проход вел в тупик, нечто вроде немощеного и вонючего двора, где было темно, хоть глаз выколи. ¬ эту-то мрачную €му ощупью пробралс€ предприимчивый подмастерье слесар€ и, остановившись перед облупленным, гр€зным домом, на фасаде которого в качестве вывески подвешено было грубое подобие бутылки, качавшейс€ взад и вперед, как преступник на виселице, трижды ударил ногой по железной решетке. Ќе дождавшись ответа на свой сигнал, мистер “эппертит рассердилс€ и оп€ть трижды стукнул по решетке.

Ќа этот раз изнутри откликнулись довольно скоро. ” ног —има “эппертита словно разверзлась земл€, и из отверсти€ выгл€нула чь€-то лохмата€ голова.

- Ёто вы, старшина? - спросил сиплый голос, внушавший так же мало довери€, как и голова.

- я. ј кто же еще? - надменным тоном отозвалс€ мистер “эппертит, спуска€сь вниз.

- ƒа ведь уже так поздно, что мы и ждать вас перестали, - сказал обладатель сиплого голоса, остановившись, чтобы запереть решетку. - ќпаздываете, сэр.

- —тупайте вперед, - с угрюмой важностью скомандовал мистер “эппертит. - » оставьте свои замечани€ при себе, пока вас не спрашивают. ¬перед! ∆ивей!

ѕоследнее приказание звучало несколько театрально и было, пожалуй, излишним, поскольку спускатьс€ по узким, крутым и скользким ступен€м нужно было очень осторожно: вс€ка€ поспешность или уклонение с проторенной дороги грозило им купаньем в зи€вшем внизу огромном чане с водой. Ќо мистер “эппертит подобно некоторым другим великим мужам, любил эффектные жесты и позы. ќн снова крикнул "вперед!"" стара€сь, чтобы голос звучал хрипло, и, скрестив на груди руки, нахмурив брови, первым сошел в подвал. «десь в углу сто€ли небольшой медный котел, два-три стула, стол, скамь€ и низенька€ кровать на колесиках, покрыта€ рваным лоскутным оде€лом. Ќа очаге мерцал слабый огонь.

- ƒобро пожаловать, наш благородный старшина! приветствовал новоприбывшего какой-то долгов€зый и тощий субъект таким голосом, каким говор€т спросонь€.

"—таршина" кивнул ему и, сн€в верхнее платье, сто€л неподвижно в величественной позе, сверл€ глазами своего подчиненного.

- „то вового? - осведомилс€ он, наконец, когда, казалось, уже загл€нул ему в самую душу. - Ќичего особенного, - ответил тот, пот€гива€сь. Ёто был такой верзила, что сейчас, когда он выпр€милс€ во весь рост, на него даже страшно было смотреть. - ѕочему вы так поздно?

- Ёто мое дело, - был единственный ответ, каким удостоил его старшина. - „то, зал готов?

- √отов.

- ј новичок здесь?

- «десь. » еще несколько человек - слышите, как шум€т?

- ¬ кегли играют! - сказал недовольно старшина. - ¬от пустые головы! Ќетрудно было угадать, чем именно развлекаютс€ эти "пустые головы": под сводом душного подвала стук раздавалс€, как отдаленные раскаты грома. ≈сли другие два погреба были похожи на тот, в котором происходил этот отрывистый разговор, то на первый взгл€д действительно казалось странным, что люди выбрали дл€ развлечений такое место: пол был сырой, глин€ный, голые кирпичные стены и потолок испещрены следами улиток и слизней, а воздух - спертый, затхлый, тошнотворно-зловонный. ≈дким и острый запах, заглушавший все остальные, наводил на мысль, что в погребах этих еще недавно хранили сыры, чем и объ€сн€лась липка€ влажность воздуха; это же вызывало при€тное предположение, что здесь вод€тс€ крысы.  роме того, от естественной сырости все углы заросли не только мхом, но целыми кустами плесени.

’оз€ин этого восхитительного убежища и обладатель вышеупом€нутой взлохмаченной головы (парик на нем был облезлый и растрепанный, как стара€ метла трубочиста) между тем успел спуститьс€ вниз. ќн молча сто€л в стороне, то потира€ руки, то поглажива€ седую щетину на подбородке, и только усмехалс€. √лаза его были зажмурены, - да будь они даже широко открыты, по напр€женно-внимательному выражению лица, болезненно бледного, как у всех, кто живет без воздуха в подвалах, и до беспокойному дрожанию век легко было угадать, что он слеп.

- ƒаже —тэгг - и тот заснул, вас дожида€сь, - сказал долгов€зый, кивнув в сторону слепого.

- ƒа, да, спал как убитый! - воскликнул тот. - „то будет пить мой благородный начальник - конь€к, ром, виски? Ќастойку на порохе или кип€щее масло? —кажите только слово, о Ћьвиное —ердце, и мы добудем вам все, что угодно, - даже вино из епископских погребов или расплавленное золото с ћонетного двора корол€ √еорга.

- „его-нибудь покрепче, - важно сказал мистер “эппертит, - да неси скорее! ј откуда ты его возьмешь, мне все равно. ’оть из винных погребов самого дь€вола!

- —ильно сказано, благородный старшина! - отозвалс€ слепой. - ¬от это речь, достойна€ ¬ожд€ ѕодмастерьев! ’а-ха! »з чертовых погребов! —лавна€ шутка! —таршина острит. ’а-ха-ха!

- ¬от что, при€тель, - изрек мистер “эппертит, устремив свой "пронзительный" взор на хоз€ина, который, подойд€ к стенному шкафу, ловко и уверенно, как зр€чий, достал оттуда бутылку и стакан. - ≈сли будешь так шуметь, то сейчас убедишьс€, что старшина шутить вовсе не намерен. «аруби это себе на носу!

- ќх, он на мен€ смотрит! - воскликнул —тэгг, останавлива€сь и дела€ вид, будто заслон€етс€ бутылкой. я чувствую на себе его взгл€д, хот€ не вижу его. Ќе смотрите на мен€, благородный старшина! ¬аши глаза сверл€т, как бурав!

ћистер “эппертит мрачно усмехнулс€ и, еще раз метнув взгл€д в сторону слепого, который прикинулс€ страшно испуганным, уже менее грозным тоном приказал ему подойти и впредь держать €зык за зубами.

- —лушаю, начальник. - —тэгг подошел к нему вплотную и наполнил стакан доверху, не пролив ни капли, так как держал мизинец на краю стакана и перестал наливать, как только жидкость смочила палец.

- ѕейте, благородный старшина! —мерть всем хоз€евам и да здравствуют их подмастерь€! ƒа будут любимы все красотки! ¬ыпейте, храбрый генерал, и пусть вино разгор€чит ваше мужественное сердце!

ћистер “эппертит милостиво вз€л стакан из его прот€нутой руки. ѕока он пил, слепой опустилс€ на одно колено и с видом смиренного восхищени€ стал осторожно гладить его икры.

- јх, если бы € был зр€чий! - приговаривал он. - ≈сли бы € мог полюбоватьс€ на моего старшину! јх, за чем мои глаза не могут увидеть эту пару точеных ног, угрозу семейному счастью всех мужей на свете!

- ѕусти! - сказал мистер “эппертит, гл€нув вниз на свои обожаемые конечности. - ќставь мен€ в покое, слышишь, —тэгг?

-  огда € после этого трогаю свои собственные, продолжал слепой, сокрушенно удар€€ себ€ по л€жкам, € начинаю их презирать. –€дом с дивными ножками моего капитана они кажутс€ просто дерев€шками.

- ≈ще бы! - воскликнул мистер “эппертит. - ¬здумал сравнивать мои ноги со своими старыми зубочистками. Ётого только недоставало! Ќа, возьми стакан. ј ты, Ѕенджамен, веди мен€ туда. «а работу!

— этими словами —им оп€ть скрестил руки на груди, сурово нахмурил брови и величественно проследовал за своим товарищем к низенькой двери в другом конце под вала. ќба скрылись за этой дверью, а —тэгг, оставшись один, погрузилс€ в размышлени€.

ѕомещение, куда вошли мистер “эппертит и его спутник, представл€ло собой такой же слабоосвещенный погреб с усыпанным опилками полом. ќн находилс€ между передним погребом, откуда они пришли, и тем, где, суд€ по шуму и гомону, происходила игра в кегли. ѕо сигналу долгов€зого галдеж и стук там разом сменились мертвой тишиной, и тогда этот молодой джентльмен, подойд€ к небольшому шкафу, достал из него берцовую кость, котора€ некогда составл€ла, должно быть, неотъемлемую часть какого-то столь же долгов€зого парн€.

 ость эту Ѕенджамен вручил мистеру “эппертиту, а тот, прин€в ее, как принимают скипетр или жезл, эмблему власти, лихо заломил набекрень свою треуголку и вскочил на большой стол, на котором дл€ него уже было заранее поставлено председательское кресло с веселенькими украшени€ми - двум€ человеческими черепами.

 ак только мистер “эппертит зан€л это почетное место, по€вилс€ второй молодой джентльмен, который нес большую книгу с застежками, прижима€ ее обеими руками к груди; с низким поклоном в сторону “эппертита он передал книгу Ѕенджамену, затем приблизилс€ к столу и, повернувшись к нему спиной, застыл в позе јтласа26. “огда и долгов€зый Ѕенджамен влез на стол и, сев в другое кресло, пониже председательского, торжественно положил огромную книгу на спину безмолвного участника этой церемонии, раскрыл ее, действу€ так уверенно, словно перед ним не чужа€ спина, а дерев€нный пюпитр, - и приготовилс€ вносить в нее записи пером соответствующей величины.

ќкончив все эти приготовлени€, Ѕенджамен посмотрел на мистера “эппертита, и тот, повертев в воздухе костью, ударил ею дев€ть раз по одному из черепов. ѕосле дев€того удара из подвала, где играли в кегли, по€вилс€ третий молодой джентльмен и, низко поклон€сь, остановилс€ в ожидании.

- ѕодмастерье! - произнес славный вождь “эппертит. -  то там ждет? ѕодмастерье доложил, что в погребе ожидает новичок, который желает вступить в тайное общество –ыцарей-ѕодмастерьев и приобрести ту свободу и те права и привилегии, которыми пользуютс€ члены этого общества. “ут мистер “эппертит оп€ть взмахнул костью и, угостив изр€дным ударом в нос второй череп, провозгласил:

- ¬пустить его!

”слышав приказ, подмастерье оп€ть отвесил низкий поклон и удалилс€ туда, откуда пришел.

¬скоре из той же двери по€вились двое других, они сопровождали третьего, с зав€занными глазами. Ќа нем был парик с кошельком27, широкополый кафтан, обшитый вытертым галуном, и на боку - шпага, ибо устав предписывал нар€жать новичка при вступлении в ќбщество в этот парадный костюм, который держали здесь дл€ таких случаев, пересыпав его дл€ сохранности лавандой. ќдин из конвоиров держал ржавый мушкетон, направив его пр€мо в ухо новичку, другой - старинную саблю, которой он на ходу кровожадно размахивал, кромса€ с ловкостью анатома воображаемых противников.

 огда эта безмолвна€ группа приблизилась к столу, мистер “эппертит надвинул шл€пу на самые брови, а новичок склонилс€ перед ним, прижав руку к груди. ƒостаточно насладившись этими знаками смиренной покорности, старшина приказал сн€ть с глаз новичка пов€зку и стал испытывать на нем силу своего магнетического взора.

- “ак! - глубокомысленно произнес он, наконец, после этого испытани€. - ѕриступайте! ¬ерзила Ѕенджамен прочел вслух: - ћарк ƒжилберт, дев€тнадцати лет. –аботает у “омаса  ерзона, чулочника, на √олден-‘лис, в ќлдгете. Ћюбит дочь  ерзона. Ћюбит ли она его, - не может сказать с уверенностью, но думает, что любит. Ќа прошлой неделе во вторник  ерзон надрал ему уши.

- „то € слышу! - крикнул старшина, содрога€сь.

- ƒа, с вашего позволени€, сэр, - надрал мне уши за то, что € смотрел на его дочку, - подтвердил новичок.

- ¬пишите  ерзона в список осужденных, - приказал старшина. - » доставьте против его фамилии черный крест.

- — вашего позволени€, сэр, - это еще не самое худшее, - сказал новичок. - ќн обзывает мен€ лодырем и, если недоволен моей работой, не дает мне пива. ћен€ кормит голландским сыром, а сам ест честер. —о двора отпускает не каждое воскресенье, а только раз в мес€ц.

- ¬опиющее дело! - объ€вил мистер “эппертит сурово. - ќтметьте  ерзона не одним, а двум€ черными крестами.

- ’орошо бы, если бы ваше братство, - начал новичок, хилый, кривобокий, неказистый с виду парень с впалыми, близко посаженными глазами, - сожгло его дом, потому что он не застрахован, или задало ему хорошую трепку, когда он вечером возвращаетс€ из клуба домой, и помогло мне увезти его дочь и обвенчатьс€ с ней тайно - во ‘лите обвенчают кого угодно, все равно, хочет она этого или нет28.

Ќо мистер “эппертит взмахнул своим зловещим жезлом, предупрежда€ этим, чтобы его не перебивали, и при казал поставить против фамилии  ерзона три черных креста.

- Ёто означает "месть страшна€ и неумолима€", милостиво по€снил он. - ”ченик, чтишь ли ты  онституцию29?.

Ќа это новичок, согласно наставлени€м своих "поручителей", отвечал:

- „ту.

- „тишь ли ÷ерковь, √осударство и все, что у нас в јнглии установлено законом, - за исключением хоз€ев? » снова новичок ответил:

- „ту.

ƒав такой ответ, он покорно выслушал речь старшины, приготовленную заранее дл€ таких случаев. ћистер “эппертит объ€снил ему, что в силу этой самой  онституции (котора€ хранитс€ где-то в железном сундуке - где именно, так и не удалось вы€снить, иначе он сумел бы раздобыть себе копию) подмастерь€м в былые времена жилось привольно: им очень часто предоставл€лись свободные дни, они разбивали головы дес€ткам людей, не повиновались хоз€евам и даже совершили несколько знаменитых убийств на улицах. Ќо постепенно все эти привилегии у них отн€ли, и теперь они ограничены в своих благородных стремлени€х. —толь позорное и унизительное ограничение их прав несомненно - следствие новых ве€ний, и вот они объединились дл€ борьбы против вс€ких новшеств и перемен, за восстановление добрых старых обычаев и будут боротьс€, чтобы победить или умереть.

÷елесообразность такого движени€ всп€ть старшина доказывал ссылками на мудрых крабов и на довольно обычную тактику мулов и ослов. «атем он изложил новообращенному основные цели их братства, которые в немногих словах можно формулировать так: мщение тиранам-хоз€евам (в их жестоком, нестерпимом деспотизме ни минуты не сомневаетс€ ни один подмастерье) и восстановление всех прежних прав подмастерьев.   выполнению этой миссии братство их еще не готово, ибо состоит пока только из двадцати смельчаков, но они дали кл€тву во что бы то ни стало добитьс€ своей цели - хот€ бы огнем и мечом, если это понадобитс€.

«атем мистер “эппертит изложил текст прис€ги30, которую об€зан был дать каждый член их небольшой группы, жалкого остатка доблестной старой корпорации: эта внушительна€ и грозна€ прис€га об€зывала членов общества по первому требованию оказывать сопротивление лорд-мэру, меченосцу, капеллану и шерифу, ни во что не ставить —овет олдерменов, но, когда придет врем€ всеобщего восстани€ подмастерьев, ни в коем случае не причин€ть вреда “эмпл-Ѕару, ибо это - оплот  онституции31 и к нему должно относитьс€ с полным уважением.

»зложив все эти пункты с большим жаром и красноречием и не преминув сообщить новичку, что мысль создать такое братство возникла в его, мистера “эппертита, плодовитом мозгу под вли€нием все нараставшего чувства ненависти ко вс€кой несправедливости € угнетению, старшина спросил новичка, хватит ли у него мужества принести такую прис€гу, или он предпочитает, пока не поздно, отказатьс€ от вступлени€ в братство.

“от объ€вил, что готов дать требуемую кл€тву, чем бы это ему ни грозило, и церемони€ была проделана с соблюдением всех жутких подробностей, среди которых прежде всего следует отметить освещение обоих черепов при помощи вставленных внутрь огарков и беспрестанные манипул€ции берцовой костью, не говор€ уже о довольно-таки устрашающих упражнени€х мушкетом и саблей и доносившихс€ откуда-то жутких завывани€х невидимых подмастерьев.  огда, наконец, был совершен весь таинственный и зловещий ритуал, стол отодвинули к стене, кресло сн€ли, скипетр старшины убрали и положили на место, шкаф заперли на замок, а двери между всеми трем€ погребами раскрыли настежь, и "–ыцари-ѕодмастерь€" предались веселью.

Ќо мистер “эппертит был выше этого жалкого стада, и сознание собственного достоинства редко позвол€ло ему веселитьс€ вместе с другими. ќн развалилс€ на скамье с видом человека, изнемогающего под бременем своего величи€, и равнодушно наблюдал за игрой в кегли, карты и кости, всецело зан€тый мысл€ми о дочке слесар€ и о печальной участи того, кому выпало на долю жить в такие гнусные времена.

- ј наш благородный старшина ни во что не играет, не поет и не танцует! - промолвил хоз€ин погреба, подсев к мистеру “эппертиту. - “ак выпейте хот€ бы, мой храбрый генерал!

ћистер “эппертит осушил до дна поданный ему бокал и, заложив руки в карманы, с мрачным видом стал расхаживать по кегельбану, а его соратники (таково вли€ние гени€ на толпу) задерживали катившиес€ шары, с немым почтением оберега€ его тощие голени.

"Ёх, мне бы родитьс€ пиратом, корсаром, рыцарем больших дорог или патриотом, это ведь одно и то же, думал мистер “эппертит, брод€ между кегл€ми. - “о-то было бы славно! ј влачить такое презренное существование в полной неизвестности... Ќу, да ничего!.. “ерпение! я еще прославлюсь.  акой-то внутренний голос шепчет мне посто€нно, что € буду велик. Ќе сегодн€-завтра € сорвусь с цепи, и тогда кака€ сила мен€ удержит? ѕри этой мысли вс€ кровь бросаетс€ мне в голову..."

- Ќалей-ка еще! ј где же наш новичок? - осведомилс€ затем мистер “эппертит не то чтобы громовым голосом (ибо, по правде говор€, голос у него был надтреснутый и довольно визгливый), но весьма внушительно.

- «десь он, старшина! - отозвалс€ —тэгг. - я чувствую, что около мен€ стоит кто-то чужой.

- ј что, - спросил мистер “эппертит, устремив взгл€д на сто€вшего поблизости человека, который действительно оказалс€ новоиспеченным "рыцарем", успевшим уже переодетьс€ в свой обычный костюм. - ≈сть у теб€ восковой слепок ключа от хоз€йского дома?

ƒодгов€знй Ѕенджамен предупредил ответ новичка, достав с полки слепок.

- ќтлично, - сказал мистер “эппертит, внимательно осматрива€ его при глубоком молчании окружающих (по таким слепкам он изготовл€л секретные ключи дл€ всех членов ќбщества и, быть может, этим ничтожным обсто€тельством отчасти объ€сн€лс€ его высокий авторитет (вот от каких пустых случайностей зависит иногда судьба великих мужей!) - ѕо этому слепку сделать ключ легко. ѕодойди сюда, при€тель.

ѕоложив слепок в карман, он знаком отозвал новичка в сторону и все так же без слов, жестом предложил ему пройтись вместе по залу.

- »так, значит, ты любишь хоз€йскую дочь? - спросил он, сделав несколько рейсов из конца в конец погреба.

- Ћюблю, - ответил новичок. - „естное слово, люблю. —тану € врать, что ли!

- ј скажи, - продолжал мистер “эппертит, хвата€ его за руку и впива€сь в него взором, который мог бы отразить всю силу смертельной злобы, если бы —иму не помешала неожиданна€ икота. - ≈сть у теб€ соперник?

- Ќасколько € знаю, нет, - ответил подмастерье.

- ј если бы был, что бы ты... гм.."

¬место ответа парень свирепо сжал кулаки,

- ƒовольно! - с живостью воскликнул мистер “эппертит. - ћы понимаем друг друга. «а нами наблюдают... Ѕлагодарю!

— этими словами он отпустил парн€ и уже один быстро прошелс€ несколько раз взад и вперед. «ате€в подозвав долгов€зого Ѕенджамена, велел ему немедленно написать и наклеить на стену приказ, которым некий ƒжозеф ”иллет (известный под именем ƒжо) из „игуэлла объ€вл€лс€ вне закона, и всем –ыцар€м-ѕодмастерь€м, под страхом исключени€ из ќбщества, запрещалось оказывать ему какую бы то ни было помощь и поддержку и даже общатьс€ с ним, а также предписывалось вс€чески досаждать и вредить этому ƒжозефу, задевать и оскорбл€ть его, затевать с ним ссоры, где бы и когда бы они его ни встретили.

ќблегчив душу этой решительной мерой, мистер “эппертит соблаговолил подойти к столу, за которым пировали –ыцари, и, постепенно отта€в, согласилс€ председательствовать. ¬ конце концов он даже порадовал компанию, спев песенку. ќн простер свою любезностъ до того, что пропл€сал под скрипку (на которой играл один талантливый член ќбщества) матросский танец так лихо, с такой необычайной живостью и блеском, что зрители просто не знали, как выразить свой восторг, а слепой —тэгг со слезами на глазах объ€вил, что никогда еще он так не сожалел о своей слепоте.

Ќо, удалившись на врем€ от общества, - веро€тно, дл€ того, чтобы наедине оплакивать свое несчастье, - хоз€ин скоро вернулс€ и объ€вил, что до рассвета осталс€ какой-нибудь час, не больше, и петухи Ѕарбикена уже кричат во все горло, как будто их режут. ”слышав это, –ыцари поспешно встали из-за стола и гуськом, один за другим подн€вшись наверх, разбрелись в разные стороны. »х вождь вышел последним.

- ѕокойной ночи, старшина, - шепотом сказал слепой, выпустив его. - ѕрощайте, храбрый генерал! ѕора вам бай-бай, знаменитый вождь... —частливого пути тебе, пуста€ башка, чванный осел, хвастун, коротконогий идиот!

ѕосле этого последнего напутстви€, которое он прехладнокровно произнес вслух, прислушива€сь к удал€вшимс€ шагам старшины, слепой запер решетку и сошел вниз. «десь он развел огонь под котелком и без вс€кой посторонней помощи прин€лс€ за свое дневное зан€тие: он продавал наверху, во дворе, суп, бульон и вкусный пудинг по одному пенни за порцию, стр€па€ все это из разных объедков, которые к вечеру можно было за гроши купить оптом на ‘литском рынке. —бывал он свою стр€пню главным образом по знакомству, так как место было глухое и далеко не такого сорта, чтобы привлекать много гул€ющих.

√Ћј¬ј ƒ≈¬я“јя

Ћетописцы пользуютс€ привилегией проникать, куда хот€т, входить и выходить сквозь замочные скважины, летать на крыль€х ветра повсюду, не зна€ преград. ¬рем€, рассто€ние, место - им не помеха. ƒа будет трижды благословенно это последнее обсто€тельство, ибо оно дает нам возможность последовать за негодующей ћиггс в св€тилище ее спальни и находитьс€ в столь при€тном обществе в течение многих часов ее томительного ночного бдени€.

ћисс ћиггс, "рассупонив" (как она мысленно выражалась) свою госпожу (это означало, что она помогла ей раздетьс€) и поудобнее уложив ее в постель в задней комнате на втором этаже, ушла к себе в мансарду. ¬опреки ее за€влению в присутствии хоз€ина, ей вовсе не хотелось спать; поставив на стол свечу, она отдернула занавеску и, задумавшись, смотрела на темное, грозно хмурившеес€ небо.

Ѕыть может, она гадала, на какую из этих звезд суждено ей перенестись, когда окончитс€ ее краткое земное существование, или мысленно искала среди сверкающих небесных тел то, под которым родилс€ мистер “эппертит.

Ѕыть может, задавала себе вопрос, как эти светила могут взирать сверху на вероломство мужчин и до сих пор от омерзени€ еще не стали зеленее, чем фонари над входом в аптеки32; а может, она ни о чем не думала. ¬о вс€ком случае, она не ложилась и сидела у окна, как вдруг ее внимание, чуткое ко всему, что касалось коварного и обольстительного подмастерь€, привлек какой-то шум в соседней комнате, его комнате, где он спал и, быть может, иногда грезил о ней.

ќднако сейчас он, очевидно, не спал, а если спал, то ходил во сне, как лунатик: из комнаты доносилось шуршание, словно кто-то усердно тер выбеленную стену; затем тихонько скрипнула дверь и на площадке послышались чьи-то едва уловимые крадущиес€ шаги. “ут мисс ћиггс побледнела, затрепетала под вли€нием страшного подозрени€ и несколько раз чуть слышно прошептала: "ќ, какое счастье, что у мен€ дверь на запоре". ¬прочем, она ошибалась (наверное, у нее от страха путались мысли): засов на ее двери не был задвинут.

ќднако слух мисс ћиггс, столь же острый, как ее €зычок, и неугомонный, как ее нрав, немедленно убедил ее, что мистер “эппертит прошел мимо двери и, по-видимому, цель его ночных странствий совсем ина€, ничего общего с нею не имеюща€. Ёто открытие еще больше ужаснуло мисс ћиггс, и она уже готова была подн€ть крик: " араул! ¬оры!", от чего до этой минуты воздерживалась, но тут ей пришло в голову сперва осторожно выгл€нуть на лестницу и проверить, основательны ли ее подозрени€.

ѕриоткрыв дверь на площадку и выт€нув шею, чтобы загл€нуть через перила, она, к своему великому удивлению, увидела, что мистер “эппертит, совсем одетый, держа в одной руке башмаки, а в другой лампу, крадучись сходит с лестницы. Ќе свод€ с него глаз - дл€ этого она тоже спустилась на несколько ступенек, чтобы поворот лестницы не мешал ей следить за ним, - она увидела, как —им сунулс€ было в дверь столовой, но тотчас отскочил и со всей быстротой, на какую был способен, пустилс€ в обратный путь вверх по лестнице.

- “ут кака€-то тайна, - сказала вслух достойна€ девица, когда благополучно вернулась к себе в комнату, с трудом перевод€ дух после быстрого отступлени€, - ей богу, тут что-то кроетс€!

¬озможность уличить кого-нибудь в чем-либо всегда действовала на мисс ћиггс так возбуждающе, что никакое снотворное, даже белена, не помогли бы ей уснуть. ќна снова услышала шаги мистера “эппертита - она услышала бы их даже, если бы этот человек не шел на цыпочках, а летел, как пушинка. „ерез некоторое врем€, выскользнув на площадку, мисс ћиггс, как и в прошлый раз, увидела внизу удал€вшуюс€ фигуру —има. ќн снова опасливо загл€нул в столовую, но теперь уже не отступил, а вошел туда и скрылс€.

ћиггс вернулась к себе в комнату и в мгновение ока очутилась у окна. —коро —им вышел на улицу, старательно закрыл за собой дверь, попробовал коленом, заперта ли она, и, сунув что-то в карман, пошел прочь от дома.

Ќаблюда€ за ним, ћиггс воскликнула сначала: "√осподи!", затем: "√осподи, помилуй!", затем: "√осподи, спаси и помилуй!", после чего, схватив свечку, сошла вниз, как до нее сошел мистер “эппертит. ¬ойд€ в мастерскую, она увидела гор€щую на горне лампу и все остальное в том виде, в каком его оставил —им.

- ќго! ѕусть мен€ после смерти сволокут на кладбище без траурного катафалка с перь€ми, если этот мальчишка не смастерил себе второй ключ! - воскликнула ћиггс. - јх, злодей!

  такому заключению она пришла не сразу, а поразмыслив и осмотрев и обшарив всю мастерскую; подозрени€ ее укрепились, когда она вспомнила, что, несколько раз, по€вл€€сь в мастерской неожиданно, заставала —има за какой-то таинственной работой. ј чтобы вас не удивл€ло, что мисс ћиггс называла про себ€ "мальчишкой" того, кого удостоила своей благосклонности, надо вам знать, что она всех мужчин моложе тридцати лет склонна была считать детьми, молокососами, эта черта - не редкость у особ типа мисс ћиггс и обычно сопутствует такой неукротимой воинствующей добродетели.

Ќесколько минут мисс ћиггс что-то соображала, гл€д€ на входную дверь так пристально, словно не только глаза ее, но и мысли были прикованы к этой двери. «атем она достала из €щика листок бумаги и свернула его в длинную тоненькую трубочку. Ќаполнив эту трубочку мелкой угольной пылью из горна, она подошла к двери и, став на одно колено, прин€лась умело вдувать эту пыль в замочную скважину.  огда таким искусным и остроумным способом скважина была совершенно забита, мисс ћиггс, тихонько хихика€, уползла наверх в свою комнату.

- Ќу, вот! - воскликнула она, потира€ руки. - “еперь посмотрим, угодно ли вам будет обратить на мен€ внимание, сэр! ’а-ха-ха! ƒумаю, что теперь вы перестанете п€лить глаза на одну только мисс ƒолли. ¬ жизни не видывала ничего противнее этой пухлой кошачьей морды!

—делав такое критическое замечание, она удовлетворенно погл€делась в зеркальце, словно говор€: "—лава богу этого никак нельз€ сказать обо мне". ƒействительно, красота мисс ћиггс была совершенно иного типа, того, который мистер “эппертит характеризовал довольно метко, мысленно называ€ эту молодую особу "драной кошкой".

- Ќе л€гу спать сегодн€ ночью, пока ты не вернешьс€, дружок, - вслух сказала ћиггс и, закутавшись в шаль, придвинула к окну два стула, на один села, на другой положила ноги. - Ќет, нет, - повторила она злорадно, - не л€гу ни за что, ни за сорок п€ть фунтов!

Ћицо ее выражало смесь самых разнообразных и противоречивых чувств - злорадство, хитрость, торжество, напр€женное ожидание... ќна напоминала людоедку из сказки, котора€ подстерегает в засаде молодого путника, чтобы полакомитьс€ его м€сом.

ћисс ћиггс терпеливо и спокойно просидела под окном всю ночь. Ќаконец уже перед рассветом она услышала шаги, и мистер “эппертит подошел к дому. ≈й легко было по звукам догадатьс€, что он делает. ќн пробовал вставить ключ в замок, затем дул в него, колотил ключом о фонарный столб, чтобы выколотить из него уголь, подносил к свету и разгл€дывал, ковыр€л щепками в дверном замке, пыта€сь его прочистить, прикладывалс€ к отверстию сперва одним глазом, потом другим, оп€ть вставл€л ключ, но ключ не поворачивалс€ и, что еще хуже, крепко застр€л в замке, а —им, пробу€ его вытащить, согнул его, и после этого ключ еще упорнее не хотел вылезать обратно, и потом —им повернул и дернул его изо всех сил, а ключ выскочил так внезапно, что —им отлетел назад. ќн исступленно колотил в дверь ногой, дергал ее и в конце концов схватилс€ за голову и в от ча€нии сел на ступеньку крыльца.

 огда наступила эта критическа€ минута, мисс ћиггс, дела€ вид, что обмирает от страха и цепл€етс€ за подоконник, чтобы не упасть, высунула из окна свой ночной чепец и слабым голосом спросила, кто там.

ћистер “эппертит громко прошипел "тсс!" и, отойд€ на середину улицы, неистовой жестикул€цией и мимикой умол€л мисс ћиггс молчать и не выдавать его.

- —кажите мне только одно, - пролепетала она, кто это? ¬оры? - Ќет, нет, нет! - крикнул мистер “эппертит.

- “ак, значит, - продолжала ћиггс уже совсем замирающим голосом, - значит, пожар? √де горит, сэр? я чувствую, что это где-то около моей комнаты. ћне все €сно, сэр, и € скорее умру, чем решусь спуститьс€ по приставной лестнице. я прошу только об одном - передайте прощальный привет от мен€ моей замужней сестре на площади «олотого Ћьва номер двадцать семь, дверь направо, второй звонок...

- ћиггс! - крикнул мистер “эппертит. - Ќеужели вы мен€ не узнаете? Ёто —им, вы же знаете, —им...

- јх, что с ним? - простонала ћиггс, всплеснув руками. - ќн в опасности? ќн погибает в огне? ќ боже, боже!

ƒа здесь €! «десь! - ћистер “эппертит ударил себ€ в грудь. - –азве вы не видите? √осподи, кака€ дура!

- «десь? - воскликнула ћиггс, не обратив внимани€ на этот комплимент. -  ак!.. Ѕоже, что все это значит?.. ¬ы слышите, мэм, здесь...

- ћолчите, - завопил мистер “эппертит, встав на цыпочки, как будто наде€лс€ таким способом дот€нутьс€ с улицы до мансарды и заткнуть рот мисс ћиггс. - “ише! я уходил со двора без спроса, а тут что-то приключилось с замком. —ойдите вниз и откройте в мастерской окно, чтобы € мог попасть в дом.

- Ѕоюсь, —иммун, - воскликнула ћиггс (так она выговаривала его им€), - право, боюсь! ¬ы отлично знаете, кака€ € робка€... сойти вниз поздно ночью, когда весь дом спит и везде темно... - “ут она умолкла и содрогнулась, как будто уже одна эта мысль леденила ее целомудренную девичью душу. - Ќу, послушайте, ћиггс, - умол€л мистер “эппертит, став под уличный фонарь, чтобы она могла видеть его глаза. - ƒорога€ мо€ ћиггс...

ћиггс тихо пискнула.

- я вас так люблю, € только о вас и думаю... - Ќевозможно описать, что он при этом вытвор€л глазами. —ойдите же, сделайте это ради мен€...

- јх, —иммун, этого € больше всего боюсь! я знаю, что, если сойду, вы захотите еще... - „то, милочка? - ѕоцеловать мен€, - истерически взвизгнула ћиггс. -»ли сделаете что-нибудь такое же ужасное. «наю, что сделаете! -  л€нусь вам! - сказал мистер “эппертит с проникновенной серьезностью, - кл€нусь душой, что не трону вас. ”же совсем рассвело, и скоро проснетс€ сторож. јнгел мой, ћиггс, сойдите, впустите мен€, € вам честно обещаю не трогать вас.

ћольбы его так см€гчили чувствительное сердце мисс ћиггс, что она, не дожида€сь кл€твы (ибо она знала, как сильно искушение, и бо€лась, что он может стать кл€твопреступником), не сошла, а слетела вниз и своими нежными ручками отодвинула т€желые оконные за движки. ¬пустив ветреного —има и пролепетав: "—иммуп спасен!" - она, по обычаю слабых женщин, немедленно упала в обморок.

- я так и знал, что укрощу ее взгл€дом, - сказал —им, несколько смущенный таким оборотом дела. -  онечно, € был заранее уверен, что этим кончитс€. Ќо что же мне было делать? ≈сли бы € не пустил в ход глаза, она не сошла бы вниз... Ќу, ну, ћиггс, постойте минутку!  ака€ она скользка€, никак ее не удержишь! Ќу, постойте же минутку, ћиггс, слышите?

Ќо так как ћиггс оставалась глуха ко всем его мольбам, мистер “эппертит прислонил ее к стене, как трость или зонтик, и закрыл окно. «атем он снова обхватил руками неподвижное тело и, останавлива€сь на каждом шагу, с немалыми усили€ми, ибо нести ее сильно мешал коротышке —иму ее высокий рост и отчасти, веро€тно, уже отмеченна€ им особенность ее сложени€, втащил ћиггс наверх в ее комнату, снова поставил, как зонтик или палку, у двери и ушел.

-  ак бы он ни был холоден ко мне, - пробормотала мисс ћиггс, очнувшись от обморока, как только ее оставили одну, - € теперь знаю его секрет, и ничего он с этим не поделает, хот€ бы у него было двадцать голов вместо одной!

√Ћј¬ј ƒ≈—я“јя

—то€ло утро ранней весны, какие часто бывают в эту пору года, когда природа, легкомысленна€ и изменчива€, как все в юности, еще не может решить, вернутьс€ ли ей назад к зиме или устремитьс€ навстречу лету, и в нерешимости своей склон€етс€ то к одной, то к другому, а то и к обоим сразу, - на солнце заигрывает с летом, в тени льнет к зиме. —ловом, было одно из тех весенних утр, когда погода за какой-нибудь час мен€етс€ много раз, бывает то жаркой, то холодной, то сырой, то сухой, то €сной, то пасмурной, то унылой, то веселой, то суровой, то м€гкой и живительной. ¬ такое-то утро мистер ”иллет, дремавший у медного котла, был внезапно разбужен стуком копыт и, выгл€нув в окно, увидел путешественника, который остановил лошадь у дверей "ћайского ƒрева" и внешностью своей сразу пробудил в душе старого ƒжона самые сладкие надежды.

ќн ничуть не походил на тех нахальных молодчиков, которые, спросив кружку подогретого пива, располагаютс€ в зале, как у себ€ дома, словно они заказали целую бочку вина, или на какого-нибудь разв€зного молодого шалопа€ из тех, кто пролезает даже за прилавок, в св€та€ св€тых хоз€ина, и, хлопа€ его по плечу, начинает выспрашивать, была ли когда-нибудь в доме хоть одна хорошенька€ девушка и куда он пр€чет своих молоденьких служанок, или сыплет другими дерзост€ми в таком же роде. ¬садник €вно был и не из тех бесцеремонных господ, которые очищают свои сапоги о таган камина и не считают нужным пользоватьс€ плевательницами, не из тех бессовестных кутил и обжор, которые требуют каких-то необыкновенных котлет и толкуют о таких приправах, о каких здесь никто и не слыхивал.

ѕодъехавший к двери гость был степенный, важный и приветливый джентльмен уже не первой молодости, но державшийс€ очень пр€мо и поджарый, как борза€. ќн сидел на сильном гнедом жеребце, и по ловкой и грациозной посадке легко было угадать опытного наездника, а сбру€, красива€ и без модных тогда щегольских украшений, обличала его хороший вкус. Ќа всаднике был костюм дл€ верховой езды, зеленый и, пожалуй, несколько более €ркого оттенка, чем подобало человеку его лет, с отделанными галуном карманами и манжетами и короткий плащ черного бархата - весь этот костюм отличалс€ изысканным из€ществом; сорочка тончайшего полотна и безупречной белизны была у шеи и рук расшита богатым узором. —уд€ по брызгам гр€зи на одежде, всадник ехал верхом от самого Ћондона, тем не менее лошадь имела вид такой же свежий и приглаженный - волосок к волоску, - как седой парик ее хоз€ина. ќба - и всадник и лошадь, казалось, ничуть не устали, и, если бы не забрызганные гр€зью платье и сапоги, можно было бы подумать, что этот господин, цветущий, белозубый, прекрасно одетый и безм€тежно-спокойный, только что старательно и не спеша закончил свой туалет, чтобы у ворот ƒжона ”иллета позировать художнику дл€ портрета верхом.

Ќе подумайте, что старому ƒжону так сразу и бросились в глаза все эти подробности; нет, он их отмечал очень медленно и постепенно, одну за другой, оценивал каждую в отдельности только после долгого и весьма серьезного рассмотрени€. », разумеетс€, если бы его с первой же минуты отвлекли от наблюдени€ расспросами или приказани€ми, ему понадобилось бы по меньшей мере две недели, чтобы заметить все это. Ќо случилось так, что приезжего чем-то сильно заинтересовал старый дом, или, быть может, жирные голуби, кружившие над ним и бродившие по двору, или высокое "майское ƒрево" с флюгером на верхушке, который вот уже п€тнадцать лет был в неисправности и беспрерывно вертелс€ под аккомпанемент собственного скрипа, - и этот джентльмен некоторое врем€, не сход€ с лошади, молча осматривалс€ кругом. ѕоэтому ƒжону, который сто€л, держа его лошадь под уздцы и не свод€ с него неподвижных глаз, ничто не мешало размышл€ть, и ему действительно удалось подметить кое-какие мелочи и даже осмыслить их к тому моменту, когда пора было вступить в разговор.

- Ћюбопытное местечко, - промолвил приезжий голосом бархатным, как его плащ. - ¬ы хоз€ин этого посто€лого двора? - ƒа, к вашим услугам, сэр, - отвечал ƒжон ”иллет.

- Ќайдетс€ у вас дл€ моей лошади хороша€ конюшн€, а дл€ мен€ обед - все равно какой, лишь бы он был опр€тно сервирован и быстро подан - да прилична€ комната?  омнат в этом большом доме, наверное, достаточно, - сказал приезжий, снова огл€дыва€ фасад.

- ¬се найдетс€, сэр, - отозвалс€ ƒжон с совершенно необычной дл€ него живостью, - все, что будет вам угодно.

- ’орошо, что € неприхотлив, - с улыбкой заметил приезжий, - иначе вам, мой друг, трудно было бы выполнить такое обещание.

— этими словами он вмиг соскочил с лошади на сто€вший у дверей чурбан. - Ёй, ’ью! - крикнул ƒжон во все горло, затем снова обратилс€ к гостю: - Ќе прогневайтесь, сэр, что € задерживаю вас на крыльце. ћой сын уехал в город по делам, а он мне, можно сказать, неплохой помощник, без него € как без рук... ’ью! Ёй, ’ью! Ётот парень, сэр, лент€й, каких мало, целый день дрыхнет, летом на солнце, зимой в солому зароетс€ и спит... ќн, кажетс€, наполовину цыган... Ёй, ’ью! ќ, господи, из-за него такому почтенному гостю приходитс€ дожидатьс€! ’ью! „тоб ты издох!

- ¬озможно, что это уже с ним случилось, - заметил приезжий. - ≈сли бы он был жив, он давно бы вас услышал.

-  огда на него нападает лень, он спит, как сурок, по€снил расстроенный ƒжон. - ≈го и пушками не разбудишь.

ѕриезжий не сделал никакого замечани€ по поводу этого нового способа будить и расшевеливать людей. «аложив руки за спину, он сто€л на крыльце и забавл€лс€, наблюда€ за старым ƒжоном, который, держа лошадь под уздцы, кажетс€, колебалс€ между сильным желанием бросить ее на произвол судьбы - и поползновением отвести ее в дом и запереть в столовой на то врем€, пока он будет обслуживать ее хоз€ина. - »дет, наконец! ѕовесить его мало! - воскликнул вдруг ƒжон, когда его отча€ние уже достигло предела. Ќе слышал ты, что ли, как € зову теб€, мерзавец?

“от, к кому это относилось, ничего не ответил. ”першись рукой в седло, он одним прыжком очутилс€ на лошади, повернул ее головой к конюшне и мигом ускакал.

- ј он довольно проворный малый, когда не спит, - заметил гость.

- ѕроворный, сэр? - повторил ƒжон, уставившись на то место, где только что сто€ла лошадь, и как будто не совсем еще понима€, куда она девалась. - ƒа он на глазах тает, как пена! ¬от он перед вами, а через секунду смотришь - его уж и след простыл!

«акончив так внезапно биографию и характеристику своего слуги, ибо дл€ более пространного сообщени€ у него не хватило слов, наш оракул повел приезжего по широкой лестнице с расшатанными ступен€ми наверх, в лучшие апартаменты своей гостиницы.

ќни вошли в очень большую комнату, занимавшую всю среднюю часть дома, с двум€ громадными окнами фонар€ми в противоположных концах, каждое шириной в любую современную комнату; в окнах еще уцелели несколько разноцветных стекол с геральдическими знаками. –азбитые, покрытые трещинами и заплатами, они все еще держались и свидетельствовали, что прежний владелец этого дома заставл€л даже дневной свет служить его возвеличению и включил солнце в число своих льстецов, вынужда€ его, когда оно загл€дывало в окна, освещать гербы его древнего рода и заимствовать новые краски и оттенки у этих эмблем тщеслави€.

Ќо то было в давние времена, а теперь каждый луч —олнца проникал сюда, когда хотел, и говорил только простую, неприкрашенную и горькую правду. ƒаже эта лучша€ комната "ћайского ƒрева" €вл€ла собой лишь картину упадка прежнего величи€ и была слишком велика, чтобы казатьс€ уютной. Ќекогда здесь шуршала роскошна€ ткань драпировок, шелестели шлейфы юных красавиц и си€ние женских глаз затмевало огонь восковых свечей и блеск драгоценных украшений; здесь звучала музыка, нежные голоса, легкие девичьи шаги, наполн€€ радостью нар€дную комнату. Ќо все миновало, ушла и радость. “о не был больше семейный дом, не рождались здесь и не росли дети, домашний очаг стал наемным, он продавалс€ как насто€ща€ куртизанка. ”мрете ли вы, будете ли сидеть у камелька и потом покинете его, - дому до этого не было дела, дом ни по ком не скучал, никого не любил, и дл€ всех одинаково были у него наготове тепло и улыбки. ƒа сохранит бог сердце человека от таких перемен, какие происход€т со старым домом, когда он становитс€ гостиницей.

¬ этой холодной пустыне не заметно было ни малейших попыток как-нибудь украсить ее, только перед большим камином были расставлены на квадрате ковра не сколько столиков и стульев, и этот оазис был отгорожен ветхой ширмой, разрисованной какими-то уродливыми, ухмыл€ющимис€ рожами.

—тарый ƒжон собственноручно разжег сложенные в камине дрова и удалилс€ дл€ важного совещани€ с кухаркой насчет обеда дл€ гост€. ј гость, не ожида€ тепла от еще не разгоревшихс€ дров, открыл окно в дальнем углу и пробовал погретьс€ на бледном и холодном мартовском солнце.

¬рем€ от времени он подходил к камину, чтобы поправить трещавшие полень€, или прохаживалс€ из угла в угол, слуша€ гулкое эхо своих шагов.  огда же огонь хорошо разгорелс€, он закрыл окно и, выбрав кресло поудобнее, передвинул его в самый теплый угол у камина. ”севшись здесь, он кликнул старого ƒжона.

- —эр? - сказал ƒжон.

√ость попросил подать ему чернил, перо и бумагу. Ќа высокой каминной полке нашелс€ старый, запыленный письменный прибор. ѕоставив его перед гостем, ƒжон пошел было к двери, но тот знаком вернул его.

- «десь неподалеку есть усадьба, - промолвил он, написав несколько строк, - котора€, если не ошибаюсь, называетс€ ”оррен. ќн произнес это тоном человека, который знает все, а спрашивает только дл€ проформы, поэтому ƒжон удовольствовалс€ тем, что кивнул головой и кашл€нул в руну, вынув ее дл€ этого из кармана, а затем сунул ее обратно.

- Ёту записку, - сказал приезжий, пробежав глазами написанное и складыва€ листок, - нужно доставить туда как можно скорее и принести ответ. Ќайдетс€ у вас кого послать? ƒжон с минуту соображал, потом ответил, что найдетс€. - “ак пришлите его ко мне. ƒжон смутилс€. “ак как ƒжо был в городе, а ’ью чистил гнедого, он рассчитывал послать с этим поручением Ѕарнеби, который только что забрел в "ћайское ƒрево" после одной из своих прогулок. ƒурачок готов идти куда угодно, если уверить его, что ему поручаетс€ важное и ответственное дело. Ќо как быть теперь?

- ¬идите ли, сэр, - начал ƒжон после долгого молчани€, - тот, кого € хочу послать, сбегает проворнее вс€кого другого, но он вроде как не в своем уме, это у него от рождени€, сэр. Ќа ногу он скор и надежнее самой почты, а столковатьс€ с ним, сэр, трудненько - голова не в пор€дке.

- ¬ы говорите об этом - как его - Ѕарнеби? спросил джентльмен, подн€в глаза и всматрива€сь в м€систое лицо ƒжона.

- ƒа, да. - ‘изиономи€ ƒжона выразила крайнее удивление.

-  ак он здесь очутилс€? - откинувшись на спинку кресла, продолжал спрашивать гость все тем же неизменно ровным и любезным тоном и с той же приветливой улыбкой, никогда не покидавшей его липа. - ¬чера вечером € видел его в Ћондоне.

- ќн всегда так: сегодн€ - здесь, завтра - там, отвечал ƒжон, по обыкновению не сразу, а подождав, когда вопрос дойдет до его сознани€. - »ногда шагает, как люди, иногда бегом бежит. ≈го на наших дорогах все знают, - ну и подвезут кто на телеге или в повозке, кто подсадит сзади к себе на седло. ќн ходит и в самые темные ночи, ему дождь и ветер, снег и град - все нипочем.

- » часто он бывает в этом ”оррене? - небрежно спросил гость. - ¬чера его мать, помнитс€, говорила мне что-то об этом, но € не очень-то прислушивалс€ к словам доброй женщины.

- “ак точно, сэр, он там частый гость. ≈го отец, сэр, был убит в этом доме.

- ƒа, да, слышал, - отозвалс€ гость все с той же милой улыбкой, достава€ из кармана золотую зубочистку. - ќчень непри€тно дл€ семьи.

- ќчень, - подтвердил ƒжон с некоторым замешательством. ≈го, кажетс€, осенила смутна€ догадка, что слишком уж легким тоном гость говорит о столь трагическом событии.

- ѕосле убийства, - продолжал между тем этот джентльмен, словно рассужда€ сам с собой, - обстановка в доме бывает, должно быть, очень т€жела€... —уматоха, ни минуты поко€... все мысли и разговоры верт€тс€ вокруг одного и того же... Ћюди бегают вверх и вниз по лестнице, уход€т, приход€т - невыносимо! Ќе пожелаю этакой беды ни одному из тех, к кому € хоть сколько-нибудь расположен. ѕраво, это может испортить жизнь человеку... ¬ы хотели что-то сказать, мой друг? - добавил он, обраща€сь к ƒжону.

- я хотел вам только сказать, что миссис –адж получает от владельца ”оррена небольшую пенсию, тем они с сыном и корм€тс€. ј Ѕарнеби в ”оррене прижилс€ как кошка или собака, - заметил ƒжон. - “ак послать его с вашей запиской, сэр?

- ƒа, разумеетс€, пошлите! » позовите его, пожалуйста, сюда, € сам велю ему поторопитьс€. ≈сли он не захочет идти, скажите, что его зовет мистер „естер. ƒумаю, он помнит мою фамилию.

”слышав, кто его гость, ƒжон был до такой степени поражен, что ничем - ни словом, ни взгл€дом - не смог выразить своего удивлени€ и вышел из комнаты с совершенно спокойным и невозмутимым видом. √овор€т, что, сойд€ вниз, он целых дес€ть минут по часам молча смотрел на котел и все врем€ не переставал качать головой. “акое утверждение очень похоже на правду, ибо прошло безусловно не менее дес€ти минут, прежде чем ƒжон вместе с Ѕарнеби снова по€вилс€ в комнате приезжего.

- ѕодойди ко мне, дружок, - сказал мистер „естер. - “ы знаешь мистера ƒжеффри ’ардейла?

Ѕарнеби засме€лс€ и посмотрел на хоз€ина, как бы говор€: "—лышите, что он спрашивает?" ј ƒжон, крайне шокированный таким нарушением приличий, приложил палец к носу и с немым укором покачал головой.

- ƒа, сэр, он его знает, - ответил он за Ѕарнеби, кос€сь на дурачка и хмур€ брови, - знает так же хорошо, как вы и €.

- я-то не имею удовольстви€ близко знать этого джентльмена, - возразил мистер „естер. - “ак что говорите только за себ€, мой друг.

—казано это было все так же спокойно и приветливо, с той же улыбкой, но ƒжон почувствовал, что его "осадили", и, счита€, что потерпел такой афронт из-за Ѕарнеби, дал себе слово при первом удобном случае хорошенько л€гнуть его любимца-ворона.

- ¬от это передай мистеру ’ардейлу в собственные руки, - сказал мистер „естер, запечатав тем временем письмо и знаком подзыва€ своего посланца. - ѕодожди ответа и принеси мне его сюда. ≈сли же мистер ’ардейл сейчас зан€т, скажешь ему... ’оз€ин, может он что-нибудь запомнить и передать на словах?

- ћожет, если захочет, - ответил ƒжон. - ј вашего поручени€ он не забудет.

- ѕочему вы так в этом уверены?

ƒжон вместо ответа только указал на Ѕарнеби, который, выт€нув шею, серьезно и пристально смотрел в лицо мистеру „естеру, энергично кива€ головой.

- “ак вот, Ѕарнеби, скажешь ему, что, если он сейчас зан€т, € охотно подожду его ответа. ј если ему угодно прийти сюда, € рад буду встретитьс€ с ним сегодн€ вечером в любой час... ¬едь в крайнем случае у вас найдетс€ дл€ мен€ постель на одну ночь, ”иллет?

—тарый ƒжон, чрезвычайно польщенный этим фамиль€рным обращением, доказывавшим, что его им€ известно знатному гостю, ответил внушительно:

- ≈ще бы, сэр, разумеетс€!

ќн уже мысленно сочин€л панегирик своей лучшей кровати, но мистер „естер прервал его размышлени€, отдав Ѕарнеби письмо и наказав ему бежать во всю прыть.

- ѕрыть! - повторил Ѕарнеби, пр€ча письмо за пазуху. - ѕрыть! ≈сли хотите видеть насто€щую прыть, подите сюда. ¬он сюда!

», к ужасу ƒжона ”иллета, он схватил мистера „естера за рукав тонкого сукна и, бесшумно ступа€, подвел его к окну.

- √л€дите вниз, - сказал он тихонько. - ¬идите, как они шепчутс€? ј теперь прин€лись пл€сать и прыгать, делают вид, что забавл€ютс€. —мотрите, как они останавливаютс€, когда думают, что за ними никто не следит, и оп€ть шепчутс€. ј потом начинают вертетьс€ и скакать. Ёто они радуютс€, что придумали какие-то новые проказы. »шь как взлетают и ныр€ют!.. ј вот оп€ть шепчутс€. »м и невдомек, что € часто лежу на траве и наблюдаю за ними. »нтересно, что такое они замышл€ют?  ак вы думаете?

- ƒа это же просто белье, - сказал мистер „естер, такое, как мы все носим. ќно сушитс€ на веревках, а ветер качает его - вот и все.

- Ѕелье! - повторил Ѕарнеби, близко загл€нул ему в лицо и отскочил. - ’а-ха! ѕраво, гораздо лучше быть дурачком, чем таким умником, как вы все. ¬от вы не видите там того, что €. ¬едь это же призраки вроде тех, что сн€тс€ по ночам! ¬ы не видите глаз в оконных стеклах, не видите, как духи мчатс€ вместе с сильным ветром, не слышите голосов в воздухе, не видите людей, что скольз€т тихонько в небе, - ничего! ћне живетс€ гораздо веселее, чем вам со всем вашим умом. Ќет, это вы - глупые люди, а мы - умные. ’а-ха-ха! я бы не помен€лс€ с вами, нет, ни за что!

ѕрокричав это, Ѕарнеби взмахнул шл€пой над головой и стрелой вылетел из комнаты.

- —транное существо! - сказал мистер „естер и, достав из кармана красивую табакерку, вз€л понюшку табаку.

- ≈му не хватает смекалки, - с расстановкой и после долгой паузы изрек мистер ”иллет. - —оображать не способен, в этом все дело. я не раз и не два пробовал расшевелить в нем эту самую смекалку, - добавил ƒжон конфиденциально. - Ќо ничего не вышло. “акой уж он уродилс€. ¬р€д ли стоит говорить, что мистер „естер выслушал ƒжона с улыбкой - ведь эта при€тна€ улыбка никогда не сходила с его лица. Ќо затем он решительно придвинул свое кресло поближе к огню, дава€ этим пон€ть, что хотел бы остатьс€ один. » так как у ƒжона не было больше никакого предлога задерживатьс€, он вышел из комнаты. ѕока дл€ гост€ готовилс€ обед, ƒжон ”иллет усиленно размышл€л. » если мозг его временами работал не так четко как всегда, то это можно с полным основанием объ€снить тем, что ƒжон в этот день очень уж часто качал головой, от чего изр€дно путаютс€ мысли. ј как можно было не качать головой?

“о, что мистер „естер, о давнишней и закоренелой вражде которого с мистером ’ардейлом знала вс€ округа, вдруг приехал сюда и, видимо, с единственной целью встретитьс€ со своим врагом, что местом встречи он выбрал "ћайское ƒрево", что он спешно послал в ”оррен нарочного - все это были такие камни преткновени€, которых мозг ƒжона не мог одолеть. ќставалось только совещатьс€ с котлом да с нетерпением ожидать возвращени€ Ѕарнеби.

ј Ѕарнеби, как назло, непозволительно задержалс€, чего с ним до сих пор никогда не случалось. √остю подали обед, убрали со стола и принесли вино, выгребли из камина золу и снова развели огонь. «а окнами померк дневной свет, наступили сумерки, и, наконец, совсем стемнело, а Ѕарнеби все не возвращалс€. ƒжон ”иллет не переставал удивл€тьс€ и был полон мрачных предчувствий, но его гость как ни в чем не бывало сидел себе в кресле, заложив ногу за ногу, и, по всей видимости, мысли его были в таком же пор€дке, как его костюм, казалось, этот спокойный, выдержанный джентльмен с непринужденными манерами ровно ни о чем не думает и зан€т только своей золотой зубочисткой.

- Ѕарнеби что-то запоздал, - решилс€ заметить ƒжон, поставив на стол принесенные им старые потускневшие подсвечники фута в три высотой и снима€ нагар со свечей. - ƒа, пор€дком задержалс€, - согласилс€ гость, пот€гива€ вино. - Ќу, да, наверное, уже скоро €витс€. ƒжон откашл€лс€ и помешал кочергой в камине. - —уд€ по несчастью с моим сыном, на дорогах у вас не особенно благополучно, - сказал мистер „естер. ј мне вовсе не хочетс€, чтобы и мен€ съездили по черепу - это непри€тно само по себе, да еще ставит человека в смешное положение перед теми, кто его случайно подберет. “ак что € думаю заночевать здесь. ¬ы, кажетс€, говорили, что у вас найдетс€ лишн€€ кровать?

- ≈ще кака€ кровать, сэр! “акие кровати - редкость даже в двор€нских домах. ќна стоит здесь с незапам€тных времен - говор€т, ей лет двести будет. ¬аш благородный сын - славный молодой человек! - последний спал на ней с полгода тому назад.

- ’ороша€ рекомендаци€, кл€нусь честью! - заметил гость, пожима€ плечами, и подкатил кресло еще ближе к огню. - “ак позаботьтесь, мистер ”иллет, чтобы постель хорошенько проветрили и в спальне сейчас же жарко натопили камин. ¬ этом доме сыровато и довольно свежо.

ƒжон оп€ть, больше по привычке, поправил дрова в камине и хотел уже уходить, но в эту минуту на лестнице послышались быстрые шаги и затем в комнату вбежал запыхавшийс€ Ѕарнеби.

- „ерез час будет уже в седле, - объ€вил он, подойд€ к мистеру „естеру. - ќн целый день не слезал с лошади и недавно вернулс€ домой.  ак только поест и попьет - оп€ть ногу в стрем€ и поедет на свидание со своим дорогим другом.

- Ёто он велел тебе так сказать? - спросил мистер „естер, поднима€ глаза на Ѕарнеби, - он, казалось, не испытывал ни малейшего смущени€ или во вс€ком случае ничем его не обнаружил.

- ƒа, все кроме последних слов, - по€снил Ѕарнеби, - но он их подумал, € угадал это по его лицу.

- ¬от возьми, - пристально гл€д€ на него, сказал мистер „естер и сунул ему в руку деньги. - Ёто тебе за труды, мой догадливый Ѕарнеби.

- ќго! Ётого хватит дл€ √рипа, дл€ мен€ и дл€ ’ью, мы поделимс€, - отозвалс€ тот и, спр€тав деньги, прин€лс€ считать на пальцах: √рип - раз, € - два, ’ью - три. ј еще - собака, коза, кошки - мы истратим все очень быстро, так и знайте! Ёге!.. ¬эгл€ните-ка туда! ¬ы и тут ничего не видите, умники-разумники?

ќпустившись на одно колено, он стремительно нагнулс€ к камину и стал жадно смотреть на дым, густыми черными клубами выходивший в трубу.

ƒжон ”иллет, счита€, по-видимому, что обращение "разумники" относитс€ главным образом к нему, посмотрел туда же с самым глубокомысленным и важным видом.

- Ќу, вот скажите, куда они уход€т и зачем так быстро несутс€ вверх? - спросил Ѕарнеби. - ѕочему они всегда так спешат, что наступают друг другу на п€тки? ¬едь за это самое мен€ бран€т, а € только беру пример с таких вот, как они. ќй, все новые и новые, сколько их! »шь как хватают друг друга за полы! ќдни улетают, другие быстро несутс€ за ними.  ак весело они пл€шут! ∆аль, что мы с √рином не умеем так прыгать!

- „то у него в этой корзинке за спиной? - спросил мистер „естер через несколько минут, наблюда€ за Ѕарнеби, который все еще, нагнувшись, пыталс€ загл€нуть в трубу и сосредоточенно смотрел на клубы дыма.

- «десь? - переспросил Ѕарнеби, вскочив раньше, чем ƒжон ”иллет успел ответить. ќн встр€хнул корзинку и прислушалс€, склонив голову набок. - ¬ы хотите знать, кто тут внутри? Ќу-ка, ответь ему!..

- ƒь€вол, дь€вол, дь€вол! - прокричал из корзины хриплый голос.

- ¬от деньги, √рип, - сказал Ѕарнеби, позвенев монетами. - ƒеньги нам на угощение.

- ”рра! ”рра! ”рра! - откликнулс€ ворон. - ¬еселей, не трусь!

ћистер ”иллет, по-видимому, сильно сомневалс€, может ли джентльмен в богатом камзоле и тонком белье иметь хоть малейшее представление о той непри€тной компании, к которой причислил себ€ ворон. ќн поспешил увести Ѕарнеби, чтобы помешать дальнейшим неприличным за€влени€м его любимца, и, поклонившись как можно учтивее, вышел из комнаты.

√Ћј¬ј ќƒ»ЌЌјƒ÷ј“јя

¬ этот вечер завсегдатаев "ћайского ƒрева" ожидали великие новости: каждому из них, как только он входил и занимал свое законное место у камина, ƒжон с внушительной расстановкой, шепотом сообщал, что в большой комнате наверху сидит мистер „естер и ожидает прибыти€ мистера ƒжеффри ’ардейла, которому через Ѕарнеби послал письмо (наверн€ка угрожающее), и Ѕарнеби уже вернулс€.

ƒл€ кружка курильщиков и любителей со вкусом посудачить, которым судьба редко посылала новые темы дл€ обсуждени€, така€ новость была насто€щей находкой, даром божьим. ≈ще бы!  ака€-то мрачна€ тайна, да еще разв€зка произойдет под этой самой крышей, и можно будет, сид€ у камелька, без малейших усилий и затруднений следить за ходом событий и подробно обсуждать их.  акой пикантный вкус это придавало напиткам, какой аромат - табаку!  аждый курил сегодн€ свою трубку с особенным, сосредоточенным наслаждением и погл€дывал на соседей, словно безмолвно поздравл€€ их с удачей. Ќастроение было такое праздничное и торжественное, что, по предложению —оломона ƒэйэи, все, включа€ и ƒжона, выложили по шести пенсов, чтобы вскладчину распить кувшин "флипа"33, превосходного напитка, который был в спешном пор€дке приготовлен и поставлен пр€мо на кирпичный пол подле собеседников, чтобы он тихонько покипел еще и насто€лс€ у огн€; поднимавшийс€ от него благоуханный пар смешивалс€ с кольцами дыма из трубок и как бы завесой отдел€л компанию друзей от остального мира, создава€ чудесную интимную атмосферу. ¬ этот вечер даже мебель в комнате казалась новее, тона дерева - сочнее, потолок и стены блестели еще больше, занавески стали краснее, огонь в камине пылал €рче, а сверчки за печкой трещали благодушнее и веселее обычного.

“олько два человека в комнате не замечали и не раздел€ли общего приподн€того настроени€. ќдин из них был Ѕарнеби - он дремал в углу у камина или притвор€лс€ сп€щим дл€ того, чтобы к нему не приставали с вопросами, -второй был ’ью, который, раст€нувшись на скамье с другой стороны, крепко спал, освещенный €рким пламенем. ¬ этом падавшем на него свете его мускулистое тело атлетического сложени€ видно было во всей своей красоте. “о был молодой великан, здоровый и сильный, чье загорелое лицо и смугла€ грудь, густо заросша€ черными как смоль волосами, достойны были кисти художника.   его нер€шливой одежде из самой грубой и жесткой ткани пристали клочки соломы и сена, обычно служивших ему постелью, такие же клочки запутались в нечесаных кудр€х, и поза, в которой лежал ’ью, была небрежна, как его одежда. Ёта небрежность и что-то угрюмое, даже свирепое в выражении лица придавали ему столько своеобрази€, что сп€щий привлекал внимание даже завсегдатаев "ћайского ƒрева", хорошо его знавших, и долгов€зый ѕаркс сказал вслух, что ’ью сегодн€ более, чем когда-либо похож на разбойника.

- ќн, наверно, дожидаетс€ здесь, чтобы отвести в конюшню лошадь мистера ’ардейла, - заметил —оломон.

- ”гадали, сэр, - отозвалс€ ƒжон ”иллет. - —ами знаете, он не часто заходит в дом. ≈му с лошадьми вольготнее, чем с людьми. ќн и сам, по-моему, не лучше животного.

» ƒжон выразительно пожал плечами, как бы говор€: "„то поделаешь, не всем же быть такими, как мы", после чего, в глубоком сознании своего превосходства над обыкновенными смертными, сунул в рот трубку и закурил.

- Ётот парень, сэр, - начал он через некоторое врем€, вынув трубку изо рта и указыва€ чубуком на ’ью, - не лишен способностей, но они у него где-то глубоко скрыты и, если можно так выразитьс€, закупорены...

- ѕревосходно сказано! - вставил ѕаркс, кива€ головой. - ќчень удачное выражение, ƒжонни. ¬ы сегодн€ в ударе, € вижу, и кому-нибудь от вас здорово достанетс€.

- —мотрите, как бы не досталось вам первому, сэр, отрезал мистер ”иллет, ничуть не польщенный комплиментом. - » достанетс€ непременно, если будете перебивать мен€... “ак € хотел сказать, что у этого парн€, хоть он не лишен способностей, глубоко скрытых и закупоренных, не больше смекалки, чем у Ѕарнеби. ј почему это так?

“ри друга перегл€нулись и покачали головами, как бы говор€: "«амечаете, какой у нашего ƒжона философский ум?"

- ѕочему это так? - продолжал ƒжон, свободной рукой тихонько постукива€ по столу. - ƒа потому, что способности его не развивали, когда он был еще ребенком. ƒа.  то бы мы были, если бы наши отцы не откупорили в нас наших способностей? „то выросло бы из моего ƒжо, если бы € не развил в нем его способностей? ¬ы согласны со мной, джентльмены?

- Ќу, конечно, согласны! - воскликнул ѕаркс. - √оворите, говорите, ƒжон, все это очень поучительно.

- —ледовательно, - продолжал мистер ”иллет, - этот парень... надо вам сказать, что, когда он был еще мальчишкой, мать его повесили вместе с шестью другими мошенниками за то, что они сбывали фальшивые банковые билеты, и очень утешительно, что каждые полтора мес€ца людей вешают целыми парти€ми за эти и тому подобные провинности, - да, утешительно, потому что это доказывает бдительность нашего правительства... “ак вот парнишка осталс€ без призора, и чего только не приходилось ему делать, чтобы заработать несколько пенсов на хлеб, он пас коров, разгон€л птиц в фруктовых садах и все такое... ј позднее его приставили к лошад€м, и он стал ночевать уже на сеновалах или в конюшн€х на соломе, вместо того чтобы вал€тьс€ под стогами или заборами. ¬ конце концов он нан€лс€ конюхом в "ћайское ƒрево" за харчи и маленькое жалованье. ќн неграмотен, он всегда имел дело только со скотом и жил, как скот, поэтому он и сам - не более как животное. » значит, тут мистер ”иллет дошел, наконец, до логического заключени€, - с ним и обращатьс€ следует, как с животным.

- ј что, ”иллет, - сказал —оломон ƒэйзи, несколько раздраженный вторжением такой ничтожной темы в их интересный разговор, - когда мистер „естер приехал утром, он сам пожелал, чтобы ему отвели большую комнату? - ќн за€вил, что ему нужна больша€ комната. ƒа, сэр, так он за€вил. - Ќу, тогда € знаю, в чем дело, - торжественным шепотом сказал —оломон. - ќни с мистером ’ардейлом будут в той комнате дратьс€ на дуэли.

”слышав столь потр€сающее предположение, все посмотрели на ”иллета. ј мистер ”иллет смотрел в огонь, взвешива€ в уме все возможные последстви€ такого событи€ в его гостинице.

- √м... Ќе знаю... ¬прочем, € хорошо помню, что, когда € заходил к нему в последний раз, он переставил свечи на камин, - сказал он, помолчав.

- _ Ќу, что € вам говорил? - обрадовалс€ —оломон. Ёто так же очевидно, как то, что у ѕаркса есть нос (тут мистер ѕаркс, у которого был большой нос, потер его, €вно прин€в это замечание за обидный намек). - ќни будут дратьс€ в комнате наверху.  то читает газеты, тот знает, что теперь знатные господа сплошь и р€дом дерутс€ в кофейн€х, без секундантов. ƒа, один из двух будет сегодн€ ранен, а может, и убит в этом доме!

- “ак вы думаете, что Ѕарнеби носил в ”оррен вызов? - спросил ƒжон.

- ƒержу пари на целую гинею, что в письме был вызов и клочок бумаги с указанием размеров шпаги, ответил —оломон. - ’арактер мистера ’ардейла нам известен. » вспомните слова Ѕарнеби насчет того, какое у него было лицо, когда он читал письмо, - вы сами нам это рассказали. ћожете не сомневатьс€, что € прав. “ак что будьте начеку!

Ќикогда еще "флип" не имел такого чудесного вкуса, а табак, обыкновенный английский табак, - такого аромата. ƒуэль в большой комнате наверху, и лучша€ в доме кровать, заказанна€ заранее дл€ раненого!

- »нтересно, кака€ будет дуэль, на шпагах или пистолетах? - сказал ƒжон.

- Ѕог их знает. ћожет, и на тех и на других, отозвалс€ —оломон. - ¬се знатные господа нос€т шпаги, а очень возможно, что у них и пистолеты в карманах, наверн€ка даже! Ѕудут стрел€тьс€, а если промахнутс€, то вытащат шпаги из ножен и начнут ими работать вовсю. ћистер ”иллет насупилс€ было при мысли о разбитых окнах и испорченной мебели, но, рассудив, что один-то из дуэл€нтов во вс€ком случае останетс€ в живых и возместит ему убытки, он оп€ть повеселел.

- ј потом, - продолжал —оломон, погл€дыва€ то на одного, то на другого, - потом на полу останетс€ п€тно, которое ничем не выведешь. ≈сли победителем окажетс€ мистер ’ардейл, п€тно будет прочное, не сомневайтесь, а если мистера ’ардейла одолеют, то оно будет еще прочнее пожалуй, потому что живым он не сдастс€ уж мы-то его знаем.

- ≈ще бы! - в один голос подтвердили остальные.

- ј вывести такое п€тно, - продолжал —оломон, никак невозможно, знаете, как старались это сделать в одном известном всем нам доме?

- ¬ ”оррене? - воскликнул ƒжон. - Ќеужели?

- ƒа, именно там. ќб этом мало кто знает, хот€ в деревне и ходили разные толки... ѕонимаете, половицу строгали, строгали, - ничего не помогало. —коблили очень глубоко, но п€тно уходило еще глубже. Ќастлали, наконец, новые половицы, но одно большое п€тно прошло насквозь и выступило на прежнем месте. » тогда - слушайте внимательно, придвиньтесь ближе! - мистер ƒжефри перенес свой кабинет в эту самую комнату и, говор€т, всегда садитс€ так, чтобы п€тно приходилось у него под ногой. ќн долго и много думал и, наконец, решил, что это п€тно не исчезнет, пока он не отыщет убийцу.

 ак раз когда —оломон окончил свой рассказ и все придвинулись ближе к огню, с дороги в комнату донесс€ конский топот.

- Ёто он! - воскликнул ƒжон и вскочил с места. ’ью! Ёй, ’ью!

’ью проснулс€ и, сонно пошатыва€сь, вышел вслед за хоз€ином. ƒжон скоро вернулс€ в комнату, с величайшей предупредительностью (ведь он был арендатором мистера ’ардейла) пропуска€ вперед долгожданного гост€. “от вошел, звен€ шпорами, и, окинув зорким взгл€дом компанию у камина, приподн€л шл€пу в ответ на их низкие и почтительные поклоны.

- ”иллет, у вас тут есть приезжий, который посылал ко мне Ѕарнеби. √де он? - сказал он глухо, обычным своим суровым тоном.

- ¬ большой комнате наверху, сэр, - ответил ƒжон.

- “ак проводите мен€ туда, на лестнице у вас темно. ѕокойной ночи, джентльмены.

—делав ƒжону знак идти вперед, он вышел и стал подниматьс€ по лестнице, а старый ƒжон светил ему, от волнени€ спотыка€сь на каждом шагу и старательно освеща€ все, что угодно, только не дорогу.

- —тойте! - сказал мистер ’ардейл, когда они дошли до верхней площадки. - я сам доложу о себе. ћожете идти.

ќн вошел и с треском захлопнул за собой дверь. ћистер ”иллет вовсе не собиралс€ сто€ть тут в одиночестве и подслушивать, тем более что стены были слишком толстые. ќн сошел вниз гораздо проворнее, чем поднималс€, и подсел к своим при€тел€м.

√Ћј¬ј ƒ¬≈Ќјƒ÷ј“јя

¬ парадной комнате "ћайского ƒрева" минуту-другую царило молчание. ћистер ’ардейл проверил, плотно ли закрыта дверь, и, пройд€ через погруженную в полумрак комнату к камину, где экраном отгорожено было теплое и €рко освещенное местечко, без единого слова остановилс€ перед улыбающимс€ мистером „естером.

≈сли тайные мысли этих двух человек были столь же различны, как их внешность и манеры, то свидание не обещало быть мирным и при€тным. ћежду ними не было большой разницы в летах, но трудно было встретить двух столь непохожих друг на друга людей. ќдин - сладкоречивый, изысканно-элегантный, сухощавый, хрупкого сложени€, другой - крепкий, коренастый и широкоплечий, небрежно одетый, с резкими грубоватыми манерами, всегда суровый (а сейчас и тон и выражение лица у него были пр€мо-таки враждебные.) ќдин все врем€ безм€тежно и миролюбиво улыбалс€, другой недоверчиво хмурилс€. ћистер ’ардейл старалс€ подчеркнуть свою непри€знь и сильнейшее недоверие к человеку, на зов которого он сюда приехал. ј тот, видимо, сознавал свое внешнее превосходство, и сознание это доставл€ло ему тайную радость, придавало еще больше непринужденной уверенности в себе.

- ј, ’ардейл, - сказал он без малейшего признака смущени€ или холодности, - очень рад вас видеть.

- ќставим любезности, при наших отношени€х они неуместны, - мистер ’ардейл нетерпеливо отмахнулс€ от него. - √оворите пр€мо, что вам нужно. ¬ы мен€ звали - € приехал. «ачем понадобилась эта встреча?

- ¬се та же пр€молинейность и стойкость! ¬ы, € вижу, не переменились.

- ƒа, € все тот же, нравитс€ вам это или нет, -отрезал мистер ’ардейл. ќн сто€л, облокотившись на каминную полку и презрительно гл€д€ на сидевшего в кресле мистера „естера. - » пам€ть ни на волосок мне не изменила, € сохранил все свои симпатии и антипатии. ¬ы просили мен€ приехать. ѕовтор€ю - € здесь.

- Ќадеюсь, разговор будет мирный, ’ардейл? сказал мистер „естер, улыбнувшись при виде сердитого жеста собеседника (который - быть может бессознательно - схватилс€ за шпагу) и постукива€ пальцем по своей табакерке.

- я пришел сюда по вашей просьбе, счита€ своей об€занностью встретитьс€ с вами, где и когда бы вы ни пожелали. Ќо € пришел не дл€ того, чтобы обмениватьс€ любезност€ми и переливать из пустого в порожнее. ¬ы, сэр, - светский человек, и €зык у вас хорошо подвешен, где мне с вами т€гатьс€! —мею вас уверить, мистер „естер, что вы - последний человек, с которым € решилс€ бы сост€затьс€ в сладких любезност€х и притворстве: таким оружием € не владею, да у вас, € думаю, вр€д ли найдутс€ соперники в этом искусстве.

- ¬ы мне льстите, ’ардейл, - возразил мистер „естер самым невозмутимым тоном. - Ѕлагодарю вас за такое высокое мнение обо мне. я хочу говорить с вами откровенно...

- ѕростите, как вы сказали?

- ќткровенно, пр€мо, совершенно чистосердечно. »бо... - ќго! - ћистер ’ардейл т€жело перевел дух.

- Ќу, что ж, не буду перебивать вас.

- ƒа, € это твердо решил, - сказал мистер „естер, с удовольствием пот€гива€ вино. - » никак не хочу с вами ссоритьс€. „то бы вы ни говорили, у мен€ не вырветс€ ни одного резкого необдуманного слова.

- ¬от и тут преимущество на вашей стороне, - заметил мистер ’ардейл. - ¬аше самообладание...

- Ќикогда мне не измен€ет, пока оно мне выгодно, это вы хотели сказать? - прервал его мистер „естер все так же благодушно. - „то ж! ƒопустим! ¬ частности, сейчас оно мне необходимо. Ёто и в ваших интересах тоже, ибо у нас с вами, € уверен, одна цель. “ак давайте же добиватьс€ этой цели, как разумные люди, мы давно уже не мальчики. Ќе выпьете ли чего-нибудь?

- я пью только с друзь€ми, - был ответ. - “ак, может, вы не откажетесь хот€ бы присесть? - я буду сто€ть, - нетерпеливо возразил мистер ’ардейл. - ƒа, буду сто€ть у этого разрушенного убогого очага и, в каком бы он ни был упадке, не оскверню его лицемерием и притворством. √оворите!

- ¬ы не правы, ’ардейл, - сказал мистер „естер и, закинув ногу за ногу, с улыбкой подн€л свой стакан с вином так, что огонь €рко заиграл в стекле. - ƒа, да, кругом не правы. ¬ нашем беспокойном и неуютном мире приходитс€ приноравливатьс€ к обсто€тельствам, плыть по течению, лавиру€ как можно искуснее, и довольствоватьс€ пеной вместо самого напитка, поверхностью вместо глубины, фальшивой монетой вместо насто€щей. Ќе понимаю, как это ни один философ до сих пор не подумал о том, что даже шар земной пуст внутри. ќн должен быть пуст, если ѕрирода последовательна в своей созидательной де€тельности.

- ј может, это только вам так кажетс€?

- ƒумаю, что мне не кажетс€, что все обстоит именно так. » вот, забавл€€сь этой погремушкой, котора€ зоветс€ жизнью, мы с вами имели несчастье столкнутьс€ и поссоритьс€. ћы не друзь€ в общеприн€том смысле слова, но ведь большинство тех, кого свет считает добрыми друзь€ми, питает друг к другу такие же чувства, как мы с вами. ” вас есть плем€нница, у мен€ сын, славный мальчик, но немного сумасброд. ќни влюбились друг в друга, и между ними возникли отношени€, которые тот же свет называет любовью, то есть нечто столь же обманчивое и эфемерное, как и все в мире, чувство, которое с течением времени рассеетс€, как дым. ќднако если наших влюбленных предоставить самим себе, они не станут ждать, пока врем€ возьмет свое. «начит, весь вопрос теперь в том, будем ли мы с вами - только потому, что свет считает нас врагами, - по-прежнему сторонитьс€ друг друга и ждать сложа руки, пока они не брос€тс€ друг другу в объ€ти€, или мы после переговоров, которые сегодн€ благоразумно начали, соединим усили€ - и тогда сможем разлучить их?

- я люблю плем€нницу, - сказал мистер ’ардейл, помолчав. - ¬ам это может показатьс€ странным, но € действительно люблю ее.

- —транным? - повторил мистер „естер. ќн не спеша налил себе второй стакан вина и достал из кармана зубочистку. - ¬овсе нет, друг мой! я тоже расположен к Ќэду, - или, если употребить ваше слово, люблю его, раз уж так прин€то называть отношени€ между близкими родственниками. ƒа, мне очень нравитс€ Ќэд. ќн - удивительно славный мальчик, и красивый притом. ѕравда, глупый еще и слабохарактерный, но не больше. ќднако скажу вам пр€мо, совершенно откровенно, как € и обещал, что, не говор€ уже о моем и вашем нежелании породнитьс€, не говор€ о различии вероисповедании (а это, черт возьми, тоже очень важное преп€тствие!), € никак не могу допустить такой брак. ћы с Ќэдом не можем пойти на это. Ёто невозможно.

- ќбуздайте свой €зык, если хотите продолжать разговор! - гневно воскликнул мистер ’ардейл. - я уже сказал, что люблю мою плем€нницу. “ак неужели вы думаете, что € допущу, чтобы она бросила свое сердце под ноги человеку, в чьих жилах течет ваша кровь?

- ¬от видите, как полезно бывает поговорить начистоту, - спокойно заметил его собеседник. -  л€нусь честью, € как раз собиралс€ сказать вам то же самое. я на удивление прив€зан к Ќэду, € его просто обожаю, право, и даже если бы мы с ним решились пожертвовать своими интересами, остаетс€ это преп€тствие, совершенно непреодолимое...  ак жаль, что вы не хотите выпить вина!

«аметьте себе, - сказал мистер ’ардейл, подойд€ к столу и со всего размаха стукнув по нему кулаком, - тот кто думает, кто смеет думать, что € словом или детом поощр€л это знакомство, тот клеветник! ƒа, клеветник, и уже одним этим предположением наносит мне т€жкое оскорбление. ћне и во сне не снилось, что она позволит ухаживать за собой человеку, мало-мальски вам близкому.

- ’ардейл, - отозвалс€ мистер „естер, покачива€сь в кресле и одобрительно кива€ головой, но гл€д€ не на собеседника, а в огонь, - очень хорошо, что вы так пылко и красноречиво соглашаетесь со мной, это только доказывает ваше мужество и великодушие. „естное слово, € чувствую то же самое, но неспособен выражать свои чувства с такой силой и страстью, - вы же знаете, € человек в€лый, с ленивым умом, и, надеюсь, извините мен€...

- я запрещу ей переписыватьс€ и видетьс€ с вашим сыном, хот€ бы это стоило ей жизни, - продолжал, не слуша€ его, мистер ’ардейл, в волнении шага€ по комнате, - но постараюсь сделать это как можно м€гче и осторожнее. Ќа мне лежат об€занности, которые человеку моего склада совсем не по плечу, - и потому даже то, что они люб€т друг друга, дл€ мен€ - новость, € узнаю это только сейчас от вас.

- » сказать вам не могу, как € рад, что не ошибс€ в вас! - отозвалс€ мистер „естер с самой изысканной любезностью. - ¬ы сами видите, что нам полезно было увидетьс€. ћы пон€ли друг друга и во всем согласны. ћы обо всем договорились и знаем, как нам действовать... Ќу, почему вы не хотите попробовать вино вашего арендатора? ѕраво, отличное вино.

- ј кто помогал Ёмме и вашему сыну? - спросил мистер ’ардейл. - ¬ы не знаете, кто был посредником между ними?

- јх, мало ли добрых людей на свете! »м помогали, мне думаетс€, все, решительно все вокруг! - ответил ми стер „естер с улыбкой. - ј больше всех - тот, кого € сегодн€ посылал к вам...

- Ётот полоумный? Ѕарнеби?

- јга, и вы удивлены? ћне тоже очень трудно было этому поверить. Ќо € выпытал правду у его матери, очень славной женщины. √лавным образом из ее-то слов € и пон€л, как далеко зашло у них дело, и тогда решил съездить сюда дл€ переговоров с вами на нейтральной почве... ј вы пополнели, ’ардейл, но выгл€дите прекрасно.

- Ќу-с, € полагаю, мы обо всем переговорили, - прервал его мистер ’ардейл с нескрываемым раздражением. - ћогу вас заверить, мистер „естер, что мо€ плем€нница впредь будет вести себ€ иначе. я обращусь к ее женскому сердцу, - добавил он тише, - постараюсь затронуть в ней гордость, честь, чувство долга...

- “аким же образом € намерен воздействовать на Ќэда, - сказал мистер „естер, носком сапога поправл€€ высунувшиес€ сквозь каминную решетку головешки. ≈сли в жизни и есть что-либо существенное, так разве только те св€щенные чувства и естественные об€зательства, какие должны св€зывать отца с сыном. я напомню Ќэду о требовани€х религии и нравственности. –азъ€сню ему, что брак этот дл€ нас совершенно неприемлем, ибо € рассчитывал, что он сделает хорошую партию и сможет прилично обеспечить мен€ на склоне лет. ќн узнает, что цела€ свора наглых кредиторов предъ€вл€ет совершенна справедливые и законные требовани€, а уплатить им мы сможем только из приданого его жены. —ловом, € ему докажу, что самые возвышенные и благородные человеческие чувства - сыновний долг, сыновн€€ любовь и все такое - решительно требуют от него, чтобы он похитил какую-нибудь богатую наследницу.

- » как можно скорее разбил ей сердце? - бросил мистер ’ардейл, нат€гива€ перчатки.

- Ќу, это уж как ему будет угодно, - ответил мистер „естер, отхлебнув из стакана. - Ёто его дело! Ќи за что на свете, ’ардейл, € не стану вмешиватьс€ в жизнь моего сына.  онечно, до известной границы, ибо узы, св€зывающие отца и сына, как известно, св€щенны... Ќеужели же мне так и не удастс€ угостить вас стаканом вина? Ќу что ж, вол€ ваша, вол€ ваша! - добавил он, снова долива€ свой собственный стакан.

- ѕослушайте, „естер, - начал мистер ’ардейл после недолгого молчани€, во врем€ которого он несколько раз пристально взгл€дывал на улыбающегос€ собеседника, - там, где нужна ложь и хитрость, вы превзойдете самого дь€вола...

- ¬аше здоровье! - сказал с легким поклоном мистер „естер. - јх, простите, € перебил вас...

- “ак вот, - продолжал мистер ’ардейл, - если трудно будет разлучить влюбленных, помешать их встречам, переписке, если, например, вы ничего не добьетесь от сына, что вы тогда думаете предприн€ть?

- Ќичего нет проще, мой друг, ничего легче. - ћистер „естер пожал плечами и удобнее расположилс€ в кресле. - “огда € пущу в ход те способности, которые вы мне приписываете, - хот€ вы мне сильно льстите, честное слово, € далеко не заслуживаю ваших комплиментов, - и прибегну к обычным в таких случа€х уловкам, чтобы вызвать в Ќэде ревность и негодование. ¬ы мен€ пон€ли?

-  ороче говор€, так как цель оправдывает средства, то мы, чтобы разлучить Ёмму и вашего сына, должны будем в крайнем случае прибегнуть к лжи и коварству, - сказал мистер ’ардейл.

- „то вы, что вы! Ѕоже упаси! - ћистер „естер с наслаждением понюхал табаку. - Ёто будет не ложь, а так... немного дипломатии, немного ловкости... небольша€ интрига - вот подход€щее слово!

- ќчень жаль, что € всего этого не мог предвидеть и предупредить, - сказал мистер ’ардейл, в волнении шага€ по комнате. ќн то останавливалс€, то снова принималс€ ходить, как человек, у которого на душе очень тревожно. - Ќо дело зашло так далеко, что сожалени€ и колебани€ бесполезны, - надо действовать. ’орошо, € по мере сил буду вам помогать. ¬о всей обширной сфере человеческих чувств и мыслей мы с вами сходимс€ только в этом одном. ƒа, цель у нас будет одна, но действовать мы будем порознь. Ќадеюсь, нам не понадобитс€ больше встречатьс€?

- ¬ы уже уходите? - сказал мистер „естер, встава€ с учтивой грацией. - я провожу вас и посвечу на лестнице.

- Ќет, пожалуйста, не трудитесь, - сухо возразил мистер ’ардейл. - я знаю дорогу. - ќн слегка поклонилс€, надел шл€пу, вышел, звен€ шпорами, и, закрыв за собой дверь, стал сходить по ступен€м, скрипевшим под его т€желыми шагами.

- ”ф!  акое грубое животное! - промолвил мистер „естер, снова удобно располага€сь в кресле. - „урбан неотесанный! Ќасто€щий медведь!

ƒжон ”иллет и его при€тели, которые, сид€ в большой комнате, настороженно прислушивались в ожидании, что сверху донесетс€ звон шпаг или выстрелы, и уже заранее установили, в каком пор€дке им ринутьс€ на зов (причем старый ƒжон предусмотрительно объ€вил, что он будет замыкать шествие), были крайне поражены, когда мистер ’ардейл сошел вниз живой и невредимый, без единой царапины, велел привести лошадь и, сев на нее, с задумчивым видом медленно поехал прочь. ќбсудив вопрос, друзь€ решили, что он оставил наверху своего противника умирающим, и спокойствие его - просто военна€ хитрость, чтобы отвлечь подозрени€ и избежать преследовани€.

ѕредположив это, следовало немедленно идти наверх, и они уже готовились выступить в таком пор€дке, как было условленно заранее, но вдруг сверху донесс€ громкий звонок - видимо, гость энергично дернул колокольчик, и этот звон сразу опрокинул все их умозаключени€, вызвав общее замешательство и недоумение. Ќаконец мистер ”иллет решилс€ идти наверх в сопровождении ’ью и Ѕарнеби, как самых сильных и отважных из всех присутствующих. ќни могли войти в комнату €кобы затем, чтобы убрать стаканы.

ѕод такой надежной охраной храбрый ƒжон смело вошел в комнату первым, на полшага впереди остальных, и бестрепетно выслушал приказ мистера „естера подать ему машинку дл€ снимани€ сапог. ќна была принесена, и ƒжон, подставив гостю могучее плечо, с жадным интересом загл€нул в его сапоги, когда помог сн€ть их; у него даже глаза на лоб полезли от удивлени€ и разочаровани€, когда сапоги оказались совершенно пустыми, а он-то ожидал, что они полны крови. ƒжон не премину л внимательно осмотреть и самого мистера „естера в уверенности, что увидит в его теле изр€дные дыры, проверченные шпагой противника. Ќе обнаружив таковых и убедившись в конце концов, что гость по-прежнему безм€тежно спокоен и никакого беспор€дка в его костюме и мысл€х не заметно, старый ƒжон с т€желым вздохом сказал себе, что дуэль в этот вечер, по-видимому, не состо€лась.

- ј теперь, ”иллет, - промолвил мистер „естер, если спальн€ хорошо проветрена, € испробую вашу знаменитую кровать.

-  омната проветрена, сэр, и теплее, чем только что поджаренные гренки, - ответил ƒжон, бер€ свечу с камина, и подтолкнул локтем сначала Ѕарнеби, потом ’ью, дав им таким образом пон€ть, чтобы они шли с ним на случай, если джентльмен по дороге вдруг упадет без чувств или умрет от какого-то внутреннего повреждени€. - ¬озьми вторую свечу, Ѕарнеби, и ступай вперед! ј ты, ’ью, неси за нами кресло.

¬ таком пор€дке (причем ƒжон продолжал вести тщательное наблюдение за гостем, поднос€ к нему свечу вплотную и то чуть не обжига€ ему ноги, то риску€ спалить его парик, причем вс€кий раз сконфуженно извин€лс€) шествие вступило в лучшую спальню гостиницы, почти такую же просторную, как комната, из которой они пришли. «десь, у камина, где потеплее, сто€ла больша€ старинна€ кровать с истертым парчовым пологом и резными колонками по углам, увенчанными кажда€ султаном из перьев, которые некогда были белыми, а теперь от пыли и времени прин€ли траурный вид и напоминали султаны погребальной колесницы.

- —покойной ночи, друзь€, - сказал мистер „естер с приветливой улыбкой и, осмотрев комнату, уселс€ в кресло, придвинутое к огню его провожатыми. - —покойной ночи! Ѕарнеби, голубчик, ты надеюсь, молишьс€ перед сном?

Ѕарнеби утвердительно кивнул головой.

- ќн бормочет какую-то бессмыслицу, сэр, и это называет молитвой, - угодливо по€снил ƒжон. - ќт такой молитвы толку мало.

- ј ’ью? - спросил мистер „естер, огл€нувшись на конюха.

- ј € и вовсе не молюсь, - отозвалс€ ’ью. - Ќо его молитвы, - он указал на Ѕарнеби, - € слыхал. ’орошие молитвы! ќн иногда лежит у мен€ в конюшне на соломе и поет их. ј € слушаю.

- Ќе человек, а сущее животное, сэр, - с достоинством шепнул ƒжон на ухо мистеру „естеру, - уж не взыщите, сэр. ≈сли у него и есть душа, ее наверно так мало, что не стоит обращать внимание на его слова и поступки. ѕокойной ночи, сэр!

√ость проникновенно и выразительно ответил: "ƒа благословит вас бог!" - и ƒжону оставалось только отклан€тьс€. «атем, приказав своим телохранител€м идти вперед, он вышел из комнаты и предоставил мистеру „естеру отдыхать в древней кровати "ћайского ƒрева".

√Ћј¬ј “–»Ќјƒ÷ј“јя

≈сли бы ƒжозеф ”иллет, объ€вленный –ыцар€ми-ѕодмастерь€ми вне закона, был дома в то врем€, когда знатный гость по€вилс€ у дверей их гостиницы, то есть если бы, по иронии судьбы, этот день не оказалс€ одним из тех шести дней в году, когда ему можно было на несколько часов отлучатьс€ из дому без спросу и без риска получить нагон€й, - ƒжо, конечно, сумел бы всеми правдами или неправдами проникнуть в тайну мистера „естера и вы€снить цель его приезда так досконально, как если бы был его поверенным. ќн немедленно предупредил бы влюбленных о гроз€щей им опасности и помог бы им разумным и своевременным советом, ибо ƒжо всей душой сочувствовал молодой паре и готов был доказать это, пустив в ход всю свою находчивость и энергию. ќбъ€сн€лась ли така€ готовность ƒжо расположением его к молодой девушке, истори€ которой почти с колыбели вызывала в нем необычайно живой интерес к ней, или его преданностью молодому „естеру, чье доверие он завоевал своей сметливостью и тем усердием, с каким оказывал Ёдварду важные услуги в качестве разведчика и посредника? Ѕыли ли тут и другие побудительные причины - например, естественное дл€ человека молодого сочувствие влюбленным, или посто€нные нотации и несносные придирки со стороны почтенного родител€, или тайные сердечные дела самого ƒжо вызывали в нем товарищеское чувство к Ёдзарду и Ёмме ’ардейл, - трудно сказать. ƒа и не стоит доискиватьс€ истинных причин, поскольку ƒжо в тот день отсутствовал и не имел возможности делом доказать свою преданность.

Ѕыло двадцать п€тое марта - этот день, как большинство из вас знает по собственному горькому опыту, с незапам€тных времен €вл€етс€ одним из тех т€гостных дней, которые нос€т название "платежных". —тарый ƒжон ”иллет считал долгом чести каждый год двадцать п€того марта расплачиватьс€ звонкой монетой с одним лондонским винокуром и виноторговцем, своим поставщиком. » так же неизменно, как неизменно наступало каждый год это число, ƒжо отправл€лс€ в Ћондон, чтобы передать виноторговцу из рук в руки холщовый мешочек с точной суммой долга - ни пенни больше, ни пенни меньше.

≈здил ƒжо всегда на старой серой кобыле. ¬ уме мистера ”иллета-старшего крепко засела смутна€ иде€, будто эта кобыла, если отправить ее на скачки, несомненно может получить какой-нибудь призовой кубок. Ќо кобыла никогда не пробовала своих сил на таком поприще, и вр€д ли это было возможно в будущем, ибо ей было уже лет четырнадцать, а то и п€тнадцать, она страдала запалом и потому шла очень медленно. Ѕолее всего выдавали ее возраст облезлые хвост и грива. Ќесмотр€ на эти мелкие недостатки, хоз€ин чрезвычайно гордилс€ своей лошадью, и, когда ’ью в тот день подвел ее к крыльцу, ƒжон удалилс€ за стойку и в уединении своей лимонной рощи даже несколько раз громко засме€лс€ от избытка восторга и гордости.

- ƒа, вот это лошадка, ’ью! - сказал он, когда, снова обрет€ душевное равновесие, по€вилс€ на пороге.  расота! ƒо чего ретива!  ака€ кость!

 остей без вс€кого сомнени€ было достаточно - это самое, должно быть, подумал и ’ью, сид€ боком в седле в ленивой позе и согнувшись так, что подбородок его почти упиралс€ в колени. Ќе пользу€сь ни свободно болтавшимис€ стременами, ни уздечкой, он разъезжал взад и вперед по зеленой лужайке перед домом.

- —мотри же, береги ее, парень, - сказал ƒжон, обраща€сь на сей раз не к безмолвному ’ью, а к своему сыну и наследнику, который по€вилс€ на крыльце, уже совсем одетый и готовый в путь. - Ќе пускай ее вскачь. - ƒа мне это вр€д ли удалось бы, отец, - отозвалс€ ƒжо, безнадежно гл€д€ на кобылу. - Ќу, ну, пожалуйста, без дерзостей, сэр! - осадил его мистер ”иллет. - ј чего тебе еще нужно? “ебе, пожалуй, и дикий осел или зебра покажутс€ слишком смирными? “ы хотел бы скакать на рычащем льве, не так ли? ѕомалкивай уж лучше!

 огда мистер ”иллет в спорах с сыном, истощив все свое красноречие, переставал задавать вопросы, на которые ƒжо никогда не отвечал, он обычно кончал свой монолог приказом ƒжо замолчать.

- » что только в голове у этого мальчишки? - продолжал мистер ”иллет после того, как некоторое врем€ в сильнейшем изумлении таращил глаза на сына. - «аломил шапку набекрень, как насто€щий разбойник! ”ж не собираетесь ли вы пристукнуть виноторговца, сэр?

- Ќет, - сказал ƒжо отрывисто. - Ќе собираюсь. “ак что можешь быть спокоен, отец.

- „то за воинственный вид у этого шалопа€! - не унималс€ мистер ”иллет, осматрива€ сына с головы до ног. -  аковы заносчивость и спесь, кака€ сердита€ мина! » зачем это ты нарвал столько крокусов и подснежников?

- Ѕукетик совсем маленький, -оправдывалс€ ƒжо, красне€. - », надеюсь, ничего дурного нет в том, что € захвачу его с собой.

- ’орош делец! - презрительно отчеканил мистер ”иллет. - ¬оображает, что виноторговцев интересуют цветочки!

- Ќичего подобного € не думаю, - возразил ƒжо. ѕусть нюхают своими красными носами бутылки и кружки. ÷веты € везу ¬арденам.

- ј мистеру ¬ардену, по-твоему, очень нужны твои крокусы?

- Ќе знаю, и, по правде говор€, мне это безразлично, - отрезал ƒжо. - ƒавай деньги, отец, и отпусти мен€ поскорее.

- Ќа, возьми и береги их, - сказал ƒжон. - ƒа смотри, не очень торопись ехать обратно, дай кобыле хорошенько отдохнуть. —лышишь?

- —лышу, - ответил ƒжо. - ќтдохнуть ей, конечно, понадобитс€.

- » не слишком роскошествуй в "„ерном Ћьве", продолжал ƒжон. - Ёто ты тоже заруби себе на носу.

- ј почему € не могу иметь свои карманные деньги? - уныло сказал ƒжо. - ѕочему ты против этого, отец? ¬с€кий раз, когда ты посылаешь мен€ в Ћондон, мне разрешаетс€ только пообедать в "„ерном Ћьве", с тем, что ты сам заплатишь за этот обед, когда будешь в Ћондоне. Ќеужели мне нельз€ доверить несколько шиллингов? «ачем ты мен€ обижаешь? Ќе могу € спокойно терпеть такую несправедливость!

- —кажите пожалуйста! ќн желает иметь свои деньги! - воскликнул ƒжон, словно не вер€ ушам. ј что ты называешь деньгами - гинеи? –азве у теб€ нет карманных денег? –азве, кроме денег на уплату дорожного сбора, € не отсчитал тебе еще шиллинг и шесть пенсов?

- Ўиллинг и шесть пенсов! - сказал ƒжо с презрением.

- ƒа, сэр, шиллинг и шесть пенсов! ¬ твои годы € и в руках никогда не держал и не видывал даже такой кучи денег! Ўиллинг даю тебе на вс€кий случай - кобыла может потер€ть подкову и мало ли что еще. ј шесть пенсов - это на развлечени€ в Ћондоне. » советую тебе - поднимись на ћонумент34 и посиди - это самое лучшее развлечение. “ам не будет никаких соблазнов - ни вина, ни женщин, ни беспутной компании. —иди себе и думай. “ак € развлекалс€ в твоем возрасте.

ƒжо, ничего не ответив, велел ’ью подвести лошадь, вскочил в седло и поехал со двора. “акой ловкий и смелый наездник заслуживал лучшего кон€. ƒжон, сто€ на крыльце, провожал их глазами (вернее - свою серую кобылу, на ƒжо он и не гл€дел) и только минут через двадцать после того, как ездок и лошадь скрылись из виду, он сообразил, что они уехали, медленно вошел в дом, и скоро уже сладко дремал за стойкой.

√оремычна€ кобыла, источник посто€нных мучении ƒжо, плелась, сама выбира€ дорогу, пока гостиница не осталась позади. “ут она, согнув ноги, как марионетка, неуклюже и топорно подражающа€ галопу, сразу прибавила шагу - оп€ть-таки по собственному почину. ¬идимо, обычный маршрут всадника был ей хорошо знаком, и это-то побудило ее перейти на рысь и свернуть на боковую тропу меж изгородей, котора€ шла вовсе не к Ћондону, а параллельно проезжей дороге и, пролега€ в нескольких стах €рдов от "ћайского ƒрева", в конце своем упиралась в ограду парка. ¬ парке сто€л большой старый кирпичный дом, тот самый ”оррен, о котором уже упоминалось в первой главе.  руто остановившись в рощице около дома, лошадь была €вно очень довольна, когда всадник, соскочив, прив€зал ее к дереву.

- —той тут, старуха, - сказал ƒжо, - а € пойду - узнаю, не будет ли каких поручений.

ѕредоставив лошади щипать чахлую травку, насколько ей это позвол€ла прив€зь, он вошел в парк.

„ерез две-три минуты дорожка привела его к самому дому, и он, прохажива€сь мимо него, беспрестанно погл€дывал украдкой на окна, в особенности - на одно из них. ƒом был мрачный, безмолвный, с гулкими дворами, давно необитаемыми башн€ми и анфиладой запертых комнат, где все обветшало и постепенно разрушалось.

–асположенный террасами парк, темный от густой тени, навевал гнетущую печаль. ¬ысокие чугунные ворота, много лет не открывавшиес€ и побуревшие от ржавчины, повисли на ослабевших петл€х и заросли высокой буйной травой, - казалось, они пытались уйти в землю и скрыть в благодетельной гуще зелени следы своей унылой старости и ветхости. ”крашавшие стены барельефы фантастических чудовищ, позеленевшие от времени и сырости и кое-где замшелые, имели вид зловещий.

ƒаже жила€ часть дома, котора€ содержалась в пор€дке, наводила тоску той же мрачностью и запустением - казалось, радость изгнана отсюда навсегда.

“руднобыло вообразить себе в этих печальных, темных поко€х €рко пылающий огонь в камине, трудно было поверить, что в этих неприветных стенах чье-то сердце может узнать счастье или беспечное веселье. ¬се это было, но давно миновало, и казалось, что видишь перед собой лишь призрак дома, вернувшийс€ в своем былом обличье на место, где он сто€л когда-то.

ћрачный вид и запущенность дома объ€сн€лись, веро€тно, смертью прежнего владельца и характером нынешнего, но при воспоминании о том, что здесь произошло, люд€м невольно приходило на мысль, что дом этот - самое подход€щее место дл€ такого злоде€ни€ и, быть может, ему даже предопределено было стать ареной ужасной драмы. ѕод вли€нием таких мыслей пруд, где найдено было тело управл€ющего, казалс€ люд€м каким-то особенно черным и угрюмым, колокол на крыше, возвестивший в тот вечер полночному ветру об убийстве, представл€лс€ страшным призраком, и зазвони он сейчас, у всех волосы встали бы дыбом, а когда голые ветви наклон€лись друг к другу, то чудилось, будто они тихонько шепчутс€ о преступлении.

ƒжо ходил взад и вперед по дорожке, врем€ от времени останавливалс€, дела€ вид, что рассматривает дом и любуетс€ пейзажем, или прислон€лс€ к дереву в беспечно-равнодушной позе праздного зеваки, но при этом все врем€ следил за тем окном, на котором с самого начала было сосредоточено его внимание. “ак прошло с четверть часа - и, наконец, в этом окне мелькнула бела€ ручка. ”видев сделанный ему знак, ƒжо с почтительным поклоном отошел от дома и, когда уже садилс€ на лошадь, пробормотал про себ€: "«начит, сегодн€ поручений нет".

ќднако его франтоватый вид, лихой залом его шл€пы, вызвавший негодующий протест мистера ƒжона ”иллета, и букет весенних цветов - все свидетельствовало, что, если у ƒжо нет чужих поручений, зато есть у него в Ћондоне собственное дельце, св€занное с особой, интересующей его больше, чем какой-то виноторговец или даже слесарь. “ак оно и было. –ассчитавшись с виноторговцем (этот почтенный старец торговал в погребке около набережной “емзы, и лицо у него было такое багровое, как будто он всю жизнь собственной головой поддерживал массивные своды своего погреба) и получив от нею расписку, ƒжо ушел, отказавшись от четвертого стакана старого хереса, чем несказанно удивил краснолицего джентльмена, который, вооружившись буравом, собиралс€ сделать набег по меньшей мере еще на два дес€тка покрытых пылью бочонков и после ухода гост€ долго еще сто€л как истукан, словно пригвожденный к стене своего погреба. ј ƒжо дошел до ”айтчепла и, управившись со скромным обедом в "„ерном Ћьве", презрев совет отца насчет ћонумента, направилс€ пр€мо к дому слесар€, куда его влекли прекрасные глаза ƒолли ¬арден.

ƒжо был парень далеко не робкого дес€тка, однако, добравшись до угла улицы, на которой жили ¬ардены, он долго не решалс€ подойти пр€мо к дому. —начала доходил минут п€ть по соседней улице, потом п€ть минут - по другой... ѕотер€в таким образом целых полчаса, он, наконец, очерт€ голову, устремилс€ вперед и с пылающим лицом и громко стучавшим сердцем вошел в полную дыма мастерскую.

- Ёге! Ёто ƒжо ”иллет или его тень? - сказал ¬арден, выход€ из-за конторки, на которой он производил какие-то подсчеты, и гл€д€ на гост€ через очки.  ажетс€, живой ƒжо. ¬от это здорово! Ќу, что поделывает славна€ чигуэлска€ брати€, ƒжо?  ак там у вас, а?

- ƒа как всегда, сэр, воюем понемножку.

- Ќу, ну, побольше терпени€, ƒжо, - сказал слесарь. - ” всех старых людей есть слабости, и с ними надо миритьс€. ј как тво€ кобыла? ¬се так же легко делает четыре мили в час? ’а-ха-ха!.. „то это у теб€, ƒжо? ќго, букет!

- Ќу, какой там букет! “олько несколько цветочков. я хотел... дл€ мисс ƒолли...

- Ќет, нет, - сказал √ейбриэл вполголоса, кача€ головой. - «ачем ƒолли? ѕоднеси их ее матери, ƒжо. “ак будет гораздо лучше. “ы не против того, чтобы отдать их миссис ¬арден, а, ƒжо?

-  онечно, нет, сэр, - ответил ƒжо, не очень успешно пыта€сь скрыть свое разочарование. - — большим удовольствием, сэр...

- Ќу, вот и хорошо, - слесарь похлопал его по плечу. - ¬едь тебе безразлично, кому их отдать, не так ли?

- —овершенно безразлично, сэр. - Ѕоже, какого труда ему стоило выжать из себ€ эти слова! ќни просто застревали у него в глотке.

- Ќу, так пойдем, - сказал слесарь. - ћен€ как раз звали чай пить. ќна в столовой.

"ќна"?  то же - мать или дочка?" - подумал ƒжо. Ќо слесарь, как будто подслушав этот мысленный вопрос, рассе€л все сомнени€ гост€. ѕодойд€ к двери, он сказал:

- ћила€ ћарта, у нас гость, молодой ”иллет.

ћиссис ¬арден считала "ћайское ƒрево" чем то вроде западни дл€ мужской половины рода человеческого, ловушки, расставленной дл€ мужей, а хоз€ина этого трактира и всех его пособников и покровителей - ловцами христианских душ. Ѕолее того - она была убеждена, что под мытар€ми и грешниками, о которых говоритс€ в св€щенном писании, следует разуметь именно трактирщиков, имеющих патент на торговлю спиртными напитками. ¬се это никак не могло расположить ее к неожиданному гостю, и миссис ¬арден немедленно пришла в крайне расслабленное состо€ние, а когда ей почтительно преподнесли крокусы и подснежники, она, по зрелому размышлении, решила, что это они - виновники охватившей ее слабости.

- Ѕоюсь, что € ни минуты больше не смогу оставатьс€ здесь из-за этого запаха, - сказала почтенна€ дама. - ¬ы не обидитесь, если € их выставлю за окно?

ƒжо попросил ее не стесн€тьс€ и даже пыталс€ улыбнутьс€, гл€д€, как его букет отправл€ют на наружный подоконник. ≈сли бы кто-нибудь знал, какого труда ему стоило собрать эти цветы, с которыми поступили так бесцеремонно!

- ќх, слава богу, избавилась от них! - сказала миссис ¬арден. - ћне сразу легче стало. - » действительно, она заметно оживилась.

ƒжо вслух выразил удовольствие по этому поводу. ќн все врем€ старалс€ показать, что его ничуть не интересует вопрос, где ƒолли.

- ¬се вы там, в „игуэлле, - ужасные люди, мистер ƒжозеф, - начала миссис ¬арден.

- Ќапрасно вы так думаете, мэм, - возразил ƒжо.

- ƒа, да, вы самые жестокие и отча€нные люди на всем свете - продолжала миссис ¬арден, закусив удила. - Ќе понимаю, как ваш отец может так поступать! ¬едь он сам был женат. “о, что это - его хлеб, ничуть его не оправдывает. я готова была бы уплатить в двадцать раз больше чем тратит ¬арден, только бы он приезжал домов в таком виде, как подобает пор€дочному и трезвому мужу. ѕо-моему, нет ничего противнее и возмутительнее вина.

- ѕолно тебе, ћарта, мила€, - весело заметил слесарь. ƒавайте-ка пить чай и не поминать о пь€ных. »х нет, и ƒжо такой разговор, наверное, непри€тен.

¬ этот критический момент по€вилась мисс ћиггс с гренками.

- Ќе сомневаюсь, что он непри€тен мистеру ƒжозефу, да и тебе тоже, ¬арден, - не унималась миссис ¬арден. - ќднако € ни на кого не намекаю, - тут ћиггс кашл€нула, - что бы € ни думала про себ€. - ћиггс выразительно фыркнула. - “ебе никогда не пон€ть, ¬арден, а мистер ”иллет по молодости лет - уж вы мен€ извините, сэр, - тем более не может пон€ть, как страдает женщина, ожида€ дома пь€нствующего мужа. ≈сли вы мне не верите - а € знаю, что не верите! - спросите у ћиггс, она часто, слишком часто, видит это... —просите у нее.

- јх, как ей было худо той ночью!  ак худо, сэр! воскликнула ћиггс. - ≈сли бы не ваша ангельска€ кротость, мэм, вы, наверное, не перенесли бы этого. ”верена, что не перенесли бы.

- “ы кощунствуешь, ћиггс, - сказала миссис ¬арден.

- ѕрошу прощени€, мэм, - визгливо возразила ћиггс, - € этого не хотела, и, смею сказать, это не в моем характере, хоть € и проста€ служанка.

- Ќапрасно ты возражаешь, - продолжала ее госпожа, с достоинством погл€дыва€ вокруг. -  ак смеешь ты сравнивать с ангелами грешных людей? ћен€, бедную грешницу? „то такое все мы, смертные? - “ут миссис ¬арден украдкой погл€делась в зеркало и поправила ленту на чепчике. - „ерви, ползающие во прахе.

- ” мен€ и в мысл€х не было обидеть вас, - сказала ћиггс с тайной уверенностью, что ее комплимент возымел свое действие. », по обыкновению все повыша€ голос, продолжала: - Ќе думала €, что вы так истолкуете мои слова. ”ж поверьте, € знаю свое ничтожество и презираю и ненавижу себ€ и всех ближних, как следует истинной христианке.

- Ѕудь любезна, поднимись наверх, - с величественным видом приказала миссис ¬арден, - посмотри, оделась ли, наконец, ƒолли, и скажи ей, что заказанный дл€ нее портшез будет здесь через минуту. ≈сли она заставит себ€ ждать, € его тотчас же отошлю... я вижу, ты не пьешь чаю, ¬арден, и вы тоже, мистер ƒжозеф. Ёто мен€ очень огорчает, но, разумеетс€, глупо было ожидать, что вам при€тна семейна€ обстановка и общество женщин.

ћестоимение, употребленное во множественном числе, показывало, что это €звительное замечание относитс€ к обоим мужчинам, а между тем оба его вовсе не заслуживали, ибо слесарь уписывал завтрак весьма добросовестно, пока жена не испортила ему аппетит, а ƒжо общество обитательниц этого дома (во вс€ком случае некоторых из них) доставл€ло радость, с какой ничто не могло сравнитьс€.

Ќо ƒжо не успел ничего сказать в свою защиту, так как в эту минуту в комнату влетела ƒолли, и он онемел от восторга. Ќикогда еще ƒолли не была так хороша, как сейчас, когда по€вилась во всем блеске и очаровании своей юности. ќчарование еще во сто раз увеличивал ее нар€д, который чрезвычайно шел к ней, и тыс€ча уловок невинного кокетства, которые ни одна женщина не умела с большей грацией пускать в ход. ƒолли вс€ си€ла в радостном ожидании предсто€щего бала.

ѕрокл€тый бал! Ќевозможно передать, как ƒжо ненавидел этот бал и всех, кто будет там окружать ƒолли!

» она почти не смотрела на него - да, едва удостоила взгл€дом! ј когда увидела в открытую дверь, что в мастерскую внесли портшез, захлопала в ладоши - видно, очень уж торопилась уйти. ƒжо подставил ей плечо - это было все-таки некоторым утешением! - и помог усестьс€.  аково было видеть ƒолли в портшезе, ее глаза, си€вшие €рче алмазов, ее ручку - несомненно самую красивую ручку на свете, - свесившуюс€ через опущенное окно, и мизинец, приподн€тый так задорно, словно он удивл€лс€, почему ƒжо не схватит и не поцелует его!

 аково было знать, что скромные подснежники, которые так украсили бы ее из€щный корсаж, вал€ютс€ где-то за окном, и видеть физиономию ћиггс, на которой словно написано, что уж ей-то, ћиггс, известно, какими средствами достигаетс€ все это очарование, известна тайна каждого шнурка, каждой булавки, крючка и петельки: все это даже наполовину не то, чем кажетс€, и она, ћиггс, если бы постаралась, могла бы выгл€деть ничуть не хуже этой девчонки!  аково было услышать восхитительный легкий крик ƒолли, когда портшез был подн€т на шестах, увидеть в последний раз (мимолетное, но незабываемое зрелище!) ее смеющеес€ счастливое личико!  акое мученье и вместе с тем - какое блаженство! ƒаже в носильщиках, которые унесли ƒолли на улицу, ƒжо готов был видеть счастливых соперников.

 азалось неверо€тным, что за столь короткое врем€ в комнате все может так переменитьс€, как переменилось в столовой, куда они, проводив ƒолли, вернулись допивать чай. «десь стало так пусто и уныло! ƒо чего же глупо, бессмысленно сидеть здесь, когда она танцует на балу, а вокруг нее уйма поклонников, и все увиваютс€ за ней, обожают ее, все от нее без ума и хот€т женитьс€ на ней! ј ты сиди тут и томись от скуки, да еще вдобавок ћиггс торчит перед глазами все врем€. ≈сли сравнить ее с ƒолли, то существование этой особы, самый факт ее рождени€ на свет кажетс€ какой-то непостижимой насмешкой судьбы.

 онечно, в таком настроении поддерживать разговор было немыслимо, и ƒжо молча помешивал ложечкой свой чай, размышл€€ о всех достоинствах дочки слесар€.

¬арден тоже притих. «ато его супруга, как только заметила мрачное настроение обоих, стала весела и разговорчива - такова была особенность ее довольно непосто€нного нрава.

- ƒолжно быть, у мен€ очень жизнерадостный характер, если € еще могу, несмотр€ ни на что, сохран€ть хорошее расположение духа, - объ€вила она, улыба€сь. ѕон€ть не могу, как мне это удаетс€.

- јх, мэм, - вздохнула ћиггс. - »звините, что € вмешиваюсь, но € все-таки скажу: на свете мало таких женщин, как вы.

- ”бери со стола, ћиггс, - сказала миссис ¬арден, встава€. - ”бери все, пожалуйста, а € пойду к себе. „увствую, что € здесь только мешаю, и хочу, чтобы все веселились без стеснени€, так что мне лучше уйти.

- Ќет, нет, ћарта, не уходи! - воскликнул слесарь. - ѕраво, нам будет очень жаль, если ты уйдешь. Ќе так ли, ƒжо?

ƒжо встрепенулс€ и сказал:

- Ќу, конечно.

- —пасибо, ¬арден, друг мой, - возразила супруга. Ќо € лучше знаю твои вкусы. “абак и пиво или водка тебе гораздо при€тнее моего общества. √де мне с ними соперничать! “ак что, дорогой мой, € уж лучше пойду к себе наверх и посижу у окна. ƒо свидань€, мистер ƒжозеф, очень рада была повидать вас, сожалею только, что не смогла угостить вас чем-нибудь, что вам больше по вкусу.  лан€йтесь вашему отцу и передайте ему, пожалуйста, что, если он когда-нибудь загл€нет к нам, у мен€ будет с ним серьезный разговор. ѕрощайте!

¬се это было сказано самым любезным тоном, после чего достойна€ дама, сделав реверанс, полный величавой снисходительности, удалилась.

» этого-то дн€ ƒжо с таким волнением ожидал много недель, дл€ этого он так усердно собирал цветы и составл€л букет, принар€дилс€, лихо заломил набекрень шл€пу! Ќе удалось ему осуществить твердое решение, которое он принимал уже в сотый раз, - объ€снитьс€ с ƒолли, сказать ей, как он любит ее! ј вместо этого он видел ее одну минуту, только одну минуту, когда она уезжала на бал, си€€ от радости, и с ним тут обошлись, как с обыкновенным пь€ницей, которому только бы посидеть за трубкой да нахлестатьс€ пива или водки!

ѕростившись со своим другом ¬арденом, ƒжо поспешил в "„ерный Ћев", где оставил лошадь, и скоро пустилс€ в обратный путь. ѕо дороге домой он, как и множество других ƒжо до и после него, твердил себе, что всем его надеждам конец, и то, о чем он мечтал, невозможно, несбыточно, что она его не любит, и, значит, жизнь разбита навсегда, ему остаетс€ только пойти в матросы или в солдаты и подставить лоб под пулю какого-нибудь услужливого врага.

√Ћј¬ј „≈“џ–Ќјƒ÷ј“јя

¬ таком унылом настроении ƒжо ”иллет медленно трусил на своей кобыле, представл€€ себе, как дочка слесар€ танцует бесконечные контрдансы и напропалую кокетничает с незнакомыми разв€зными кавалерами (мысль эта была просто нестерпима), как вдруг он услышал за собой стук копыт и, огл€нувшись, увидел джентльмена, скакавшего галопом на прекрасной лошади. ѕроезжа€ мимо, всадник на миг придержал лошадь и окликнул ƒжо. ƒжо пришпорил свою серую кобылу и тотчас поравн€лс€ с ним.

- я так и подумал, что это вы, сэр, - сказал он, приподн€в шл€пу. -  акой прекрасный вечер! я очень рад, что вы уже выезжаете из дому.

ƒжентльмен с улыбкой кивнул головой. -  ак провели этот счастливый день, ƒжо? ќна все так же мила? Ќу, ну, не краснейте, дружище!

- –азве € покраснел? ≈сли да, мистер Ёдвард, так это от стыда, что € был так глуп и питал какие-то надежды. ќна дл€ мен€ недос€гаема, как небо.

- Ќу, значит, не так уж недос€гаема! - шутливо возразил Ёдвард.

- Ёх! - ƒжо вздохнул. - ’орошо вам говорить, сэр.  огда душа покойна, легко шутки шутить... Ќет, € уже ни на что не надеюсь... ¬ы заедете к нам, сэр?

- ƒа, € еще недостаточно окреп, чтобы ехать дальше. ƒумаю переночевать у вас, а рано утром по холодку поеду домой.

- ≈сли вы не особенно торопитесь, сэр, - сказал ƒжо, помолчав, - и если вам не скучно плестись так же медленно, как € на моей несчастной кл€че, - то € с удовольствием доеду с вами до ”оррена и постерегу вашу лошадь, пока вы сходите в дом. “огда вам не нужно будет идти пешком от нас туда и обратно. ¬ремени у мен€ достаточно, € выехал из Ћондона раньше, чем рассчитывал.

- ƒа и € не спешу, - отозвалс€ Ёдвард. - ≈сли € пустил лошадь вскачь, так это, веро€тно, в такт своим мысл€м: они несутс€ как ураган. ≈демте вместе, ƒжо, нам обоим будет гораздо веселее. “олько не вешайте носа, ƒжо, не вешайте носа! —мело атакуйте дочку слесар€, и вы ее победите, ручаюсь вам. ƒжо покачал головой. ќднако в тоне и словах Ёдварда было столько жизнерадостной уверенности, что они подбодрили не только ƒжо, но, видимо, и серую кобылу, - в приливе энергии она сразу перешла на легкую рысцу, сост€за€сь с лошадью „естера, и, кажетс€, даже воображала, что делает это весьма успешно.

Ѕыл прекрасный погожий вечер, и только что взошедший молодой мес€ц вместе со светом разливал вокруг ту мирную тишину и покой, которые составл€ют главное очарование вечерней поры. ƒлинные тени деревьев, зыбкие, как отражени€ в воде, ложились на тропу, по которой ехали путники, и легкий ветерок ве€л еще тише, словно баюка€ задремавшую природу. ћолодые люди все реже перекидывались словами, потом, наконец, и совсем примолкли и ехали р€дом, наслажда€сь тишиной.

- —мотрите-ка, "ћайское ƒрево" сегодн€ си€ет огн€ми, - заметил Ёдвард, когда они ехали уже по аллее, откуда сквозь обнаженные деревь€ видна была гостиница.

- ƒа, сэр. ќгней сегодн€ больше обычного, - подтвердил ƒжо, подн€вшись на стременах, чтобы лучше видеть. - —вет горит в большой комнате наверху, а в нашей лучшей спальне топитс€ камин. Ќе понимаю, дл€ кого все это?

- Ќаверно, какой-нибудь запоздалый путешественник по дороге в Ћондон осталс€ здесь ночевать, напуганный рассказами о моем при€теле-бандите, - сказал Ёдвард.

- ƒолжно быть, человек он знатный, если отец отвел ему лучшие комнаты. » ведь зан€л вашу кровать, сэр!

- ѕуст€ки, ƒжо, мне все равно где ночевать. ќго, бьет дев€ть! ≈дем скорее!

ќни поскакали вперед со всей быстротой, на какую способна была лошадь ƒжо, и скоро остановились в той самой рощице, куда ƒжо утром заезжал по пути в Ћондон. Ёдвард спешилс€, бросил ему поводь€ и бесшумными быстрыми шагами пошел к дому.

” боковой калитки его дожидалась служанка и тотчас впустила в парк. Ёдвард прошел по дорожке к террасе и стрелой, взлетев по широким ступен€м, вошел в старинный мрачный зал, стены которого были увешаны ржавыми доспехами, оленьими рогами, охотничьим оружием и другими украшени€ми в таком же роде. «десь молодой человек посто€л недолго: в ту минуту, когда он огл€нулс€, ища глазами свою провожатую и удивл€€сь тому, что она не вошла сюда вместе с ним, в зал вбежала красива€ девушка, и ее черноволоса€ головка мигом прильнула к его груди. Ќо тут чь€-то т€жела€ рука внезапно легла на ее плечо, а Ёдвард был отброшен в сторону: между ними сто€л мистер ’ардейл.

Ќе снима€ шл€пы и одной рукой обн€в плем€нницу, он сурово смотрел на Ёдварда и хлыстом указывал ему на дверь. Ёдвард выпр€милс€ и смело встретил ≈го взгл€д. - ’орошо же вы поступаете, сэр, нечего сказать! ѕодкупаете моих слуг и непрошенный, тайком, как вор, приходите в дом, - произнес мистер ’ардейл. - ”ходите, сэр, и никогда больше не по€вл€йтесь здесь!

- ѕрисутствие мисс ’ардейл и ваше родство с ней мешают мне ответить, как должно, на ваши оскорблени€, - сказал Ёдвард. - ≈сли вы человек пор€дочный, не злоупотребл€йте этим. ¬ы сами вынудили мен€ так поступать. ¬ина не мо€, а ваша.

- Ќет, сэр, недостойно пор€дочного человека, неблагородно и бесчестно - добиватьс€ любви слабой, доверчивой девушки тайно от ее опекуна и защитника. ’орошие, должно быть, у вас намерени€, если вы боитесь встречатьс€ с нею при свете дн€ и €вл€етесь сюда ночью! Ѕольше € ничего не скажу. ”ходите немедленно и помните, что мой дом дл€ вас закрыт навсегда.

- “ак же бесчестно, и неблагородно, и недостойно пор€дочного человека брать на себ€ роль шпиона, - отпарировал Ёдуард. - ¬аши обвинени€ € отвергаю со всем презрением, какого они заслуживают.

- ¬аш посредник ждет вас у калитки, через которую вы вошли, - сказал мистер ’ардейл уже спокойнее. ¬ы ошибаетесь, € ни за кем не шпионил. я случайно увидел, как вы вошли в сад, и последовал за вами. ≈сли бы вы не летели так и задержались бы хоть на секунду в саду, вы бы слышали, как € постучал в дверь раньше, чем войти. ј теперь уходите. ¬аше присутствие оскорбительно дл€ мен€ и расстраивает мою плем€нницу. √овор€ это, мистер ’ардейл снова обн€л за талию испуганную и плачущую девушку и крепче прижал ее к себе. ¬ этом жесте чувствовалась нежность и жалость к ней, хот€ лицо его сохран€ло обычную суровость.

- ћистер ’ардейл, - сказал Ёдуард" - все мои помыслы и надежды св€заны с той, кого вы сейчас обнимаете. «а одну минуту счасть€ дл€ нее € с радостью отдал бы жизнь. Ётот дом - шкатулка, в которую заперта драгоценна€ жемчужина, единственное сокровище, которым € дорожу в жизни. ¬аша плем€нница и € дали друг другу слово. „ем же € заслужил ваше неуважение и те резкости, которые выслушал сейчас? „то € сделал?

- ¬ы сделали то, с чем сейчас надо покончить, - отвечал мистер ’ардейл. - «ав€зали отношени€, которые во что бы то ни стало необходимо порвать. я сказал необходимо, и вы запомните это. я не допущу никаких уз между вами. я знать не желаю вас и весь ваш род, бессердечный, лживый и лицемерный.

- —ильно сказано, - с гневным презрением бросил Ёдвард.

- —казано не на ветер, а решительно и обдуманно, был ответ. - ¬ы в этом скоро убедитесь. “ак что отнеситесь к моим словам серьезно.

- «апомните же и вы мои слова, - сказал Ёдвард. ƒействовать тайком, хитрить и скрыватьс€ нам с Ёммой вовсе не хотелось, это чуждо нам и противно гораздо более, чем вам, сэр. Ќо нас к этому вынудила ваша холодна€ суровость, котора€ леденит все живое вокруг, превращает все добрые чувства к вам - в страх, почтение - в трепет. Ќет, сэр, € не лжец, не лицемер, не бессердечный человек. Ёто вы, видно, таковы, если позволили себе оскорбл€ть мен€ такими несправедливыми, незаслуженными обвинени€ми после того, как € предупредил вас, что ваши оскорблени€ останутс€ безнаказанными. ¬ам не удастс€ разлучить нас. я не откажусь от Ёммы! я твердо надеюсь на ее верность, на ее чувство чести и не боюсь вашего вли€ни€ на нее. я ухожу, зна€, что вы никогда не сможете поколебать ее довери€ ко мне, и огорчает мен€ только то, что € не могу оставить ее на чьем-нибудь более бережном и нежном попечении.

Ёдвард прижал к губам холодную руку Ёммы и вышел, в последний раз смело выдержав пристальный взгл€д мистера ’ардейла.

—ад€сь на лошадь, он в нескольких словах объ€снил ƒжо, что случилось, и угнетенное настроение ƒжо после этого еще усилилось. ¬ дороге они не обмен€лись ни словом, и оба приехали в "ћайское ƒрево" в т€жком унынии.

—тарый ƒжон увидел их, выгл€нув из-за красной занавески, когда они подскакали к дому и стали звать ’ью. ќн тотчас вышел встретить Ёдварда и, поддержива€ ему стрем€, с важностью сказал:

- ќн уже изволил улечьс€. ¬ самой лучшей нашей кровати. ¬от это насто€щий джентльмен! я не видывал на своем веку человека при€тнее и любезнее.

- ќ ком это вы, ”иллет? - рассе€нно спросил Ёдвард, соскочив с лошади.

- ќ вашем почтенном батюшке, сэр, о вашем достойнейшем, благородном отце.

- „то такое он говорит? - Ёдвард с недоумением и тревогой посмотрел на ƒжо.

- „то ты сказал, отец? - спросил ƒжо. - “ы же видишь, мистер Ёдвард не пон€л.

- Ќеужто вы этого не знали, сэр? - ƒжон от удивлени€ и глаза вытаращил. - —транно! ƒа ведь он здесь с самого полудн€, и у них с мистером ’ардейлом был долгий разговор - мистер ’ардейл уехал не больше как час назад.

- ћой отец, ”иллет? ¬ы не ошибаетесь? - „то вы, сэр, он сам мне это сказал.  расивый, статный джентльмен в зеленом кафтане с золотым шитьем. ќн ночует в вашей комнате наверху. ¬ы можете к нему пройти, сэр. - ƒжон вышел на дорогу и посмотрел на верхнее окно. - ¬ комнате еще гор€т свечи.

Ёдвард тоже посмотрел на окно и, торопливо пробор мотав, что он совсем забыл... что ночевать здесь не может, так как ему необходимо немедленно ехать в Ћондон, снова вскочил на лошадь и ускакал, а ”иллеты, отец и сын, долго еще сто€ли и в немом удивлении смотрели друг на друга.

√Ћј¬ј ѕя“Ќјƒ÷ј“јя

Ќа другой день около полудн€ вчерашний гость ƒжона ”иллета сидел уже за завтраком у себ€ дома, окруженный комфортом, так неизмеримо превосходившим все удобства в гостинице "ћайское ƒрево", что вс€кое сравнение было бы далеко не в пользу этого почтенного заведени€.

ћистер „естер завтракал в большой комнате за прекрасно сервированным столом, весьма удобно расположившись под окном, на широком старомодном сидени€, которое было шире многих нынешних диванов и устлано подушками, так что могло сойти за роскошную тахту. —эр ƒжон сменил костюм дл€ верховой езды на красивый халат, а сапоги - на домашние туфли и приложил все старани€ к тому, чтобы устранить погрешности в туалете, который ему сегодн€ утром пришлось совершить без несессера и вс€ких туалетных принадлежностей. ѕостепенно он забыл о неудобствах довольно плохо проведенной ночи и раннего возвращени€ в Ћондон и сейчас был в самом мирном и при€тном расположении духа.

ќкружавша€ его обстановка весьма этому благопри€тствовала: разнеживающее вли€ние позднего завтрака и усыпительное чтение газет, а в доме и за его стенами отрадна€ тишина, котора€ царит в этом квартале даже и в наши дни, хот€ сейчас он стал уже более людным и деловым, чем в те давние времена.

» теперь еще в “эмпле35 при€тнее, чем во многих других уголках Ћондона, погретьс€ в знойный летний день на солнышке или отдохнуть в тени. ≈го дворы полны сонного оцепенени€, его деревь€ и сады располагают к задумчивой лени. ѕроход€ его узкими улицами и площад€ми, слышишь эхо своих шагов по звонким камн€м мостовой, и те, кто попадает сюда с шумной ‘лит-стрит или —трэнда, словно читают над его воротами надпись: " то входит сюда, оставл€ет шум позади". «десь и до сих пор на красивой ѕлощади ‘онтанов слышен плеск и журчанье воды, здесь есть еще такие углы и закоулки, где скрывающиес€ от кредиторов студенты, погл€дыва€ вниз со своих пыльных чердаков, вид€т, как в тени высоких домов по временам бродит заблудившийс€ солнечный луч, которому редко случаетс€ осветить случайно попавшего сюда прохожего. ¬ “эмпле до сих пор еще жив прежний монашеский и церковный дух, которого не потревожили даже по€вившиес€ здесь в изобилии судебные учреждени€, не смогли изгнать даже конторы адвокатов. Ћетом гул€ющие утол€ют жажду водой фонтанов. », кажетс€, что ни в одном горном ключе нет такой холодной, прозрачной, сверкающей на солнце воды; гл€д€, как она льетс€ из переполненных кувшинов на гор€чую землю, и вдыха€ ее свежесть, люди грустно смотр€т в сторону “емзы и, дума€ о купанье, о прогулках и катанье на лодках, уныло бредут дальше.

 омната, где в блаженном безделье проводил утро мистер „естер, находилась в одном из красивых домов, сдававшихс€ внаймы. — фасада их осен€ли вековые деревь€, а задние стены выходили на —ады “эмпла.

ћистер „естер то просматривал газету, которую он уже сто раз откладывал в сторону, то ковыр€л вилкой остатки еды на тарелке, то принималс€ орудовать золотой зубочисткой, лениво блужда€ глазами по комнате или гл€д€ в окно на аккуратно расчищенные дорожки парка, по которым уже бродили немногочисленные гул€ющие. Ќа одной скамейке влюбленна€ пара сперва ссорилась, потом мирилась, на другой сидела темноглаза€ молода€ н€н€, котора€ удел€ла слон€вшимс€ здесь студентам гораздо больше внимани€, чем своему питомцу; р€дом стара€ дева с болонкой на цепочке искоса, с гневным презрением взирала на эти чудовищные неприличи€, а с другой стороны старый сморщенный джентльмен украдкой любовалс€ темноглазой н€нюшкой и презрительно посматривал на старую деву, мысленно спрашива€ у нее, почему она не хочет пон€ть, что молодость ее позади. ¬дали от этой группы, у реки медленно прохаживались парами люди деловые, зан€тые серьезным разговором. » там на скамье одиноко сидел молодой человек, видимо весь поглощенный своими мысл€ми.

- Ќэд удивительно терпелив! - промолвил вслух наблюдавший за ним мистер „естер. ќн поставил на стол чашку и снова прин€лс€ усердно ковыр€ть в зубах золотой зубочисткой. - Ќеобыкновенно терпелив!  огда € начал одеватьс€, он уже сидел там, и с тех пор, кажетс€, даже позы не переменил. ¬от чудак!

¬ эту минуту молодой человек встал и быстро зашагал к дому.

- ѕраво, можно подумать, будто он мен€ услышал, сказал мистер „естер и, зева€, вз€л со стола газету. ћилый Ќэд!

ƒверь отворилась, вошел Ёдвард. ќтец ласково улыбнулс€ ему и сделал приветственный жест.

- ¬ы не зан€ты, сэр? ћожете уделить мне несколько минут дл€ разговора? - спросил Ёдвард. - –азумеетс€, Ќэд, ты же знаешь, € никогда не бываю зан€т. “ы завтракал?

- ƒа, три часа назад.

- ¬от ранн€€ пташка! - воскликнул мистер „естер, с томной улыбкой гл€д€ на сына поверх зубочистки.

- я плохо спал эту ночь и потому встал чуть свет, сказал Ёдвард, - придвинув стул к столу и сад€сь. - ¬ы конечно, знаете, сэр, что мне не давало уснуть. » об этом-то € и хочу говорить с вами.

- ƒа, да, мой мальчик, прошу теб€, говори совершенно откровенно. Ќо только, пожалуйста, Ќэд, без скучных банальностей - ты же знаешь, € их не выношу.

- я буду говорить коротко и пр€мо...

- Ќе ручайс€ за себ€, дружок, ты, конечно, этого не сможешь, -отозвалс€ мистер „естер, закидыва€ ногу за ногу. - “ак что ты хочешь сказать?

- ј только то, - ответил его сын в сильном волнении, что мне известно, где вы были вчера вечером, сам там был. «наю, с кем вы виделись и дл€ чего.

- Ќеужели? - воскликнул мистер „естер. - Ќу, вот и отлично. Ёто избавит нас от длинных и утомительных объ€снений. “ак ты был там, в этом самом доме? ѕочему же ты не подн€лс€ ко мне? я был бы очень рад.

- я решил, что за ночь обдумаю все и лучше поговорить утром, когда оба мы поостынем, - сказал Ёдвард.

- ¬идит бог, € и вчера достаточно там остыл, - возразил его отец. - „то за мерзка€ гостиница! ѕо адской выдумке того, кто ее строил, это не дом, а какой-то ветроуловитель, и холодище там, как на улице. “ы помнишь, наверно, какой резкий восточный ветер дул мес€ца полтора назад? “ак вот, кл€нусь честью, этот самый ветер до сих пор еще бушует в старом "ћайском ƒреве", хот€ на дворе полное затишье. Ќу, что же ты хочешь мне сказать, дружок?

- я хочу вам сказать - и, видит бог, говорю это совершенно серьезно, - что по вашей милости € глубоко несчастен. ”годно вам выслушать мен€ внимательно?

- ƒорогой мой, € готов слушать теб€ с терпением св€тых подвижников, - сказал мистер „естер. - ѕередай мне, пожалуйста, молоко.

- ¬чера вечером € виделс€ с мисс ’ардейл, - начал Ёдвард, пододвинув отцу молочник. - » при ней ее д€д€ выгнал мен€ из дома. Ёто было сразу после вашей встречи с ним и, конечно, вызвано вашей беседой. ƒа, он самым оскорбительным образом выгнал мен€, и € уверен, что это - ваша вина.

- Ќу, уж извини, Ќэд, за его поведение, €, ей-богу, не отвечаю! ќн - хам, неотесанный чурбан, попросту грубое животное, у него ни капли светского такта, который необходим в жизни... —мотри-ка, в молоке муха!  ажетс€, перва€ в этом году.

Ёдвард встал и заходил по комнате, а его родитель продолжал невозмутимо пить чай.

- ќтец, - сказал, наконец, молодой человек, останавлива€сь перед ним, - поймите, такими вещами не шут€т. Ќе будем обманывать друг друга и обманывать себ€. я намерен говорить с вами, как мужчина, говорить начистоту, так не мешайте же мне, не отталкивайте мен€ этим обидным равнодушием.

- –авнодушен ли €, предоставл€ю тебе самому решить, дружок! - возразил мистер „естер. - —какать по гр€зи двадцать п€ть или тридцать миль, потом обед в "ћайском ƒреве", разговор с ’ардейлом, скажу без хвастовства, сильно напоминавший встречу ¬алентина и ќрсона36, ночевка на посто€лом дворе, общение с его хоз€ином и компанией идиотов и кентавров! „то же заставило мен€ добровольно вытерпеть все эти мучени€? –авнодушие? »ли сильнейша€ тревога за теб€, отцовска€ прив€занность и все такое? —уди сам.

- я хочу, чтобы вы пон€ли, в какое ужасное положение вы мен€ ставите, - сказал Ёдвард. - Ћюбить мисс ’ардейл так, как € ее люблю, и... -ƒорогой мой, ты вовсе ее не любишь, - перебил его отец, снисходительно усмехнувшись. - “ы говоришь о вещах, в которых ничего не понимаешь.  ака€ там любовь? Ќикакой любви нет, поверь мне, ее люди выдумали. “ы же разумный человек, у теб€ много здравого смысла Ќэд, как ты можешь носитьс€ с такими глупост€ми?! ѕраво, ты мен€ удивл€ешь - никак € этого от теб€ не ожидал. - ѕовтор€ю вам, € ее люблю, - сказал Ёдварда резко. - ¬ы вмешались, чтобы нас разлучить, и отчасти этого добились, как € вам уже сказал. ћогу € наде€тьс€, что вы в конце концов примиритесь с нашим браком, или вы твердо и окончательно решили сделать все, что можете, чтобы разлучить нас?

- ћилый Ќэд, - мистер „естер понюхал табаку и придвинул табакерку сыну, - мои намерени€ именно таковы.

- — тех пор как € узнал и оценил Ёмму, врем€ дл€ мен€ летело незаметно. я жил как во сне и никогда не задумывалс€ о своем положении, - сказал Ёдвард. -  аково оно? я с детства приучен к роскоши и праздности, мен€ воспитывали, как богатого наследника с самыми блест€щими видами на будущее. „уть не с колыбели мне внушали, что € богат и что те способы, которыми люди обычно прокладывают себе дорогу в жизни, мне вовсе не понадоб€тс€ и недостойны моего внимани€. я получил, как говоритс€, широкое образование, а в результате ни к чему не годен. » вот теперь € всецело завишу от вас и наде€тьс€ могу только на ваши милости. ј между тем в важном вопросе о моем будущем мы с вами расходимс€ и, видимо, никогда не сойдемс€. я всегда чувствовал инстинктивное отвращение к тем люд€м, перед которыми, по-вашему, посто€нно должен был заискивать, и к тем корыстным цел€м, которые в ваших глазах оправдывают такое поведение. “о, что мы с вами до сих пор никогда не говорили откровенно и пр€мо, - не мо€ вина. » если сейчас мо€ пр€мота кажетс€ вам чересчур резкой поверьте, отец, € говорю с вами так в надежде, что после этого в наших отношени€х будет больше искренности, взаимного довери€ и нежности.

- я глубоко тронут, мой мальчик, - сказал, улыба€сь, мистер „естер. - ѕродолжай же, пожалуйста, но помни свое обещание. √оворишь ты очень серьезно, искренне и чистосердечно, но € с огорчением замечаю в твоих мысл€х некоторую - правда, очень слабую - прозаичность...

- »звините, сэр...

- Ќет, это ты мен€ извини, Ќэд, но ты же знаешь, € не способен долго сосредоточивать мысли на одном и том же. ≈сли ты сразу перейдешь к сути дела, € сам уже соображу все остальное и сделаю выводы. ѕожалуйста, пододвинь мне оп€ть молочник.  огда € долго слушаю кого-нибудь, € всегда прихожу в нервное состо€ние...

- ’орошо, € буду краток, - сказал Ёдвард. - “ак вот - € больше не могу миритьс€ с моей полной зависимостью даже от вас, сэр. ¬ремени потер€но много, вс€кие возможности упущены, но € еще молод и могу все наверстать. ƒайте мне возможность посв€тить все свои силы и способности какому-нибудь достойному делу. я хочу попытатьс€ проложить себе дорогу в жизни. ¬ течение любого времени, какое вы назначите, - ну, скажем, в течение п€ти лет, хорошо? - € обещаю ничего не предпринимать без вашего согласи€ в том деле, из-за которого между нами возник разлад. ¬се это врем€ € буду так усердно и терпеливо, как только смогу, старатьс€ прочно стать на ноги, чтобы не быть дл€ вас обузой - € ведь вижу, вы этого боитесь, - когда женюсь на девушке, чье богатство - лишь ее красота и добродетели. ¬ы согласны, сэр?  огда пройдет назначенный срок, мы с вами вернемс€ к этому вопросу. ј до тех пор не будем его поднимать - разве что вы сами этого захотите.

- Ќэд, голубчик, - мистер „естер, тем временем рассе€нно просматривавший газету, отложил ее и уселс€ поудобнее, - думаю, тебе известно, как € ненавижу так называемые семейные дела, - пусть себе ими занимаютс€ плебеи в рождественские вечера, а люд€м нашего круга это никак не пристало. Ќо € вижу, что все твои планы основаны на заблуждении - на глубочайшей ошибке, Ќэд! - так что делать нечего, придетс€ мне побороть свое отвращение к таким разговорам. я отвечу тебе совершенно пр€мо и откровенно. Ќо сперва, будь любезен, закрой дверь.

 огда Ёдвард исполнил его просьбу, мистер „естер, подреза€ ногти из€щным ножичком, который достал из кармана, продолжал: - —воим хорошим происхождением, Ќэд, ты об€зан только мне - тво€ мать, конечно, была очаровательна€ женщина и почти разбила мне сердце, когда так безвременно покинула мен€ и перешла в лучший мир, но знатным происхождением она похвастать не могла.

- ¬о вс€ком случае, ее отец был видный адвокат, - вставил Ёдуард.

- —овершенно верно. ќн занимал видное место в адвокатуре, был очень известен и богат, но происхождени€ был самого низкого - € всегда закрывал глаза на это и упорно старалс€ забыть тот факт, что отец его, к сожалению, торговал свининой, а одно врем€ даже тел€чьими ножками и колбасой. “вой дед хотел выдать дочь за человека знатного рода. „то ж, его заветное желание сбылось. ј € был младшим сыном младшего в роде - и вот женилс€ на ней.  аждый, из нас имел свою цель и получал то, чего желал: тво€ мать - доступ в самое избранное, аристократическое общество, а € - большое состо€ние, которое при моих вкусах было мне крайне необходимо, абсолютно необходимо, смею теб€ уверить! ¬ насто€щее врем€ это богатство, мой друг, отошло в область преданий. ќно исчезло, раста€ло вот уже... —колько тебе лет, Ќэд, € все забываю?

- ƒвадцать семь, сэр.

- Ќеужели? ”же двадцать семь? - воскликнул мистер „естер, поднима€ брови с удивленным видом. - Ќу, так значит, насколько мне помнитс€, от приданого твоей матери не осталось ни следа еще лет восемнадцать - дев€тнадцать тому назад. “огда-то мне пришлось перебратьс€ в эту квартиру, где была раньше контора твоего деда адвоката. ќна досталась мне в наследство от этого почтенного старца. » вот с тех пор € живу здесь на небольшую ренту и за счет своей былой репутации богача.

- ¬ы шутите, сэр! - сказал Ёдуард.

- Ќичуть, - возразил его отец все с тем же €сным спокойствием. - ¬с€кие семейные вопросы - така€ скучна€ матери€, что, к сожалению, несовместимы с шутками. ѕо этой-то причине, да еще потому, что они нос€т деловой характер, € их так не терплю. Ќу, остальное тебе известно. “ы сам понимаешь, Ќэд, что пока сын еще слишком молод, чтобы быть отцу товарищем, то есть пока ему не минуло года двадцать два-двадцать три, отцу неудобно держать его при себе. ќн стесн€ет отца, отец стесн€ет его; словом, они мешают друг другу жить. ѕотому ты воспитывалс€ вне дома и приобрел множество самых разнообразных талантов. »ногда мы проводили вместе неделю-другую, и при этом стесн€ли друг друга, как только могут стесн€ть такие близкие родственники. », наконец, ты вернулс€ домой - кажетс€, это было года четыре назад, у мен€ плоха€ пам€ть на числа, но, если € ошибс€, ты мен€ поправишь. » € тебе честно признаюсь, мой мальчик, что, если бы ты оказалс€ слишком назойливым и недостаточно хорошо воспитанным, € отослал бы теб€ куда-нибудь подальше, на край света.

- ќт души жалею, что вы этого не сделали, - сказал Ёдвард.

- Ќу, ну, неправда, Ќэд, тебе только так кажетс€, возразил его отец довольно холодно. - я нашел, что ты юноша красивый, привлекательный, с из€щными манерами - и € ввел теб€ в свет, где все еще пользуюсь вли€нием. —читаю, что тем самым € обеспечил тебе успех в жизни и надеюсь, что в благодарность за это ты тоже сделаешь кое-что дл€ мен€.

- Ќе понимаю, к чему вы клоните, сэр. - ѕон€ть мен€ нетрудно, Ќэд... ќх, оп€ть в сливки попала муха! “олько не вздумай, пожалуйста, вынимать ее, как ту, первую, а то начнет ползать и оставл€ть везде мокрые следы - смотреть противно! ƒа, так вот, Ќэд, € хочу сказать, что ты должен поступить, как поступил € когда-то: удачно женитьс€ и извлечь как можно больше выгод из этого брака.

- √он€тьс€ за деньгами! ѕродатьс€! - в негодовании воскликнул Ёдвард.

- ј что же ты хочешь, черт возьми? - возразил мистер „естер. - ¬се люди гон€тс€ за деньгами, не так ли? јдвокатура и суд, церковь, двор, арми€ - везде люди ищут денег и успеха и каждый стараетс€ в погоне за удачей отпихнуть соперников.  уда ни загл€ни - на биржу, на церковную кафедру, в конторы, в королевскую приемную, в парламент - кого ты там увидишь, кроме охотников за деньгами и удачей? ќн не хочет продаватьс€, скажите пожалуйста! ƒа, ты будешь продаватьс€, Ќэд, и кем бы ты ни стал в будущем - виднейшим вельможей при дворе, адвокатом, законодателем, прелатом или купцом - все равно, ты будешь продаватьс€. ј если ты так щепетилен в вопросах нравственности, то утешайс€ тем, что тво€ женитьба на деньгах может сделать несчастной только одну женщину, а другого рода охотники за богатством - ну, как ты думаешь, сколько человек топчут в этой скачке? —отни на каждом шагу! ј может, и тыс€чи...

Ёдвард сидел склонив голову на руку, и ничего не отвечал.

- я очень, очень рад тому, что у нас произошел этот разговор, хот€ он мало утешителен, - сказал его отец и, встав, стал медленно прохаживатьс€ по комнате. ѕо временам он останавливалс€, чтобы погл€детьс€ в зеркало, или с видом знатока посмотреть в лорнет на одну из своих картин. - “еперь между нами установилась полна€ откровенность, а это прекрасно и безусловно необходимо. ѕраво, не понимаю, как ты мог до сих пор так заблуждатьс€ относительно нашего положени€ и моих планов. ѕока € не узнал, что ты увлекс€ этой девушкой, € был уверен, что между нами существует молчаливое согласие по всем этим вопросам.

- я знал, что у вас бывают денежные затруднени€, сэр, - сказал Ёдвард, на мгновение подн€в голову, но затем снова опустив ее и сид€ в прежней позе, - но пон€ти€ не имел, что мы нищие, как это можно заключить из ваших слов. ƒа и не могло это мне прийти в голову, когда мен€ воспитывали как сына богача, когда € видел, какой образ жизни вы ведете и какое положение занимаете в обществе.

- ћилое дит€, - только так € могу назвать теб€, потому что ты рассуждаешь, как дит€, - воспитание твое имело определенную цель и вполне окупало себ€; оно просто на удивление поддерживало мою репутацию богача и открывало мне широкий кредит. Ќу, а мой образ жизни... я не могу жить иначе, Ќэд. ¬се эти изысканные мелочи, этот комфорт мне просто необходимы. я к ним привык, € не могу обойтись без них. » хот€ € не изменил своего образа жизни, наше положение именно таково, как € сказал, в этом можешь не сомневатьс€: оно безнадежно. “вой образ жизни тоже стоит далеко не дешево, одни только наши "карманные" расходы пожирают весь наш доход. ¬от так обстоит дело.

- Ќо почему же вы до сих пор оставл€ли мен€ в неведении? ѕочему поощр€ли мою расточительность, на которую мы не имели ни средств, ни права?

- ѕойми, друг мой, - в тоне мистера „естера было теперь еще больше сочувстви€. - ≈сли бы ты не блистал в обществе, как мог бы ты сделать ту выгодную партию, на какую € рассчитываю? ј если мы живем не по средствам, так что же... ∆ить как можно лучше и удовлетвор€ть все свои потребности - законное право каждого человека, и отказываютс€ от этого права разве только какие-нибудь нравственные уроды. ƒолги у нас, - не буду скрывать, - очень большие, и тебе, как человеку с честью и правилами, следует уплатить их как можно скорее.

- Ѕоже мой, каким же негод€ем € вел себ€, сам того не зна€! - пробормотал Ёдвард. - ћне добиватьс€ любви Ёммы ’ардейл! ∆аль, что € не умер до встречи с нею - дл€ нее это было бы лучше.

- я с радостью вижу, Ќэд, что и тебе сейчас совершенно €сна невозможность этого брака. –азумеетс€, тебе надо спешно женитьс€ на другой - и ты сам понимаешь, что можешь сделать это хоть завтра, если захочешь. Ќо, помимо этого, € хотел бы, чтобы ты смотрел на вещи веселее. ƒа хот€ бы с религиозной точки зрени€ - как ты, истинный протестант из такой доброй протестантской семьи, мог думать о союзе с католичкой, если это не кака€-нибудь сказочно богата€ наследница? ћы должны крепко держатьс€ нравственных правил, Ќэд, - иначе грош нам цена. » даже если бы это преп€тствие было преодолимо, - есть другое, решающее. ∆енитьс€ на девушке, отец которой зарезан, как баран! Ѕоже мой, Ќэд, ведь это же ужасно! ѕри таких услови€х какое может быть уважение к твоему тестю? —ам подумай - человек, которого осматривали прис€жные и коронеры37, - какое двусмысленное положение он занимал бы после этого в твоей семье! ¬се это до того неприлично, что, право, во избежание подобных непри€тностей дл€ мужа этой девушки, правительству следовало бы приговорить ее к смертной казни... Ќу, €, кажетс€, тебе надоел своими рассуждени€ми, ты хотел бы побыть один? Ќе стесн€йс€, дружок, € ухожу. ”видимс€ сегодн€ вечером, или если не сегодн€, то уж непременно завтра утром. Ѕереги себ€ ради нас обоих, Ќэд, ты - мо€ надежда, мо€ велика€ надежда. ƒа хранит теб€ бог!

—казав все это довольно отрывисто и небрежно, мистер „естер поправил перед зеркалом жабо и, напева€, вышел из комнаты. ј его сын, настолько зан€тый своими мысл€ми, что, казалось, не слышал и не пон€л этих слов, сидел все так же неподвижно и молча. ѕрошло с полчаса. „естер-старший, нар€дно одетый, уже ушел из дому, а „естер-младший по-прежнему сидел, не шевел€сь, подпира€ голову руками, словно в каком-то столбн€ке.

√Ћј¬ј Ў≈—“Ќјƒ÷ј“јя

¬ те времена, к которым относитс€ наш рассказ, хоть это времена и сравнительно недавние - улицы Ћондона ночью представл€ли картину настолько непохожую на современную, что, если бы они были зарисованы, мы не узнали бы в них знакомые нам до мелочей места: так сильно они переменились за какие-нибудь п€тьдес€т с лишним лет. ¬ то врем€ на всех улицах, от самой широкой и людной до самой узенькой и глухой, по ночам было очень темно. ”личные фонари, хот€ их фитили аккуратно подправл€лись два-три раза за долгую зимнюю ночь, только слабо мерцали, и в поздние часы, когда потухали лампы и свечи в окнах, а фонари эти отбрасывали только узкие полоски тусклого света на тротуар, фасады и подъезды домов оставались в полной темноте. ћногие переулки и дворы были погружены в глубокий мрак. ≈сли в кварталах похуже на дес€тка два домов приходилс€ один подслеповатый фонарь, это считалось уже немалой роскошью. ¬прочем, жители этих кварталов частенько не без оснований находили нужным тушить и этот фонарь, как только его зажигали, и ночные сторожа были бессильны им помешать. “аким образом, даже на главных улицах, освещенных €рче других, на каждом шагу встречались темные и опасные закоулки, где вор мог укрытьс€ от погони, и вр€д ли кто решилс€ бы искать его там; а так как центральна€ часть Ћондона в те времена была опо€сана кольцом полей, зеленых лугов, обширных пустырей и безлюдных дорог, отдел€вших ее от предместий (которые теперь слились с городом), то грабител€м легко было скрытьс€ даже от самых €рых преследователей.

Ќичуть не удивительно, что при столь благопри€тных услови€х в самом сердце Ћондона на улицах каждую ночь бывали грабежи и разбои, прохожих не только обирали, но нередко т€жело ранили, а то и убивали, и после закрыти€ лавок люди робкие бо€лись даже выходить на улицу; если кто в одиночку возвращалс€ около полуночи, то обычно шел не тротуарами, а среди улицы, где легче было избегнуть внезапного нападени€ укрывавшихс€ в засаде брод€г и разбойников. ћало кто отваживалс€ в поздний час идти в  ентиш-“аун или ’эмстед и даже в  енсингтон или „елси38 безоружным и без провожатых, и те, кто больше всех храбрилс€ и хвастал своим бесстрашием за ужином в гост€х или в трактире, - когда приходило врем€ идти домой за милю с небольшим, предпочитали нан€ть себе в провожатые факельщика.

”лицы Ћондона имели тогда и другие особенности, менее непри€тные, с которыми люди как-то свыклись. Ќекоторые лавки (таких было больше всего в восточной части “эмпл-Ѕара) еще придерживались старого обыча€ вывешивать над входом вывеску, и ветреными ночами эти вывески, со скрипом раскачива€сь в своих железных рамах, задавали дикий и унылый концерт, резавший уши тем обитател€м квартала, кто уже лежал в постели, но не спал, и тем, кто торопливо пробиралс€ по улицам; длинные р€ды наемных портшезов на сто€нках загораживали дорогу, и группы носильщиков, по сравнению с коими нынешние кэбмены - самый вежливый и кроткий народ, оглушали прохожих гамом и криками; ночные погребки, возвещавшие о себе лучами света, которые т€нулись через тротуар до середины мостовой, и доносившимс€ снизу глухим гулом голосов, зи€ли открытыми дверьми, обеща€ приют и развлечени€ беспутным мужчинам и женщинам; под каждым навесом и в каждом укрытом местечке факельщики проигрывали свой дневной заработок или, побежденные усталостью, тут же засыпали, рон€€ факелы, которые с шипеньем гасли на покрытой лужами земле. ’одили тогда по улицам ночные сторожа с палками и фонар€ми, криками оповеща€ жителей, который час и кака€ погода. », разбуженные этими криками, горожане поворачивались на другой бок, раду€сь, что на дворе дождь или снег, ветер или мороз, а они лежат в теплой постели. ќдинокий прохожий вздрагивал от испуга, когда над его ухом раздавалс€ крик "эй, посторонись!" и мимо рысью неслись к ближайшей сто€нке носильщики с пустым портшезом, который они тащили задом наперед в знак того, что он не зан€т. ѕроплывали то и дело частные портшезы с восседавшими в них прекрасными дамами в широчайших фижмах и пышных оборках, а впереди бежали лакеи с факелами (гасильники дл€ факелов до сих пор еще вис€т у дверей некоторых аристократических особн€ков), и на минуту улица освещалась, оживала, а затем казалась еще более мрачной и темной. —реди весьма заносчивой лакейской братии в прихожих, где они дожидались своих господ, нередко вспыхивали ссоры, переходившие в потасовку тут же на месте или на улице, и тогда поле битвы усеивалось клочь€ми париков, сыпавшейс€ с этих париков пудрой и растерзанными букетами. ќбычно ссоры возникали за какой-нибудь азартной игрой - порок этот был весьма распространен во всех сло€х общества (в моду его ввели, конечно, представители высшего класса), причем игра в карты и кости в лакейских под лестницей велась так же открыто, как и в гостиных наверху, и порождала здесь столько же зла, разжига€ страсти. ј в то врем€ как в ¬ест-Ёнде разыгрывались такие сцены на раутах, маскарадах и парти€х в "кадрил"39, из окрестностей Ћондона по направлению к —ити медленно катились с грохотом т€желые почтовые кареты и не менее т€желые фургоны; кучер, кондуктор и пассажиры - все были вооружены до зубов, и если карета опаздывала на день-другой, это считалось вполне естественным, ибо она часто подвергалась ограблению разбойниками, которые не бо€лись нападать и в одиночку на целые обозы, иногда убивали одного-двух пассажиров, иногда сами погибали - смотр€ по обсто€тельствам. Ќазавтра весть о новом дерзком нападении на дилижанс облетала город и на несколько часов давала пищу дл€ разговоров, а там - публичное шествие к “айберну40 какого-нибудь представительного и одетого по последней моде джентльмена (полупь€ного), который с неописуемой изобретательностью и виртуозностью осыпал бранью сопровождавшего его тюремного св€щенника, служило дл€ черни и при€тно возбуждающим развлечением и глубоко поучительным примером.

—реди опасных субъектов, которые при таких пор€дках легко укрывались в столице и по ночам рыскали в поисках добычи, был один, которого с невольным ужасом сторонились многие, даже не менее его одичавшие и свирепые разбойники. " то он и откуда вз€лс€?" - часто спрашивали люди, но на этот вопрос никто не мог дать ответа. »м€ его тоже оставалось неизвестным; он впервые по€вилс€ в Ћондоне с неделю назад, и его не знали ни старые головорезы, чьи излюбленные притоны он бесстрашно посещал, ни "новички". —ыщиком этот человек вр€д ли был - он сидел всегда, надвинув широкополую шл€пу на глаза, и не обращал внимани€ ни на что вокруг, ни с кем не заговаривал, не прислушивалс€ к разговорам, ни во что не вмешивалс€ и не смотрел на входивших и выходивших. Ќо каждую ночь он неизменно по€вл€лс€ среди бесшабашной компании в одном из ночных кабаков, где сходились отверженные всех сортов и рангов, и просиживал здесь до самого утра.

» не только на этих разгульных сборищах он казалс€ призраком и видом своим леденил кровь и отрезвл€л людей в разгаре угарного весель€ - то же самое было и на улице.  ак только стемнеет, он по€вл€лс€, всегда один никогда не встречали его в обществе других; он не похож был на праздношатающегос€, шел быстро, не останавлива€сь, только (как увер€ли те, кто встречал его) по временам огл€дывалс€ через плечо и затем еще ускор€л шаг. ¬ поле, на проселках и больших дорогах, во всех част€х Ћондона - западной, восточной, северной и южной - везде видели этого человека, скользившего неслышно, как тень. ќн всегда куда-то спешил. ¬стретив кого-нибудь, торопливо, словно крадучись, проходил мимо и, огл€нувшись, исчезал в темноте.

Ёто его всегдашнее беспокойство и вечные скитани€ давали пишу странным слухам и фантастическим предположени€м. ≈го видывали будто бы одновременно в различных местах, настолько отдаленных друг от друга, что люди уже начинали сомневатьс€, один это человек, или их два, а то и больше. »ные даже склонны были думать, что он перелетает с места на место каким-то сверхъестественным образом. –азбойник из своей засады в канаве видел, как он тенью проносилс€ мимо, брод€га встречал его в темноте на большой дороге, нищий видел, как он, остановившись на мосту, смотрел в воду и потом мчалс€ дальше, а те, кто добывал трупы дл€ анатомов, готовы были покл€стьс€, что он ночует на кладбищах, и утверждали, будто он бродит там среди могил и, увидев людей, исчезает. „асто, когда люди толковали об этом, кто-нибудь, огл€нувшись, дергал соседа за рукав, потому что в эту минуту тот, о ком они говорили, по€вл€лс€ вблизи.

¬ конце концов один из тех, кто промышл€л трупами, решилс€ порасспросить таинственного незнакомца, и однажды вечером, когда тот с жадностью пожирал свой скудный ужин (он всегда так набрасывалс€ на еду, точно целый день ничего не ел), этот смельчак подсел к нему.

- ќх, и темна€ же сегодн€ ночка, верно?

- ƒа, темна€.

- “емнее, чем вчера, хоть и вчера ни зги было не видать. ј не вас ли это € вчера встретил около заставы на ќксфорд-роуд?

- ћожет, и мен€. Ќе знаю.

- Ќу, ну, дружище! - воскликнул гробокопатель, которого товарищи поощр€ли взгл€дами, и хлопнул его по плечу. - –азв€жите €зык! ¬ такой славной компании надо быть разговорчивее и вести себ€ по-джентльменски. ј то про вас и так уже поговаривают, будто вы продали душу черту... и мало ли что еще болтают.

- ј разве все мы здесь не продали душу черту? - ответил незнакомец, поднима€ глаза. - Ѕыло бы меньше охотников, так черт, быть может, платил бы дороже...

- ƒа-а... ¬ы-то, видно, на этой сделке не разжились! - заметил его собеседник, гл€д€ на изможденное, гр€зное лицо и рваные лохмоть€. - Ќу, да что поделаешь! –азвеселитесь, при€тель! «ат€нем-ка хорошую песню...

- ѕойте сами, коли вам охота, - отрезал незнакомец, грубо оттолкнув его. - ј мен€ оставьте в покое, если вы человек благоразумный. я ношу с собой оружие, которое легко может выстрелить, - такие случаи уже бывали, и те, кто, не зна€ этого, задевают мен€, рискуют головой.

- Ёто как же понимать? ¬ы мне грозите?

- ƒа, - ответил незнакомец, встава€ и свирепо озира€сь кругом, как человек, который ожидает нападени€ со всех сторон.

≈го тон, манеры, выражение лица - все говорило, что он человек бешеного нрава, дошедший до крайности, и это отпугнуло и сразу укротило буйную компанию. Ёффект был такой же, как в тот пам€тный вечер в "ћайском ƒреве", хот€ там и люди и обстановка были другие.

- я - вашего пол€ €года и жизнь веду такую же, как вы все, - сурово сказал незнакомец после недолгого молчани€. - —крываюсь, как и другие, и, если нас здесь застигнут, поведу себ€, может, не хуже самых смелых из вас. ј раз € хочу, чтобы мен€ оставили в покое, так и оставьте мен€ в покое. »наче, - тут он отвратительно выругалс€, - вам солоно придетс€, хот€ бы вас было двадцать против мен€ одного.

√лухой ропот, вызванный страхом не то перед этим человеком, не то перед окружавшей его тайной, а может быть, даже искренним убеждением некоторых из этой компании, что неудобно и невыгодно про€вл€ть такое назойливое любопытство к личным делам джентльмена, если он находит нужным их скрывать, предостерег зачинщика этого разговора, что спорить больше не следует. » несколько минут спуст€ странный незнакомец улегс€ спать на скамье, а когда другие снова о нем вспомнили, оказалось, что его уже и след простыл.

Ќа другой день, как только смерклось, он снова стал бродить по улицам; несколько раз подходил к дому слесар€ ¬ардена, но вс€ семь€ была в отсутствии, и на двери висел замок. ¬ этот вечер незнакомец прошел через Ћондонский мост в —аутуорк. ¬ то врем€, как он брел по одной из боковых уличек, кака€-то женщина с корзинной в руке свернула туда же из-за другого угла. «аметив ее он тотчас укрылс€ в первой подворотне, подождал, пока она прошла, затем крадучись выскользнул из своего убежища и последовал за ней.

∆енщина, дела€ покупки, зашла в одну лавку, в другую. » куда бы она ни заходила, незнакомец кружил поодаль, подстерега€ ее, как злой дух, а когда она шла дальше, следовал за нею. Ѕыло уже около одиннадцати, и улицы быстро пустели, когда женщина повернула назад - должно быть, к своему дому. ј призрак все следовал за нею по п€там.

ќна свернула в ту самую узкую и глухую уличку, где он ее впервые заметил. «десь не было лавок, и потому царил полный мрак. ∆енщина зашагала быстрее, словно бо€сь, как бы ее не остановили и не отн€ли ее жалкие покупки. ј ее преследователь кралс€ за ней по другой стороне улицы.  азалось, полети она, как ветер, ей все равно не уйти от этой догон€вшей ее жуткой тени.

Ќаконец вдова –адж - это была она - дошла до своей двери и, запыхавшись, остановилась, достава€ ключ из корзинки. ¬с€ раскрасневшись от быстрой ходьбы и от радости, что благополучно добралась домой, она нагнулась, чтобы всунуть ключ в замок, как вдруг, подн€в голову, увидела подле себ€ безмолвную фигуру. Ёто походило на страшный сон!

ќн вмиг зажал ей рот, но это было ни к чему - у нее и так €зык прилип к гортани и она не могла издать ни звука.

- я искал теб€ много ночей. ¬ доме никого нет? ќтвечай! ≈сть там кто-нибудь?

ќна только хрипела.

- ќтвечай хоть знаком.

ќна сделала жест - как будто отрицательный. “огда оп вз€л у нее ключ, отпер дверь и, втащив женщину в дом, запер изнутри дверь на засов.

√Ћј¬ј —≈ћЌјƒ÷ј“јя

Ќочь была холодна€, а огонь в камине едва тлел. —транный гость посадил миссис –адж на стул, затем, наклон€сь к камину, сгреб полуостывшую золу в кучку в стал раздувать огонь своей шл€пой. ѕо временам он посматривал через плечо на женщину, словно жела€ убедитьс€, что она сидит смирно и не пытаетс€ убежать от него, - и снова принималс€ раздувать огонь.

Ќедаром он так старалс€ - одежда на нем насквозь промокла, он стучал зубами и дрожал от холода. ¬сю прошлую ночь, да и с утра несколько часов лил дождь, про€снилось только после полудн€. ј незнакомец, видимо, много времени провел под открытым небом. ќн был весь в гр€зи, намокша€ одежда плотно облепила тело, лицо его с глубоко запавшими щеками было тоже гр€зно и небрито - трудно было представить себе что-нибудь более жалкое, чем этот несчастный, который сейчас сидел на корточках перед камином в столовой миссис –адж и налитыми кровью глазами смотрел на разгоравшеес€ плам€.

¬дова закрыла лицо руками - казалось, ей страшно было и взгл€нуть на этого человека. ќба некоторое врем€ молчали. Ќаконец незнакомец огл€нулс€ на нее и спросил:

- Ёто твой дом?

- ƒа. –ади бога, уходи!  ак ты смеешь позорить его своим присутствием?

- ƒай мне поесть и выпить чего-нибудь, - ответил он угрюмо. - »наче € посмею сделать еще кое-что по хуже. я продрог до костей и голоден. ћне надо поесть и обогретьс€. Ќикуда € не уйду.

- Ёто ты грабил на „игуэлской дороге?

- я.

- » чуть не убил человека!

- ’отел, да не вышло.  то-то прибежал и подн€л крик. Ќе будь он такой прыткий, не ушел бы и он от моих рук. я чуть не проткнул его.

- “ы подн€л шпагу на него! - вскрикнула вдова. √осподи, ты слышишь! “ы слышишь, и ты видел это!

Ќезнакомец снова посмотрел на нее. ќткинув голову и крепко сжав руки, она произнесла эта слова, как страстный, полный муки призыв к небу.  огда она встала, он вскочил и шагнул к ней.

- Ѕерегись! - воскликнула она сдавленным голосом, так решительно, что он невольно остановилс€. - ≈сли ты хоть пальцем мен€ тронешь, ты пропал. ƒа, да, ты погубишь и тело и душу.

- —лушай! - сказал он с угрожающим жестом. я человек, а веду жизнь загнанного звер€. я, как привидение, как дух, брожу по земле, и все живое бежит от мен€, только прокл€тые выходцы с того света не дают мне поко€. я дошел до того, что мен€ ничто уже не страшит, только тот ад, в котором € живу изо дн€ в день.  ричи, если хочешь, зови на помощь, гони мен€ отсюда. “еб€ € не трону. Ќо живым мен€ не возьмут - € л€гу мертвым на этом пороге, это так же верно, как то, что ты только что угрожала мне. » если мо€ кровь прольетс€ здесь, пусть она падет на теб€ и твоих близких во им€ дь€вола, который соблазн€ет людей им на погибель!

√овор€ это, он вынул из-за пазухи пистолет и решительно сжал его в руке.

- ќ боже, избавь мен€ от этого человека! - крикнула миссис –адж. - —милуйс€, пошли ему минуту раска€ни€ и порази его на месте!

- Ѕог не намерен исполнить твое желание, - сказал он, подойд€ к ней вплотную. - ќн глух. ƒай же мне поесть и чего-нибудь выпить, иначе € сделаю то, чего ты тщетно просишь у бога, и даже он не сможет помешать мне.

- ј поев, ты уйдешь? » больше никогда не придешь сюда?

- Ќикаких обещаний € не даю, - возразил он, сад€сь за стол. - ќдно обещаю твердо - если ты мен€ выдашь, € сделаю так, как сказал.

ћиссис –адж подн€лась, наконец, и, подойд€ к двери, за которой находилс€ не то чулан, не то стенной шкаф, достала оттуда тарелку с остатками холодного м€са и хлеб, поставила все на стол. Ќезнакомец потребовал виски и воды. ќна подала то и другое, и он прин€лс€ за еду с жадностью изголодавшейс€ собаки. ј она, пока он ел, седела в дальнем углу и с ужасом наблюдала за ним. «а все врем€ она ни разу не отвернулась. » хот€, проход€ от шкафа к столу и обратно, подбирала юбки, как будто ей было страшно даже краем плать€ коснутьс€ этого человека, она при всем своем отвращении не сводила с него глаз, следила за каждым его движением.  ончив есть (если можно так назвать пожирание пищи с жадностью голодного звер€), ночной гость придвинул стул к камину и, гре€сь у огн€, теперь €рко пылавшего, снова обратилс€ к миссис –адж:

- я - отверженный, кров над головой дл€ мен€ велика€ роскошь, еда, которой брезгает даже нищий, самое изысканное угощение. ј ты, видно, ни в чем не нуждаешьс€. ќдна тут живешь?

- Ќет, - ответила она с усилием. - ј кто же еще? - ќдин... Ќу, да это теб€ не касаетс€. ”ходи поскорее, чтобы он не застал теб€ здесь. „его тебе еще надо? - ќтогретьс€, - ответил он, прот€гива€ руки к огню. - ќтогретьс€ как следует. “ы богата?

- ≈ще бы! - сказала она слабым голосом. - Ѕогачка, что и говорить!

- Ќу, все-таки деньжонки у теб€, наверно, вод€тс€, не сидишь без гроша, как €. “ы сегодн€ делала какие-то покупки. - ” мен€ осталось совсем мало, только несколько шиллингов. - ƒавай-ка свой кошелек. “ы же держала его в руках, когда открывала дверь. ƒавай его сюда.

ќна подошла и положила кошелек на стол. Ќезнакомец прот€нул руку, вз€л его и, высыпав деньги на ладонь, пересчитал их. ¬друг миссис –адж, уже с минуту к чему-то прислушивавша€с€, метнулась к нему:

- Ѕери все, что есть, все возьми, только уходи скорее, пока не поздно! я слышу шаги около дома, € знаю, чьи это шаги. ќн сейчас войдет. Ѕеги! -  то войдет? - Ќе мешкай и не задавай вопросов, € все равно не отвечу.  ак ни страшно мне дотронутьс€ до теб€, € бы вытолкала теб€ за дверь, если бы хватило силы. Ќе тер€й ни минуты, беги отсюда, несчастный!

- ≈сли на улице шпионы, так мне безопасней оста ватьс€ здесь, - растер€нно возразил незнакомец. - я не выйду отсюда, пока не минет опасность. - ѕоздно! - вдруг вскрикнула женщина, все врем€ настороженно прислушивавша€с€ к шагам на улице. —лышишь, идет? „то, дрожишь? Ёто мой сын, мой полоумный сын!

Ќе успели отзвучать эти полные ужаса слова, как кто-то снаружи громко забарабанил в дверь. Ќезнакомец и миссис –адж обмен€лись взгл€дами. - ¬пусти его, - сказал он хрипло. - Ћучше встретитьс€ с ним, чем бродить темной ночью, как бездомный пес... ¬от он оп€ть стучит. ќтопри же!

- Ќе отопру! - сказала женщина. - ¬сю жизнь € бо€лась этой минуты... ≈сли вы с ним встретитесь лицом к лицу, это плохо кончитс€ дл€ него. Ѕедный мальчик! јнгелы небесные, вы знаете всю правду, услышьте же молитву несчастной матери и спасите моего сына от этого человека!

- ќн стучит в ставни, - воскликнул незнакомец. «овет теб€... јга! я узнал этот голос. Ёто он схватилс€ со мной той ночью на дороге. ќн? ¬едь верно?

¬дова упала на колени, губы ее шевелились, но слов не было слышно. ѕока незнакомец смотрел на нее в не решимости, не зна€, что делать, кто-то дернул ставни снаружи с такой силой, что они распахнулись. ≈два незнакомец успел схватить со стола нож, сунуть его в широкий рукав и спр€татьс€ в чулане - все это было про делано с быстротой молнии, - как Ѕарнеби, стукнув уже в стекло, с торжеством подн€л, наконец, раму.

- „то же это, разве можно нас с √рипом оставл€ть на улице? - крикнул он, просунув голову внутрь и огл€дыва€ комнату. - “ы здесь, мама?  ак долго ты не пускаешь нас к огню и свету!

ћать, запина€сь, пробормотала что-то в свое оправдание и прот€нула ему руку. Ќо Ѕарнеби и без ее помощи легко перескочил через подоконник. ќчутившись подле матери, он обн€л ее и осыпал ее лицо бессчетными поцелу€ми. - «наешь, мы были в поле. ѕрыгали через канавы, пролезали через изгороди, бегали по берегу вверх, вниз, вперед и назад. ¬етер дул здорово, а камыши и трава так гнулись, так низко клан€лись ему - они его бо€тс€, этакие трусишки! ’а-ха-ха! ј вот √рип, √рип - молодец, ему ничего не страшно: ветер опрокидывает его и катает в пыли, а он оборачиваетс€ и пробует укусить его... ћой смельчак √рип схватывалс€ с каждой веткой когда ветки качались, он думал, что это они его дразн€т, так он сам сказал мне. » ты бы видела, как он их трепал, - как насто€щий бульдог, ха-ха-ха!

¬орон, сидевший в корзинке за спиной у своего хоз€ина, услышав, что его им€ поминаетс€ так часто и восторженно, выразил свое удовольствие тем, что запел петухом, а потом прокричал одну за другой все выученные им фразы с такой быстротой и разнообразием оттенков, что его хриплые выкрики можно было прин€ть за гомон целой толпы.

- » если бы ты знала, как он обо мне заботитс€, продолжал Ѕарнеби, - просто удивительно, мама!  огда € сплю, он сторожит мен€. ≈сли € лежу с закрытыми глазами и притвор€юсь сп€щим, он тихонько заучивает вслух что-нибудь новенькое, но все врем€ не спускает с мен€ глаз и, как увидит, что € улыбаюсь, хот€ бы чуть-чуть, тотчас замолчит: это потому, что он хочет сначала заучить хорошенько новые слова и потом обрадовать мен€.

¬орон снова радостно запел петухом, как бы говор€: "¬се это верно, и € горжусь собой!" ћежду тем Ѕарнеби закрыл окно, запер его на задвижку и, подойд€ к камину, хотел было сесть у огн€ лицом к чулану, но мать поспешила сама зан€ть этот стул, а ему указала на другой.

-  ак ты сегодн€ бледна, - сказал Ѕарнеби и, опершись на свою палку, наклонилс€ к матери. - √рип, √рип, мы с тобой заставили ее беспокоитьс€.  акие мы злые!

ƒа, она беспокоилась, и еще как! —ердце у нее замирало от страха: ведь невидимый слушатель приоткрыл дверцу своего убежища и пристально смотрел на ее сына! ј √рип, чуткий ко всему, что часто ускользало от его хоз€ина, уже высунул голову из корзины и в свою очередь уставилс€ блест€щими глазками на приоткрытую дверь чулана.

- ќн хлопает крыль€ми, как будто здесь есть чужие, - сказал Ѕарнеби, обернувшись так быстро, что незнакомец едва успел снова спр€татьс€ и прикрыть дверь. - Ќо ты же умница, √рип, так не воображай то, чего нет. Ќу, вылезай!

ѕрин€в это приглашение со свойственным ему достоинством, ворон взлетел к Ѕарнеби на плечо и оттуда перебралс€ на его прот€нутую руку. Ѕарнеби поставил корзинку в углу, и через минуту √рип, спрыгнув с его руки на пол, первым делом поспешил захлопнуть ее крышку и сел на нее. –ешив, по-видимому, что таким об разом он лишил возможности кого бы то ни было запр€ тать его обратно в корзину, он от радости прин€лс€ откупоривать бутылки, сопровожда€ каждое щелканье криком "ура!".

- ћама, - сказал Ѕарнеби, после того как отнес на место шл€пу и палку и вернулс€ к камину. - я тебе сей час расскажу, где мы сегодн€ побывали и что делали. - ’очешь?

ћать вз€ла его за руку и вместо ответа только головой кивнула - говорить она не могла.

- “олько ты об этом никому ни слова! - Ѕарнеби предостерегающе подн€л палец. - Ёто тайна, понимаешь, и знаем ее только мы с √рипом да ’ью. — нами была еще собака ’ью, но держу пари, что она ни о чем не догадалась.  ак ни умна она, а далеко ей до √рипа...

ѕочему ты все смотришь куда-то через мое плечо, мама?

- –азве? Ёто € так, не нарочно. ѕридвиньс€ ко мне поближе, - едва слышно отозвалась мать.

- “ы чего-то испугалась? - Ѕарнеби вдруг переменилс€ в лице. - ћама... может, ты увидела то...

- „то увидела? - «десь нигде нет... вот этого?.. - шепотом спросил Ѕарнеби, придвинувшись к ней и сжав пальцами красное родимое п€тно у себ€ на руке. - я боюсь, что оно где-нибудь здесь... ќх, не гл€ди же так, у мен€ мороз подирает по коже и волосы, € чувствую, стали дыбом!.. ћожет, оно здесь в комнате? я не раз видел во сне, как что-то красное заливает и стены и потолок. Ќу, скажи, ты это видишь там, у мен€ за спиной?

«адава€ этот вопрос, Ѕарнеби тр€сс€, как в лихорадке, и закрыл глаза руками. „ерез некоторое врем€, когда приступ страха прошел, он подн€л голову и осмотрелс€ по сторонам. - ≈го больше нет? - «десь ничего и не было, дорогой мой, - сказала мать, стара€сь его успокоить. - ѕраво, ничего, ну, поверь мне! ѕосмотри сам, в комнате только ты да €. Ѕариеби устремил на нее блуждающий взгл€д, но постепенно успокоилс€ и, наконец, дико захохотал. - ѕостой, постой, - сказал он вдруг в раздумье. ћы с тобой о чем-то говорили, да? я и ты... ј где же мы были?! - «десь, и нигде больше. - јга... Ёто € был не с тобой, а с ’ью... ƒа, вспомнил! ’ью из "ћайского ƒрева", € и √рип - мы все трое засели в лесу, когда стемнело... среди деревьев у дороги... у нас был с собой потайной фонарь и собака на сворке. ћы хотели ее спустить на того человека, как только он покажетс€...

-  акого человека?

- –азбойника, того, на которого нам подмигивали «везды. ћы уже много вечеров подстерегаем его и непременно поймаем. я его узнал бы среди тыс€чи. ¬от смотри, мама, сейчас € покажу тебе его. √л€ди!

ќн обернул голову носовым платком, надвинул шл€пу до самых бровей, закуталс€ в свой плащ и стал перед матерью, настолько похожий на того, кого изображал, что мрачный субъект, наблюдавший из-за приоткрытой двери за его спиной, казалс€ бледной копией этого портрета.

- ’а-ха-ха! ћы его непременно поймаем! - воскликнул Ѕарнеби, принима€ свой обычный вид так же быстро, как изменил его. - ”видишь, мама, его привезут в Ћондон св€занного по рукам и ногам, прикрученного к седлу. », если нам это удастс€, он еще будет болтатьс€ на “айбернском ƒереве41. “ак говорит ’ью... Ќу, вот ты оп€ть побледнела, вс€ дрожишь. » зачем ты так смотришь туда, через мою голову?

- ѕуст€ки, - ответила она. - ћне просто нездоровитс€. »ди ложись в постель, родной, а € еще посижу здесь.

- ¬ постель? я не люблю спать в постели. я люблю лежать перед огнем и смотреть на гор€щие уголь€ - чего только не увидишь в огне - и реки, и холмы, и леса в красном свете заката, и разные необыкновенные лица... », кроме того, € не л€гу спать без ужина. я голоден, да и √рип не ел ничего с самого полудн€. ƒавай поужинаем. Ёй, √рип, дружище, ужинать!

¬орон захлопал крыль€ми и, одобрительно каркнув, вприпрыжку направилс€ к хоз€ину. ќстановившись у его ног, он разинул клюв, готов€сь хватать куски м€са, которые Ѕарнеби стал ему бросать. ќн хватал их быстро, один за другим и без малейшей заминки проглотил кус ков двадцать.

- ¬се, - сказал Ѕарнеби.

- ≈ще! - крикнул √рип. - ≈ще!

“олько убедившись окончательно, что больше ничего не подучит, он удалилс€ со своим запасом в угол, и здесь, выбросив из зоба все кусочки, прин€лс€ пр€тать их по углам и закоулкам. ќднако чулан он при этом старательно обходил, будто сомневалс€ в способности укрывшегос€ там чужого человека усто€ть перед соблазном.

ќкончив все эти приготовлени€, √рип сделал два-три рейса вокруг комнаты с видом беззаботного фланера (а между тем одним глазом все врем€ зорко следил, не пос€гнет ли кто на его драгоценные запасы) и только после этого прин€лс€ вытаскивать кусок за куском и лакомитьс€ ими с величайшим наслаждением.

Ѕарнеби тоже ужинал с большим аппетитом, тщетно уговарива€ мать поесть чего-нибудь. ≈му не хватило хлеба, и он встал, чтобы принести еще из чулана, но мать поспешно остановила его и, призвав на помощь все свое мужество, сама вошла туда и принесла хлеб.

- ћама, -сказал Ѕарнеби, пристально вгл€дыва€сь в ее лицо, когда она вернулась и села подле него. - —егодн€ - мое рождение?

- —егодн€? ƒа что ты! - возразила мать. - –азве ты «абыл, что оно было неделю тому назад? “еперь пройдет лето, осень и зима, и только тогда оп€ть будет день твоего рождени€.

- ƒа, € помню, так всегда бывало. ј все-таки, мне думаетс€, что сегодн€ тоже мое рождение.

- ѕочему? - спросила мать.

- ƒа потому, что в этот день ты всегда так печальна, » как сегодн€. я это и раньше замечал, только виду не показывал. ћы с √рипом в этот день радуемс€, а ты плачешь и как будто чего-то боишьс€... » руки у теб€ бывают тогда холодные - вот как сейчас. ј один раз ¬ день моего рождени€, когда √рип и € уже ушли наверх спать, мы стали думать, отчего бы это. » после полуночи пошли вниз и загл€нули к тебе в комнату, чтобы посмотреть, не заболела ли ты. ј ты сто€ла на колен€х и... «абыл, что ты тогда говорила. √рип, какие слова она говорила в ту ночь?

- я - дь€вол! - немедленно прокричал √рип. - Ќет, нет, совсем не то! - сказал Ѕарнеби. - “ы как будто молилась, мама. ј когда подн€лась и стала ходить по комнате, у теб€ было точно такое лицо, как сейчас, такое, как всегда в этот день. ¬идишь, € хоть и дурачок, а это заметил. » значит, ты ошиблась, а € прав: сегодн€ наверное мое рождение. —лышишь, √рип, мое рождение!

¬орон ответил на это сообщение таким продолжительным кукареку, каким разве самый одаренный из петухов мог бы приветствовать самый длинный день в году. «атем, по зрелом размышлении, решив, по-видимому, что дл€ дн€ рождени€ это не годитс€, прокричал много раз подр€д: "Ќе вешай носа!", дл€ пущей выразительности хлопа€ крыль€ми.

ћиссис –адж постаралась зам€ть разговор и отвлечь внимание сына - она знала по опыту, что это очень легко. ѕоужинав, Ѕарнеби, несмотр€ на все ее уговоры, наверх не ушел, а раст€нулс€ на коврике у огн€. √рип сел ему на ногу и то дремал, разнеженный при€тным теплом, то пробовал припомнить новые заученные им фразы, которые твердил весь день.

ƒолго в комнате царила глубока€ тишина, и только по временам Ѕарнеби, неотступно гл€девший в огонь широко открытыми глазами, ворочалс€, чтобы лечь поудобнее, или √рип, дела€ усили€ восстановить в пам€ти свои познани€, тихо вскрикивал: "ѕолли, подай чайн...", но сразу умолкал, забыв, что дальше, и снова засыпал. „ерез некоторое врем€ дыхание Ѕарнеби стало ровнее и глубже, глаза его сомкнулись. Ќо неугомонный ворон вскрикнул оп€ть: "ѕолли, подай чайник", и разбудил хоз€ина.

Ќаконец Ѕарнеби уснул крепко, да и √рип, свесив клюв на грудь, вып€ченную колесом, как у какого-нибудь олдермэна, и все чаще и чаще жмур€ свои блест€щие глаза, тоже как будто окончательно успокоилс€. ¬рем€ от времени он еще бормотал замогильным голосом: "ѕолли, подай чайн...", но совсем уже сонно и не вн€тно, скорее как пь€ный человек, чем как мысл€щий ворон. ћиссис –адж, бо€сь даже вздохнуть, чтобы не разбудить их, встала с места. Ќезнакомец выскользнул из чулана и потушил свечу на столе. "ѕодай чайн..." - с необычайным оживлением вдруг крикнул √рин, видимо вспомнив внезапно всю фразу. "”рра! ѕолли, подай чайник, мы все будем пить чай. ”ра! ”ра! я дь€вол, € дь€вол, € чайник! Ќикогда не вешай носа! ¬еселей!  ра, кра, кра! я дь€вол, €...ѕолли, подай чайник, мы все будем пить чай!"

ћиссис –адж и ее незваный гость так и приросли к полу, словно услышав голос с того света.

Ќо даже этот крик не разбудил Ѕарнеби. ќн только повернулс€ лицом к огню, рука его свесилась на пол, а голова упала на руку. ≈го мать и незнакомец с минуту смотрели на него, потом-друг на друга, и она указала незнакомцу на дверь.

- ѕогоди, - сказал он шепотом. - ’орошим же вещам ты учишь своего сына!

- ¬сему тому, что ты сегодн€ слышал, € его не учила. ”ходи сейчас же, или € разбужу его.

- „то ж, буди. ј может, мне разбудить его?

- Ќе смей! - я тебе уже сказал - € все посмею. ќн, видно, хорошо мен€ запомнил. “ак не мешает и мне запомнить его лицо. - Ќеужели ты убьешь его сп€щего? - воскликнула вдова, заслон€€ собой сына.

- ќтойди, женщина, - процедил гость сквозь зубы, отстран€€ ее. - ћне нужно рассмотреть его поближе и € это сделаю. ј если хочешь, чтобы один из нас убил другого, буди его!

ќн подошел к камину и, наклон€сь над распростертым на полу Ѕарнеби, осторожно отогнул назад его голову и загл€нул в лицо. —вет €рко озарил это лицо, отчетливо выделив каждую его черточку. ћинуту-другую незнакомец внимательно смотрел на сп€щего, затем быстро выпр€милс€. - ѕомни, - сказал он шепотом на ухо миссис –адж, - этот сын, о существовании которого € до сих пор не подозревал, отдает теб€ мне во власть. ѕоэтому будь осторожна, не выводи мен€ из себ€. я голодаю, € бездомный и нищий странник на земле, и мне тер€ть нечего. я могу мстить тебе медленно, но верно.

- ¬ твоих словах кака€-то страшна€ угроза. Ќо € не понимаю ее.

- ƒа, это угроза, и € вижу, что ты отлично пон€ла ее. “ы сама мне сказала, что много лет бо€лась этого. “ак вот теперь поразмысли хорошенько и не забывай моего предупреждени€.

ќн указал на Ѕарнеби и крадучись вышел из комнаты. ј миссис –адж упала на колени подле сп€щего сына и замерла, словно окаменев в этой позе, пока благодетельные слезы, до тех пор замороженные страхом, не принесли ей облегчени€.

- √осподи, - говорила она, - ты вложил в мен€. великую любовь к сыну, он - единственное, что мне осталось. Ѕыть может, его несчастье сделало его таким люб€щим и преданным, годы не состар€т и не охлад€т его сердца, он и сильным мужчиной будет так же нуждатьс€ в моей любви и заботах, как в младенчестве. ќхран€й же его на его скорбном пути в этой жизни, не дай ему погибнуть, не разбивай моего бедного сердца!

√Ћј¬ј ¬ќ—≈ћЌјƒ÷ј“јя

„еловек, вышедший из дома вдовы, брел, выбира€ самые темные и безлюдные улицы, до Ћондонского моста. ѕерейд€ мост и очутившись в —ити, он углубилс€ в глухие переулки и дворы между  орнхиллом и —митфилдом с единственной целью укрытьс€ там, если за ним станут следить.

¬ эту глухую ночную пору на улицах сто€ла тишина. ѕорой лишь звучали на мостовой шаги сонного сторожа, или соверша€ обычный обход, быстро проходил фонарщик и его красный пылающий факел оставл€л за собой струйку дыма со сверкающими искрами. ј незнакомец, избега€ даже этих случайных встреч, пр€талс€ под какой-нибудь аркой или в подворотне, пережида€, пока они пройдут и тогда только снова пускалс€ в свой одинокий путь.

Ѕродить одному бесприютным скитальцем в открытом поле, под стоны ветра, долгой томительной ночью, ожида€ рассвета, слушать плеск дожд€ и, чтобы хоть немного согретьс€, укрыватьс€ под стеной какого-нибудь ветхого сара€ или под стогом, а то и в дупле дерева - все это мучительно, но не так ужасно, как бродить отверженным без крова по городу, среди домов, где тыс€чи людей сп€т в теплых постел€х. „ас за часом мерить гулкие мостовые, считать глухие удары башенных часов, смотреть, как мигают огоньки в окнах, думать о том, что в каждом из этих жилищ к люд€м приходит блаженное забытье, что там сп€т в кроватках дети, свернувшись калачиком, и юноши, старцы, бедн€ки и богачи, все одинаково наход€т отдых и покой, - и не иметь ничего общего с этим сп€щим миром, знать, что тебе отказано даже в сне, этом благе, дарованном небесами всему живому, что удел твой - одно лишь отча€ние, и по мрачному контрасту с окружающим покоем чувствовать себ€ еще более одиноким и заброшенным, чем человек в бескрайней пустыне, - вот страдани€, которые порождает только одиночество в толпе, вот муки, которые несет этим несчастным шумна€ река жизни в больших городах.

Ќесчастный скиталец все кружил по улицам, таким утомительно длинным и так похожим одна на другую, и часто с тоской погл€дывал на восток, наде€сь увидеть там первые слабые проблески утра. Ќо упр€ма€ ночь все еще обнимала небо, и человек продолжал ходить без отдыха, без передышки. ќдин дом в переулке си€л приветными огн€ми; оттуда доносилась музыка и топот танцующих, звучали там веселые голоса и часто взрывы смеха.   этому дому он возвращалс€ все снова и снова, его т€нуло сюда, где люди не спали и веселились. » не один из гостей, выйд€ из дома, где веселье было в разгаре, чувствовал, что его хорошее настроение разом улетучиваетс€ при виде этого человека, бродившего вокруг, как неприка€нна€ душа. Ќаконец все гости разошлись, входную дверь наглухо заперли, и дом стал таким же безмолвным и темным, как остальные.

Ѕрод€ по улицам, скиталец очутилс€ у городской тюрьмы42. ¬место того чтобы поскорее уйти от этого зловещего места, которого он имел причины остерегатьс€, он присел неподалеку на каких-то ступен€х и, подпира€ рукой подбородок, смотрел на мрачные стены так, словно даже они казались ему желанным приютом. ¬став, он обошел тюрьму кругом, потом вернулс€ на прежнее место. “ак повтор€лось несколько раз, и, наконец, он метнулс€ через улицу к тюремной сторожке, где сидели караульные. ќн уже поставил было ногу на ступеньку, решившись, видимо, войти и заговорить с ними, но в этот момент, огл€нувшись, увидел, что на небе уже разгораетс€ утренн€€ зар€, и, передумав, бросилс€ бежать от тюрьмы.

—коро он очутилс€ в том квартале, по которому недавно проходил, и стал бродить здесь. ¬ одном тупике из каких-то ворот послышались громкие голоса, и на улицу с гиком высыпала компани€ гул€к. ѕерекрикива€сь и шумно проща€сь друг с другом, они маленькими группами рассе€лись в разные стороны.

–ассудив, что, очевидно, в этом тупике есть какой-то ночной кабак, где он найдет до утра безопасное пристанище, брод€га дождалс€, чтобы все разошлись, и, войд€ во двор, стал осматриватьс€ в надежде увидеть полуоткрытую дверь, или освещенное окно, или другой признак, по которому можно было бы узнать, откуда вышла эта шумна€ компани€. Ќо везде царила тьма, двор был зловеще мрачный, и брод€га решил, что люди эти забрели сюда просто по ошибке. ѕодумав так и убедившись, что, кроме тех ворот, в которые он сюда вошел, никакого другого входа нет, он уже хотел уйти, как вдруг из-под решетки у самых его ног блеснул свет и донеслись голоса. ќн укрылс€ под каким-то навесом, чтобы, остава€сь незамеченным, увидеть, что это за люди, и подслушать их разговор. ¬ эту минуту свет замерцал уже под самой решеткой, и там по€вилс€ мужчина с факелом в руке. ќтперев решетку, он подн€л ее, чтобы пропустить кого-то другого. Ётот другой был молодой человек маленького роста, но с весьма гордой осанкой, одетый старомодно и пестро.

- ѕокойной ночи, благородный старшина, - сказал человек с факелом. - ѕрощайте, начальник, счастливого пути, доблестный и знаменитый командир!

¬ ответ на эти любезности молодой человек приказал ему "заткнуть глотку", "придержать €зык" и надавал еще множество советов в таком же роде, изложенных весьма красноречиво и самым суровым тоном.

- ѕередайте привет, старшина, раненной в сердце ћиггс, - сказал мужчина с факелом, понизив голос. ћой командир метит повыше разных ћиггс, ха-ха-ха! ћой командир - орел, у него орлиный взор и орлиные крыль€. ќн разбивает сердца, как другие мужчины разбивают за завтраком €йца всм€тку.

-  акой ты болван, —тэгг! - изрек мистер “эппертит, выйд€ во двор и принима€сь стр€хивать пыль с одежды.

- јх, эти прекрасные ноги! - воскликнул —тэгг, ухватив его за лодыжку. - Ќеужели кака€-то ћиггс смеет мечтать о человеке с такими ножками! Ќет, нет, старшина. ћы будем похищать прекрасных дам и венчатьс€ с ними в нашем тайном убежище. ћы раздобудем себе молодых и цветущих красавиц, старшина!

- Ќу, ну, без вольностей, при€тель! - отрезал мистер “эппертит, освобожда€ ногу из пальцев —тэгга. » некоторых вопросов ты лучше не касайс€, когда о них с тобой не заговаривают. ѕодними-ка факел да посвети, пока € пройду через двор, а там убирайс€ в свою нору. ясно?

- ясно, благородный старшина.

- Ќу, так повинуйс€! - высокомерно бросил мистер “эппертит. - ¬перед, джентльмены! - » отдав такой приказ воображаемой свите или штабу, он скрестил руки и с важностью зашагал к воротам.

≈го товарищ, так лебезивший перед ним, сто€л, подн€в факел над головой, - и тут только наблюдавший за ним из своего укрыти€ брод€га заметил, что он слеп.

Ќевольно сделанное им движение не ускользнуло от тонкого слуха слепого, и не успел брод€га сделать и шага, как тот вдруг круто повернулс€ в его сторону и крикнул: -  то здесь? - „еловек, - отозвалс€ брод€га, подход€. - ƒруг. - „ужие мне не друзь€, - сказал слепой. - „то вам здесь нужно? - я увидел, как выходили ваши гости, и выжидал, пока все уйдут. ћне нужен ночлег. - Ќочлег в эту пору? - удивилс€ —тэгг, указыва€ на полоску зари так уверенно, как будто видел ее, - ƒа ведь уже светает. Ќе заметили, что ли? -  ак не заметить! я всю ночь ходил по этому без жалостному городу и ждал рассвета. - “ак походите еще, - сказал слепой, собира€сь уже сойти вниз, - пока не найдете себе жилье по вкусу. я не сдаю углов.

- ѕостойте! - Ѕрод€га ухватил его за плечо.

- ѕусти, или € разобью факел о твою рожу висельника - суд€ по твоему голосу, у теб€ именно така€ рожа - и подниму криком всех соседей, - огрызнулс€ слепой. - —ию минуту пусти, слышишь?

- ј вы слышите вот это? - Ѕрод€га позвенел монетами в кармане и затем поспешно сунул несколько шиллингов в руку слепому. - я ведь у вас ничего не кл€нчу, € уплачу за ночлег. „ерт возьми, неужто это, по-вашему, такое великое одолжение? я пришел из-за города и хочу отдохнуть где-нибудь, где ко мне не будут приставать с расспросами. я замучилс€, устал до смерти, € совсем без сил. ƒайте мне, как собаке, полежать у огн€. Ќичего больше мне от вас не надо. ≈сли захотите, чтобы € ушел, € уйду завтра же.

- „то ж... ≈сли джентльмену не повезло в пути, пробормотал —тэгг, уступа€ дорогу незнакомцу, который, отстранив его, уже успел сойти на одну ступеньку, и если он может заплатить за ночлег...

- я отдам вам все деньги, какие у мен€ есть. я уже поел, и, видит бог, мне нужен только приют.  то есть у вас там внизу?

- Ќикого нет.

- “огда заприте решетку и ведите мен€ к себе. ∆ивее!

ѕосле минутной нерешимости слепой сдалс€, и они вместе сошли вниз. ¬есь разговор зан€л не больше времени чем нужно, чтобы произнести несколько слов.

Ќе успел еще —тэгг опомнитьс€ от неожиданности, как они сто€ли в его жалком погребе.

- ћожно посмотреть, что там, за той дверью, а дальше? - спросил незнакомец, зорко осматрива€сь.

- я сам вам покажу. »дите за мной - или впереди, как хотите.

√ость предложил слепому идти вперед и при свете факела, высоко подн€того его провожатым, осмотрел все три погреба самым тщательным образом. ”бедившись, что —тэгг сказал правду и живет здесь один, он вернулс€ вместе с ним в первый погреб, где пылал €ркий огонь, € с глухим стоном раст€нулс€ на полу у печки. ј хоз€ин зан€лс€ своим делом и, казалось, больше не обращал внимани€ на гост€. Ќо как только тот уснул (слепой заметил это сразу, как человек с самым острым зрением), он опустилс€ подле него на колени, несколько раз осторожно провел рукой по его лицу и всему телу.

Ќезнакомец спал беспокойно, все вздрагивал и стонал во сне, иногда бормотал что-то. –уки его были сжаты в кулаки, брови нахмурены, губы закушены. ¬се это слепой очень хорошо заметил, и, видно, любопытство его было сильно возбуждено. ќн уже почу€л здесь какую-то тайну и до самого утра сидел подле сп€щего, наблюда€ за ним (если можно так говорить о слепом) и вслушива€сь.

√Ћј¬ј ƒ≈¬я“Ќјƒ÷ј“јя

’орошенька€ головка ƒолли ¬арден еще шла кругом от воспоминаний о танцевальном вечере, перед ее блест€щими глазами, как пылинки в лучах солнца, носились «аманчивые картины и среди них чаще всего по€вл€лс€ образ молодого каретника, владельца мастерской, который, подсажива€ ее в портшез и проща€сь с нею, дал ей пон€ть, что твердо решил отныне забросить свое ремесло и умирать медленной смертью от любви к ней. —ловом, все мысли, все семь чувств ƒолли были еще в см€тении и трепете и всецело зан€ты балом, хот€ после него прошло уже три дн€. —ид€ в рассе€нности за завтра ком, она видела на дне чашки картину своего будущего (то есть обеспеченной и счастливой жизни в замужестве), когда в мастерской послышались шаги, и за стекл€нной дверью все увидели мистера Ёдварда „естера, который сто€л среди ржавых замков и ключей, как бог любви среди роз - не могу выдать это удачное сравнение за свое, ибо его придумала в приливе сентиментальности целомудренна€ и скромна€ ћиггс: узрев мистера Ёдварда с лестницы, которую она в это врем€ мыла, она в глубине своего девичьего сердца назвала его именно так.

√лаза слесар€ в эту минуту были подн€ты вверх и голова запрокинута ввиду тесного общени€ его с “оби, так что он и не заметил гост€, пока миссис ¬арден, оказавша€с€ бдительнее всех, не приказала —иму “эппертиту отпереть застекленную дверь и впустить мистера Ёдварда, после чего эта добра€ женщина, умевша€ из каждого пуст€ка извлекать драгоценную мораль, объ€вила, что пить по утрам пиво - привычка гибельна€, безбожна€, €зыческа€, привычка, которую следовало бы предоставить свинь€м и сатане, или хот€ бы приверженцам ѕапы –имского, а правоверные протестанты должны остерегатьс€ ее, как великого греха. ћиссис ¬арден, конечно, продолжала бы развивать эту мысль, подкрепл€€ ее длинным перечнем убедительных примеров, но присутствие знатного джентльмена, который чувствовал себ€ крайне неловко и слушал ее нотацию мужу в €вном замешательстве, вынудило ее несколько преждевременно закончить свою речь.

- Ќадеюсь, вы мен€ извините, сэр, - сказала она, присев перед гостем. - ¬арден так безрассуден и мне так часто приходитс€ напоминать ему... —им, подай же стул!

ћистер “эппертит стул подал рывком и поставил его у стола с грохотом, выразив таким образом свой внутренний протест.

- ћожешь идти, - —им, - сказал ему слесарь.

ћистер “эппертит и этот приказ выполнил и ушел в мастерскую, но все с тем же безмолвным внутренним протестом; он начинал не на шутку опасатьс€, что вынужден будет отравить хоз€ина раньше, чем истечет срок его пребывани€ в этом мире. ћежду тем Ёдвард подобающим образом ответил на учтивое приветствие миссис ¬арден, и она совсем раста€ла; когда же он прин€л из прелестных ручек ƒолли чашку чаю, ее мать стала еще любезнее.

- ѕоверьте, если кто из нас - ¬арден, или €, или ƒолли - сможет чем-нибудь услужить вам, сэр, вам стоит только сказать слово, и все будет сделано, - объ€вила она.

- Ѕлагодарствуйте, миссис ¬арден, - отвечал Ёдвард. - ¬аши слова придают мне смелости, и € позволю себе сказать, что пришел к вам сегодн€ как раз затем, чтобы попросить об услуге.

ћиссис ¬арден ответила, что она безмерно рада это слышать.

- я подумал, что ваша мила€ дочь, быть может, сегодн€ или завтра поедет в ”оррен, - сказал Ёдвард, посмотрев на ƒолли, - так не разрешите ли вы передать через нее письмо? » сказать вам не могу, как вы мен€ этим об€жете. ќчень важно, чтобы оно попало по назначению, и € по некоторым причинам не могу доверить его никому другому. “ак что, если вы мне не поможете, € окажусь в сильном затруднении.

- —эр, ƒолли не собиралась ехать в ”оррен ни сегодн€, ни завтра и ни на следующей неделе, но ради вас мы готовы все сделать, и если вы этого желаете, то письмо будет отвезено сегодн€ - можете на нас положитьс€... ¬ид€, что ¬арден сидит такой мрачный и молчит, вы чего доброго подумаете, что он против этого, но не обращайте на него внимани€, сэр: дома он всегда такой, он только вне дома весел и разговорчив.

Ќа самом деле бедн€га ¬арден весь си€л, мысленно благословл€€ судьбу за то, что его половина в таком прекрасном настроении, и с неописуемым удовольствием прислушивалс€ к ее разговору с гостем. “ак что эта внезапна€ атака застигла его положительно врасплох.

- „то ты, ћарта, дорога€... - начал он. - ќ, разумеетс€, очень дорога€, - перебила его миссис ¬арден, усмеха€сь со смесью шутливости и гневного презрени€. - ќчень дорога€! Ёто мы все знаем.

- ѕраво, душа мо€, ты ошибаешьс€, - твердил √ейбриэл. - я в восторге, что ты так мила и любезна. ”вер€ю теб€, € с нетерпением ждал, что ты на это скажешь...

- — нетерпением ждал! - повторила миссис ¬арден. - “ак... —пасибо, ¬арден. “ы, как всегда, рассчитывал свалить вину на мен€, если бы вышла кака€-нибудь заминка. Ќо € к этому привыкла, - добавила она, высокомерно усмеха€сь. - ƒа, на мое счастье, € к этому привыкла.

- ”вер€ю теб€, ћарта... - начал было ¬арден.

- Ќет, мой друг, уж позволь мне теб€ уверить, улыбка миссис ¬арден на этот раз выражала истинно христианское смирение, - что такие семейные споры не стоит и затевать. “ак что, ¬арден, давай лучше прекратим этот разговор. я не имею ни малейшего желани€ продолжать его.  онечно, € многое могла бы сказать, но предпочту молчать. ѕрошу теб€, не говори больше ничего.

- ј € и не собиралс€, - сказал задетый за живое слесарь.

- Ќу и отлично, и не говори.

- Ќе € первый начал этот разговор, ћарта, - благодушно заметил слесарь. - Ќе ты начал! - воскликнула его супруга, широко раскрыва€ глаза и гл€д€ на остальных так, словно хотела сказать: "—лыхали вы что-нибудь подобное?" - Ќе ты начал, ¬арден? Ќет, конечно, нет, мой друг, не ты! ѕусть будет так. Ќе станешь же ты увер€ть, что это € была в дурном настроении?

- ѕолно, полно, - сказал слесарь. - ¬се в пор€дке и незачем больше об этом толковать.

- ƒа, незачем, - подхватила жена. - ≈сли даже тебе вздумаетс€ объ€вить, что начала ƒолли, € не стану с тобой спорить. я свои об€занности знаю. я должна их знать. ћне часто приходитс€ напоминать себе о них, когда хотелось бы хоть на минутку о них забыть. —пасибо, ¬арден. » миссис ¬арден, сложив руки с видом глубочайшего смирени€ и всепрощающей кротости, обвела взгл€дом присутствующих, а улыбка ее €сно говорила: "≈сли хотите видеть великомученицу - вот она перед ¬ами!" Ётот небольшой инцидент, €сно показавший необыкновенную доброту и кротость почтенной дамы, почему-то тик сильно затруднил продолжение общей беседы и смутил всех, кроме самой миссис ¬арден, что до ухода мистера Ёдварда было высказано только несколько односложных замечаний. Ёдвард, наконец, удалилс€, много раз поблагодарив хоз€йку дома за ее любезную снисходительность и шепнув ƒолли на ухо, что он придет завтра за ответом на свое письмо - собственно, ƒолли и сама догадывалась об этом, так же, как заранее знала, что он сегодн€ посетит их, ибо накануне вечером к ним забегал Ѕарнеби со своим другом √рипом и предупредил ее об этом.

ѕроводив гост€, слесарь стал суетливо расхаживать по комнате, заложив руки в карманы и украдкой броса€ тревожные взгл€ды на супругу, котора€ с невозмутимым спокойствием изучала "Ќаставлени€ протестантам". Ќаконец он спросил у ƒолли, каким способом она думает отправитьс€ в ”оррен. ƒолли сказала, что почтовой каретой, и вопросительно посмотрела на мать, но та, заметив этот немой вопрос, еще глубже погрузилась в чтение с видом человека, отрешившегос€ от всего земного.

- ћарта, - начал слесарь.

- „то скажешь, ¬арден? - отозвалась его жена, все еще не менее как на п€ть саженей погруженна€ в глубину благочестивых размышлений.

- ∆аль, что ты так не любишь "ћайского ƒрева" и старика ƒжона, а то мы могли бы все трое съездить в „игуэлл в моей кол€ске - погода прекрасна€, да и суббота сегодн€, день почти свободный. ћы бы так хорошо провели врем€!

ћиссис ¬арден моментально захлопнула книгу и, залившись слезами, потребовала, чтобы ее отвели наверх.

- Ќу, чем € тебе оп€ть не угодил, ћарта? - спросил слесарь.

- јх, не говори со мной! - крикнула ћарта и с бурным возмущением объ€вила, что, если бы кто-нибудь сказал ей это раньше, она ни за что бы не поверила.

- „ему не поверила бы? Ќу, ћарта, скажи же, что теб€ оп€ть расстроило? - —лесарь загородил дорогу жене, котора€ уходила из комнаты, опира€сь на плечо ƒолли. - —кажи, прошу теб€.  л€нусь душой, € ничего не понимаю! ј ты понимаешь, дочка? „черт! - —лесарь в каком-то неистовстве схватилс€ за свой парик. - Ќикто не понимает. –азве одна только ћиггс.

- ћиггс, - произнесла миссис ¬арден слабым голосом, со всеми признаками близкой истерики, - ћиггс ко мне прив€зана, и зато ее в этом доме ненавид€т.  ак бы она ни относилась к другим, мне она - единственна€ поддержка и утешение.

- ј дл€ мен€ она - не утешение! - крикнул √ейбриэл с храбростью отча€ни€. - ќна - несчастье моей жизни! ќна одна стоит всех казней египетских, вместе вз€тых.

- Ќе сомневаюсь, что ты такого мнени€, - сказала миссис ¬арден. - я этого и ожидала, это естественно и вполне соответствует всему остальному. ≈сли вы мне говорите колкости пр€мо в лицо, так могу ли € удивл€тьс€ тому, что вы ругаете ее за спиной?

“ут с миссис ¬арден началась истерика, она и плакала и сме€лась, она дрожала, икала и задыхалась. ќна твердила, что это глупо, она сознает, что глупо, но ничего не может с собой поделать. » когда она умрет, они, веро€тно, пожалеют об этом (что при данных обсто€тельствах было, пожалуй, не так веро€тно, как она полагала) и так далее, и так далее, все в том же духе.

—ловом, миссис ¬арден весьма тщательно проделала весь церемониал, полагающийс€ в подобных случа€х, после чего ее отнесли наверх в спальню и уложили в постель; здесь на тело страдалицы набросилась верна€ ћиггс и прин€лась хлопотать вокруг нее.

ј тайный смысл всего этого был тот, что миссис ¬арден хотелось ехать в „игуэлл, но она не желала сознатьс€ в этом, не желала делать никаких уступок мужу. ќна хотела, чтобы ее умол€ли и уговаривали ехать; только на этих услови€х она готова была согласитьс€. » вот - уже наверху - начались бесконечные причитани€ и слезы, и мокрые компрессы на лоб, и смачивание висков уксусом, и нюхательные соли к носу, и прочее, и прочее. Ќаконец после патетических заклинаний ћиггс, после подкреплени€ гор€чим конь€ком, не слишком разбавленным, и разными другими сильно действующими средствами (страдалица принимала их сперва по чайной ложечке, но постепенно все большими дозами, и мисс ћиггс за компанию тоже пила их в качестве предохранительной меры, ибо обмороки - вещь заразительна€), после применени€ всех этих и множества других лекарств, которые можно глотать, но невозможно все перечислить здесь, после бесконечных утешительных тирад морального, религиозного и смешанного характера, после того, как слесарь сдалс€ и униженно просил прощени€, цель была достигнута.

- —делай это, папа, хот€ бы дл€ того, чтобы в доме был мир и покой, - говорила ƒолли, упрашива€ его пойти наверх.

- Ёх, ƒолл, ƒолл, - отвечал ее добр€к-отец. —мотри, если выйдешь замуж...

ƒолли бросила взгл€д в зеркало.

- ƒа, как будешь замужем, не падай никогда в обморок, девочка. Ёти обмороки больше всего на свете порт€т семейную жизнь. «апомни это, дочка, если хочешь быть по-насто€щему счастливой, а счастливой ты не можешь быть, если муж твой будет несчастлив. » еще скажу тебе словечко на ушко, мое сокровище: никогда не заводи у себ€ в доме такой ћиггс!

ѕосле этого совета он поцеловал дочь в рум€ную щечку и медленно направилс€ в спальню к миссис ¬арден. ќна, бледна€ и томна€, лежала на диване и утешалась, рассматрива€ свою новую шл€пку, которую ћиггс, чтобы успокоить ее расстроенные нервы, поместила на спинке кровати таким образом, чтобы выгодно показать все ее достоинства.

- ј вот и хоз€ин, мэм! - сказала ћиггс. - јх, какое это счастье, когда между мужем и женой мир да лад! Ѕоже милостивый, как подумаешь, что они оп€ть будут сидеть р€дышком и ворковать, как голубки! —толь энергично излив обуревавшие ее чувства в этом обращении к небесам, мисс ћиггс нап€лила себе на голову хоз€йкину шл€пку и, сложив руки, дала волю слезам. - ќх, не могу, - рыдала она, - не могу удержатьс€, хот€ бы € захлебнулась в слезах! ” нее такое доброе сердце! ќна забудет и простит все, что было, и поедет с вами, сэр. ƒа, да, она поедет с вами хоть ни край света!

ћиссис ¬арден, страдальчески улыбнувшись, кротко пожурила свою наперсницу за излишнюю восторженность и сказала, что она еще слишком плохо чувствует себ€ и не сможет сегодн€ выйти из дому.

- Ќет, мэм, нет, сможете! - возразила ћиггс. - ¬от пусть хоз€ин скажет - ведь сможет? —вежий воздух и прогулка вас подбодр€т, мэм, надо только не поддаватьс€ слабости.  репитесь, мэм! ѕравда, сэр, она должна крепитьс€ ради всех нас? я ей только что это говорила. ќна должна помнить о нас, если уж забывает о себе. ’оз€ин вас уговорит, мэм, € уверена, что уговорит. » мисс ƒолли поедет, и вы с хоз€ином, и будет так хорошо и весело. Ax! - “ут ћиггс оп€ть открыла шлюзы и, раньше, чем в приливе чувств выскочить из комнаты, прокричала: - ¬ жизни не видывала такой св€той женщины, она все готова простить! Ќет, другой такой на свете нет! » хоз€ин такой не видывал, и никто никогда не видывал!

≈ще минут п€ть миссис ¬арден отклон€ла - правда, довольно в€ло - все просьбы супруга оказать ему милость и поехать развлекатьс€, но в конце концов см€гчилась и дала себ€ уговорить, даровав √ейбриэлу полное прощение и смиренно сознавшись, что за это он должен быть благодарен не ей, а... "Ќаставлени€м протестантам". ќна велела позвать ћиггс, чтобы та помогла ей одетьс€. —лужанка по€вилась немедленно, и, отдава€ должное их общим усили€м, мы должны сказать, что, когда почтенна€ дама через некоторое врем€ сошла вниз в полном параде, готова€ к отъезду, она имела вид женщины цветущего здоровь€, и ничто не напоминало о разыгравшейс€ драме.

“ут была и ƒолли - само очарование - в нар€дной накидке вишневого цвета с таким же капюшоном. ѕоверх капюшона красовалась шл€пка с вишневыми лентами, надета€ чуточку набекрень, только чуточку, но этого было достаточно, чтобы превратить шл€пку в самый кокетливый и соблазнительный головной убор, когда-либо придуманный коварной модисткой на погибель англичанам, не говор€ уже о том, что этот вишневый нар€д придавал блеску ее глазам, соперничал цветом с ее губами и подчеркивал €ркие краски лица, его дополн€ли еще прелестна€ злодейка-муфточка и умопомрачительные туфельки, и, кроме того, ƒолли была вооружена еще великим множеством вс€ких опасных ухищрений кокетства, когда она вышла на улицу, мистер “эппертит, державший под уздцы лошадь, увидев ее, почувствовал сильнейшее желание увлечь ее в кол€ску и с быстротой молнии умчать отсюда, что он непременно и сделал бы, если бы его не одолели сомнени€ относительно того, какой путь в √ретна-√рин - ближайший: ехать ли вправо, или влево, и куда сворачивать, а, если даже удастс€ вз€ть приступом все заставы и шлагбаумы по дороге - согласитс€ ли кузнец сочетать их браком в кредит?43 ѕоследнее было весьма сомнительно, принима€ во внимание всем известные повадки духовенства, и даже взволнованному воображению —има “эппертита это казалось неверо€тным, поэтому он и колебалс€. ј пока колебалс€ и смотрел на ƒолли, из дома вышли ее родители в сопровождении неизбежной ћиггс, - и удобный момент был окончательно упущен.  ол€ска заскрипела на рессорах, ибо в нее села миссис ¬арден, потом заскрипела еще громче - это садилс€ слесарь, и, наконец только слегка вздрогнула, как вздрагивает человеческое сердце, когда в нее впорхнула ƒолли. ѕосле о кол€ска укатила, а место, где она сто€ла, опустело - и на улице остались только он, —им, и эта ужасна€ ћиггс.

—лавный слесарь был в самом радужном настроении, будто уже целый год не случалось ничего такого, что могло бы вывести его из равновеси€. ƒолли си€ла прелестью и улыбками, и даже миссис ¬арден была любезна, как никогда. ћедленно проезжа€ по улицам и беседу€ о том о сем, они вдруг заметили на тротуаре кого бы вы думали? Ќу, конечно, того самого каретника, одетого таким модным франтом, что никто бы и не подумал, будто он имеет дело с каретами - разве только катаетс€ в них, как знатный джентльмен, раскланива€сь со знакомыми. Ќечего и говорить, что ƒолли смутилась, отвеча€ на его поклон, а вишневые ленты слегка затрепетали, когда она встретила его печальный взгл€д, словно говоривший: "¬идите, € сдержал слово. ”же началось: € забросил к черту все свои дела, и вы этому причиной". ќн сто€л как вкопанный (или, по выражению ƒолли, как стату€, а по словам миссис ¬арден, как пожарный насос), пока кол€ска не свернула за угол, и, когда отец сказал, что этот малый, видно, пор€дочный нахал, а мать удивленно спросила, что могло означать его поведение, - ƒолли снова так вспыхнула, что ее щеки стали краснее ее капюшона.

ќни ехали дальше, им было все так же весело, и слесарь, от полноты чувств забыв об осторожности, часто делал остановки в разных местах, обнаружива€ самое близкое знакомство со всеми трактирами, встречавшимис€ на пути, со всеми трактирщицами и трактирщиками, и его лошадка была, видно, в таких же дружеских отношени€х с ними - она беспрестанно останавливалась по собственному почину. Ќикогда никто так не радовалс€ встрече с другими людьми, как радовались все эти хоз€ева и хоз€йки трактиров при виде семейства ¬арден.

- Ќе сойдете ли? - говорил один. ƒругой настаивал, чтобы они подн€лись наверх. “реть€ за€вл€ла, что обидитс€ и сочтет их гордецами, если они не захот€т у него отведать чего-нибудь, и так далее. —ловом, то было насто€щее путешествие корол€ по стране, непрерывный праздник гостеприимства от начала и до конца. ¬стречать повсюду такой почет очень при€тно, не говор€ уже об угощении. ѕоэтому миссис ¬арден всю дорогу не делала никаких замечаний и была воплощением приветливости. Ќо за этот день она собрала против бедн€ги √ейбриэла массу улик, чтобы при случае пустить их в ход, - такого количества обвинительного материала ни одной супруге еще никогда не удавалось собрать дл€ семейного употреблени€. „ерез некоторое врем€ - не очень скоро, так как все эти при€тные остановки немало их задерживали, они добрались до опушки леса и, проехав по тенистой аллее, прибыли, наконец, в "ћайское ƒрево". ”слышав веселый оклик слесар€ "эй, друзь€!", на крыльцо выбежал старый ƒжон, а за ним ƒжо. ќба были так поражены, увидев дам, что на мгновение окаменели и, не отвеча€ на приветстви€, только смотрели на гостей, вытаращив глаза.

¬прочем, ƒжо растер€лс€ только на секунду. Ѕыстро опомнившись, он оттолкнул в сторону заспанного отца (к неописуемому негодованию мистера ”иллета) и бросилс€ к экипажу, чтобы помочь гость€м сойти. ѕервой выпрыгнула ƒолли, и ƒжо прин€л ее в объ€ти€. ƒа, он держал ее в объ€ти€х - правда, один только миг, по какой это был блаженный миг, какое счастье!

“рудно передать, каким скучным и обыкновенным делом показалась ему после этого выгрузка миссис ¬арден, но он проделал это с величайшей готовностью. «атем его родитель, который смутно догадывалс€, что миссис ¬арден его не жалует, и опасалс€, не прибыла ли она сюда с воинственными намерени€ми, собравшись с духом, осведомилс€ о ее здоровье и пригласил всех в дом. ѕредложение было милостиво прин€то, и они вошли вместе. «а ними последовали рука об руку ƒжо и ƒолли (оп€ть блаженство!), а ¬арден замыкал шествие.

—тарый ƒжон непременно хотел, чтобы гости уселись в буфете, и, так как никто не возражал, они прошли туда. ¬се буфеты - уютные местечки, а буфет "ћайского ƒрева" был самым уютным, гостеприимным и обильным из всех буфетов, созданных человеком.  акие удивительные бутылки сто€ли тут на старых дубовых полках, как сверкали пивные кружки, висевшие на колышках в таком же наклонном положении, в каком жаждущие поднос€т их к губам.  акие крепкие голландские бочонки выстроились здесь р€дами на подставках, сколько лимонов висело, каждый в отдельной сетке, образу€ как бы душистую рощицу, о которой мы уже ранее упоминали в этой летописи, и так же, как белоснежные головы сахару, хранившиес€ здесь, вызывали мысль о пунше, превосход€щем все человеческие мечты! —колько тут было чуланчиков, шкафчиков, €щиков со вс€кими трубками, выт€жных шкафов под окнами, набитых доверху съестными припасами, вс€кими напитками, вкусными приправами. », наконец, в довершение всего, здесь высилс€ огромный сыр, как бы свидетельству€ о безграничных запасах этой гостиницы и приглаша€ посетителей резать и есть сколько душе угодно.

—ердце, которое никогда ничем не тешитс€, - жалкое сердце. ј если оно остаетс€ равнодушным даже к соблазнам буфета в "ћайском ƒреве", - значит, это самое холодное и в€лое сердце, какое билось когда-либо в человеческой груди. —ердце миссис ¬арден не было таким - оно сразу раста€ло. —реди всех этих кумиров домашнего очага - бочонков, бутылок, лимонов, трубок и сыров она не в силах была осуждать ƒжона ”иллета, это было так же немыслимо, как заколоть гостеприимного хоз€ина его собственным, начищенным до блеска ножом. ƒа и обед, который он при них заказывал, мог бы см€гчить даже дикар€. - ѕриготовишь рыбки, - сказал ƒжон кухарке, и бараньи котлеты (обжаренные в сухар€х и побольше красного перца туда), к ним - хороший салат, потом - жареного цыпленка, блюдо сосисок с картофельным пюре или что-нибудь другое в этом роде.

"„то-нибудь другое в этом роде!"  акие, однако, запасы в этих гостиницах! √оворить так небрежно о кушань€х, которые не стыдно подать на самом парадном праздничном обеде, даже на свадьбе! ƒа это все равно что сказать: "≈сли не достанете цыпл€т, подайте другую птицу, - ну, хоть павлина". ј кухн€ кака€! ќдин колпак над плитой - насто€ща€ пещера! Ќет €ств, которые нельз€ было бы приготовить в такой кухне!

ћиссис ¬арден, обозрев все эти чудеса, вернулась в зал ошеломленна€. ≈е хоз€йственные достижени€ бледнели перед такой роскошью. √олова у нее шла кругом, и ей пришлось пойти прилечь - дольше созерцать это великолепие было уже просто выше ее сил.

“ем временем ƒолли, чь€ голова и веселое сердечко зан€ты были совсем другим, вышла за калитку и, то и дело огл€дыва€сь (но, разумеетс€, ее вовсе не интересовало, видит ли ее ƒжо), побежала через поде по хорошо знакомой тропинке в ”оррен - выполн€ть поручение. ћне говорили - и € охотно этому верю, - что вишнева€ накидка и ленты, развевавшиес€ среди зеленых лугов в €рком свете солнца, представл€ли очаровательное зрелище.

√Ћј¬ј ƒ¬јƒ÷ј“јя

√ордое сознание, что ей доверено ответственное поручение, придало ƒолли столько важности, что секрет угадали бы по ее лицу все обитатели ”оррена, если бы они ее видели. Ќо ƒолли, молочна€ сестра мисс ’ардейл, в детстве часто играла в мрачных комнатах и коридорах этого дома, да и потом осталась подругой Ёммы и не хуже ее самой знала здесь все ходы и выходы. ѕоэтому она, не соблюда€ особых предосторожностей (только мимо двери в библиотеку она проскользнула на цыпочках, затаив дыхание), как свой человек, направилась пр€мо в комнату Ёммы. Ёта комната, темновата€, как и все остальные, была, однако, самым веселым уголком в доме: ведь юность и красота внос€т радость и в тюрьму (пока тюрьма не иссушит их), придают очарование самому унылому месту. ѕтички, цветы, книги, рисунки, ноты и сотн€ других доказательств утонченного женского вкуса и склонностей создавали в комнате амосферу жизнерадостности и теплоты, какой никак нельз€ было ожидать в этом доме. ¬ комнате чувствовалось присутствие человеческой души, - а кака€ душа не чует незримое присутствие другой?

ƒолли несомненно была девушка с душой чуткой и нежной, несмотр€ на легкий налет кокетства, - так иногда солнце встает утром в дымке, немного затемн€ющей его си€ние. », когда Ёмма пошла ей навстречу и, поцеловав ее в щеку, сказала своим тихим голосом, что ей т€жело, у ƒолли глаза тотчас наполнились слезами и она почувствовала к Ёмме жалость, которую не выразишь словами. ќднако минуту спуст€, случайно взгл€нув на себ€ в зеркало, она увидела в нем нечто настолько при€тное, что, вздохнув, невольно улыбнулась и неожиданно утешилась.

- ћне уже все известно, - сказала она Ёмме. » это очень печально. Ќо знаете, как в жизни бывает: когда думаешь, что хуже быть не может, все вдруг мен€етс€ к лучшему.

- ј ты уверена, что хуже быть уже не может? - с улыбкой спросила Ёмма.

- ѕраво, не знаю, что может быть хуже! ƒальше, кажетс€, уж некуда, - ответила ƒолли. - », значит, скоро наступит перемена к лучшему. ƒл€ начала € вам принесла кое-что.

- ќт Ёдварда?

ƒолли улыбнулась, закивала и, дл€ пущей важности порывшись в карманах (в те времена у платьев были карманы) с таким видом, словно не может никак найти то, что требуетс€, наконец достала письмо.  огда Ёмма, торопливо распечатав его, углубилась в чтение, глаза ƒолли, по какой-то странной случайности, снова устремились в зеркало. ќна невольно задумалась над тем, сильно ли страдает влюбленный каретник, и от души пожалела бедн€гу.

ѕисьмо было длинное-предлинное - все четыре странички исписаны вдоль и поперек - но, видно, мало утешительное: чита€ его, Ёмма то и дело утирала глаза платком. ƒолли эта печаль удивл€ла до крайности, ибо, по ее пон€ти€м, любовь была самой веселой и при€тной забавой в жизни. ќна решила, что грусть мисс ’ардейл объ€сн€етс€ ее чрезмерным посто€нством и если бы Ёмма завела роман с каким-нибудь другим молодым человеком - роман самый невинный, только дл€ того, чтобы "проучить" как следует своего первого дружка, она сразу почувствовала бы облегчение.

"¬о вс€ком случае, так поступила бы € на ее месте, - думала ƒолли. - ’орошенько помучить своего милого - это умно и правильно, а самой убиватьс€ из-за него ну, нет, это уж слишком!"

Ќо высказать это вслух было бы нетактично, и ƒолли сидела молча. ≈й пришлось-таки запастись терпением - когда длинное послание было прочитано до конца, Ёмма стала его перечитывать. ѕеречла второй раз, потом - третий. “ом€сь ожиданием, ƒолли коротала врем€ самым лучшим способом, какой можно придумать, - завивала на пальцах свои локоны и, гл€д€ в зеркало, старалась придать им убийственно соблазнительный вид.

¬сему бывает конец. » даже влюбленна€ девушка не может перечитывать одно письмо до бесконечности. „ерез некоторое врем€ письмо было сложено, спр€тано и оставалось только написать ответ.

Ќо, так как и это было делом нешуточным и требовало немало времени, Ёмма объ€вила, что напишет письмо после обеда и что ƒолли непременно должна пообедать с нею. ƒолли уже заранее намеревалась остатьс€ обедать, и Ёмме не пришлось ее долго упрашивать. ѕорешив на этом, они вышли в сад погул€ть.

ќни ходили по дорожкам, с увлечением разговарива€ - ƒолли во вс€ком случае болтала без умолку, и своим присутствием очень оживл€ли и красили это мрачное, полное меланхолии место. Ќе потому, что они говорили громко или много сме€лись, - нет, но обе были так хороши, а день - такой свежий, их светлые плать€ и темные кудри так свободно и весело развевал ветерок, Ёмма была так прекрасна, ƒолли - така€ розова€ и юна€. Ёмма так грациозна и стройна, а ƒолли - така€ пухленька€! —ловом, что бы там ни говорили ученые садоводы, - таких цветов не найти было ни в одном саду, и дом и парк ”оррена, как будто понима€ это, сразу повеселели.

Ќастало врем€ обеда, а после обеда Ёмма писала письмо. ѕотом они еще немного поболтали, причем мисс ’ардейл, пользу€сь случаем, побранила ƒолли за легкомысленное кокетство и непосто€нство, а ƒолли, кажетс€, восприн€ла эти обвинени€ как нечто весьма лестное и очень развеселилась. ¬ конце концов, вид€, что она неисправима, Ёмма перестала выговаривать ей и отпустила, доверив ей бесценную вещь, которую следовало беречь как зеницу ока, - ответное письмо Ёдварду, - и подарив на пам€ть прехорошенький браслетик. Ќадев ей на руку этот подарок и еще раз полушут€-полусерьезно посоветовав не быть такой ветреной и коварной (ибо Ёмма узнала, что ƒолли в душе любит ƒжо, хот€ ƒолли это стойко отрицала, высокомерно тверд€, что уж во вс€ком случае может рассчитывать на жениха получше "экое сокровище, подумаешь!"), Ёмма простилась с нею.

«атем она еще вернула ее с дороги, чтобы устно добавить дл€ передачи Ёдварду такое множество наказов, какое вр€д ли мог бы запомнить даже человек в дес€ть раз серьезнее ƒолли ¬арден, и, наконец, отпустила ее. ѕрост€сь с Ёммой, ƒолли легко и быстро сбежала вниз по лестнице и очутилась у опасного пункта двери в библиотеку. ќна хотела уже на цыпочках пройти мимо, но не тут-то было! ƒверь отворилась, и на пороге по€вилс€ мистер ’ардейл.

ƒолли с самого детства побаивалась этого человека, в котором ей чудилось что-то мрачное и непон€тное, к тому же еще в эту минуту у нее совесть была нечиста, - и при виде мистера ’ардейла она от сильного волнени€ не смогла ни поздороватьс€, ни убежать. ќна сто€ла перед ним, вс€ дрожа и не поднима€ глаз.

- ¬ойди-ка сюда, девочка, - сказал мистер ’ардейл, бер€ ее за руку. - ћне надо с тобой поговорить.

- »звините, сэр, € тороплюсь, - запина€сь, пролепетала ƒолли. - ¬ы... вы вышли так неожиданно, что € испугалась... отпустите мен€, пожалуйста, мне пора идти.

- —ейчас, - мистер ’ардейл успел между тем ввести ее в комнату и закрыть дверь. - —ейчас отпущу. “ы была у Ёммы?

- ƒа, сэр, € только что от нее... ќтец мен€ дожидаетс€, так что сделайте милость, сэр...

- ’орошо, хорошо, - сказал мистер ’ардейл, - но сначала ответь мне на один вопрос. ƒл€ чего ты сегодн€ приходила к нам?

- ƒл€ чего приходила, сэр?.. - ƒолли зам€лась. - “ы скажешь правду, € уверен. „то ты принесла? ƒолли с минуту была в нерешительности, но, ободренна€ его тоном, ответила, наконец:

- Ќу, хорошо, сэр, скажу: € принесла письмо.

- –азумеетс€, от мистера Ёдварда „естера? » несешь ему ответ?

Ётот вопрос оп€ть застиг ƒолли врасплох, и, не зна€, на что решитьс€, она расплакалась.

- Ќапрасно ты так волнуешьс€, глупенька€, - сказал мистер ’ардейл. - ћожешь спокойно ответить мне - ведь ты же знаешь, что мне стоит только спросить Ёмму, и € тотчас узнаю правду. ѕисьмо к „естеру при тебе?

ƒолли была, что называетс€, не робкого дес€тка. ќна видела, что ее окончательно приперли к стене, однако не сдалась.

- ƒа, сэр, - ответила она, дрожа от волнени€ и страха. - ќно при мне, но € его не отдам. ¬ы можете мен€ убить, сэр, но € его вам не отдам. ѕростите, сэр, не могу € этого сделать.

- ћне нравитс€ тво€ стойкость и пр€мота, - сказал мистер ’ардейл. - ѕоверь, € не собираюсь ни убивать теб€, ни отн€ть у теб€ письмо. “ы славна€ девушка, и твои друзь€, € вижу, могут на теб€ положитьс€.

ѕодозрева€ все-таки (как она потом рассказывала), что мистер ’ардейл этими похвалами просто хочет ее "обойти", ƒолли старалась держатьс€ от него подальше, и все плакала, полна€ решимости защищать до последней капли крови свой карман, где лежало письмо.

ј мистер ’ардейл минуту-другую молча смотрел на нее, и улыбка осветила его всегда хмурое и печальное лицо, когда он заговорил снова:

- «наешь, что: у мен€ есть план. я решил вз€ть дл€ Ёммы компаньонку, чтобы она не была так одинока. Ќе хочешь ли ты зан€ть это место? “ы ведь ее подруга детства и больше всех имеешь на это право.

- Ќе знаю, сэр, - сказала ƒолли, опаса€сь, не подшучивает ли он над ней. - Ќе знаю, что дома на это скажут. я сама не могу ничего решить, сэр.

- ј если твои родные не будут против, неужели ты откажешьс€? - возразил мистер ’ардейл. - Ќу, смелее! ¬опрос простой и ответить на него нетрудно.

-  онечно, нетрудно, - промолвила ƒолли. - я люблю мисс Ёмму и рада всегда быть при ней.

- Ќу, вот и отлично. “олько это € и хотел знать, - сказал мистер ’ардейл. - “ебе, видно, не терпитс€ уйти? “ак € теб€ больше не задерживаю.

ƒолли не стала дожидатьс€, пока он передумает; не успели эти слова слететь с его губ, как она была уже за порогом и, выбежав из дома, помчалась в поле.

Ќемного прид€ в себ€ и вспомина€ пережитой испуг, она конечно, первым делом оп€ть поплакала, а затем, при мысли о том, как удачно все кончилось, весело засме€лась. —лезы высохли, их сменила улыбка, и ƒолли в конце концов расхохоталась так, что вынуждена была прислонитьс€ к дереву, пока не пройдет этот приступ веселости. —овсем обессилев от смеха, она поправила прическу, вытерла глаза, победоносно огл€нулась на трубы ”оррена, уже едва видные отсюда, и пошла дальше.

Ќаступили сумерки и быстро темнело, но тропинка, во которой ƒолли часто ходила, была ей настолько знакома, что она вр€д ли замечала сгущающийс€ мрак и ни чуть не бо€лась идти одна. ѕритом она была зан€та рассматриванием нового браслета; надо же было и протереть его как следует, чтобы он чудесно засверкал на выт€нутой руке, и полюбоватьс€ на него с разных сторон, верт€ руку и так и этак, - все это целиком поглощало ƒолли. ѕотом - письмо Ёммы; у него был такой загадочный и многозначительный вид, и ƒолли знала, что оно содержит в себе много важного, - как было не вынуть его из кармана, не осмотреть внимательно раз, другой и третий, гада€, с чего оно начинаетс€, какими словами кончаетс€ и что вообще в нем написано? Ёто тоже отн€ло много времени. Ѕраслет и письмо занимали все внимание ƒолли - где же тут было думать еще о чем-то! », любу€сь то одним, то другим, она весело шла к "ћайскому ƒреву".

 огда она проходила по узкой тропке между живыми изгород€ми, среди которых кое-где росли и деревь€, ей послышалс€ р€дом какой-то шорох, приковавший ее к месту. ќна прислушалась. ¬округ все было тихо, и ƒолли пошла дальше. ’оть и не очень испугавшись, она все же немного ускорила шаг и была уже не так беззаботно весела, как до сих пор, - все-таки бо€зно было одной в темноте.

 ак только она двинулась дальше, она услышала тот же легкий шум - казалось, кто-то кралс€ за нею среди зарослей. ¬гл€дыва€сь в то место, откуда доносились звуки, ƒолли как будто различила согнутую фигуру. ќна оп€ть остановилась, но вокруг все было спокойно, как и прежде. ќна зашагала вперед уже значительно быстрее и даже попробовала мурлыкать песенку, увер€€ себ€, что, наверное, это ветер шелестел в кустах.

Ќо почему же ветер шумит, пока она идет, и утихает, как только она останавливаетс€? ѕри этой мысли ƒолли невольно остановилась - и шорох в кустах тотчас затих. “ут она уже не на шутку перетрусила. » в то врем€, как она сто€ла в нерешимости, кусты впереди затрещали, раздвинулись, и из них на тропинку выскочил какой-то мужчина.

√Ћј¬ј ƒ¬јƒ÷ј“№ ѕ≈–¬јя

¬ первый момент ƒолли почувствовала невыразимое облегчение, узнав в человеке, который так внезапно выскочил из кустов и загородил ей дорогу, ’ью, конюха из "ћайского ƒрева". ќна окликнула его с искренней радостью. - јх, это вы? - сказала она. - —лава богу! «ачем вам вздумалось так мен€ пугать?

’ью ничего не ответил - сто€л неподвижно и смотрел на нее.

- ¬ы вышли ко мне навстречу? - спросила ƒолли.

’ью утвердительно кивнул и буркнул что-то невн€тное - вроде того, что он ее дожидаетс€ давно, а она почему-то долго не шла.

- я так и думала, что кого-нибудь пошлют мен€ встречать, - продолжала ƒолли, уже совсем успокоенна€.

- Ќикто мен€ не посылал, - угрюмо отрезал ’ью, € пришел сам от себ€.

√рубость этого парн€, его нер€шливый и дикий вид часто внушали ƒолли смутное беспокойство даже и тогда, когда вокруг были люди. ј встреча с этим непрошенным провожатым в таком уединенном месте и в быстро сгущавшейс€ темноте еще усилила ее тревогу.

≈сли бы физиономи€ ’ью выражала сейчас, как обычно, только упр€мство и угрюмую свирепость, он казалс€ бы ƒолли не более антипатичным, чем всегда, и она, пожалуй, даже была бы довольна, что пойдет дальше не одна. Ќо в его глазах сейчас заметно было что-то вроде дерзкого восхищени€, и это сильно пугало девушку. ќна бо€зливо покосилась на него, не зна€, как быть, - идти дальше или отступить, а ’ью все сто€л, похожий на красивого сатира, и в упор смотрел на нее. “ак дрошло несколько минут, и никто из них не шевельнулс€, не прервал молчани€. Ќаконец ƒолли, собравшись с духом, стрелой прошмыгнула мимо ’ью и побежала вперед.

- «ачем это вы так бежите от мен€? - сказал ’ью, догнав ее, и пошел р€дом, соразмер€€ свой шаг с шагом ƒолли.

- ћне надо вернутьс€ как можно скорее. ј вы мне мешаете. ¬ы идете слишком близко, - сказала ƒолли.

- —лишком близко? - ’ью наклонилс€ к ней, и она ощутила на лбу его дыхание. - ѕочему слишком? ¬ы всегда задираете нос, когда разговариваете со мной, мисс горд€чка. - ¬ы ошибаетесь, € не горд€чка, - возразила ƒолли. - ќтодвиньтесь, пожалуйста, или ступайте вперед.

- Ќет, мисс, - ’ью, изловчившись, вз€л ƒолли под руку. - я пойду р€дом с вами.

ќна вырвалась и, сжав маленькую ручку в кулак, изо всей силы ударила его. ¬ ответ ’ью разразилс€ громким хохотом и, обхватив ее одной рукой, сжал в своих могучих объ€ти€х с такой же легкостью, как мальчик сжимает в кулаке птичку.

- ’а-ха-ха! «дорово, мисс! Ќу-ка, ударьте еще раз! ћожете бить мен€ по щекам, и вцепитьс€ в волосы, и вырвать с корнем мою бороду, € все стерплю ради ваших прекрасных глазок. Ѕейте, мисс! ’а-ха-ха! ћне это при€тно.

- ѕустите! - крикнула ƒолли, обеими руками пыта€сь оттолкнуть его. - —ию минуту пустите!

- ¬ам следовало бы быть ко мне добрее, милашка, сказал ’ью. - ѕраво, следовало бы! —кажите на милость, чем это вы так гордитесь? ¬прочем, € на вас не в обиде. ћне нравитс€, что вы така€ горд€чка. ’а-ха-ха!  расы своей вы все равно не спр€чете, ею может любоватьс€ даже такой бедн€к, как €. » это хорошо.

ƒолли, не отвеча€, продолжала идти, благо ’ью пока не пыталс€ остановить ее. Ќо быстра€ ходьба, страх и крепкие объ€ти€ ’ью, наконец, так ее обессилили, что она не могла больше и шагу сделать.

- ’ью, - взмолилась она, задыха€сь. - ’ью, голубчик, пусти мен€, € тебе заплачу. ќтдам все, что у мен€ есть, и не расскажу про теб€ ничего ни одной живой душе.

- ƒа, рассказывать не советую, - отозвалс€ ’ью. —лышишь, мо€ кошечка, не советую. «десь все кругом мен€ знают и знают, что € способен натворить, если захочу. “ак что, когда тебе вздумаетс€ болтать, удержись, вспомни, какую беду ты накличешь на ни в чем не повинных людей, - а ведь ты не хочешь, чтобы хоть один волос упал с их голов? Ќасолишь мне, так € насолю тем, кто тебе дорог, и не только насолю, а еще что похуже сделаю. ћне люди не дороже собак - за что мне их любить? я скорее человека убью, чем собаку. я ни разу в жизни не жалел, когда умирали люди, а по издохшим собакам горевал.

¬ тоне этих слов, во взгл€де и жестах, которыми они сопровождались, было что-то настолько дикое и жестокое, что ужас перед этим человеком придал ƒолли сил, и она, неожиданным движением вырвавшись от него, помчалась вперед. “щетное усилие! ¬о всей јнглии не найти было такого ловкого, сильного и быстрого парн€, как ’ью, и он догнал и обн€л ее раньше, чем она успела пробежать сотню €рдов.

- ѕотише, мо€ красотка, потише! Ќеужто ты хочешь убежать от мен€? ѕраво, неотесанный ’ью любит теб€ не меньше, чем какой-нибудь знатный щеголь!

- ¬се равно убегу! - крикнула ƒолли, вырыва€сь. ѕомогите!

- «а крики - штраф! - объ€вил ’ью. - ’а-ха-ха! ѕри€тный штраф с твоих губок. я его сам возьму, ха-ха-ха!

- —пасите! —пасите! - завопила ƒолли из последних сил - и вдруг издали донесс€ ответный крик, потом другой, третий.

- —лава богу! - радостно воскликнула ƒолли. ƒжо, милый ƒжо, сюда! ѕомогите! ’ью на миг растер€лс€ и сто€л в нерешимости, но крики слышались все ближе и вынудили его действовать быстро. ќн отпустил ƒолли, шепнул угрожающе: "“олько пикни ему - так увидишь, что будет!" - и, прыгнув в кусты, исчез. ј ƒолли побежала вперед и попала пр€мо в раскрытые объ€ти€ ƒжо ”иллета.

- „то случилось?! Ќа вас напали?  то? √де он?  аков из себ€? - были первые слова ƒжо. «атем на ƒолли посыпалось множество других вопросов и ободр€ющих, успокоительных заверений, что теперь ей нечего бо€тьс€. Ќо бедн€жка ƒолли была так напугана и так запыхалась, что некоторое врем€ не могла выговорить ни слова в ответ, и только цепл€лась за своего спасител€, плача так, словно сердце у нее разрывалось на части.

ƒжо решительно ничего не имел против того, что ƒолли припала к его плечу, хот€ вишневые ленты от этого сильно см€лись и шл€пка утратила свой нар€дный вид. Ќо на слезы ƒолли он не мог смотреть спокойно, они камнем ложились ему на душу. ќн старалс€ утешить ее, шептал ей что-то, наклон€сь, и, говор€т, даже целовал, но это басни. ¬о вс€ком случае, он говорил все нежные и ласковые слова, какие мог придумать, а ƒолли их слушала, ни разу не оттолкнув его, и прошло добрых дес€ть минут, прежде чем она подн€ла голову с его плеча и поблагодарила его.

- „то вас так испугало? - спросил ƒжо.

ќна сказала, что за ней гналс€ какой-то неизвестный, что он сперва попросил милостыню, потом перешел к угрозам, хотел ее ограбить и сделал бы это, если бы не подоспел ƒжо. ќбъ€сн€ла она все довольно бессв€зно, в €вном смущении, но ƒжо приписал это пережитому ею испугу и ни на минуту не заподозрил правды.

"“олько пикни, и увидишь, что будет!" —то раз в этот вечер, да и позднее очень часто, когда у ƒолли уже была на €зыке изобличающа€ ’ью правда, она вспоминала эту угрозу и подавл€ла желание рассказать все. √лубоко укоренившийс€ страх перед этим человеком, уверенность, что он, разозлившись, ни перед чем не остановитс€, и бо€знь, что, если она его изобличит, гнев его и месть обрушатс€ на ƒжо, который спас ее, - вот что заставл€ло ее молчать.

ј ƒжо был слишком счастлив, чтобы интересоватьс€ подробност€ми и расспрашивать ее о случившемс€. “ак как ƒолли все еще не оправилась от потр€сени€ и не могла идти без чужой помощи, они, к удовольствию ƒжо, брели очень медленно. ¬друг, когда огни "ћайского ƒрева" были уже совсем близко и приветливо мигали им, ƒолли остановилась и вскрикнула:

- ј письмо?

-  акое письмо? - спросил ƒжо.

- “о, что € несла... я его держала в руке... » мой браслет! - ќна сжала свою руку у кисти. - я потер€ла их.

- ¬ы думаете, что потер€ли только сейчас, на дороге?

- ƒа, € их обронила. »ли у мен€ их украли, - сказала ƒолли, тщетно обследовав свой карман. - Ќет их нигде... пропали! Ѕоже, кака€ € несчастна€!

» бедн€жка ƒолли - к чести ее надо сказать, что потер€ письма огорчила ее не меньше, чем потер€ браслета, - снова разразилась слезами и жалобами на свою судьбу, глубоко трогавшими ƒжо.

ќн пыталс€ утешить ее, говор€, что как только доставит ее благополучно в "ћайское ƒрево", вернетс€ сюда с фонарем (было уже совсем темно) и будет везде искать пропавшие вещи, и они, наверное, найдутс€, так как вр€д ли кто еще проходил сегодн€ вечером по этой дороге, а если бы их насильно отн€ли у ƒолли, она бы это помнила.

ƒолли от всего сердца поблагодарила его, однако она не очень-то наде€лась, что поиски его будут успешны. ќни двинулись в путь. ƒолли жалобно причитала, а ƒжо ободр€л и утешал ее и, так как она очень ослабела, нежно ее поддерживал, пока они, наконец, не дошли до гостиницы, где слесарь с женой и старый ƒжон все еще пировали.

ћистер ”иллет выслушал рассказ о злоключени€х ƒолли с той удивительной невозмутимостью, котора€ выгодно отличала его от других людей. —очувствие миссис ¬арден горю дочери выразилось в том, что она энергично выбранила ее за позднее возвращение. ј славный √ейбриэл то утешал и целовал ƒолли, то сердечно жал руку ƒжо, не зна€, как и выразить свою благодарность, и превознос€ его до небес за храбрость и великодушие. ¬ этом последнем пункте почтенный ƒжон был решительно несогласен со своим при€телем. ¬о-первых, он вообще не одобр€л излишнюю смелость и предприимчивость, во-вторых, у него мелькнула мысль, что, если бы сын его и наследник серьезно пострадал в стычке, это несомненно повлекло бы за собой большие расходы и непри€тности и даже могло бы нанести немалый ущерб его гостинице. Ёти соображени€, да еще неодобрительное отношение к молодым девицам, существование которых в мире, как и вообще существование всего женского пола, было, по его мнению, просто какой-то нелепой ошибкой природы, побудили ƒжона под благовидным предлогом удалитьс€ от общества. ќн посидел в одиночестве перед котлом, качал головой, и, вдохновленный этим немым оракулом, потом украдкой несколько раз подтолкнул локтем ƒжо - в виде родительского упрека и деликатного внушени€ впредь не соватьс€ не в свое дело и не вал€ть дурака.

“ем не менее ƒжо принес сверху фонарь, зажег его и, вооружившись толстой палкой, осведомилс€, в конюшне ли ’ью.

- —пит у огн€ на кухне; - сказал мистер ”иллет. ј на что он тебе?

- ’очу, чтобы он пошел со мной поискать браслет и письмо, - ответил ƒжо. - Ёй, ’ью!

ƒолли побледнела, как смерть, и чуть не лишилась чувств. „ерез минуту-другую вошел ’ью, пот€гива€сь и зева€, как человек, только что разбуженный от слад кого сна.

- Ќа, держи, сон€ ты этакий! - сказал ƒжо, передава€ ему фонарь. -  ликни собаку да захвати свою дубинку. » горе тому разбойнику, если он попадетс€ нам.

-  акому разбойнику? - пробурчал ’ью, не перестава€ протирать глаза и пот€гиватьс€.

-  акому? - отозвалс€ ƒжо, полный кипучей энергии и сознани€ важности предсто€щей экспедиции. “ебе это следовало бы знать и побольше этим интересоватьс€. ¬от оттого, что такие здоровенные лент€и, как ты, храп€т все вечера напролет у печки, девушка из пор€дочной семьи не может в сумерки пройтись спокойно по нашим тихим местам без того, чтобы на нее не напали грабители и не напугали ее до смерти.

- ћен€ никто не грабит, - сказал ’ью со смехом. ѕотому что с мен€ вз€ть нечего. Ќо € тоже не прочь задать перцу этим брод€гам. —колько их там?

- “олько один, - слабым голосом отозвалась ƒолли, потому что все посмотрели на нее.

- ј каков он на вид, мисс? - спросил ’ью, бросив на молодого ”иллета взгл€д, такой беглый, что скрытую в нем угрозу уловила только ƒолли. - –остом будет с мен€, нет?

- Ќн-нет, пониже, - ответила ƒолли, едва сознава€, что говорит.

- ј одет как? - продолжал ’ью, пристально гл€д€ на нее. - я знаю всех здешних жителей и мог бы догадатьс€, кто это, если вы его опишете.

ƒолли еще больше побледнела и с трудом, запина€сь, объ€снила, что напавший на нее человек был в широком плаще, а лицо закрывал платком, так что она не могла разгл€деть его.

- «начит, вы не узнали бы его, если бы встретили оп€ть? - спросил ’ью с злорадной усмешкой.

- Ќет, - ƒолли снова расплакалась. - » не хотела бы его встретить. ћне и вспомнить о нем противно, и не буду € больше говорить о нем. Ќе ходите искать мою пропажу, мистер ƒжо! ”мол€ю вас, не ходите вы с этим человеком!

- Ќе ходить со мной! - воскликнул ’ью. - „то, видно, € слишком неотесанный парень дл€ такой компании? » чего это все мен€ бо€тс€? ј у мен€, видит бог, мисс, сердце м€гкое, как воск. я люблю всех женщин, миссис, добавил он, обраща€сь на этот раз к жене слесар€.

ћиссис ¬арден высказала мнение, что, если это правда, ему должно быть стыдно за себ€, ибо такое любвеобилие присуще нечестивому мусульманину или дикарю-островит€нину, но никак не приличествует ревностному протестанту. «аключив из слов ’ью, что нравственность его далеко не на высоте, она предположила, что он никогда не изучал "Ќаставлений протестантам". ’ью призналс€, что не читал их и что он вообще не умеет читать, после чего миссис ¬арден, еще строже пристыдив его, гор€чо посоветовала ему откладывать свои карманные деньги на покупку этой книги, а когда купит, прилежно изучать ее содержание. ¬ самый разгар ее проповеди ’ью довольно бесцеремонно и непочтительно вышел из комнаты вслед за молодым хоз€ином, предоставив ей поучать остальное общество. ѕродолжа€ разглагольствовать, она заметила, что глаза мистера ”иллета устремлены на нее, по-видимому, с глубоким вниманием, и стала обращатьс€ к нему одному. ќна прочла ему весьма длинную лекцию на темы религиозно-нравственные, уверенна€, что в душе ее слушател€ происход€т великие сдвиги. ћежду тем истина заключалась в том, что, хот€ глаза мистера ”иллета были широко открыты и не отрывались от сидевшей перед ним гостьи, голова ее казалась ему все больше и больше, заполнила, наконец, всю комнату и мистер ”иллет, надо пр€мо сказать, крепко уснул. ќткинувшись на спинку стула и засунув руки в карманы, он преспокойно спал, пока его не разбудил приход сына - тогда он проснулс€ с глубоким вздохом, смутно припомина€, что ему снилась ветчина с горошком. Ёто сонное видение объ€сн€лось, без сомнени€, тем обсто€тельством, что миссис ¬арден часто произносила слово "грешник", усиленно подчеркива€ его: слово это, похожее на слово "горошек", проника€ в незащищенные преддвери€ мозга мистера ”иллета, и создало представление о ветчине с таким именно гарниром.

ѕоиски пропажи успехом не увенчались. ƒжо двадцать раз обшарил тропку, искал в траве, в сухой канаве, в кустах - все напрасно. ƒолли была в отча€нии. ќна написала мисс ’ардейл записку, объ€снив все так же, как объ€снила в "ћайском ƒреве", и ƒжо обещал доставить записку в ”оррен завтра рано утром, как только там проснутс€ слуги.

ѕосле этого все уселись пить чай, и к чаю была подана цела€ гора гренков с маслом, а еще (дл€ того, чтобы гости не обессилели от недостатка пищи и подкрепились между обедом и ужином) вс€кие аппетитные закуски, например, нарезанна€ тонкими ломтиками превосходна€ ветчина, как раз в меру поджаренна€ и с пылу гор€ча€, распростран€вша€ чудесный соблазнительный аромат.

ќбычно миссис ¬арден за едой редко вспоминала, что она ревностна€ протестантка, если кушань€ не были пережарены или недоварены, или что-нибудь другое не выводило ее из себ€. ѕри виде такого обильного угощени€ она заметно повеселела и от рассуждений о несущественности добрых дел без веры перешла с большим удовольствием к таким существенным вещам, как ветчина и гренки. ѕод вли€нием этих живительных средств она даже стала сурово журить дочь за то, что та легко падает духом (такое малодушие миссис ¬арден считала совершенно недопустимым), и, прот€гива€ свою тарелку за добавочной порцией, объ€вила, что ƒолли, котора€ горюет из-за потери какой-то побр€кушки и листка бумаги, не мешало бы вспомнить о добровольном самоотречении миссионеров в чужих странах, где они питаютс€ почти одним только салатом.

—обыти€ этого дн€ могли вызвать сильные колебани€ "душевной температуры" (если можно так выразитьс€) у кого угодно, а тем более у такой чувствительной и утонченной натуры, как миссис ¬арден. «а обедом термометр показывал летний зной: миссис ¬арден была весела, мила, улыбалась. ѕосле обеда солнечный жар выпитого вина подн€л температуру по меньшей мере на п€ть-шесть градусов, и почтенна€ дама была уже просто очаровательна.  огда действие вина стало ослабевать, температура начала быстро падать: миссис ¬арден поспала час-другой при умеренной, а проснулась с температурой ниже нул€. «ато сейчас термометр снова показывал летнюю температуру в тени, и после ча€, когда старый ƒжон, достав из дубового шкафа бутылку с "укрепл€ющим средством", заставил ее выпить подр€д два стакана, температура в течение часа с четвертью держалась устойчиво на дев€носта градусах. ”мудренный опытом супруг воспользовалс€ этой прекрасной погодой, чтобы выкурить трубочку на крыльце, и благодар€ такой предусмотрительности был готов двинутьс€ в обратный путь, как только термометр снова начал падать.

«апр€гли лошадь, подали к крыльцу кол€ску. ƒжо, не слуша€ уговоров, решил сопровождать гостей, пока они не проедут самую пустынную и опасную часть пути. ќн вывел из конюшни серую кобылу и, подсадив ƒолли в экипаж (снова минута счасть€!), весело вскочил в седло. «атем после многократного прощань€, советов укутатьс€ потеплее, после того как были зажжены факелы и принесены все плащи и шали, кол€ска тронулась. ƒжо трусил р€дом с ней - разумеетс€, с той стороны, где сидела ƒолли, и даже весьма близко к колесу.

√Ћј¬ј ƒ¬јƒ÷ј“№ ¬“ќ–јя

Ѕыл прекрасный светлый вечер, и, несмотр€ на грустное настроение, ƒолли все врем€ гл€дела на звезды. ќна была при этом так чарующе хороша (и знала это), что ƒжо совсем потер€л голову. ”же нельз€ было не видеть, что если есть на свете человек влюбленный не то что по уши, а по верхушку ћонумента и купол собора св. ѕавла44, то это он, ƒжо. ƒорога была очень хороша€, ровна€, ехали без тр€ски, однако ƒолли все врем€ держалась маленькой ручкой за край повозки. » даже если бы за спиной ƒжо сто€л палач с занесенным топором, готовый отсечь ему голову, если он дотронетс€ до этой ручки, - ƒжо был бы не в силах усто€ть перед искушением. —начала он как будто невзначай прикрывал своей рукой ручку ƒолли и через минуту-другую отнимал ее, потом долгое врем€ ехал р€дом, не отнима€ ее, - можно было подумать, что это было главной его об€занностью, как конвоира, и он дл€ того и сопровождал их. » любопытнее всего то, что ƒолли как будто ничего не замечала. ¬ременами она погл€дывала на ƒжо так невинно, с таким отсутствующим видом, что это было просто обидно.

¬прочем, она с ним разговаривала: вспоминала, как испугалась тогда на дороге, как воврем€ ƒжо €вилс€ к ней на помощь, снова благодарила его, тверд€, что не знает, как и выразить ему свою благодарность, что отныне они будут друзь€ми навеки. ј когда ƒжо ввернул: "Ќет, надеюсь, не друзь€ми", ƒолли очень удивилась и возразила, что не врагами же им быть. ј ƒжо на это спросил: "–азве не может быть между нами кое-что по лучше и дружбы и вражды?"

“ут ƒолли вдруг высмотрела на небе звезду, котора€ была €рче всех, и указала на нее ƒжо, а выражение лица у нее при этом было еще в тыс€чу раз невиннее и рассе€ннее, чем раньше.

“ак они ехали, переговарива€сь почти шепотом, втайне жале€, что дорога не может раст€нутьс€ и стать в дес€ть раз длиннее (ƒжо по крайней мере сильно об этом жалел), как вдруг, когда они уже выезжали из леса на менее пустынную дорогу, за ними раздалс€ конский топот.  то-то мчалс€ крупной рысью и, видимо, быстро настигал их, так как стук копыт слышен был все €вственнее. ћиссис ¬арден испустила вопль, но в ответ ей раздалс€ успокоительный крик всадника; "—вой!" «атем всадник, т€жело дыша, подскакал к кол€ске и осадил лошадь.

- ќп€ть он! - воскликнула ƒолли, вздрогнув.

- ’ью! - удивилс€ ƒжо. - “ы зачем?

- ћне ведено проводить вас обратно домой, - отвечал ’ью, украдкой погл€дыва€ на дочку слесар€. - Ёто он мен€ послал.

- ќтец? - переспросил бедный ƒжо и буркнул себе под нос без вс€кой сыновней почтительности: -  огда же он, наконец, поймет, что € уже взрослый мужчина и не нуждаюсь в его опеке?

- ќн, - ответил ’ью на его первый вопрос. - ƒороги в такой час небезопасны, и вдвоем ехать спокойнее.

- Ћадно, так поезжай вперед, - сказал ƒжо. - я еще не собираюсь повернуть обратно.

’ью послушалс€, и они продолжали путь. ’ью почему-то ехал перед самой кол€ской и беспрестанно огл€дывалс€. ƒолли чувствовала, что он смотрит на нее, и сидела с опущенными глазами - ни разу она не подн€ла их, такой страх внушал ей этот парень.

¬торжение в их компанию ’ью, разбудившего миссис ¬арден (до этого она все врем€ клевала носом и только порой просыпалась на минуту и ворчала на мужа за то, что он осмелилс€ обн€ть ее, чтобы не дать ей во сне вывалитьс€ на дорогу), стесн€ло ƒжо и ƒолли и мешало им продолжать свой тихий разговор. Ќе проехали они и мили, как ¬арден, по требованию жены, остановил лошадь, и добра€ женщина за€вила, что ни за что не допустит, чтобы ƒжо провожал их хот€ бы на шаг дальше. —колько ни протестовал ƒжо, говор€, что он ничуть не устал, что он скоро поедет обратно, вот только проводит их еще до такого-то места, - ничто не помогло. ћиссис ¬арден была женщина упр€ма€, и никакими силами невозможно было переупр€мить ее.

- „то ж, прощайте, раз вы мен€ гоните, - грустно сказал ƒжо. - ѕрощайте, - ответила ƒолли. ≈й хотелось прибавить: "ќстерегайтесь этого человека, ради бога не довер€йте ему", но ’ью уже повернул лошадь и очутилс€ около ƒжо. ƒолли молча позволила ƒжо легонько пожать ей руку, а когда они отъехали на некоторое рассто€ние, она огл€нулась и помахала ему этой самой ручкой, вид€, что ƒжо все еще стоит на том же месте, где они расстались, а позади темнеет фигура ’ью.

ћы не знаем, о чем она думала, пока они добирались до города, и занимал ли теперь каретник в ее мысл€х столько же места, сколько занимал еще сегодн€ утром. Ќаконец они приехали домой - € говорю "наконец", ибо путь был долгий и брюзжание миссис ¬арден не помогало коротать его. ”слышав стук колес, ћиггс тотчас очутилс€ у дверей.

- ј вот и они, —иммун! ¬от и они! - закричала она, хлопа€ в ладоши, и бросилась к хоз€йке, чтобы помочь ей сойти. - ѕринесите стул, —иммун! Ќу, что, мэм, вы теперь лучше себ€ чувствуете? ƒовольны, что не остались дома? √осподи, какие у вас холодные руки! јх, сэр, она просто в сосульку превратилась.

- Ќу, что ж поделаешь, мо€ мила€. ¬еди ее скорее в дом, к огню, - сказал слесарь.

- ћожно подумать, что хоз€ин у вас совсем бесчувственный, - сказала ћиггс соболезнующим тоном. - Ќо € уверена, мэм, что в душе он не таков. ѕосле того что вы сегодн€ дл€ него сделали, у него, наверно, в сердце столько любви, что он не скажет вам ни одного недоброго слова. ѕойдемте, мэм, посидите у огн€"

ћиссис ¬арден вошла в дом, слесарь, держа руки в карманах, последовал за ней, а мистер “эппертит покатил кол€ску в сарай.

- ћарта, мила€, - сказал слесарь, когда они вошли в столовую, - хорошо бы тебе самой присмотреть за ƒолди или послать к ней кого-нибудь. “ы же знаешь, как она перепугалась. ќна сегодн€ просто сама не сво€.

ƒействительно, ƒолли упала на кушетку и, не обраща€ внимани€ на то, что изм€лс€ ее нар€д, которым она так гордилась сегодн€ утром, плакала навзрыд, закрыв лицо руками.

ƒолли вовсе не имела обыкновени€ устраивать такие сцены (чем чаще устраивала их мать, тем меньше склонна была дочь следовать ее примеру) - и потому при виде столь необычайного зрелища миссис ¬арден объ€вила, что нет и не было на свете женщины несчастнее ее, что жизнь ее - непрерывный р€д испытаний, и как только она почувствует себ€ хорошо, окружающие непременно стараютс€ чем-нибудь ее огорчить, - вот сегодн€ ей приходитс€ расплачиватьс€ за при€тно проведенный день, а бог видит, как редко в ее жизни случаютс€ такие дни! ≈й усердно подпевала ћиггс. ќт этих тонических средств бедн€жке ƒолли становилось не лучше, а хуже, и, вид€, что она не на шутку расстроена, миссис ¬арден и ћиггс, наконец, пожалели ее и прин€лись за ней ухаживать. ќднако даже тут они не отступали от обычной своей тактики, и, хот€ ƒолли лежала без чувств, даже глупцу было €сно, что страдалица не она, а ее мать.  огда ƒолли немного полегчало и она пришла уже в такое состо€ние, в каком, по мнению почтенных мамаш, с успехом можно слушать нотации и поучени€, миссис ¬арден со слезами на глазах прин€лась ей внушать, что страдание - удел человека на земле, а в особенности удел женщины, что женщина всю жизнь ни на что иное наде€тьс€ не может и должна с кротостью и терпением нести свой крест, - об этом ƒолли должна помнить и примиритьс€ с тем, что у нее сегодн€ был т€желый день. ћиссис ¬арден напомнила дочери, что ей, веро€тно, в самое ближайшее врем€ предстоит, насилу€ свои чувства, выйти замуж, а брак, как она сама ежедневно может видеть (увы, ƒолли действительно это видела!), требует великой силы духа и великого терпени€. Ќе жале€ красок, почтенна€ матрона доказывала ƒолли, что, если бы она, миссис ¬арден, на своем жизненном пути в этой юдоли слез, не руководилась твердым сознанием долга, которое только и поддерживает ее и не дает ей пасть духом, она уже давно сошла бы в могилу, - и, спрашиваетс€, что сталось бы тогда с этим заблудшим (под "заблудшим" подразумевалс€ слесарь), дл€ которого она была зеницей ока, светочем и путеводной звездой в жизни?   ее наставлени€м мисс ћиггс добавила от себ€ кое-что в том же духе. ќна сказала, что уж, конечно, мисс ƒолли должна брать пример с такой св€той женщины, как ее мать, и хот€ бы ее, ћиггс, за это повесили, утопили и четвертовали сию же минуту, она всегда будет твердить, что миссис ¬арден - сама€ кротка€, сама€ великодушна€, сама€ снисходительна€ и многострадальна€ женщина в мире. ќна, ћиггс, раньше и поверить не могла, что такие бывают. ƒостаточно ей было рассказать о добродетел€х миссис ¬арден своей невестке, как в душе этой невестки произошла благодетельна€ перемена; до того они с мужем жили как кошка с собакой, швыр€ли друг в друга медными подсвечниками, крышками от кастрюль, утюгами и другими столь же увесистыми доказательствами своего раздражени€, а сейчас они - сама€ счастлива€ и люб€ща€ парочка на свете, в этом когда угодно можно убедитьс€, если загл€нуть в дом номер двадцать семь на площади «олотого Ћьва, второй звонок справа. ƒалее ћиггс, вскользь упом€нув о себе, как о существе ничтожном, но имеющем все же кое-какие заслуги, стала заклинать ƒолли, чтобы она всегда помнила, что ее дражайша€ и единственна€ мать - женщина чувствительна€ и слабого здоровь€ и что в семейной жизни ей посто€нно приходитс€ переносить потр€сени€, в сравнении с коими нападение какого-то там разбойника или грабител€ - совершенный пуст€к, и все же она никогда не падает духом, не поддаетс€ ни гневу, ни отча€нию и, выража€сь €зыком боксеров, всегда "в форме", бодра, весела и выходит победительницей из испытаний.

 огда ћиггс окончила свое соло, к ней присоединилась хоз€йка, и они уже дуэтом продолжали развивать все ту же тему, а неизменный припев сводилс€ к тому, что миссис ¬арден - угнетенна€ добродетель, а мистер ¬арден, как и следует ожидать от представител€ мужского пола, существо грубое, с порочными привычками, совершенно неспособное оценить то счастье, которое ему досталось на долю.

Ёти нападки под маской сочувстви€ к ƒолли делались весьма тонко и ловко, и когда ƒолли, оправившись, нежно поцеловала отца, как бы жела€ защитить его попранное достоинство, миссис ¬арден торжественно выразила надежду, что это послужит ему уроком на весь остаток жизни и впредь он будет ценить женскую душу, с чем мисс ћиггс выразила полное согласие многозначительным покашливанием и сопением, более красноречивым, чем сама€ длинна€ речь.

ќднако больше всего радовало ћиггс то, что ей не только удалось во всех подробност€х узнать о случившемс€, но она смогла доставить себе утонченное наслаждение: передать все мистеру “эппертиту и усилить таким образом его ревность и душевные терзани€. ѕо случаю нездоровь€ ƒолли этому джентльмену предложено было ужинать в мастерской, куда мисс ћиггс собственными прелестными ручками и принесла его ужин.

- јх, —иммун, - сказала эта молода€ особа. - ≈сли бы вы знали, что сегодн€ случилось! ѕомилуй бог, —иммун!

ћистер “эппертит был в довольно мрачном настроении, и, кроме того, мисс ћиггс была ему более всего противна, когда клала руку на грудь и бурно дышала, ибо тогда особенно бросалось в глаза несовершенство ее форм. ќн смерил ее пренебрежительным взгл€дом, не про€вл€€ никакого интереса к ее словам.

- —лыхано ли что-нибудь подобное! - продолжала ћиггс, - и придет же в голову св€зыватьс€ с нею! „то в ней такого наход€т, ума не приложу, хи-хи-хи!

ѕон€в, что речь идет о какой-то женщине, мистер “эппертит высокомерно предложил своей прекрасной собеседнице выражатьс€ €снее и объ€снить, что это за "она" и о ком идет речь.

- Ќу, эта ƒолли, - сказала ћиггс, резко отчеканива€ каждый слог. - ¬прочем, ƒжозеф ”иллет, по-моему, молодчина и уж, конечно, ее достоин. ƒа, ей-богу, он молодчина!

- ∆енщина! - воскликнул мистер “эппертит, вскакива€ с конторки, на которой сидел. - Ѕерегись!

- —илы небесные! - в притворном ужасе ахнула ћиггс. - ¬ы мен€ до смерти напугали, —иммум! „то с вами?

- ≈сть струны в человеческом сердце, - произнес мистер “эппертит, размахива€ ножом, которым резал хлеб и сыр, - струны, которых лучше не касатьс€. ¬от что!

- Ќу, ладно. ≈сли вы так рассердились, то лучше мне уйти, - и ћиггс шагнула к двери. - –ассердилс€ или нет, это все равно, - сказал мистер “эппертит, удержав ее за руку. - „то ты хотела сказать, »езавель45? „то означают твои намеки? ќтвечай!

Ќесмотр€ на такое невежливое обращение, ћиггс охотно выполнила его требование: она рассказала, что ее молода€ хоз€йка шла вечером одна полем и на нее на пали не то трое, не то четверо рослых мужчин, которые, конечно, похитили бы, а то и убили бы ее, если бы не подоспел ƒжозеф ”иллет. ќн дралс€ с ними голыми руками, всех обратил в бегство и спас ƒолли, чем заслужил уважение и восхищение всех людей и вечную любовь и благодарность ƒолли ¬арден.

- Ќу, хорошо же, - т€жело перевод€ дух, сказал мистер “эппертит, когда ћиггс окончила свой рассказ, и прин€лс€ ерошить волосы, да так, что они все стали ды бом. - ƒни его сочтены!

- ќх, —иммун!

- ѕовтор€ю: дни его сочтены. ј теперь оставьте мен€. —тупайте!

ћиггс тотчас удалилась, но не потому, что ее гнали, а потому, что ей хотелось поскорее дать волю распиравшему ее смеху. Ќахохотавшись в укромном уголке, она вернулась в столовую, где слесарь, ободренный наступившим затишьем, праздновал встречу с “оби. —тав после этой встречи словоохотливым, он прин€лс€ было весело вспоминать о происшестви€х сегодн€шнего дн€. Ќо миссис ¬арден, благочестие которой (как это нередко бывает) носило ретроспективный характер, то есть обычно поднимало голос, так сказать, задним числом, сурово остановила мужа, указав на греховность такого рода развлечений и на то, что давно пора спать, после чего она с таким мрачным и унылым видом, что могла бы в этом отношении соперничать с парадной кроватью в "ћайском ƒреве", удалилась на покой, и скоро ее примеру последовали все в доме.

√Ћј¬ј ƒ¬јƒ÷ј“№ “–≈“№я

—умерки уже давно сменились вечером, но в некоторых кварталах Ћондона жизнь еще кипела ключом, как в полдень. Ёти кварталы удостоил своим пребыванием так называемый "высший свет" (который и тогда, как в наши дни, представл€л собой весьма тесный круг), и в одном из них, “эмпле, в этот вечер мистер „естер полулежал на диване в своей спальне и читал книгу.

ќн, видимо, совершал свой туалет не спеша, постепенно, и когда был уже наполовину одет (очень из€щно, по последней моде), решил сделать длительную передышку. ќстальные части его костюма лежали наготове, оставалось только их надеть.  амзол был расп€лен на специальной подставке, напомина€ нар€дное чучело, жилет тоже разложен самым эффектным образом, и тут же в живописном пор€дке лежали другие элегантные принадлежности туалета, а мистер „естер развалилс€ на диване и был поглощен чтением, как будто на сегодн€ уже покончил со всеми светскими об€занност€ми и собиралс€ лечь спать.

- „естное слово, - сказал он, наконец, вслух, подн€в глаза к потолку с видом человека, серьезно размышл€ющего о прочитанном. - „естное слово, € не знаю другой так мастерски написанной книги!  акие тонкие мысли, какие прекрасные правила нравственности и истинно-джентльменские чувства! јх, Ќэд, Ќед, если бы ты мыслил и чувствовал так, мы с тобой всегда сходились бы во всем, на все смотрели бы одинаково!

Ёто замечание, как и вс€ тирада, обращены были в пространство: Ёдварда здесь не было, и отец его разговаривал сам с собой.

- ћилорд „естерфиад46! - продолжал он, чуть не с нежностью положив руку на книгу. - ≈сли бы € мог в свое врем€ использовать ваши гениальные мысли и воспитал сына в тех правилах, какие вы завещали всем мудрым отцам, Ёдвард и € были бы сейчас богачами. Ўекспир, без сомнени€, очень хорош в своем роде, хорош и ћильтон, хот€ он прозаичен, лорд Ѕэкон - глубокий мыслитель, но гордостью отчизны € могу назвать только одного писател€; лорда „естерфилда.

ќн задумалс€ и стал орудовать зубочисткой.

- я считал себ€ достаточно светским человеком, - снова заговорил он. - я льстил себ€ надеждой, что обладаю всеми светскими талантами и лоском, отличающими людей высшего круга от простонародь€ и освобождающими нас от тех недопустимо пошлых, плебейских черт, которые называютс€ "национальным характером". ƒа, € верил, что € - подлинно светский человек, и вовсе не из естественного пристрасти€ к собственной особе. ј между тем на каждой странице книги этого просвещенного писател€ € нахожу примеры такого пленительного лицемери€, какое мне и во сне не снилось, или высшего эгоизма, до сих пор совершенно мне чуждого. я должен бы краснеть за себ€ перед этим изумительным писателем, если бы сам он не учил нас никогда не краснеть.  акой замечательный человек, - насто€щий аристократ!  ороль или королева могут любого сделать лордом, но только сам сатана да грации могут создать „естерфилда!

Ћюди пустые и лживые до мозга костей редко двигаютс€ скрыть свои пороки от самих себ€. ќднако именно в том, что они откровенно признаютс€ себе в этих пороках, они вид€т высшую добродетель, ту добродетель, которую €кобы презирают. "¬едь мо€ откровенность с самим собой - это честность, это правдивость, - тверд€т они. - ¬се люди таковы, как €, но у них не хватает честности признать это". „ем энергичнее они отрицают искренность во всех люд€х, тем больше им хочетс€ показать, что они сами искренни до дерзости. “аким-то образом эти философы бессознательно отдают должное »стине и, глум€сь над всем, глум€тс€ над самими собой.

ѕосле панегирика своему любимому писателю мистер „естер и порыве восторга снова вз€л в руки книгу, намерева€сь дальше изучать изложенную и ней высокую мораль, но ему помешал шум у входной двери: по-видимому, его слуга не хотел пускать какого-то непрошенного посетител€.

- ƒл€ назойливого кредитора час слишком поздний, - пробормотал про себ€ мистер „естер, поднима€ брови с таким беспечным выражением, как будто шум этот доносилс€ с улицы и нисколько его не касалс€. ќни обычно €вл€ютс€ гораздо раньше. » всегда под тем же неизменным предлогом, что им предстоит завтра крупный платеж. Ётот бедн€га только потер€ет даром врем€, а врем€ - деньги, как говорит пословица, хот€ мне в этом ни разу не пришлось убедитьс€. Ќу, что там такое? “ебе же сказано, что мен€ нет дома.

-  акой-то парень, сэр, - доложил слуга, в совершенстве усвоивший себе холодно-небрежный тон своего господина. - ѕринес вам хлыст, который вы на дн€х где-то оставили. я ему сказал, что вас дома нет, но он объ€вил, что не уйдет, пока € не отнесу вам хлыст.

- » прекрасно сделал, - отозвалс€ мистер „естер. ј ты - олух без капли сообразительности! ѕриведи его сюда - да пусть раньше чем войти, п€ть минут вытирает ноги.

—луга положил хлыст на стул и вышел, ј хоз€ин, который не потрудилс€ даже обернутьс€, когда он вошел в комнату, и во врем€ разговора ни разу не взгл€нул на него, продолжал свои размышлени€ вслух, прерванные было его приходом:

- ≈сли бы пословица "врем€ - деньги" была справедлива, - промолвил он, верт€ в руках табакерку, € легко пришел бы к соглашению со всеми кредиторами и мог бы выплачивать им... сейчас, прикинем, сколько же € мог бы им удел€ть в день? Ќу, скажем, послеобеденный: сон - этот час € пожертвовал бы охотно, пусть берут и пользуютс€ на здоровье. ”тром, между завтраком и чтением газет, € тоже мог бы выкроить дл€ них час, вече ром, до обеда, - так и быть, еще один. ¬ыходит три часа в день. «а двенадцать мес€цев они таким способом взыскали бы с мен€ долг сполна, да еще с процентами; ѕожалуй, предложу им... ј, это вы, мой кентавр?

- я, - ответил ’ью. ќн, широко шага€, вошел в комнату, а за ним шла собака, така€ же угрюма€ и взлохмаченна€, как он сам. - Ќемалого труда мне стоило прорватьс€ к вам! ¬ы сами велели мне прийти, а когда € пришел, держите мен€ за дверью, - это как же понимать?

- ќчень рад вас видеть, милейший, - сказал мистер „естер, приподн€в голову с подушки и мер€€ его с головы до ног равнодушным взгл€дом. - ¬аше присутствие здесь - лучшее доказательство, что вас не держат за дверью.  ак поживаете?

- ’орошо, - ответил ’ью, не скрыва€ своего нетерпени€.

- ¬ид у вас цветущий, насто€щее олицетворение здоровь€. ѕрис€дьте.

- я уж лучше постою.

-  ак хотите, как хотите, мой друг. - ћистер „естер встал, не спеша сн€л халат и сел перед зеркалом за туалетный стол. - ѕожалуйста, не стесн€йтесь.

—казав это самым учтивым и ласковым тоном, он начал одеватьс€, не обраща€ больше внимани€ на гост€, который сто€л растер€нный, не зна€, как быть дальше, и врем€ от времени хмуро погл€дывал на него.

- „то же, хоз€ин, вы говорить со мной будете? - спросил он после длительного молчани€.

- ¬ы, видно, не в духе, любезный, немного раздражены. я подожду, пока вы совершенно успокоитесь. ¬рем€ терпит.

Ётот тон подействовал на ’ью именно так, как рассчитывал мистер „естер: он его смутил и лишил уверенности в себе. Ќа грубость он сумел бы ответить тем же, за обиду отплатил бы с лихвой, но это холодно-любезное и равнодушно-пренебрежительное обхождение, спокойный и самоуверенный тон дали ему почувствовать его ничтожество лучше, чем самые красноречивые доводы. ¬се этому способствовало: контраст между его грубой и нескладной речью и гладкими, спокойными, но внушительными фразами мистера „естера, его неотесанностью и изысканными манерами этого джентльмена, его неопр€тными лохмоть€ми - и элегантным костюмом того, не виданные им никогда роскошь и комфорт обстановки и наступившее молчание, во врем€ которого он успел все заметить и почувствовать себ€ обескураженным... Ёто очень часто вли€ет даже на людей развитого ума, а на такого человека, как ’ью, действует почти неотразимо, - и ’ью был совершенно подавлен и усмирен; он понемногу придвигалс€ все ближе к мистеру „естеру и, гл€д€ через его плечо на свое отражение в зеркале, словно искал в нем ободрени€. Ќаконец он сделал неуклюжую попытку умилостивить мистера „естера:

- Ќу, как, вы мне скажете что-нибудь, сэр, или велите уходить?

- √оворите вы, - ответил тот. - √оворите, мой друг. ¬едь € уже свое сказал, не так ли? “еперь € хочу услышать, что скажете вы.

- ѕослушайте, сэр, - отозвалс€ ’ью со все возрастающим замешательством, - не мне ли вы перед отъездом из "ћайского ƒрева" оставили свой хлыст и велели его принести, когда мне надо будет потолковать с вами насчет одного дела?

- »менно вам, если только у вас нет брата-близнеца, - подтвердил мистер „естер, бросив взгл€д в зеркало, где отражалось растер€нное лицо ’ью. - Ќо это, € думаю, мало веро€тно.

- Ќу, так вот € и пришел, сэр, - сказал ’ью. » принес хлыст, да еще кое-что: письмо, сэр. я его отн€л у того, кто должен был его доставить.

√овор€ это, ’ью положил на туалетный стол то самое послание, пропажа которого так сильно огорчила ƒолли.

- ¬ы его силой отн€ли? - спросил мистер „естер, гл€нув на письмо без малейшего признака интереса или удовлетворени€.

- Ќе совсем, - ответил ’ью. - “олько отчасти.

- ј кто был тот посланец, у которого вы его отн€ли?

- Ёто женщина. ƒочь слесар€ ¬ардена.

- ¬от как! - весело воскликнул мистер „естер. - » что еще вы вз€ли у нее силой?

- „то еще?

- ƒа, что еще? - повторил мистер „естер с расстановкой, таи как он в эту минуту наклеивал крошечную "мушку" из липкого пластыр€ на прыщик, вскочивший в уголку рта.

- √м... Ќу, еще поцелуй, - ответил ’ью с запинкой.

- ј еще что? - Ѕольше ничего.

- ќднако, - продолжал мистер „естер так же весело и непринужденно, улыбнувшись раз-другой, чтобы проверить, крепко ли пристала мушка, - помнитс€, мне говорили о какой-то побр€кушке... но это така€ безделица, что вы могли и забыть о ней. Ќе помните, что это было, браслет, кажетс€?

’ью пробормотал себе под нос какое-то ругательство, полез за пазуху и вытащил браслет, обернутый в клок сена. ќн хотел положить и его на стол р€дом с письмом, но мистер „естер остановил его.

- ¬ы же вз€ли эту вещь дл€ себ€, любезный друг, сказал он, - так и оставьте ее себе. я не вор и не укрыватель краденого, незачем показывать мне вашу добычу. —пр€чьте-ка ее поскорее. я не хочу и видеть, куда вы ее спр€чете, - добавил он, отвернувшись.

- ¬ы не берете краденого? - сказал ’ью резко, не смотр€ на все возраставший благоговейный страх, который внушал ему мистер „естер. - ј как же это, сэр? ќн ударил мощным кулаком по письму.

- Ёто совсем другое дело, - сухо ответил мистер „естер. - » € вам это сейчас докажу... —лушайте, вам, на верное, хочетс€ выпить? ’ью утер губы рукавом и подтвердил, что хочетс€.

- “ак подойдите к тому шкафу, в нем найдете бутылку и стакан. ѕринесите их сюда. ’ью повиновалс€. ≈го покровитель следил за ним взгл€дом и усмехнулс€ у него за спиной, хот€ все врем€, пока ’ью мог его видеть, лицо мистера „естера оставалось серьезным.  огда ’ью вернулс€ с бутылкой, он налил ему полный стакан, потом второй, третий.

- —колько вы можете выпить? - спросил он, налива€ четвертый.

- —колько дадите. Ћейте, лейте, доверху наливайте, вровень с кра€ми! «а добрую порцию такого вина € готов по вашему слову человека убить? - добавил ’ью, опрокинув стакан в свою волосатую пасть.

- я не собираюсь просить вас об этом, и вы, веро€тно, и без моей просьбы этим кончите, если будете столько пить. “ак что давайте, мой друг, прекратим это развлечение после следующего стакана, - с величайшим хладнокровием отвечал мистер „естер. - ¬ы, должно быть, выпили уже и перед тем, как прийти сюда.

- я пью всегда, когда только удаетс€, - с пь€ной разв€зностью прокричал ’ью, верт€ пустым стаканом над головой и сто€ в такой позе, словно собиралс€ пуститьс€ в пл€с. - я всегда пью. ƒа и как мне не пить? ’а-ха-ха! –азве есть у мен€ друга€ утеха в жизни? Ќет, и не было никогда. „то согревало мен€ в студеные ночи и заглушало голод, когда нечего было есть? „то придавало мне силу и смелость мужчины, когда мен€, малого ребенка, люди оставили умирать под забором? ≈сли бы не вино, € давно подох бы в канаве, - только оно поддерживало во мне дух.  огда € был несчастным, хилым парнишкой и от слабости у мен€ подгибались ноги, а перед глазами сто€л туман, - разве кто-нибудь хоть раз подбодрил мен€? Ќикто, только вино. ѕью за вино, хоз€ин! ’а-ха-ха!

- ¬ы, € вижу, весельчак, - заметил мистер „естер, неторопливо и сосредоточенно зав€зыва€ шарф на шее и осторожно поворачива€ голову то влево, то вправо, чтобы узел пришелс€ как раз под подбородком. - — таким собутыльником не соскучишьс€!

- ¬идите эту руку, сэр? - » ’ью обнажил свою мускулистую руку до самого локт€. - ќна была когда-то кожа да кости и давно бы сгнила в земле на каком-нибудь погосте, если бы € не пил.

- ћожете прикрыть ее, - сказал мистер „естер. - ќна и в рукаве имеет достаточно внушительный вид.

- ≈сли бы € не выпил, разве хватило бы у мен€ смелости поцеловать такую гордую красотку? - выкрикивал ’ью. - ’а-ха-ха! „то за поцелуй! —ладкий, как лепестки жимолости, можете мне поверить! » за это тоже вину спасибо! Ќалейте еще стаканчик, хоз€ин, € выпью за вино! Ќу, же! “олько один!

- ¬ы подаете большие надежды, - сказал мастер „естер, пропустив мимо ушей эту просьбу и аккуратно застегива€ жилет. - —толь большие, что € должен вас предостеречь: если будете так упиватьс€ вином, то преждевременно угодите на виселицу. —колько вам лет?

- Ќе знаю.

- Ќу, во вс€ком случае вы еще достаточно молоды и раньше, чем умереть этой, € сказал бы, естественной дл€ вас смертью, можете прожить немало лет. “ак зачем же вы сами надеваете себе петлю на шею и целиком от даетесь в мои руки, хот€ так мало мен€ знаете? ќчень уж вы доверчивы!

’ью отступил на шаг и уставилс€ на мистера „естера со смешанным выражением ужаса, гнева и удивлени€. ј этот джентльмен, все с тем же безм€тежным спокойствием смотр€сь в зеркало, говорил так беспечно и плавно, как будто обсуждал какую-нибудь зан€тную городскую сплетню:

- √рабежи на большой дороге - дело очень опасное и рискованное, друг мой. ќно, должно быть, при€тно, спору нет, но, как и многие другие удовольстви€ в нашем бренном мире, оно не вечно. » вид€, как охотно вы со всем чистосердечием молодости повер€ете другим свои тайны, € боюсь, что ваш жизненный путь будет весьма короток.

-  ак так? - спросил ’ью. - ¬ам ли это говорить, мистер? ј кто мен€ толкнул на такое дело?

-  то? - ћистер „естер круто обернулс€ и в первый раз посмотрел ’ью в лицо. - я не расслышал.  то вас толкнул на это?

’ью зам€лс€ и буркнул что-то невн€тное.

-  то же, интересно знать? - продолжал мистер „естер удивительно м€гко. -  ака€-нибудь деревенска€ красотка? Ѕерегитесь, при€тель, не всем им можно довер€ть. ћой вам совет - будьте осторожны.

—казав это, он снова повернулс€ к зеркалу и зан€лс€ своим туалетом.

’ью хотелось ответить ему, что это он и никто другой подучил его сделать то, что сделано, но слова застр€ли у него в горле. »сключительна€ ловкость, с какой этот джентльмен направл€л весь их разговор, совершенно ошарашила ’ью и опрокинула все его расчеты. ќн не сомневалс€, что, если бы у нею вырвались те слова, которые были уже на языке, когда мистер „естер обернулс€ и так резко задал ему вопрос, этот джентльмен немедленно позвал бы констебл€, и его с украденной вещью в кармане потащили бы к судье, а уж тогда ему не миновать виселицы - это так же верно, как то, что он живет на свете. — этой минуты власть над молодым дикарем, которой добивалс€ мистер „естер, была достигнута, и ’ью окончательно укрощен. ќн теперь ужасно бо€лс€ мистера „естера, он чувствовал, что попал в сети и ловкий вельможа одним движением опытной руки может послать его на виселицу. –азмышл€€ так и все еще не понима€, каким образом он, пришедший сюда в самом воинственном настроении и гордый тем, что знает тайны мистера „естера, так быстро и окончательно покорен, ’ью сто€л съежившись и то и дело тревожно погл€дывал на мистера „естера, пока тот одевалс€. ќкончив свой туалет, мистер „естер вз€л со стола письмо, сломал печать и, усевшись поудобней, не спеша прочел послание мисс ’ардейл.

- ѕревосходно написано, кл€нусь жизнью! Ќасто€щее женское письмо, полное так называемой нежной любви, самоотверженности, мужества и все такое.

ќн свернул письмо в трубочку и, бросив беглый взгл€д на ’ью, будто хотел сказать: "¬идишь?", поднес его к свечке.  огда бумага €рко вспыхнула, он бросил ее в камин, где она тлела, пока не обратилась в пепел.

- Ёто письмо адресовано моему сыну, - сказал он, обраща€сь к ’ью. - » вы правильно сделали, что принесли его сюда. –аспечатать его было моей отцовской об€занностью, и вы видели, что € с ним сделал... ¬от вам за труды.

’ью подошел, чтобы вз€ть деньги.

—унув ему в руку монету, мистер „естер добавил:

- ≈сли вам случитс€ найти еще что-нибудь в таком роде или узнать новость, которую вы найдете нужным мне сообщить, приходите. ѕридете?

Ёто было сказано с улыбкой, в которой - по крайней мере так показалось ’ью - читалась угроза: "ѕопробуй только отказатьс€ - и тебе несдобровать!"

» ’ью ответил, что придет.

- ј ваша маленька€ неосторожность, о которой сейчас шла речь, пусть вас не тревожит, - сказал его собеседник самым ласковым и покровительственным тоном. Ќе падайте духом, дружок, и будьте уверены, что в моих руках ваша ше€ в такой же безопасности, как если бы ее обвивали руки младенца... ¬ыпейте еще стаканчик. —ейчас вы спокойнее, так что вам это не повредит.

’ью прин€л стакан из рук мистера „естера и, украдкой гл€нув в его улыбающеес€ лицо, молча выпил вино.

- „то же вы... ’а-ха-ха! „то же вы больше не провозглашаете тоста за вино? - с подкупающей любезностью спросил мистер „естер.

- ѕью за вас, - хмуро отозвалс€ ’ью с неуклюжим поклоном. - «а ваше здоровье.

- —пасибо, спасибо! ј кстати, мой друг, как ваша фамили€? я знаю, конечно, что зовут вас ’ью, - ну, а дальше как?

- Ќикак. ‘амилии у мен€ нет.

-  ак странно! „то вы этим хотите сказать: что вы не знаете своей фамилии или вам не угодно, чтобы другие ее узнали?

- ѕочему же, € бы сказал вам, если бы знал, - быстро ответил ’ью. - Ќо € ничего не знаю. ћен€ всегда называли ’ью - и все. я никогда в жизни не видел своего отца и не задумывалс€, почему это так. я был мальчишкой лет шести - не больно-то взрослый! - когда мою мать повесили в “айберне на глазах у нескольких тыс€ч зевак. ¬ешать ее было не за что - она была достаточно бедна.

- јх, кака€ жалость! - воскликнул мистер „естер со снисходительной усмешкой. - я уверен, что она была превосходна€ женщина.

- ¬идите моего пса? - отрывисто спросил ’ью.

- ¬ижу. - ћистер „естер посмотрел на собаку в лорнет. - ƒолжно быть, он вам очень предан и замечательно умен. ¬се одаренные и добродетельные животные - как люди, так и четвероногие, - обычно бывают безобразны на вид.

- ¬от така€ же собака, такой же породы, как эта, была единственным живым существом, которое, кроме мен€, в тот день выло по моей матери, - сказал ’ью. Ѕольше двух тыс€ч человек смотрело, как вешали мою мать, - когда вешают женщину, народ всегда валом валит на место казни. ј жалели ее только € да наша собака. Ѕудь этот пес человеком, он рад был бы с нею расстатьс€, потому что матери нечем было кормить его и он у нас отощал от голода. Ќо это был пес, у него не было человечьего разума, - вот он и выл по ней.

- ƒа, глупа€ животна€ прив€занность!.. ¬се животные глупы, - заметил мистер „естер. Ќичего не ответив, ’ью свистнул своей собаке, и, когда она, вскочив, подбежала к нему и стала весело вертетьс€ у его ног, он простилс€ со своим новым другом, мистером „естером, пожелав ему доброй ночи. - ƒоброй ночи, - ответил тот. - “ак помните - вы за мной, как за каменной стеной. я вам друг, пока вы будете этого достойны. Ќадеюсь, это будет всегда, и на мое молчание вы можете твердо рассчитывать. Ќо сами-то будьте осторожны, не забывайте, кака€ опасность вам грозила. Ќу, прощайте, храни вас бог!

»спуганный тайным смыслом этих слов, перетрусив, как только может трусить подобный человек, ’ью вышел с приниженным, покорным видом, совсем непохожим на тот, с каким он вошел, а мистер „естер, оставшись один, еще шире заулыбалс€.

- ј все-таки, - сказал он вслух, бер€ понюшку табаку, - жаль, что его мать повесили. я уверен, что она была красавица, - недаром же у сына такие красивые глаза. ¬прочем, она, наверно, была вульгарна... и, может, у нее был красный нос или безобразные большие ноги. Ќет, пожалуй, все к лучшему.

ѕрид€ к такому утешительному выводу, мистер „естер надел камзол, бросил последний взгл€д в зеркало и кликнул слугу, который тотчас €вилс€ в сопровождении двух носильщиков с портшезом.

- ‘у! - сказал мистер „естер. - Ётот кентавр положительно оставил здесь запах тюрьмы и виселицы. ѕик, обрызгайте пол духами. ƒа уберите стул, на котором он сидел, и проветрите его. ќбрызгайте и мен€ тоже - € просто задыхаюсь.

—луга сделал, как ему было приказано, и, после того как комната и ее хоз€ин избавились от чуждого запаха, мистеру „естеру оставалось только вз€ть шл€пу и, с небрежным из€ществом держа ее под мышкой, усестьс€ в портшез. “ак он тронулс€ в путь, напева€ модную песенку.

√Ћј¬ј ƒ¬јƒ÷ј“№ „≈“¬≈–“јя

—тоит ли рассказывать, как этот высокообразованный и прекрасно воспитанный джентльмен провел вечер в блест€щем обществе, как он чаровал всех из€ществом манер, учтивостью обхождени€, живостью беседы и при€тным голосом, и в каждом углу слышались замечани€, что у „естера счастливый характер - его ничто не может вывести из себ€, что брем€ житейских забот и ошибок он носит так же легко и свободно, как свой костюм, и на его улыбающемс€ лице всегда отражаетс€ спокойствие духа? —тоит ли описывать, как люди пор€дочные, инстинктивно ему недовер€вшие, тем не менее склон€лись перед ним, почтительно ловили каждое его слово, вс€чески добивались его благосклонного внимани€; как люди, по-насто€щему хорошие, подража€ другим, заискивали перед ним, льстили ему, восторгались им, втайне презира€ себ€ за это, но не име€ мужества плыть против течени€, - словом, как в обществе его принимали и, что называетс€, носили на руках дес€тки людей, которым втайне был глубоко противен этот всеобщий любимец, предмет восторженного почитани€? ¬се это - €влени€ столь обычные, что вы легко можете сами их себе представить. ќ таких обычных вещах достаточно бегло упом€нуть и все.

≈сть две категории человеконенавистников (помимо подражателей и просто дураков этого толка): одни считают себ€ обиженными и не оцененными по заслугам, другие, тешась лестью и поклонением окружающих, про себ€ вполне сознают свое ничтожество. » самые черствые мизантропы, как правило, всегда принадлежат к этой второй категории.

Ќа другое утро, когда мистер „естер еще пил кофе в постели, вспомина€ с каким-то презрительным удовлетворением, как он блистал на вчерашнем вечере, как за ним ухаживали и заискивали перед ним, слуга подал ему гр€зный клочок бумаги, старательно запечатанный сургучом в двух местах. Ќа бумажке большущими буквами было написано: "ƒруг желает поговорить. Ќемедленно. ѕо секрету.  огда прочтете, сожгите".

-  л€нусь ѕороховым «аговором47, ну и послание!

√де ты это подобрал? - спросил мистер „естер. —луга объ€снил, что ему передал записку какой-то человек и что он ждет у дверей.

- ¬ плаще и с кинжалом? - спросил мистер „естер. ¬ы€снилось, что ничего угрожающего слуга не заметил, если не считать кожаного фартука и неумытой физиономии.

- Ќу, так впусти его.

» вошел... мистер “эппертит. ¬олосы у него, как всегда, были взъерошены, а в руках - большой замок, который он положил на пол посреди комнаты: можно было подумать, что он готовитс€ к какому-то представлению, в котором замок был необходимым аксессуаром.

- —эр, - начал он, отвесив низкий поклон. - Ѕлагодарю за милость и очень рад, что удалось вас повидать. ѕростите мне мою низкую профессию и отнеситесь сочувственно к человеку, который, несмотр€ на свой неприт€зательный вид, по стремлени€м души гораздо выше своего звани€.

ћистер „естер шире раздвинул полог кровати и огл€дел посетител€, смутно заподозрив, что это помешанный, который бежал из сумасшедшего дома, да еще к тому же унес с собой замок. ћистер “эппертит снова поклонилс€ и стал так, чтобы показать свои ноги в самой выгодной позиции.

- ¬ы, верно, слыхали, сэр, про мастерскую "√. ¬арден, слесарные издели€, устройство звонков и вс€кий ремонт в городе и окрестност€х, исполнение самое аккуратное. Ћондон,  леркенуэл"?

- Ќу, и что же? - спросил мистер „естер.

- “ак € - его подмастерье, сэр.

- ј дальше что?

- √м!.. - произнес мистер “эппертит. - ¬ы разрешите закрыть дверь? » еще, сэр, прошу вас, дайте мне слово, что вы этот разговор сохраните в строжайшей тайне.

ћистер „естер спокойно откинулс€ на подушки и, с самым невозмутимым видом гл€д€ на странного гост€, который тем временем успел закрыть дверь, попросил, если это не очень его затруднит, высказатьс€ как можно короче и ближе к делу.

- ѕрежде всего, сэр, - начал мистер “эппертит, до став из кармана носовой платочек и встр€хнув его, чтобы развернуть, - так как у мен€ нет визитной карточки (вот до чего принизила нас злоба тиранов-хоз€ев!), позвольте предложить вам взамен то, что возможно при таких обсто€тельствах. ≈сли вы возьмете в руки этот платок, сэр, и посмотрите на метку в правом углу, - тут мистер “эппертит грациозным жестом прот€нул платочек мистеру „естеру, - то получите обо мне нужные сведени€.

- ¬есьма вам признателен, - поблагодарил мистер „естер, принима€ платок, и в одном из его углов увидел €рко-красные буквы: "„етыре. —аймон “эппертит. ќдин". - “ак это и есть ваши...

- ƒа, мое им€ и фамили€, сэр. ј номера - это дл€ прачки и никакого отношени€ не имеют ко мне и моей фамилии...

- ј ваша фамили€, сэр, - мистер “эппертит очень внимательно вгл€делс€ в ночной колпак хоз€ина, - „естер, не так ли? Ќе снимайте колпака, сэр, благодарю вас, € и отсюда вижу буквы Ё. „., остальное €сно.

- —кажите, пожалуйста, мистер “эппертит, - спросил мистер „естер. - „то, это сложное произведение слесарного искусства, которое вы соблаговолили принести сюда, имеет какое-нибудь непосредственное отношение к предсто€щему нам разговору?

- Ќикакого, сэр. я должен навесить его на дверь склада по “емз-стрит.

- ¬ таком случае, - сказал мистер „естер, - быть может, вы будете так любезны вынести эту вещь за дверь? ќна пахнет смазкой слишком сильно, сильнее, чем это нужно дл€ освежени€ воздуха в моей спальне.

- — удовольствием, сэр, - согласилс€ мистер “эппертит, немедленно перейд€ от слов к действию.

- ¬ы, надеюсь, мен€ извините?

- Ќу, конечно. ѕожалуйста, не извин€йтесь, сэр. ј теперь, если позволите, - к делу.

¬о врем€ всего этого диалога мистер „естер стойко сохран€л безоблачно-€сное и любезное выражение лица. ј —им “эппертит был о себе слишком высокого мнени€, чтобы заподозрить, что над ним могут потешатьс€, и поэтому, решив, что ему оказывают, наконец, должное уважение, сравнивал мысленно учтивость мистера „естера с обхождением своего хоз€ина, и сравнение это было никак не в пользу почтенного слесар€.

- —эр, из того, что говоритс€ у нас в доме, € пон€л, что ваш сын против вашей воли встречаетс€ с одной молодой леди... —эр, ваш сын дурно обходилс€ со мной!

- ћистер “эппертит, € и сказать вам не могу, как это мен€ огорчает!

- Ѕлагодарю вас, сэр, - отвечал подмастерье. ќчень рад это слышать. ¬аш сын - гордец. ƒа, да, слишком уж он зазнаетс€.

- Ѕоюсь, что вы правы, - согласилс€ мистер „естер, - мен€, знаете ли, давно тревожили такие опасени€, а теперь вы их подтверждаете.

- ≈сли бы вы знали, сэр, сколько раз мне приходилось оказывать вашему сыну унизительные услуги, услуги, которые вовсе не вход€т в мои об€занности подмастерь€, - сказал “эппертит. - —колько раз € бывал вынужден подавать ему стул, нанимать дл€ него экипаж да если все записать, не хватит места даже в семейной библии!  роме того, сэр, он еще молод, и € нахожу, что "спасибо, —им", - недостаточно прилична€ форма обращени€ ко мне в этих случа€х.

- ћистер “эппертит, така€ мудрость в ваши годы редкость. ѕродолжайте, прошу вас!

- —пасибо за доброе мнение обо мне, сэр, - сказал очень довольный —им. - »так, продолжаю. ѕо той причине, о которой вы уже слышали (а может быть, и по некоторым другим, но о них говорить не буду) € - на вашей стороне. » должен вас предупредить: пока ¬ардены будут колесить взад и вперед, в это прекрасное "ћайское ƒрево" и обратно, передавать письма и устные поручени€, вы не сможете помешать вашему сыну ухаживать за той молодой леди через посредников, - нет, не сможете, хот€ бы его днем и ночью стерегла вс€ конна€ гварди€ в полном составе и вооружении.

ћистер “эппертит перевел дух и снова заговорил:

- ѕерехожу к главному, сэр. ¬ы мен€, конечно, спросите: как положить этому конец? » € вам подскажу, что делать: если бы такой благородный, вежливый и любезный джентльмен, как вы...

- ћистер “эппертит, право, €...

- Ќет, нет, € говорю совершенно серьезно, честное слово, - перебил подмастерье. - ≈сли бы такой благородный, вежливый, при€тный джентльмен, как вы, минут дес€ть побеседовал с нашей старухой, то есть с миссис ¬арден, и полюбезничал бы с ней немножко, - вы легко переманили бы ее на нашу сторону. ј тогда дело было бы в шл€пе, то есть ее дочери ƒолли (тут мистер “эппертит невольно покраснел) раз навсегда запретили бы служить посредницей между влюбленными. ѕока вы этого не добьетесь, ничто на свете не сможет помешать ƒолли... »мейте это в виду.

-  ак хорошо вы знаете людей, мистер “эппертит!..

- ѕогодите минутку, - остановил его —им, с жутким спокойствием скрестив на груди руки. - ≈сть еще один пункт, самый главный. —эр, в этом "ћайском ƒреве" живет один негод€й, чудовище в человеческом образе, отъ€вленный мерзавец, и если вы не избавитесь от него ну, хот€ бы схватите и увезите его куда-нибудь подальше, это самое меньшее, что необходимо сделать, - он женит вашего сына на этой девушке так же легко, как если бы он был сам архиепископ  ентерберийский48. ƒа, да, сэр, он это сделает из ненависти и злобы к вам, не говор€ уже о том, что дл€ него учинить какую-нибудь пакость первейшее удовольствие. «нали бы вы, как часто этот ƒжозеф ”иллет - так его зовут - таскаетс€ к нам в дом, посто€нно на вас клевещет, поносит вас, угрожает вам € весь дрожу, когда это слышу! - вы бы его возненавидели еще сильнее, чем €. - √овор€ это, мистер “эппертит €ростно взъерошил волосы и скрипнул зубами. - ƒа, сэр, сильнее, чем €, если можно ненавидеть сильнее!

- ” вас с ним, как видно, личные счеты? ћаленька€ месть, - а, мистер “эппертит?

- Ћичные ли счеты, сэр, или общественные интересы, или то и другое вместе - все равно вы должны его уничтожить! - сказал мистер “эппертит. - “о же самое говорит ћиггс. ћиггс и € - мы оба такого мнени€. Ќам не по нутру все эти интриги и заговоры. ќни нам глубоко противны. Ѕарнеби и миссис –адж тоже в них участвуют, но всему зачинщик - этот негод€й, ƒжозеф ”иллет. Ќам с ћиггс известны все их планы и замыслы если захотите что-нибудь узнать, обращайтесь к нам. » прежде всего избавьте нас от ƒжозефа ”иллета, сэр. ”ничтожьте его! —отрите с лица земли! ∆елаю сам удачи!

— этими словами мистер “эппертит, не дожида€сь ответа, так как, видимо, не сомневалс€, что его красноречие совершенно ошеломило, потр€сло его собеседника и замкнуло ему уста, скрестил руки таким образом, что ладони легли на плечи, и скрылс€ внезапно, на манер тек таинственных вестников, о которых он читал в романах.

- Ётот малый, - сказал себе мистер „естер (убедившись, что гость ушел окончательно, он перестал улыбатьс€, чтобы дать передышку мускулам лица), -этот малый заставил мен€ таки поупражн€тьс€ в выдержке. ќказываетс€, € отлично умею управл€ть своим лицом... ќднако он мне будет полезен. ќн полностью подтвердил мои подозрени€. » тупые оруди€ иной раз год€тс€ в дело там, где не помогают острые. Ѕоюсь, не пришлось бы мне сильно потревожить этих почтенных людей.  ак это не при€тно! ћне их от души жаль.

» мистер „естер снова погрузилс€ в сладкую дремоту, безм€тежную, как сон младенца.

√Ћј¬ј ƒ¬јƒ÷ј“№ ѕя“јя

ќставим этого любимца высшего света, избалованного лестью человека, который никогда не компрометировал себ€ ни одним не джентльменским поступком и не имел на совести ни единого просто человечного поступка. ѕусть себе спит, улыба€сь во сне (ибо даже сон почти не срывал маски с его липа и не изобличал его холодного расчетливого лицемери€), а мы тем временем последуем за двум€ людьми, медленно бредущими но дороге в „игуэлл.

Ёто Ѕарнеби и его мать, а с ними, конечно, и √рип.

¬дове кажда€ с трудом пройденна€ мил€ казалась длиннее предыдущей, и она еле шла; зато Ѕарнеби носилс€ взад и вперед, подчин€€сь вс€кой мимолетной прихоти, и то далеко обгон€л мать, то задерживалс€ где-нибудь и сильно отставал, то убегал на боковую тропинку или проселок, и тогда мать шла дальше одна, пока он не по€вл€лс€ откуда-то и не кидалс€ к ней с криком в одном из тех бурных порывов весель€, которые свойственны были его неуравновешенной и своенравной натуре. ќн то вдруг окликал мать с верхушки росшего у дороги высокого дерева, то, пользу€сь своей длинной палкой, так шестом, перелетал через канавы, плетни и даже высокие ворота, то с поразительной быстротой бежал вперед по дороге милю-другую и, остановившись, играл на траве с “рипом, поджида€ мать. “ак он развлекалс€. » терпелива€ мать, слыша его веселый голос, гл€д€ на разрум€нившеес€, дышащее здоровьем лицо, никогда не умер€ла его восторгов грустным взгл€дом или словом, хот€ эти потехи были дл€ нее источником страдани€ в такой же мере, в какой дл€ Ѕарнеби - источником радости.

¬се же отрадно видеть свободное, непринужденное веселье и наслаждение природой, хот€ бы это было веселье помешанного. ”тешительно сознавать, что господь и такое существо не лишил способности радоватьс€, и как бы люди ни старались угашать эту радость в душах своих ближних, творец вселенной дарует ее каждому, самому обездоленному и жалкому из своих созданий.  то не со гласитс€, что отраднее видеть бедного идиота, который наслаждаетс€ свободой и солнцем, чем разумного человека, тоскующего в темнице?

¬ы, угрюмые и суровые, кому лик Ѕезграничной Ѕлагости представл€етс€ вечно хмурым, читайте в книге ¬ечности, широко открытой перед вашими глазами, то, чему она учит нас. ѕеред нами проход€т на ее страницах картины не темных и мрачных, а светлых и ослепительно €рких тонов, в музыке ее - если только вы не станете ее заглушать - звучат не вздохи и стопы, а песни и ликование. ¬слушайтесь в миллион голосов природы в летнем воздухе: есть ли среди них хоть один такой унылый, как ваш? ¬спомните, если еще можете, те чувства блаженства и надежды, которые пробуждает рождение каждого нового дн€ во всех неиспорченных душах, и учитесь мудрости даже у лишенных рассудка, когда они бессознательно откликаютс€ на ту светлую радость, которую приносит с собой народившийс€ день.

ƒуша вдовы полна была забот, угнетена тайным страхом и горем, но беззаботное веселье сына радовало ее и делало долгий путь менее утомительным. ѕорой Ѕарнеби брал ее под руку и некоторое врем€ степенно шагал р€дом. Ќо ему больше нравилось носитьс€ повсюду, а мать, как ни хотелось ей иметь его подле себ€, предпочитала, чтобы он резвилс€ на свободе, потому что любила его больше, чем себ€.

ƒеревню, куда они сейчас направл€лись, миссис –адж покинула сразу после событи€, перевернувшего всю ее жизнь. — тех пор прошло двадцать два года, и за все врем€ она ни разу не нашла в себе мужества снова побывать в „игуэлле. ј ведь она родилась там. —колько воспоминаний нахлынуло на нее, когда впереди показались знакомые домики!

ƒвадцать два года. –овно столько лет ее сыну.  огда она, уход€ навсегда, в последний раз огл€нулась тогда на эти крыши среди деревьев, она несла на руках новорожденного. » как же часто потом сиживала она над ним, дни и ночи, подстерега€ первые проблески разума, которых так и не дождалась! —колько раз страх и сомнени€ смен€лись упр€мой надеждой даже и после того, как пришлось ей поверить в свое несчастье! –азные уловки, к которым она прибегала, чтобы испытать ум ребенка, особенности его поведени€, признаки не просто тупости, а чего-то безмерно худшего, про€влени€ какой-то недетской, пугавшей ее хитрости - все вспоминалось ей так живо, словно это было только вчера.  омната, в которой она всегда сидела с ребенком, место, где сто€ла колыбель Ѕарнеби, его миниатюрное, старообразное, бесконечно дорогое ей личико, безумный, блуждающий взгл€д, которым он смотри на нее, напева€ что-то странное, монотонное, когда она его укачивала, кажда€ подробность его детства - все это теснилось в пам€ти, и €снее всего помнились, пожалуй, самые обыденные мелочи.

¬споминала она и отроческие годы Ѕарнеби - его странные фантазии, страх перед некоторыми неодушевленными предметами, которые казались ему живыми, постепенное действие того ужаса, который еще до рождени€ омрачил его разум. ј она, мать, несмотр€ ни на что, утешала себ€ мыслью, что он не похож на других детей и попросту развиваетс€ медленнее, чем они. ќна почти верила в это, но Ѕарнеби вырос, а по уму оставалс€ ребенком, и было €сно, что это уже навсегда.

¬се эти былые думы, одна за другой, просыпались в ее голове, словно став еще назойливее после долгой сп€чки и горше, чем когда бы то ни было.

ќна вз€ла Ѕарнеби за руку, и они быстро пошли деревенской улицей. Ёта улица, пам€тна€ ей с давних времен, была теперь как будто не та, миссис –адж на узнавала ее. »зменилась не улица, а она сама, но она не сознавала этого и с удивлением спрашивала себ€, откуда така€ перемена и что же на этой улице стало иным.

«десь все знали Ѕарнеби, и деревенские реб€тишки толпой окружили его. “ак и она, его мать, вместе с отцами и матер€ми этих реб€т бегала в детстве за каким-нибудь бедным дурачком...

Ќикто в деревне не узнал ее. ќни прошли мимо хорошо знакомых ей домов, дворов, ферм и, выйд€ за околицу в поле, снова остались одни.

÷елью их путешестви€ был ”оррен.  огда они подошли к чугунной решетке, прогуливавшийс€ в саду мистер ’ардейл увидел их и, открыв калитку, пригласил войти.

- Ќаконец-то вы решились посетить родные места. я очень рад этому, - сказал он вдове.

- Ёто в первый и последний раз, сэр, - отвечала она.

- ¬ первый раз за много лет, это € знаю. Ќо неужели в последний?

- ƒа, сэр, в последний.

ћистер ’ардейл удивленно посмотрел на нее.

- Ќеужели же, пересилив себ€, наконец, вы уже жалеете об этом и оп€ть поддадитесь своей слабости? ѕраво, ћэри, это на вас не похоже! я не раз говорил, что вам надо вернутьс€ сюда. ”верен, что в ”оррене вам было бы лучше, чем везде. ƒа и Ѕарнеби здесь как дома.

- » √рип тоже, -вставил Ѕарнеби, открыва€ корзину. ¬орон важно вылез оттуда и, взлетев на плечо хоз€ина, закричал, €вно обраща€сь к мистеру ’ардейлу и, должно быть, жела€ намекнуть, что гости не прочь подкрепитьс€ с дороги:

- "ѕолли, подай чайник, мы все будем пить чай!"

- ѕослушайте, ћэри, - ласково сказал мистер ’ардейл, знаком приглаша€ миссис –адж идти с ним к дому. - ¬аша жизнь - пример терпени€ и стойкости. ќдно только мен€ глубоко огорчало и огорчает. ƒостаточно печально уже то, что вы так жестоко пострадали, когда € потер€л единственного брата, а Ёмма - отца, но зачем же вы еще заставл€ете мен€ думать (а € это думаю иногда), что в мысл€х вы как бы св€зываете нас с виновником нашего общего несчасть€?

- —в€зывать вас с ним! ƒа что вы, сэр! - воскликнула вдова.

- ѕраво, мне так кажетс€. ¬аш муж верно служил нашей семье, он погиб, защища€ моего брата... и € почти уверен, что вы невольно вините нас в его гибели.

- јх, сэр, как вы ошибаетесь! ¬ы не знаете, что творитс€ у мен€ на душе.

- „то ж, такое чувство вполне естественно, - продолжал мистер ’ардейл, не слуша€ ее и говор€ как бы с самим собой. - » может быть, это чувство бессознательное... ћы обеднели. ƒаже если бы мы могли щедро помогать вам, деньги - очень жалкое вознаграждение за те страдани€, что выпали вам на долю. ј скудна€ помощь, которую € в моем стесненном положении могу вам оказывать, - просто насмешка... Ѕог видит, как остро € это сознаю, - добавил он быстро. - “ак что же удивительного, если и вы так думаете?

- ƒорогой мистер ’ардейл, вы, право, мен€ обижаете, - возразила вдова с глубокой серьезностью. - ¬ы неверно обо мне судите. » € боюсь, как бы то, что € пришла вам сказать...

- Ќе подтвердило моих подозрений? - докончил мистер ’ардейл, подметив ее нерешимость и смущение. Ќе так ли?

ќн пошел быстрее, но, сделав несколько шагов, остановилс€, поджида€ ее, и, когда она поравн€лась с ним, спросил:

- “ак вы проделали такой путь только затем, чтобы поговорить со мной?

- ƒа, - отвечала миссис –адж.

- Ёх, черт возьми, как ужасно бить гордым нищим! - пробормотал мистер ’ардейл. - » бедн€ки и богачи одинаково нас чуждаютс€. ќдни вынуждены оказывать нам почтение, но почтение это - холодное и притворное. ƒругие каждым словом: и поступком как бы снисход€т до нас и стараютс€ держатьс€ подальше... „то же, если вам т€жело было побороть чувство, укоренившеес€ за двадцать два года (а € уверен, что это т€жело), «ачем же вы пришли? ¬ы могли дать мне знать, - и € приехал бы к вам.

- Ќе успела, сэр. я только прошлой ночью решила поговорить с вами, и нельз€ было тер€ть ни одного дн€... нет, ни одного часа...

ќни уже подошли к дому, к мистер ’ардейл, остановилс€ на миг, взгл€нул на вдову, пораженный, должно быть, решительностью ее тона. Ќо, заметив, что она словно забыла о нем и с содроганием смотрит на старые стены, в которых пережила такой ужас, он не сказал ничего и повел ее по боковою лестнице к себе в библиотеку, где у окна за книгой сидела Ёмма.

”видев, кто вошел, молода€ девушка, отложив книгу, поспешно встала, гор€чо приветствовала гостью ласковыми словами и не удержалась от слез. Ќо вдова с каким-то испугом уклонилась от ее поцелу€ и дрожа опустилась на стул.

- ¬ас взволновало возвращение в этот дом после стольких лет, - сказала Ёмма нежно. - ѕозвони, пожалуйста, д€д€... или погоди - лучше Ѕарнеби сам сбегает и прикажет подать вина.

- Ќет, нет! - воскликнула миссис –адж. - я все равно не смогу и капли проглотить. ƒайте мне только чуточку передохнуть - больше ничего не надо.

ћисс ’ардейл сто€ла у ее стула и смотрела на нее с безмолвным состраданием. ћинуту-другую вдова сидела молча и неподвижно, затем встала и подошла к мистеру ’ардейлу, который наблюдал за ней с напр€женным вниманием.

 ак мы уже говорили, тому, кто знал историю этого дома, невольно приходило в голову, что трудно было бы найти более подход€щую обстановку дл€ преступлени€, которое совершилось здесь.  омната, где сейчас находились хоз€ева и гости (смежна€ с той, где произошло убийство), темна€, мрачна€ и уныла€, была загромождена шкафами с ветхими книгами, вылин€вшие портьеры, заглуша€ все звуки, словно отгораживали ее от мира, выключали из жизни, а росшие под окнами деревь€ наполн€ли густой тенью, и по временам вечно шелестевшее ветви их, как руки призраков, стучали в стекла. ƒа и люди, собравшиес€ здесь сейчас, были под стать этой печальной комнате. ¬дова с ее трагическим лицом, в котором было что-то пугающее, и опушенными глазами, мистер ’ардейл, как всегда, угнетенный и суровый, а р€дом с ним его плем€нница, при всей непохожести чем-то напоминавша€ покойного отца, портрет которого с укором смотрел на всех с потемневшей стены, Ѕарнеби с бессмысленным выражением лица и блуждающим взгл€дом - все они были действующими лицами в мрачной истории дома и производили такое же впечатление, как окружающа€ обстановка. ѕраво, даже ворон, который, взлетев на стол:, глубокомысленно, подобно старому чародею, как будто изучал большую книгу, раскрытую на пюпитре, дополн€л общую картину, и легко можно было вообразить, что это дь€вол, прин€вший образ птицы, выжидает своего часа, чтобы свершить злое дело.

- ѕросто не знаю, как и начать, - сказала вдова, прерыва€ молчание. - ¬ы подумаете, что € не в своем уме.

- ѕолноте, за вас говорит ваша безупречна€ и скромна€ жизнь все эти годы, - м€гко возразил мистер ’ардейл. - ѕочему вы так боитесь, что мы отнесемс€ к вам с недоверием? ¬едь мы вам не чужие и не впервые вы ищете у нас внимани€ и сочувстви€. “ак будьте же смелее! ¬ы знаете, что можете рассчитывать на любую помощь, какую только € могу вам оказать, и что € с радостью окажу ее.

- ј что вы скажете, сэр, если €, у которой, кроме вас, нет ни одного друга на свете, откажусь от вашей помощи? ≈сли € скажу вам, что хочу идти одна, своим путем, без чьей бы то ни было поддержки, все равно, кака€ ни ждет нас судьба.

- ≈сли бы вы пришли ко мне и за€вили это, € по просил бы вас объ€снить, чем вызвано такое странное решение, - сказал мистер ’ардейл спокойно. - », разумеетс€, если бы причины были веские, € прин€л бы их во внимание, хот€ не могу себе представить, чтобы така€ дика€ нелепость была возможна.

- ¬ том-то и горе, сэр, что € не могу вам ничего объ€снить, - отвечала вдова. - ¬ам придетс€ поверить мне на слово, что поступить так € об€зана, так велит мне долг. » если € не выполню этот долг, € буду низкой женщиной, преступницей. ¬от и все. Ѕольше € ничего не могу вам сказать.

¬идимо, сознание, что главное уже сказано, облегчило ее душу и придало сил, чтобы довести начатое до конца. ќна заговорила увереннее и смелее:

- Ѕог мне свидетель и совесть порукой, что с того самого дн€, который св€зан дл€ нас с такими т€желыми воспоминани€ми, € чувствовала к вашей семье одну лишь неизменную любовь и благодарность. » знаю, вы сердцем мне поверите, дорога€ мисс Ёмма. Ѕог свидетель, что, куда бы ни занесла мен€ судьба, € всегда буду чувствовать то же самое. “олько эта любовь и благодарность к вам заставл€ют мен€ прин€ть такое решение, и, кл€нусь спасением души, € ни за что от него не отступлюсь.

- —транные вы нам загадываете загадки! - сказал мистер ’ардейл.

- Ќа этом свете вы их, может быть, никогда не разгадаете, сэр, - отозвалась миссис –адж. - Ќо когда господь призовет нас к себе, правда откроетс€. » дай бог, чтобы врем€ это еще не скоро настало, - добавила она тихо.

- ѕраво, € не знаю, что и думать, - сказал мистер ’ардейл. - ¬ерно ли € вас пон€л? Ќеужели вы хотите отказатьс€ от помощи, которую столько лет принимали, от пенсии, которую получаете вот уже двадцать лет, бросить дом, все свое имущество и начать жизнь сначала? » все это по какой-то таинственной причине или, быть может, необъ€снимой прихоти, котора€ возникла только что: ведь до сегодн€шнего дн€ ее, очевидно, не существовало? –ади бога, ћэри, объ€сните, что за фантази€ пришла вам в голову?

- »менно потому, что € глубоко благодарна хоз€евам этого дома, живым и умершим, за все их благоде€ни€, именно потому, что € не хочу, чтобы этот кров когда-нибудь обрушилс€ и раздавил мен€, чтобы на стенах этих выступала кровь вс€кий раз, как здесь прозвучит мое им€ € больше никогда не стану принимать вашей великодушной помощи, не хочу жить на ваши деньги. ¬ы не знаете, - порывисто добавила миссис –адж, - на что могут пойти эти деньги, в какие руки они могут попасть! ј € это знаю - и отказываюсь от них.

- Ќо ведь этими деньгами всецело распор€жаетесь вы! - возразил мистер ’ардейл.

- “ак было до сих пор. ј теперь не так. “еперь они могут пойти - да они уже и пошли на такие дела, от которых мертвые перевернутс€ в могилах. Ёти деньги не принесут мне добра, они могут навлечь новую кару божию на голову моего дорогого мальчика, и он, ни в чем не повинный, будет страдать за вину матери.

- „то вы такое говорите? - воскликнул мистер ’ардейл, с беспокойством гл€д€ ей в лицо. - ќ какой вине толкуете?   каким люд€м вы попали в руки? ¬ас вовлекли в какое-нибудь дурное дело?

- я виновна - и все же невинна, € не делала зла, но вынуждена покрывать зло и способствовать ему. Ќи о чем больше не спрашивайте мен€, сэр, и только поверьте, что € заслуживаю скорее жалости, чем осуждени€. я должна завтра покинуть свой дом, потому что, пока € живу в нем, его будут посещать призраки прошлого. ƒл€ того чтобы они мен€ оставили в покое, никто не должен знать, где € поселюсь. ≈сли мой бедный сын когда-нибудь забредет сюда, не старайтесь у него выведать, где мы живем, и не следите за ним, когда он будет возвращатьс€ домой: если нас начнут разыскивать, нам придетс€ снова бежать куда-нибудь. Ќу, вот, теперь € все сказала, и на душе стало легче. ”мол€ю вас, сэр, и вас, дорога€ мисс Ёмма, - верьте мне и, если можете, думайте обо мне так же хорошо, как до сих пор. ≈сли мне нельз€ будет открыть мою тайну даже в смертный час (а это может случитьс€), мне все же легче будет умирать с сознанием, что € поступила так, как надо. Ќа смертном одре, как и всю жизнь до последнего дн€, € буду молитьс€ за вас и благословл€ть вас обоих. » никогда больше € не стану вас беспокоить.

—казав это, миссис –адж хотела сразу уйти, но Ёмма и мистер ’ардейл удержали ее и стали ласково успокаивать. ќни умол€ли ее подумать о том, что она делает, а главное - доверитьс€ им и рассказать, что ее так сильно мучает. ¬ид€, однако, что она остаетс€ глуха ко всем их уговорам, мистер ’ардейл, в качестве последнего средства, предложил, чтобы она открыла все только Ёмме, дума€, что с женщиной, и притом молодой, она будет откровеннее и смелее. ќднако и это предложение вдова отклонила все с тем же необъ€снимым упорством. ќт нее удалось добитьс€ только обещани€, что она подождет мистера ’ардейла, который приедет к ней завтра вечером, а тем временем еще раз обдумает свое намерение и все, что они ей говорили. ¬з€в с нее такое обещание, хот€ она и предупреждала их, что ни за что не переменит своего решени€, они, наконец, неохотно отпустили миссис –адж, так как она решительно отказалась поесть или вы пить чего-нибудь у них в доме. » она с Ѕарнеби и, конечно, с √рипом ушла, как пришла, по боковой лестнице и через сад, так что никто в доме их не видел и они ни кого не видели по дороге.

«амечательно, что в продолжение всего разговора ворон смотрел в книгу с видом хитрого мошенника, который притвор€етс€, будто зан€т чтением, на самом же деле прислушиваетс€ к тому, что говор€т, не упуска€ ни единого слова. », видно, подслушанный разговор крепко засел у него в пам€ти: когда они остались втроем, он, хот€ несчетное число раз отдавал приказ немедленно подать чайник, но делал это как-то рассе€нно, словно по скучной об€занности, а вовсе не дл€ того, чтобы угодить друзь€м и быть, как говоритс€, душой общества.

ќни хотели вернутьс€ в Ћондон почтовой каретой. », так как до ее отхода оставалось еще целых два часа, а они устали и проголодались, Ѕарнеби стал гор€чо уговаривать мать пойти в "ћайское ƒрево". Ќо она не хотела встречатьс€ с теми, кто знавал ее много лет назад, к тому же бо€лась, как бы мистер ’ардейл, передумав, не послал туда за нею, и потому сказала, что лучше в ожидании посидеть на погосте. Ѕарнеби весело согласилс€ купить и принести туда какой-нибудь еды, и скоро они уселись за свой скудный обед. ¬орон по-прежнему был в глубокой задумчивости.

ѕоев, он стал ходить взад и вперед важно, степенно так и казалось, что прохаживаетс€ пожилой джентльмен, заложив руки за фалды сюртука; при этом √рип критическим оком огл€дывал надгробные пам€тники, словно чита€ надписи на них. ¬рем€ от времени, после долгого изучени€ какой-нибудь эпитафии, он стучал клювом по могильной плите и хрипло выкрикивал: "я дь€вол, € дь€вол, € дь€вол". ќтносилось ли это к тому, кто, по его предположению, покоилс€ в данной могиле, или высказывалось просто в виде общего замечани€, сказать трудно.

Ёто деревенское кладбище, тихий и красивый уголок, дл€ матери Ѕарнеби было св€зано с печальными воспоминани€ми: здесь был похоронен мистер –убен ’ардейл, а близ склепа, в котором покоилс€ его прах, сто€л пам€тник ее мужу, и кратка€ надпись по€сн€ла, когда и как он погиб. ¬дова, задумавшись, сидела здесь, пока отдаленный звук рожка не возвестил о приближении дилижанса.  ак только затрубил рожок, спавший на траве Ѕарнеби мигом вскочил, а √рип, тоже как будто понима€, что означает этот звук, сразу же полез в свою корзину и прин€лс€ оттуда умол€ть всех вообще "никогда не вешать носа и не трусить", как бы иронически намека€ на одолевающий людей на кладбище страх смерти. —коро вс€ компани€ уже сидела на крыше дилижанса и катила по дороге в Ћондон.

ѕроезжа€ мимо "ћайского ƒрева", дилижанс остановилс€ перед крыльцом. ƒжо не было дома, вышел только сонный, как всегда, ’ью, чтобы передать посылку, за которой и заезжал кучер. ѕо€влени€ на дворе самого ƒжона нечего было опасатьс€. — крыши кареты видно было, что он крепко спит в своем уютном местечке за стойкой. “аков был обычай старого ƒжона. ќн считал долгом чести всегда спать в часы прибыти€ дилижанса, наход€ дл€ себ€ унизительным выбегать ему навстречу и поднимать суету. ƒжон рассматривал дилижансы, как нарушителей общественного спокойстви€, как нечто предосудительное, что следовало бы запретить. ѕо его мнению, такие изобретени€, беспокойные и шумные, возвещающие о себе трубными звуками, просто унижают мужское достоинство и год€тс€ разве лишь дл€ ветреных бабенок, у которых только и дела, что переливать из пустого в порожнее да ездить по лавкам.

- ћы здесь дилижансами не интересуемс€, сэр, - говорил ƒжон, если какой-нибудь проезжий неосторожно обращалс€ к нему за справками относительно этого ненавистного вида транспорта. - ћы их сюда не приглашали и рады бы их в глаза не видеть - от них только шум да треск, беспокойства больше, чем проку.  оли хотите дожидатьс€ дилижанса, ждите, но мен€ про него не спрашивайте, € ничего не знаю: может, придет, а может, и не придет. ј с нас хватит и возчиков - во времена моей молодости все ими довольствовались.

 огда ’ью влез на крышу кареты, миссис –адж опустила вуаль и не поднимала ее, пока он сто€л тут и о чем-то шепталс€ с Ѕарнеби. “ревога ее была напрасна, ни ’ью и никто другой не заговаривал с ней, не обращал на нее внимани€, она не возбуждала ничьего любопытства. » она, как чужа€, покинула деревню, где родилась, жила веселым ребенком, а затем красивой девушкой, где стала счастливой женой, где изведала свою долю радостей жизни и ее жесточайшие страдани€.

√Ћј¬ј ƒ¬јƒ÷ј“№ Ў≈—“јя

- » вас это не удивл€ет, ¬арден? -сказал мистер ’ардейл. -„то ж, вы с ней - старые друзь€, и уж кто-кто, а вы, конечно, должны ее понимать.

- ѕростите, сэр, - возразил слесарь. - я не говорил, что понимаю ее. Ётого € не решилс€ бы сказать ни про одну женщину. Ќе так-то легко их пон€ть. Ќо, разумеетс€, то, что вы мне рассказали насчет ћэри, удивило мен€ меньше, чем вы ожидали, сэр.

- ј можно узнать, почему?

- ¬идите ли, - с €вной неохотой отвечал слесарь, € заметил за ней кое-что такое, что мен€ обеспокоило и подорвало доверие к ней... ќна завела дурные знакомства - каким образом и когда, не знаю, но в одном € уверен: у нее в доме укрываетс€ один грабитель и разбойник... ¬от, сэр, теперь вы все знаете.

- „то вы говорите, ¬арден!

- я его собственными глазами видел, сэр. », право, лучше бы мне быть полуслепым, чтобы € мог не верить своим глазам. я эту тайну хранил до сих пор, и надеюсь, что она останетс€ между нами. Ќо от вас € не скрою, что сам видел однажды вечером в передней у ћэри того самого разбойника с большой дороги, который ограбил и ранил мистера Ёдварда „естера и угрожал мне...

- » вы не пытались его задержать? - с живостью перебил мистер ’ардейл.

- —эр, это она помешала, - по€снил слесарь. - »зо всех сил вцепилась в мен€ и не отпускала, пока он не улизнул.

», зайд€ уже так далеко, слесарь решилс€ подробно описать все, что произошло в ту ночь.

Ётот разговор велс€ вполголоса в маленькой гостиной ¬арденов, где честный слесарь принимал своего гост€. ћистер ’ардейл пришел к нему с просьбой отправитьс€ вместе к вдове - он наде€лс€, что √ейбриэл имеет на нее больше вли€ни€ и поможет ему переубедить ее. Ёта просьба и вызвала разговор о миссис –адж.

- я ни слова никому не сказал о том, что видел, продолжал ¬арден. - ѕотому что никому это не принесло бы пользы, а ей могло бы сильно повредить. ѕо правде говор€, € наде€лс€, что она придет и объ€снит мне, в чем тут дело. ќднако она упорно молчала, хот€ € после этого вечера не раз и не два встречалс€ с нею, - нарочно выискивал предлоги дл€ встреч. ƒа, она молчала и только смотрела на мен€ такими глазами... ¬ерите ли, эти глаза говорили гораздо больше, чем любые слова. ќни как будто умол€ли: "Ќи о чем не спрашивай". » € не спрашивал. «наю, сэр, вы, наверно, думаете про мен€: "¬от старый дурак!" „то ж, ругайте мен€, если этим можете облегчить душу...

- я очень расстроен тем, что от вас услышал, - сказал мистер ’ардейл, помолчав. -  ак вы думаете, что все это значит?

—лесарь только головой покачал, озабоченно гл€д€ в окно на угасающий закат.

- Ќеужели она вторично вышла замуж? - заметил мистер ’ардейл.

- Ќет, конечно. ћы бы знали об этом, сэр.

- ј может, она скрыла это, бо€сь, что мы станем хуже относитьс€ к ней. ¬озможно, что замуж она вышла необдуманно, очерт€ голову - это ничуть не удивительно после стольких лет одиночества и тоскливой жизни, а муж оказалс€ негод€ем. “еперь она его укрывает, но душа ее восстает против его преступлений. ¬се это вполне веро€тно и объ€сн€ет ее вчерашнее поведение и разговор со мной. ј как вы думаете - Ѕарнеби посв€щен во все?

- “рудно сказать, сэр, - слесарь снова покачал головой. - ј у него почти немыслимо узнать что-нибудь. ≈сли ваша догадка верна, € дрожу за него: такого, как он, легко вокруг пальца обвести и вт€нуть в дурные дела.

- ј что, ¬арден, - мистер ’ардейл еще больше понизил голос, - если мы с самого начала были слепы и обманывались в этой женщине? „то, если с этим разбойником она св€залась еще при жизни мужа, и тут и кроетс€ причина его гибели и гибели моего брата?

- Ѕог с вами, сэр! Ќи на минуту не допускайте таких дурных мыслей о ней. ¬спомните, кака€ она была двадцать п€ть лет назад, - другой такой девушки днем с огнем не сыщешь. ¬есела€, красива€, всегда, бывало, улыбаетс€, а глаза так и блест€т... » теперь еще, хот€ € старик и у мен€ дочь-невеста, душа болит, как вспомню, кака€ она была и чем стала.  онечно, все мы с годами переменились. ¬рем€ честно делает свое дело... ¬прочем, с ним можно ладить - если им не злоупотребл€ть, то и оно вас щадит. ј вот заботы и горе (это они так изменили ћэри) - насто€щие черти, да, сэр, коварные черти, точат и точат человека, пока не подкос€т его совсем. ќни губ€т самые прекрасные цветы ра€, и за мес€ц могут разрушить больше, чем ¬рем€ - за целый год. ¬спомните на минуту, какой была ћэри, раньше чем они изгрызли ее молодую душу, съели ее красоту. ќкажите ей эту справедливость - и посудите сами, возможно ли то, что вы про нее подумали?

- ¬ы - славный малый, ¬арден, - промолвил мистер ’ардейл. - » вы совершенно правы. я так много думаю о нашем несчастье, что по малейшему поводу новые подозрени€ лезут в голову. Ќет, нет, разумеетс€, вы правы!

- » поверьте, сэр, - воскликнул слесарь, и глаза его засверкали, голос звучал искренне и гор€чо, - если € скажу, что –адж ее не стоил, так скажу это не потому, что € сваталс€ к ней раньше него и получил отказ. ¬едь, честно говор€, € тоже был ее недостоин. ј –адж - он был слишком скрытный и черствый человек... я не хочу порочить пам€ть бедн€ги и говорю все это только дл€ того, чтобы вы знали, что за женщина была ћэри. я-то хорошо помню это, и помню, что ее изменило, поэтому всегда буду ей верным другом и постараюсь вернуть мир ее душе. » черт мен€ побери - извините за это слово, сэр, - если € когда-нибудь от нее отвернусь, хот€ бы полсотни бандитов за один год перебывало ее мужь€ми. ƒумаю, что поступлю согласно с "Ќаставлени€ми протестантам", и, хот€ ћарта это отрицает, € буду так думать всегда и скажу это даже на —трашном суде.

≈сли бы в маленькой темной гостиной сто€л густой туман и вместо этого тумана она внезапно наполнилась €рким блеском и светом, - и тогда в ней не повеселело бы все так, как повеселело после гор€чих слов честного слесар€. ћистер ’ардейл почти так же громко и гор€чо крикнул: "—лавно сказано!" - и предложил немедленно отправитьс€ к миссис –адж. —лесарь охотно согласилс€, и они, усевшись в дожидавшийс€ на улице кэб, поехали к ней.

Ќа углу они отпустили кэб и пешком дошли до домика вдовы. Ќа первый стук никто не отозвалс€. Ќа второй тоже. Ќаконец, когда они постучали в третий раз и уже энергичнее, кто-то не спеша подн€л окно в столовой, и мелодичный голос воскликнул: - ј, ’ардейл, милый друг, как € рад вас видеть! » как прекрасно вы выгл€дите, гораздо лучше, чем при нашей прошлой встрече. Ќикогда еще € не видел вас таким цветущим.  ак поживаете?

ћистер ’ардейл посмотрел туда, откуда слышалс€ голос (хот€ и без того сразу узнал его), и увидел мистера „естера, который с любезной улыбкой махал ему рукой, приглаша€ войти. - —ейчас вам отопрут, - сказал он. - «десь дл€ услуг имеетс€ только одна ветха€ старушонка, - так что вы извините. ≈сли бы она занимала более высокое положение в обществе, она страдала бы подагрой. ѕоскольку же она только колет дрова и носит воду, назовем ее болезнь ревматизмом. “аковы естественные сословные различи€, дорогой ’ардейл, смею вас уверить.

 ак только мистер ’ардейл услышал этот голос, лицо его прин€ло угрюмое и замкнутое выражение. ќн холодно кивнул мистеру „естеру и повернулс€ к нему спиной.

- ≈ще не отперла! - сказал тот. - ќ, господи! Ќадеюсь, старушонка не ув€зла по дороге в какой-нибудь паутине. јга, наконец-то! ¬ходите, прошу вас!

ћистер ’ардейл вошел первым, за ним ¬арден. — величайшим изумлением посмотрев на открывшую им дверь старуху, он спросил, где миссис –адж, где Ѕарнеби. “р€с€ головой, старуха ответила, что оба уехали, совсем уехали, но в гостиной сидит джентльмен, и, может быть, он им что-нибудь скажет, а она ничего больше не знает.

- ѕозвольте узнать, сэр, - обратилс€ мистер ’ардейл к этому новому жильцу, - где та, к кому мы пришли?

- ѕон€ти€ не имею, дорогой мой, - ответил мистер „естер.

- Ўутки ваши неуместны, - сказал мистер ’ардейл, с трудом сдержива€сь. - » тему дл€ них вы выбрали не подход€щую. ѕриберегите их дл€ своих друзей, а передо мной не расточайте остроуми€, - € не гонюсь за этой честью и самоотверженно от нее отказываюсь.

- ƒорогой сэр, вас, € вижу, разгор€чила ходьба. ѕрис€дьте, прошу, вас. ¬аш при€тель...

- ќн только простой и честный человек и не достоин вашего внимани€, - отрезал мистер ’ардейл.

- ћое им€ - √ейбриэл ¬арден, сэр, - вставил слесарь сухо. - ј, вы тот почтенный человек, о ком € не раз слышал от моего дорогого сына Ќэда, - сказал мистер „естер. - я очень хотел с вами познакомитьс€, мой милый ¬арден, и весьма рад, что мы встретились, - мистер „естер томно посмотрел на мистера ’ардейла и продолжал: - ¬ы удивлены тем, что застали мен€ здесь? ƒа, несомненно удивлены.

ћистер ’ардейл гл€нул на него далеко не ласково и не одобрительно, усмехнулс€, но промолчал.

- «агадку эту € вам мигом объ€сню, - продолжал мистер „естер. - ќтойдемте на минуту в сторонку... ѕомните, ’ардейл, наше соглашение насчет Ќэда и вашей милой плем€нницы? ѕомните, кто им помогал в их невинной интрижке? —реди помощников были, как вы знаете, и те двое, что жили в этом доме. “ак вот, дорогой мой, поздравьте себ€ и мен€. я их купил.

- „то вы сделали? - переспросил мистер ’ардейл.

-  упил их, - улыба€сь, по€снил его собеседник. я пришел к заключению, что необходимо прин€ть решительные меры, чтобы раз и навсегда пресечь этот детский роман, и дл€ начала удалил двух посредников. ¬ас это удивл€ет? Ќо кто устоит перед кругленькой суммой? ќни нуждались в деньгах, и € их подкупил. Ќам их больше опасатьс€ нечего. ќни уехали.

- ”ехали! - повторил мистер ’ардейл. -  уда?

- ћой друг... ѕозвольте мне снова сказать, что никогда еще вы не выгл€дели таким молодым, как сегодн€, - юноша, да и только! ¬ы спрашиваете, куда? ј бог их знает. ѕолагаю, что сам  олумб не мог бы их найти. ћежду нами говор€, у них есть какие-то свои тайные причины скрыватьс€. Ќо об этом € обещал молчать. «наю, что она назначила вам на сегодн€ свидание, а потом передумала - она не могла ждать до вечера. ¬от вам ключ от входной двери. Ѕоюсь, что нести такую громоздкую вещь вам будет неудобно, но дом - ваш, и вы по доброте своей, конечно, извините мен€, ’ардейл.

√Ћј¬ј ƒ¬јƒ÷ј“№ —≈ƒ№ћјя

ћистер ’ардейл сто€л в столовой миссис –адж с ключом в руке и смотрел то на мистера „естера, то на ¬ардена, а по временам - на ключ, словно ожида€, что он откроет ему эту тайну. “олько когда мистер „естер, надев шл€пу и перчатки, самым любезным тоном осведомилс€, не по дороге ли им, он очнулс€. - Ќет, - сказал он. - ƒороги у нас с вами, как вы знаете, совсем разные.   тому же € еще побуду здесь.

- ¬ы здесь соскучитесь, ’ардейл, будете чувствовать себ€ несчастным и окончательно захандрите, - возразил мистер „естер. - Ёто самое неподход€щее место дл€ человека с вашим характером. я знаю, вам здесь будет очень т€жело.

- ѕусть так, - сказал мистер ’ардейл, сад€сь. - ћожете утешатьс€ этой мыслью. ѕрощайте!  ак будто не заметив порывистого жеста, сопровождавшего эти слова, жеста, которым его скорее изгон€ли, чем прощались с ним, мистер „естер ответил кротким и прочувствованным тоном - "ƒа хранит вас бог" и спросил у ¬ардена, в какую сторону он идет.

- »дти с вами вместе - слишком больша€ честь дл€ такого человека, как €, - ответил тот, не двига€сь с места.

- я просил бы вас, ¬арден, не уходить пока, - сказал мистер ’ардейл, не поднима€ глаз. - ћне надо вам сказать два слова.

- Ќе буду мешать вашему совещанию, - объ€вил мистер „естер с величайшей учтивостью. - » желаю, чтобы оно имело успешные результаты. Ѕлагослови вас бог! — этими словами он подарил слесар€ си€ющей улыбкой и вышел.

- „то за несчастный характер у этого колючего человека! - сказал он вслух, выйд€ на улицу. - Ёто чудовище, кажетс€, в т€гость самому себе... ћедведь, терзающий себ€ самого... јх, какое это, однако, бесценное качество - умение владеть собой! ¬о врем€ двух коротких встреч с ’ардейлом у мен€ сто раз по€вл€лось сильное искушение проткнуть его шпагой. »з шести человек п€ть не выдержав, так бы и поступили на моем месте. ј € подавил это желание и ранил ’ардейла глубже и больнее, чем самый лучший фехтовальщик в ≈вропе. Ќет, - тут мистер „естер погладил эфес своей шпаги, - разумный человек прибегает к тебе только в самом крайнем случае. “ы - последнее средство, когда все уже сказано и испробовано. ѕускать теб€ в ход сразу, избавив противника от всех других непри€тностей, - варварский способ борьбы, совершенно недостойный человека, хоть сколько-нибудь претендующего на хорошее воспитание и тонкость чувств.

–ассужда€ сам с собой, он так при€тно улыбалс€, что это придало смелости какому-то нищему: он ув€залс€ за мистером „естером и попросил у него милостыни. ћистер „естер был весьма доволен новым доказательством того, что он умеет владеть лицом и плен€ть людей, и в награду позволил нищему следовать за ним по п€там, пока не встретил портшез, а усевшись в него, милостиво простилс€ с нищим неизменным "ƒа благословит вас бог".

"Ёто так же легко, как послать человека к черту, а звучит гораздо приличнее и располагает к тебе", мудро рассуждал он про себ€, усажива€сь.

- ¬  леркенуэл, прошу вас, друзь€!

Ћюбезна€ учтивость седока так окрылила носильщиков, что они помчались во всю прыть.

ќстановив их там, где ему нужно было сойти, мистер „естер расплатилс€ с ними далеко не так щедро, как можно было ожидать от столь любезного джентльмена, и, свернув на улицу, где жил ¬арден, скоро очутилс€ под сенью «олотого  люча. ћистер “эппертит, усердно трудившийс€ в углу мастерской при свете лампы, не заметил посетител€, и только, когда тот положил ему руку на плечо, он вздрогнул и подн€л голову.

- “рудолюбие - душа вс€кого дела и залог благососто€ни€, - сказал мистер „естер. - ћистер “эппертит, € рассчитываю, что вы пригласите мен€ на обед, когда станете лорд-мэром Ћондона.

- —эр, - отозвалс€ подмастерье, отложив молоток и потира€ нос тыльной стороной руки, так как остальна€ часть ее была в саже, - € презираю лорд-мэра и всех, кто с ним. ѕрежде, чем € стану лорд-мэром, нам нужно перестроить общество.  ак ваше здоровье, сэр?

- ѕрекрасно чувствую себ€, мистер “эппертит, особенно сейчас, когда снова вижу ваше открытое честное лицо. ј вы как поживаете? Ќадеюсь, хорошо?

- Ќастолько насколько это возможно при посто€нных притеснени€х, сэр, - отвечал —им хриплым шепотом, встав на цыпочки, чтобы дот€нутьс€ до уха мистера „естера - ∆изнь мне в т€гость, сэр. ≈сли бы не жажда отомстить, € поставил бы ее на карту - пусть пропадает!

- ƒома миссис ¬арден? - спросил мистер „естер.

- ƒома, сэр, - ответил —им, сверл€ его подчеркнуто выразительным взгл€дом. - ¬ы к ней?

ћистер „естер утвердительно кивнул.

- “огда пожалуйте сюда. - —им утер лицо фартуков - »дите за мной, сэр. ¬ы позволите шепнуть вам кое-что на ухо? Ёто займет не более, чем полсекунды.

- ѕожалуйста, € вас слушаю.

ћистер “эппертит оп€ть стал на цыпочки, приложил губы к его уху, но, ничего не сказав, откинул голову назад, пристально посмотрел на мистера „естера, оп€ть нагнулс€ к его уху - и оп€ть отодвинулс€. Ќаконец он прошептал:

- ≈го зовут ƒжозеф ”иллет. “сс! Ѕольше ничего не скажу.

ѕосле этого содержательного сообщени€ он с таинственным видом сделал мистеру „естеру знак следовать за ним в столовую и на пороге возвестил тоном церемониймейстера:

- ћистер „естер!

- Ќе мистер Ёдвард, - добавил он в качестве постскриптума, снова загл€нув в дверь, - а его отец.

- » этот отец, - сказал мистер „естер, вход€ с шл€пой в руке и заметив, какой эффект произвело по€снение —има, - никак не желал бы помешать вашим зан€ти€м, мисс ¬арден.

- јх, подумайте, мэм, он принимает вас за вашу дочь! Ќу разве € не говорила всегда, что вы с виду просто молоденька€ девушка, мэм! ƒа, да, теперь вы поверите мне! Ќу, что € говорила, мэм? - закричала ћиггс, хлопа€ в ладоши.

- Ќеужели, - самым умильным голосом сказал ми стер „естер, - неужели же вы - миссис ¬арден? я поражен. ј это, конечно, не ваша дочь, миссис ¬арден? Ќет, нет, не может быть! Ёто, веро€тно, ваша сестра?

- Ќет, это мо€ дочь, сэр, увер€ю вас, - возразила миссис ¬арден, красне€, как девочка.

- јх, миссис ¬арден! - воскликнул гость. -  акое это счастье - видеть себ€ возрожденными в своих дет€х и оставатьс€ такими же молодыми, как они! –азрешите, сударын€, по доброму старому обычаю поцеловать вас... и вашу дочь также.

ƒолли попробовала уклонитьс€ от этой церемонии, но мать сердито пожурила ее и приказала сию же минуту исполнить желание гост€. —урово и внушительно за€вив, что гордын€ - один из семи смертных грехов, а послушание и скромность - великие добродетели, она потребовала, чтобы ƒолли тотчас же позволила гостю поцеловать себ€. ѕри этом миссис ¬арден дала пон€ть дочери, что, когда она, ее мать, делает что-нибудь, ƒолли может спокойно делать то же без вс€ких рассуждений, которые были бы дерзостью с ее стороны и пр€мым нарушением законов божиих.

ѕосле такого нагон€€ ƒолли повиновалась, но весьма неохотно: ее очень смущало откровенное и бесцеремонное до наглости восхищение, которое она прочла на лице мистера „естера, как ни старалс€ он скрыть его под маской изысканной учтивости. ќна опустила глаза, чтобы не встретитьс€ с ним взгл€дом, а он сто€л и любовалс€ ею. «атем обратилс€ к ее матери:

- ¬ижу, что мой друг √ейбриэл, с которым € только сегодн€ познакомилс€, - счастливый человек, миссис ¬арден.

- јх! - миссис ¬арден вздохнула и покачала головой.

- јх! - немедленно вздохнула и ћните.

- Ќеужели же... - сочувственно подхватил мистер „естер. - √осподи, тво€ вол€!

- ’оз€ин стараетс€, сэр, - прошептала ћиггс, бочком подобравшись к нему, - стараетс€ быть благодарным, насколько ему характер позвол€ет и насколько он способен оценить то, что ему послал бог. Ќо знаете, сэр, - тут ћиггс искоса посмотрела на миссис ¬арден и, перемежа€ свою речь выразительными вздохами, продолжала: - ћы не умеем ценить дары божии, пока не лишимс€ их. “ем хуже дл€ тех, сэр, кто не печетс€ о своем винограднике и смоковнице и у кого этот грех останетс€ на совести, когда они погибнут и зацветут в ином саду. - » мисс ћиггс подн€ла глаза к небу, чтобы показать, какой сад она имеет в виду. ћиссис ¬арден, конечно, слышала эту достаточно вн€тно произнесенную и €вно предназначавшуюс€ дл€ ее ушей тираду, в которой заключалось метафорическое предсказание, что она, миссис ¬арден, преждевременно падет под бременем испытаний и воспарит в надзвездные кра€. ќна тотчас прин€ла томный вид и, вз€в с соседнего стола один из томиков "Ќаставлений протестантам", оперлась на него, как бы жела€ показать, что он - ее €корь надежды. Ќе преминув заметить это и прочт€ заглавие на корешке, мистер „естер тихонько вз€л у миссис ¬арден книгу и стал ее перелистывать.

- Ёто - мо€ настольна€ книга, дорога€ миссис ¬арден.  ак часто, ах, как часто черпал € из нее правила нравственности и в доступной дет€м форме внушал их моему дорогому сыну Ќэду, - тогда он был так мал, что вр€д ли это помнит. (ѕоследнее было совершенно верно.) ¬ы знаете Ќэда?

ћиссис ¬арден ответила, что имела честь познакомитьс€ с ним и что он - очень при€тный и красивый молодой человек.

- ћиссис ¬арден, вы - мать, - промолвил мистер „естер, бер€ понюшку табаку, - и понимаете, что € чувствую, когда хвал€т моего сына. ѕравда, он мен€ несколько заботит... даже сильно заботит... ” него такой непосто€нный нрав, миссис ¬арден! ѕорхает, как мотылек, с цветка на цветок, от одной любви к другой. ¬прочем, молодость - пора легкомысли€, сударын€, и не следует слишком строго судить ее за это.

ќн посмотрел на ƒолли. ќна очень внимательно слушала. ј ему этого только и нужно было!

- ≈динственное, что заставл€ет мен€ сожалеть об этой слабости Ќэда...  стати говор€, € вспомнил, что хотел вас просить уделить мне минутку дл€ разговора с глазу на глаз... ƒа, единственное, в чем € упрекаю Ќэда, это в неискренности, которую неизбежно влечет за собой ветреность. »з любви к нему € стараюсь скрыть это от себ€ самого, но не могу не думать об этом посто€нно. ƒл€ мен€ лицемер - последний человек. будем всегда искренни, дорога€ миссис ¬арден.

- » добрыми протестантами, - подсказала шепотом миссис ¬арден.

- », конечно, добрыми протестантами. Ѕудем искренни, глубоко благочестивы, будем строго блюсти нравственность и справедливость (не забыва€ притом о милосердии), будем честны и правдивы - и мы только выиграем от этого. –азумеетс€, это немного, но все же кое-что: мы, так сказать, закладываем этим фундамент, на котором зиждетс€ великое здание духовного совершенства.

"¬от поистине замечательный человек!" - мысленно говорила себе миссис ¬арден. ќна уже видела в мистере „естере идеал кроткого, добродетельного и стойкого христианина. ќблада€ всеми качествами, которые так трудно даютс€ люд€м, он сумел сохранить в себе все основные добродетели, так сказать насыпав им соли на хвост, чтобы не улетучились, - и притом ничуть не ставит себе этого в заслугу и стремитс€ к еще большему совершенству! ƒобра€ женщина, как и многие, принимала за чистую монету его притворную скромность, позу человека, €кобы не придающего значени€ своим великим заслугам, небрежный тон, словно говоривший: "¬от € какой, € не горд, не считаю себ€ лучше других, - не будем говорить об этом". »менно потому, что мистер „естер говорил о себе словно нехот€, покор€€сь необходимости, речи его произвели на слушательницу такое впечатление.

—ообразив это - ибо мало кто мог в таких случа€х соперничать с ним в наблюдательности, - мистер „естер усилил атаку и провозгласил еще несколько неоспоримых истин - правда, довольно неопределенного и общего характера и смахивающих на затрепанные и банальные сентенции, но высказанных так мило, с такой задушевностью, что они подействовали как нельз€ лучше. » это ничуть не удивительно: пустые сосуды при падении издают гораздо более мелодичный звук, чем полные, и точно так же пустые слова часто звучат в мире громче всего и больше всего нрав€тс€ люд€м.

 артинным жестом выт€нув руку с открытой книгой, а другую руку положив на грудь, мистер „естер разглагольствовал, чару€ всех своих слушателей, как ни различны были их мысли и чувства. ƒаже ƒолли, сильно смущенна€ его плото€дными взгл€дами и "гипнотизирующим" взором —има “эппертита, сознавалась себе, что никогда еще не встречала такого красноречивого джентльмена. ƒаже ћиггс, в душе которой боролись восхищение мистером „естером и смертельна€ зависть к хоз€йской дочке, и та в конце концов была умиротворена. » мистер “эппертит, хоть и был, как мы уже говорили, поглощен созерцанием своей дамы сердца, невольно отвлекалс€ от этого зан€ти€, плененный голосом чароде€. ј миссис ¬арден мысленно твердила себе, что ничто в жизни никогда еще не действовало на ее душу так благотворно, как речи гост€.  огда же мистер „естер встал и попросил разрешени€ поговорить с нею наедине, а затем, предложив ей руку и отступив на полшага, повел ее торжественно наверх, в парадную гостиную, она решила, что он - сущий ангел во плоти.

- ƒорога€ миссис ¬арден, - сказал он, галантно под нос€ к губам ее руку, - прис€дьте, прошу вас.

ћиссис ¬арден села, призвав на помощь все свое знание светских обычаев.

- ¬ы догадываетесь, о чем € хочу говорить? - спросил мистер „естер, придвинув свой стул поближе. - ¬ы пон€ли мен€? ƒорога€ миссис ¬арден, € - люб€щий отец.

- —эр, € в этом ничуть не сомневаюсь, -отозвалась миссис ¬арден.

- Ѕлагодарю вас, - мистер „естер постучал пальцем по табакерке. - ћиссис ¬арден, на родител€х лежит велика€ моральна€ ответственность!

ќна развела руками, тр€хнула головой и устремила взгл€д на пол с таким выражением, словно смотрела сквозь весь земной шар в необозримые просторы вселенной.

- — вами € могу быть совершенно откровенен, - продолжал мистер „естер. - я люблю сына, нежно люблю. Ћюб€ его, € не желал бы, чтобы он причинил зло. ¬ы знаете о его прив€занности к мисс ’ардейл. ¬ы даже помогали им, - это очень великодушно с вашей стороны. я вам глубоко признателен за ваше участие к Ќэду. Ќо, дорога€ мо€, поверьте, вы поступали опрометчиво.

ћиссис ¬арден, запина€сь, пробормотала, что очень сожалеет...

- Ќет, нет, дорога€ миссис ¬арден, - перебил ее мистер „естер, - не сожалейте о том, что делалось с самыми лучшими намерени€ми, со всей свойственной вам добротой. Ќо очень серьезные и веские причины, важные семейные соображени€ и, кроме всего прочего, различие вероисповеданий делают этот брак невозможным, совершенно невозможным. ћне следовало сообщить об этом вашему мужу, но он - простите мою вольность - не обладает вашей быстротой соображени€ и такой глубиной нравственного чувства...  акой у вас превосходный уютный дом и в каком пор€дке он содержитс€! ƒл€ мен€, старого вдовца, все эти признаки присутстви€ в доме женской заботливой руки и женского глаза имеют невыразимую прелесть.

ћиссис ¬арден (не отдава€ себе отчета, почему) уже начинала думать, что прав „естер-старший, а „естер младший кругом виноват.

- ћой сын, как € слышал, пользовалс€ услугами вашей прелестной дочери и даже вашего доброго простодушного мужа, - продолжал искуситель, пуска€ в ход все свое оба€ние.

- ћеньше всех помогала ему €, сэр, - сказала миссис ¬арден. - √ораздо меньше, чем другие. ћен€ часто одолевали сомнени€. ћне казалось, что это...

- „то это - дурной пример, - подхватил мистер „естер. - » вы совершенно правы.  онечно, дурной! ¬аша дочь в таком возрасте, когда особенно опасно видеть, что в столь важном вопросе, как брак, дети не повинуютс€ родительской воле. ƒа, да, вы совершенно правы. » как это мне самому не пришло в голову? —ознаюсь, € совсем упустил это из виду. Ќасколько женщины прозорливее и мудрее нас, мужчин!

ћиссис ¬арден сделала такую глубокомысленную мину, как будто она действительно сказала что-то очень мудрое и заслужила его похвалу. ќна в это уже твердо верила, и уважение ее к собственному уму значительно возросло.

- ћиссис ¬арден, - продолжал мистер „естер - ¬ижу что с вами € смело могу быть откровенным. ¬ этом вопросе мы с сыном совершенно расходимс€. “ак же не согласен с выбором мисс ’ардейл ее опекун, заменивший ей отца. », наконец, мой сын во им€ сыновнего долга чести, во им€ всех св€щенных уз и об€занностей должен женитьс€ на другой.

- «начит, он обручен с другой! - воскликнула миссис ¬арден, воздева€ руки к небу.

- ƒорога€ миссис ¬арден, к этому браку его готовили когда растили, воспитывали, учили... √овор€т, мисс ’ардейл - очаровательна€ девушка?

-  ому же это знать, как не мне, - ведь € ее выкормила. ƒругой такой на свете нет! - ответила миссис ¬арден.

- я в этом ничуть не сомневаюсь. » вы, такой близкий ей человек, об€заны подумать о ее счастье. —удите сами, как € могу допустить (это самое € сказал ’ардейлу, и он со мной вполне согласен), чтобы она св€зала свою судьбу с юнцом, у которого нет сердца? Ќазыва€ его бессердечным, € его этим ничуть не позорю - таковы почти все молодые люди, погруженные в легкомысленную суету большого света. “олько к тридцати годам в них может заговорить сердце. ѕожалуй, - даже наверное, - и € в возрасте Ќэда был бессердечен.

- ќ нет, сэр, этому € не могу поверить! - возразила миссис ¬арден. - „тобы такой добрый человек, как вы, когда-нибудь был бессердечным!

- Ќадеюсь, - мистер „естер слегка пожал плечами, надеюсь, сейчас мен€ нельз€ уже назвать человеком без сердца. ¬идит бог, € не совсем бессердечен. Ќу, да не обо мне речь, а о Ќэде. ¬ы, верно, подумали, что € настроен против мисс ’ардейл, и поэтому великодушно помогали ей и Ќэду. Ёто же вполне естественно. Ќо поймите, дорога€ мо€, от этого брака € оберегаю вовсе не Ќэда - € хочу уберечь ее!

ћиссис ¬арден была совершенно ошеломлена этим открытием.

- ≈сли он честно выполнит то св€щенное об€зательство, о котором € вам уже говорил, - а он об€зав дорожить своей честью, иначе он мне не сын, - то ему достанетс€ большое состо€ние. ќн очень расточителен, у него разорительные привычки. » если он, под вли€нием мимолетного каприза или просто из упр€мства, женитс€ на мисс ’ардейл и не будет иметь средств жить так, как он привык, - поверьте, дорога€, он разобьет сердце этой милой девушки. ћиссис ¬арден, голубушка, скажите сами - можно ли допустить, чтобы она стала жертвой его легкомысли€? ћожно ли так играть сердцем женщины? —просите это у своего собственного сердца, дорога€, умол€ю вас!

"¬от поистине св€той человек!" - подумала миссис ¬арден.

- ќднако, - это она произнесла уже вслух, - если вы разлучите мисс Ёмму с любимым, что тогда будет с ее бедным сердцем?

- ¬от об этом-то € и хотел поговорить с вами, отозвалс€ мистер „естер, нимало не смутившись. - Ѕрак с моим сыном, брак, который € никак не смогу признать, сулит мисс Ёмме много лет гор€. Ќе пройдет и года, как они расстанутс€. ј разлука сейчас, когда их св€зывает чувство скорее воображаемое, чем подлинное, будет стоить бедн€жке слез, но она поплачет и утешитс€. ¬озьмите к примеру эту милую девушку, вашу дочь, вылитый ваш портрет. - ћиссис ¬арден кашл€нула и жеманно улыбнулась. - я слышал от Ќэда об одном ее поклоннике, - это, к сожалению, какой-то шалопай с весьма сомнительной репутацией...  ак бишь его? Ѕуллет... ѕуллет... ћуллет?

- ћожет быть, ƒжозеф ”иллет? ћы знаем одного такого молодого человека, - подсказала миссис ¬арден, с достоинством складыва€ руки.

- ƒа, да, ”иллет! - с живостью откликнулс€ ее собеседник. - “ак что бы вы сказали, если бы этот ƒжозеф ”иллет добивалс€ любви вашей прелестной дочери и преуспел в этом?

- — его стороны даже и подумать об этом было бы наглостью, - с негодованием отрезала миссис ¬арден.

- ¬от видите, дорога€! » така€ же наглость со стороны Ќэда - делать то, что он делает. ¬ы, конечно, не задумались бы пресечь в зародыше это увлечение вашей дочери, хот€ бы она и поплакала немного. я хотел было потолковать об этом с вашим мужем, когда встретилс€ с ним сегодн€ у миссис –адж...

- Ћучше бы мой муж сидел дома и не ходил так часто к этой миссис –адж! - с сердцем перебила его миссис ¬арден. - Ќе понимаю, что он там делает и зачем ему мешатьс€ в ее дела.

- я не стану выражать вам сочувствие, на которое вы могли бы рассчитывать, - и знаете, почему? ѕотому что встреча с вашим мужем в доме миссис –адж и его неотзывчивость привели мен€ сюда, где € имел счастье познакомитьс€ с вами, женщиной, на которой, как € вижу, держитс€ весь этот дом, все благополучие семьи.

ќн вз€л руку миссис ¬арден и снова поднес эту руку к губам с изысканной галантностью того времени, несколько утрированной, чтобы она сильнее подействовала на почтенную даму, непривычную к такому обращению. «атем, меша€ лесть, софистику и ложь, продолжал внушать миссис ¬арден, что ей следует употребить все свое вли€ние на мужа и дочь и не позвол€ть им впредь быть посредниками между Ёдвардом и мисс ’ардейл и вообще тем или иным способом помогать этой паре. ћиссис ¬арден была не более как женщина и, следовательно, не лишена упр€мства, тщеслави€ и охоты властвовать.  ончилось тем, что она заключила со своим вкрадчивым гостем тайный союз, оборонительный и наступательный, искренне вер€ (как поверили бы многие на ее месте, если бы слышали и видели его), что делает это во им€ справедливости, правды и добродетели.

–аду€сь успеху своих переговоров и в душе немало потеша€сь над миссис ¬арден, мистер „естер повел ее вниз так же торжественно. «атем, снова проделав церемонию поцелуев (причем, конечно, не обошел и ƒолли), он удалилс€, окончательно покорив сердце мисс ћиггс когда осведомилс€, "не угодно ли этой молодой леди" посветить ему в передней.

- јх, мэм! - сказала ћиггс, ворот€сь со свечой. јх, мэм, вот это насто€щий джентльмен! √оворит, как ангел небесный, - а какой красавец! ќсанистый, важный такой, как будто презирает землю, по которой ходит, а на самом-то деле ласковый, снисходительный, глазами так и говорит: "Ќе бойтесь, € даже земле под ногами не сделаю вреда". » подумайте только - прин€л вас за мисс ƒолли, а мисс ƒолли - за вашу сестру! Ќу на месте хоз€ина €, ей-богу, приревновала бы вас к нему!

ћиссис ¬арден пожурила служанку за такие суетные речи, сказав - правда, весьма кротко и даже с улыбкой, что она - глупа€ и легкомысленна€ девушка, что ее восторженность переходит вс€кие границы и она болтает, не дума€, только поэтому не стоит на нее сердитьс€.

- ј мне что-то кажетс€, - сказала ƒолли задумчиво, - что этот мистер „естер так же, как и ћиггс, говорит не то, что думает. Ќесмотр€ на его вежливость и любезные слова, € почти уверена, что в душе он просто сме€лс€ над нами.

- ≈сли вы еще раз посмеете сказать это, мисс, и в моем присутствии поносить людей у них за спиной, € прикажу вам немедленно вз€ть свечу и идти спать... ƒа как тебе не стыдно, ƒолли! “ы мен€ просто поражаешь. —егодн€ вечером ты ведешь себ€ вообще безобразно. √де это слыхано, - тут разгневанна€ дама залилась слезами, - где это слыхано, чтобы дочь говорила родной матери, что над ней смеютс€?

¬от какой непосто€нный нрав был у миссис ¬арден!

√Ћј¬ј ƒ¬јƒ÷ј“№ ¬ќ—№ћјя

»з дома слесар€ мистер „естер отправилс€ в модную кофейню в  овент-√ардене49, где долго сидел за обедом, безмерно забавл€€сь воспоминани€ми о своих сегодн€шних подвигах и восторга€сь своей ловкостью. ѕо€вившеес€ на его лице под вли€нием этих мыслей €сное и благостное выражение до того пленило прислуживавшего ему лаке€, что тот почти готов был умереть за этого человека с лицом апостола, решив, что такой клиент стоит доброго дес€тка других. –азубедилс€ в этом лакей только тогда, когда подал мистеру „естеру счет и за свои немалые хлопоты подучил весьма скромные чаевые.

ѕосле обеда мистер „естер засиделс€ еще за игорным столом - он не был азартным игроком, нет, ему просто доставл€ло удовольствие ставить несколько золотых монет в угоду царившему в его кругу безрассудному увлечению, и он с одинаковым благоволением взирал на выигравших и проигравших - поэтому домой он вернулс€ поздно. ћистер „естер, уход€, обычно наказывал слуге если только ѕик в этот вечер не был ему нужен - ложитьс€ спать, не дожида€сь его прихода, и оставл€ть на лестнице свечу. Ќа площадке горел фонарь, у которого мистер „естер всегда зажигал свечу, когда возвращалс€ поздно, и, так как у него был при себе ключ от двери, он мог приходить, когда ему вздумаетс€.

Ќа этот раз он тоже открыл стекл€нную дверцу тускло горевшего фонар€, в котором фитиль под шапкой гагара был похож на распухший нос пь€ницы и, когда к нему поднесли свечу, от него полетели во все стороны рубиновые искры, так что зажечь свечу удалось не сразу. ¬оз€сь с этим делом, мистер „естер вдруг услышал на лестнице какие-то звуки, доносившиес€ сверху и заставившие его насторожитьс€: это было похоже на громкий храп. ќн прислушалс€ внимательнее - да, где-то €сно слышалось т€желое дыхание сп€щего. ¬идимо, кто-то забралс€ на открытую лестницу и уснул там.  огда свеча, наконец, разгорелась, мистер „естер открыл свою дверь и затем тихонько стал подниматьс€ по лестнице, держа свечу высоко над головой и зорко осматрива€сь по сторонам - ему было любопытно увидеть, что это за человек вздумал ночевать в таком неудобном месте.

ѕоложив голову на площадку и раскинувшись всем своим могучим телом, зан€вшим полдюжины ступеней, наверху, как труп, случайно брошенный здесь пь€ными носильщиками, лежал ’ью. Ћежал на спине, и длинные волосы, как перепутанные дикие травы, разметались по дерев€нному изголовью, а из широкой, бурно дышащей груди вылетали звуки, такие необычные в этом месте и грубо нарушавшие ночную тишину.

Ќаткнувшись на него так неожиданно, мистер „естер хотел уже разбудить его пинком, но, гл€нув в лицо сп€щего, вдруг замер и, нагнувшись над ним, заслон€€ свет рукой, внимательно всмотрелс€ в его черты. Ќе удовлетворившись этим, он продолжал пристально изучать лицо ’ью, все ближе поднос€ свечу и так же старательно заслон€€ свет рукой.

¬ это врем€ сп€щий вдруг проснулс€ и, не дрогнув, не шевельнувшись, открыл глаза. ¬ их неподвижном взгл€де было, веро€тно, что-то прит€гательное, потому что мистер „естер не мог отвернутьс€. “ак они некоторое врем€ смотрели друг на друга, пока мистер „естер, наконец, не прервал молчани€, спросив вполголоса у ’ью, как он здесь очутилс€.

- ј мне показалось, что € еще сплю и вы мне снитесь, - сказал ’ью, медленно приподнима€сь и все так же пристально гл€д€ ему в лицо. - —транный € видел сон. ’оть бы он не был в руку!

- ќтчего ты так дрожишь?

- ќт... от холода, должно быть, - буркнул ’ью и, встр€хнувшись, подн€лс€. - я еще не разберу, где это €...

- ј мен€-то узнал? - спросил мистер „естер.

-  ак не узнать, - отвечал ’ью. - я же говорю: вы мне снились. —лава богу, что мы с вами не в том месте, которое мне приснилось.

√овор€ это, он осматривалс€ вокруг и несколько раз подн€л глаза вверх, словно ожидал увидеть у себ€ над головой то, что давеча видел во сне. «атем протер глаза, снова встр€хнулс€ и пошел за мистером „естером в его квартиру.

ћистер „естер зажег свечи на туалетном столе, подкатил кресло к камину, в котором еще тлели угли, и, помешав их, пока не вспыхнул €ркий огонь, сел перед ним, приказав своему гостю подойти и сн€ть с него сапоги.

- “ы, видно, оп€ть пил, при€тель? - сказал он, когда ’ью, опустившись на одно колено, исполнил его приказание.

- ѕровалитьс€ мне на этом месте, хоз€ин, если € с самого полудн€ хлебнул хоть глоток! я прошел двенадцать миль пешком и дожидалс€ вас здесь невесть сколько времени.

- » ничего лучше не придумал, как спать на лестнице и храпеть так, что весь дом тр€сс€? - сказал мистер „естер. - Ќе можешь видеть сны у себ€ в конюшне на соломе, олух ты этакий, непременно тебе дл€ этого понадобилось прийти сюда? ѕодай-ка мне туфли, да ходи поосторожнее, не стучи так.

’ью молча принес домашние туфли.

- » вот что, мой молодой друг, - продолжал мистер „естер надев их, - в следующий раз постарайтесь видеть во сне не мен€, а какую-нибудь собаку или лошадь - ведь эти твари вам лучше знакомы, чем люди. Ќалейте себе стаканчик - бутылка в шкафу на том же месте - и выпейте, это вас взбодрит. Ќо только один стакан! ’ью послушалс€ - на этот раз гораздо охотнее - и, выпив, подошел к мистеру „естеру.

- Ќу-c - спросил тот, - зачем это € тебе понадобилс€?

- ≈сть новости, - отвечал ’ью. - ¬аш сын был сегодн€ у нас в "ћайском ƒреве". ѕриехал верхом из Ћондона. ќн хотел увидетьс€ со своей милой, да не удалось. ¬от он и оставил ƒжо письмо дл€ нее или на словах велел что-то передать. Ќо когда сын ваш уехал, ƒжо с отцом поспорили из-за этого, старик не позволил ему идти в ”оррен. ќн сказал - ƒжон то есть, - что никому из своей семьи не позволит вмешиватьс€ в это дело, чтобы не навлечь на него непри€тности. ѕотому что, говорит, у мен€ гостиница, и € разорюсь, если клиенты будут недовольны мной.

- Ётот ƒжон - насто€щее сокровище, - со смехом заметил мистер „естер. - » болван притом, а это всего ценнее. Ќу, что же дальше?

- ƒочка ¬ардена, та девушка, которую € поцеловал...

- » у которой украл браслет на большой дороге, спокойно вставил мистер „естер. - “ак что ты хотел о ней сказать?

- ¬ тот вечер она написала из "ћайского ƒрева" мисс ’ардейл, что письмо она потер€ла - то самое письмо, которое € вам принес, а вы сожгли. » наш ƒжо должен был отнести записку, но старик не пускал его из дому весь следующий день - нарочно, чтобы он не мог сходить в ”оррен. » сегодн€ утром ƒжо велел мне отнести записку. ¬от она.

- «начит, ты не ее отнес по адресу, голубчик? - притворно изумилс€ мистер „естер, верт€ в пальцах записку ƒолли.

- я думал, что вы захотите получить и ее тоже. –аз сожгли одно, так и все - туда же, - по€снил ’ью.

- ѕраво, ты - отча€нный малый, - отозвалс€ мистер „естер. - » если не научишьс€ разбиратьс€ во всем, тво€ карьера с поразительной быстротой придет к концу. ¬едь ты же знаешь, что то письмо было адресовано моему сыну, и сын живет тут же, в моем доме. ј это письмо не к нему, оно адресовано другому человеку. Ќеужели тебе не пон€тна разница?

-  оли оно вам не нужно, так верните мне его, и € отнесу его куда следует. ”ж не знаю, сэр, как вам и угодить, - сказал ’ью, обескураженный этим выговором, обрушившимс€ на него вместо ожидаемых гор€чих похвал.

- я сам его передам, - после минутного размышлени€ сказал мистер „естер, пр€ча письмо. - Ќе знаешь, эта леди в хорошую погоду ходит гул€ть?

- ƒа. ќна все больше гул€ет около полудн€.

- ќдна? - ƒа.

- ј в каких местах?

- ¬ парке, поблизости от дома. “ам, где тропка уходит в поле.

- ѕожалуй, если завтра утро будет €сное, € с ней встречусь на дороге, - сказал мистер „естер так уверенно, словно говорил о своей доброй знакомой. - » вот что, мистер ’ью, - если мне доведетс€ заехать в "ћайское ƒрево", ведите себ€ так, как будто видите мен€ первый раз в жизни. —держите свою благодарность и постарайтесь забыть ту снисходительность, с которой € отнесс€ к истории с браслетом. Ѕлагодарность с вашей стороны делает вам честь и вполне естественна, но в присутствии других вам следует ради собственной безопасности держать себ€ так, как будто вы ничем мне не об€заны и никогда не бывали у мен€ в доме. ясно?

’ью отлично все пон€л. ѕосле некоторого молчани€ он, тихо и запина€сь, выразил надежду, что "хоз€ин" не захочет причинить ему непри€тностей из-за этой записки - ведь он ее не передал по адресу единственно из желани€ угодить ему. ћистер „естер прервал его бессв€зные оправдани€ и с добродушно покровительственным видом сказал:

- я уже вам обещал, мой друг, защищать вас всегда, пока вы этого будете заслуживать, - а мое слово все равно что письменное об€зательство, скрепленное подписью и печатью. “ак что не тревожьтесь, прошу вас, и сохран€йте полное спокойствие.  огда человек отдаетс€ в мою власть так покорно, как вы, € чувствую, что он имеет некоторое право на мое участие. » вы себе представить не можете, как € тогда бываю снисходителен и великодушен. –ассчитывайте на мое покровительство, и, пока мы остаемс€ друзь€ми, сердце ваше может быть спокойно, как ни одно сердце, которое бьетс€ в человеческой груди. ¬ыпейте еще стаканчик на дорогу - мне пр€мо-таки совестно, что вы проделали ради мен€ такой дальний путь - и ступайте с богом.

- ј там у нас думают, что € крепко сплю в конюшне! - сказал ’ью, залпом осушив стакан. -  онюшн€ заперта, но лошадь сбежала. ’а-ха-ха!

- ј вы, оказываетс€, шутник и весельчак, - заметил его покровитель. - Ёто мне в вас больше всего нравитс€. Ќу, прощайте. », ради моего спокойстви€, хорошенько берегите себ€.

Ћюбопытно, что во врем€ всего этого разговора каждый из собеседников не смотрел другому пр€мо в лицо, но оба исподтишка следили друг за другом. “олько сейчас они обмен€лись быстрым взгл€дом, и оба тотчас отвели глаза. ’ью вышел, осторожно и бесшумно закрыв за собою дверь. ј мистер „естер сидел все в той же позе и сосредоточенно смотрел на огонь в камине.

- Ќу, что ж! - произнес он вслух после долгого раздумь€. ќн сказал это с глубоким вздохом и нетерпеливо зашевелилс€ в кресле, словно хотел отогнать какую-то назойливую мысль и вернутьс€ к тем, которые занимали его весь день. - «аговор удалс€. Ѕомба брошена. ѕолагаю, что она взорветс€ через сорок восемь часов и разнесет вдребезги всю эту славную компанию. ѕосмотрим!

ќн лег в постель и уснул, но скоро проснулс€ в испуге: ему почудилось, будто ’ью стоит у входной двери и каким-то странным, не своим голосом кричит, чтобы его впустили. »ллюзи€ была так сильна, что мистер „естер, охваченный тем смутным страхом, который вызывает у людей ночные видени€, встал, схватил шпагу и, отперев дверь, выгл€нул на лестницу. ќн поискал глазами те ступеньки, где нашел ’ью сп€щим, и даже окликнул его. Ќо на лестнице было темно и тихо. ћистер „естер вернулс€ в спальню, лег и после целого часа мучительной бессонницы уснул и не просыпалс€ уже до самого утра.

√Ћј¬ј ƒ¬јƒ÷ј“№ ƒ≈¬я“јя

ћысли людей светских всегда подчинены закону "духовного т€готени€", который, действу€ подобно закону физического т€готени€, не дает им оторватьс€ от земли. ¬еликолепие солнечного дн€ и дивна€ тишина звездных ночей тщетно взывают к их душе. —олнце, звезды и луна ничего не говор€т им. Ћюди эти подобны тем ученым мудрецам, которые знают латинские названи€ всех планет, но совсем забыли о таких скромных небесных созвезди€х, как ћилосердие, —острадание, “ерпимость и „еловеколюбие, хот€ пле€да их си€ет ночью и днем так €рко, что ее и слепой заметит. ƒаже в усе€нном звездами небе эти люди вид€т лишь отражение своей великой мудрости и учености.

Ћюбопытно было бы прочесть мысли такого человека, который, озира€ си€ющие над нами бесчисленные миры, ищет в них лишь того, чем посто€нно зан€т его ум. “ем, чь€ жизнь проходит под сенью тронов, ночные светила напоминают о звездах, что украшают грудь придворных фаворитов. ” людей завистливых, даже когда они смотр€т на небо, перед глазами всегда лишь почести, воздаваемые их ближним, а ст€жател€м и большинству людей суетных и алчных велика€ вселенна€ кажетс€ усе€нной сверкающими новенькими золотыми, только что с монетного двора, где на них вычеканили голову монарха, - эта картина всегда стоит перед ними, куда бы они ни повернулись, и заслон€ет им небо. “ак призраки наших вожделений станов€тс€ между нами и тем, что есть в нас лучшего, и затмевают его си€нье.

ћистер „естер медленно ехал верхом по лесной дороге, и мир вокруг си€л такой свежестью и радостью, словно создан был только этим утром. ¬есна наступила недавно, но погода сто€ла прекрасна€, очень тепла€, листь€ на деревь€х уже распускались, зеленела трава и живые изгороди, а воздух звенел птичьими голосами, и высоко в небе заливалс€ жаворонок. ¬ тени на каждом листочке, на каждой травинке еще сверкала утренн€€ роса, и, когда сюда забредал солнечный луч, капли ее вспыхивали, как алмазы, словно протесту€ против того, что должны высохнуть, покинуть этот чудесный мир, просуществовав в нем так недолго. ƒаже легкий ветер, шелест которого ласкал слух, как тихое журчанье ручейка, сулил радость и окрыл€л душу надеждой, когда, пролета€ и оставл€€ за собой нежный аромат, шептал о своей встрече с летом и возвещал его приход.

ќдинокий всадник ехал под деревь€ми, то солнечными местами, то в тени, ровным шагом, гл€д€ вперед, правда, он порой озиралс€ по сторонам, но чудесное утро и окружающие картины вызывали в нем только одну мысль - что ему повезло, погода хороша и ничто не грозит его элегантному костюму. ƒума€ так, он удовлетворенно улыбалс€, и улыбка эта говорила, что более всего он доволен самим собой. ќн ехал на гнедой лошади, такой же красивой и породистой, как он сам, но, веро€тно, более чувствительной к радостным голосам си€вшей вокруг весны.

„ерез некоторое врем€ впереди показались массивные трубы "ћайского ƒрева", но мистер „естер не стал подгон€ть лошадь и все так же неторопливо и степенно доехал до дверей гостиницы. ƒжон ”иллет - который до этой минуты поджаривал свою красную физиономию у веселого огн€ в камине и, гл€д€ на голубое небо, уже со свойственной ему изумительной дальновидностью и быстротой соображени€ начинал приходить к заключению, что если така€ погода прочно установитс€, то придетс€, пожалуй, в конце концов перестать топить камин и раскупорить окна, - вышел навстречу гостю, чтобы помочь ему сойти, и стал громко звать ’ью.

- јга, пришел! - сказал он парню, немало изумленный быстротой его по€влени€. - ¬еди драгоценную лошадку на конюшню и позаботьс€ о ней как следует, если не хочешь потер€ть место... ¬едь это отпетый лодырь, доложу € вам, сэр! ѕосто€нно приходитс€ его расшевеливать.

- ” вас же есть сын, - заметил мистер „естер. —ойд€ с лошади, он бросил поводь€ ’ью и ответил на его поклон, небрежно прикоснувшись к шл€пе. - ѕочему вы не заставите его помогать вам?

- ƒело в том, сэр, - начал ƒжон с глубокой серьезностью, - что мой сын... “ы зачем это подслушиваешь, бездельник?

-  то подслушивает? - сердито огрызнулс€ ’ью. ѕодумаешь, как интересно! —тою тут, потому что лошадь еще не остыла. »ли вы хотите, чтобы € ее потную поставил в конюшню?

- ѕоводи ее по двору, да подальше отсюда, - резко приказал ƒжон. - » вообще не лезь ко мне, когда € беседую с благородным джентльменом, - знай свое место. ј если не будешь знать своего места, сэр, - добавил мистер ”иллет после чудовищно долгой паузы, во врем€ которой он, уставив на ’ью большие тусклые глаза, с завидным терпением дожидалс€, пока его осенит еще кака€-нибудь мысль, - € скоро найду способ указать его тебе.

’ью презрительно пожал плечами и с небрежно-самоуверенным видом зашагал на другой конец лужайки. «десь он, перебросив через плечо конец уздечки, стал водить лошадь взад и вперед, врем€ от времени погл€дыва€ из-под кустистых бровей на хоз€ина с самым зловещим выражением.

ћистер „естер, незаметно наблюдавший за ним во врем€ его перебранки с ƒжоном, взошел на крыльцо и, круто обернувшись к мистеру ”иллету, сказал:

- —транные у вас слуги, ƒжон.

- ќн странный только на вид, сэр, - возразил хоз€ин. - Ќо дл€ работы на дворе, ухода за лошадьми и собаками и прочего во всей јнглии не сыщешь такого подход€щего работника, как этот ’ью... ƒл€ работы по дому он не годитс€, - добавил мистер ”иллет конфиденциальным тоном человека, сознающего свое превосходство. - ¬ доме делаю все € сам. ќднако, если бы этот ’ью имел хоть немного смекалки, сэр.

- ѕарень он как будто проворный, - промолвил мистер „естер задумчиво, словно говор€ сам с собой.

- ѕроворный ли? - выразительно подхватил ƒжон. - Ёй, ты! ѕодойди-ка сюда с лошадью, а потом ступай повесь мой парик на флюгер. ѕокажи джентльмену, проворный ты парень или нет.

’ью ничего не ответив, подошел, передал поводь€ хоз€ину и, сорвав с его головы парик так бесцеремонно и размашисто, что это немало расстроило мистера ”иллета, хот€ и сделано было по его желанию, проворно стал взбиратьс€ на сто€вшее перед домом "майское древо". ƒобравшись до самой его верхушки, он повесил парик на флюгер и стал его вертеть, как вертел. ѕроделав этот фокус, он швырнул парик на землю, а сам с непостижимой быстротой соскользнул по стволу и очутилс€ на земле почти одновременно с париком.

- ¬от, полюбуйтесь, сэр, - сказал ƒжон, уже флегматично, как всегда, - таких вещей вы нигде не увидите, не говор€ уже о том, что у нас в "ћайском ƒреве" - все удобства дл€ посто€льцев и их лошадей. » вот это вы тоже вр€д ли где увидите, а он проделывает и не такие еще штуки!

ѕоследнее замечание относилось к вольтижировке ’ью на лошади.  ак и в первое посещение мистера „естера, он одним прыжком взлетел на седло и мигом скрылс€ в воротах конюшни.

- ƒа, это еще пуст€ки, - повторил мистер ”иллет, чист€ свой парик и мысленно решив увеличить счет, который подаст гостю, на небольшую сумму - за пострадавший и запыленный парик. - ќн может выскочить из любого окна в доме. Ќи один акробат не сумеет так прыгать и кувыркатьс€, как он, - и ведь кости у него всегда остаютс€ целы. я так полагаю, сэр, - все оттого, что голова у него безмозгла€. ≈сли бы можно было вбить ему в голову мозги, он не стал бы больше проделывать все это. Ќо что невозможно, то невозможно... ћы говорили о моем сыне, сэр...

- ƒа, да, ”иллет, - гость повернул к хоз€ину свое, как всегда, безм€тежно-€сное лицо. - “ак что же с ним?

–ассказывают, будто раньше, чем ответить, мистер ”иллет €кобы подмигнул мистеру „естеру. Ќо, так как ни до этого, ни после он ни разу не был уличен в таком легкомыслии, то слух этот можно считать злостным вымыслом его врагов, основанным, быть может, на том бесспорном факте, что ƒжон вз€л гост€ за третью (счита€ от подбородка) пуговицу камзола и стал шептать ему что-то на ухо.

- —эр, - прошептал он с достоинством, - € знаю свой долг. Ќам здесь не нужны любовные свидани€ без ведома родителей. я уважаю известного вам молодого джентльмена, как джентльмена, € уважаю известную вам молодую леди, как следует уважать благородных леди, но как о влюбленной паре, € о них ничего не знаю и знать не хочу. ј сын мой находитс€ под надзором, сэр.

- я, кажетс€, видел его только что в угловом окне, сказал мистер „естер.

- Ѕезусловно могли его видеть там, сэр, - отвечал ƒжон. - ќн под надзором и не выходит из комнаты. я и мои друзь€, которые загл€дывают сюда вечерком, рассудили, что это самый лучший способ помешать ему сделать что-нибудь такое, что было бы вам непри€тно и нежелательно, сэр. ¬от € и засадил его под домашний арест. » смею вас уверить, сэр, что € не скоро его выпущу.

Ёта блест€ща€ иде€ пришла в голову ƒжону после того, как его деревенские при€тели прочитали в газете среди прочих новостей заметку об одном офицере, который, состо€ под военным судом, был отпущен "под надзор". —ообщив на ухо гостю о домашнем аресте сына, ƒжон откинулс€ назад и трижды €вственно хихикнул, но лицо его при этом ни на йоту не изменилось. “акие приступы весель€ (они случались с ƒжоном редко, только в исключительных случа€х) никак не отражались на его физиономии - вот и сейчас он и губ не разжал, ни на мгновение не дрогнул его жирный двойной подбородок, который на широкой карте лица казалс€ пустыней, гладкой, голой и однообразной.

„тобы никого не удивл€ло то, что мистер ”иллет так смело выступил против Ёдварда „естера, которого он часто принимал в своей гостинице и который всегда щедро оплачивал его услуги, следует сказать, что к этому, как и к столь необычным дл€ него про€влени€м игривой веселости, его побудили соображени€ весьма дальновидные и практические. “щательно взвесив в уме относительные достоинства отца и сына, он сделал четкий вывод, что мистер „естер-старший - более выгодный клиент, чем ею сын. ј когда он бросил на перевесившую чашку весов еще интересы мистера ’ардейла, владельца арендуемого им дома, и свою настойчивую потребность укротить злополучного ƒжо, и свое предубеждение против любви и брака вообще, - чашка эта сразу опустилась до самой земли, а та, на которой лежал груз незначительный - чувства молодого „естера, - взлетела чуть не под потолок.

ћистер „естер был не такой человек, чтобы хоть сколько-нибудь обманыватьс€ насчет истинных побуждений мистера ”иллета, однако он поблагодарил его так гор€чо, словно ƒжон был самым бескорыстным подвижником из всех, кто когда-либо украшал собой наш мир, и много раз повторив, что вполне полагаетс€ на его опытность и прекрасный вкус и предоставл€ет ему самому придумать меню обеда, пешком направилс€ в сторону ”оррена.

ќн был одет элегантнее обычного, его из€щные манеры, результат длительной тренировки, казались естественными и очень его красили, лицу он придал безм€тежно-€сное выражение, - словом, все до мелочей было обдумано: видимо, мистеру „естеру сегодн€ было очень важно произвести выгодное впечатление. ¬ооруженный таким образом, он отправилс€ туда, где обычно прогуливалась мисс ’ардейл. ≈му не пришлось идти далеко, - не успел он осмотретьс€, как увидел шедшую навстречу женщину. ≈му достаточно было одного беглого взгл€да, пока она проходила по раздел€вшему их дощатому мостику, чтобы убедитьс€, что это та, кого он искал. ќн поспешил ей навстречу и, сделав несколько шагов, очутилс€ перед ней.

—н€в шл€пу, он сошел с дорожки и пропустил девушку. Ќо, когда она уже прошла мимо, он, словно осененный внезапной догадкой, поспешно шагнул к ней и сказал с живостью:

- ѕростите... € имею честь говорить с мисс ’ардейл?

ћисс ’ардейл остановилась, немного смущенна€ неожиданным обращением к ней незнакомого человека, и ответила:

- ƒа, это €.

- я так и подумал, - продолжал мистер „естер, взгл€дом дава€ ей пон€ть, как он восхищен ее красотой. - ћисс ’ардейл, мо€ фамили€ вам небезызвестна. Ѕолее того - € знаю, что вам при€тно ее слышать, и горд, но в то же врем€ и опечален этим.  ак видите, € уже немолод. я - отец того, кому вы оказали честь, избрав его среди всех. Ќе уделите ли вы мне минутку дл€ беседы? ¬есьма важные и весьма огорчительные дл€ мен€ причины вынуждают мен€ просить об этом.

 ак неискушенна€ во лжи, молода€ и чиста€ сердцем девушка могла усомнитьс€ в искренности этого джентльмена, если в голосе его слышала слабое эхо другою голоса, так хорошо знакомого и дорогого ей? ќна наклонила голову в знак согласи€ и остановилась на дорожке, опустив глаза.

- ќтойдем немного в сторону - вон туда, под деревь€. ѕозвольте предложить вам руку-это рука старого и, поверьте, мисс ’ардейл, честного человека.

¬ ответ на эти слова она подала ему руку, и он подвел ее к ближайшей скамье.

- ¬ы мен€ пугаете, сэр, - сказала она тихо, - надеюсь, вы пришли не с дурными вест€ми?

- Ќичего такого, чего вы опасаетесь, - ответил, ми стер „естер, сад€сь р€дом с ней. - Ёдвард здоров, с ним все благополучно. я, разумеетс€, именно о нем хочу говорить с вами. Ќо € вовсе не вестник несчасть€.

ƒевушка ничего не сказала и только слегка кивнула головой, словно приглаша€ его продолжать.

- я сознаю, что положение мое невыгодно. ѕоверьте, дорога€ мисс ’ардейл, € не настолько еще забыл свою молодость и чувства, которые тогда волновали мен€, чтобы не понимать, что вы настроены против мен€. ¬ам, конечно, описывали мен€, как расчетливого, холодного эгоиста...

- Ќикогда, сэр, - перебила его мисс ’ардейл, уже совсем другим, решительным тоном. - Ќикогда € не слышала о вас от Ёдварда ни одного резкого или непочтительного слова. ¬ы очень несправедливы к сыну, если считаете его способным на какую бы то ни было низость или коварство.

- »звините, мо€ дорога€, но ваш д€д€...

- » мой д€д€ тоже не такой человек, - возразила мисс ’ардейл, вспыхнув. - Ќе в его характере исподтишка наносить удары в спину, и не в моем - одобр€ть подобные вещи.

√овор€ это, она встала и хотела уйти, но мистер „естер удержал ее спокойным и вежливым жестом и стал умол€ть, чтобы она его выслушала, да так гор€чо и убедительно, что она быстро сдалась и снова села на скамью.

- јх, Ќэд, Ќэд! » эту чистую, благородную, бесхитростную душу ты можешь так легкомысленно ранить! - изрек мистер „естер, подн€в глаза к небу. —тыдись, стыдись, сын мой!

ƒевушка быстро повернулась к нему с разгневанным видом, глаза ее засверкали. ј в глазах мистера „естера сто€ли слезы, но он тотчас смахнул их, словно стыд€сь своей слабости, и посмотрел на мисс ’ардейл с восхищением и состраданием.

- Ќикогда не думал, что ветреность, свойственна€ юности, способна так мен€ возмутить, как возмущает сейчас ветреный поступок сына. ƒо нынешнего дн€ € не знал насто€щей цены женскому сердцу, которое молодые люди так легко побеждают и так же легко разбивают.  л€нусь, никогда € не встречал в жизни девушки, подобной вам.  онечно, отвращение к лжи и вероломству заставило бы мен€ искать этой встречи, хот€ бы даже вы были самой ничтожной из женщин. Ќо если бы € мог вообразить, что вы така€, - у мен€, пожалуй, не хватило бы духу встретитьс€ с вами.

јх, если бы миссис ¬арден могла увидеть сего добродетельного джентльмена в ту минуту, когда он произносил эти слова с негодованием, обрывающимс€, дрожащим голосом. ≈сли бы она могла видеть, как он стоит на солнце с непокрытой головой и с какой энергией расточает свое красноречие!

— гордо-замкнутым выражением лица, но бледна€ и дрожаща€, Ёмма молча наблюдала за ним. ќна не говорила ни слова, не шевелилась, - и только гл€дела на него так, словно хотела загл€нуть в самую глубину его души.

- я преодолел в себе те естественные чувства, которые замыкают уста некоторым люд€м, и мною руководит только долг и любовь к истине. ћисс ’ардейл, вы обмануты. ƒа, вас обманывает ваш недостойный избранник и мой негодный сын.

ќна все не говорила ни слова и так же пристально смотрела ему в лицо.

- я с самого начала был против того, чтобы он добивалс€ вашей любви. Ѕудьте ко мне справедливы, дорога€ мисс ’ардейл, и не забывайте этого. ћы с вашим д€дей когда-то были врагами, и, если бы € жаждал мести, то сейчас мог бы торжествовать. Ќо с годами мы становимс€ мудрее и, как мне хочетс€ верить, добрее. ѕоэтому € противилс€ намерени€м Ёдварда. я предвидел, чем это кончитс€, и пыталс€, насколько мог, уберечь вас...

- √оворите пр€мо, сэр, - сказала, наконец, Ёмма, запина€сь. - ¬ы мен€ обманываете или сами обманываетесь. я вам не верю... Ќе могу, не должна верить.

- ѕрежде всего, - начал мистер „естер м€гко, - позвольте вручить вам это письмо, потому что вы, быть может, таите в душе обиду на Ёдварда и € не хочу этим воспользоватьс€. ѕисьмо попало ко мне случайно, по ошибке, а в нем, как мне сказали, объ€сн€етс€, почему мой сын не ответил на одно из ваших писем. Ѕоже упаси, - добавил он с чувством, - чтобы в вашей душе осталось чувство несправедливого гнева. ¬ам следует узнать - и вы увидите из письма, что в этом он не виновен.

“ак искренне звучали его слова, столько безупречного благородства и пр€моты было в поведении мистера „естера, что ему нельз€ было не верить - и у Ёммы сердце упало. ќна отвернулась и заплакала.

- ƒорога€ мо€, - наклон€сь над ней, сказал мистер „естер с благоговейной нежностью, - € был бы рад, если бы вместо того, чтобы причинить вам еще больше гор€, мог осушить эти слезы и успокоить вас. ћой сын... € не буду обвин€ть его в умышленном обмане, потому что люди молодые, не раз уже влюбл€вшиес€ и затем измен€вшие, обыкновенно поступают так безрассудно, почти не сознава€, какое зло они причин€ют. “ак вот мой грешный сын хочет нарушить данную вам кл€тву верности, - да он уже, собственно, ее нарушил. ћожно мне ограничитьс€ этим предупреждением, и пусть все идет своим чередом? »ли вы хотите, чтобы € продолжал?

- ƒа, пожалуйста, продолжайте, сэр, - отвечала Ёмма. - —кажите мне все, без утайки, вы должны это сделать ради него и ради мен€.

- ƒорога€, - мистер „естер еще ближе наклонилс€ к ней и заговорил еще ласковее, - как € был бы рад назвать вас своей дочерью, но... видно, не судьба! Ёдвард намерен порвать с вами под выдуманным, совершенно неосновательным предлогом. ” мен€ есть тому доказательство: письмо, написанное его рукой. ѕростите мне то, что € следил за ним, - € его отец, мне дорог ваш покой и его честь, и другого выхода у мен€ не было. ѕисьмо и сейчас лежит у него на письменном столе, готовое к отправке. ¬ нем он пишет, что наша бедность - мо€ и его бедность, мисс ’ардейл, - не позвол€ет ему добиватьс€ вашей руки, и потому он решилс€ не св€зывать вас больше вашим обещанием. ƒалее он великодушно обещает (как обычно в таких случа€х делают все мужчины), что постараетс€ в будущем стать более достойным вашей любви... и так далее. —ловом, в письме этом он не только лжет вам - извините за откровенность, но € надеюсь на вашу гордость и чувство собственного достоинства. ќтказыва€сь от вас ради особы, чье равнодушие в свое врем€ у€звило его и толкнуло к вам, он еще разыгрывает из себ€ жертву собственного благородства и хочет, чтобы вы поставили ему в заслугу его отречение.

Ёмма снова посмотрела на него с выражением оскорбленной гордости и, прерывисто дыша, сказала:

- ≈сли все это правда, то напрасно он так стараетс€. я, конечно, очень ему благодарна за трогательную заботу о моем душевном спокойствии, но, право, он слишком добр, - пусть не стесн€етс€ и поступает как хочет.

- ¬ том, что € сказал вам правду, вы убедитесь, когда получите его письмо... ј, ’ардейл, милый друг, очень рад вас видеть, хот€ встреча наша довольно неожиданна и € оказалс€ здесь по весьма печальному поводу. Ќадеюсь, вы здоровы?

ѕри этих словах молода€ девушка подн€ла глаза, полные слез и увидела, что у скамьи действительно стоит ее д€д€. „увству€, что это испытание ей больше не под силу и что она не может сейчас ни говорить, ни слушать, она вскочила и пошла к дому, оставив мужчин вдвоем. ќни сто€ли, гл€д€ то друг на друга, то на удал€вшуюс€ Ёмму, и долго ни один из них не произносил ни слова.

- „то это значит? ќбъ€сните, - сказал наконец мистер ’ардейл. - «ачем вы здесь и что вам нужно от нее?

- ƒорогой друг, отозвалс€ мистер „естер, устало сад€сь на скамью и с удивительной быстротой переход€ на свой обычный тон, - вы не забыли, надеюсь, нашу недавнюю встречу в той чудесной гостинице, владельцем которой вы €вл€етесь, - прекрасное заведени€ дл€ людей с деревенскими привычками и железным здоровьем, которым ни страшна никака€ простуда? ¬ы мне сказали, что во всех видах лжи и обмана € опытен и изобретателен, как насто€щий дь€вол. » € считал - да, € был уверен, что вы мне льстите. Ќо сейчас € начинаюсь удивл€тьс€ вашей проницательности и, не хваста€, могу сказать: вы были правы. ѕриходилось вам когда-нибудь разыгрывать благородное негодование и величайшее чистосердечие? ≈сли нет, то вы пон€ти€ не имеете, дорогой мой, как это утомительно!

ћистер ’ардейл смерил его взгл€дом, полным холодного презрени€.

- «наю, вам хотелось бы уклонитьс€ от объ€снени€, - сказал он, скрестив. - Ќо мне оно необходимо. я подожду.

- ƒа нет же, нет, друг мой, вам не придетс€ ждать ни одной минуты, - возразил мистер „естер, небрежно закинув ногу на ногу. - Ёто проще простого, и объ€снить все можно в двух словах. ћой сын написал ей письмо, мальчишеское, благородное и сентиментальное послание, и оно пока еще лежит у него на письменном столе, потому что у него не хватает духу отослать его. я позволил себе ознакомитьс€ с содержанием этого письма - думаю что отцовска€ любовь и беспокойство за сына служит достаточным оправданием. » сейчас € пересказал письмо вашей плем€ннице - ах, ’ардейл, кака€ очаровательна€ девушка, насто€щий ангел! - и, конечно, в соответствующем освещении, выгодном дл€ пашей цели. “еперь дело сделано, и вы можете быть совершенно спокойны. ѕосредники и пособники устранены, самолюбие вашей плем€нницы у€звлено до крайности, ревность вспыхнула пожаром... –азоблачить обман некому, а вы подтвердите ей то, что € сказал. “аким образом, после ее ответа разрыв будет окончательным. ≈сли она получит письмо Ќэда завтра днем, считайте, что вечером все между ними будет кончено. ћожете не благодарить, € старалс€ дл€ себ€. » если € выполнил наше соглашение со всем усердием, какого только вы могли пожелать, € делал это из чисто эгоистических побуждений, увер€ю вас.

- Ѕудь оно прокл€то, это соглашение! - воскликнул ’ардейл. - Ѕудь прокл€т час, когда € решилс€ на обман и св€залс€ с вами. ѕравда, € поступил так из добрых побуждений, и вр€д ли вы поймете, чего это мне стоило, но € ненавижу и презираю себ€ за это.

- Ќу и гор€чий же вы человек! - заметил мистер „естер с ленивой усмешкой.

- ƒа, гор€чий. » мен€ бесит ваше хладнокровие. „ерт возьми, если бы ваша кровь была гор€чее, а € не был св€зан... Ќу да ладно, дело сделано, - так вы сказали, и в этом случае вам можно верить.  огда совесть будет укор€ть мен€ в предательстве, € вспомню вас, ваш брак, - и пусть это послужит мне оправданием перед самим собой в том, что € разлучил Ёмму с вашим сыном. Ќу, а теперь наш союз расторгнут, и мы можем не встречатьс€ больше.

ћистер „естер грациозно послал ему воздушный поцелуй, и все с тем же спокойствием, которое не изменило ему даже тогда, когда его собеседник весь тр€сс€ от душевной муки и гнева, продолжал сидеть на скамье в удобной позе и смотрел вслед уходившему мистеру ’ардейлу.

- “ы был моим козлом отпущени€ и рабом в школе, - сказал он, подн€в голову и провожа€ его глазами. - ј позднее - моим другом и тогда не сумел удержать свою возлюбленную, сам свел нас, и € отн€л ее у теб€.  ак в прошлом, так и сейчас € оказалс€ победителем. ћожешь ла€ть на мен€ сколько хочешь, незадачливый и злой пес! ”дача всегда на моей стороне, и твой лай мен€ только забавл€ет.

¬стреча их произошла в тенистой аллее, и мистер ’ардейл шел теперь по ней пр€мо, никуда не сворачива€. ќтойд€ уже довольно далеко, он случайно огл€нулс€ и, увидев, что мистер „естер стоит у скамьи и смотрит ему вслед, остановилс€, словно поджида€ его.

- ћожет, когда-нибудь это и будет, но не теперь, промолвил тихо мистер „естер и, помахав ему рукой, как лучшему другу, зашагал в другую сторону. - Ќет, ’ардейл, пока нет! ∆изнь мне еще мила, а тебе она в т€гость. —крестить шпаги с таким, как ты, потешить теб€, пока в этом нет крайней нужды, было бы малодушием.

–ассужда€ так, он все же на ходу вытащил шпагу из ножен и раз двадцать рассе€нно осмотрел ее от руко€тки до остри€, но, вспомнив пословицу, что мысли множат морщины, вложил шпагу в ножны, разгладил нахмуренный лоб и замурлыкал игривую песенку еще веселее, чем прежде. ќбычное спокойствие уже вернулось к нему.

√Ћј¬ј “–»ƒ÷ј“јя

≈сть на свете несносна€ категори€ людей, о которых народна€ пословица говорит: "ѕрот€ни ему палец, так он всю руку оторвет". Ќе будем приводить тому примеры из истории и называть знаменитых героев, чей счастливый жизненный путь от колыбели до могилы был отмечен кровью, огнем и разрушением, и кто, будучи бичом человечества, существовал, кажетс€, лишь дл€ того, чтобы доказать этому человечеству, что отсутствие страдани€ есть уже счастье, а значит, земл€, избавленна€ от таких героев, как они, может считатьс€ местом благословенным. ѕримеры эти всем известны, и вместо того, чтобы приводить их, достаточно будет указать на старого ƒжона ”иллета.

—тарый ƒжон, урезав свободу ƒжо сперва на дюйм, а там и на добрый фут (когда дело дошло до домашнего ареста), стал так деспотичен и так возгордилс€, что его жажда власти уже попросту не знала границ. „ем чаще ƒжо уступал ему, тем больше старый ƒжон тиранил его. ‘ут скоро отошел в область преданий, и старый ƒжон продолжал распростран€ть свою власть уже на сажени, версты, мили, с величайшим наслаждением ограничива€ ƒжо то в одном, то в другом, лиша€ его свободы слова и действий, и в своем маленьком царстве стал править так самодержавно, как ни один из величайших деспотов древних и новых времен, кому воздвигнуты пам€тники на главных улицах и площад€х.

¬еликих людей обычно подстрекают к злоупотреблению властью (в тех довольно редких случа€х, когда они нуждаютс€ в таком подстрекательстве) вс€кие льстецы да угодники. “ак и старого ƒжона воодушевл€ло одобрение и восхищение его старых при€телей. ¬ промежутках между вечерней трубкой и кружкой пива они, покачива€ головами, твердили, что мистер ”иллет понимает свои отцовские об€занности, как их понимали все отцы в доброй старой јнглии, и очень хорошо, что он не признает вс€ких этих новомодных идей насчет воспитани€; что ƒжон напоминает им их собственных отцов во времена их детства; что он действует совершенно правильно побольше бы таких отцов на благо стране и очень жаль, что их немного! ¬ысказывалось немало и других столь же оригинальных мыслей такого же сорта. ѕри этом все трое снисходительно внушали ƒжо, что все делаетс€ дл€ его же пользы и со временем он будет отцу благодарен. ћистер  обб неизменно сообщал ƒжо, что, когда он был в его летах, родитель считал своей об€занностью поход€ награждать его отеческими пинками, подзатыльниками, оплеухами или наставл€ть его другими способами в таком же роде. ¬ заключение  обб всегда с многозначительным видом добавл€л, что, не получи он столь правильного воспитани€, он вр€д ли стал бы таким человеком, каким €вл€етс€ в насто€щее врем€. (— этим можно было вполне согласитьс€, ибо  обб бесспорно был самый тупоголовый из всей компании.)

—ловом, ƒжон и его друзь€ до такой степени изводили, запугивали, раздражали и угнетали бедного ƒжо, так ему докучали, что не было на свете парн€ несчастнее, и жизнь уже становилась ему невмоготу.

ѕостепенно такое обхождение с ним стало, так сказать, узаконенным и общепризнанным, и в день приезда мистера „естера ƒжон, жела€ похвастать перед этим джентльменом своим родительским авторитетом, превзошел самого себ€: он так допек сына придирками, что, если бы ƒжо не дал себе слова держать руки в карманах, когда они не зан€ты, неизвестно, чем бы все это кончилось. Ќо и самый долгий день приходит к концу, и вот наступила минута, когда мистер „естер сошел вниз и сел на свою лошадь, котора€ сто€ла уже оседланной у крыльца.

ƒжона в эту минуту не было поблизости, и ƒжо, который сидел за стойкой, размышл€€ о своей горькой участи и многочисленных достоинствах ƒолли ¬арден, выбежал, чтобы подержать стрем€ гостю и подсадить его. “олько что мистер „естер очутилс€ в седле и ƒжо отвесил ему учтивый поклон, как откуда-то вынырнул старый ƒжон и ухватил сына за шиворот.

- “ы зачем здесь? - сказал он. -  ак ты смел выйти без разрешени€? ’очешь улизнуть, нарушить слово и оп€ть стать предателем? „то все это значит, сэр?

- ѕусти, отец, - взмолилс€ ƒжо, заметив усмешку мистера „естера и €вное удовольствие, с каким достойный джентльмен наблюдал всю сцену. - Ёто уж слишком.  то хочет улизнуть?

-  то? ƒа ты, ты! - крикнул ƒжон, встр€хива€ его. - Ёто ты вздумал втиратьс€ в чужие дома, - тут ƒжон, по-прежнему держа одной рукой сына за шиворот, другой помахал гостю вдобавок к глубокому прощальному поклону, - и ссорить благородных джентльменов с их сыновь€ми. —кажешь, нет? Ћучше уж придержи €зык, сэр.

ƒжо и не пыталс€ возражать. Ёто была последн€€ капл€, переполнивша€ чашу унижени€! ќн вырвалс€ из рук отца, бросил сердитый взгл€д на отъезжавшего гост€ и вошел в дом.

"≈сли бы не она, - думал ƒжо, сид€ в зале за столом и опустив голову на скрещенные руки, - если бы не ƒолли, € сегодн€ же вечером навсегда покинул бы этот дом. Ќо если € сбегу, ей наплетут бог знает что, а € не хочу, чтобы она считала мен€ негод€ем".

¬ечерело, и в зале на своих обычных местах уже сидели —оломон ƒэйзи, “ом  обб и долгов€зый ѕаркс. „ерез окно они видели все, что произошло. ¬ернувшийс€ со двора мистер ”иллет-старший с обычным хладнокровием выслушал комплименты всей компании и, закурив трубку, подсел к ним.

- ƒа, джентльмены, - начал он после длительной паузы. - ћы еще посмотрим, кто здесь хоз€ин. ѕосмотрим, кто кого об€зан слушатьс€: мальчишки - взрослых, или взрослые - мальчишек.

- —овершенно верно, ƒжонни! - поддакнул —оломон ƒэйзи, одобрительно кива€ головой. - „то правда, то правда. ’орошо сказано, мистер ”иллет! Ѕраво, сэр!

ƒжон медленно подн€л глаза, долго в упор смотрел на —оломона и, наконец, к невыразимому смущению слушателей, изрек:

-  огда € буду нуждатьс€ в вашем одобрении, € обращусь к вам. ј до тех пор не суйтесь в мои дела. ”ж как-нибудь без вас справлюсь. ѕожалуйста, не приставайте ко мне, сэр.

- Ќе сердитесь, ƒжонни, € не хотел вас обидеть, - заверил его коротышка ƒэйзи.

- ¬от и хорошо, сэр, - отвечал ƒжон, окрыленный недавним успехом и потому ставший еще заносчивее. ѕолагаю, что сам смогу за себ€ посто€ть, сэр, без вашей поддержки.

ѕроизнес€ эту тираду, мистер ”иллет уставилс€ на котел и впал в транс, его обычное состо€ние за трубкой.

Ќастроение остальной компании, обескураженной поведением хоз€ина, несколько упало, и все долго хранили молчание. Ќаконец мистер  обб, встав, чтобы выколотить золу из трубки, решилс€ выразить вслух надежду, что впредь ƒжо будет во всем слушатьс€ отца, ибо, как он сегодн€ мог убедитьс€, с таким человеком, как ƒжон ”иллет, шутки плохи.

- “ак что, - добавил  обб, - € бы ему советовал на будущее врем€, как говоритс€, держать ухо востро.

- ј € бы вам советовал оставить мен€ в покое, обрезал его ƒжо, подн€в голову и густо покраснев.

- ћолчать! - крикнул мистер ”иллет, вдруг встрепенувшись и оборачива€сь к нему.

- Ќе замолчу, отец! - ƒжо так стукнул кулаком по столу, что зазвенели бутылки и стаканы. - ƒостаточно мне т€жело терпеть это от теб€, а уж от других € больше терпеть не намерен. “ак что, мистер  обб, не приставайте ко мне.

- ј кто вы такой, ƒжо, что с вами уж и разговаривать нельз€? - насмешливо осведомилс€ мистер  обб.

ƒжо ничего не ответил, только с зловещим видом мотнул головой и снова опустил ее на руки. “ак он и просидел бы смирно до закрыти€ буфета, но мистер  обб, ободренный изумлением всей компании, не ожидавшей от ƒжо такой дерзости, стал донимать его колкими насмешками, которые ни один человек не мог бы стерпеть. Ќакапливавшиес€ годами гнев и возмущение вдруг прорвались: ƒжо вскочил, опрокинув при этом стол, кинулс€ с кулаками на своего мучител€ и прин€лс€ тузить его что есть силы. «атем он с удивительной быстротой загнал его в угол. Ќаткнувшись на груду сваленных там плевательниц,  обб со страшным грохотом раст€нулс€ во весь рост, головой вперед, и, оглушенный, осталс€ лежать неподвижно среди произведенного им разгрома. ј победитель, не рассчитыва€ на одобрение зрителей отступил с пол€ бо€ в свою комнату и, счита€ себ€ в осадном положении, построил перед дверью баррикаду из всей мебели, какую только мог сдвинуть с места.

- Ќу вот и все, - сказал он, сад€сь на кровать и утира€ потное лицо. - я знал, что когда-нибудь этим кончитс€. ѕора мне расстатьс€ с "ћайским ƒревом". “еперь € - бездомный брод€га... ј она мен€ презирает... ¬се пропало!

√Ћј¬ј “–»ƒ÷ј“№ ѕ≈–¬јя

¬ раздумье о своей печальной судьбе ƒжо долго сидел, насторожившись, каждую минуту ожида€ услышать шаги на скрипучих ступен€х и приказ своего почтенного родител€ сдатьс€ немедленно на безоговорочную капитул€цию. ќднако на лестнице не слышно было ни шагов, ни голоса. „ерез длинные коридоры по временам доносились снизу какие-то глухие отголоски - хлопанье дверей, беготн€, - свидетельству€ о царившей там необычной суматохе, но в убежище ƒжо тишина, по контрасту с этим шумом, казалась еще глубже, было уныло и мрачно, как в келье отшельника.

—тановилось темно, стара€ мебель в комнате (сюда, как в больницу, отправл€ли все пришедшее в негодность) принимала не€сные и таинственные очертани€. —туль€ и столы, днем имевшие вид обыкновенных честных калек, теперь казались какими-то странными и загадочными предметами, а словно изъеденна€ проказой ширма из вылин€вшей индийской кожи с золоченой рамой, защищавша€ некогда хоз€ев от холодного ветра и скрывавша€ не одно хорошенькое личико, теперь торчала в отведенном ей углу, как скелет, хмуро устав€сь на ƒжо словно в ожидании допроса. Ќапротив окна висел портрет, из его овальной рамы п€лил серые глаза старый генерал в старинном мундире. ѕо мере того как в комнате мерк дневной свет, генерала все больше одолевала дремота, и, наконец, когда угас последний слабый луч, он закрыл глаза и крепко уснул. ¬округ стало так тихо, что скоро и ƒжо уснул, как генерал на портрете. ќн спал и видел во сне ƒолли, пока часы на чигуэлской церкви не пробили два раза.

¬ комнату по-прежнему никто не загл€дывал. ¬ доме затихло все, и снаружи тоже все было безмолвно, только изредка ла€л какой-нибудь неугомонный пес да шумели ветви, когда ночной ветер качал их. ƒжо некоторое врем€ печально смотрел в окно на хорошо знакомые предметы, дремавшие в бледном лунном свете, потом вернулс€ на место и снова стал вспоминать недавний скандал. ќн думал о нем так долго, что ему уже стало казатьс€, будто случилось это с мес€ц назад.

“ак прошла ночь. ƒжо то дремал, то размышл€л, то подходил к окну и выгл€дывал во двор.. Ќо вот угрюма€ стара€ ширма и ее сверстники, столы и стуль€, стали понемногу выступать из мрака и принимали свой обычный вид, а сероглазый генерал как будто мигал и зевал, просыпа€сь, и, наконец, совсем проснулс€, но, видно, ему было не по себе - в сером утреннем полусвете он казалс€ таким изможденным и оз€бшим.

»з-за леса уже выгл€нуло солнце и €рким золотом лучей пронизывало клуб€щийс€ туман, когда ƒжо, выбросив из окна на землю узелок и свою верную палку, приготовилс€ и сам спуститьс€ вниз.

Ёто не требовало особенной ловкости: на стене было так много выступов и украшений, что по ним можно было сойти, как по ступен€м, а затем оставалось только спрыгнуть с высоты в несколько футов. „ерез минуту ƒжо с палкой и узелком на плече уже сто€л на твердой земле и смотрел на старый дом - быть может, в последний раз.

ќн не обратилс€ к "ћайскому ƒреву" с речью, ибо он был простой необразованный парень. ќн не прокл€л его, потому что был незлобив. ¬ эту минуту он чувствовал к старому дому больше нежности, чем когда-либо в жизни, и, от всей души сказав ему на прощанье: "’рани теб€ бог!", пошел прочь.

ќн шел бодрым, быстрым шагом, всецело зан€тый мысл€ми о будущем; он уже видел себ€ солдатом, воображал, как умирает на чужбине, в стране, где очень жарко и везде пески, и, умира€, завещает добытые им несметные богатства ƒолли, котора€ будет потр€сена, когда узнает это. ѕоглощенный своими юношескими мечтами, то радужными, то печальными, но всегда вертевшимис€ вокруг ƒолли, он быстро шел вперед, - и вот, наконец, ушей его коснулс€ шум Ћондона и впереди зама€чил "„ерный Ћев".

Ѕыло только восемь часов утра, и в "„ерном Ћьве" всех очень удивило по€вление ƒжо в такой ранний час и притом в запыленных башмаках, пешком, а не на своей неизменной серой кобыле. Ќо, так как он попросил как можно скорее приготовить ему завтрак и, когда завтрак подали, про€вил бесспорно замечательный аппетит, то "Ћев" прин€л его так же радушно, как всегда, с тем почетом, на который он, как посто€нный посетитель и собрат по профессии, имел полное право.

Ётот "Ћев", хоз€ин трактира (которого называли то его человеческим, то звериным именем с тех пор, как он велел живописцу придать чертам изображенного на вывеске цар€ зверей как можно больше сходства с его собственной физиономией), был человек почти такого же быстрого и тонкого ума, как сам великий ƒжон ”иллет, с той лишь разницей, что мистеру ”иллету исключительна€ находчивость и быстра€ смекалка даны были природой, тогда как Ћев этими качествами об€зан был в значительной степени пиву - он поглощал его в таких огромных количествах, что потопил в нем все свои способности, за исключением одной - способности спать без просыпу, в которой он достиг поразительного совершенства.

“аким образом, скрипучий Ћев над дверью трактира был, по правде говор€, лев ручной, заспанный и слабосильный. ј так как изображени€ представителей этой дикой породы обычно нос€т условный характер (изображают их чаще всего в каких-то неестественных позах и красках), то наиболее невежественные соседи принимали „ерного Ћьва на вывеске за портрет хоз€ина в костюме, который он надевал по случаю каких-нибудь пышных похорон или национального траура.

-  то это так шумит у вас в соседней комнате? - спросил ƒжо после того, как покончил с едой, умылс€ и почистил свое платье.

- Ёто сержант-вербовщик, - ответил Ћев.

ƒжо невольно вздрогнул. ¬от оно, то, о чем он думал всю дорогу!

- я предпочел бы, чтобы он был где угодно, только не здесь, - добавил Ћев. - Ёти люди здорово орут, а заказывать почти ничего не заказывают.  ак говоритс€, шуму много, а толку мало, мистер ”иллет. «наю, ваш папаша их тоже не жалует.

≈сли старый ƒжон при всех обсто€тельствах не очень-то жаловал вербовщиков, то, знай он, что происходит в эту минуту в душе ƒжо, он еще больше невзлюбил бы их.

- ј этот сержант вербует в какой-нибудь хороший полк? - спросил ƒжо, гл€нув в круглое зеркальце, висевшее близ стойки.

- ¬еро€тно, - был ответ. - Ќо не все ли равно, в какой полк он вербует?  огда начинаетс€ стрельба со всех сторон, пул€ не очень-то разбирает, в кого угодить.

- Ќу, не всех же убивают в бою, - заметил ƒжо.

- He всех, согласилс€ Ћев. - » кого убьет - если только сразу, без мучений, те, по-моему, дешевле всего отделаютс€.

- ¬от как! - сказал ƒжо. - «начит, слава, по-вашему, - пуст€к?

- „то пуст€к? - переспросил Ћев.

- —лава.

- ƒа, мистер ”иллет, вы угадали; по-моему, она ничего не стоит. ѕриди она сюда и потребуй чего-нибудь выпить, € бы с нее за выпивку ничего не вз€л, даже если бы она хотела размен€ть гинею и заплатить. ѕо-моему, сэр, добывать славу - не очень прибыльное зан€тие.

¬ыслушав это далеко не утешительное мнение, ƒжо вышел из буфета и, остановившись у дверей в соседнюю комнату, прислушалс€. —ержант расписывал своим собеседникам прелести военной службы: по его словам выходило, будто солдаты только и делают, что выпивают да в промежутках между попойками ед€т и волочатс€ за девушками, а война - самое расчудесное дело дл€ тех, кто побеждает, англичане же всегда побеждают.

- Ќо ведь на войне могут и убить, сэр, - робко подал голос кто-то из угла.

- ј если даже и убьют, так что? - возразил сержант. - –одина любит своих павших сынов, сэр. » его величество король √еорг “ретий тоже любит их. ѕам€ть о вас будут хранить и чтить. ¬се будут вам благодарны. ¬аше им€ полностью впишут в книги военного министерства. „ерт возьми, все равно двум смерт€м не бывать, а одной не миновать. Ќе так ли, джентльмены?

«адавший вопрос кашл€нул и больше не вступал в разговор.

ƒжо вошел в комнату. — полдюжины парней собрались здесь и жадно слушали сержанта. ќдин возчик в холщовой блузе, видимо, был уже склонен записатьс€, но еще колебалс€. ќстальные, как водитс€, гор€чо уговаривали его решитьс€ поскорее, хот€ сами вовсе не собирались на военную службу. ќни хором поддерживали доводы сержанта, а втихомолку подсмеивались над возчиком.

- Ќичего больше € не скажу, реб€та, - объ€вил сержант, сидевший со своей кружкой немного поодаль. ’рабрый- человек, - тут он покосилс€ на ƒжо, - и сам не захочет упустить такой случай. Ќе стану вас уговаривать - слава богу, вербовщикам корол€ в этом нет надобности. ћолода€ гор€ча€ кровь - вот что нам нужно, а не вода с молоком. »з шести охотников мы бракуем п€ть, берем только отборных молодцов. я не собираюсь рассказывать вам сказки. „ерт побери, если подсчитать, сколько в нашем корпусе служит знатных джентльменов, которые оказались в беде, немного не поладив с родител€ми...

—ержант оп€ть посмотрел на ƒжо, да так доброжелательно, что ƒжо сделал ему знак выйти с ним за дверь. —ержант сразу же вышел.

- ¬ы джентльмен, ей-богу, - были первые его слова и он хлопнул ƒжо по спине. - ѕереодетый джентльмен, как и €. ƒадим друг другу кл€тву быть друзь€ми.

 л€твы ƒжо не дал, но пожал сержанту руку и поблагодарил за лестное мнение.

- ¬ы хотите служить королю, - сказал его новый друг. - » будете! ¬ы пр€мо-таки рождены дл€ военной службы. ¬ы наш, вы солдат с головы до ног. „то вы будете пить?

- ѕока ничего, - с легкой улыбкой ответил ƒжо. - я еще не окончательно решил...

- “акой смельчак - и не может сразу решитьс€! - воскликнул сержант. - Ќу, ну, позвольте мне позвонить в колокольчик, я уверен, если сейчас позвоню хоз€ину, через полминуты дело будет кончено!

- ¬ этом вы правы: если позовете здешнего хоз€ина, который мен€ хорошо знает, - не быть мне солдатом! ѕосмотрите на мен€ внимательно. ѕрисмотрелись?

- „его тут присматриватьс€! - отозвалс€ сержант, чертыхнувшись предварительно. - я и так вижу, что вы самый бравый парень из всех, каких € встречал, вполне подход€щий дл€ службы королю и отечеству.

- —пасибо, - сказал ƒжо. - я не дл€ того задал вопрос, чтобы напроситьс€ на похвалы, но благодарю вас за них. ѕохож € на подлого труса или обманщика?

—ержант самым категорическим образом и в самых отборных выражени€х опроверг это и за€вил, что, если бы его родной отец посмел сказать про ƒжо такую ересь, он тут же проткнул бы старика шпагой и гордилс€ бы своим поступком.

—нова поблагодарив сержанта, ƒжо продолжал: - —ледовательно, вы можете на мен€ положитьс€ и верить тому, что € скажу. —корее всего € сегодн€ же вечером запишусь к вам в полк. Ќо до вечера € не хочу ничего окончательно решать. √де € могу вас найти?

Ќовый друг ƒжо, после настойчивых, но тщетных уговоров сейчас же решить вопрос, с некоторым неудовольствием сказал, что он остановилс€ в " ривой ѕалке" на “ауэр-стрит50, и там с ним можно встретитьс€ сегодн€ до полуночи или завтра утром.

- ј если € приду - миллион шансов против одного, что так и будет, - когда вы увезете мен€ из Ћондона? - спросил ƒжо.

- «автра утром, в половине дев€того, - отвечал сержант. - ѕоедете за границу, в страну, где можно набрать уйму добычи, где все залито солнцем и лучший в мире климат.

- ”ехать из јнглии - это как раз то, чего мне хочетс€, - сказал ƒжо, пожима€ ему руку. - “ак что ждите мен€.

- ¬от таких нам и нужно! - —ержант в порыве восторга никак не хотел выпустить руку ƒжо. - “акой человек, как вы, быстро пробьет себе дорогу. —кажу вам не из зависти, не потому, что хочу умалить ваши будущие заслуги: если бы мне ваше образование и воспитание, € бы уже теперь был полковником.

- ѕолноте, - остановил его ƒжо. - Ќе так уж € глуп, чтобы на это рассчитывать. „его не сделаешь, когда беда прижмет! ј мо€ беда - пустой карман да домашние непри€тности. Ќу, пока до свидань€!

- «а корол€ и јнглию! - воскликнул сержант, взмахнув шапкой.

- «а хлеб и м€со! - сказал ƒжо, щелкнув пальцами. » они разошлись в разные стороны.

ƒенег у ƒжо было очень мало, так мало, что, когда он уплатил за свой завтрак (он мог бы поесть на отцовский счет, но не позвол€ла честность да и гордость тоже), в кармане у него осталс€ всего один пенни. » все же у него хватило мужества отказатьс€ от назойливо предлагаемых услуг любезного сержанта, который подстерег его у дверей и с бесконечными уверени€ми в вечной дружбе умол€л прин€ть от него хот€ бы один шиллинг в качестве временной ссуды. ќтказавшись и от наличных денег и от кредита, ƒжо ушел, как пришел - с палкой и узелком за спиной, намерева€сь как-нибудь скоротать последний день, а вечерком пойти к ¬арденам: ему было бы слишком т€жело уехать из јнглии, не простившись с милой ƒолли.

ќн вышел из города через »злингтон51, прошел до ’айгета, по дороге много раз садилс€ отдыхать на придорожных камн€х или у чьих-либо ворот, но церковные колокола не звонили, приказыва€ ему вернутьс€. ѕрошли времена благородного ¬иттингтона, гордости английского купечества, и в наши дни церковные колокола принимают уже меньше бескорыстного участи€ в судьбе человека52. «вон€т они только за деньги и в дни официальных торжеств. »з јнглии уезжает теперь гораздо больше людей, корабли отплывают из портов “емзы в дальние страны, от кормы до носа набитые этим человеческим грузом, а колокола молчат. ќни ни о чем не мол€т, ни о чем не сожалеют - они привыкли ко всему и стали из церковных мирскими.

ƒжо на последний пенни купил себе булочку, и кошелек его уподобилс€ (однако с некоторой разницей) знаменитому кошельку ‘ортуната53, в котором, сколько бы ни тратил его счастливый владелец, всегда оказывалось то же количество золота. ¬ наш прозаический век, когда все феи умерли и не воскресают, кошельки очень многих имеют то же волшебное свойство - их содержимое неизменно выражаетс€ цифрой нуль и, сколько ни помножайте этот нуль на самого себ€, сосчитать результат сама€ легка€ задача на свете.

Ќаконец смерклось, и ƒжо, чувству€ себ€ заброшенным и одиноким, как вс€кий бесприютный человек, который осталс€ один на свете, направилс€ к дому слесар€. ќн приурочил свой визит к тому часу, когда, как он знал, миссис ¬арден одна или с ћиггс отправл€етс€ иногда в церковь слушать проповедь, и гор€чо наде€лс€, что именно сегодн€ - один из тех вечеров, которые она посв€щает нравственному совершенствованию..

ќн прошелс€ два-три раза по противоположной стороне улицы, и, когда подошел к дому, у двери мелькнула развевающа€с€ юбка. Ёто была, конечно, юбка ƒолли, а то чь€ же? Ќи одно женское платье в мире не падало такими красивыми складками. ƒжо собралс€ с духом и последовал за нею в мастерскую под «олотым  лючом.

 огда он остановилс€ на пороге и заслонил свет, ƒолли огл€нулась. ќх, это лицо! "≈сли бы не она, € никогда не набросилс€ бы на бедн€гу  обба, - подумал ƒжо. - ј она стала еще в двадцать раз красивее! ќна достойна быть женой лорда!"

ќн не произнес этого вслух, а только подумал - но, пожалуй, это можно было прочесть по его глазам. ƒолли сказала, что рада его видеть и как жаль, что родителей нет дома. ƒжо гор€чо заверил ее, что это не имеет значени€.

ƒолли не решалась вести его в гостиную, где было уже почти темно. — другой стороны, неудобно было сто€ть и разговаривать в освещенной мастерской на виду у всей улицы.   тому же оба, незаметно дл€ себ€, очутились около наковальни, и ƒжо все еще держал руку ƒолли (на что он не имел никакого права, ибо ƒолли прот€нула ее ему только затем, чтобы поздороватьс€), похоже было, будто они - жених и невеста перед алтарем. » это ужасно смущало ƒолли.

- я пришел проститьс€, - начал ƒжо. - ѕроститьс€ бог знает на сколько лет. ћожет быть, навсегда... я уезжаю в чужие кра€.

¬от этого-то ему не следовало говорить! ѕришел и рассуждает, как знатный господин, который волен уезжать и приезжать, когда ему вздумаетс€, колесить по всему свету дл€ своего удовольстви€! ј вот каретник тот, как влюбленный рыцарь, только вчера кл€лс€, что мисс ¬арден приковала его к себе несокрушимыми цеп€ми, и категорически утверждал, не жале€ слов, что она обрекла его на медленную смерть и не далее, как через две недели, он надеетс€ достойно встретить свой конец, оставив мастерскую матери.

ƒолли высвободила руку, сказала: "¬от как!" - и тут же прибавила, что вечер сегодн€ прекрасный. —ловом, она про€вила не больше волнени€, чем наковальн€, у которой они сто€ли,

- я не мог уехать, не повидав вас, - сказал ƒжо. ћне это было бы очень т€жело... ƒолли выразила величайшее сожаление, что он из-за нее проделал такой дальний путь - ведь у него перед отъездом, наверное, масса дел! ј как поживает милый старичок, мистер ”иллет?

- » это все, что вы мне скажете на прощанье? - воскликнул ƒжо.

√осподи боже, а чего же еще он ожидал? ƒолли была вынуждена подн€ть свой фартучек к глазам и внимательно рассматривать рубчик от одного кра€ до другого, дл€ того чтобы не рассме€тьс€ ƒжо в лицо. ƒа, именно дл€ этого, а вовсе не потому, что ее смущал взгл€д ƒжо - конечно, не потому!

¬ сердечных делах ƒжо был неопытен и пон€ти€ не имел, что молодые девицы ведут себ€ в разное врем€ по-разному. ќн ожидал увидеть ƒолли такой же, какой она была во врем€ их чудного ночного путешестви€, и перемена в ее обращении была дл€ него такой же неожиданностью, как если бы солнце и луна помен€лись местами. ¬есь день его поддерживала смутна€ надежда, что ƒолли скажет: "Ќе уезжайте!", или: "Ќе покидайте нас", или: "Ќу, зачем вы уезжаете?", а может, и как-нибудь иначе поощрит его. ќн даже готов был вообразить, что ƒолли броситс€ к нему в объ€ти€ или сразу упадет в обморок, не вымолвив ни единого слова. Ќо ничего похожего на ее нынешнее поведение он себе не представл€л и теперь смотрел на нее в немом удивлении.

ƒолли между тем зан€лась уже уголками своего фартука, измерила его в ширину и длину, потом разгладила на нем каждую складочку и все врем€ молчала так же, как ƒжо. Ќаконец после длительной паузы ƒжо стал прощатьс€.

- ƒо свидань€, - сказала ему ƒолли с милой улыбкой, таким тоном, словно ƒжо уходил не дальше соседней улицы и должен был вернутьс€ к ужину. - ƒо свидань€!

- Ќу, ƒолли, - ƒжо прот€нул к ней обе руки. - ƒорога€ ƒолли, неужели мы так расстанемс€? я вас люблю, люблю всем сердцем, искренне и гор€чо, как только может мужчина любить женщину. ¬ы знаете, € бедн€к и сейчас еще беднее, чем прежде, потому что € убежал из дому, где мне уже стало невтерпеж, и должен сам, без чужой помощи, пробивать себе дорогу. ј вы - красавица, все вас люб€т и восхищаютс€ вами, вы счастливы и не знаете забот о завтрашнем дне. » дай бог, чтобы так было всегда! я не простил бы себе, если бы сделал вас несчастной. Ќо скажите же мне в утешение хоть одно ласковое словечко! –азумеетс€, € не имею никакого права требовать этого от вас, а только прошу, потому что люблю вас, и самое коротенькое ваше слово буду всю жизнь хранить как сокровище. ƒолли, родна€, неужто вам так-таки нечего мне сказать?

Ќикакого ответа. ƒолли была кокетка и балованный ребенок. ќна вовсе не желала, чтобы ее вот так вз€ли штурмом.  аретник на месте ƒжо заливалс€ бы слезами, упал бы на колени и, проклина€ себ€, ломал бы руки, или бил себ€ в грудь и рвал на себе шейный платок, словом, делал бы все, как полагаетс€ в романах. ј ƒжо... он смеет уезжать за границу так спокойно, как ни в чем не бывало! ≈сли бы он, как влюбленный каретник, был скован несокрушимыми цеп€ми, он не стал бы этого делать!

- ƒа € уже два раза сказала вам "прощайте". „его же вам еще? —ейчас же уберите вашу руку, мистер ƒжозеф, не то € позову ћиггс.

- Ќе буду вас упрекать, - промолвил ƒжо. - Ќаверное, € сам во всем виноват. ћне казалось иногда, что вы мен€ не презираете, но глупо было с моей стороны думать так.  аждый, кто знает, как € жил до сих пор, не может не презирать мен€, а вы в особенности. ѕрощайте, дай вам бог счасть€!

ќн ушел, ушел совсем! ƒолли подождала немного, дума€, что он вернетс€, осторожно выгл€нула за дверь, окинула взгл€дом улицу с одного ее конца до другого, насколько позвол€ла темнота, потом вошла в дом, подождала еще и пошла наверх, мурлыча песенку. ќчутившись у себ€ в комнате, она заперлась и, упав на постель, долго плакала, так горько, словно у нее разрывалось сердце. ќднако такие натуры сотканы из противоречий и если бы ƒжо ”иллет вернулс€ в тот же вечер, или на другой день, через неделю или через мес€ц, - держу пара на сто против одного, что она встретила бы его не лучше, чем проводила, а потом рыдала бы так же отча€нно.

 ак только ƒолли вышла из мастерской, из-за трубы горна опасливо высунулась голова. √олова эта и раньше незаметно высовывалась раза два из своего укрыти€, теперь же ее обладатель, убедившись, что он один, высунул ногу, затем плечо, и так, постепенно, вс€ фигура мистера “эппертита оказалась на виду, увенчанна€ небрежно заломленным набекрень колпаком из оберточной бумаги. ѕодбочен€сь, мистер “эппертит произнес вслух:

- „то это, € ослышалс€? »ли спал и видел все во сне? Ѕлагодарить мне теб€, судьба, или проклинать?

ќн торжественно сошел с возвышени€, поставил осколок зеркала на скамейку, прислонив его к стене, и, верт€ головой, стал внимательно разгл€дывать свои икры и л€жки.

- ≈сли и это - только сон, так пусть бы ва€тел€м снились такие сны, чтобы они после пробуждени€ могли высечь подобные ноги из мрамора, - сказал —им. - Ќо нет, это не сон, а действительность, такие ноги никому и приснитьс€ не могли. “репещи, ”иллет, трепещи и оставь надежду. ќна мо€! ќна мо€!

ѕосле этих торжествующих выкриков он схватил молоток и нанес им сильный удар по наковальне, словно вообразив, что это была голова (или, как он мысленно выражалс€, "башка") ƒжо ”иллета. «атем разразилс€ хохотом, таким громким, что он заставил вздрогнуть даже ћиггс в кухне, на другом конце дома, и, окунув голову в таз с водой, прибегнул к помощи полотенца, висевшего за дверью чулана. ќно послужило двум цел€м - дл€ вытирани€ лица и успокоени€ взволнованных чувств мистера “эппертита.

“ем временем ƒжо, безутешный, но не утративший мужества, выйд€ из дома ¬ардена, поспешил в " ривую ѕалку" и здесь осведомилс€ о своем новом при€теле, сержанте. “от никак не ждал его и прин€л с распростертыми объ€ти€ми. „ерез каких-нибудь п€ть минут после по€влени€ ƒжо в этом увеселительном заведении он был зачислен в р€ды доблестных защитников отечества, а через полчаса уже пировал, поглоща€ дым€щийс€ ужин - вареные рубцы с луком, приготовленные, как неоднократно увер€л сержант, по специальному заказу его королевского величества. ƒжо в полной мере оказал честь этому блюду, которое после продолжительного поста показалось ему особенно вкусным. ѕосле трапезы, сопровождавшейс€ множеством патриотических и верноподданнических тостов, его отвели на соломенный тюф€к на чердаке над конюшней и заперли там.

Ќа другое утро ƒжо увидел, что благодар€ трогательным заботам сержанта его шл€па украшена разноцветными лентами, придававшими ей очень веселый вид. ¬ сопровождении этого начальника и трех новобранцев, которые все еще были сильно под хмельком, он отправилс€ на берег. «десь к ним присоединилс€ капрал и еще четыре будущих геро€; двое были пь€ны и бодрились, двое - трезвы и уже раскаивались в своем решении. » у всех, как у ƒжо, не было с собой ничего, кроме запыленной палки и узелка. ¬сю компанию погрузили на судно, направл€вшеес€ в √рейвзенд, оттуда им предсто€ло идти пешком до „етема. ¬етер был попутный, и Ћондон скоро осталс€ позади, как огромное черное марево.

√Ћј¬ј “–»ƒ÷ј“№ ¬“ќ–јя

—тара€ пословица говорит: "Ѕеда никогда не приходит одна". » в самом деле, непри€тности цепл€ютс€ друг за друга, нос€тс€ всегда ста€ми и сад€тс€, где им вздумаетс€. ќни своенравно обрушиваютс€ тучей на голову какого-нибудь бедн€ги, не оставл€€ на его макушке ни одного незан€того дюйма, а на других людей, чьи головы представл€ют не менее удобное место дл€ привала, не обращают ровно никакого внимани€.

¬озможно, что ста€ бед, летавша€ по Ћондону в поисках ƒжозефа ”иллета, не найд€ его, наугад ринулась вниз и налетела на первого молодого человека, который привлек ее внимание. “ак это или нет, одно достоверно в день отъезда ƒжо цела€ туча их свалилась на голову Ёдварду „естеру, жужжала ему в уши, хлопала крыль€ми и атаковала так энергично, что он чувствовал себ€ глубоко несчастным. Ѕыло уже восемь часов вечера, когда Ёдвард с отцом впервые за этот день оказались одни, после того как им подали вино и десерт. ќни обедали сегодн€ вместе, но за обедом присутствовал третий, и только сейчас они остались с глазу на глаз. ћежду тем они не виделись со вчерашнего вечера.

Ёдвард был сдержан и молчалив, отец его - весел, даже веселее обычного. Ќе жела€, видимо, вступать в разговор с человеком, настроенным совсем не так, как он, мистер „естер выражал свое при€тное расположение духа только улыбками и си€ющими взгл€дами, не дела€ никаких попыток привлечь внимание Ёдварда. “ак они сидели некоторое врем€, отец - с обычной небрежной грацией развал€сь на диване, сын против него за столом, опустив глаза, - видно было, что он зан€т какими-то тревожными и мучительными размышлени€ми.

- ƒорогой мой, - начал, наконец, мистер „естер с подкупающей улыбкой. - “ы сегодн€ какой-то сонный и совсем забыл о графине. ѕередай мне его, пожалуйста. Ќикогда не следует до такой степени поддаватьс€ хандре.

Ёдвард извинилс€, передал ему графин и снова впал в прежнее состо€ние.

- Ќапрасно ты и себе не нальешь, - сказал мистер „естер, поднима€ стакан и разгл€дыва€ его на свет. ¬ино в умеренном количестве полезно - конечно, только в умеренном, ибо люди в пь€ном виде отвратительны. ќно придает глазам блеск, голосу звучность, мысл€м и речам живость, - словом, оказывает нам тыс€чу благоде€ний. “ы бы попробовал, Ќэд.

- јх, батюшка! - вырвалось у Ёдварда. - ≈сли бы вы...

- ƒорогой мой, - поспешно перебил его мистер „естер и поставил стакан на стол, с испуганным и возмущенным видом подн€в брови, - ради всего св€того, не зови мен€ так - ведь это какое-то старомодное, пр€мо-таки допотопное слово! Ѕудь же немного деликатнее! –азве € сед, или весь в морщинах, или хожу на костыл€х, или у мен€ выпали все зубы, что ты вздумал так мен€ называть? √осподи, как это грубо!

- я хотел говорить с вами от всего сердца, сэр, с доверием, естественным между нами, а вы сразу же одергиваете мен€, - сказал Ёдвард.

- ќх, Ќэд, прошу теб€, не употребл€й таких убийственных выражений! - ћистер „естер сделал холеной рукой умол€ющий жест. - "√оворить от всего сердца!" ѕора бы тебе знать, что сердце - это весьма разумно устроенна€ часть нашего организма, центр кровеносной системы и так далее, но ко всему тому, что ты думаешь и говоришь, имеет такое же отношение, как твои колени.   чему же такие бессмысленные и банальные выражени€? ѕредоставь употребл€ть этот анатомический термин господам медикам, которые в хорошем обществе просто нетерпимы. ѕраво, ты мен€ очень удивл€ешь, Ќэд!

- ƒа, да, по-вашему, в человеческой груди нет ничего такого, что можно было бы ранить или исцелить и к чему следовало бы относитьс€ бережно. я знаю ваши взгл€ды, сэр, и ничего больше не скажу, - отозвалс€ Ёдвард.

- ј вот и ошибаешьс€, - возразил мистер „естер, пот€гива€ вино. - я определенно утверждаю, что сердце существует. ¬се мы знаем, что это такое. —ердца животных - бычьи, овечьи и так далее - в вареном виде употребл€ютс€ в пищу. √овор€т, это любимое блюдо простонародь€. —лучаетс€, что человека убивают ударом ножа в сердце или пулей в сердце. Ќо такие выражени€, как "от всего сердца", "тронуть сердце", иметь "холодное", или "гор€чее" сердце, быть "бессердечным", "разбить сердце" - все это чепуха, мой мальчик!

- ƒа, конечно, сэр, - отозвалс€ Ёдвард, заметив, что отец молчит в ожидании его ответа. - –азумеетс€.

- ¬з€ть хот€ бы плем€нницу ’ардейла, твою пламенную страсть, - продолжал мистер „естер небрежным тоном человека, который приводит первый пришедший в голову пример. - “ы, конечно, гор€чо верил, что это девушка с "большим сердцем". —ейчас она оказываетс€ уже девушкой "без сердца". ј между тем она все та же, Ќэд, все та же.

- Ќет, сэр, она переменилась, - воскликнул Ёдвард, вспыхнув. - » € уверен - под чьим-то дурным вли€нием.

- “ы получил холодный отказ, не так ли? - сказал его отец. - Ѕедный мой мальчик! я же тебе еще накануне это предсказывал... ѕередай мне, пожалуйста, щипчики.

- Ќа нее повли€ли, коварно обманули ее! - крикнул Ёдвард, вскочив с места. - Ќи за что не поверю, что она сама захотела отказать мне, когда узнала из моего письма, что € беден. я знаю - ее мучили, ее вынудили к этому. ѕусть нашей любви конец, и все между нами порвано, пусть она оказалась недостаточно стойкой, изменила и мне и себе, - € не верю и никогда не поверю, что ею руководил какой-то низкий расчет, что она отказала мне добровольно. Ётого не может быть!

- „естное слово, € краснею за теб€, - шутливо промолвил мистер „естер. - ’от€ мы часто не знаем самих себ€, € гор€чо надеюсь, что эту безрассудную пылкость ты унаследовал не от мен€. Ќу, а что касаетс€ мисс ’ардейл, дорогой мой, так она поступила вполне разумно и естественно. —делала именно то, что ты ей предлагал, Ёто € слышал от ’ардейла. я так тебе и предсказывал -, впрочем, дл€ этого не требовалось особой проницательности. ќна думала, что ты богат или хот€ бы состо€телен, а оказалось, что ты бедн€к. Ѕрак - это сделка. Ћюди вступают в брак, чтобы улучшить свое положение в обществе, подн€ть свой престиж. Ѕрак - это вопросы о доме, мебели, ливре€х, слугах, экипаже и прочих вещах. –аз и она и ты бедны - вопрос €сен. “ы не способен посмотреть на это с деловой точки зрени€, а она про€вила редкий здравый смысл. „ту ее за это и пью за ее здоровье! ѕусть это послужит тебе уроком. Ќалей же и себе стаканчик, Ќэд.

- Ќет, никогда € не воспользуюсь этим уроком, возразил Ёдвард. - » если правда, что испытани€ и годы накладывают свою печать на...

- Ќе говори "на сердце"! - вставил мистер „естер.

- ...на людей, развращенных лицемерием света, - с жаром продолжал Ёдвард, - то избави мен€ бог от такой мудрости.

- Ќу, довольно, оставим это, - мистер „естер приподн€лс€ с дивана и в упор посмотрел на сына. - Ќе забывай, пожалуйста, своих интересов, своего нравственного долга - сыновней любви, сыновних об€занностей и всего прочего, о чем помнить так при€тно и благородно, иначе ты в этом раскаешьс€.

- я никогда не буду раскаиватьс€ в том, что сохранил человеческое достоинство, сэр, - сказал Ёдвард. ѕростите, но € никогда им не поступлюсь ради вас и не пойду по тому пути, который вы дл€ мен€ выбрали и на который рассчитывали толкнуть мен€, тайно способству€ моему разрыву с мисс ’ардейл.

ћистер „естер еще больше выпр€милс€ и внимательнее всмотрелс€ в лицо Ёдварда, словно провер€€, вполне ли серьезно он это говорит. «атем оп€ть развалилс€ на диване и, не перестава€ щелкать орехи, сказал очень спокойно:

- Ёдвард, у моего отца был еще сын, такой же сумасброд, как ты, непокорный сын с вульгарными наклонност€ми. » однажды утром за завтраком отец прокл€л его и лишил наследства. ћне почему-то сегодн€ удивительно живо вспоминаетс€ эта сцена. ѕомню, € как раз в тог момент ел пирожок с вареньем... Ётому сыну потом жилось очень трудно, и умер он молодым, - к счастью дл€ всех, так как он позорил нашу семью. ќчень прискорбно, Ёдвард, когда отцу приходитс€ прибегать к таким крутым мерам.

- ƒа, это печально, - отозвалс€ Ёдвард, - и не менее печально, когда сына, который любит отца и выполн€ет свой долг в самом высоком и подлинном смысле этого слова, отец на каждом шагу отталкивает от себ€ и вынуждает к неповиновению. ƒорогой отец, - добавил он уже м€гче и все с той же глубокой серьезностью, - € часто думаю о том, что произошло между нами, когда мы в первый раз обсуждали этот вопрос. ќбъ€снимс€ откровенно, по-насто€щему откровенно. ¬ыслушайте мен€.

- я предвижу, что это будет за объ€снение, и потому отказываюсь от него, Ёдвард, - сухо остановил его мистер „естер. - я заранее уверен, что этот разговор мен€ расстроит, а € терпеть не могу вс€ких огорчений. ≈сли ты намерен противитьс€ моим планам, не хочешь упрочить свое положение и сохранить тот блеск и почет, которые так долго сохран€л наш род, словом, если ты решаешьс€ идти своим путем, иди и унеси с собой мое прокл€тие. ћне очень жаль, но другого исхода € не вижу.

- „то ж, проклинайте мен€, - сказал Ёдвард. - ѕрокл€тие - это пустой звук, не более. я не верю, что человек может прокл€ти€ми навлечь несчастье на другого, а в особенности на собственных детей, - это так же не в его силах, как заставить хоть одну каплю дожд€ или снежинку упасть из туч на землю. ѕодумайте, сэр, о том, что вы делаете.

- “ы такой безбожник и нечестивец, такой возмутительно неблагодарный сын, - отпарировал его отец, лениво повернувшись к нему и продолжа€ щелкать орехи, - что € больше не могу теб€ слушать. ѕри таких услови€х нам совершенно немыслимо жить вместе. Ѕудь любезен, позвони слуге, пусть проводит теб€. » прошу теб€ больше в мой дом не возвращатьс€. ”бирайтесь, сэр, если у вас не осталось ни капли совести, ступайте к черту, искренне желаю вам попасть к нему в лапы. ѕрощайте.

Ќи слова не говор€, ни разу не огл€нувшись, Ёдвард вышел и навсегда покинул отцовский дом.

ћистер „естер был несколько красен и возбужден, но держал себ€ как обычно.  огда на вторичный звонок вошел слуга, он сказал ему:

- ѕик, если этот господин, который только что ушел... - »звините, сэр, - вы говорите о мистере Ёдварде?

- „то за вопрос, болван? –азве тут был кто-нибудь еще? “ак вот, если этот господин пришлет за своими вещами, отдайте их, пон€тно? ј если он придет сам - мен€ нет дома. “ак ему и скажите и захлопните перед ним дверь.

¬скоре везде стали шушукатьс€, что у мистера „естера очень неудачный сын, который причин€ет ему много «абот и гор€. » добрые люди, слышавшие и передававшие это другим, еще больше дивились выдержке и спокойствию несчастного отца. " акой же это прекрасный человек, - говорили они, - если, столько пережив, он осталс€ таким кротким и уравновешенным". ѕри имени Ёдварда в "свете" теперь качали головами, прикладывали палец к губам, вздыхали и делали серьезные мины. “е, у кого были сыновь€ в возрасте Ёдварда, кип€ благородным негодованием, желали ему смерти во им€ торжеств добродетели. ј земной шар продолжал вертетьс€, как и раньше, и вертелс€ все п€ть следующих лет, о которых наша повесть умалчивает.

√Ћј¬ј “–»ƒ÷ј“№ “–≈“№я

¬ один холодный вечер в начале года тыс€ча семьсот восьмидес€того от рождества ’ристова, как только смерклось, подул резкий северный ветер, и быстро надвинулась темна€ жутка€ ночь. ∆естокие лед€ные вихри секли мокрые улицы густой смесью дожд€ и снега и барабанили в дребезжавшие окна. ¬ывески, вырванные из скрипевших рам, с грохотом валились на мостовую. —тарые расшатанные трубы качались под ветром и каждую минуту грозили упасть. » не одна колокольн€ дрожала в эту ночь, словно при землетр€сении.

¬ такую ночь люди, имеющие хоть малейшую возможность укрытьс€ там, где тепло и светло, не станут искушать €рость снежной бури. ¬ кофейн€х поприличнее, посетители, собравшись у камелька, на врем€ утратив интерес к политике, с тайным удовлетворением сообщали друг другу, что ветер крепчает с каждой минутой. ј во всех убогих харчевн€х на берегу “емзы у огн€ сидели компании людей, неотесанных, странных на вид. «десь толковали о корабл€х, гибнущих в такую погоду в море со всем экипажем, здесь можно было услышать немало страшных рассказов о кораблекрушени€х и утонувших мор€ках, и одни выражали надежду, что ушедшие в плавание знакомые матросы спасутс€, другие в сомнении покачивали головами. ¬ семейных домах дети теснились у камина, с упоением и страхом слуша€ сказки о привидени€х, домовых и высоких фигурах в белом, которые по€вл€ютс€ у кровати, о люд€х, уснувших в старой церкви, - их, не заметив, заперли там, и поздней ночью они просыпались одни в пустой церкви. Ќаслушавшись таких рассказов, дети дрожали при одной мысли о темной спальне наверху, но все же им весело было слушать, как ветер воет за окнами, и хотелось, чтобы он выл подольше. ¬рем€ от времени счастливцы, защищенные надежным кровом, умолкали и прислушивались, или кто-нибудь из них, подн€в палец, восклицал: "Tсc!" - и тогда в наступившем молчании, заглуша€ треск дров в камине и частый стук дожд€ и снежной крупы в оконные стекла, слышалс€ то заунывный шум ветра, от которого дрожали стены, словно сотр€саемые рукой гиганта, то хриплый рев морского прибо€; а то поднималс€ такой грохот и бешеные вихри, что казалось - вс€ природа обезумела; затем вихри с прот€жным воем улетали прочь, и ненадолго наступало затишье.

¬есело си€ли в тот вечер огни "ћайского ƒрева", хот€ никто не мог их видеть, ибо дорога была безлюдна. ƒа будет благословенна ветха€ занавеска на окне, красна€, как жаркое плам€, как рубин, - сквозь нее смешанный поток €ркого света, шедший от огн€ в камине, свечей, и, кажетс€, даже от €ств, бутылок и веселых лиц, си€л приветливо ман€щим оком в мрачной пустыне ночи. ј внутри!  акой ковер сравнитс€ с хруст€щим под ногами песком, кака€ музыка - с веселым потрескиванием дров в камине, какой аромат духов - с аппетитными запахами из кухни, какое тепло погожего дн€ - с живительным теплом этого дома? Ѕлагословенный старый дом, как стойко он выдерживал натиски стихий! —ердитый ветер бесновалс€ и гудел вокруг его крепкой крыши, наскакивал на широкие трубы, а те, как ни в чем не бывало, выбрасывали из своих гостеприимных недр огромные клубы дыма и вызывающе пыхтели пр€мо ему в лицо; он с грохотом сотр€сал все здание, словно жаждал запугать веселый огонек в окне, но огонек не сдавалс€ и, казалось, назло ему разгоралс€ еще €рче.

ј как описать изобилие благ земных в этой прекрасной гостинице, размах и щедрость во всем! ћало того, что в большущем камине пылал огонь, - и в изразцах, которыми камин был выложен, так же €рко горели и пл€сало п€тьсот веселых огней. ћало того, что красна€ занавеска не впускала сюда мрак и €рость ненастной ночи и придавала комнате веселый и уютный вид - в крышке каждой кастрюли, каждом подсвечнике, в медной, олов€нной, жест€ной посуде, развешанной по стенам, отражались бесчисленные красные занавески, словно загоравшиес€ при каждой вспышке пламени, так что, куда ни гл€нь, пылали бесконечные ленты €ркого пурпура. » в старых дубовых панел€х и балках, стуль€х и скамь€х отражалс€ этот пурпурный свет, - только более тусклого и темного тона; огни и красные занавески отражались даже в зрачках собеседников, в их пуговицах, в вине, которое они пили, и трубках, которые они курили.

ћистер ”иллет сидел на том же месте, на котором сиживал п€ть лет назад, так же устремив глаза на неизменный котел. —идел здесь с тех пор, как часы пробили восемь, и не подавал никаких признаков жизни, кроме шумного дыхани€, сильно напоминавшего храп, хот€ он вовсе не спал и даже по временам подносил ко рту стакан или выколачивал трубку и снова набивал ее табаком. Ѕыло уже половина одиннадцатого.  ак и прежде, мистеру ”иллету составл€ли компанию мистер  обб и долгов€зый ‘ил ѕаркс, и за два с половиной часа никто из них трех не вымолвил ни единого слова.

Ѕыть может, люди, которые в течение многих лет встречаютс€ в одной и той же обстановке, сид€т на тех же местах и делают одно и то же, обретают какое-то шестое чувство или замен€ющую его таинственную способность воздействовать друг на друга? Ётот вопрос могут решить только философы. ƒостоверно только то, что старый ƒжон ”иллет, мистер ѕаркс и мистер  обб считали себ€ самыми занимательными и веселыми собеседниками и, пожалуй, даже - людьми величайшего ума. ƒостоверно и то, что они, сид€ у огн€, часто перегл€дывались, словно между ними происходил беспрерывный обмен мысл€ми, и ни один из них отнюдь не считал себ€ и соседей молчаливыми. ¬стреча€ взгл€д другого, каждый кивал ему, словно говор€: "¬ы чрезвычайно €сно высказали свое мнение, сэр, и € с вами совершенно согласен".

¬ комнате было так тепло, табак был так хорош, а огонь в камине горел так при€тно, что мистер ”иллет задремал. Ќо, так как в силу давнишней привычки, он в совершенстве владел искусством курить во сне, а дышал он одинаково шумно, когда не спал и когда спал, - разке только с той разницей, что во сне дыхание у него иногда на миг застопоривалось (вроде как у плотника застопориваетс€ работа, когда он, струга€ дерево, наткнетс€ на сучок), - то никто из его товарищей не заметил, что он спит, пока мистер ”иллет не наткнулс€ на такой "сучок" и на миг перестал храпеть.

- ƒрыхнет наш ƒжонни, - шепотом заметил мистер ѕаркс.

-  ак сурок, - подтвердил мистер  обб.

Ќикто из них не вымолвил больше ни слова, пока у мистера ”иллета не вышла оп€ть заминка с дыханием и на сей раз така€ долга€, что она чуть не вывела его из равновеси€. ќднако он в конце концов каким-то сверхъестественным усилием преодолел ее и не проснулс€.

- ”дивительно крепкий у него сон, - сказал мистер  обб.

ћистер ѕаркс, веро€тно не уступавший в этом отношении ƒжону, довольно пренебрежительно буркнул: "Ќу, не очень-то!" - и уставилс€ на объ€вление, наклеенное над каминной полкой. ќбъ€вление это украшал рисунок некий отрок, весьма юный на вид, улепетывал во всю прыть с надетым на палку узелком через плечо, а р€дом, дл€ пущей €сности, изображен был дорожный столб и указатель со стрелкой. ћистер  обб устремил взгл€д туда же и долго созерцал объ€вление с таким интересом, словно видел его впервые. ƒокумент этот сочинил сам мистер ”иллет после исчезновени€ своего сына ƒжозефа: в нем он оповещал аристократию, и мелкое двор€нство, и все население вообще, при каких обсто€тельствах сын его сбежал из дому, описывал его костюм и наружность, и обещал вознаграждение в п€ть фунтов тому или тем, кто его схватит и доставит в гостиницу "ћайское ƒрево" в „игуэлле, или же засадит в одну из королевских тюрем, пока отец его не востребует. ¬ объ€влении мистер ”иллет, несмотр€ на доводы и уговоры друзей, упорно именовал своего сына "мальчишкой" - мало того, указывал его рост на полтора-два фута ниже подлинного. Ётими двум€ неточност€ми, веро€тно, в известной мере и объ€сн€лось то, что ƒжо не был пойман, зато в „игуэлл доставили в разное врем€ не менее сорока п€ти юных беглецов в возрасте от шести до двенадцати лет, и это стоило ƒжону немало денег.

ћистер  обб и мистер ѕаркс многозначительно посматривали то на объ€вление, то друг на друга, то на старого ƒжона. — того дн€, как мистер ”иллет собственноручно расклеил свое сочинение, он ни словом, ни взгл€дом не напоминал никому о бегстве ƒжо и никак не поощр€л к этому других. ќкружающие пон€ти€ не имели, что думает ƒжон об этом событии, вспоминает он о нем или забыл все так прочно, словно ничего и не случилось. ѕоэтому, даже когда он спал, никто не решалс€ при нем упоминать об этом, и сейчас его два закадычных друга только молча смотрели на объ€вление.

ћистер ”иллет между тем наткнулс€ во сне на целое скопление "сучков", и было совершенно €сно, что он сейчас или проснетс€, или умрет. ќн выбрал первое и открыл глаза. - ѕодождем еще п€ть минут, - сказал он, - и, если он не €витс€, будем ужинать без него.

“от, о ком это было сказано, упоминалс€ в их разговоре в восемь часов вечера, то есть ровно два с половиной часа тому назад. Ќо ѕаркс и  обб, привыкшие к та кому стилю беседы, ответили, не задумыва€сь, что —оломон в самом деле очень опаздывает и непон€тно, что могло его задержать.

- Ќадеюсь, его не унесло ветром, - сказал ѕаркс. —егодн€шний ветер легко может сбить с ног такого человечка, как —оломон. —лышите, как ревет? ќх, натворит он бед сегодн€ ночью в лесу, и завтра на земле будет лежать немало хворосту.

- ¬ моей гостинице, полагаю, он ничего не натворит, сэр, - отрезал ƒжон. - ѕусть только попробует... Ёто что еще за шум?

- ¬етер, - воскликнул ѕаркс. - ¬оет, как человек. » так весь вечер.

- —лыхали вы когда-нибудь, - спросил ƒжон после минутного раздумь€, - чтобы ветер кричал "ћайское ƒрево"?!

- Ќу, где же это слыхано! - возразил ѕаркс.

- ј чтобы ветер кричал "Ёй!"?

- Ќет, и этого никогда не слыхал.

- ќчень хорошо, сэр, - продолжал с прежней невозмутимостью мистер ”иллет. - “огда помолчите минутку, и вы €сно услышите, как ветер - если это ветер, по-вашему, - кричит эти три слова.

ћистер ”иллет был прав. ѕосле минуты напр€женного ожидани€ они €сно услышали сквозь рев бури крик, такой пронзительный, отча€нный, что было €сно - это кричит человек в сильной тревоге или страхе. ¬се трое побледнели, перегл€нулись, притаили дыхание. Ќо ни один не двинулс€ с места.

» в этот-то критический момент мистер ”иллет про€вил ту силу духа и замечательную находчивость, которыми так восхищал всех друзей и соседей. Ќекоторое врем€ он молча смотрел на ѕаркса и  обба, затем, сжав руками щеки, испустил такой рев, что в комнате задребезжали стекла и загудели балки под потолком. Ётот прот€жный крик, жуткий, оглушительный, как гонг, был подхвачен ветром, ему со всех сторон долго вторило эхо, и ночь стала еще во сто раз шумнее. ƒжон, у которого от сильной натуги вздулись жилы на висках и шее, а лицо, налившись кровью, стало багровым, придвинулс€ к огню и, гре€ спину, сказал с достоинством:

- ≈сли это кому-нибудь поможет, - тем лучше. ≈сли нет - очень жаль. ћожет, кто из вас, джентльмены, хочет выйти и посмотреть, что там приключилось? “огда идите, пожалуйста. ј мен€ это не интересует, € не любопытен.

¬ эту минуту крик повторилс€. ќн слышалс€ все ближе и ближе, и, наконец, кто-то пробежал под окном, подн€л щеколду, открыл и затем с силой захлопнул входную дверь. ¬ комнату ворвалс€ —оломон ƒэйзи с зажженным фонарем в руке. ќдежда его была в полном беспор€дке, и с нее ручь€ми текла вода.

ћаленький причетник €вл€л собой насто€щее олицетворение ужаса. Ћицо его было пепельно-серо и усе€но крупными капл€ми пота, колени подгибались, он весь тр€сс€ и не мог выговорить ни слова, - сто€л, т€жело перевод€ дух, и смотрел на всех таким безжизненным взгл€дом, что заразил страхом остальных, хот€ они не знали, в чем дело. ”жас отразилс€ на их лицах, и они во все глаза смотрели на —оломона, не реша€сь задать ему вопрос. Ќаконец старый ƒжон, словно взбесившись, ухватил его за шарф и стал тр€сти так, что у —оломона даже зубы застучали.

- √оворите, что случилось, или € вас пришибу на месте! - крикнул ƒжон. - ≈сли вы сию секунду не скажете, в чем дело, сэр, € окуну вас головой в котел. „его глаза таращите, как смеете пугать людей? «а вами кто-нибудь гонитс€? ƒа отвечайте же, или € вас сейчас задушу! ћистер ”иллет в своем исступлении был близок к тому, чтобы выполнить эту угрозу буквально, - у —оломона ƒэйзи уже закатились глаза, и он хрипел, как удавленник. Ќо оба свидетел€ этой сцены, немного опомнившись, силой оторвали ƒжона от его жертвы и усадили причетника в кресло. —оломон, опасливо погл€дыва€ по сторонам, слабым голосом попросил дать ему чего-нибудь выпить, а главное - тотчас запереть входную дверь и заложить болтами ставни. ¬тора€ просьба была не такого сорта, чтобы успокоить слушателей или способствовать веселому настроению; они ее исполнили с величайшей поспешностью, подали —оломону стопку гор€чего, как кип€ток, бренди с водой и ждали, что он скажет.

- јх, ƒжонни! - начал —оломон, схватив мистера ”иллета за руку. - јх, ѕаркс, ах, “омми! » дернула мен€ нелегка€ уйти отсюда! ¬едь сегодн€-дев€тнадцатое марта! ѕонимаете, дев€тнадцатое марта!

ќни придвинулись к огню, а ѕаркс, сидевший ближе всех к двери, вздрогнул и гл€нул на нее через плечо. ћистер ”иллет сердито спросил его, какого черта он огл€дываетс€, затем, невольно пробормотав: "√осподи, прости!" - сам покосилс€ на дверь и еще ближе придвинулс€ к остальным.

-  огда € выходил вечером отсюда, € и не вспомнил, какое сегодн€ число, - начал —оломон ƒэйзи. - ј ведь вот уже двадцать семь лет € в этот вечер никогда не хожу один в церковь. Ћюди говор€т, что мертвецы, которые не обрели покой в могиле, празднуют годовщину своей смерти - все равно как живые празднуют день рождени€... ќх, как воет ветер!..

Ќикто не отозвалс€. ¬се глаза были прикованы к лицу —оломона.

- ”же по одной только погоде можно было догадатьс€, какое сегодн€ число. Ќи разу в году не бывает такой ужасной бури, как в эту ночь. ƒев€тнадцатого марта € никогда не сплю спокойно.

- я тоже, - тихо вставил “ом  обб, - Ќу, рассказывай дальше.

—оломон ƒэйзи поднес стакан к губам, отпил немного, поставил его на пол (рука у него дрожала, ложечка зв€кнула громко, как колокольчик), затем продолжал:

- √оворил же € вам, - дев€тнадцатого марта всегда что-нибудь напоминает о несчастье в ”оррене. Ќу, вот, и сегодн€ - думаете, случайно € забыл завести башенные часы? Ќикогда такого со мной не случалось в другое врем€, - а ведь эти дурацкие часы приходитс€ заводить каждый божий день! “ак почему же именно сегодн€ это вылетело у мен€ из головы?

»д€ отсюда в церковь, € спешил как только мог, потому что надо было еще сначала зайти домой за ключами. ¬ею дорогу дождь и ветер так мен€ донимали, что временами € еле держалс€ на ногах. Ќаконец € добралс€ до церкви, отпер дверь и вошел. ѕо дороге € не встретил ни одной живой души, и вы сами понимаете, как мне было жутко. Ќикто из вас не хотел пойти со мной, как будто предчувствовал, что случитс€.

¬етер так бесновалс€, что мне с трудом удалось захлопнуть церковную дверь, навалившись на нее всем телом, да и то она дважды раскрывалась настежь, € еле мог ее удержать и готов был покл€стьс€, что кто-то толкает ее снаружи. Ќаконец € ее все-таки захлопнул, повернул ключ и пошел на колокольню заводить часы как раз воврем€: не приди €, они бы через полчаса остановились. Ѕеру €, значит, свой фонарь, собираюсь уходить, - и тут только вспомнил, что сегодн€ - дев€тнадцатое марта, да так неожиданно, словно кто мен€ толкнул или по голове стукнул. » в эту самую минуту слышу снаружи голос - как будто из могилы на погосте...

“ут старый ƒжон торопливо перебил рассказчика и, обрат€сь к мистеру ѕарксу (тот сидел против него и смотрел поверх его головы на дверь), спросил, не будет ли он любезен объ€снить, что именно он там видит. ћистер ѕаркс извинилс€ и заверил его, что он ни на что не смотрит, а просто так слушает, на что мистер ”иллет с негодованием заметил, что слушать с таким выражением на лице - манера не очень-то при€тна€, и если у €; мистер ѕаркс не может иначе, пусть лучше закроет лицо носовым платком. ћистер ѕаркс покорно согласилс€ сделать это, если потребуетс€, и ƒжон ”иллет предложил —оломону рассказывать дальше. “от подождал, пока утихнет сильный порыв ветра, потр€сший, казалось, до основани€ даже этот крепкий дом, и продолжал:

- Ќе вздумайте увер€ть, что это мне почудилось или что € какой-то звук прин€л за человеческий голос. я слышал, как ветер свистит под сводами церкви. —лышал, как колокольн€ скрипит и трещит, как дождь барабанит в стены. я видел, что колокола дрожат и веревки качаютс€ взад и вперед. » так же €сно € слышал этот голос.

- ј что же он говорил? - спросил “ом  обб.

- Ќе знаю. ћожет, он и не говорил ничего. Ёто был крик - ну, вот, как вскрикнет человек иной раз со сна или когда увидит что-нибудь страшное.  рик облетел вокруг церкви и замер где-то вдали.

- Ќичего в этом нет особенного, - сказал ƒжон, перевод€ дух и с облегчением осматрива€сь кругом.

- ћожет, и нет, - отозвалс€ —оломон. - Ќо это еще не все.

- ј что еще? - спросил ƒжон, перестав утирать лицо фартуком. - „то еще вы нам расскажете?

- “о, что видел.

- ¬идел! - повторили хором все три слушател€ и наклонились ближе.

- ’очу €, значит, выйти из церкви, - сказал —оломон с таким выражением лица, что невозможно было усомнитьс€ в его искренности, - открываю дверь, очень быстро открываю, чтобы захлопнуть ее раньше, чем оп€ть налетит ветер, - и вдруг мимо мен€ промелькнула кака€-то фигура, так близко, что стоило мне прот€нуть палец, и € мог бы до нее дотронутьс€. √олова у этого человека была непокрыта - в такую-то непогоду! - и он, пробега€, обернулс€ и посмотрел мне пр€мо в глаза. Ёто было привидение - да, призрак!

- „ей же? - в один голос крикнули все трое.

–ассказчик, дрожа, откинулс€ на спинку стула и отмахивалс€ рукой, словно умол€€, чтобы его больше ни о чем не спрашивали. ќн был в таком волнении, что ответ его расслышал один только ƒжон ”иллет, сидевший с ним р€дом. - ƒа кто же, кто это был? - повтор€ли ѕаркс и “ом  обб, с жадным любопытством гл€д€ то на —оломона, то на мистера ”иллета.

- ƒжентльмены, - сказал, наконец, мистер ”иллет. помолчав, - нечего и спрашивать. Ёто был призрак убитого. —егодн€ ведь дев€тнадцатое марта.

Ќекоторое врем€ царило глубокое молчание.

- ≈сли хотите знать мое мнение, - подал голос ƒжон, - всем нам лучше держать €зык за зубами. “акие истории не понрав€тс€ в ”оррене. Ѕудем все помалкивать, иначе наживем беды, а —оломон может потер€ть место. “ак ли это было, как он рассказывает, или ему только померещилось, - все равно никто ему не поверит. ƒа € и сам не думаю, - тут мистер ”иллет огл€дел все углы, и по лицу его видно было, что он, как некоторые другие философы, вовсе не так уж верит в свою теорию, - не думаю, чтобы дух разумного человека стал бродить в такую погоду. ¬о вс€ком случае, € на его месте не стал бы.

ќднако эта еретическа€ теори€ вызвала гор€чие протесты трех друзей ƒжона, и они привели множество примеров, доказывающих, что призраки люб€т по€вл€тьс€ именно в ненастные ночи. ј мистер ѕаркс (у которого в роду с материнской стороны имелось фамильное привидение) при обсуждении этого вопроса приводил такие глубокомысленные доводы и €ркие примеры, что ƒжону пришлось бы позорно капитулировать, если бы его не спасло своевременное по€вление на столе ужина, за который все прин€лись с ужасающим аппетитом. ƒаже —оломон ƒэйзи под живительным действием света, тепла, бренди и при€тного общества настолько оправилс€ от потр€сени€, что мог уже с самым похвальным усердием орудовать ножом и вилкой и так энергично отдавал честь €ствам и напиткам, что нечего было опасатьс€ никаких вредных последствий пережитого им испуга.

ѕосле ужина они снова уселись перед камином и, как водитс€ в таких случа€х, —оломону стали наперебой задавать "навод€щие" вопросы, рассчитанные на то, чтобы разукрасить его приключение еще новыми, страшными и необычайными подробност€ми. ќднако —оломон ƒэйэи, несмотр€ на все искушени€, стойко держалс€ своей первой версии и повтор€л ее много раз с очень незначительными изменени€ми и кл€твенными уверени€ми, что все это - истинна€ правда. “ак что в конце концов эта истори€ стала казатьс€ слушател€м еще более поразительной. —оломон был совершенно согласен с ƒжоном ”иллетом, что разглашать ее не следует, только, если призрак по€витс€ снова, надо будет немедленно посоветоватьс€ со св€щенником. ќни торжественно покл€лись молчать обо всем. ј так как большинству людей нравитс€ быть посв€щенными в какую-либо тайну - ведь это как бы повышает их престиж, - то друзь€ —оломона прин€ли это решение с удивительным единодушием.

«а разговорами они просидели гораздо позднее обычного часа, и пора было расходитьс€. —оломон ƒэйзи, вставив в свой фонарь новую свечу, отправилс€ домой под охраной долгов€зого ‘ила ѕаркса и мистера  обба, трусивших еще больше, чем он сам. ј мистер ”иллет, проводив их до дверей, вернулс€ на свое место, чтобы при помощи котла собратьс€ с мысл€ми, и долго еще сидел у огн€, прислушива€сь к плеску дожд€ и вою ветра, €рость которого ничуть не утихала.

√Ћј¬ј “–»ƒ÷ј“№ „≈“¬≈–“јя

—тарый ƒжон не просидел и двадцати минут, гл€д€ на котел, как ему уже удалось привести свои мысли в пор€док и сосредоточить их на приключении —оломона ƒэйзи. „ем дольше он думал об этом, тем больше восхищалс€ собственной мудростью и тем сильнее хотелось ему поразить ею мистера ’ардейла. Ќаконец, жела€ сыграть во всем этом главную роль, опередить —оломона и других при€телей, усили€ми которых, как он знал, вс€ истори€ в сильно приукрашенном виде завтра же утром станет известна по меньшей мере двум дес€ткам людей, а по всей веро€тности и самому мистеру ’ардейлу, ƒжон решил сейчас же, до того как лечь спать, сходить в ”оррен.

"я же его арендатор, - рассуждал ƒжон, став€ свечу в угол, куда не достигал ветер, и открыва€ окно, выходившее на двор к конюшн€м. - ¬ последние годы мы виделись не так часто, как прежде, из-за вс€ких перемен в их доме... а мне желательно сохранить с ним самые лучшие отношени€... Ёто мне придаст весу... ≈сли люди начнут шушукатьс€ насчет привидени€, он здорово разгневаетс€. ј человека с таким характером не мешает расположить к себе, заслужить его доверие".

- Ёй, ’ью! Ёй!

Ћишь после того как он прокричал это раз дес€ть, разбудив и переполошив всех голубей, в одном из полуразрушенных надворных строений открылась дверь, и грубый голос спросил, что случилось и почему даже ночью человеку не дают спокойно поспать.

- ¬от как! «начит, теб€ нельз€ подн€ть, если это нужно, в кои-то веки раз? ћало ты еще дрыхнешь, груби€н? - сказал ƒжон.

- ћало. я и наполовину не выспалс€, - отвечал ’ью, зева€ и пот€гива€сь.

- я вообще не понимаю, как ты можешь спать, когда ветер воет над ухом и черепицы лет€т, как щепки, - сказал ƒжон. - Ќу, да все равно. Ќакинь на себ€ что-нибудь и ступай сюда. ѕойдешь со мной в ”оррен. ƒа живее пошевеливайс€!

¬орча что-то себе под нос, ’ью ушел в свою берлогу и затем снова по€вилс€ с фонарем и дубинкой, укутанный с головы до ног в гр€зную и ветхую попону. ћистер ”иллет впустил его с черного хода, затем облачилс€ в несколько теплых кафтанов и плащей и так замотал лицо платками и шарфами, что было непон€тно, как он еще мог дышать.

- ’оз€ин, вы же не потащите человека из дому в такую погоду, да еще в полночь, не дав ему подкрепитьс€? - сказал ’ью.

- ѕотащу, - возразил мистер ”иллет. - ј подкрепитьс€, как ты это называешь, € дам тебе, когда ты благополучно доставишь мен€ обратно домой. “огда будет уже не так важно, крепко ты держишьс€ на ногах или нет. ƒержи фонарь повыше и ступай вперед, освещай мне дорогу.

’ью вышел довольно неохотно, с вожделением посмотрев на бутылки. ј ƒжон строго наказал кухарке запереть дверь и никого не пускать в дом до его прихода, если она не хочет потер€ть место, и последовал за ’ью во мрак, где бесновалс€ ветер.

Ќочь была так темна, а дорогу так размыло, что, не будь у мистера ”иллета провожатого, он непременно угодил бы в глубокий прудок в нескольких стах €рдов от дома и таким жалким образом закончил бы свое земное существование. Ќо у ’ью глаза были зоркие, как у €стреба, и к тому же он так знал все дороги на дес€ть миль вокруг, что мог пройти повсюду с зав€занными глазами. ќн вз€л хоз€ина на буксир и вел его вперед по своему усмотрению, не обраща€ никакого внимани€ на его протесты. ќни шли, бор€сь с ветром, как могли; ’ью т€желыми сапогами топтал мокрую траву и шагал, как всегда, стремительно, напролом, а мистер ”иллет шел за ним на рассто€нии прот€нутой руки, ступал осторожно и то и дело озиралс€ по сторонам, опаса€сь то ли луж и рытвин, то ли привидений, которые могли ведь бродить и здесь. Ћицо его (насколько по этому неподвижному лицу можно было что-либо угадать) выражало страх и беспокойство.

Ќаконец они очутились в широкой, усыпанной гравием аллее, перед домом ’ардейлов. ƒом был погружен во мрак, и, кроме них, в парке не было ни живой души. ¬ одном только окне на башенке еще виднелс€ свет, и к этому-то ма€ку в холодной, унылой и безмолвной тьме мистер ”иллет велел идти своему проводнику.

- —тара€ комната в башне, - сказал он, бо€зливо гл€д€ вверх на светившеес€ окно. -  омната мистера –убена, с нами крестна€ сила! —транно, что его брат сидит там в такой поздний час - да еще нынче ночью!

- ј где же ему сидеть, как не здесь? - отозвалс€ ’ью, прижима€ фонарь к груди, чтобы огонь не задуло ветром, пока он снимал пальцем нагар со свечи. -  омната очень уютна€ - скажете, нет?

- "”ютна€"! - сердито передразнил его ƒжон. ’орошее у теб€ пон€тие об уюте! –азве ты не знаешь, пень этакий, что случилось в этой комнате?

- Ќу и что? ’уже она стала от этого? - громко возразил ’ью, гл€д€ в толстощекое лицо ƒжона. - –азве она меньше укрывает теперь от дожд€, снега и ветра? »ли оттого, что в ней убили человека, она стала сырой и холодной? ’а-ха-ха! Ќе верьте вздору, хоз€ин. ќдним человеком меньше - эка важность, подумаешь!

ћистер ”иллет тупо уставилс€ на своего спутника, и внезапно его осенила мысль, что этот ’ью, пожалуй, человек опасный и не мешает поскорее от него избавитьс€. ѕомн€, однако, что ему предстоит еще обратный путь вдвоем с ’ью, ƒжон из осторожности не сказал ничего и, подойд€ к чугунным воротам, перед которыми происходил этот короткий диалог, дернул звонок. Ѕашенка, где светилось окно, находилась в углу здани€, над соседней дорожкой, так что мистер ’ардейл тотчас распахнул окно и спросил, кто там.

- ѕрошу прощени€, сэр, - сказал ƒжон. - я знаю, что вы ложитесь поздно, и потому осмелилс€ прийти. ћне надо бы поговорить с вами.

- Ёто вы, ”иллет?

- “ак точно, сэр, ”иллет из "ћайского ƒрева".   вашим услугам, сэр.

ћистер ’ардейл закрыл окно и отошел от него. „ерез минуту он уже по€вилс€ внизу, у входа в башню, и, пройд€ по дорожке, отпер калитку.

- „то это вы так поздно, ”иллет? —лучилось что-нибудь? - Ќичего серьезного, сэр. “ак, пустое дело, но € подумал, что вам лучше узнать о нем, только и всего.

- ѕропустите вперед вашего слугу с фонарем и давайте руку: лестница крута€, винтова€ и узка€! ќсторожнее с фонарем, при€тель! –азмахиваешь им, точно кадилом!

’ью уже успел дойти до башни.  репче зажав фонарь в руке, он первый стал подниматьс€ по лестнице, врем€ от времени оборачива€сь, чтобы посветить другим. Ўедший за ним мистер ’ардейл не очень-то благосклонно посматривал на хмурое лицо ’ью, а тот отвечал ему еще более непри€зненными взгл€дами.

¬интова€ лестница вела в маленькую прихожую, а из нее был ход в комнату, в которой горела лампа. ћистер ’ардейл вошел первый и сел за письменный стол, на то же место, где сидел, когда услышал звонок.

- ¬ходите, - сказал он ƒжону, который, сто€ на пороге, отвешивал поклоны. - ј ты побудь там, в прихожей, - поспешно остановил он ’ью, вошедшего было вслед за хоз€ином. - ”иллет, зачем вы привели с собой этого парн€?

- ¬идите ли, сэр, - подн€в брови, ответил ƒжон так же тихо, как был задан вопрос. - ќн - надежна€ охрана.

- —омневаюсь. Ќе очень-то ему довер€йте, - сказал мистер ’ардейл, гл€нув издали на ’ью. - Ќе нрав€тс€ мне его глаза.

- ¬ глазах у него смекалки нет, это верно, - мистер ”иллет критически взгл€нул через плечо на орган зрени€, о котором шла речь.

- » недобрые они, увер€ю вас, - сказал мистер ’ардейл. «атем, уже громко, обратилс€ к ’ью: - ѕодожди в прихожей, друг, да закрой дверь.

’ью пожал плечами и вышел с презрительной миной, €сно показывавшей, что он или подслушал, или догадалс€, о чем они шептались.  огда он закрыл за собой дверь, мистер ’ардейл повернулс€ к ƒжону и попросил его объ€снить, зачем он пришел, но потише, потому что парень, наверное, уже навострил уши.

ѕосле этого предостережени€ мистер ”иллет елейным шепотом рассказал все, что слышал в этот вечер. ќн особенно подчеркивал собственную прозорливость, а так же свою глубокую преданность семье ’ардейл и заботу об их спокойствии и счастье. –ассказ взволновал слушател€ гораздо больше, чем ожидал ƒжон. ћистер ’ардейл то вставал и начинал ходить из угла в угол, то снова садилс€, требовал, чтобы ƒжон как можно точнее повторил подлинные слова —оломона, и вообще казалс€ настолько расстроенным и встревоженным, что даже мистер ”иллет был поражен.

- ќчень хорошо, что вы уговорили их держать все в тайне, - сказал мистер ’ардейл, выслушав его. - Ёто просто дурацкий бред безмозглого и суеверного звонар€, который потер€л голову от страха. Ќо такие россказни могут встревожить мисс Ёмму, если дойдут до нее, хот€ и она, конечно, не примет их всерьез. ¬с€ эта истори€ слишком живо напоминает о нашем несчастье, и мы не можем отнестись к ней равнодушно. ¬ы поступили очень разумно, ”иллет, и оказали мне большую услугу. я вам очень благодарен.

Ёто превосходило самые оптимистические расчеты ƒжона, но ему хотелось, чтобы мистер ’ардейл, говор€ так, смотрел ему в глаза, как человек, действительно полный благодарности, а тот ходил взад и вперед, говорил отрывисто и часто останавливалс€, затем снова начинал стремительно шагать с рассе€нным видом, словно почти не сознавал, что он говорит и делает.

“акое поведение мистера ’ардейла сильно смущало ƒжона, и он долго сидел молча, не зна€, как быть дальше. Ќаконец он подн€лс€. ћистер ’ардейл одно мгновение смотрел на него так, словно совсем забыл о его присутствии, затем пожал ему руку и открыл перед ним дверь. ’ью спал (или притвор€лс€ сп€щим) на полу в прихожей. ѕри входе хоз€ина он вскочил, накинул свою попону и, вз€в палку и фонарь, подошел к двери на лестницу.

- ѕостойте-ка, - сказал мистер ’ардейл ƒжону, может, ваш слуга выпьет чего-нибудь?

- ¬ыпьет ли? ƒа он вылакал бы всю “емзу, если бы в ней было что-нибудь покрепче воды, - ответил ƒжон. - Ќо лучше не давайте ему сейчас ничего, сэр. ¬ернемс€ домой, тогда и выпьет.

- Ќу, вот еще! ѕолдороги уже пройдено, так почему мне нельз€ выпить? - запротестовал ’ью. -  акой вы упр€мый, хоз€ин! ƒа € дойду скорее, если выпью стаканчик. ƒавайте, сэр, давайте!

“ак как ƒжон молчал, мистер ’ардейл вынес из комнаты стакан вина и подал ’ью, а тот, вз€в его, пролил несколько капель на пол.

- Ќе можешь вести себ€ поаккуратнее в пор€дочном доме? „его ты льешь вино на пол? - сказал ƒжон.

- «а здоровье хоз€ина этого дома, - сказал ’ью, подн€в стакан выше головы и гл€д€ в упор на мистера ’ардейла. - «а дом и его хоз€ина! - ќн пробормотал еще что-то про себ€, допил вино и, молча поставив пустой стакан на стол, первый стал сходить с лестницы.

ƒжон был крайне шокирован разв€зностью своего слуги, но вид€, что мистер ’ардейл не обратил внимани€ на слова и поведение ’ью и мысли его зан€ты другим, он не стал извин€тьс€ и молчал все врем€, пока они спускались вниз и шли по дорожке. ¬ыйд€ за ворота, они остановились, и ’ью посветил мистеру ’ардейлу, запиравшему изнутри калитку. “ут только ƒжон с удивлением заметил (и впоследствии часто рассказывал об этом своим друзь€м), что мистер ’ардейл бледен, как смерть, что у него измученный вид и за эти полчаса лицо его изменилось до неузнаваемости.

ќни с ’ью вышли на дорогу. Ўага€ за своим телохранителем, ƒжон ”иллет сосредоточенно размышл€л о только что виденном, как вдруг ’ью поспешно оттащил его в сторону, и почти в тот же миг мимо проскакали трое всадников так близко, что один, проезжа€, чуть не задел его за плечо. ”видев двух пешеходов, все трое круто осадили лошадей и остановились, поджида€ ƒжона и ’ью.

√Ћј¬ј “–»ƒ÷ј“№ ѕя“јя

”видев, что всадники, ловко повернув лошадей, остановились все трое в р€д на узкой дороге, ожида€, пока он и ’ью подойдут ближе, ƒжон ”иллет с необычной дл€ него быстротой пораскинул умом и решил, что это разбойники. Ѕудь ’ью вооружен не т€желой дубинкой, а мушкетоном, хоз€ин несомненно приказал бы ему стрел€ть наудачу, а сам, под этим прикрытием, поспешил бы спастись бегством. Ќо, так как он и его телохранитель оказались в невыгодном положении, он благоразумно пустил в ход иную тактику, шепнув ’ью, чтобы он поговорил с этими людьми как можно вежливее и миролюбивее. —леду€ этому наказу, ’ью выступил вперед и, верт€ дубиной перед самым носом ближайшего всадника, грубо спросил, с какой стати он и его товарищи мчатс€ так, что чуть их не задавили, и чего они вообще рыщут по большой дороге в такой поздний час.

“от, к кому он обращалс€, начал уже было сердитую фразу в таком же духе, но средний всадник перебил его и спросил громко и властно, однако вовсе не резко:

- —кажите, пожалуйста, это дорога в Ћондон?

- ≈сли не собьетесь с нее, попадете в Ћондон, -отвечал ’ью все так же грубо.

- Ёге, брат, - сказал тот же всадник, - ты, € вижу, пор€дочный невежа. ƒа англичанин ли ты? ≈сли бы ты не говорил на нашем €зыке, € бы сильно в этом усомнилс€. “вой спутник, наверное, ответит нам вежливее. „то вы скажете, при€тель?

- —кажу, что это действительно дорога в Ћондон, сэр, - отозвалс€ ƒжон и, оборот€сь к ’ью, добавил вполголоса: - ∆аль, что ты не оказалс€ где-нибудь на другой дороге, бездельник! “ебе, видно, жизнь не мила, что ты задеваешь трех здоровенных головорезов, которым ничего не стоит затоптать нас насмерть лошадьми, а потом отвезти наши трупы за дес€ть миль и утопить там?

- ј далеко еще до Ћондона? - осведомилс€ всадник.

- ќтсюда не больше как тринадцать миль и по очень хорошей дороге, сэр, - заверил его ƒжон.

ѕоследнее он прибавил дл€ того, чтобы всадники поскорее пустились в путь, но его слова произвели как раз обратное действие. ≈го собеседник воскликнул: "“ринадцать миль!  ак далеко!" - и за этим последовало нерешительное молчание.

- —кажите, - начал тот же джентльмен, - нет ли здесь поблизости какого-нибудь посто€лого двора?

”слышав слова "посто€лый двор", ƒжон удивительно быстро воспр€нул духом, и все его страхи рассе€лись, как дым. ¬ нем заговорил хоз€ин.

- ѕосто€лых дворов нет, - сказал он с ударением. ј есть гостиница, одна-единственна€: "ћайское ƒрево". ¬от уж, можно сказать, гостиница! Ќе часто встретишь такую.

- Ќе вы ли ее хоз€ин? - спросил всадник с улыбкой.

- “ак точно, сэр, - подтвердил ƒжон, недоумева€, как незнакомец мог догадатьс€ об этом.

- » далеко отсюда до вашего "ћайского ƒрева"?

- — милю, не больше, - ƒжон хотел уже добавить "и по лучшей в мире дороге", но тут неожиданно вмешалс€ третий всадник, до сих пор державшийс€ несколько позади:

- ј найдетс€ у вас, хоз€ин, вполне удобна€ кровать? » можете вы поручитьс€, что постель будет хорошо проветрена и что на ней ночевали только почтенные и безупречные люди?

- ” мен€ в гостинице других и не бывает, сэр. ѕроходимцев и вс€кую рвань мы на порог не пускаем, отвечал ƒжон. - ј что касаетс€ кровати...

- —кажем, трех кроватей, - вставил тот, кто первый задал вопрос о гостинице. - ≈сли мы у вас остановимс€, нам понадоб€тс€ три. ћой товарищ напрасно справилс€ только об одной.

- Ќет, нет, милорд, вы слишком добры, слишком заботливы! ¬аша жизнь в эти т€жкие времена так дорога и нужна народу, что нельз€ ее ставить на одну доску с такой ничтожной и бесполезной жизнью, как мо€. Ќа вас возложено великое, св€тое дело, милорд, вы его главный защитник, наш авангард, наш вождь и глава. ј дело идет о спасении наших алтарей и домашних очагов, нашей страны и нашей веры. ѕозвольте же мне спать на стуль€х, на ковре, где попало. ≈сли € простужусь или схвачу лихорадку, никто не станет горевать. ≈сли ƒжон √руби заночует хоть под открытым небом, это не вызовет никакого ропота в народе. ј к лорду ƒжорджу √ордону прикованы глаза и мысли сорока тыс€ч человек на нашем острове, не счита€ женщин и детей, и все они ежедневно от восхода до заката солнца мол€т бога сохранить вам здоровье и силы. ћилорд, тут говоривший приподн€лс€ на стременах - наше дело славное дело, и нельз€ о нем забывать. Ёто дело великое, милорд, и нельз€ им рисковать, это дело св€щенное, и ничто нас не заставит изменить ему, милорд.

- ƒа, дело наше св€щенно, - воскликнул лорд √ордон, торжественно обнажа€ голову. - јминь!

- ƒжон √руби, - тоном кроткого упрека произнес сладкоречивый джентльмен. - –азве вы не слышали, что милорд сказал "аминь"?

- —лышал, сэр, - отозвалс€ третий всадник, сид€ в седле неподвижно, как истукан.

- “ак почему же вы не повторили за ним "аминь"?

ƒжон √руби, не отвеча€, смотрел куда-то в пространство.

- ѕраво, вы мен€ поражаете, √руби, - продолжал тот же джентльмен. - ¬ такие т€жкие времена, когда наша королева-девственница, ≈лизавета, льет слезы в своей могиле, а  ровава€ ћари€54 с мрачным и грозным ликом шествует, торжеству€...

- Ёх, сэр, - сердито перебил его ƒжон √руби, нашли врем€ толковать про  ровавую ћарию, когда милорд промок до костей и устал от трудной дороги! ќдно из двух - либо едемте сейчас в Ћондон, либо останемс€ ночевать в гостинице, иначе на совести этой злосчастной  ровавой ћарии будет еще новый грех, а она уж и без того, лежа в могиле, наделала, кажетс€, больше вреда, чем за всю свою жизнь.

“ут мистер ”иллет (он еще никогда в жизни не слыхал, чтобы люди произносили столько слов подр€д, да еще с таким жаром, как сладкоречивый спутник милорда, и у него сейчас голова шла кругом, отказыва€сь восприн€ть и переварить все, что тут говорилось) собралс€ с мысл€ми настолько, чтобы сообщить путешественникам, что в "ћайском ƒреве" они найдут сколько угодно места и всевозможные удобства: хорошие кровати, первосортные вина, отличный уход и за людьми и за лошадьми, комнаты большие и небольшие, обеды, которых почти не приходитс€ ждать, превосходные конюшни и каретный сарай с крепким запором. —ловом, старый ƒжон процитировал все рекламные объ€влени€, красовавшиес€ на стенах его гостиницы, объ€влени€, которые он за сорок лет успел выучить наизусть и повтор€л довольно бойко. ¬ то врем€ как он пыталс€ придумать еще что-нибудь в том же духе, джентльмен, первым заговоривший с ним, обратилс€ к другому, сладкоречивому:

- Ќу, как, √ашфорд, заночуем в этой гостинице или поедем дальше? –ешайте вы.

- ¬ таком случае, милорд, € осмелюсь заметить, елейным тоном отозвалс€ тот, кого он назвал √ашфордом, - что ради сохранени€ ваших сил и здоровь€, которые потребуютс€ дл€ великой миссии, дл€ нашего св€того и правого дела (тут лорд снова сн€л шл€пу, несмотр€ на то, что дождь, лил как из ведра), вам следует хорошенько отдохнуть и подкрепитьс€.

- Ќу, хорошо. »дите вперед, хоз€ин, показывайте дорогу, - сказал лорд ƒжордж √ордон. - ј мы поедем за вами шагом.

- ≈сли позволите, милорд, € поеду впереди, - вполголоса сказал ƒжон √руби. - ” этого парн€, что сопровождает трактирщика, рожа не очень-то внушает доверие. ќсторожность никогда не мешает.

- ƒжон √руби совершенно прав, - вмешалс€ мистер √ашфорд, поспешно ретиру€сь за спину лорда. - ¬ашу драгоценную жизнь нельз€ подвергать риску. Ќепременно поезжайте вперед, ƒжон. » если этот малый будет вести себ€ подозрительно, пустите ему пулю в лоб.

ƒжон √руби, ничего не отвеча€ и гл€д€ куда-то в пространство, как всегда, когда с ним заговаривал √ашфорд, велел ’ью идти вперед и двинулс€ за ним. —ледующим ехал его господин, р€дом с ним шагал ƒжон ”иллет, вед€ его лошадь под уздцы, а замыкал шествие секретарь лорда √ордона, - по-видимому, такую именно должность занимал при нем этот √ашфорд.

’ью шел быстро, но часто огл€дывалс€ на ехавшего за ним по п€там слугу и с усмешкой косилс€ на его кобуру с пистолетами, на которые ƒжон √руби, видимо, очень полагалс€. Ётот ƒжон √руби был типичный англичанин, коренастый и сильный, с бычьим затылком. ¬ ответ на взгл€ды ’ью он с подчеркнутым презрением мерил его глазами. ќн был гораздо старше ’ью - на вид лет сорока п€ти, - но из породы тех хладнокровных упр€мцев, которые, когда их побивают в кулачном бою или другой борьбе, не признают себ€ побежденными и спокойно продолжают дратьс€, пока не одолеют противника.

- ≈сли бы € повел вас не по той дороге, вы бы небось - ха-ха-ха! - всадили мне пулю в голову, а? - насмешливо спросил ’ью.

ƒжон √руби пропустил это замечание мимо ушей так невозмутимо, словно он был глух, а ’ью - нем, и продолжал ехать вперед, устремив глаза на горизонт.

- ј приходилось вам когда-нибудь в молодости дратьс€ с другими парн€ми, мистер? - не унималс€ ’ью. - ‘ехтовать дубинкой умеете?

ƒжон √руби посмотрел на него искоса, но сохран€л все то же безм€тежное спокойствие и не удостоил его ответа.

- ¬от этак, например? - ’ью проделал своей дубинкой в воздухе ловкий маневр (подобными упражнени€ми тешились в те времена деревенские парни). - √оп! ¬от так!

- »ли вот так, - отпарировал ƒжон √руби, стегнув ’ью хлыстом и вдобавок отвесив ему руко€ткой удар по голове. - ƒа, и € когда-то умел проделывать эти штуки. ¬олосы у теб€ слишком длинные, будь они острижены покороче, череп твой дал бы трещину.

”дар был действительно ловкий и довольно звонкий, и в первую минуту ошарашенный ’ью хотел было стащить с седла своего нового знакомого. Ќо на лице ƒжона √руби не выражалось ни злорадства, ни торжества, ни гнева, ни даже сознани€, что он кого-то обидел, глаза все так же неподвижно смотрели куда-то вдаль, и он был так спокоен, как будто попросту отогнал докучливую муху. ’ью был поражен и, решив, что его обидчик - человек какой-то сверхъестественной силы, с которым лучше не св€зыватьс€, только расхохоталс€, воскликнул "ловко!" и, отойд€ от него подальше, уже молча зашагал вперед.

„ерез несколько минут вс€ кавалькада остановилась перед гостиницей. Ћорд ƒжордж и его секретарь тотчас сошли с лошадей и поручили их слуге, которому ’ью указал дорогу в конюшню. ќчень довольные тем, что могут укрытьс€ от холода и ненасть€, они вошли за мистером ”иллетом в комнату и, сто€ перед огнем, весело пылавшим в камине, отогревались и сушили одежду, пока хоз€ин отдавал распор€жени€ и готовилс€ к приему столь знатных гостей.

«ан€тый этими хлопотами, ƒжон то и дело выходил из комнаты, однако успевал наблюдать за двум€ путешественниками, которых он не мог рассмотреть на дороге и в темноте различал только по голосам. Ћорд √ордон, эта важна€ особа, чье посещение было великой честью дл€ "ћайского ƒрева", оказалс€ человеком среднего роста и хрупкого сложени€, с желтовато-бледным лицом, орлиным носом и длинными каштановыми волосами, гладко зачесанными за уши, слегка припудренными, но совершенно пр€мыми, без малейшего следа завивки. —н€в плащ, он осталс€ в черном костюме без вс€ких украшений и самого строгого покро€. Ёта сурова€ простота одежды, некотора€ чопорность манер и аскетическа€ худоба лица старили его лет на дес€ть, но фигура у него была стройна€, как у человека молодого. —ейчас, когда он сто€л, задумавшись, освещенный красным пламенем камина, особенно обращали на себ€ внимание его очень блест€щие большие глаза, в которых читалась кака€-то напр€женна€ работа мысли и душевна€ неуравновешенность, так не в€завша€с€ с нарочитым внешним спокойствием, сдержанностью манер и странной мрачностью костюма. Ќичего грубого или жестокого не было во всем его облике. Ќапротив, тонкое лицо выражало кротость и меланхолию. Ќо в нем чувствовалось какое-то посто€нное беспокойство, оно заражало всех, кто на него смотрел, и будило что-то вроде жалости к этому человеку, хот€ трудно было бы объ€снить, почему это так. —екретарь его, √ашфорд, был ростом повыше, угловат, костист и нескладен. ¬ подражание своему хоз€ину он был одет очень скромно и строго, держалс€ как-то церемонно и нат€нуто. ” этого джентльмена руки, уши и ноги были очень велики, а глаза под нависшими бров€ми сидели в таких неестественно-глубоких впадинах, точно хотели совсем спр€татьс€ в череп. ћанеры у √ашфорда были вкрадчивые, в его смиренной м€гкости и любезности было что-то очень хитрое и льстивое. ќн напоминал человека, посто€нно подстерегающего какую-то добычу, котора€ упорно не даетс€ в руки, - но он, видимо, был терпелив, очень терпелив и в ожидании своего часа угодливо вил€л хвостом, как спаниель. ƒаже теперь, когда он, потира€ руки, грелс€ у огн€, он, казалось, просил прощени€ за такую смелость, и, хот€ лорд √ордон не смотрел на него, секретарь то и дело загл€дывал ему в лицо и, словно практику€сь, улыбалс€ слащаво и подобострастно.

“аковы были посетители, за которыми ƒжон ”иллет наблюдал, то и дело устремл€€ на них исподтишка неподвижный, свинцовый взор. Ќаконец он подошел к ним с парадными подсвечниками в обеих руках, прос€ их перейти в другую комнату.

- ¬идите ли, милорд, - сказал он (и почему это некоторым люд€м доставл€ет такое же удовольствие произносить титулы, как обладател€м этих титулов - носить их?), - это помещение, милорд, никак не годитс€ дл€ вашей милости, и прошу прощени€, милорд, что на минуту задержал здесь вашу милость.

ѕроизнес€ эту речь, ƒжон повел гостей наверх, в парадные апартаменты, которые, как и все парадное, были холодны и неуютны. √ости слышали собственные шаги, глухо отдававшиес€ в большой пустой комнате, а сырость и холод казались еще непри€тнее по контрасту с блаженным теплом в общем зале, из которого они только что вышли.

Ќо о возвращении туда нечего было и думать - приготовлени€ к их ночлегу происходили в таком быстром темпе, что остановить их не было никакой возможности. ƒжон, все еще держа в каждой руке по высокому подсвечнику, с поклоном подвел их к камину, ’ью, вошедший с в€занкой дров и пылающей головней, швырнул дрова в камин и тотчас развел огонь, а ƒжон √руби (на шл€пе у него красовалась больша€ син€€ кокарда, котора€, по-видимому, вызывала в нем самом лишь глубочайшее презрение) внес дорожный мешок, который вез на своей лошади, и положил его на пол, затем все трое прин€лись хлопотать - расставили ширмы, накрыли на стол, осмотрели кровати, затопили камины в спальн€х, подали ужин - словом, сделали комнаты настолько уютными и удобными, насколько это было возможно за такое короткое врем€. Ќе прошло и часа, как ужин был съеден, со стола убрано, а лорд ƒжордж и его секретарь уже сидели у камина, прот€нув к огню ноги в домашних туфл€х, и попивали гор€чий глинтвейн.

- ¬от и окончен благословенный труд благословенного нынешнего дн€, милорд, - промолвил √ашфорд, с превеликим удовольствием налива€ себе второй стакан.

- » столь же благословенного вчерашнего, - поправил его лорд √ордон, поднима€ голову.

- јх, разумеетс€, разумеетс€, и вчерашнего! - —екретарь молитвенно сложил руки. - —уффолкские протестанты55 - люди набожные и верные. ќни стрем€тс€ к свету и благодати, не то, что другие наши соотечественники, которые сбились с пути и блуждают во мраке так же как сегодн€ блуждали мы с вами, милорд.

- ј как вам кажетс€, √ашфорд, сумел € их воодушевить? - спросил лорд √ордон. - ¬оодушевить, милорд? ≈ще бы! ƒа вы же слышали, они кричали, чтобы их повели на папистов, призывали на их головы страшные кары... ќни вопили, как одержимые...

- Ќо одержимые не бесами, - вставил его светлость.

-  ак можно, милорд! Ќе бесами, а благодатью небесной. јнгелы говорили их устами.

- ƒа... да, конечно, ангелы. - Ћорд ƒжордж сунул руки в карманы, потом вынул их и, грыз€ ногти, как-то смущенно уставилс€ на огонь. -  онечно, ангелы, не правда ли, √ашфорд?

- ј вы разве в этом сомневаетесь, милорд?

- Ќичуть, что вы! —омневатьс€ в этом, по-моему, было бы безбожно - ведь так, √ашфорд?.. ’от€ среди них, - добавил милорд, не дожида€сь ответа, - были и какие-то препротивные, подозрительные личности.

- ј когда вы в благородном порыве обратились к ним с пламенными словами, - начал секретарь, зорко след€ за полуопущенными глазами лорда, которые от его слов постепенно стали разгоратьс€, - когда вы им сказали, что никогда не были трусом или равнодушным человеком с в€лой душонкой и поведете их вперед, хот€ бы даже на смерть, когда вы упом€нули, что по ту сторону шотландской границы сто двадцать тыс€ч человек готовы, если потребуетс€, в любую минуту выйти на бой за правду, когда вы воскликнули: "ƒолой папу и всех его гнусных приверженцев! «аконы против них не будут отменены, пока у англичан есть руки и в груди бьетс€ сердце!" - и, взмахнув руками, схватились за шпагу, вс€ толпа закричала: "ƒолой папистов!" - а вы в ответ: "ƒолой, даже если бы пришлось затопить землю кровью!" - и все стали бросать шапки в воздух, кричали: "”ра! ƒаже если земл€ будет в крови, долой папистов, лорд ƒжордж! ћесть на их головы!" ¬ эти минуты, милорд, вид€ и слыша все, что было, вид€, как вы одним словом можете подн€ть народ или успокоить его, € пон€л, что значит величие души, и сказал себе: " ака€ сила может сравнитьс€ с силой лорда ƒжорджа √ордона?"

- ƒа, вы правы, в наших руках - велика€ сила, велика€ сила! - воскликнул лорд ƒжордж, и глаза его засверкали. - Ќо скажите, дорогой √ашфорд, неужели же... € в самом деле говорил все это?

- » это и многое другое! - —екретарь подн€л глаза к небу. - јх, как вы говорили!

- » € вправду сказал им насчет ста сорока тыс€ч шотландцев? - допытывалс€ лорд ƒжордж с €вным удовлетворением. - Ёто было смело!

- Ќаше дело требует смелости. ѕравда всегда отважна.

- Ќу, разумеетс€. » вера тоже. ¬едь так, √ашфорд?

- ƒа, истинна€ вера смела, милорд.

- ј наша вера - истинна€, - подхватил лорд ƒжордж. ќн снова беспокойно заерзал в кресле и прин€лс€ грызть ногти так ожесточенно, словно решил обгрызть их до живого м€са. - ¬ этом никак нельз€ сомневатьс€. ¬едь вы в этом убеждены так же, как €, да, √ашфорд?

- ћне вы задаете такой вопрос, милорд! - жалобно прот€нул √ашфорд, придвига€ свой стул ближе и клад€ на стол широкую и плоскую руку. - ћне! - повторил он тем же обиженным тоном, с болезненной усмешкой обраща€ к лорду √ордону темные впадины глаз. - ћне, который только год назад в Ўотландии, плененный магией ваших речей, отрекс€ от заблуждений –имской церкви и примкнул к вам, и ваша рука воврем€ извлекла мен€ из бездны погибели!

- ¬ы правы. Ќет, нет, € не сомневаюсь в твердости вашей веры, - сказал лорд √ордон, пожима€ ему руку. ќн подн€лс€ и в волнении заходил по комнате. -  ака€ Ёто высока€ мисси€, √ашфорд, - вести за собой народ, добавил он вдруг, останавлива€сь.

- » притом - силой убеждени€, - услужливо подхватил секретарь.

- ƒа, разумеетс€. ѕусть в парламенте кашл€ют, хихикают, брюзжат и называют мен€ глупцом и сумасшедшим, но кто из них способен возмутить этот людской океан и заставить его реветь или утихать по своему желанию? Ќикто.

- Ќикто, - повторил √ашфорд.

- ј кто из них может доказать свою честность, как €?  то не дал подкупить себ€, отказалс€ от тыс€чи фунтов в год за то, чтобы уступить свое место другому? Ќикто.

- Ќикто, - снова поддакнул √ашфорд, который к тому времени успел уже выпить львиную долю поданного лорду глинтвейна.

- » так как мы люди честные, √ашфорд, борцы за правое, за св€тое дело, - лорд ƒжордж положил лихорадочно дрожащую руку на плечо секретар€. √олос его окреп, щеки покраснели. - “ак как мы одни стоим за народ, народ нас любит. ћы будем сто€ть за него до конца. ћы кликнем клич против этих папистов, которые недостойны называтьс€ англичанами, и наш боевой клич громом прокатитс€ по всей стране. я хочу быть достоин девиза, начертанного на моем гербе: "ѕризван, избран, верен".

- ƒа, - сказал секретарь. - ѕризван богом.

- ѕравда!

- »збран народом. - ƒа.

- ¬ерен и тому и другому.

- ƒо плахи!

“рудно описать то волнение, с каким лорд отвечал на подсказки секретар€, стремительность его речи, возбужденные жесты и тон, в которых сквозь обычную сдержанность пуританина прорывалось что-то неукротимое, почти исступление. Ќесколько минут он быстро шагал из угла в угол, затем круто остановилс€ и воскликнул:

- √ашфорд, да ведь и вы вчера воодушевили их! ƒа, да, и вы тоже.

- Ёто ваша заслуга, милорд, -секретарь смиренно приложил руку к сердцу, - € следовал вашему при меру.

- ¬ы говорили хорошо, - сказал лорд ƒжордж. ¬ы - достойное орудие нашего великого дела. ѕозвоните, пожалуйста, ƒжону √руби, пусть перенесет мои вещи в спальню. », если вы не очень устали, подождите здесь, пока € разденусь: мы, как всегда, потолкуем о наших делах.

- ”стал? Ёто €-то, милорд?  ака€ доброта и заботливость! Ќасто€щий христианин!

— этими словами, произнесенными как бы про себ€, секретарь наклонил кувшин и пытливо загл€нул внутрь, провер€€, сколько там еще осталось вина.

Ќа звонок по€вились одновременно ƒжон ”иллет и ƒжон √руби, первый - с парадным подсвечником, второй - с дорожным мешком, и оба проводили лорда в его спальню. ј секретарь, оставшись один, зевал, клевал носом и, наконец, крепко уснул, сид€ перед огнем.

„ерез некоторое врем€ (а ему-то казалось, что он вздремнул только на одну минуту) его разбудил голос ƒжона √руби над самым его ухом:

- ћистер √ашфорд, милорд уже в постели.

- јга. ’орошо, ƒжон, - ответил секретарь м€гко. —пасибо, ƒжон. ћожете идти спать, не дожида€сь мен€. я знаю, где мо€ комната.

- ’оть бы вы сегодн€ больше не утруждали себ€ и не докучали милорду разговорами про  ровавую ћарию! - сказал ƒжон. -» зачем только эта прокл€та€ старуха родилась на свет!

- я же вам сказал, чтобы вы шли спать, ƒжон, разве вы не слышали?

- ќт всех этих  ровавых ћарий, да великих королев Ѕесс, да синих кокард, да "ƒолой папистов!", от этих протестантских союзов и бесконечных речей милорд и так уже ополоумел, - продолжал ƒжон √руби, словно не слыша замечани€ √ашфорда и, как всегда, гл€д€ не на него, а куда-то в пространство. - —тоит вам только выйти на улицу, как за нами бежит с криками "ƒа здравствует √ордон!" толпа таких оборванцев, что от стыда просто не знаешь, куда глаза девать.  огда сидим дома, они орут, как черти, под окнами. ј милорд, вместо того чтобы прогнать их, выходит на балкон да еще унижаетс€ перед ними, произносит речи, называет их "согражданами", "сынами јнглии", благодарит за то, что пришли, - можно подумать, что он их нежно любит! ƒалась же им эта злосчастна€  ровава€ ћари€ - кричат о ней посто€нно до хрипоты. ѕослушать их, так все они - протестанты, все до единого, от мала до велика. » протестанты эти, как € заметил, - большие охотники до серебр€ных ложек и вс€кой серебр€ной посуды: стоит только оставить открытым черный ход, как все утащат. Ќу, да это еще полбеды, дай-то бог, чтобы чего похуже не было. ≈сли воврем€ не уймете этих бесноватых, мистер √ашфорд, - а вы-то и подливаете масла в огонь, знаю € вас! - так потом уже и вы с ними не справитесь. ¬ один прекрасный день, когда наступит жарка€ погода у "протестантов" этих пересохнет в глотках, они разнесут вдребезги весь Ћондон. «наменитую  ровавую ћарию - и ту перещегол€ют.

√ашфорд давно скрылс€, и тирада ƒжона √руби была обращена к пустой комнате. Ќичуть не обескураженный этим открытием, ƒжон нахлобучил шл€пу задом наперед, чтобы не видеть и тени ненавистной ему кокарды, и отправилс€ спать, всю дорогу до своей комнаты уныло и зловеще кача€ головой.

√Ћј¬ј “–»ƒ÷ј“№ Ў≈—“јя

ј √ашфорд пошел в спальню своего хоз€ина, приглажива€ на ходу волосы и напева€ сквозь зубы какой-то псалом. Ќа его улыбающемс€ липе написаны были почтительность и глубочайшее смирение. ѕодход€ к двери лорда ƒжорджа, он откашл€лс€ и запел громче.

ѕоведение его удивительно противоречило выражению лица, злобному и крайне отталкивающему, когда его никто не видел. ћрачно нависшие брови почти скрывали глаза, губы презрительно кривились, и даже приподн€тые плечи, казалось, насмешливо перешептывались с большими отвислыми ушами.

- Tcc! - произнес он вполголоса, загл€нув в спальню. -  ажетс€, уснул. ƒай-то бог! —только забот, бессонных ночей, о стольких вещах приходитс€ думать! ƒа хранит бог этого великомученика. ≈сли есть св€той человек в нашем грешном мире, так это - он.

ѕоставив на стол свечу, он на цыпочках подошел к камину, сел перед ним, спиной к кровати, и продолжал говорить вслух, €кобы рассужда€ сам с собой:

- —паситель родной страны и веры, друг бедн€ков, враг гордецов и жестокосердых, надежда всех отверженных и угнетенных, кумир сорока тыс€ч смелых и верных английских сердец!  акие блаженные сны, должно быть, сн€тс€ ему!

“ут √ашфорд вздохнул, погрел руки над огнем, покачал годовой, как бы от избытка чувств, испустил вздох и оп€ть прот€нул руки к огню.

- Ёто вы, √ашфорд? - окликнул его лорд ƒжордж - он вовсе не спал и, повернувшись на бок, наблюдал за секретарем с той минуты, как тот вошел в спальню.

- јх, милорд! - √ашфорд вздрогнул и огл€нулс€, изобразив крайнее изумление. - я вас разбудил!

- я не спал.

- Ќе спали! - повторил √ашфорд с напускным смущением. - Ќе знаю, как и оправдатьс€ перед вами, - € вслух в вашем присутствии высказывал свои мысли. Ќо € все это думаю искренне, искренне! - воскликнул он, торопливо провод€ рукавом по глазам. -   чему же сожалеть, что вы услышали?

- ƒа, √ашфорд, - взволнованно сказал бедный одураченный лорд, прот€гива€ ему руку, - не сожалейте об этом. я знаю, как гор€чо вы мен€ любите. —лишком гор€чо, - € не заслуживаю такого поклонени€.

√ашфорд, ничего не отвеча€, схватил руку лорда ƒжорджа и прижал ее к губам. «атем, встав, достал из дорожного мешка шкатулку, поставил ее на стол у камина, отпер ключом, который носил при себе, и, сев за стол, достал гусиное перо. ѕрежде чем обмакнуть в чернильницу, он пососал его - быть может, дл€ того, чтобы скрыть усмешку, все еще бродившую на губах.

- Ќу, сколько же у нас теперь в —оюзе верных после недавнего призыва? - осведомилс€ лорд ƒжордж. - ƒействительно, сорок тыс€ч человек, или мы по-прежнему берем такую цифру только дл€ круглого счета?

- «аписано теперь даже больше сорока тыс€ч. Ќа двадцать три человека больше, - ответил √ашфорд, просматрива€ бумаги.

- ј фонды —оюза?

- Ќе очень-то растут, но и в нашей пустыне перепадает манна небесна€, милорд... ¬ п€тницу вечером поступили кое-какие лепты вдовиц... ќт сорока мусорщиков три шиллинга четыре пенса, от престарелого церковного сторожа прихода св€того ћартина - шесть пенсов. ќт «вонар€ другой церкви - шесть пенсов, от новорожденного младенца протестанта - полпенса, от объединени€ факельщиков - три шиллинга, из них один фальшивый. ќт арестантов-антипапистов из Ќьюгетской тюрьмы - п€ть шиллингов четыре пенса, от друга из Ѕедлама - полкроны. ќт палача ƒенниса - один шиллинг...

- Ётот ƒеннис - ревностный член нашего —оюза, - заметил лорд √ордон. - ¬от и в прошлую п€тницу € его видел в толпе на ”элбек-стрит.

- ѕрекрасный человек, - подтвердил секретарь, - надежный, преданный и истинно верующий.

- ≈го следует поощрить, - сказал лорд ƒжордж. - ќтметьте его в списке, а € с ним побеседую.

√ашфорд исполнил это приказание и продолжал читать список жертвователей:

- "ѕоклонники –азума" - полгинеи, "ƒрузь€ —вободы" - полгинеи, "ƒрузь€ ћира" - полгинеи, "ƒрузь€ ћилосерди€" - полгинеи, "ќбщество ѕам€тующих о  ровавой ћарии" - полгинеи, "—оюз Ќепоколебимых" - полгинеи.

- Ёти "Ќепоколебимые", кажетс€, новое объединение? - спросил лорд ƒжордж, лихорадочно грыз€ ногти.

- Ёто бывшие –ыцари-ѕодмастерь€, милорд. ѕрежние члены этого общества постепенно выходили из него, когда кончалс€ срок их учени€, и потому общество переменило название, хот€ в нем и сейчас есть немало подмастерьев и ремесленников.

-  ак зовут их председател€? - спросил лорд ƒжордж.

- ѕредседатель, - √ашфорд загл€нул в свой список, - мистер —аймон “эппертит.

- јга, вспомнил! Ёто тот человечек, что иногда приходит на наши собрани€ с пожилой сестрой, а иногда - с другой женщиной... она, наверное, ревностна€ протестантка, но далеко не красавица.

- ќн самый, милорд.

- “эппертит, кажетс€, гор€чий сторонник нашего дела, не так ли, √ашфорд? - задумчиво спросил лорд ƒжордж.

- ƒа, милорд, один из самых рь€ных. ќн, как боевой конь, уже издалека чует битву. ¬о врем€ уличных шествий он, точно одержимый, бросает в воздух шл€пу и произносит зажигательные речи, сто€ на плечах у товарищей!

- ќтметьте “эппертита, - приказал лорд √ордон. - ѕожалуй, его следует назначить на ответственный пост.

- Ќу, вот и все, - сказал секретарь, поставив птичку против фамилии “эппертита. - ƒа, еще из копилки миссис ¬арден (открыта в четырнадцатый раз) - семь шиллингов и шесть пенсов серебром и мед€ками и полгинеи золотом. ѕотом - от ћиггс (из жаловань€ за три мес€ца) - один шиллинг и три пенса.

- ћиггс? Ёто мужчина?

- ¬ списке указано, что женщина, - по€снил секретарь. - Ёто, кажетс€, та сама€ худа€ и долгов€за€ особа, о которой вы только что сказали, что она далеко не красавица. ќна иногда приходит с “эппертитом и миссис ¬арден слушать ваши речи, милорд.

- «начит, миссис ¬арден - это та пожила€ дама?

—екретарь утвердительно кивнул головой и кончиком пера почесал переносицу.

- ќна - усердный член нашего братства, - заметил лорд ƒжордж. - —боры денег проводит с большим рвением и успешно. ј муж ее - тоже наш?

- Ќет, это человек зловредный, недостойный такой жены, - ответил √ашфорд, складыва€ бумаги. - ќн все еще бродит во тьме и упорно отказываетс€ вступить в наш —оюз.

- “ем хуже дл€ него. ѕослушайте, √ашфорд...

- ƒа, милорд?

-  ак вы думаете? - Ћорд ƒжордж беспокойно заворочалс€ в постели. - Ќе покинут мен€ все эти люди, когда придет врем€ действовать? я смело ратовал за них, € многое поставил на карту и ничего не замалчивал. Ќеужели же они отступ€тс€ от нашего дела?

- Ќет, милорд, этого опасатьс€ нечего, - отозвалс€ √ашфорд с многозначительным взгл€дом, который не столько предназначалс€ дл€ успокоени€ лорда ƒжорджа (так как лорд как раз в эту минуту не смотрел на него), сколько был невольным отражением тайных мыслей секретар€. - —мею вас уверить, этого бо€тьс€ не приходитс€.

- ј того, что их... - начал лорд ƒжордж еще нервнее. - ...Ќо нет, ведь не может быть, чтобы они пострадали за то, что пошли за нами? ѕравда на нашей стороне, если бы даже сила оказалась против нас. —кажите, положа руку на сердце, вы так же в этом уверены, как €?

- Ќеужели вы сомневаетесь... - начал секретарь, но лорд ƒжордж нетерпеливо перебил его:

- —омневаюсь? Ќет.  то сказал, что € сомневаюсь? ≈сли бы у мен€ были какие-либо сомнени€, разве € бросил бы родных, друзей, все на свете ради нашей несчастной родины? –ади несчастной родины, - повторил он словно про себ€ раз дес€ть и, подскочив, воскликнул громко: - –ади этой несчастной страны, забытой богом и людьми, отданной во власть опасной лиге сторонников папы, страны, ставшей жертвой порока, идолопоклонства и деспотизма.  то говорит, что € сомневаюсь? ¬едь € призван, избран и верен? ќтвечайте, да или нет?

- ƒа, верен богу, родине и себе! - воскликнул √ашфорд.

- » буду верен всегда. ѕовтор€ю: верен, хот€ бы мен€ ждала плаха.  то еще скажет это о себе? ¬ы, быть может? »ли хоть один человек в јнглии?

—екретарь наклонил голову в знак своего полнейшего согласи€ со всем, что было или будет сказано, и лорд ƒжордж успокоилс€. √олова его все ниже опускалась на подушку, и он, наконец, уснул.

’от€ в неистовой гор€чности изможденного и некрасивого лорда √ордона было что-то нелепо-комичное, вр€д ли эта гор€чность вызвала бы усмешку у человека доброжелательного, а если бы и вызвала, то через минуту этому человеку стало бы совестно. »бо и пыл лорда ƒжорджа и все его сомнени€ были глубоко искренни. —амым худшим в его натуре была нелепа€ восторженность и тщеславное стремление быть "вождем". ¬ остальном же это был слабый человек - и только. “акова уж печальна€ участь слабых людей, что даже их положительные черты - отзывчивость, доброта, доверчивость, все то, что у людей сильных и здравомысл€щих €вл€етс€ добродетел€ми, у них превращаетс€ в недостатки или даже в €вно выраженные пороки.

¬се врем€ подозрительно кос€сь на кровать и внутренне посмеива€сь над глупостью своего хоз€ина, √ашфорд не вставал с места, пока т€желое и шумное дыхание лорда ƒжорджа не убедило его, что можно уже уйти. ќн запер шкатулку, положил ее на место (сперва вынув из секретного отделени€ два каких-то печатных листка) и на цыпочках вышел из комнаты, огл€дыва€сь на бледное лицо сп€щего, над которым пыльные султаны, украшавшие изголовье парадной кровати, качались уныло и зловеще, как над погребальными дрогами.

Ќа лестнице √ашфорд остановилс€, прислушалс€, провер€€, все ли спокойно, и, сн€в башмаки, чтобы не потревожить чей-либо чуткий сон, сошел вниз. «десь он подсунул одно из воззваний под входную дверь, затем тихонько прокралс€ в свою комнату и бросил через окно во двор вторую бумажку, предусмотрительно завернув в нее камень, чтобы ее не унесло ветром.

¬оззвани€ эти были озаглавлены: "¬сем протестантам, к которым это попадет в руки", и гласили:

"Ѕрать€! ¬сем, кто найдет это, следует без промедлени€ присоединитьс€ к сторонникам лорда ƒжорджа √ордона. Ќастали смутные и грозные времена, готов€тс€ великие событи€. ¬нимательно прочтите это воззвание, сберегите его и передайте другим. «а корол€ и јнглию! —оюз ѕротестантов"

- —еем и сеем, - промолвил √ашфорд, закрыва€ окно. - ј когда же придет врем€ жатвы?

√Ћј¬ј “–»ƒ÷ј“№ —≈ƒ№ћјя

¬се, что окружено тайной, хот€ бы это было нечто чудовищное или до смешного нелепое, обладает загадочным очарованием и прит€гательной силой, неотразимо действующими на толпу. Ћжепророки, лжесв€щенники, лжепатриоты, лжечудотворцы всех видов очень успешно пользовались всегда людским легковерием, и если они на врем€ брали верх над »стиной и –азумом, то были об€заны своим успехом скорее таинственности, чем многим другим средствам из арсенала лжи и плутовства. — сотворени€ мира любопытство - сама€ непреодолима€ человеческа€ слабость. ѕробуждать это любопытство, разжигать его, удовлетвор€€ лишь наполовину, так, чтобы всегда что-то оставалось неразгаданным, - вернейший путь к власти над невежественными умами.

≈сли бы кто-нибудь стал на Ћондонском мосту и до хрипоты призывал прохожих вступить в —оюз, возглавл€емый лордом ƒжорджем √ордоном (цели этого —оюза были никому не пон€тны, в чем и крылс€ секрет его успеха), -он, веро€тно, завербовал бы за мес€ц каких-нибудь два дес€тка сторонников. ≈сли бы всех ревностных протестантов публично призывали объединитьс€ заведомо дл€ того, чтобы врем€ от времени петь хором гимны, слушать скучные речи и, наконец, посылать в парламент протесты против отмены законов, преследующих католических св€щенников, наказующих пожизненным заключением тех, кто воспитывает детей своих в католической вере, и лишающих всех католиков права наследовать или приобретать в —оединенном  оролевстве вс€кого рода недвижимое имущество, - то все эти цели, столь мало говор€щие уму и сердцу простого народа, могли бы увлечь разве какую-нибудь сотню людей. Ќо когда пошла глуха€ молва, что под видом —оюза ѕротестантов кака€-то тайна€ организаци€ с неведомыми, грандиозными планами действует против правительства, когда зашептались повсюду о сговоре католических стран, решивших поработить јнглию, ввести в Ћондоне инквизицию и превратить загоны —митфилдского рынка56 в костры и плахи, когда и в парламенте и вне его некий энтузиаст, сам себ€ не понимавший, стал се€ть тревогу и ужас, и давно отжившие свой век, покоившиес€ в могилах пугала были извлечены на свет божий дл€ устрашени€ легковерных невежд, - и все это делалось втайне, а прокламации с призывом вступить в ¬еликий ѕротестантский —оюз дл€ защиты веры, жизни и свободы разбрасывались украдкой на людных дорогах, подкладывались под двери домов, влетали в окна, или по ночам на улицах их совали в руки прохожим; когда эти воззвани€ облепили стены и заборы, лезли в глаза на каждом столбе, каждой тумбе и, казалось, даже неодушевленные предметы вокруг заразились общим страхом, и все побуждало людей вслепую примкнуть к этому неведомому союзу борьбы неизвестно с чем и дл€ чего, - тогда словно безумие охватило всех, и число членов —оюза, возраста€ день ото дн€, достигло сорока тыс€ч.

¬о вс€ком случае, такую цифру называл в марте 1780 года лорд ƒжордж √ордон, председатель —оюза. ј верно это было или нет, мало кто знал или пыталс€ проверить. —оюз никогда не устраивал публичных демонстраций, о нем знали только со слов лорда √ордона, и многие считали, что существование такого союза - лишь плод его расстроенного воображени€. ¬оодушевленный, должно быть, успехом м€тежа, вспыхнувшего год назад в Ўотландии по такому же поводу, лорд √ордон любил разглагольствовать о великом движении протестантов, но в палате общин, членом которой он состо€л, с ним мало считались и называли его полоумным, так как он выступал против всех партий, не принадлежа ни к одной. »звестно было, что в стране есть недовольные, - но где же их не бывает? Ћорд √ордон и раньше имел обыкновение обращатьс€ к народу с речами, писал воззвани€ и брошюры по разным вопросам, но до сих пор все его усили€ ничего не изменили в јнглии, и от нынешней его затеи тоже не ожидали ничего. “ак же, как по€вилс€ он перед читателем, лорд врем€ от времени по€вл€лс€ перед публикой, но на другой же день о нем забывали. » вдруг, так же неожиданно, как он по€вилс€ на страницах этой повести, после промежутка в п€ть долгих лет, и сам лорд и его де€тельность стали настойчиво привлекать внимание тыс€ч людей, которые все эти годы участвовали в жизни страны и, не будучи ни слепы, ни глухи к событи€м этой жизни, едва ли вспоминали когда-нибудь о лорде √ордоне.

- ћилорд, - позвал √ашфорд па другое утро, отдернув полог у кровати и наклон€сь к уху лорда ƒжорджа. - ћилорд!

- ј?  то тут? „то такое?

- Ѕило дев€ть, - сказал секретарь, с елейным видом складыва€ руки. - ’орошо ли вы почивали? Ќадеюсь, что хорошо. ≈сли молитвы мои услышаны, вы, наверное, восстановили свои силы.

- ѕризнатьс€, € спал так крепко, - лорд ƒжордж протер глаза и осмотрелс€, - так крепко, что даже не совсем припоминаю... √де это мы?

- јх, милорд! - воскликнул √ашфорд с улыбкой.

- ¬прочем... ƒа, да, - продолжал лорд ƒжордж. - “ак вы не еврей?

- ≈врей? я? - ахнул благочестивый секретарь, невольно отшатнувшись.

- ѕонимаете, √ашфорд, мне снилось, что мы с вами евреи. ƒа, что оба мы - евреи с длинными бородами.

- √осподи помилуй! „то вы, милорд! Ёто не лучше, чем быть папистами!

- ѕожалуй, что не лучше, - согласилс€ лорд √ордон. - ¬ы и в самом деле так думаете, √ашфорд?

-  онечно, - воскликнул секретарь с выражением крайнего изумлени€.

- √м...-пробормотал лорд √ордон. - ƒа, вы, пожалуй, правы.

- Ќадеюсь, милорд, - начал было секретарь.

- Ќадеетесь? - перебил его лорд √ордон. - ѕочему это вы надеетесь? Ќичего дурного нет в таких мысл€х.

- ¬ таких снах, - поправил его секретарь.

- —нах? Ќет, и в мысл€х на€ву.

- "ѕризван, избран, верен", - произнес √ашфорд, бер€ со стула часы лорда ƒжорджа и как бы в рассе€нности чита€ вслух надпись на крышке.

“о была мелочь, не сто€ща€ внимани€, попросту следствие минутной задумчивости. Ќо едва прозвучали эти три слова, как лорд ƒжордж сразу осекс€, присмирел и, покраснев, умолк. —ловно совершенно не замеча€ этой перемены, хитрый секретарь, €кобы затем, чтобы подн€ть штору, отошел к окну, чтобы дать лорду ƒжорджу оправитьс€ от смущени€.

- Ќаше св€тое дело отлично подвигаетс€, милорд, - сказал он, вернувшись к кровати. - я и этой ночью не тер€л времени. ѕеред тем как лечь, подбросил два воззвани€, и к утру оба исчезли. я целых полчаса пробыл внизу, но не слышал, чтобы кто-нибудь в доме обмолвилс€ о них хоть словечком. ѕредвижу, что они сделают свое дело, привлекут в наши р€ды парочку неофитов, и кто знает, сколько их будет еще, когда господь благословит ваши вдохновенные труды?

- ƒа, это с самого начала оказалось замечательным средством, - отозвалс€ лорд ƒжордж. - » сослужило прекрасную службу в Ўотландии. ¬от мысль, вполне достойна€ вас... ¬ы мне напомнили, √ашфорд, что не следует ленитьс€, когда нашему винограднику грозит гибель под ногами папистов. –аспор€дитесь, чтобы оседлали лошадей, надо ехать и приниматьс€ за дело!

ќн сказал это, покраснев от волнени€, и так пылко, что секретарь счел дальнейшее воздействие на него излишним и молча вышел.

"≈му снилось, что он еврей! -рассуждал он мысленно, закрыв за собой дверь спальни. - ј ведь он может и на€ву дойти до этого, это даже довольно веро€тно. „то ж, € не против - при условии, что ничего на этом не потер€ю. –елиги€ евреев подойдет мне не хуже вс€кой другой. —реди евреев есть богатые люди... ѕритом мне пор€дком надоело бритьс€. ƒа, право, € ничего не имею против такой перемены. Ќо до поры до времени мы должны быть самыми ревностными христианами. Ќаш пророческий девиз пригодитс€ дл€ всех религий по очереди - Ёто большое удобство".

«ан€тый такими утешительными размышлени€ми, √ашфорд сошел в столовую и позвонил, чтобы ему подали завтрак.

Ћорд ƒжордж оделс€ быстро (его незатейливый туалет не требовал ни времени, ни усилий) и, так как его умеренность в еде равн€лась пуританской строгости его одежды, он очень скоро управилс€ со своим завтраком. «ато его секретарь, потому ли, что он больше ценил радости земного существовани€, или больше заботилс€ о поддержании своих духовных и физических сил на благо великой миссии протестантов, добросовестно ел и пил до последней минуты, и только после трех-четырех напоминаний со стороны ƒжона √руби нашел в себе мужество оторватьс€ от обильного стола мистера ”иллета.

”тира€ жирные губы, он сошел вниз, уплатил по счету и, наконец, сел на свою лошадь. Ћорд ƒжордж, который, поджида€ его, прохаживалс€ перед домом и, энергично жестикулиру€, разговаривал сам с собой, тоже вскочил в седло и, ответив на торжественный поклон ƒжона ”иллета и прощальные возгласы дес€тка зевак, которые толпились у крыльца гостиницы, привлеченные сюда вестью, что в "ћайском ƒреве" ночевал насто€щий живой лорд, они тронулись в путь с ƒжоном √руби в арьергарде.

ћистеру ”иллету еще накануне вечером внешность лорда ƒжорджа √ордона показалась несколько странной, а поутру впечатление это еще во сто раз усилилось. —ид€ пр€мо, как палка, на костл€вой лошади, угловатый и нескладный, он подскакивал и моталс€ всем телом при каждом ее движении, некрасиво выставив локти, а его длинные пр€мые волосы развевались по ветру, - трудно было представить себе что-нибудь нелепее и комичнее этой фигуры. ¬место хлыста он держал в руке длинную трость с золотым набалдашником, столь же внушительную, как булава современного лаке€, и сама€ его манера держать это громоздкое оружие - то пр€мо перед собой, как кавалерист держит саблю, то на плече, как мушкет, то между большим и указательным пальцами, и всегда одинаково неуклюже и неловко - делало лорда √ордона еще более смешным. ≈го худоба, его чопорна€, важна€ осанка, необычайный костюм, подчеркнута€ - невольно или умышленно - странность манер, природные и напускные черты, отличавшие его от других людей, могли бы вызвать смех у самого сурового зрител€, и этим объ€сн€лись улыбки, перешептывани€ и насмешки, которыми его провожали, когда он уезжал из "ћайского ƒрева".

—овершенно не замеча€, какое он производит впечатление, лорд √ордон ехал рысцой р€дом со своим секретарем, почти всю дорогу разговарива€ сам с собой. ¬ двух-трех мил€х от Ћондона на дороге стали уже попадатьс€ прохожие, знавшие лорда в лицо; они указывали на него тем, кто его не знал, иногда останавливались и смотрели ему вслед или - одни в шутку, другие всерьез - кричали: "”ра, ƒжорди! ƒолой папистов!" ј он в ответ торжественно снимал шл€пу и клан€лс€.  огда всадники добрались до города и ехали по улицам, на лорда все чаще обращали внимание, встреча€ его то смехом, то свистом. »ные огл€дывались на него и улыбались, другие с удивлением спрашивали, кто он такой, и по мостовой р€дом с его лошадью бежали какие-то люди, приветству€ его криками. “ам, где был затор телег, портшезов, карет и приходилось останавливать лошадь, лорд √ордон, сн€в шл€пу, кричал "ƒжентльмены, долой папистов!", на что "джентльмены" отвечали громовым дев€тикратным "ура"; затем он продолжал путь, а за ним бежали дес€тка два самых непригл€дных оборванцев и орали до хрипоты.

ѕриветствовали его и старушки - их на улицах было немало, и все они знали лорда √ордона. Ќекоторые - не очень-то высокопоставленные, вс€кие разносчицы и торговки фруктами - хлопали сморщенными руками и кричали старчески-пискливыми или пронзительными голосами: "”ра, милорд!" —тарушки махали, кто рукой, кто платком, веером или зонтиком, а в домах распахивались окна, и те, кто высовывалс€, звали всех остальных посмотреть на милорда. ¬се эти знаки почтени€ лорд √ордон принимал с глубочайшей серьезностью и признательностью, клан€€сь в ответ очень низко и так часто, что голова его почти все врем€ оставалась непокрытой, и, проезжа€, поднимал глаза к окнам с видом человека, который совершает торжественный въезд и хочет показать, что он ничуть не возгордилс€.

“ак их кортеж проследовал (к величайшему неудовольствию ƒжона √руби) по всему ”айтчеплу, по Ћиденхолл-стрит и „ипсайду до "ѕогоста св. ѕавла"57. ѕодъехав к собору, лорд √ордон остановилс€, сказал что-то √ашфорду и, подн€в глаза к величественному куполу, покачал головой, словно говор€: "÷ерковь в опасности!" “ут окружавша€ их толпа, разумеетс€, снова прин€лась драть глотки. » лорд двинулс€ дальше под громкие крики, клан€€сь еще ниже,

“ак проехал он по —трэнду, затем улицей Ћасточек до ќксфорд роуд и, наконец, добралс€ до своего дома на ”элбек-стрит близ  рвендиш-сквера. «десь он, взойд€ на крыльцо, простилс€ с проводившими его до самого дома двум€-трем€ дес€тками зевак, воскликнув: "ƒжентльмены, долой папистов! ѕрощайте, храни вас бог!" “акого короткого прощань€ никто не ожидал, оно вызвало общее недовольство и крики - "–ечь! –ечь!" Ёто требование было бы выполнено, если бы рассвирепевший ƒжон √руби не налетел на толпу с трем€ лошадьми, которых он вел в конюшню, и не заставил всех разбежатьс€ по соседним пустыр€м, где они прин€лись играть в орл€нку, чет и нечет, лунку, стравливать собак и предаватьс€ другим невинным протестантским развлечени€м.

ѕосле полудн€ лорд ƒжордж снова вышел из дому, облаченный в черный бархатный кафтан, клетчатые панталоны и жилет традиционных цветов шотландского клана √ордонов - все такого же квакерского покро€. ¬ этом костюме, придававшем ему еще более эксцентричный и нелепый вид, он пешком отправилс€ в ¬естминстер58. ј √ашфорд усердно зан€лс€ делами и все еще сидел за работой, когда - уже в сумерки - ƒжон √руби доложил ему, что его спрашивает какой-то человек.

- ѕусть войдет, - сказал √ашфорд.

- Ёй, вы, входите! - крикнул ƒжон кому-то, сто€вшему за дверью. - ¬ы ведь протестант?

- ≈ще бы! - отозвалс€ чей-то низкий и грубый голос.

- ќно и видно, - заметил ƒжон √руби. - √де бы € вас ни встретил, сразу признал бы в вас протестанта. - — этими словами он впустил посетител€ и вышел, закрыв за собой дверь.

ѕеред √ашфордом сто€л приземистый, плотный мужчина с низким и покатым лбом, копной жестких волос и маленькими глазками, так близко посаженными, что, казалось, только его перебитый нос мешал им слитьс€ в один глаз нормального размера. Ўе€ его была обмотана гр€зным платком, скрученным жгутом, из-под которого видны были вздутые жилы, посто€нно пульсировавшие, словно под напором сильных страстей, злобы и ненависти. ≈го вельветовый костюм, сильно потертый и засаленный, вылин€л так, что из черного стал серовато-бурым, как зола, выколоченна€ из трубки или пролежавша€ весь день в погасшем камине, носил следы многих попоек и от него исходил крепкий запах портовых кабаков. Ўтаны на колен€х были ст€нуты вместо пр€жек обрывками бечевки, а в гр€зных руках он держал суковатую палку с набалдашником, на котором было вырезано грубое подобие его собственной отталкивающей физиономии. Ётот посетитель, сн€в свою треуголку, со скверной усмешкой погл€дывал на √ашфорда, ожида€, пока тот удостоит его внимани€.

- ј, это вы, ƒеннис! - воскликнул секретарь. - —адитесь.

- я только что встретил милорда, - сказал ƒеннис, указыва€ большим пальцем в ту сторону, где, видимо, произошла встреча. - ј он мне и говорит - милорд, то есть... "≈сли вам, говорит, делать нечего, сходите ко мне домой да потолкуйте с мистером √ашфордом". Ќу, а в этот час, сами понимаете, какое у мен€ может быть дело? я работаю только днем. ’а-ха-ха! ¬ышел подышать свежим воздухом и повстречал милорда. я, как сыч, мистер √ашфорд, прогуливаюсь по ночам.

- Ќо бывает, что и днем, а? - сказал секретарь. -  огда выезжаете в полном параде?

- ’а-ха-ха! - ѕосетитель громко захохотал и шлепнул себ€ по л€жке. - “акого шутника, как вы, мистер √ашфорд, во всем Ћондоне и ¬естминстере не сыщешь! » у милорда нашего €зык хорошо подвешен, но против вас он просто дурак дураком. ƒа, да, верно вы сказали - когда € выезжаю в полном параде...

- ¬ собственной карете, - добавил секретарь, - и с собственным капелланом, не так ли? » со всем прочим, как полагаетс€?

- ќх, уморите вы мен€! - воскликнул ƒеннис с новым взрывом хохота. -≈й-ей, уморите!.. ј что новенького, мистер √ашфорд? - прибавил он сиплым голосом. - Ќет ли уже приказа разгромить какую-нибудь папистскую церковь или что-нибудь в этом роде?

- Tсc! - остановил его секретарь, разрешив себе лишь едва заметную усмешку. - Ѕоже упаси! ¬ы же знаете, ƒеннис, - мы объединились только дл€ самых мирных и законных действий.

- «наю, знаю, - подхватил ƒеннис, прищелкнув €зыком, - недаром же € вступил в —оюз, верно?

-  онечно, - подтвердил √ашфорд с той же усмешкой. ј ƒеннис оп€ть загоготал и еще сильнее хлопнул себ€ по л€жке. Ќахохотавшись до слез, утира€ глаза кончиком шейного платка, он прокричал:

- Ќет, право, другого такого шутника днем с огнем не сыскать!

- ћы с лордом ƒжорджем вчера вечером как раз говорили о вас, - начал √ашфорд после короткого молчани€. - ќн считает, что вы очень преданы нашему делу.

- “ак оно и есть, - подтвердил палач.

- „то вы искренне ненавидите папистов.

- » это верно. - —вое утверждение ƒеннис подкрепил сочным ругательством. - » вот что € вам скажу, мистер √ашфорд, - он положил на пол шл€пу и палку и медленно похлопывал пальцами одной руки по ладони другой. - «аметьте, € на государственной службе, работаю дл€ куска хлеба и дело свое делаю добросовестно. “ак или нет?

- Ѕесспорно, так.

- ќтлично. ≈ще два слова. –емесло мое - честное, протестантское, английское ремесло, оно установлено законом. ¬ерно € говорю?

- Ќи один живой человек в этом не сомневаетс€.

- ƒа и мертвый тоже. ѕарламент что говорит? ѕарламент говорит: "≈сли мужчина, женщина или ребенок сделает что-нибудь против наших законов..." —колько у нас сейчас таких законов, что присуждают к виселице, мистер √ашфорд? ѕ€тьдес€т наберетс€?

- “очно не знаю, - ответил √ашфорд, откинувшись в кресле и зева€. - ¬о вс€ком случае, их немало.

- Ћадно, скажем, полсотни. «начит, парламент говорит: "≈сли мужчина, женщина или ребенок провинитс€ в чем-нибудь против одного из этих п€тидес€ти законов, то дело ƒенниса - покончить с этим мужчиной, или женщиной, или ребенком". ≈сли к концу сессии таких набираетс€ слишком много, в дело вмешиваетс€ √еорг “ретий59 и говорит: "Ќет, это слишком много дл€ ƒенниса. ѕоловину € оставл€ю себе, а половина пойдет ƒеннису". Ѕывает и так, что он подкинет мне неожиданно кого-нибудь в придачу, - вот три года назад подкинули мне ћэри ƒжонс, молодую бабенку лет дев€тнадцати, которую привезли в “айберн с грудным ребенком на руках и вздернули за то, что она стащила с прилавка в магазине на Ћедгет-’илл штуку холста, хот€, когда торговец это заметил, она положила холст обратно. ƒо того за ней ничего худого не водилось, да и на эту кражу толкнула ее только нужда: мужа за три недели перед тем забрали в матросы, и ей с двум€ малышами пришлось побиратьс€. Ёто все свидетели показали на суде. ’а-ха! „то поделаешь - таков закон и обычай у нас в јнглии, а наши законы и обычаи - наша слава. Ќе так ли, мистер √ашфорд?

- –азумеетс€, - подтвердил секретарь.

- » когда-нибудь, - продолжал палач, - наши внуки вспомн€т дедовские времена и, вид€, как с тех пор все переменилось, скажут: "—лавное было тогда времечко, а теперь у нас все идет хуже да хуже". —кажут ведь, мистер √ашфорд?

- Ќесомненно скажут, - согласилс€ секретарь.

- Ќу, вот видите ли, - продолжал палач, - если паписты возьмут верх и вместо того, чтобы вешать, начнут варить и жарить людей, что станетс€ с моим ремеслом? ј ведь оно-опора закона! ≈сли на него ополчатс€, что тогда будет с законами, что будет с религией и всей страной?.. ¬ы в церкви бывали когда-нибудь, мистер √ашфорд?

- " огда-нибудь"? - сердито повторил секретарь. - ≈ще бы!

- Ќу, и мне случилось быть там раз - нет, два раза, счита€ тот, когда мен€ крестили. » когда € слышал, как молились там за парламент, и вспоминал при этом, сколько новых законов, посылающих людей на виселицу, издает парламент во врем€ каждой сессии, € говорил себе: это за мен€ люди мол€тс€ в церкви. “ак что понимаете, мистер √ашфорд, - тут палач свирепо потр€с своей палкой, - на мое протестантское ремесло пос€гать нельз€, нельз€ мен€ть наши протестантские пор€дки, и € на все пойду, чтобы этого не допустить. ѕусть паписты и не пробуют сунутьс€ ко мне - разве что закон отдаст их мне в обработку. –убить головы, жечь, поджаривать - всего этого быть не должно. “олько вешать - и делу конец. ћилорд недаром говорит, что € - парень усердный: чтобы отсто€ть великие протестантские законы, которые дают мне работы вволю, € готов, - он стукнул палкой о пол, - дратьс€, жечь, убивать, делать все, что прикажете, какое бы это ни было дь€вольское и смелое дело и чем бы оно ни кончилось дл€ мен€, хот€ бы той же виселицей. “ак и знайте, мистер √ашфорд!

Ёто неоднократное осквернение благородного слова "закон", которым он оправдывал свое гнусное ремесло, ƒеннис соответственно завершил, с азартом выпалив дес€тка два ужаснейших ругательств, затем утер лицо все тем же шейным платком и заорал:

- ƒолой папистов!  л€нусь дь€волом, € истинно верующий!

√ашфорд сидел, откинувшись в кресле и устремив на ƒенниса глаза, так глубоко запавшие и настолько затененные густыми нависшими бров€ми, что палач совсем не ощущал их взгл€да, словно разговаривал со слепым. Ќекоторое врем€ секретарь молча усмехалс€, затем сказал, медленно отчеканива€ слова:

- ƒа, вы действительно рь€ный протестант, ƒеннис, бесценный дл€ нас человек, самый верный из всех, кого € знаю в нашем —оюзе. Ќо вам следует себ€ сдерживать, быть миролюбивым, послушным и кротким, как €гненок. » € уверен, что вы таким будете.

- Ћадно, ладно, мистер √ашфорд, там увидим... ƒумаю, останетесь мною довольны, - отозвалс€ ƒеннис, тр€хнув головой.

- » € так думаю, - сказал секретарь все тем - же м€гким и многозначительным тоном. - ¬ будущем мес€це или в мае, когда билль о льготах папистам будет внесен в палату общин, мы хотим в первый раз созвать всех наших людей. ћилорд подумывает о том, чтобы устроить шествие по улицам, - конечно, с самой невинной целью: показать наши силы и сопровождать нашу петицию до самых дверей палаты общин.

- „ем скорее, тем лучше, - сказал ƒеннис и оп€ть грубо выругалс€,

- Ќас так много, что придетс€ разделитьс€ на отр€ды, - продолжал √ашфорд, словно не слыша его слов. - » хот€ пр€мых указаний мне не дано, позволю себе сказать, что лорд ƒжордж считает вас вполне подход€щим человеком дл€ того, чтобы стать во главе одного из этих отр€дов. » € тоже не сомневаюсь, что вы будете превосходным командиром.

- »спытайте мен€, - сказал палач, отвратительно подмигива€.

- ¬ы будете сохран€ть выдержку и хладнокровие, знаю. - —екретарь не переставал улыбатьс€, пр€ча глаза так, что его зоркое наблюдение оставалось незаметным дл€ собеседника, - слушатьс€ приказов и строго обуздывать себ€. » € уверен, что не введете в беду свой отр€д.

- ћистер √ашфорд, € их поведу на... - начал было палач задорно, но вдруг √ашфорд сделал ему знак замолчать и притворилс€, что пишет, так как в эту минуту ƒжон √руби открыл дверь и загл€нул в комнату.

- “ут к вам пришел еще один протестант, - сказал он.

- ѕусть подождет в той комнате, - отозвалс€ секретарь самым слащавым тоном. - я сейчас зан€т.

Ќо ƒжон уже привел нового посетител€ к двери, и тот, непрошеный, ввалилс€ в комнату. Ёто был ’ью, так же нер€шливо одетый и такой же беспечно-дерзкий, как всегда.

√Ћј¬ј “–»ƒ÷ј“№ ¬ќ—№ћјя

√ашфорд, заслонив рукой глаза от света, несколько мгновений, сдвинув брови, вгл€дывалс€ в ’ью, - ему казалось, что он где-то недавно видел этого парн€, но он не мог припомнить, где и при каких обсто€тельствах. ¬прочем, его недоумение быстро рассе€лось, и раньше чем ’ью успел вымолвить хоть слово, лицо √ашфорда про€снилось:

- јга, помню! ћожете идти, ƒжон, вы мне больше не нужны. ј вы, ƒеннис, пока останьтесь.

- я к вам, хоз€ин, - сказал ’ью, когда √руби вышел.

- —лушаю вас, мой друг, - отвечал секретарь самым учтивым тоном. - „то привело вас сюда? Ќадеюсь, мы ничего не забыли в вашей гостинице?

’ью отрывисто рассме€лс€ и, сунув руку за пазуху, вытащил одно из тех воззваний, которые тайно разбрасывал √ашфорд. ќно было перепачкано, так как пролежало целую ночь на дворе. Ѕумажку эту ’ью положил па стол перед секретарем, предварительно развернув ее на колене и разгладив своей широкой ладонью.

- ¬ы забыли только вот эту штуку, сэр.  ак видите, она попала в хорошие руки.

- ј что это такое? - спросил √ашфорд с прекрасно разыгранным изумлением, верт€ в руках листок. - √де вы это раздобыли, при€тель? » в чем тут дело? Ќичего не понимаю.

Ќемного обескураженный таким приемом, ’ью смотрел то на секретар€, то на ƒенниса, который, сто€ у стола, украдкой разгл€дывал незнакомого парн€, чь€ наружность и повадки, кажетс€, весьма пришлись ему по вкусу. –ешив, что взгл€ды ’ью - немой призыв и к нему тоже, мистер ƒеннис трижды покачал головой, словно говор€: "Ќет, √ашфорд ничего не знает, ручаюсь, что не знает. ѕобожитьс€ готов!" - и, заслонив лицо от ’ью концом гр€зного шейного платка, кивал головой и хихикал за этим заслоном в знак своего величайшего восхищени€ хитростью секретар€.

- ƒа здесь же написано, чтобы тот, кто найдет это, шел сюда, к вам, - сказал ’ью. - я не грамотен, но € показывал это одному знакомому человеку, и он сказал, что так тут сказано.

- —овершенно верно, - подтвердил √ашфорд, широко открыва€ глаза. - ¬от чудеса!  ак эта бумажонка попала к вам, милейший?

- ћистер √ашфорд! - свист€щим шепотом сказал палач. -¬о всем Ќьюгете нет вам равного!

”слышал ли ’ью эти слова, догадалс€ ли по гримасам ƒенниса, что его морочат, или, быть может, еще раньше разгадал хитрости секретар€, - но он, по своему обыкновению, сразу пошел напролом.

- ѕослушайте, - сказал он, прот€нув руку и отобрав у секретар€ воззвание. - ’ватит уже толковать про эту бумажку, да про то, что в ней говоритс€. ¬ы ничего не знаете, а € еще меньше, и он, - ’ью взгл€нул на ƒенниса, - тоже. —ловом, никто из нас не знает, откуда она вз€лась, дл€ чего писана, - и делу конец. ј пришел € к вам вот зачем: хочу идти против католиков. я антипапист и готов записатьс€ в ваш —оюз и прин€ть прис€гу.

- «апишите его, мистер √ашфорд, - одобрительно сказал ƒеннис. - ¬от за это люблю молодца - приступает пр€мо к делу, без обин€ков и лишней болтовни!

- ј на кой черт стрел€ть мимо цели? - отозвалс€ ’ью.

- ¬от и € это самое говорю, - сказал палач. - “ы, € вижу, как раз такой парень, какие мне требуютс€ в мой отр€д. ћистер √ашфорд, кончайте это дело, внесите его в списки. ѕусть он будет моим крестником, а в честь его крещени€ мы зажжем костры на развалинах јнглийского банка60.

ѕосле этих и других столь же лестных выражений довери€ мистер ƒеннис наградил ’ью энергичным тумаком в спину, на что ’ью не замедлил ответить тем же.

- ƒолой папистов, брат! - крикнул палач.

- ƒолой богачей, брат! - откликнулс€ ’ью.

- ѕапистов, папистов! - поправил его секретарь с присущей ему кротостью.

- Ёто все равно! - воскликнул ƒеннис. - ¬ерно он говорит! ƒолой всех и все, мистер √ашфорд, и да здравствует протестантска€ вера! ƒействовать пора, мистер √ашфорд! —амое врем€!

—екретарь, весьма благосклонно наблюдавший эту демонстрацию патриотических чувств, только что хотел сделать какое-то замечание, как ƒеннис, подойд€ к нему вплотную и прикрыва€ рот рукой, подтолкнул его локтем и хриплым шепотом сказал:

- ¬ы пока не распростран€йтесь насчет моей государственной должности, мистер √ашфорд. ” людей, знаете ли, есть разные предрассудки, ему мое ремесло может не понравитьс€. ѕодождите, пока мы с ним ближе сойдемс€. ј парень хорош, верно? » сложен-то как!

- ƒа, здоровенный малый.

- ѕогл€дите на него, мистер √ашфорд, - продолжал шептать ƒеннис с тем опасным восхищением, с каким, веро€тно, голодный каннибал способен смотреть даже на близкого друга. - ¬идали вы когда-нибудь, - тут он еще ближе нагнулс€ к уху секретар€ и заслонил рот уже обеими ладон€ми, - такую шею? ¬от уж, можно сказать, есть на что надеть петлю! ¬ы только гл€ньте!

—екретарь согласилс€, призвав на помощь весь свой светский такт (трудно профану раздел€ть такие чисто профессиональные и потому несколько своеобразные вкусы), и, задав кандидату несколько обычных вопросов, прин€л его в члены ¬еликого ѕротестантского —оюза јнглии. Ѕлагополучное окончание этой церемонии доставило мистеру ƒеннису истинное удовольствие, перешедшее в насто€щий восторг, когда он услышал, что новый член —оюза не умеет ни читать, ни писать. »бо (так кл€твенно увер€л ƒеннис) эти два искусства - величайшее из бедствий, когда-либо постигавших цивилизованное человечество, и ничто так не вредит общественно-полезному и доходному делу, которое он, ƒеннис, имеет честь выполн€ть на своем государственном посту.

¬нес€ ’ью в список, √ашфорд своим обычным тоном предупредил его, что у сообщества, в которое он вступил, цели мирные и строго законные (во врем€ этого разъ€снени€ мистер ƒеннис беспрестанно подталкивал ’ью локтем и делал какие-то странные гримасы), и затем дал пон€ть обоим гост€м, что он желает остатьс€ один. ќни тотчас распрощались с ним и вместе вышли на улицу.

- “ы куда, братец? - спросил ƒеннис. - »дешь прогул€тьс€?

- ѕойду, куда хотите, - отозвалс€ ’ью.

- ¬от это по-компанейски, - одобрил его новый знакомый. -  уда бы нам пойти?.. ƒавай-ка посмотрим на те двери, в которые мы скоро здорово забарабаним, - согласен?

’ью ответил утвердительно, и они не спеша зашагали по направлению к ¬естминстеру, где тогда заседали обе палаты парламента. «амешавшись в толпу слуг, носильщиков, факельщиков, рассыльных и вс€кого рода зевак, теснившихс€ среди лошадей и экипажей, они долго слон€лись здесь, и новый знакомый ’ью с многозначительными ужимками указывал ему, где самые незащищенные и доступные части здани€, объ€сн€л, как легко пробратьс€ в кулуары, а оттуда - до самых дверей палаты общин, и если войти толпой, то выкрики несомненно будут услышаны в зале заседани€. ¬се эти и многие другие сведени€ такого же рода ’ью выслушивал с €вным удовольствием. ƒеннис называл ему также членов палаты лордов и палаты общин, входивших в здание или выходивших оттуда, объ€сн€л, кто из них - друг католиков, кто - враг, советовал хорошенько рассмотреть и запомнить их экипажи и ливреи их лакеев, чтоб отличить их, когда понадобитс€. ѕорой ƒеннис тащил ’ью к окнам проезжавшей кареты, чтобы он рассмотрел при свете фонарей лицо ее владельца. ќн про€вл€л во всем такую осведомленность, кака€ могла быть только результатом основательного изучени€. » в самом деле, позднее, когда ’ью и ƒеннис больше сблизились, ƒеннис призналс€ ему, что давно уже собирает такого рода сведени€.

Ќо больше всего поразило ’ью то, что в толпе он приметил множество людей, которые группами - по двое или по трое - шныр€ли здесь, видимо с одной и той же тайной целью. — большинством этих людей спутник ’ью обменивалс€ только едва заметным кивком или взгл€дом, но по временам кто-нибудь из них подходил и, среди окружающей сутолоки, став р€дом с ƒеннисом, но не поворачива€ головы, будто и не вид€ его, тихо произносил несколько слов, на которые тот отвечал так же осторожно. «атем они расходились, как чужие. »ные из этих людей часто по€вл€лись снова, неожиданно вынырнув из толпы около ’ью, и, проход€, пожимали ему руку или пристально загл€дывали в лицо, но не заговаривали с ним, так же как и он с ними: ни один не обмолвилс€ ни словом.

Ћюбопытно было и то, что, когда бы ’ью ни опустил глаза, он видел, как прот€гивалась чь€-то рука и, сунув бумажку в карман или в руку сто€щего р€дом человека, исчезала так внезапно, что невозможно было уследить за ней. » ни на одном из окружающих лиц быстрый взгл€д ’ью не мог уловить ни малейшего смущени€ или удивлени€. ќн то и дело замечал у себ€ под логами такие листки, как тот, что он пр€тал за пазухой, но ƒеннис шепотом приказывал ему не поднимать их, даже не смотреть на них. » они проходили, не трога€ ни одного.

ѕрослон€вшись таким манером перед парламентом и по всем окрестным улицам чуть не два часа, друзь€ повернули обратно, и ƒеннис спросил у ’ью, что он думает обо всем виденном и готов ли прин€ть участие в жарком деле, если дойдет до этого.

- „ем жарче, тем лучше, - ответил тот. - я на все готов.

- я тоже, - объ€вил его новый знакомый. - » не мы одни, таких много.

ќни скрепили свои слова рукопожатием, торжественной кл€твой и градом ужасных ругательств по адресу папистов.

“ак как после столь долгой прогулки им захотелось промочить горло, ƒеннис предложил пойти вместе в "—апог", где всегда имеетс€ веселое общество и крепкие напитки. ’ью охотно согласилс€, и они, не тер€€ времени, отправились туда.

ƒом, в котором помещалс€ трактир под вывеской "—апог", сто€л одиноко среди пустырей, за ѕриютом дл€ подкидышей. ¬ те времена это было довольно пустынное место, а по вечерам и совсем безлюдное. “рактир сто€л в стороне от проезжих дорог, в конце темного и узкого проулка, так что ’ью был очень удивлен, застав здесь довольно многочисленную компанию, котора€ выпивала и бурно веселилась. ≈ще больше поразилс€ он, когда увидел здесь знакомые лица - почти всех тех, кого приметил сегодн€ в толпе перед парламентом. Ќо ƒеннис при входе шепотом предупредил его, что в "—апоге" но прин€то про€вл€ть излишнее любопытство, и потому ’ью ничем не выдал своего удивлени€ и сделал вид, что никого здесь не знает.

 огда им подали вино, ƒеннис первым делом громко провозгласил тост за здоровье лорда ƒжорджа √ордона, председател€ ¬еликого ѕротестантского —оюза, и ’ью с надлежащим воодушевлением поддержал этот тост. Ќаходившийс€ среди посетителей скрипач, признанный менестрель этой почтенной компании, тотчас заиграл шотландскую пл€совую, да так лихо, что ’ью и его при€тель, бывшие уже под хмельком, разом, словно сговорившись, вскочили с мест и, к великому восторгу зрителей, исполнили какой-то импровизированный антипапистский танец.

√Ћј¬ј “–»ƒ÷ј“№ ƒ≈¬я“јя

≈ще не затихли аплодисменты, вызванные пл€ской ’ью и ƒенниса, и оба танцора не успели отдышатьс€ после столь неистовых упражнений, как честна€ компани€ получила подкрепление: в трактир прибыли новые посетители, отр€д "Ќепоколебимых", встреченный самыми лестными знаками внимани€ и уважени€.

 омандиром этого маленького отр€да - он состо€л только из троих людей, включа€ командира, - был наш старый знакомый, мистер “эппертит, чье бренное тело с годами как будто еще усохло (особенно поражали худобой его ноги), зато дух окреп, а чувство собственного достоинства и уважение к себе возросли до гигантских размеров. —амому ненаблюдательному человеку бросалось в глаза это состо€ние души бывшего подмастерь€, ибо оно безошибочно и €рко сказывалось в его величавой походке и гор€щем взоре, о нем с потр€сающей выразительностью свидетельствовал и вздернутый нос, который —им с глубочайшим презрением воротил от всего земного и устремл€л к небесам, родине высоких душ.

ћистер “эппертит, как вождь и глава "Ќепоколебимых", €вилс€ в сопровождении двух адъютантов: один был товарищ его юности, долгов€зый Ѕенджамен, другой - ћарк ƒжилберт, в былые времена прин€тый в ќбщество –ыцарей-ѕодмастерьев и работавший у “омаса  ерзона на √олден-‘лис. ќба эти джентльмена, как и “эппертит, уже освободились от кабалы ученичества и работали по найму, как свободные ремесленники. —миренно соревну€сь со своим славным вождем, отважные молодые люди мечтали сыграть выдающуюс€ роль в великих политических событи€х. Ётим объ€сн€лась их св€зь с ѕротестантским —оюзом, которому в их глазах придавало вес им€ лорда ƒжорджа √ордона, и это привело их сегодн€ в "—апог".

- –ад видеть вас, джентльмены! - начал мистер “эппертит и сн€л шл€пу жестом великого полководца, приветствующего свои войска. - ћилорд просил мен€ передать вам привет, оказав этим честь и мне и вам.

- ¬ы видели милорда? - спросил ƒеннис. - я тоже встретилс€ с ним сегодн€.

- ƒа, сэр. ѕосле закрыти€ мастерской мне пришлось отправитьс€ по делам в кулуары палаты, там-то € с ним и встретилс€, - по€снил мистер “эппертит, когда он и его адъютанты уселись. -  ак поживаете?

- ¬есело живем, друг, весело! - отозвалс€ ƒеннис. - ј вот вам и новый брат, записан по всем правилам, черным по белому, мистером √ашфордом. ќн дл€ нашего дела - находка. ’ват! Ћюблю таких. ѕогл€дите-ка на него! Ќу, что скажете - хорош? - воскликнул он, шлепнув ’ью по спине.

- Ќе знаю, хорош или нет, - сказал ’ью, с пь€ной удалью размахива€ рукой. - Ќо € дл€ вас самый подход€щий человек. Ќенавижу папистов, всех до единого. ќни мен€ ненавид€т, а € - их. ќни мне вред€т, чем только могут, а € им постараюсь насолить как только смогу ”ра!

- Ќу? - сказал ƒеннис, обвод€ всех взгл€дом, когда затихли раскаты громового голоса ’ью. - ¬идали вы когда-нибудь такого боевого молодца? «наете братцы, что € вам скажу? »сходи мистер √ашфорд хоть сотню миль н завербуй хоть полсотни людей, все они вместе и в подметки не будут годитьс€ этому одному.

Ѕольшинство безусловно согласилось с таким мнением и выражало ’ью доверие весьма выразительными кивками и подмигиваньем. ћистер “эппертит со своего места созерцал ’ью долго и молча, воздержива€сь от чересчур поспешного суждени€, потом придвинулс€ к нему поближе, "пронзил" его взором и, наконец, подошел к нему вплотную и отвел в сторону, в темный угол.

- ѕослушайте, - начал он, напр€женно морща лоб. - я, кажетс€, где-то уже встречал вас?

- Ќе знаю, - ответил ’ью своим обычным небрежным тоном. - ћожет, и встречали. Ќичего тут нет удивительного.

- Ќо это же очень легко проверить, - возразил —им. - ѕосмотрите-ка на мен€. ¬ы-то мен€, видели? ≈сли видели когда-нибудь, так вр€д ли могли забыть. √л€дите хорошенько, не бойтесь, никакого вреда вам не будет. Ќу?

ќбодр€ющий тон мистера “эппертита и его заверени€, что ’ью может его не бо€тьс€, сильно насмешили ’ью. ќн не мог даже разгл€деть сто€вшего перед ним человечка, потому что закрыл глаза в приступе бурного хохота, потр€савшего его могучее тело. ќн хохотал до колик.

- Ѕудет! - сказал мистер “эппертит, немного раздраженный столь бесцеремонным поведением. - “ак вы мен€ знаете или нет?

- Ќет! - крикнул ’ью сквозь смех. -’а-ха-ха! Ќе знаю, но очень хотел бы поближе познакомитьс€.

- ј € готов держать пари на целых семь шиллингов, что вы служили конюхом в "ћайском ƒреве", - сказал мистер “эппертит. —крестив руки и широко расставив ноги, он сто€л перед ’ью как вкопанный и смотрел ему в лицо.

”слышав эти слова, ’ью открыл глаза и с величайшим изумлением уставилс€ на мистера “эппертита.

- ƒа, так оно и есть, - продолжал тот, со снисходительной шутливостью подталкива€ ’ью. - ћои глаза мен€ никогда не обманывают, они могут обмануть разве только какую-нибудь молодую леди. Ќу, узнаете?

- √м... ƒа вы, кажись... - ’ью нерешительно умолк,

-  ажись? ј вы все еще не уверены? √ейбриэла ¬ардена помните?

–азумеетс€, ’ью помнил √ейбриэла ¬ардена. » ƒолли ¬арден тоже - но этого он не сказал мистеру “эппертиту.

- ј помните, как вы пришли к нему в дом, когда € еще служил у него подмастерьем, справитьс€ насчет одного бездельника, который удрал, оставив безутешного отца в полном отча€нии и все такое? ѕомните? - спросил мистер “эппертит.

-  онечно, помню! - воскликнул ’ью. - «начит, вот где € вас видел.

- ≈ще бы! я думаю, видел. ’орош был бы этот дом без мен€! ј помните, как € вообразил, будто вы - друг того брод€ги, и чуть было не зате€л с вами ссору, но когда оказалось, что вы его смертельно ненавидите, предложил вам выпить со мной? Ќеужто не помните?

- ѕомню, помню!

- ¬ы и теперь питаете к нему такие же чувства? - допытывалс€ мистер “эппертит.

- ≈ще бы! - прорычал ’ью.

- ¬от это речь насто€щего мужчины! » € охотно пожму вам руку, - объ€вил мистер “эппертит и немедленно перешел от слов к делу, а ’ью с готовностью откликнулс€ на его любезность, и они торжественно, с подчеркнутой сердечностью, пожали друг другу руки.

- ќказываетс€, мы с этим джентльменом старые знакомые, - сказал мистер “эппертит, обраща€сь ко всему обществу. «атем он снова повернулс€ к ’ью.

- » вы с тех пор больше ничего не слыхали об этом мерзавце?

- Ќичего, - ответил ’ью. - » не желаю о нем слышать и вр€д ли услышу. Ќадеюсь, он давно сломал себе шею.

- Ќадо наде€тьс€, что это так, ради блага всего человечества и счасть€ нашего общества, - изрек мистер “эппертит, отира€ правую ладонь о штаны и то и дело осматрива€ ее. - ј друга€ рука у вас почище? Ќу-ка, покажите. Ќет, почти така€ же. Ћадно, второе рукопожатие считайте за мной. ≈сли вы ничего не имеете против, предположим, что оно состо€лось.

’ью снова покатилс€ со смеху. ќн хохотал так бурно, что, казалось, руки и ноги у него сейчас оторвутс€ и все тело разлетитс€ на куски. Ќо мистер “эппертит не только не рассердилс€ за этот взрыв необузданного весель€, а наблюдал его в высшей степени благосклонно и даже прин€л в этом веселье некоторое участие, насколько это позвол€ли приличи€ и благопристойность, об€зательные дл€ такого серьезного и видного человека.

ћистер “эппертит этим не ограничилс€, как сделали бы на его месте многие общественные де€тели: он подозвал своих адъютантов и представил им ’ью в самых лестных выражени€х, сказав, что в наше врем€ такому человеку просто цены нет. «атем он удостоил заметить, что ’ью был бы находкой даже дл€ "Ќепоколебимых" и —оюз этот мог бы гордитьс€ таким членом. ”бедившись после осторожных расспросов, что ’ью весьма не прочь вступить в него (ибо ’ью был вовсе не привередлив, а в этот вечер готов был присоединитьс€ к кому угодно, дл€ какой угодно цели), мистер “эппертит тут же, не сход€ с места, распор€дилс€, чтобы были выполнены все необходимые формальности. “аким признанием великих заслуг ’ью более всех был доволен мистер ƒеннис, о чем он и за€вил, сопровожда€ свои слова отборными и виртуозными ругательствами, к неподдельному восторгу всего общества.

- –аспор€жайтесь мной, как хотите! - кричал ’ью, размахива€ кружкой, которую он уже не раз опорожнил. - ƒавайте мне любое дело. я - ваш. я на все согласен. ¬от он, мой начальник, мой вождь! ’а-ха-ха! ѕусть только скомандует, и € выйду в бой один против всего парламента или подожгу факелом хот€ бы трон самого корол€.

“ут он с такой силой хлопнул по спине мистера “эппертита, что тщедушное тело великого человека съежилось до размеров почти невидимых, и снова загоготал так оглушительно, что даже подкидыши в соседнем приюте проснулись и дрожали от испуга в своих кроватках.

ѕоведение ’ью объ€сн€лось тем, что фантастическа€ нелепость этого нового товарищества всецело занимала сейчас его неповоротливый ум. ”же одно то, что человек, которого он мог бы пальцем раздавить, изображает из себ€ его начальника и покровител€, казалось ему до того забавным и необычайным, что он не мог сдержать буйного весель€. ќн все хохотал и хохотал, сто раз пил за здоровье мистера “эппертита, кричал, что он, ’ью, отныне "Ќепоколебимый" до мозга костей, и кл€лс€ в верности этому —оюзу до последней капли крови.

¬се его любезности мистер “эппертит принимал, как должное, как лестную, но вполне естественную дань своим неисчислимым достоинствам и своему превосходству. ≈го величественное спокойствие и самообладание только еще больше потешали ’ью, - словом, между карликом и гигантом в этот вечер был заключен дружественный союз, обещавший быть прочным и длительным, ибо один считал, что он призван повелевать, другой в подчинении ему видел увлекательную забаву. ѕри этом ’ью вовсе не был пассивным подчиненным, который не позвол€ет себе действовать без четкого приказа начальника.  огда мистер “эппертит влез на пустую бочку, замен€вшую здесь трибуну, и обратилс€ к присутствующим с речью о надвигающихс€ коренных переменах, ’ью стал за его спиной и, хот€ сам ухмыл€лс€ во весь рот при каждом слове оратора, не давал потачки другим насмешникам и так выразительно размахивал своей дубиной, что те, кто вначале пробовал перебивать —аймона, стали слушать необыкновенно внимательно и громче всех выражали одобрение.

Ќе думайте, впрочем, что в "—апоге" гости только шумели и веселились и что все собравшиес€ здесь слушали речь мистера “эппертита. ¬ дальнем углу "залы", длинной комнаты с низким потолком, какие-то люди весь вечер вели серьезный разговор, и когда кто-нибудь из этой группы уходил, вместо него очень скоро €вл€лс€ другой и усаживалс€ на его место, как будто они смен€ли друг друга на караульном посту или дежурстве. “ак оно, веро€тно, и было, ибо эти уходы и по€влени€ чередовались аккуратно каждые полчаса. —обеседники все врем€ перешептывались, держались в стороне от остальной компании и часто озирались кругом, словно бо€сь, что их подслушают. ƒвое или трое записывали то, что им докладывали приходившие, а в промежутках один из них просматривал разложенные на столе газеты и вполголоса читал остальным вслух из "—ент-ƒжеймской хроники" и "√еральда" выдержки, очевидно имевшие отношение к тому, что они так гор€чо обсуждали. Ќо больше всего они интересовались листком под заглавием "√ромовержец", который, видимо, излагал их собственные взгл€ды и, как говорили, выпускалс€ —оюзом ѕротестантов. Ётот листок был в центре внимани€: его читали вслух кучке жадных слушателей или каждый про себ€, и чтение его неизменно вызывало бурные обсуждени€ и зажигало огонь в глазах.

Ќи буйное веселье, ни восторги дружбы с новым начальником не помешали ’ью по всем этим признакам почу€ть в воздухе какую-то тайну, что-то, поразившее его еще тогда, когда он с ƒеннисом сто€л в толпе перед зданием парламента. ќн не мог отделатьс€ от ощущени€, что вокруг происходит нечто очень серьезное и под прикрытием трактирного пь€ного весель€ невидимо зреет кака€-то грозна€ опасность. ¬прочем, это его мало тревожило, он был всем доволен и оставалс€ бы здесь до утра, если бы его спутник, ƒеннис, не собралс€ уходить вскоре после полуночи. ѕримеру ƒенниса последовал и мистер “эппертит, и у ’ью не было уже никакого предлога оставатьс€. ќни вышли втроем, горлан€ антипапистскую песню так громко, что этот дикий концерт был слышен далеко в окрестных пол€х.

- Ќу, ну, веселей, капитан! - воскликнул ’ью, когда они уже накричались до изнеможени€ и еле переводили дух. - ≈ще куплет!

» мистер “эппертит охотно начал снова. “ак эти трое, вз€вшись под руки, шагали, спотыка€сь, и надсаживали глотки, отважно броса€ вызов ночному дозору. ѕравда, дл€ этого не требовалось особой храбрости, так как ночных сторожей в ту пору набирали из людей, уж ни к чему другому не пригодных, совсем др€хлых, немощных стариков, и они имели обыкновение при первом же нарушении тишины и пор€дка накрепко запиратьс€ в своих будках и сидеть там, пока не минет опасность. Ѕольше всех отличалс€ в этот вечер мистер ƒеннис, обладатель сильного, хот€ и хриплого голоса и здоровенных легких, и это чрезвычайно возвысило его в глазах обоих соратников.

-  акой вы чудак! - сказал ему мистер “эппертит. - ƒо чего же хитер и скрытен! Ќу, почему вы не хотите сказать, какое у вас ремесло?

- —ейчас же отвечай капитану! - крикнул ’ью, нахлобучива€ ƒеннису шл€пу на глаза. - ѕочему скрываешь свое зан€тие?

- «ан€тие у мен€, брат, почтенное, не хуже, чем у любого честного англичанина, и такое легкое, какого только может себе пожелать каждый джентльмен.

- ј в ученье вы были? - осведомилс€ мистер “эппертит.

- Ќет. ” мен€ природный талант, - по€снил мистер ƒеннис. - » никто мен€ не обучал, € - самоучка. ћистеру √ашфорду известно, какое у мен€ ремесло. ¬згл€ните на мою руку - немало эта рука переделала дел, и такой ловкой и чистой работы днем с огнем поискать.  огда € смотрю на эту руку, - мистер ƒеннис потр€с ею в воздухе, - и вспоминаю, какую красивую работу она проделывала, становитс€ даже грустно при мысли, что она когда-нибудь станет слабой и др€хлой. „то делать - такова жизнь человеческа€.

«ан€тый этими печальными размышлени€ми, ƒеннис испустил глубокий вздох и как бы в рассе€нности ощупал пальцами шею ’ью, в особенности местечко под левым ухом, словно исследу€ анатомическое строение этой части тела, затем уныло покачал головой и даже прослезилс€.

- “ак вы, наверное, что-то вроде художника, - предположил мистер “эппертит.

- ”гадали, - отвечал ƒеннис. - ƒа, могу сказать, € - художник своего дела, артист. "»скусство улучшает природу" - вот мой девиз.

- ј это что такое? - спросил мистер “эппертит, бер€ из рук ƒенниса его палку и разгл€дыва€ набалдашник.

- Ёто - мой портрет, - по€снил ƒеннис. -  ак по-вашему, похоже?

- √м... Ќемного приукрашено. ј чь€ это работа? ¬аша?

- ћо€? - воскликнул ƒеннис, любовно погл€дыва€ па свое изображение. - Ќу, нет! ’отел бы € иметь такой талант! Ёто вырезал один мой знакомый, его уже нет на свете... ¬ырезал перочинным ножом, по пам€ти... в самый день своей смерти. "”мру молодцом, - так он говорил. - » пусть уж последние мои минуты будут посв€щены ƒеннису: вырежу его портрет". “ак-то, реб€та!

- —транна€ фантази€! - заметил мистер “эппертит.

- ƒа, странна€, - согласилс€ ƒеннис, подув на свое изображение и полиру€ его рукавом. - ќн вообще был со странност€ми... цыган, что ли. ƒругого такого стойкого парн€ € не видывал. ¬ утро перед смертью он рассказал мне кое-что... ≈сли бы вы это слышали, у вас бы мороз пошел по коже.

- «начит, вы были при нем, когда он умирал? - спросил мистер “эппертит.

- ј как же, - ответил ƒеннис с каким-то странным выражением. -  онечно, был. Ќе будь мен€, смерть его и вполовину не была бы так легка. я таким же манером проводил на тот свет не только его, но и трех или четырех его родственников. » все они были славные реб€та,

- ¬идно, вас очень любила вс€ семь€, - заметил мистер “эппертит, искоса гл€нув на ƒенниса.

- Ётого не знаю, не могу сказать, - как-то нерешительно ответил ƒеннис. - Ќо € всех их проводил на тот свет. » одежонка их мне досталась. ¬от этот шарф, что у мен€ на шее, носил раньше парень, про которого € вам только что рассказывал, - тот, что вырезал мой портрет.

ћистер “эппертит бросил взгл€д на упом€нутую принадлежность туалета и, кажетс€, подумал, что у покойника, видно, был вкус своеобразный и отнюдь не разорительный. Ќо он воздержалс€ от замечани€, чтобы не прерывать своего загадочного соратника.

- » штаны тоже, - продолжал ƒеннис, похлопыва€ себ€ по л€жкам, - вот эти самые штаны достались мне от знакомого, когда он навеки покинул нашу юдоль слез. ј кафтан, что на мне? Ќе раз € шел за ним по улицам и гадал, достанетс€ он мне или нет. ј в этих башмакам их прежний хоз€ин не меньше как раз п€ть-шесть отпл€сывал джигу у мен€ на глазах. ј мо€ шл€па? - ќн сн€л шл€пу и повертел ею, насадив на кулак. - √осподи, сколько раз € видел, как она катила по ’олборну на козлах кэба!

- Ќеужели же те, кто до вас носил эти вещи, все умерли? - спросил мистер “эппертит, невольно отступа€.

- ¬се до единого, - заверил его ƒеннис. - ¬се уже на том свете.

¬ этом было что-то до такой степени жуткое и как будто объ€сн€вшее ветхость его одежды, словно выцветшей от могильной сырости, что мистер “эппертит внезапно решил идти другой дорогой и, остановившись, стал прощатьс€ самым дружеским образом. ј так как они в это врем€ как раз оказались вблизи ќлд-Ѕейли61 и мистер ƒеннис знал, что в сторожке найдет знакомых тюремщиков, с которыми сможет при€тно коротать ночь у огонька за стаканом вина, обсужда€ разные интересующие их и его профессиональные дела, то он без особого сожалени€ рассталс€ с мистером “эппертитом и ’ью, которому сердечно пожал руку и назначил свидание утром в "—апоге". ’ью и —им пошли дальше уже вдвоем.

- —транный человек, - начал мистер “эппертит, след€ издали за удал€вшейс€ от них шл€пой покойного кэбмена. - Ќе пойму его. Ќу, почему он не шьет себе штаны, как все, у портного? »ли хот€ бы не носит одежду с живых людей, а не с покойников!

- ѕросто-напросто ему везет, капитан, - воскликнул ’ью. - ¬от бы мне таких друзей, как у него!

- Ќадеюсь, он не заставл€л их писать завещание в его пользу, а затем спешил их укокошить! - задумчиво сказал мистер “эппертит. - Ќу, вперед! ћен€ ждут у "Ќепоколебимых"... „то же вы?

- я совсем забыл, - сказал ’ью, услышав бой часов на соседней башне. - ћне еще нужно сегодн€ повидать одного человека... ѕридетс€ повернуть обратно. «а вином да за песн€ми у мен€ совсем из головы вон... ’орошо еще, что воврем€ вспомнил.

ћистер “эппертит посмотрел на него так, словно собиралс€ разразитьс€ громовой речью по поводу его дезертирства, но торопливость ’ью €сно показывала, что дело неотложное, и потому его начальник, сменив гнев на милость, разрешил ему уйти, за что ’ью поблагодарил его с громким смехом.

- —покойной ночи, капитан, - крикнул он. - ѕомните же - € ваш до гроба.

- ѕрощайте! - отозвалс€ мистер “эппертит и помахал ему рукой. - Ѕудьте храбры и бдительны!

- ƒолой папистов, капитан! - проревел ’ью.

- ’от€ бы пришлось залить всю јнглию кровью! - подхватил грозный капитан. ’ью оп€ть загоготал и помчалс€ прочь, как борза€.

- Ётот молодец не посрамит моей армии! - сказал себе —аймон. - ” мен€ есть мысль...  огда в стране все переменитс€ - а перемены будут несомненно, если мы восстанем и победим, - дочка слесар€ будет мо€, а от ћиггс надо будет как-нибудь избавитьс€, иначе она и один прекрасный день подсыплет нам €да в чай. “ак € женю ’ью на ней - в пь€ном виде он даже на ћиггс способен женитьс€. –ешено! Ќадо будет это иметь в виду.

√Ћј¬ј —ќ–ќ ќ¬јя

Ќимало не подозрева€, что в плодовитом мозгу его дальновидного командира возник план этого счастливого брака, ’ью шел не останавлива€сь, пока гиганты св. ƒунстана не оповестили его, который час62. “ут он схватилс€ за руко€тку ближайшего насоса и, подставив голову под кран, стал обливатьс€ так усердно, что вода текла ручь€ми с каждого волоска его всклокоченной гривы, и скоро он был весь мокрый до по€са. ’орошо освежив таким образом и тело и мозг, почти протрезвившись, ’ью кое-как вытерс€ и, перейд€ улицу, энергично постучал молотком в ворота ћиддл-“эмпла63.

ѕривратник выгл€нул через решетку и сердито крикнул: " то там?" - на что ’ью ответил ему так же резко и потребовал, чтобы его поскорее впустили.

- «десь пива не продают! - крикнул привратник. - „его надо?

- ¬ойти, - ответил ’ью, ударив ногой в ворота.

- ј куда именно?

- ¬ ѕейпер Ѕилдингс.

- „ь€ квартира?

- —эра ƒжона „естера.

 аждый ответ ’ью сопровождал новым ударом ногой в ворота.

ѕоворчав, привратник, наконец, отпер их и впустил ночного гост€, подвергнув его предварительно строгому осмотру.

- Ёто ты €вл€ешьс€ к сэру ƒжону „естеру, да еще среди ночи!

- ƒа, €, - сказал ’ью. - ј что?

- ј то, что € тебе не очень-то верю. ѕридетс€ пойти с тобой.

- „то ж, пойдемте.

ѕодозрительно погл€дыва€ на ’ью, привратник с ключами и фонарем проводил его до дверей сэра „естера. ’ью с такой силой грохнул молотком в эту дверь, что тусклый огонек лампы над дверью вздрогнул и заметалс€, а по темной лестнице прокатилось эхо, как зловещий призыв из потустороннего мира.

- Ќу, как, теперь верите, что мен€ ждут? - сказал ’ью.

–аньше, чем привратник успел ответить, за дверью послышались шаги, замелькал свет, и сэр ƒжон в халате и ночных туфл€х отпер дверь.

- ѕростите, сэр ƒжон, - сказал привратник, снима€ шапку. - “ут какой-то парень вас спрашивает. ƒл€ посетителей час поздний, вот € и подумал, что лучше самому сходить да проверить...

- јга, это вы, посыльный? - воскликнул сэр ƒжон, гл€д€ на ’ью. - ¬ходите же. ƒа, да, мой друг, - это относилось уже к привратнику, - благодарю вас, така€ осторожность весьма похвальна. Ќе беспокойтесь. —пасибо и покойной ночи.

”достоитьс€ похвалы, благодарности и любезного прощани€ со стороны человека, чье им€ произноситс€ не иначе, как с титулом "сэр", и который после своей фамилии ставит две буквы „.ѕ.64, было привратнику очень лестно. —миренно извинившись, он ретировалс€, а сэр ƒжон провел позднего гост€ в комнату и, усевшись перед камином в кресло, которое он повернул так, чтобы лучше видеть ’ью, сто€вшего у двери с шапкой в руке, смерил его взгл€дом с головы до ног.

—эр „естер не переменилс€. ¬се то же лицо, невозмутимо спокойное и приветливое, все такой же юношески-свежий рум€нец, та же улыбка, неизменное из€щество в одежде, прекрасные белые зубы, холеные руки, сдержанность и самообладание - словом, все как прежде, никаких следов прожитых лет и страстей, зависти, ненависти, неудовлетворенности. ¬се тот же безм€тежно-веселый и благодушный джентльмен, на которого при€тно было смотреть.

ќн писал теперь после своей фамилии "„лен ѕарламента".  ак это вышло? ј вот как. ƒжон „естер был благодушный из знатной семьи, более знатной, чем богатой. ≈му грозил арест за долги - визит судебных приставов, затем тюрьма, сама€ обыкновенна€ тюрьма, в которую попадает вс€ка€ мелка€ сошка, люди с очень скромными доходами. —уровый закон не дает исключений дл€ джентльменов из хороших домов, привилеги€ми пользуютс€ люди из одного только Ѕольшого ƒома: члены парламента. » у мистера ƒжона „естера нашелс€ высокопоставленный родственник, который имел возможность провести его туда. ќн решил помочь мистеру „естеру - не заплатить его долги, нет, а сделать его депутатом в парламент от одного отдаленного городка на то врем€, пока его собственный сын не достигнет совершеннолети€, что должно было произойти через двадцать лет, если этот сын до тех пор не умрет.

Ёто было не хуже, чем перспектива попасть в тюрьму в качестве несосто€тельного должника, и неизмеримо приличнее. “ак что мистер ƒжон „естер стал членом парламента.

ј как он превратилс€ из мистера „естера в сэра ƒжона „естера? ƒа ничего нет легче и проще. ќдно прикосновение королевской шпаги - и превращение свершилось. „лену парламента ƒжону „естеру довелось раз-другой побывать при дворе - подносить адрес, возглавл€ть какую-то депутацию. —толь изысканные манеры, светский лоск и дар красноречи€ не могли остатьс€ незамеченными. » как было обращатьс€ со словом "мистер" к человеку со всеми этими блест€щими достоинствами? —удьба капризна: столь благородному джентльмену следовало бы родитьс€ герцогом, тогда как есть герцоги, которым следовало бы быть простыми рабочими. ћистер ƒжон „естер понравилс€ королю и, преклонив колено гусеницей, встал бабочкой. ƒжон „естер, эсквайр, получил титул и стал называтьс€ "сэр ƒжон".

- Ќу-с, мой уважаемый друг, - начал сэр ƒжон после довольно долгого молчани€, - когда вы сегодн€ вечером уходили от мен€, вы, кажетс€, обещали вернутьс€ очень скоро?

- я так и думал, хоз€ин.

- ј вернулись когда? - —эр ƒжон посмотрел па часы. - ѕо-вашему, это называетс€ скоро? ’ью, не отвеча€, переминалс€ с ноги на ногу, теребил шапку, смотрел на пол, на стены, на потолок - и в конце концов, бросив взгл€д на при€тное лицо сэра ƒжона, поспешно опустил глаза.

- ј чем же вы занимались до сих пор? - спросил сэр ƒжон, лениво выт€гива€ ноги и клад€ одну на другую. - √де побывали? ћного ли, накуролесили?

- ¬овсе € не куролесил, - смиренно пробормотал ’ью. - ¬се делал, как вы приказали.

-  ак € - что? - перебил его сэр ƒжон.

- Ќу, как вы... советовали, - смущенно поправилс€ ’ью. - —казали, что мне следовало бы... или что € мог бы сделать... или что вы бы это сделали на моем месте. Ќе будьте же так строги, хоз€ин!

„то-то похожее на торжество мелькнуло на миг в лице сэра ƒжона, когда он увидел, каким покорным орудием его воли стал этот бу€н, но лицо его тотчас прин€ло прежнее выражение, и, принима€сь подрезать ногти, он сказал:

- ¬ы употребили слово "приказал", это можно пон€ть так, что € заставил вас делать что-то дл€ мен€, что-то, нужное мне дл€ каких-то моих целей, - €сно? Ќо, разумеетс€, нечего и объ€сн€ть, кака€ это бессмыслица, - вы, наверное, просто обмолвились. ¬предь, - тут он устремил глаза на ’ью, - осторожнее выбирайте выражени€. ќбещаете?

- я вовсе не хотел вас обидеть, - сказал ’ью. - Ќе «наю, как и быть, уж очень круто вы со мной обходитесь.

- — вами скоро еще и не так круто обойдутс€, мои милый, гораздо круче, будьте уверены, - спокойно отрезал его покровитель. -  стати, мне следовало бы удивитьс€ не тому, что вы так долго отсутствовали, а тому, что вы вообще пришли сюда. „то вам нужно?

- ¬ы же знаете, сэр, € не мог прочитать ту бумажку, что подобрал, - сказал ’ью. ¬от € и принес ее вам. ѕо тому, как она была свернута, € сразу смекнул, что в ней что-то особенное.

- „то же, вы не могли попросить кого-нибудь другого прочесть ее вам, медведь вы этакий? - возразил сэр ƒжон.

- ћне больше некому доверитьс€, сэр. ¬от уже п€ть лет как Ѕарнеби –адж куда-то пропал, - и с тех пор € ни с кем, кроме вас, и не говорю.

- Ёто дл€ мен€, конечно, больша€ честь.

- я все врем€ ходил к вам, сэр, вс€кий раз, когда бывали новости, потому что знал, что иначе вы на мен€ будете гневатьс€, - выпалил ’ью после растер€нного молчани€. - » еще потому, что хотелось вам угодить... ¬от оттого € и сегодн€ пришел. ¬ы сами это знаете.

- ќднако и лицемер же вы! - сказал сэр ƒжон, в упор гл€д€ на него. - ƒвуличный человек! –азве вы сегодн€ вечером здесь, в этой самой комнате, не приводили мне совсем другую причину? Ќе говорили, что ненавидите кое-кого, кто вас ни в грош не ставит, оскорбл€ет и всегда обращаетс€ с вами грубо, как будто вы дворовый пес, а не такой же человек, как он?

- √оворил, это верно! - воскликнул ’ью, мгновенно разъ€рившись, как и предвидел его собеседник. - √оворил и еще повторю. я на все готов, чтобы как-нибудь отплатить ему. » когда вы мне объ€снили, что ему и всем католикам здорово достанетс€ от тех, кто написал это объ€вление, € сказал, что пойду с ними, хот€ бы ими командовал сам дь€вол. ¬от и пошел! ”видите, крепко мое слово или нет, и сумею ли € выйти на первое место. ѕусть башка у мен€ работает не так быстро, как у других, - но на то ее хватает, чтобы помнить моих обидчиков. ѕридет врем€, увидите и вы, и он, и сотни людей, что € - парень не робкого дес€тка. я не так громко лаю, как больно кусаю. ”ж поверьте, некоторым люд€м лучше встретитьс€ с диким львом, чем со мной, когда € сорвусь с цепи!

—эр ƒжон, следивший за ’ью с многозначительной усмешкой, куда более выразительной, чем всегда, указал ему на старинный шкафчик, и пока ’ью наливал себе стакан вина и затем пил его, сэр ƒжон не сводил с него глаз и за его спиной усмехалс€ еще выразительнее.

- ¬ы что-то очень сегодн€ расхвастались, мой друг, -сказал он, когда ’ью, выпив, обернулс€ к нему.

- ¬овсе нет, хоз€ин, - возразил ’ью с жаром. - я и половины того не сказал, что думаю, - €зык-то у мен€ суконный. Ќу, да в нашем —оюзе хватает говорунов и без мен€. я буду не болтать, а действовать.

- «начит, вы и в самом деле уже св€зались с этими людьми? - промолвил сэр ƒжон с видом глубочайшего безразличи€.

- Ќу, да, € пошел в тот дом, про который вы мне говорили, и записалс€. Ѕыл там еще и другой парень, ƒеннисом его звать.

- ƒеннис, вот как? - со смехом воскликнул сэр ƒжон. - ƒолжно быть, славный малый?

- ¬есельчак, сэр, и разбитной парень - люблю таких. ј за наше дело горой стоит - гор€ч, как огонь!

- ƒа, € о нем слышал, - небрежно бросил сэр ƒжон. - ј вы случайно не знаете, чем он занимаетс€?

- Ќет, он это скрывает. Ќикак не хотел сказать.

- ’а-ха-ха! —транна€ причуда, - сэр ƒжон снова рассме€лс€. - Ќо € готов поручитьс€, что вы скоро узнаете его секрет.

- ћы с ним уже подружились, - вставил ’ью.

- „то ж, это вполне пон€тно. », конечно, пили вместе? - продолжал сэр ƒжон. - ¬ы, кажетс€, сказали, но € забыл - куда вы с ним отправились из дома лорда ƒжорджа?

’ью вовсе не говорил этого, да и не собиралс€ говорить. “ем не менее, отвеча€ на последовавший за этим р€д вопросов, он постепенно рассказал обо всем, что произошло в этот вечер в трактире и на улице, каких людей он встретил, сколько их было, о чем они говорили, чего ждут и каковы их намерени€. ƒопрос велс€ так искусно, что ’ью воображал, будто он сообщает все сведени€ добровольно, а вовсе не потому, что их у него выпытывают. ≈му так ловко это внушили, что, когда мистер „естер, наконец, зевнул и объ€вил, что он ужасно утомлен, ’ью начал неуклюже извин€тьс€ за свою болтливость.

- Ќу, убирайтесь, - сказал сэр ƒжон, открыва€ дверь. - Ќапроказили вы сегодн€ немало! √оворил € вам, чтобы вы не совались туда, - еще чего доброго наживете беды. Ќо вам непременно хочетс€ насолить вашему спесивому при€телю ’ардейлу, и ради этого вы готовы, € вижу, идти на любой риск. “ак, что ли?

- ¬ерно! - подтвердил ’ью, остановившись на пороге. - Ќо о каком риске вы говорите, сэр? „ем € рискую, что могу потер€ть? ƒрузей, родной дом? »х у мен€ нет. » наплевать, не надо ничего! ћне подавайте хорошую драку, чтобы € мог свести старые счеты, да смелых товарищей, с которыми € пойду вместе дратьс€, а там - будь, что будет, мне все равно.

-  уда вы девали ту бумажонку? - спросил вдруг сэр ƒжон.

- ќна при мне.

-  ак выйдете, бросьте ее куда-нибудь. “акие вещи держать у себ€ не стоит.

’ью кивнул и, приподн€в шапку со всей почтительностью, на какую был способен, вышел на улицу. ј сэр ƒжон запер за ним дверь, вернулс€ к себе и, снова сев у камина, долго еще сосредоточенно размышл€л о чем-то, гл€д€ в огонь.

- ¬се складываетс€ удачно, - сказал он вслух, и лицо его расплылось в довольную улыбку. - ћожно рассчитывать на успех. Ќу-ка, сообразим. ћой благодетель и € - самые ревностные протестанты и желаем вс€кого зла сторонникам римско-католической церкви. ј с —эвилем65, который внес их билль в парламент, у мен€ к тому же личные счеты. ќднако каждому сво€ рубашка ближе к телу, - и мы не можем себ€ компрометировать, св€завшись с таким безумцем, как этот √ордон, - ведь совершенно очевидно, что он помешан. “еперь надо будет втихомолку раздувать недовольство, им посе€нное, пользу€сь таким покорным орудием, как мой дикарь. Ёто может, пожалуй, способствовать нашим истинным цел€м. », хот€ мы в принципе и согласны с лордом ƒжорджем, надо будет при вс€ком удобном случае в умеренной и приличной форме порицать его действи€, - таким путем непременно приобретешь репутацию человека справедливого и честного, а это весьма полезно и придаст мне весу в обществе. ѕрекрасно! Ёто, так сказать, мотивы общие. Ќу, а в частности, признаюсь, € буду чрезвычайно рад, если эти бездельники и в самом деле поднимут бунт и немного проучат ’ардейла, как довольно де€тельного члена своей секты. ƒа, это мне доставило бы истинное удовольствие! » это оп€ть-таки прекрасно - пожалуй, даже лучше всего остального.

—эр ƒжон понюхал табаку и стал неторопливо раздеватьс€. –ассуждени€ свои он с улыбкой заключил следующими словами:

- ќх, боюсь, ужасно боюсь, что мой при€тель быстро пойдет по стопам своей матери! ¬ его дружбе с мистером ƒеннисом есть что-то роковое. ¬прочем, нечего и сомневатьс€, что он все равно рано или поздно кончил бы так же. » если € чуточку его подтолкну, разница будет только та, что он успеет выпить на своем веку немного меньше галлонов, или бочонков, или бочек вина. Ёка важность! ќ такой мелочи и думать не стоит.

ќн вз€л еще понюшку табаку и лег в постель.

√Ћј¬ј —ќ–ќ  ѕ≈–¬јя

»з мастерской под «олотым  лючом раздавалс€ звон железа, такой веселый и задорный, что всем, кто слышал эту музыку, невольно думалось: наверное, там работает человек, люб€щий свое дело. “от, дл€ кого работа - лишь скучна€ об€занность, никак не мог бы извлекать из железа или стали такую веселую музыку. Ќа это способен только человек жизнерадостный, здоровый, всем на свете довольный и доброжелательный. Ѕудь он хоть простой котельщик, медь под его руками звучала бы мелодично, и даже если бы он тр€сс€ в телеге, нагруженной железными брусь€ми, - то, веро€тно, и тогда сумел бы извлечь из них гармоничные звуки.

ƒзинь, дзинь, дзинь! - пело железо, звонко, как серебр€ный колокольчик, и особенно вн€тно, когда на улице затихал грохот. "ћне все нипочем, € никогда не унываю и непременно хочу быть счастливым", - слышалось в этом звоне. ѕеребранивались женщины, пищали дети, грохотали т€желые телеги, во всю силу своих легких орали разносчики, но среди всего этого шума и гама звон был все-таки слышен, всегда одинаковый, не громче и не тише, не звонче и не гуще, ничуть не нав€зчивый, но не дающий более громким звукам заглушить себ€. ƒзинь, дзинь, дзинь!..

ќн совершенно напоминал человеческий голос, негромкий и €сный, без малейшей хрипоты или сиплости, без каких бы то ни было признаков насморка иди нездоровь€. ѕрохожие замедл€ли шаг, с удовольствием прислушива€сь к нему, а те обитатели соседних домов, кто в это утро проснулс€ в желчном настроении, чувствовали, как у них становитс€ легче на душе, и понемногу оживл€лись; матери под этот звон подбрасывали на руках детишек. ј волшебное "дзинь-дзинь!" все так же весело неслось и неслось из мастерской под «олотым  лючом.

 то, как не √ейбриэл ¬арден, мог тешить людей такой веселой музыкой? ¬ открытое окно загл€нуло солнце, и лучи его, пронизав темную мастерскую, широким снопом упали на слесар€, словно их т€нула к себе светла€ душа этого человека. ќн работал у наковальни, засучив рукава, сдвинув парик с лосн€щегос€ лба, и его раскрасневшеес€ лицо светилось довольством, - казалось, никому на свете не живетс€ так беззаботно, счастливо и спокойно, как √ейбриэлу ¬ардену. ќколо него сидел холеный кот, мурлыча и жмур€сь на солнце, - он до того разомлел от тепла, что частенько закрывал глаза и впадал в ленивую дремоту. ј с высокой скамейки, сто€вшей вблизи, ухмыл€лс€ хоз€ину “оби, си€€ весь, от широкой коричневой физиономии до слабее обожженных и потому более светлых пр€жек на башмаках. ƒаже развешанные по стенам ржавые замки, казалось, си€ли благодушием и смахивали на старых веселых подагриков, готовых посме€тьс€ над собственными немощами. Ќичто угрюмое или суровое не омрачало окружающей картины. Ќевозможно было себе представить, что какой-либо из этих бесчисленных ключей предназначен дл€ денежного сундука скр€ги или тюремной камеры. Ќет, пивные и винные погреба, комнаты, согретые €рко пылающим в камине огнем, полные книг, веселой болтовни и смеха, - вот куда эти ключи должны были открывать доступ. ј места, где гнезд€тс€ недоверие, жестокость и угнетение, ключи √ейбриэла ¬ардена могли только запирать накрепко, навеки.

ƒзинь, дзинь, дзинь!.. Ќаконец слесарь наш перестал работать и утер лоб. ¬незапно наступивша€ тишина разбудила кота. —оскочив на пол, он бесшумно подобралс€ к двери и хищным взгл€дом тигра уставилс€ на клетку с птицей в окне напротив. ј √ейбриэл поднес ко рту “оби и сделал основательный глоток.

 огда он выпр€милс€, откинув назад голову и вып€тив мощную грудь, стало заметно, что на нем солдатские штаны. ј на стене за его спиной были развешаны на нескольких колышках красный мундир, кушак, шл€па с пером и сабл€. ¬с€кий сведущий человек сразу мог бы сказать, что все это вместе составл€ет военную форму сержанта  оролевских ¬олонтеров ¬осточного Ћондона.

ѕоставив опустевшую кружку обратно на скамейку, с которой только что улыбалс€ ему “оби, слесарь весело огл€дел эти части своего костюма, склонив голову набок, словно дл€ того, чтобы охватить их все одним взгл€дом, и, опершись на молот, сказал вслух:

-  огда-то, помню, мен€ с ума сводило желание надеть вот этакий мундир. ≈сли бы в то врем€ кто-нибудь, кроме родного отца, посмел сказать мне, что это глупо, - как бы € распетушилс€! ј ведь, по правде сказать, € тогда и в самом деле был дурак дураком.

- јх! - со вздохом подхватила незаметно вошедша€ в рту минуту миссис ¬арден. - “ы и до сих пор дурак. ¬ твои годы, ¬арден, ты мог бы быть благоразумнее.

- „удачка ты, ћарта, право! - сказал слесарь, с улыбкой оборачива€сь к ней.

- Ќу, конечно, - с глубочайшим смирением отозвалась миссис ¬арден. -  онечно, чудачка. я это знаю, ¬арден. Ѕлагодарю теб€.

- ƒа € хотел сказать... - начал было слесарь.

- «наю, что ты хотел сказать. “ы говоришь так €сно, ¬арден, что пон€ть теб€ нетрудно. —пасибо, что приноровл€ешьс€ к моему пониманию, это очень любезно с твоей стороны.

- ѕолно, полно, ћарта, нечего обижатьс€ из-за пуст€ков. я просто хотел сказать, что напрасно ты ругаешь волонтеров - ведь мы хотим защищать теб€ же и всех других женщин, защищать семьи всех добрых людей, если в этом будет нужда!

- Ёто не по-христиански, - объ€вила миссис ¬арден, кача€ головой.

- Ќе по христиански? ƒа почему же, черт возьми?..

ћиссис ¬арден подн€ла глаза к потолку, словно ожида€, что после таких богохульных слов он немедленно обрушитс€ на ее супруга вместе с кроватью под балдахином на четырех столбиках из третьего этажа и всей мебелью парадной гостиной из второго. Ќо так как этой кары божьей почему-то не последовало, почтенна€ матрона только испустила глубокий вздох и с видом покорности судьбе предложила супругу не стесн€тьс€ в выражени€х, кощунствовать сколько душе угодно, - ведь он же знает, как ей при€тно это слушать!

—лесарю в первую минуту, кажетс€, очень хотелось воспользоватьс€ ее разрешением и отвести душу, но он сделал над собой усилие и ответил кротко:

- я хочу знать, почему ты считаешь, что это не по-христиански? „то же, по-твоему, должен делать насто€щий христианин, ћарта, - сидеть сложа руки в то врем€, как чужеземные войска будут грабить наши дома? »ли выйти на бой, как следует мужчине, и прогнать их? ’ороший бы € был христианин, если бы в своем доме, забившись в камин, покорно смотрел, как банда косматых дикарей уносит ƒолли и теб€?

ѕри словах "и теб€" миссис ¬арден отта€ла и невольно улыбнулась: в предположении супруга было все же нечто лестное дл€ нее.

- Ќу, если бы до того дошло, тогда, конечно... - жеманно пролепетала она.

- "≈сли бы до того дошло!" - повторил слесарь. - Ѕудь уверена, с этого бы началось. ƒаже на ћиггс нашлись бы охотники.  акой-нибудь чернокожий барабанщик в громадном тюрбане на голове непременно утащил бы ее. », если только он не заговорен от щипков и царапин - горе ему! ’а-ха-ха! Ётому барабанщику € простил бы его вину и ни за что на свете не стал бы мешать ему, бедн€ге!

» слесарь снова расхохоталс€ до слез, к великому негодованию миссис ¬арден, котора€ считала, что похищение такой ревностной протестантки и достойной девицы, как ћиггс, да еще €зычником, негром - возмутительный и недопустимый скандал.

 артина, нарисованна€ √ейбриэлом, грозила ему серьезными последстви€ми и без сомнени€ вызвала бы их, до, к счастью, в эту минуту за дверью послышались легкие шаги, в мастерскую вбежала ƒолли и, повиснув у отца на шее, крепко поцеловала его.

- ¬от и она, наконец! - воскликнул слесарь. -  ак ты мила сегодн€, ƒолли, и как долго теб€ не было, мо€ девочка!

"ћила"! “олько-то? ƒа если бы он истощил весь человеческий словарь восторженных прилагательных, их не хватило бы, чтобы описать ƒолли. √де и когда вы видели другую такую пухленькую, хорошенькую, €ркоглазую плутовку, такую пленительную, очаровательную, прелестную, обворожительную кошечку, как ƒолли? –азве можно сравнить ту ƒолли, с которой мы познакомились п€ть лет назад, с этой ƒолли?  акое множество каретников, седельщиков, стол€ров и знатоков других полезных ремесел, влюбившись в нее, забыли отцов, матерей, сестер, братьев, а главное - кузин! —колько неизвестных джентльменов, предполагаемых обладателей если не высоких титулов, то по крайней мере громадных состо€ний, подстерегали в сумерки за углом неподкупную ћиггс и, соблазн€€ ее золотыми гине€ми, просили передать ƒолли письмо с предложением руки и сердца! —колько неутешных отцов, солидных торговцев, посещали ¬ардена с этой же целью и рассказывали печальную повесть любовных мук своих сыновей, которые тер€ли аппетит, запирались в темных комнатах или бродили, бледные и унылые, в уединенных местах, - и всему виной была красота и жестокость ƒолли ¬арден!  акое множество молодых людей, ранее примерных и степенных, начинали вдруг безумствовать от неразделенной любви и в исступлении срывать дверные молотки и опрокидывать будки ревматиков-сторожей! —колько молодых новобранцев дл€ службы на суше и на море приобрел король благодар€ ƒолли, котора€ довела до полного отча€ни€ всех его влюбчивых подданных в возрасте от восемнадцати до двадцати п€ти лет! —колько молодых девиц чуть не со слезами за€вл€ли во всеуслышание, что на их вкус ƒолли ¬арден чересчур мала ростом или чересчур высока, слишком бойка или слишком холодна, слишком толста или непозволительно худа, слишком белобрыса€ или слишком черна€ - словом, все у нее в излишке, только не красота. —колько пожилых дам в дружеских беседах между собой благодарили бога за то, что дочки их не похожи на ƒолли ¬арден, выражали опасение, что она кончит плохо, утвержда€ в то же врем€, что хорошо кончить она никак не может, и недоумевали, что в ней наход€т хорошего, и приходили к заключению, что красота ее уже "отцветает", или что она никогда и не знала расцвета, что эта красота - просто миф и всеобщее заблуждение!

“ем не менее ƒолли была все та же, любо было смотреть на ее улыбающеес€ личико с €мочками на щеках, а так как она до сих пор еще называлась ƒолли ¬арден, то легко догадатьс€, что она была все так же капризна и разборчива, и страдани€ тех п€ти-шести дес€тков молодых людей, которые в данное врем€ жаждали на ней женитьс€, трогали ее так мало, как будто это были влюбленные устрицы, которых глотают живыми.

 ак мы уже видели, ƒолли кинулась обнимать отца. ѕотом она поцеловала мать и прошла вместе с ними в маленькую столовую, где уже был накрыт обеденный стол и мисс ћиггс - еще более пр€ма€ и костл€ва€, чем п€ть лет назад, - встретила ее какой-то истерической гримасой, котора€ должна была изображать улыбку. —н€в шл€пку и накидку (та и друга€ были убийственно эффектны и соблазнительны), ƒолли отдала их сей юной деве и сказала со смехом, который смело мог соперничать с недавней музыкой в мастерской слесар€:

-  ак радостно всегда бывает вернутьс€ домой!

- ј уж мы-то как тебе рады, ƒолл! - сказал отец, отвод€ с ее лба темные кудр€шки, падавшие на блест€щие глаза. - ѕоцелуй мен€!

≈сли бы кто-либо из представителей мужского пола мог видеть, как она целовала старого слесар€! Ќо, к счастью, никто из них здесь не присутствовал.

-  ак жаль, что ты живешь в ”оррене, - сказал ¬арден. - я очень скучаю без теб€... Ќу, что там у них нового, ƒолл?

- ƒумаю, эти новости тебе уже известны, - отозвалась ƒолли. - я просто уверена, что ты все знаешь.

-  ак так? - воскликнул слесарь, - ќ чем ты толкуешь?

- Ќу, ну, отлично знаешь, - сказала ƒолли. - “ы мне лучше скажи, почему мистер ’ардейл - ох, как он оп€ть стал мрачен! - вот уже несколько дней где-то пропадает? » почему он то и дело уезжает из дому, а плем€ннице не говорит, куда едет и зачем? “олько из писем видно, что он не сидит в Ћондоне, а разъезжает по разным местам?

- –учаюсь, что мисс Ёмма вовсе и не стремитс€ это узнать, - возразил слесарь.

- Ќе знаю, как она, а € по крайней мере хочу это знать! - воскликнула ƒолли. - ќбъ€сни мне, почему у него завелись какие-то секреты от Ёммы и всех? » что это за истори€ о привидении, которую запрещено рассказывать мисс Ёмме? »стори€ эта, видно, как-то св€зана с его отъездом? я же вижу, что ты знаешь, - ага, даже покраснел!

- „то это за истори€, что она означает и какое отношение имеет к отъезду мистера ’ардейла, € знаю не больше теб€, милочка, - возразил слесарь. - » думаю, что все это просто - дурацка€ фантази€ —оломона и выеденного €йца не стоит. Ќу, а мистер ’ардейл... ќн, € полагаю, уехал...

-  уда? - перебила ƒолли.

- ѕолагаю, - повторил слесарь, ущипнув ее за щеку, - что по своим делам. ј по каким - это уже совсем другой вопрос. ѕрочитай-ка про "—инюю Ѕороду", дружок, и не будь слишком любопытна. ѕоверь, нас с тобой это не касаетс€. ј вот и обед - как нельз€ более кстати!

Ќесмотр€ на то, что обед был подан, ƒолли непременно запротестовала бы против такого решительного прекращени€ разговора на интересующую ее тему, но когда слесарь упом€нул о "—иней Ѕороде", вмешалась миссис ¬арден; она объ€вила, что по совести не может сидеть спокойно и слушать, как ее дочери предлагают знакомитьс€ с похождени€ми какого-то турка и мусульманина, а тем более - турка мифического, каким она считала этого барона. ћиссис ¬арден находила, что в такие т€жкие и тревожные времена дл€ ƒолли будет гораздо полезнее подписатьс€ на "√ромовержца", на страницах которого печатаютс€ дословно все речи лорда ƒжорджа √ордона, ибо чтение их может принести душе гораздо больше отрады и утешени€, чем сто п€тьдес€т басен вроде "—иней Ѕороды". —казав это, миссис ¬арден обратилась за поддержкой к прислуживавшей за столом мисс ћиггс, и та подтвердила, что действительно чтение "√ромовержца", а в особенности напечатанной в нем на прошлой педеле статьи под заголовком "¬еликобритани€ утопает в крови", умиротворило ее душу так, что этому даже поверить трудно. “а же стать€ оказала на ее замужнюю сестру (проживающую на площади «олотого Ћьва номер двадцать семь, второй звонок справа) весьма благотворное действие: когда она, женщина хрупкого здоровь€ и притом ожидающа€ прибавлени€ семейства, прочла эту статью, с ней сделалась истерика, и с этого дн€ она не перестает проклинать инквизицию в назидание мужу и всем знакомым. ƒалее мисс ћиггс объ€вила, что всем бесчувственным люд€м она советует самим послушать лорда ƒжорджа, и стала восторгатьс€ его стойкой преданностью протестантской вере, потом его красноречием, потом его глазами, его носом, его ногами, наконец всей его фигурой, котора€ могла бы служить моделью скульптору дл€ любой статуи - принца или ангела. ÷еликом согласившись с таким мнением, миссис ¬арден остановила взор на копилке в виде красного домика с желтой крышей и точным подобием дымовой трубы.  опилка сто€ла на камине и добровольные жертвователи опускали в нее золотые и серебр€ные монеты, а то и мед€ки. Ќа стене домика красовалась медна€ дощечка, весьма похожа€ на насто€щую, с четкой надписью "—оюз ѕротестантов". ”стремив глаза на эту надпись, миссис ¬арден сказала, что поведение мужа дл€ нее - источник т€жких страдаций: никогда он не опускает ничего из своих сбережений в этот храм и только раз потихоньку - как она потом дозналась - бросил туда два осколка от сломанной трубки. ƒай бог, чтобы ему этого не припомнили на —трашном суде! ƒа и ƒолли, к сожалению, так же скупитс€ на пожертвовани€ и предпочитает тратить деньги на ленты и вс€кие побр€кушки, вместо того чтобы содействовать великому делу, которое сейчас претерпевает т€жкие невзгоды. ѕоэтому она, мать, умол€ет ƒолли (ее отца она уже не надеетс€ тронуть своими мольбами) следовать прекрасному примеру ћиггс, котора€ четверть своего жаловани€ швырнула, словно камень, в лицо папе римскому.

- јх, мэм, - с живостью вмешалась ћиггс, - не стоит об этом говорить. я вовсе не стремлюсь, чтобы люди это узнали. ћои пожертвовани€ - просто лепта вдовицы. я даю, что имею, - тут ћиггс, ни в чем не знавша€ меры, разразилась потоком слез, - но уповаю, что мне воздаетс€ сторицей.

ѕоследнее было совершенно верно, хот€, пожалуй, не в том смысле, какой ћиггс хотела придать этим словам: так как она свои добровольные пожертвовани€ делала неизменно на глазах у хоз€йки, то получала от нее за свое рвение столько даров в виде чепчиков, платков и других предметов туалета, что, в общем, вклады в красный домик-копилку оказывались самым выгодным помещением ее скромного капитала, какое ћиггс могла придумать, ибо они приносили ей семь-восемь процентов прибыли деньгами и по меньшей мере на п€тьдес€т процентов повышали ее репутацию и доверие к ней хоз€йки.

- Ќе надо плакать, ћиггс, - сказала миссис ¬арден, ко и сама прослезилась. - ¬ам нечего стыдитьс€, ваша бедна€ хоз€йка всецело с вами согласна.

ѕри этих словах ћиггс заголосила еще отча€ннее и объ€вила, что знает, как хоз€ин ее ненавидит, что ужасно т€жело жить в доме, где теб€ не люб€т и где ты ничем не можешь угодить; что она ни за что не хочет, чтобы из-за нее были раздоры в семье, - совесть ей этого не позволит. » если хоз€ину угодно с ней расстатьс€, то самое лучшее так и сделать, и она надеетс€, что после этого он будет чувствовать себ€ счастливее, и желает ему вс€ких благ. ƒай бог, чтобы он нашел на ее место кого-нибудь, кто будет ему более по вкусу.  онечно, добавила ћиггс, дл€ нее разлука с такой хоз€йкой будет очень т€жела, но когда совесть ей говорит, что она поступает, как должно, никакие страдани€ ее не пугают, и она готова даже на разлуку. ¬р€д ли она переживет это, и если ее здесь ненавид€т и смотр€т на нее косо, то, пожалуй, лучше ей умереть поскорее, ее смерть будет дл€ всех желанным исходом. ѕосле такого драматического заключени€ мисс ћиггс снова залилась обильными слезами и прин€лась громко рыдать.

- » ты можешь спокойно смотреть на это, ¬арден? - спросила миссис ¬арден, отложив нож и вилку.

- Ќе очень-то, друг мой, да что поделаешь? - отозвалс€ слесарь. -  реплюсь, насколько могу.

- Ќе стоит за мен€ вступатьс€, мэм, - всхлипыва€, прокричала ћиггс. - Ћучше всего нам расстатьс€. Ќе хочу, чтобы в доме из-за мен€ были раздоры, ни за что на это не соглашусь, хот€ бы мне сулили золотые горы, да еще на всем готовом, с чаем и сахаром.

„тобы вывести из затруднени€ читател€, который, верно, недоумевает, чем была так сильно расстроена мисс ћиггс, мы скажем ему по секрету, что она, по своей привычке подслушива€ у дверей, слышала разговор √ейбриэла с женой и его шутку насчет чернокожего барабанщика. “ака€ насмешка вызвала целую бурю злобы в се прекрасной груди, и это-то и было причиной той вспышки, которую мы наблюдали. ¬ид€, что положение критическое, слесарь, как всегда, сдалс€, чтобы восстановить мир и спокойствие в доме.

- Ќу, чего ты плачешь, голубушка? - сказал он. - » откуда ты вз€ла что теб€ здесь ненавид€т? я никакой ненависти не питаю ни к тебе и ни к одному человеку на свете. ”три глаза и, ради бога, не мучь ты нас. Ѕудем все веселы, пока можно.

—оюзные державы, решив, что будет правильной стратегией удовлетворитьс€ этим извинением и считать, что непри€тель признал свою вину, утерли слезы и прин€ли слова слесар€ благосклонно. ћисс ћиггс объ€вила, что она всем желает добра, даже злейшему своему врагу, и чем больше ее обижают, тем большей любовью она отвечает обидчикам. ћиссис ¬арден в самых высокопарных выражени€х похвалила ее за такую кротость и незлобивость, а в виде заключительного пункта мирного договора потребовала, чтобы ƒолли сегодн€ вечером пошла с ней на собрание —оюза ѕротестантов. Ёто было €рким доказательством ее предусмотрительности и ловкости: она с самого начала к этому клонила, но, втайне опаса€сь возражений мужа (всегда про€вл€вшего смелость и упорство, когда дело касалось ƒолли), поддержала ћиггс, чтобы, воспользовавшись его невыгодным положением, насто€ть на своем. ћаневр блест€ще удалс€, √ейбриэл ограничилс€ лишь недовольной гримасой, но не посмел и пикнуть, так как только что происшедша€ сцена служила ему предостережением.

 ончилось тем, что ћиггс получила от хоз€йки платье, а от ƒолли - полкроны в виде награды за великий подвиг добродетели. ћиссис ¬арден, по своему обыкновению, не преминула выразить надежду, что ее супруг запомнит урок и впредь будет великодушнее. ќбед между тем успел остыть, а бурна€ сцена никому не прибавила аппетита, так что обедали, по выражению миссис ¬арден, "как подобает христианам".

¬ тот день был назначен смотр  оролевским ¬олонтерам, и слесарь не пошел больше в мастерскую работать. –асположившись поудобнее, с трубкой в зубах, обн€в одной рукой хорошенькую дочку и нежно погл€дыва€ на супругу, он весь с головы до п€т си€л добродушием. ј когда пришло врем€ облачитьс€ в военные доспехи и ƒолли, верт€сь вокруг него с грациозными и обольстительными ужимками, помогала ему застегиватьс€, зат€гивать разные пр€жки и ремешки и, наконец, влезть в теснейший из всех мундиров, когда-либо сшитых портным, он чувствовал себ€ самым счастливым отцом во всей јнглии.

- ¬от ведь как ловко управл€етс€ со всем, плутовка, - сказал он о ƒолли, обраща€сь к миссис ¬арден, котора€ сто€ла перед ним, сложив руки (в эту минуту и она весьма гордилась мужем), между тем как ћиггс держала наготове его шапку и саблю, далеко отставив руку, словно опаса€сь, как бы это оружие по собственному почину не проткнуло кого-нибудь насквозь. - ј все же, ƒолли, милочка мо€, ни за что не выходи за солдата!

ƒолли не спросила почему, не вымолвила ни слова и, низко-низко опустив голову, стала зав€зывать отцу кушак.

- ¬с€кий раз, как надеваю мундир, вспоминаетс€ мне бедн€га ƒжо, - сказал добросердечный слесарь. - ќн всегда был моим любимцем. Ѕедный ƒжо!.. ƒуша мо€, не зат€гивай так туго!

ƒолли засме€лась, но как-то неестественно, совсем не как всегда, и еще ниже опустила голову.

- ƒа, жаль ƒжо! - заключил слесарь, словно говор€ сам с собой. - Ёх, приди он тогда ко мне, €, может, сумел бы их помирить. —тарый ƒжон сделал большую ошибку! Ќе следовало ему так обращатьс€ с парнем.... Ќу, скоро ты кончишь, девочка?

„то за несносный кушак! ќн оп€ть разв€залс€ и волочилс€ по земле. ƒолли пришлось стать на колени и начать все сначала.

- Ќашел о ком говорить, - сказала миссис ¬арден, нахмурив брови. - “ы мог бы, € думаю, выбрать кого-нибудь более достойного внимани€, чем твой ƒжо ”иллет.

ћисс ћиггс громко фыркнула, чтобы поддержать хоз€йку.

- ѕолно, ћарта, - воскликнул слесарь. - Ќе будь к нему так сурова. ћожет, его уже и в живых нет, так будем его хоть поминать добром.

- Ёто беглого-то шалопа€! - возмутилась миссис ¬арден, а ћиггс тем же фырканьем выразила ей сочувствие.

- Ѕеглый, но не шалопай, - возразил слесарь кротко. - ¬ел он себ€ всегда примерно и был красивый, славный паренек. Ќапрасно ты его ругаешь, ћарта.

ћиссис ¬арден кашл€нула. “о же самое немедленно сделала ћиггс.

- ≈сли хочешь знать, ћарта, он очень старалс€ тебе понравитьс€, - продолжал слесарь, с улыбкой потира€ подбородок. - ƒа, да!  ак сейчас помню - раз вечером, когда € уезжал из "ћайского ƒрева", он вышел за мной на крыльцо и стал просить, чтобы € никому не рассказывал, что с ним здесь обращаютс€, как с мальчишкой... Ќе хотел, чтобы у нас дома это узнали. Ќо тогда € не пон€л... "ј как поживает мисс ƒолли, сэр?" - спросил он потом. Ѕедный ƒжо! - с грустью вспоминал слесарь.

- √осподи помилуй! - воскликнула вдруг ћиггс. - ¬от тебе раз!

- Ќу, что там еще? - спросил √ейбриэл, круто обернувшись.

- ѕосмотрите-ка на мисс ƒолли, - ответила служанка, наклон€сь и загл€дыва€ ƒолли в лицо. - ¬едь она плачет, разливаетс€! ќх, мэм! ќх, сэр! ¬ерите ли, €, как увидела, так и обомлела, перышком мен€ теперь сшибить можно, - завопила эта чувствительна€ девица, прижав руку к груди, словно дл€ того, чтобы сдержать сильное биение сердца.

—лесарь бросил на мисс ћиггс взгл€д, говоривший, что он был бы не прочь иметь сейчас в руках такое перышко, потом удивленно проводил глазами убегавшую из комнаты ƒолли, за которой тотчас последовала преисполненна€ сочувстви€ ћиггс, и, обраща€сь к жене, пробормотал:

- „то с ƒолли, не заболела ли она? »ли оп€ть € в чем-то виноват?

- ¬иноват ли он! - укоризненно воскликнула миссис ¬арден. - ќх, уж лучше бы ты уходил поскорее!

- ƒа что € такого сделал? - допытывалс€ бедный √ейбриэл. - ћы с тобой условились никогда не поминать про мистера Ёдварда, - так € же не говорил о нем. Ќе говорил ведь?

ћиссис ¬арден ответила только, что он хоть кого выведет из терпени€, после чего устремилась из комнаты вслед за ушедшими. ј бедн€га √ейбриэл сам зав€зал свой кушак, прицепил саблю, вз€л шапку и вышел.

- Ќе такой уж € мастер военного дела, - рассуждал он про себ€. - Ќо там по крайней мере меньше беды наживешь, а тут, как ни ступи, - оплошал!  аждый человек дл€ чего-то родитс€ на свет, и мне, видно, судьба - без вс€кого умысла заставл€ть всех женщин плакать. Ќелегко это, видит бог.

Ќо, не успев дойти до угла, он уже забыл о своем огорчении и зашагал вперед с си€ющим видом, кива€ по дороге сосед€м, и его дружеские приветстви€ изливались па всех как теплый весенний дождь.

√Ћј¬ј —ќ–ќ  ¬“ќ–јя

 оролевские ¬олонтеры ¬осточного Ћондона в этот день представл€ли эффектное зрелище: построившись шеренгами, каре, кругами, треугольниками и вс€кими другими способами, они под барабанный бой, с развевающимис€ знаменами проделывали множество сложных маневров, и во всех сержант ¬арден принимал де€тельное участие. ѕоказав свою воинскую удаль во врем€ этого парада, волонтеры стройными р€дами промаршировали в „елси и до темноты пировали в соседних тавернах. «атем, созванные боем барабанов, снова построились и под громкие приветстви€ подданных его величества вернулись на то место, откуда пришли.

ќбратное шествие пор€дком замедлилось из-за неприличного поведени€ некоторых капралов, Ёти люди, степенные у себ€ дома, но весьма неуравновешенные за его пределами, разбили штыками несколько окон и вынудили своего начальника вести их дальше под усиленным конвоем, но и с конвойными они дорогой то и дело имели стычки. Ѕыло уже дев€ть часов вечера, когда ¬арден вернулс€ домой. ” дверей сто€ла наемна€ карета, и, когда слесарь проходил мимо, из окна кареты его окликнул мистер ’ардейл.

- ќт души рад вас видеть, сэр, - сказал слесарь, подход€. -  ак жаль, что вы не зашли к нам, вместо того чтобы ждать здесь...

- ” вас, оказываетс€, никого нет дома, - по€снил мистер ’ардейл. -   тому же € бы хотел, чтобы разговор с вами был как можно более секретным.

- √м! - —лесарь огл€нулс€ на свой дом. - ќтправились, конечно, с —аймоном “эппертитом в этот знаменитый —оюз!

ћистер ’ардейл предложил ему сесть в карету и, если он не устал и не торопитс€ домой, прокатитьс€ вместе - чтобы по дороге спокойно поговорить. √ейбриэл охотно согласилс€, и кучер, взобравшись на козлы, погнал лошадь.

- ¬арден, - начал мистер ’ардейл, помолчав минуту. - ¬ы, наверное, будете удивлены, когда услышите, зачем € приехал. ¬ам это покажетс€ очень странным.

- Ќе сомневаюсь, сэр, что цель у вас разумна€. ≈сли бы в ней не было смысла, вы бы не приехали. ¬ы только сейчас вернулись из поездки, сэр?

- ƒа, всего лишь полчаса назад.

- –азузнали что-нибудь про Ѕарнеби и его мать? - спросил слесарь с сомнением в голосе. - Ќет? Ёх, сэр, € с самого начала думал, что это безнадежна€ зате€. ¬едь как только они уехали, вы пустили в ход все, чтобы их найти, и ничего не вышло. —ызнова начинать поиски после того, как прошло столько времени, - бесполезны, сэр, совершенно бесполезно.

- Ќо куда же они пропали? - с раздражением сказал мистер ’ардейл. - »ли их уже нет в живых?

-  то знает! - отозвалс€ слесарь. - Ќемало моих знакомых п€ть лет назад ходили по земле, а теперь почивают в ней, и могилы их заросли травой... ƒа если ћэри и Ѕарнеби и живы, поверьте, сэр, напрасно будете их искать. ћир велик. ћожет, врем€ или случай раскроют и эту тайну, если будет на то вол€ божь€.

- јх, ¬арден, дорогой мой, недаром € так стремлюсь именно сейчас отыскать их, у мен€ более серьезные причины, чем вы думаете, - возразил мистер ’ардейл. - Ёто не каприз, не случайный возврат к прежним попыткам, это серьезное, очень серьезное решение. ¬се мои мысли им зан€ты, оно не выходит у мен€ из головы, €, как одержимый, не знаю поко€ ни днем ни ночью.

√олос мистера ’ардейла звучал настолько необычно, в нем, как и в жестах, заметно было такое сильное волнение, что пораженный √ейбриэл не отвечал ни слова, ќн сидел молча и в темноте пыталс€ рассмотреть выражение его лица.

- Ќе спрашивайте мен€ ни о чем, - продолжал мистер ’ардейл. - ≈сли бы € попробовал объ€снить вам, что мен€ мучает, вы бы подумали, что € сошел с ума и стал жертвой нав€зчивой фантазии. ƒостаточно вам знать, что € не в состо€нии, да, не в состо€нии сидеть сложа руки, - € должен делать то, что вам покажетс€ странным.

- ј с каких же пор вы в таком беспокойстве, сэр? - спросил слесарь, помолчав.

ћистер ’ардейл ответил не сразу, - он, казалось, был в нерешимости.

- — той ночи, как бушевала бур€. — дев€тнадцатого марта.

», словно бо€сь, что ¬арден сейчас станет удивл€тьс€ или расспрашивать его, мистер ’ардейл поспешно продолжал:

- «наю, вы подумаете, что € в заблуждении. ћожет, и так. Ќо во вс€ком случае мое подозрение - не плод больной фантазии, а вывод здравого ума, основанный на фактах. ¬ы знаете, что в доме миссис –адж все осталось как было, и он, по моему распор€жению, стоит запертый со дн€ ее отъезда - только раза два в неделю старуха соседка заходит, чтобы разогнать крыс. я сейчас еду туда.

- «ачем? - спросил слесарь.

- ѕроведу там ночь, - по€снил мистер ’ардейл. - » не одну, а много ночей. ƒл€ всех это секрет, но вам € его открыл на случай, если произойдет что-нибудь непредвиденное. ѕриходите туда ко мне только в случае крайней необходимости, € буду там с сумерек до утра. Ёмма, ƒолли и все остальные уверены, что мен€ нет в Ћондоне - € действительно вернулс€ только час назад. Ќе говорите им ничего! ¬от за этим € и приехал. «наю, что на вас можно положитьс€, € прошу вас - ни о чем пока мен€ не спрашивайте.

», веро€тно, дл€ того, чтобы переменить тему, мистер ’ардейл стал расспрашивать ошеломленного слесар€ о его столкновении с разбойником на дороге, о нападени€ в ту же ночь на Ёдварда „естера, о встрече с этим разбойником в доме миссис –адж и всех последующих необычайных происшестви€х. ќн даже - как бы между прочим - осведомилс€, какого роста и сложени€ этот человек; кака€ у него наружность и не показалс€ ли он ему, ¬ардену, похожим на кого-нибудь... - ну, например, на ’ью или другого знакомого. ћного еще подобных вопросов задавал ¬ардену мистер ’ардейл, а тот, счита€, что это делаетс€ лишь дл€ того, чтобы отвлечь его внимание, отвечал на все рассе€нно - первое, что приходило в голову.

ќни доехали, наконец, до той улицы, где сто€л дом миссис –адж, и здесь мистер ’ардейл, сойд€ на углу, отпустил кэб.

- ≈сли хотите сами убедитьс€, что € здесь хорошо устроюсь, войдемте в дом! - с грустной усмешкой сказал он ¬ардену.

√ейбриэл, которому все прежние неожиданности казались пуст€ком по сравнению с этой новой, молча пошел за ним по узкому тротуару. ƒойд€ до входной двери, мистер ’ардейл бесшумно отпер ее принесенным с собой ключом, вошел, пропустив вперед ¬ардена, и запер ее изнутри.

ќни очутились в полной темноте и ощупью добрались до комнаты в нижнем этаже. «десь мистер ’ардейл зажег свечу, которую предусмотрительно захватил с собой. “олько сейчас, когда огонек осветил его лицо, слесарь заметил, как оно побледнело и осунулось, как сильно исхудал и переменилс€ мистер ’ардейл. ¬идно было, что он действительно в таком т€желом состо€нии, как говорил дорогой. ѕосле всего услышанного √ейбриэл с вполне естественным интересом всмотрелс€ ему в лицо. ¬ыражение этого лица было настолько разумно и серьезно, что ¬арден даже устыдилс€ своего минутного подозрени€ и, встретив взгл€д мистера ’ардейла, отвел глаза, словно бо€сь выдать свои мысли.

- ’отите обойти дом? - предложил мистер ’ардейл и, покосившись на окно, закрытое ветхими ставн€ми, добавил: - “олько говорите потише.

ѕредупреждение было излишне - эти комнаты будили какое-то жуткое чувство, заставл€вшее невольно понижать голос. √ейбриэл шепнул "хорошо" и пошел за мистером ’ардейлом наверх.

“ам все имело такой же вид, как и тогда, когда он приходил сюда в последний раз. Ќо было душно, царила гнетуща€ тишина, словно самый дом загрустил от долгого одиночества. «анавески на окнах и у кровати, прежде такие чистенькие и веселые, уныло повисли, и в складках их густым слоем залегла пыль; на потолке, стенах и полу п€тнами проступала сырость. ѕоловицы скрипели под ногами вошедших, словно протесту€ против неожиданного вторжени€, а проворные пауки, ослепленные светом, замерли па стенах или падали на пол, как мертвые. “икал где-то жук-точильщик, которого народ называет "часы смерти", и за панел€ми шумели поспешно убегавшие крысы и мыши.

ѕри виде обветшавшей мебели √ейбриэлу и мистеру ’ардейлу с удивительной живостью вспомнились те, кто раньше владел ею, сжилс€ с нею.  азалось, √рип снова восседает на высокой спинке стула, Ѕарнеби лежит в своем любимом уголке у камина, а его мать сидит на обычном месте и, как бывало, издали наблюдает за сыном. » даже когда обоим посетител€м удавалось отогнать эти призраки, возникшие в их воображении, те, казалось, все же незримо витали вокруг, таились за дверьми, в чуланах, готовые вновь по€витьс€ и внезапно заговорить хорошо знакомыми голосами.

ћистер ’ардейл и ¬арден вернулись в комнату на первом этаже. ’ардейл сн€л шпагу и положил ее на стол вместе с парой карманных пистолетов, затем вышел со свечой в переднюю проводить слесар€.

- “оскливо вам будет тут одному, сэр, - заметил √ейбриэл. - –азве нельз€ кому-нибудь побыть с вами?

ћистер ’ардейл молча покачал головой, так €сно выразив этим свое желание остатьс€ в одиночестве, что слесарь не решилс€ настаивать. „ерез минуту он был уже на улице и видел, как в доме огонек свечи снова перекочевал наверх, затем вернулс€ в комнату на первом этаже и €рко засветилс€ сквозь щели в ставн€х.

 то пожелал бы увидеть человека в т€жком см€тени€ и крайней растер€нности, тому стоило в этот вечер посмотреть на √ейбриэла ¬ардена. ƒаже когда он уютно устроилс€ у камина напротив миссис ¬арден в ночном чепчике и ночной кофте, а р€дом с ним села ƒолли (в самом соблазнительном дезабилье), и, завива€ свои локоны, улыбалась так весело, будто она никогда в жизни не плакала и не умела плакать, а ћиггс (впрочем это уж не так важно) клевала носом в глубине комнаты, - даже тогда, с “оби под рукой и трубкой в зубах, ¬арден не мог отделатьс€ от мучившего его беспокойства. ” него из головы не выходила мысль о мистере ’ардейле, угрюмом, измученном заботами, ловившим в пустом доме каждый звук, пока утренн€€ зар€ не заставит померкнуть огонек свечи и не положит конец его одинокому ночному бдению.

√Ћј¬ј —ќ–ќ  “–≈“№я

”тро не принесло слесарю успокоени€, в тревоге прошли второй, третий и р€д следующих дней. — наступлением темноты он часто ходил на улицу, где сто€л так хорошо ему знакомый дом; там сквозь щели ставень неизменно мерцал огонек одинокой свечи, но внутри не слышно было ни звука, - уныла€ тишина могилы! Ѕо€сь рассердить мистера ’ардейла, если нарушит его строгий приказ, ¬арден ни разу не решилс€ постучать в дверь или другим способом дать знать о своем присутствии. Ќо любопытство и гор€чее сочувствие мистеру ’ардейлу приводили его сюда довольно часто, и, когда он ни приходил, сквозь ставни по-прежнему мерцал свет.

≈сли бы ¬арден и мог видеть, что происходит в доме, это все равно не помогло бы ему разгадать причину таинственных ночных бдений. ћистер ’ардейл в сумерки запиралс€ в доме, а на рассвете покидал его. ќн не пропускал ни одной ночи, приходил и уходил всегда один и никогда ни на йоту не мен€л этого пор€дка.

„то же он делал в этом доме? — наступлением вечера входил, как тогда с √ейбриэлом, зажигал свечу и, обход€ комнаты, тщательно осматривал все уголки. «атем возвращалс€ в нижнюю комнату и, положив на стол шпагу и пистолеты, просиживал там до утра.

ќн обычно приносил с собой книгу и пыталс€ читать, но и на п€ть минут не мог сосредоточитьс€. √лаза его то и дело отрывались от страницы, ухо настороженно ловило малейший шорох снаружи, и при каждом звуке шагов на тротуаре у него екало сердце.

„тобы подкрепитьс€ во врем€ долгих часов одиночества, он приносил с собой в кармане сандвичи с м€сом и вино в маленькой фл€жке. ¬ино разводил большой порцией воды, выпивал его с лихорадочной жадностью, как будто у пего посто€нно сохло в горле, но еды в рот не брал - за всю долгую ночь пожует разве иногда кусочек хлеба.

Ѕыть может (как после некоторого размышлени€ предположил ¬арден), мистер ’ардейл добровольно лишал себ€ сна и поко€, потому что суеверно ожидал, что сбудетс€ кака€-то мечта или предчувствие, св€занные с событием, которое столько лет камнем лежало у него на сердце; а быть может, он ждал по€влени€ какого-то призрака, который бродит по ночам, когда добрые люди спокойно сп€т в своих постел€х.  ак бы то ни было, в нем не заметно было никакого страха или сомнений. ¬ чертах его сурового лица, сдвинутых бров€х и складке крепко сжатого рта читалась непреклонна€ вол€ и тверда€ решимость. ≈сли он и вздрагивал при каждом звуке, это была не дрожь страха, а дрожь надежды, он хваталс€ за шпагу, как человек, дождавшийс€, наконец, своего часа, крепко сжимал ее в руке и с выражением жадного нетерпени€ в сверкающих глазах прислушивалс€, пока шум не утихал.

“акие разочаровани€ бывали часто, их вызывал чуть ее каждый шорох, но и это не могло поколебать решимости мистера ’ардейла.  ажда€ ночь заставала его на посту, как бодрствующего бессменно часового. Ќочь проходила, наступало утро, а там - снова в карауле.

“ак шли недели. ќн сн€л себе квартиру в ¬оксхолле66, здесь проводил дневные часы и отдыхал, отсюда, пользу€сь приливом, доезжал в лодке от ¬естминстера к Ћондонскому мосту, избега€ людных улиц.

 ак-то раз к вечеру, незадолго до сумерек, он шел обычной дорогой по набережной “емзы, намерева€сь пройти через ¬естминстер-’олл67 на ѕелес-ярд68, а оттуда, как всегда, доехать лодкой до Ћондонского моста. ” здани€ парламента толпилось множество людей, они глазели на входивших и выходивших членов палаты и громогласно выражали им свое одобрение или недовольство. смотр€ по их политическим убеждени€м. ѕробира€сь через толпу, мистер ’ардейл слышал раз-другой выкрики "ƒолой папистов!", становившиес€ уже привычными дл€ ушей лондонцев. ћистеру ’ардейлу "антипаписты" внушали мало почтени€, к тому же он заметил, что здесь собралс€ вс€кий сброд, и, не обраща€ на выкрики никакого внимани€, равнодушно шел своей дорогой.

¬ ¬естминстер-’олле люди сто€ли маленькими группами. Ќекоторые смотрели вверх, любу€сь великолепными сводами в блеске заходившего солнца - его косые лучи вливались сквозь узкие окна и постепенно меркли, поглощенные царившим внизу мраком. Ўумными компани€ми проходили ремесленники, тороп€сь домой с работы, своими голосами они будили в зале гулкое эхо и то и дело заслон€ли пролет низенькой двери в глубине, тесн€сь к выходу на улицу. »ные медленно прохаживались взад и вперед, оживленно толку€ о политике, о своих делах, пли, не поднима€ глаз, с усиленным вниманием слушали собеседников. “ут дес€ток мальчишек дрались, поднима€ адский шум, там - одиноко ходил какой-то мужчина, не то клерк, не то нищий, в лице и даже походке его чувствовалась угнетенность изголодавшегос€ человека; мимо него пробежал мальчишка-посыльный, размахива€ во все стороны корзинкой и пронзительным свистом рассека€, кажетс€, не только воздух, но даже балки на потолке, а неподалеку какой-то школьник посмирнее пр€тал на ходу в карман м€ч, завидев издали шедшего ему навстречу сторожа. Ѕыла та предвечерн€€ пора, когда человеку, если он закроет глаза и тотчас их откроет, кажетс€, что темнота наступила сразу в одну секунду, а вовсе не сгущалась постепенно в течение последнего часа. ќтшлифованные ногами прохожих пыльные плиты пола словно взывали к высоким стенам, беспрерывно отража€ шарканье и топот ног, и по временам стук одной из массивных дверей, раскатившись громом по всему зданию, заглушал все другие звуки.

ћистер ’ардейл мимоходом погл€дывал на ближайшие к нему группы, да и то рассе€нно, как человек, мысли которого далеко. Ќо когда он уже дошел до конца «ала, его внимание привлекли двое людей впереди. ќдин из них был одет весьма щегольски и шел походкой фланера, небрежно верт€ в руке трость. ¬торой, подобострастно вихл€€сь всем телом, слушал собеседника с видом заискивающим и смиренным, подн€в плечи чуть не до ушей и потира€ руки. ќн только изредка угодливо вставл€л слово-другое или отвечал наклонением головы, - это был не то знак согласи€, не то поклон, выражающий самое глубокое почтение.

—обственно, ничего особенно примечательного в этой паре не было, ибо преклонение перед нар€дным костюмом и дорогой тростью (не говор€ уже о золотых и серебр€ных жезлах, которые €вл€ютс€ символом власти) - €вление у нас довольно обычное. Ќо было в этом щеголе, да и в его спутнике что-то такое, что непри€тно поразило мистера ’ардейла. ќн вдруг остановилс€ в нерешимости и хотел уже свернуть в другую сторону, чтобы избежать встречи, но в рту минуту шедшие впереди быстро обернулись и столкнулись с ним лицом к лицу.

ƒжентльмен с тростью приподн€л шл€пу и начал было извин€тьс€. ћистер ’ардейл поспешно ответил тем же и хотел уйти, но тот остановилс€ и воскликнул:

-  ак, это вы, ’ардейл? Ѕог мой, вот так неожиданность!

- ƒа, - нетерпеливо отозвалс€ мистер ’ардейл, - Ёто € и...

- ƒорогой мой, куда вы так спешите? - воскликнул джентльмен с тростью, удержива€ его. - Ќу ради нашего старого знакомства подарите мне минутку.

- я тороплюсь, - возразил мистер ’ардейл. - Ќикто из нас не искал этой встречи, так не стоит длить ее. ѕрощайте.

- ‘и, как нелюбезно! - сказал сэр „естер (это был он). - ј мы как раз говорили о вас. Ѕыть может, вы даже слышали, как € произнес ваше им€? Ќет, не слышали? ∆аль, право, очень жаль. ¬ы, конечно, знакомы? ѕомните нашего общего друга, ’ардейл? јх, кака€ удивительна€ встреча!

"ƒруг", на которого указал сэр ƒжон, €вно чувствовал себ€ неловко. ќн даже осмелилс€ дернуть сэра ƒжона за рукав и вс€чески давал ему пон€ть, что желал бы избежать разговора. Ќо так как у сэра ƒжона на этот счет были свои соображени€, он делал вид, что не замечает его безмолвных протестов, и даже указал рукой на своего спутника, чтобы обратить на него внимание мистера ’ардейла.

"ƒругу" волей-неволей пришлось изобразить на лице при€тную улыбку и, когда мистер ’ардейл посмотрел на него, заискивающе отвесить поклон. ¬ид€, что ’ардейл узнал его, он неловким жестом прот€нул ему руку, и смущение его еще возросло, когда рукопожатие было презрительно отвергнуто.

- ј, мистер √ашфорд! - сухо сказал ’ардейл. - «начит, то, что € слышал, - правда: вы обратились от тьмы к свету и теперь со всем ожесточением ренегата ненавидите тех, чьи убеждени€ раньше раздел€ли. ¬прочем, вы делаете честь вс€кому делу, за какое ни возьметесь. “ех, к кому вы сейчас примкнули, можно поздравить с таким ценным приобретением.

—екретарь потирал руки и клан€лс€, словно хотел своим смирением обезоружить противника. ј сэр ƒжон „естер снова воскликнул самым веселым тоном с никогда не измен€вшим ему самообладанием: "јх, как замечательно, что мы вас встретили!" - и вз€л из табакерки щепотку табаку.

- ћистер ’ардейл, - начал √ашфорд, украдкой подн€в глаза, но тотчас опустив их под пристальным взгл€дом ’ардейла. - “акой достойный, благородный и совестливый человек, как вы, не станет, конечно, объ€сн€ть низким расчетом честную перемену взгл€дов. ’от€ € не верю больше в то, во что верите вы, вы слишком великодушны и справедливы, слишком хорошо понимаете человеческую душу, чтобы...

- Ќу, что же вы хотели мне сказать, сэр? - с саркастической усмешкой спросил мистер ’ардейл, когда секретарь запнулс€ и умолк.

√ашфорд только слегка пожал плечами и молчал, по-прежнему не поднима€ глаз.

“ут к нему на выручку поспешил сэр ƒжон.

- Ќет, вы только подумайте, - воскликнул он. - ѕодумайте, кака€ странна€ случайность! »звините, ’ардейл, друг мой, мне кажетс€, вы недостаточно у€снили себе, как это необычайно. ¬друг мы, трое старых школьных товарищей, словно сговорившись, сходимс€ в ¬естминстер-’олле! “ри бывших пансионера скучной и унылой —ент-ќмерской семинарии - вы оба, католики, воспитывались там, так как вынуждены были учитьс€ вне јнглии, а €, тогда подававший надежды молодой протестант, был отправлен туда учитьс€ французскому €зыку у насто€щих парижан.

- ѕрибавьте к этому, сэр ƒжон, еще одну странность, - отозвалс€ мистер ’ардейл, - то, что некоторые из вас, подающих надежды протестантов, в насто€щее врем€ объединились вон в том здании с целью помешать нам получить неслыханно-высокую привилегию обучать наших детей грамоте здесь, в јнглии, где ежегодно тыс€чи католиков идут служить в ее войсках, защищают ее свободу, гибнут в кровавых битвах на чужбине. ј другим протестантам, - их, говор€т, в вашем —оюзе уже несколько тыс€ч, - этот самый √ашфорд внушает, что все мои единоверцы - дикие звери. ѕрибавьте к этому то, что подобный человек прин€т в обществе, среди бела дн€ разгуливает по улицам... (€ хотел сказать "с высоко подн€той головой", но это было бы неверно), - и вам все в јнглии покажетс€ странным, очень странным, увер€ю вас!

- ќ, вы очень строги к нашему другу, - возразил сэр ƒжон с обольстительной улыбкой, - право же, слишком строги.

- ќставьте его, сэр ƒжон, пусть говорит что хочет, - сказал √ашфорд, тереб€ свои перчатки. - я умею прощать обиды. ≈сли такой человек, как вы, почтил мен€ своим доверием, так что дл€ мен€ мнение мистера ’ардейла! ћистер ’ардейл - один из пострадавших от наших законов, как же € могу рассчитывать на дружеские чувства с его стороны?

- Ќапротив, € к вам настолько хорошо отношусь, сэр, что рад видеть вас в такой подход€щей компании, - отрезал мистер ’ардейл, метнув злой взгл€д на сэра ƒжона. - ќба вы, конечно, достойные представители вашего славного —оюза.

- Ќет, в этом вы ошибаетесь, - сказал сэр ƒжон еще благодушнее, чем прежде. - Ќет, ’ардейл, как это ни странно, вы, при всей своей непогрешимости, жестоко заблуждаетесь. я не состою в —оюзе. я чрезвычайно уважаю его членов, но в —оюзе не состою. ¬прочем, € действительно против возвращени€ прав католикам. ћне это стоило т€жкой борьбы с самим собой, но такова печальна€ необходимость - € считаю долгом чести возражать против этого... Ќе угодно ли воспользоватьс€ моей табакеркой? ≈сли вы не возражаете против надушенного табака, вам понравитс€ его тонкий аромат.

- ѕрошу прощени€, сэр ƒжон, - сказал мистер ’ардейл, жестом отклон€€ это любезное предложение, - «а то, что приравн€л вас к тем р€довым исполнител€м чужой воли, кто действует открыто, на глазах у всех. ћне следовало отдать должное вашим способност€м. Ћюди вашею чипа действуют тайно и безнаказанно, предоставл€€ глупцам занимать видные и опасные посты.

- –ади бога, не извин€йтесь, - любезно сказал сэр ƒжон. - ћежду такими старыми друзь€ми, как мы, позволительны некоторые вольности, черт возьми!

“ут √ашфорд - он все врем€ беспокойно топталс€ на месте и ни разу не подн€л глаз - решилс€, наконец, обратитьс€ к сэру ƒжону и пробормотал, что ему пора идти, так как милорд, веро€тно, ждет его.

- Ќе беспокойтесь, сэр, - сказал ему мистер ’ардейл, - € сейчас ухожу и не буду вас стесн€ть.

ќн действительно хотел уже уйти без дальнейших церемоний, но его остановил шум и галдеж в другом конце зала, и, бросив взгл€д в ту сторону, он увидел лорда ƒжорджа √ордона, который шел к ним, окруженный толпой.

‘изиономии обоих союзников лорда ƒжорджа выразили (хот€ и совсем по-разному) плохо скрытое торжество, и это, естественно, раззадорило мистера ’ардейла: решив не отступать перед их вождем, а остатьс€ на месте, пока тот пройдет, он выпр€милс€ и, заложив руки за спину, с высокомерно-презрительным видом ожидал лорда ƒжорджа, который шел к ним медленно, с трудом пробира€сь сквозь теснившуюс€ вокруг него толпу.

Ћорд ƒжордж только что вышел из палаты общин и направилс€ пр€мо в ¬естминстер-’олл - как всегда, с новост€ми. ќн на ходу сообщал своим единомышленникам, что сегодн€ говорилось в парламенте о папистах, и какие петиции поданы в их защиту, и кто из выступавших их поддерживал, и когда будет внесен билль о льготах, когда лучше всего подать петицию от ¬еликого —оюза ѕротестантов. ¬се это он громогласно излагал слушател€м, сопровожда€ свои слова усиленной и неуклюжей жестикул€цией. “е, кто был поближе, обсуждали эти вести; слышалс€ ропот и угрожающие возгласы. «адние кричали: "“ише!" или "ѕропустите!" - и пытались силой пробитьс€ вперед. “ак все они двигались, беспор€дочно, нестройно, как всегда движетс€ толпа.

ѕодойд€ уже совсем близко к тому месту, где сто€ли его секретарь, сэр ƒжон и мистер ’ардейл, лорд ƒжордж обернулс€ и, прокричав несколько фраз с большим жаром, но бессв€зно, закончил обычным возгласом "ƒолой папистов", предложив поддержать его троекратным "ура". » в то врем€ как его свита с большим воодушевлением выполн€ла это, лорд выбралс€ из давки и подошел к √ашфорду. —екретар€ и сэра ƒжона все эти люди хорошо знали, и толпа отхлынула назад, оставив их вчетвером.

- Ћорд ƒжордж, позвольте вам представить мистера ’ардейла, - сказал сэр ƒжон „естер, вид€, как испытующе лорд смотрит на незнакомого ему человека. -   сожалению, он католик. ƒа, католик, к несчастью, но человек почтенный и мой старый знакомый. » не только мой, но и мистера √ашфорда. ƒорогой ’ардейл, это - лорд ƒжордж √ордон.

- ≈сли бы € и не знал в лицо его светлость, € мог бы догадатьс€, что это он, - сказал мистер ’ардейл. - ƒумаю, что никто другой во всей јнглии не стал бы, обраща€сь к темной и возбужденной толпе, говорить о значительной части своих сограждан в тех оскорбительных выражени€х, какие € только что слышал. —тыдно, стыдно, милорд!

- я не считаю возможным говорить с вами, сэр, - громко отпарировал лорд ƒжордж, в €вном смущении и волнении отмахнувшись от него. - ћежду нами нет ничего общего.

- Ќапротив, у нас много общего, очень много: все то, что дано нам —оздателем, - возразил мистер ’ардейл. - » хот€ бы об€зательное дл€ всех милосердие, не говор€ уже о здравом смысле и простой пор€дочности, должно было удержать вас от таких выходок. ≈сли бы даже у всех этих людей было сейчас в руках то оружие, которое они жаждут пустить в ход, € все равно не ушел бы отсюда, не сказав вам, что вы позорите свое звание.

- я вас не слушаю, сэр, - сказал лорд ƒжордж тем же тоном. - я не стану вас слушать, и мне безразлично, что вы думаете. ћолчите, √ашфорд, не возражайте ему, - добавил он, так как его секретарь сделал вид, будто хочет вступитьс€. - Ќе будем препиратьс€ с идолопоклонниками.

√овор€ это, он посмотрел на сэра ƒжона, а тот подн€л брови, подн€л руки, словно ужаса€сь несдержанности мистера ’ардейла, и умильно улыбалс€, гл€д€ то на толпу, то на ее вожд€.

- Ќе хватало только, чтобы он стал мне возражать! - воскликнул ’ардейл. - ƒа вы знаете ли, милорд, что это за человек?

Ћорд ƒжордж вместо ответа доверчиво положил руку на плечо съежившегос€ секретар€.

- Ётот человек, - продолжал мистер ’ардейл, смерив √ашфорда взгл€дом с головы до ног, - уже в детстве был воришкой и по сей день осталс€ лживым и трусливым подлецом. ¬сю жизнь он пресмыкалс€, готовый каждый миг укусить руку, которую лизал, нанести т€жкую рану тем, перед кем вил€л хвостом. Ёто льстец и наушник, не знающий, что такое честь, правда и мужество, человек, который обольстил дочь своего благодетел€ и, женившись на ней, вогнал ее в могилу побо€ми и жестокостью. » этот пес, который скулил под окнами кухонь, ожида€ объедков, нищий, выпрашивавший мед€ки на паперти нашей церкви, теперь €вл€етс€ апостолом веры, и его чутка€ совесть отвергает наши алтари, перед которыми были всенародно изобличены его пороки! ƒа знаете ли вы этого человека?

- јх, право же, вы чересчур суровы к нашему другу! - воскликнул сэр ƒжон.

- ќставьте, пусть мистер ’ардейл говорит что хочет, - сказал √ашфорд, изможденное лицо которого во врем€ этой речи покрылось крупными капл€ми пота. - ѕоверьте, сэр ƒжон, мен€ его слова ничуть не трогают. ћне они так же безразличны, как милорду. ≈сли он, как вы сами слышали, поносит милорда, так неужели же он мен€ оставит в покое?

- –азве мало того, - продолжал мистер ’ардейл, - что €, такой же двор€нин, как и вы, вынужден, чтобы сохранить свое имущество, прибегать ко вс€ким уловкам, на которые даже власти смотр€т сквозь пальцы, понима€, что старые законы слишком уж суровы? ћало того, что нам не позвол€ют учить наших детей в школах и внушать им общечеловеческие пон€ти€ о добре и зле, - неужели мы должны еще терпеть оскорблени€ от таких вот людишек, как этот, и будем отданы им во власть? ƒа, нечего сказать, вполне подход€щий вождь дл€ тех, кто орет "ƒолой папистов!"  акой позор!

ѕораженный лорд ƒжордж уже не раз погл€дывал на сэра ƒжона „естера, словно спрашива€, есть ли дол€ правды в том, что он слышит здесь о √ашфорде, а сэр ƒжон отвечал только пожатием плеч или выразительным взгл€дом, €сно говорившим: "Ѕоже мой, конечно, нет!" Ќаконец лорд сказал все так же громогласно и с той же нескладной жестикул€цией, что и раньше:

- ћне нечего вам отвечать, сэр, и € не желаю больше вас слушать. ѕрошу вас прекратить этот разговор и ваши нападки. ”вер€ю вас, никака€ хула, от кого бы она ни исходила, от папских агентов или нет, не помешает мне выполнить долг перед родиной и соотечественниками. ѕойдемте, √ашфорд.

¬о врем€ всего этого разговора они успели пройти короткое рассто€ние до дверей и сейчас вместе вышли на улицу. ћистер ’ардейл, ни с кем не проща€сь, направилс€ к лестнице, спускавшейс€ к “емзе почти у самых дверей ¬естминстер-’олла, и окликнул единственного незан€того лодочника.

ќднако в передних р€дах толпы, сопровождавшей лорда √ордона, слышали каждое сказанное им слово; быстро распространилась весть, что этот незнакомец - папист и оскорбл€ет лорда, который стоит за народ. “олпа в беспор€дке хлынула следом за мистером ’ардейлом, вынесла вперед милорда, его секретар€ и сэра ƒжона, так что они оказались во главе этого движени€, и остановилась на верхних ступеньках лестницы, неподалеку от мистера ’ардейла, ожидавшего лодки.

ќни еще бездействовали, по €зыки их действовали воьсю. «а глухим ропотом последовали свист и крики и, постепенно нараста€, перешли в насто€щую бурю. ѕотом кто-то крикнул: "  черту папистов!", его поддержали довольно дружным "ура!" - и только. Ќо после минутного затишь€ один человек заорал: "ѕобить его камн€ми!", другой - "¬ реку его!", третий гаркнул: "ƒолой папистов", и этот излюбленный клич подхватила уже вс€ толпа, в которой было человек двести.

ƒо этой минуты мистер ’ардейл спокойно сю€л пл 14 „аргьз ƒиккенс, т ft верхней ступеньке, когда же раздались крики, он бросил через плечо презрительный взгл€д на толпу и не спеша стал спускатьс€ вниз. ќн уже почти дошел до лодки, когда √ашфорд, словно невзначай, обернулс€, - и тотчас чь€-то рука метнула из толпы увесистый камень, который угодил мистеру ’ардейлу в голову с такой силой, что он «ашаталс€, как пь€ный.

»з раны обильно лилась кровь на кафтан. ћистер ’ардейл круто обернулс€ и, взбежав вверх по ступен€м так стремительно и смело, что все невольно поп€тились, спросил:

-  то это сделал? ”кажите мне того, кто бросил камень!

Ќикто не шелохнулс€, только где-то в задних р€дах несколько человек шмыгнули из толпы на другую сторону улицы и остановились там с видом безучастных зрителей.

- я спрашиваю, кто это сделал! - повторил мистер ’ардейл. - ”ж не ты ли, подлец? «наю, если не сам ты бросил камень, все равно - это твоих рук дело! «наю € теб€!

— этими словами он бросилс€ на √ашфорда и сбил его с ног. “олпа заволновалась, и несколько человек подскочили к мистеру ’ардейлу, но его обнаженна€ шпага заставила всех отступить.

- ћилорд! —эр ƒжон! - крикнул он. - ќдин из вас будет дратьс€ со мной! ¬ы мне ответите за это оскорбление. я жду - обнажите шпаги, если вы джентльмены!

ќн ударил сэра ƒжона шпагой плашм€ в грудь и, весь красный, с гор€щими глазами, сто€л в оборонительной позе, один против целой толпы.

Ќа один миг, всего на миг, быстрый, как мысль, лицо сэра ƒжона, всегда такое безм€тежное, прин€ло выражение, какого никогда никто не видел на этом лице. Ќо через секунду он уже шагнул к мистеру ’ардейлу и, положив одну руку ему на плечо, другую прот€нул вперед, пыта€сь этим жестом утихомирить толпу.

- ’ардейл, дорогой мой, вы ослеплены гневом! Ёто вполне пон€тно, но гнев мешает вам отличить друзей от врагов.

- Ќет, сэр, € умею отличать их и хорошо знаю, кто мне враг, - отрезал мистер ’ардейл уже вне себ€ от гнева. - —эр ƒжон, лорд ƒжордж, вы слышали, что € сказал? »ли вы трусы?

- ќставьте их, сэр, - промолвил какой-то человек, пробравшись к нему сквозь толпу, и с дружеской настойчивостью подтолкнул его к лестнице. - Ќи к чему эти вопросы. –ади бога, уходите отсюда поскорее. „то вы сделаете один против такой оравы? ј на соседней улице их еще столько же, и они сейчас кинутс€ сюда. (ƒействительно, из-за угла уже бежал народ.) ” вас от этой раны сразу же в первой стычке голова закружитс€. ”ходите, уходите, сэр, иначе, поверьте, вам плохо придетс€, хуже, чем если бы вс€ эта орава состо€ла из баб, и кажда€ была бы  ровавой ћарией. Ќу же, сэр, живее! Ќе мешкайте!

ћистер ’ардейл, у которого уже действительно кружилась голова и подкашивались ноги, пон€л, как разумен этот совет, и стал сходить вниз, поддерживаемый незнакомым другом. ƒжон √руби (это был он) помог ему сесть в лодку и, оттолкнув ее с такой силой, что она сразу очутилась в тридцати футах от пристани, крикнул перевозчику, чтобы он греб как подобает насто€щему британцу. ѕосле этого он подн€лс€ на лестницу так спокойно, как будто только что высадилс€ на берег.

¬ первую минуту толпу возмутило это вмешательство, но хладнокровие ƒжона, его бросавша€с€ в глаза физическа€ сила и притом его ливре€, показывавша€, что он - слуга лорда √ордона, отбили у заби€к охоту св€зыватьс€ с ним. ќни удовольствовались тем, что послали вдогонку лодке град камней, но эти метательные снар€ды шлепались в воду, не принос€ никому вреда, так как лодка успела уже проскочить под мостом и мчалась посредине реки.

ѕосле этого неудавшегос€ развлечени€ ревностные протестанты двинулись дальше, барабан€ по дороге в двери домов, разбива€ кое-где фонари и напада€ на встречных констеблей. Ќо едва пронеслась весть, что против них выслан отр€д лейб-гвардии, все поспешно пустились наутек, и улица вмиг опустела.

√Ћј¬ј —ќ–ќ  „≈“¬≈–“јя

 огда толпа схлынула, беспор€дочными группами рассе€вшись в разные стороны, на месте происшестви€ осталс€ один человек. Ёта был √ашфорд. ќн больно ушибс€ при падении, но еще мучительнее было воспоминание о пережитом только что позоре и публичном разоблачении. ќн бродил, прихрамыва€, взад и вперед, бормоча себе под нос прокл€ти€ и угрозы.

ќднако не в его характере было изливать свой гнев попусту. ƒав волю кипевшей в нем злобе, он все врем€ зорко следил за двум€ людьми, которые, убежав вместе со всеми, когда подн€лась тревога, затем вернулись; при свете луны видно было, как они прохаживались неподалеку, толку€ о чем-то между собой.

√ашфорд, не приближа€сь к ним, терпеливо ждал на темной стороне улицы, пока они, устав, наконец, бродить взад и вперед, не пошли прочь. “огда он двинулс€ следом за ними, но на некотором рассто€нии, чтобы, не тер€€ их из виду, не быть заподозренным в слежке, а если удастс€, остатьс€ и вовсе не замеченным.

ќни прошли по улице ѕарламента, мимо церкви св. ћартина и вышли на “оттенхем- орт-роуд; к востоку от нее в те времена находились так называемые "«еленые тропы", глухое место, пользовавшеес€ не очень-то хорошей славой, а дальше уже начинались пол€. √руды золы, сто€чие прудки, густо заросшие р€ской и сорными травами, сломанные рогатки и одиноко торчавшие коль€ давно разобранных на дрова заборов, грозившие рассе€нному прохожему острыми ржавыми гвозд€ми, - таков был окружающий пейзаж. “ам и с€м осел или заморенна€ кл€ча, прив€занные к столбу, щипали чахлую жесткую траву, свой единственный жалкий корм. ќни вполне гармонировали с окружающей картиной и свидетельствовали (впрочем, об этом же достаточно красноречиво говорили и дома) о бедности здешних жителей, ютившихс€ в ветхих лачугах, и о том, как рискованно прилично одетому человеку, имеющему при себе деньги, по€вл€тьс€ здесь одному, - разве что среди бела дн€.

Ѕедн€ки, как и богачи, имеют свои прихоти и вкусы. Ќекоторые домишки были украшены башенками, у других, на источенных плесенью стенах - нарисованы фальшивые окна, а один даже был увенчан подобием часов на шаткой четырехфутовой башенке, маскировавшей дымовую трубу. ѕри каждом домике в крохотном палисаднике непременно сто€ла проста€, грубо сколоченна€ скамейка или беседка. ќбитатели "«еленых троп" кормились тем, что собирали и продавали кости, тр€пье, битое стекло, старые колеса, торговали птицами и собаками, которые содержались в палисадниках, в различных (смотр€ по роду этого "товара") хранилищах и наполн€ли воздух далеко не при€тными ароматами, оглушали криками, лаем, визгом и воем.

¬ этот-то уголок Ћондона попал секретарь, следу€ за двум€ людьми, которые привлекли его внимание, и здесь увидел, как они вошли в одну из самых жалких лачуг, состо€вшую из одной только комнаты, да и то очень небольшой. ѕодождав на улице, пока не услышал их голоса и нестройное пение, €сно показывавшее, что они навеселе, он только тогда прошел к дому по качающейс€ доске, переброшенной через канаву, и постучал в дверь.

- ћистер √ашфорд! - с €вным изумлением воскликнул отворивший ему мужчина, вынима€ трубку изо рта. - ¬от не думал, не гадал, что вы окажете мне такую честь! ¬ходите же, мистер √ашфорд, входите, сэр!

Ќе ожида€ вторичного приглашени€, √ашфорд вошел с самой любезной миной. Ќа ржавой решетке очага горел огонь (несмотр€ на то, что весна наступила давно, вечера были холодные), а на табурете у огн€ сидел ’ью и курил. ƒеннис придвинул гостю единственный стул и сам сел на табурет, с которого только что встал, чтобы открыть дверь.

- „то слышно, мистер √ашфорд? - спросил он, снова сунув трубку в рот и бросив искоса взгл€д на секретар€. - ≈сть уже какой-нибудь приказ из штаба? ѕриступаем, наконец, к делу?

- ѕока ничего, - отозвалс€ секретарь, приветливым кивком здорова€сь с ’ью. - Ќо лед тронулс€! —егодн€ уже была небольша€ бур€, не так ли, ƒеннис?

- Ќу, кака€ это бур€! - проворчал палач. - “ак, безделица. » вполовину не то, что было бы мне по вкусу.

- » не по мне тоже такие безделицы! - подхватил ’ью. - ƒайте нам дело боевое, чтобы разгул€тьс€ как следует, хоз€ин! ’а-ха-ха!

- Ќо вы же не хотели бы такого дела, которое пахнет кровью? - промолвил секретарь с самым зловещим выражением лица, но самым вкрадчивым тоном.

- Ќе знаю, - ответил ’ью. - „то прикажут, то и буду делать. я не привередлив.

- » € тоже, - гаркнул ƒеннис.

- ћолодцы! - сказал секретарь тоном пастыр€, благословл€ющего их на великий подвиг доблести и мужества. - ј кстати, - он сделал паузу и погрел руки над огнем, затем вдруг подн€л глаза. -  то это сегодн€ бросил камень?

ћистер ƒеннис кр€кнул и покачал головой, словно говор€: "¬ самом деле, непон€тно!" ј ’ью продолжал молча курить.

- ћеткий удар! - продолжал секретарь, снова прот€нув руки к огню. - ’отелось бы познакомитьс€ с этим человеком.

- ¬ самом деле? - переспросил ƒеннис и посмотрел ему в лицо, точно жела€ убедитьс€, что он говорит серьезно. - ’отите познакомитьс€?

- –азумеетс€.

- Ќу, так, с божьей помощью, познакомитесь. - ѕалач хрипло захохотал и концом трубки указал на ’ью. - ¬от он перед вами. ќн самый. » кл€нусь небом и веревкой, мистер √ашфорд, - добавил он шепотом, придвинувшись вплотную к секретарю и подталкива€ его локтем, - презан€тный парень, доложу € вам! ≈го, как насто€щего бульдога, все врем€ приходитс€ держать на прив€зи. ≈сли бы не €, он бы сегодн€ прикончил этого католика и в одну минуту взбунтовал бы народ.

- ј почему бы и нет? - воскликнул ’ью сердито, услышав последние слова ƒенниса. - „то толку т€нуть да откладывать?  уй железо пока гор€чо - вот это ѕо-моему!

- »шь какой торопыга! - отозвалс€ ƒеннис, покачав головой с видимым снисхождением к наивности своего молодого при€тел€. - Ќу, а если железо еще не гор€чо, братец? –аньше чем подн€ть народ, надо хорошенько разогреть в нем кровь. ј сегодн€ не было ничего такого, что могло бы достаточно рассердить его - это € тебе говорю. ≈сли бы не €, ты испортил бы нам всю будущую потеху и погубил бы нас.

- Ёто верно, - сказал √ашфорд примирительно. - ƒеннис совершенно прав. ќн хорошо знает жизнь.

-  ак же мне ее не знать, мистер √ашфорд, когда € стольким люд€м помогал расстатьс€ с нею? - шепнул палач, прикрыва€ рот рукой и многозначительно ухмыл€€сь.

—екретарь хихикнул, чтобы удовлетворить ƒенниса, «атем обратилс€ к ’ью:

- ¬ы легко могли заметить, что € придерживаюсь именно такой тактики, о какой говорит ƒеннис. ¬от, например, сегодн€ € упал, как только на мен€ набросилс€ Ётот ’ардейл. я не хотел сопротивл€тьс€, чтобы, боже упаси, не вызвать преждевременной вспышки...

- »стинна€ правда, черт возьми! - воскликнул ƒеннис с громким хохотом. - ѕреспокойно шлепнулись на землю, мистер √ашфорд, и раст€нулись во всю длину. я даже подумал: "Ќу, конец, видно, нашему мистеру √ашфорду!" ќтрод€сь не видывал, чтобы живой человек лежал так тихо и смирно! — этим папистом шутки плохи, что и говорить!

¬ то врем€ как ƒеннис гоготал и, сощурив глаза, перегл€дывалс€ с вторившим ему ’ью, лицо секретар€ могло бы служить моделью дл€ изображени€ дь€вола. ќн сидел молча, пока оба при€тел€ не угомонились, а тогда сказал, озира€сь вокруг:

- «десь у вас очень уютно, ƒеннис, и € охотно посидел бы подольше, хот€ отсюда и небезопасно возвращатьс€ одному вечером. Ќо милорд настойчиво просил мен€ отужинать с ним сегодн€, и мне пора идти.  ак вы и сами догадались, €, собственно, пришел к вам по делу... ƒа, € хочу дать вам небольшое поручение, очень дл€ вас лестное. ≈сли мы рано или поздно будем вынуждены... а ручатьс€ ни за что нельз€, в нашем мире все так ненадежно...

- ¬ерно, мистер √ашфорд! - перебил его палач, с важностью кивнув головой. - √осподи, сколько € на своем веку перевидал случайностей и неожиданных перемен! ћне ли не знать, кака€ ненадежна€ штука - человеческа€ жизнь!

–ешив, веро€тно, что тема эта слишком обширна, попросту неисчерпаема, ƒеннис умолк, запыхтел трубкой и посмотрел на собеседников.

- “ак вот, - продолжал секретарь медленно и с подчеркнутой выразительностью, - нельз€ знать, как все сложитс€. » на тот случай, если нам придетс€ против воли прибегнуть к силе, милорд - он сегодн€ был обижен так т€жко, как только могут обидеть человека, - милорд, которому € вас обоих рекомендовал как надежных и верных людей, поручает вам почетное дело - наказать этого ’ардейла. ћожете расправитьс€, как хотите, с ним и его семьей, и помните - никакой пощады! –азнесите его дом, камн€ на камне не оставьте. √рабьте, жгите, делайте, что вам заблагорассудитс€, дом нужно сровн€ть с землей! ѕусть ’ардейл и все его близкие останутс€ без крова, как брошенные матерью новорожденные младенцы. ¬ы мен€ пон€ли? - √ашфорд замолчал и медленно потер руки.

-  ак не пон€ть, хоз€ин? - воскликнул ’ью. - „его €снее! ¬от это здорово, ей-богу!

- я так и знал, что это поручение придетс€ вам по душе, - сказал √ашфорд, пожима€ ему руку. - Ќу, до свидань€. Ќе провожайте мен€, ƒеннис, не надо. я сам найду дорогу. ћне, может быть, пр€детс€ еще бывать здесь - так лучше, если не придетс€ вс€кий раз вас затрудн€ть. ѕокойной ночи!

ќн вышел и закрыл за собой дверь. ј ’ью и ƒеннис перегл€нулись и подмигнули друг другу. ƒеннис помешал огонь.

- Ёто уже как будто похоже на дело, - сказал он.

- ≈ще бы! - подтвердил ’ью. - Ёто € люблю.

- я слыхал, что у мистера √ашфорда замечательна€ пам€ть и железна€ вол€, - сказал палач. - ќн ничего не забывает и ничего не прощает. ¬ыпьем за его здоровье.

’ью охотно согласилс€ - на этот раз он не пролил на пол ни капли. » они выпили за здоровье секретар€, ибо это был человек вполне в их вкусе.

√Ћј¬ј —ќ–ќ  ѕя“јя

¬ то врем€ как низкие люди, покорству€ своим дурным страст€м, готовили черное дело и покров религии, которым прикрывались гнуснейшие безобрази€, грозил стать погребальным саваном дл€ всего лучшего и мирного, что было в тогдашнем обществе, произошло нечто, снова изменившее жизнь двух людей, с которыми мы давно расстались и к которым нам теперь следует вернутьс€.

¬ одном провинциальном городке јнглии, жители которого кормились трудами рук своих - обрабатывали и плели солому дл€ шл€п и других принадлежностей туалета, а также разных украшений - жили теперь, скрыва€сь под вымышленной фамилией, Ѕарнеби и его мать. ∆или в неизменной бедности, без вс€ких развлечений, но и без особых забот, если не считать т€жкой борьбы изо дн€ в день за кусок хлеба насущного, который зарабатывали в поте лица. Ќичь€ нога не ступала на порог их убогого жилища с тех пор, как они п€ть лет назад нашли приют под его кровлей, и все эти годы они не поддерживали никакого общени€ с тем миром, из которого бежали. —покойно трудитьс€ и посв€тить все силы, всю жизнь своему несчастному сыну - вот чего хотела вдова. » если можно говорить о счастье тех, кого грызет тайна€ печаль, - миссис –адж была теперь счастлива. —покойствие, покорность судьбе и гор€ча€ любовь к тому, кто так нуждалс€ в ее любви, составл€ли весь тесный круг ее утешений, и, пока ничто не врывалось в него, она была довольна.

ƒл€ Ѕарнеби врем€ летело стрелой. ƒни и годы проносились, не озар€€ ни единым лучом его разум, и в глубоком мраке его не видно было просвета. Ѕарнеби часто целыми дн€ми сиживал на низенькой скамеечке у огн€ или на пороге их коттеджа, работал (он тоже выучилс€ ремеслу, которым зан€лась вдова) и слушал сказки, которые мать рассказывала ему, пыта€сь этим удержать его подле себ€. Ѕарнеби не запоминал их, и выслушанна€ вчера сказка назавтра уже казалась ему новой. ”влеченный ими, он терпеливо сидел дома и, с жадностью ребенка внима€ всему тому, что рассказывала мать, усердно работал от зари до полной темноты, когда уже ничего нельз€ было разгл€деть.

Ќо бывали периоды, когда он отправл€лс€ бродить и пропадал где-то с раннего утра до вечера, - тогда их скудного заработка едва хватало на еду и то самую неприхотливую. ¬ этих местах было очень мало людей праздных, здесь даже дет€м приходилось работать, и Ѕарнеби дл€ прогулок не находил товарищей. ƒа если бы даже их был целый легион, вр€д ли кто мог бы за ним угнатьс€. Ќо ему вполне замен€ли людей дес€тка два соседских собак. ¬ сопровождении двух-трех, а иной раз и целых полдюжины этих псов, которые с лаем неслись за ним по п€там, он отправл€лс€ странствовать на целый день.  огда они к ночи возвращались домой, собаки были еле живы от усталости, с трудом волочили стертые в кровь ноги, а Ѕарнеби назавтра как ни в чем не бывало вставал с зарей и оп€ть убегал с новой свитой и вечером возвращалс€ таким же манером. ¬о всех этих экскурси€х неизменно участвовал √рип, сид€ в своей корзинке за плечами хоз€ина, и, если погода бывала хороша и компани€ настроена весело, ни одна собака не ла€ла так громко, как этот ворон.

”довольстви€, которым они предавались на прогулках, были довольно просты.  орка хлеба и кусочек м€са, запитые водой из ручь€ или родника, составл€ли всю их еду. Ѕарнеби любил ходить, бегать и прыгать, а устав, ложилс€ в высокую траву, или на меже среди зреющих хлебов, или в тени какого-нибудь высокого дерева; следил за легкими облачками, бегущими по голубому небу, и слушал серебр€ные трели жаворонка, заливавшегос€ в вышине. ќн любил рвать полевые цветы - €рко-красные маки, хрупкие колокольчики, белую буквицу, шиповник, - наблюдать за птицами, рыбами, муравь€ми, черв€ками, за кроликами и зайцами, которые стрелой перебегали дальнюю лесную тропинку и скрывались в чаще. ¬округ были миллионы живых тварей, и все они интересовали Ѕарнеби. Ћежа в траве, он подстерегал их и, когда они убегали, хлопал в ладоши и кричал от восторга. ј когда их поблизости не было или надоедало следить за ними - как при€тно было любоватьс€ игрой солнечных лучей, которые косо скользили между листьев, а потом пр€тались где-то в глубине леса, где трепещущие ветви деревьев словно купались и плескались в озере расплавленного серебра.

–адовали Ѕарнеби и сладкие ароматы лета, нежное благоухание цветущих полей клевера и бобов, свежий запах влажных листьев и мха, полный таинственной жизни трепет деревьев и беспрерывна€ смена теней. ј когда он, утомленный, изнемога€ от блаженства, закрывал глаза, на смену тихим радост€м приходила дремота. ”баюканный музыкой легкого ветерка, Ѕарнеби засыпал, и все вокруг сливалось дл€ него в дивный сон.

»х хижина - ибо жилище это трудно назвать иначе - сто€ла на окраине городка, неподалеку от большой дороги, но в месте глухом и уединенном, куда во вс€кое врем€ года только случайно забредал какой-нибудь путник. ѕри домике был разбит небольшой садик, содержавшийс€ в пор€дке, - за ним ухаживал Ѕарнеби, когда на него находили припадки усерди€. ј мать трудилась без устали дома и вне дома, чтобы прокормить себ€ и сына, и ни град, ни дождь, ни снег, ни жаркое солнце не могли помешать ей.

ѕрошлое осталось далеко позади, и как ни мало она наде€лась и мечтала побывать когда-нибудь оп€ть в родных местах, ее, по-видимому, мучило необъ€снимое желание узнать, что творитс€ в этом покинутом ею бурном мире. — жадностью подбирала она каждую брошенную газету, ловила каждый слух, каждую весть из Ћондона. ¬олнение, которое эти извести€ вызывали в ней, было далеко не радостным, лицо ее в такие минуты выражало сильнейшее см€тение и страх, но чувства эти ничуть не уменьшали жадного любопытства. ¬ ненастные зимние вечера, когда ветер выл и бесновалс€ вокруг дома, на лице вдовы по€вл€лось прежнее выражение застывшего ужаса, и ее тр€сло, как в лихорадке. Ѕарнеби редко замечал это: она ценой огромных усилий всегда брала себ€ в руки прежде, чем сыну бросалась в глаза перемена в ней.

√рип был далеко не праздным и не бесполезным членом этого бедного семейства. ќтчасти уроки Ѕарнеби, отчасти же свойственна€ этой породе птиц способность живо все схватывать и больша€ наблюдательность помогли √рипу стать таким мудрым и ученым, что он прославилс€ на много миль вокруг. ќ его красноречии и удивительных талантах шла молва повсюду, и посмотреть на чудо-ворона приходило немало людей, а так как никто из них не забывал вознаградить его за старани€ (если ему угодно бывало дать представление, что случалось не всегда, ибо гении капризны), то его заработок составл€л изр€дную долю доходов семьи. ¬орон как будто сам понимал это и знал себе цену: сохран€€ полную свободу и непринужденность наедине с Ѕарнеби и его матерью, он в присутствии посторонних напускал на себ€ необыкновенную важность и никогда не снисходил до даровых - представлений, - разве только клюнет в ногу уличного мальчишку (его любимое развлечение), заклюет при случае одного-двух цыпл€т или сожрет обед какой-нибудь из соседских собак, - даже самым злым из них он внушал трепет и величайшее почтение.

“ак шло врем€, и ничто не нарушало и не мен€ло их образа жизни.  ак-то летним вечером, в июне, Ѕарнеби и его мать отдыхали в своем садике от дневных трудов. ” миссис –адж еще лежала на колен€х работа, а на земле была рассыпана солома. Ѕарнеби сто€л, опира€сь на лопату, и любовалс€ €ркими красками заката, тихонько напева€ что-то.

-  акой славный вечер, - правда, мама? ≈сли бы у нас в карманах звенело хоть немножко того золота, что рассыпано в небе, мы стали бы богачами на всю жизнь.

- Ѕудем довольны тем, что имеем, - спокойно улыба€сь, сказала мать. - Ќе надо нам золота, не будем и думать о нем, даже если бы оно лежало у нас под ногами. Ќам и так хорошо.

- ’орошо-то хорошо, - отозвалс€ Ѕарнеби. ќн по-прежнему сто€л, скрестив руки на лопате, и задумчиво смотрел на закат, - но с золотом лучше.  ак жаль, что € не знаю, где его достать. Ѕудь оно у нас, мы с √рипом сумели бы многое сделать, уж в этом не сомневайс€!

- ј что бы вы стали делать с этим золотом? - спросила миссис –адж.

- ƒа мало ли что! ћы бы нар€дно оделись - не √рип, конечно, а ты и €, - завели бы лошадей, собак, накупили пестрой богатой одежды и красивых перьев. - ћы не работали бы, как теперь, и жили бы припеваючи. ќго, поверь, мама, уж мы бы придумали, что делать с золотом, мы употребили бы его с пользой! ≈сли б только знать, где оно лежит, € не пожалел бы сил и откопал его!

- Ќет, ты еще не знаешь, - миссис –адж встала и положила руку на плечо сыну, - ты не знаешь, Ѕарнеби, как грешили люди ради золота, а потом они узнавали - слишком поздно, - что оно блестит так €рко только издали, а в руках у людей тер€ет весь свой блеск.

- ¬от как! - Ѕарнеби все с тем же сосредоточенным вниманием смотрел на закат. - ј все-таки, мама, хотелось бы попробовать...

- –азве ты не видишь, какое оно красное? - возразила мать. - Ёто цвет крови: ни на чем нет столько крови, как на золоте. Ѕеги от него. Ќам с тобой больше, чем кому бы то ни было, следует ненавидеть даже это слово. “ы забудь о нем и думать, родной! »з-за него нам на долю выпало такое горе, какое мало кто знал в жизни, да и не дай бог никому узнать. Ћучше мне сойти в могилу с тобой вместе, чем увидеть теб€ когда-нибудь в погоне за золотом.

Ѕарнеби на мгновение отвел глаза от неба и удивленно посмотрел на мать. «атем, попеременно гл€д€ то на багровую полосу заката, то на родимое п€тно у себ€ на руке, словно сравнива€ их цвет, он вдруг стал серьезен; он хотел, видно, задать матери какой-то вопрос, но тут нечто новое отвлекло его неустойчивое внимание, и он тотчас забыл о своем намерении.

«а изгородью, отдел€вшей их садик от проселочной дороги, сто€л какой-то мужчина без шапки, в запыленной одежде и таких же пыльных башмаках. ќсторожно наклон€сь вперед, он, казалось, прислушивалс€ к их разговору и ждал случа€ вставить слово. Ћицо его тоже было обращено в сторону пылавшего заката, но заметно было, что человек слеп и не видит его.

- ƒа будут благословенны ваши голоса, - промолвил, наконец, прохожий. - —луша€ их, € сильнее чувствую красоту вечера. ќни замен€ют мне глаза. √оворите же еще, порадуйте сердце бедного странника.

- ” вас разве нет поводыр€? - спросила вдова после некоторого молчани€.

- “олько этот, - отвечал он, указыва€ посохом на солнце. - ј в ночную пору мне иногда указывает путь другой поводырь, послабее, но сейчас он отдыхает.

- »здалека ли идете?

- ƒа, € прошел длинный и трудный путь, - сказал прохожий, кача€ головой. - » € устал, очень устал... —ейчас € палкой нащупал бадью вашего колодца. Ѕудьте так добры, леди, дайте мне глоток воды.

- «ачем вы мен€ величаете "леди"? - сказала вдова. - ћы такие же бедн€ки, как и вы.

- я могу судить о люд€х только по их речам, а ваша речь так вежлива и при€тна на слух. я ведь не вижу, как вы одеты, и отличить дерюгу от тончайшего шелка могу разве только на ощупь.

- ѕойдемте! ¬от сюда, - сказал Ѕарнеби. ќн успел выйти за калитку и сто€л сейчас вплотную около слепого. - ƒавайте руку. “ак вы слепой, и, значит, вокруг вас всегда темно? ј вам не страшно в темноте? ¬ы видите иногда во сне много-много лиц, которые скал€т зубы и что-то бормочут?

- ”вы, € не вижу ничего, - ответил слепой, - ни на€ву, ни во сне.

Ѕарнеби с интересом посмотрел на его глаза и даже потрогал их пальцами, как любопытный ребенок, затем повел его к дому.

- «начит, вы пришли издалека? - сказала вдова, встреча€ гост€. - Ќо как же вы находили дорогу?

- Ќедаром говоритс€, что привычка и нужда хоть кого научат, - промолвил слепой и, сев на стул, к которому Ѕарнеби подвел его, положил шапку и палку на кирпичный пол. - ƒай бог, чтобы ни вам, ни вашему сыну никогда не пришлось у них учитьс€. ќх, какие это суровые учител€!

- Ќо вы все же сбились с большой дороги, - сочувственно заметила вдова.

- ¬озможно, возможно. - —лепой вздохнул, но едва заметна€ усмешка скользнула по его лицу. - „то поделаешь, дорожные столбы и указатели мне ничего не говор€т. ƒа, похоже, что € заплуталс€. Ѕольшое спасибо вам за то, что позволили мне отдохнуть у вас и утолить жажду.

— этими словами он поднес ко рту кружку с водой. ¬ода была свежа€, холодна€, кристально-чиста€, но, видно, страннику не пришлась по вкусу, или жажда вовсе не так уж его томила, - он только омочил в ней губы и отставил кружку.

Ќа шее у него, на длинном ремне, висел какой-то мешок или котомка дл€ провизии. ћиссис –адж положила перед ним на стол хлеб и сыр, но он, поблагодарив ее, объ€снил, что добрые люди сегодн€ уже дали ему поесть, и он не голоден. —казав это, он разв€зал свою суму и достал несколько пенсов - видимо, все, что в ней было.

- ћогу € попросить, - он повернулс€ туда, где сто€л Ѕарнеби, не сводивший с него глаз, - чтобы тот, кому небо даровало зрение, купил мне на эти деньги хлеба на дорогу? Ѕлагослови, господь, молодые ноги, которые потруд€тс€ дл€ мен€, беспомощного калеки.

Ѕарнеби посмотрел на мать, она утвердительно кивнула ему в ответ, и через минуту он умчалс€ выполн€ть поручение. —лепой настороженно прислушивалс€ к его удал€вшимс€ шагам долго еще после того, как вдова перестала их слышать, и вдруг сказал, совершенно переменив тон:

- —лепота, знаете ли, мэм, бывает разного сорта и разной степени. ≈сть слепота супружеска€ - быть может, она вам знакома по собственному опыту? Ёто слепота упр€ма€, слепота людей, которые сами себе зав€зали глаза. ≈сть слепота политических де€телей, - это слепота бешеного быка, очутившегос€ среди полка солдат в красных мундирах. ≈сть слепа€ доверчивость юности, это слепота новорожденных кот€т, у которых еще не открылись глаза на мир. ≈сть физическа€ слепота, мэм, - вот € поневоле могу служить ее нагл€дным примером. », наконец, мэм, есть слепота умственна€, как у вашего славного сына. ј так как у таких слепцов бывают иногда проблески рассудка, то их слепоте вр€д ли можно вполне довер€ть. ѕотому-то, мэм, € и позволил себе услать на короткое врем€ вашего сына, пока мы с вами тут кое-что обсудим. Ёту предосторожность € прин€л исключительно из деликатности и внимани€ к вам, так что вы, конечно, мен€ простите.

ќкончив свою витиеватую речь, слепой достал из-за пазухи плоскую глин€ную фл€жку и, вытащив зубами пробку, долил изр€дную порцию ее содержимого в кружку с водой. «атем, галантно объ€вив, что пьет за здоровье хоз€йки и всех женщин вообще, осушил кружку и, с наслаждением причмокнув губами, поставил ее на стол.

- я - гражданин мира, мэм, - сказал он, закупорива€ фл€жку, - и этим объ€сн€етс€ мое поведение, которое могло показатьс€ вам несколько вольным. ¬ы, разумеетс€, спрашиваете себ€, кто € такой и что привело мен€ сюда. ’орошо зна€ человеческую душу, € угадал это, хот€ не могу читать ваших чувств по лицу. ¬аше любопытство, мэм, будет немедленно удовлетворено. Ќе-ме-дленно!

ќн шлепнул ладонью по фл€жке, спр€тал ее под кафтан, перекинул ногу за ногу, скрестил руки, уселс€ поудобнее и тогда только оп€ть заговорил.

ѕеремена в его тоне и манерах была настолько разительна и неожиданна, и эта откровенна€ наглость так не в€залась с его физической беспомощностью (ибо мы привыкли в тех, кто обижен природой, встречать вместо отн€той у них физической способности нечто высшее, не от мира сего), что миссис –адж в испуге не могла выговорить ни слова. —лепой помолчал, ожида€ ответа, но, не дождавшись, продолжал:

- —ударын€, мо€ фамили€ —тэгг. ќдин из моих друзей вот уже п€ть лет жаждет чести увидетьс€ с вами, и € пришел по его поручению. –азрешите шепнуть вам на ушко им€ этого джентльмена. „ерт возьми, разве вы глухи, мэм? ¬ы не слышали, что € сказал? я хочу шепнуть вам на ухо им€ моего друга.

- ћожете не называть его, - сказала вдова, подавл€€ вздох. - я отлично знаю, кто вас послал.

- Ќет, мэм, мне честь дорога, и € хочу, чтобы в моих полномочи€х никто не мог усомнитьс€, - тут слепой ударил себ€ в грудь. - я позволю себе все-таки назвать этого джентльмена... Ќет, нет, не вслух, - добавил он, уловив, должно быть, чутким ухом невольный жест миссис –адж. - — вашего позволени€, мэм, € шепну его вам на ухо.

ќна подошла и наклонилась к нему. —лепой шепнул ей одно слово, и она, лома€ руки, заметалась по комнате, как безумна€. ј он преспокойно вытащил оп€ть свою фл€жку, налил себе новую порцию, потом спр€тал фл€жку и, врем€ от времени отхлебыва€ из кружки, молча следил за миссис –адж, поворачива€ голову туда, где слышались ее шаги.

- ќднако вы не разговорчивы, мила€ вдовушка, - сказал он немного погод€, в промежутке между двум€ глотками. - ѕридетс€, видно, толковать в присутствии вашего сына.

- „его вы от мен€ хотите? - спросила она. - „то вам нужно?

- ћы бедны, вдовушка, мы очень нуждаемс€, - ответил он, прот€нув к ней правую руку и выразительно тыча большим пальцем в ладонь.

- Ѕедны! - воскликнула она. - ј € не бедна?

- —равнени€ тут ни к чему, - возразил слепой. - Ќичего € не знаю и знать не хочу. я сказал: мы бедны. ƒела моего друга не блест€щи, и мои тоже. ≈сли вы не откупитесь, мы будем настаивать на своих правах. Ќу, да вы это понимаете не хуже мен€, к чему же лишние разговоры?

ћиссис –адж все еще металась из угла в угол. Ќаконец она круто остановилась перед слепым и спросила:

- ќн близко?

- Ѕлизехонько. –укой подать.

- “огда € пропала!

- Ќе пропали, мо€ мила€, а нашлись. Ќу, что же, позвать его?

- Ѕоже упаси! - вскрикнула она, содрогнувшись.

- ќтлично, как хотите. («а минуту перед тем слепой сделал вид, будто хочет встать и уйти, теперь же он снова развалилс€ на стуле, выт€нув ноги.) я думаю, мы обойдемс€ без него. “ак вот: оба мы хотим жить. „тобы жить, надо есть и пить. ј на еду и питье нужны деньги. ясно?

- ƒа вы знаете ли, как мы бедны, в какой мы нужде? Ќет, не знаете, да и где вам знать это? ≈сли бы вы были «р€чим и могли увидеть нашу убогую лачугу, вы бы сжалились надо мной. ќх, неужели собственное несчастье не см€гчило вашего сердца и вы не пощадите мен€?

—лепой щелкнул пальцами.

- ќб ртом не может быть и речи, мэм! Ќет, нет, и речи быть не может! ” мен€ нежнейшее сердце на свете, да что толку? Ётим сыт не будешь. Ќемало есть джентльменов, которых вывозит дубова€ башка, но м€гкое сердце - только велика€ помеха в жизни. —лушайте, что € вам скажу. я пришел к вам по делу, нежные чувства тут ни при чем. я ваш общий друг и хочу уладить все наилучшим образом. ј это вполне возможно. ¬ том, что вы сильно нуждаетесь, вы сами виноваты. ” вас есть друзь€, которые всегда готовы помочь вам. ћой при€тель в самом т€желом положении, он одинок и беден, а так как вас с ним св€зывают общие интересы, он, естественно, ждет от вас помощи. я приютил его и кормил долгое врем€ (ибо, как € уже вам говорил, у мен€ нежное сердце) и вполне одобр€ю его решение. ” вас всегда был кров над головой, а он - бездомный изгнанник. ” вас есть сын, утеха и опора, у него - ни одного близкого человека. Ќесправедливо, чтобы все выгоды были у одной стороны. ¬ы с ним плывете в одной лодке, так надо распределить балласт немного равномернее.

ћиссис –адж хотела что-то сказать, но слепой, не дав ей вставить ни слова, продолжал:

- ј сделать это можно только одним-единственным способом: вы должны врем€ от времени удел€ть моему другу малую толику своих доходов. » € вам очень советую согласитьс€ на это. Ќасколько € знаю, он не питает к вам никакой вражды. ’от€ вы не раз обходились с ним жестоко и, скажем пр€мо, выгон€ли его вон, он к вам так расположен, что, если даже вы и на этот раз обманете его ожидани€, он, € думаю, все же не откажетс€ вз€ть под свое попечение сына и сделать из него человека.

ѕоследние слова он выразительно подчеркнул и замолк, словно провер€€, какое они произведут впечатление. ћиссис –адж плакала и ничего не отвечала.

- ј вашего сынка можно склонить к чему угодно, - сказал слепой как бы в раздумье. - » он не прочь попытать счасть€ в жизни, если судить по сегодн€шнему разговору с вами, который € слышал из-за изгороди. ¬путаетс€ еще в какую-нибудь передр€гу! Ќу, решайтесь же!  оротко говор€, моему при€телю крайне нужны двадцать фунтов. ≈сли вы отказались от пенсии, значит и уделить ему такую мелочь вам нетрудно. Ќе хотелось бы причин€ть вам непри€тности. ¬ы, кажетс€, здесь хорошо устроились и, чтобы все осталось по-старому, стоит раскошелитьс€. ƒвадцать фунтов, мила€ вдовушка, - это очень скромное требование. ¬ы знаете, где их добыть, - напишите туда, и вам их пришлют следующей почтой. ƒвадцать фунтов!

ћиссис –адж снова попыталась ответить, но он тотчас перебил ее:

- Ќе торопитесь решать, чтобы потом не ка€тьс€. ѕодумайте. ƒвадцать фунтов из чужого кармана - какой пуст€к! ѕоразмыслите, а € подожду. ћне не к спеху. ¬ечер близко, и мне все равно придетс€ заночевать, если не здесь, то где-нибудь поблизости. ƒвадцать фунтов! ƒаю вам двадцать минут на размышление, по минуте на каждый фунт, - этого более чем достаточно. ј € тем временем пойду подышу свежим воздухом, - очень при€тна€ погода в здешних местах.

Ќащупыва€ палкой дорогу, он пошел к двери, захватив с собой стул. Ќа дворе он уселс€ под развесистой жимолостью, выт€нув ноги через порог, чтобы никто не мог ни войти в дом, ни выйти без его ведома, достал из кармана трубку, огниво, кремень и закурил. Ѕыл чудесный тихий вечер - в эту пору года сумерки бывают особенно хороши. ѕуска€ из трубки дым, медленно поднимавшийс€ кольцами в воздух, вдыха€ благодатный аромат цветов, слепой сидел в непринужденной позе (можно было подумать, что он у себ€ дома и живет здесь всю жизнь), ожида€ ответа вдовы и возвращени€ Ѕарнеби.

√Ћј¬ј —ќ–ќ  Ў≈—“јя

 огда Ѕарнеби вернулс€ с хлебом, даже его, кажетс€, удивил благочестивый странник, расположившийс€ у них совсем как дома и безм€тежно покуривавший трубочку, - особенно когда этот почтенный старец, вз€в от него хлеб, вместо того чтобы уложить его в свою котомку, как драгоценный запас, небрежно бросил его на стол и, достав фл€жку, пригласил Ѕарнеби присесть и выпить с ним.

-  ак видите, у мен€ с собой всегда есть что-нибудь подкрепл€ющее, - сказал он. - ќтведайте-ка. „то, нравитс€?

Ѕарнеби хлебнул и так сильно раскашл€лс€, что у него слезы выступили на глазах, но ответил утвердительно.

- ¬ыпейте еще, - предложил слепой. - —мелее! Ќе часто приходитс€ вам пробовать такую прелесть, а?

- Ќе часто? - повторил Ѕарнеби. - ƒа никогда.

- ƒенег не хватает? - спросил слепой со вздохом. - ƒа-а, обидно. ¬аша бедна€ мать была бы счастливее, если бы у вас было больше денег.

- ¬от это самое и € ей говорил как раз сегодн€, перед вашим приходом, когда небо было в золоте, - сказал Ѕарнеби, придвинувшись к слепому и жадно гл€д€ ему в лицо. - ¬ы не знаете какой-нибудь способ разбогатеть?  ак бы мне тоже узнать его!

-  акой-нибудь способ? ƒа их сотн€!

- Ќеужели правда? ј какие?.. Ќу, ну, мама, € ведь ради теб€ хочу это узнать, а вовсе не дл€ себ€! —кажите, что же надо делать?

—лепой с выражением торжества повернулс€ туда, где в безмолвном отча€нии сто€ла миссис –адж.

- ¬идишь ли, дружок, домоседам золота никогда не добыть.

- ƒомоседам! - воскликнул Ѕарнеби, хвата€ его за рукав. - ƒа € вовсе не домосед. Ќет, нет, вы ошибаетесь. я часто встаю раньше солнца и убегаю из дому, а возвращаюсь, когда оно уже ушло на покой. я прихожу в лес раньше, чем солнце загл€нет в его тенистую чащу, и часто серебр€на€ луна еще застает мен€ там, когда выходит из-за ветвей, чтобы полюбоватьс€ на вторую луну, ту, что живет в воде. » где бы € ни бродил, € всегда ищу в траве и мху те блест€щие денежки, ради которых мама работает с утра до ночи, а когда их не было, проливала столько слез.  огда € засыпаю в тени, € вижу их во сне; мне снитс€, что € откапываю их целые груды, что высмотрел их под кустами, где они сверкают, как роса на листь€х. Ќо на€ву € нигде, нигде их не нахожу. —кажите, где же пр€четс€ золото? я пойду туда, хот€ бы пришлось идти целый год, потому что, когда € вернусь домой с золотом, она повеселеет. Ќу, говорите же. –асскажите мне, что вы знаете о нем, € готов слушать хоть всю ночь.

—лепой слегка провел рукой по лицу бедного помешанного. ”бедившись, что Ѕарнеби сидит, опершись локт€ми на стол, а подбородком - на скрещенные руки, подавшись вперед в позе нетерпеливого ожидани€, он помолчал минуту, как будто дл€ того, чтобы дать миссис –адж хорошенько заметить это, а потом сказал:

- ¬идишь ли, удалец, золото можно найти только в шумном, веселом мире, а не в той глуши, где ты живешь. ќно там, где толпы людей, где кипит жизнь.

- „удесно! - воскликнул Ѕарнеби, потира€ руки. - Ёто € люблю, и √рип тоже. ƒа, да, это замечательно и нам обоим придетс€ по вкусу.

- «олото есть в таких местах, которые нрав€тс€ молодым люд€м, и там добрый сын за один мес€ц может сделать дл€ своей матери, да и дл€ себ€ самого больше, чем здесь за целую жизнь - конечно в том случае, если у него есть друг и советчик, - сказал слепой.

- —лышишь, мама? - восторженно крикнул Ѕарнеби, огл€дыва€сь на мать. - » не говори мне больше, что золото не нужно нам, даже если оно будет лежать у нас под ногами. ѕочему же мы так нуждаемс€? ѕочему ты так т€жело работаешь с утра до ночи?

- ѕравильно, - поддержал его слепой. - ѕравильно! Ќу, что же, мэм, вы ничего не отвечаете?.. ¬ы еще не решились? - добавил он с расстановкой.

- Ќам надо поговорить с глазу на глаз.

- ’орошо. ¬озьмите мен€ за рукав, - сказал —тэгг, встава€ из-за стола, - и ведите куда хотите. Ќе унывай, дружок Ѕарнеби! ћы еще потолкуем с тобой насчет этого - ты мне очень полюбилс€. ѕодожди мен€ здесь. Ќу, пойдемте, вдовушка.

ћиссис –адж вывела его в садик, и там они остановились.

- ќн выбрал себе подход€щего посредника, - сказала она, едва перевод€ дух. - ¬ы достойны того, кто вас послал.

- я передам ему ваши слова, - ответил —тэгг. - ќн вас почитает и после вашей похвалы еще больше (если это возможно) будет ценить мен€. »так, мэм, мы отстаиваем свои права.

- ѕрава! ƒа знаете ли вы, что стоит мне сказать слово, и...

- Ќу, что же вы не договариваете? - спокойно спросил слепой после долгого молчани€. - «наю ли €, что стоит вам сказать слово - и моему другу придетс€ протанцевать в воздухе последнюю фигуру пл€ски жизни? ƒа, знаю. Ќу и что же? ¬ы этого слова никогда не скажете, вдовушка!

- ¬ы в этом уверены?

- ¬полне. “ак уверен, что не стану и обсуждать этот вопрос! Ќе за тем € сюда пришел. ѕовтор€ю - мы либо вернем себе наши права, либо потребуем отступного. » не т€ните, иначе € вернусь к моему юному другу, ибо € глубоко сочувствую ему и хочу научить его, как добывают золото. «наю, что вы скажете, - добавил он торопливо, - можете не повтор€тьс€. ¬ас удивл€ет, как это €, слепой, не хочу пожалеть вас? Ќет, не пожалею! ѕочему €, живущий в вечном мраке, должен быть добрее зр€чих? — какой стати? „то же, разве €, безглазый, об€зан богу большим, чем вы, которым он дал глаза? ¬се вы считаете долгом ужасатьс€, когда слепой ворует, плутует, разбойничает. Ќу, как же, ведь слепому, который еле кормитс€ на те жалкие гроши, что ему бросают на улице прохожие, это менее простительно, чем вам, хот€ вы - зр€чие, вы можете работать и не нуждаетесь в подачках. ќх, будьте вы прокл€ты! ¬ы, обладающие всеми п€тью чувствами, разрешаете себе грешить вволю, а от нас, калек, лишенных самого главного и вынужденных кормитьс€ своим несчастьем, требуете высокой добродетели! ¬от оно, истинное милосердие и справедливость богачей к обездоленным везде, во всем мире!

ќн замолчал, услышав, что в руках у миссис –адж зазвенели деньги.

- јга! - воскликнул он, сразу переменив тон. - ¬от Ёто дело! “ак мы быстрее договоримс€, вдовушка.

- —начала ответьте мне на один вопрос, - сказала миссис –адж. - ¬ы сказали, что он близко. «начит, из Ћондона он ушел?

- –аз он здесь, мо€ мила€, следовательно там его нет, - отозвалс€ слепой.

- ¬ы отлично понимаете, о чем € спрашиваю. я хочу знать, навсегда ли он оставил Ћондон.

- ƒа. ƒальнейшее пребывание там грозило ему непри€тност€ми. ¬от по этой-то причине он и ушел.

- —лушайте, - миссис –адж стала отсчитывать монеты, клад€ их одну за другой на скамью подле слепого. - —читайте.

- Ўесть, - сказал тот, внимательно прислушива€сь к звону монет. - ј еще?

- Ёто все мои сбережени€ за п€ть лет: тут шесть гиней.

ќн прот€нул руку, вз€л у нее одну монету, тщательно взвесил ее на ладони, попробовал на зуб, постучал ею по скамье. «атем сделал миссис –адж знак, чтобы она подала ему остальные.

- я экономила на всем и с трудом скопила эти деньги на черный день, когда болезнь или смерть разлучит мен€ с сыном и он останетс€ один. „тобы их скопить, € часто голодала, вечно работала, не дава€ себе роздыху. ≈сли вы способны вз€ть их у мен€, - берите, но с условием, что вы тотчас же уйдете отсюда, не вход€ больше в дом, где он сидит и ждет вас.

- Ўесть гиней, - слепой покачал головой. - ’от€ бы они были самые полновесные из всех монет на свете, тут еще очень много не хватает до двадцати фунтов.

- ¬ы же знаете, - чтобы достать столько денег, € должна написать люд€м, которые живут очень далеко отсюда, и дождатьс€ ответа. Ќа это нужно врем€.

- Ќу, сколько? ƒва дн€? - сказал слепой.

- Ѕольше.

- „етыре?

- Ќедел€. ѕриходите через неделю в этот же час, но в дом не входите. ∆дите мен€ на углу.

- ј вы придете туда? - спросил слепой, хитро прищурившись.

-  онечно.  уда же € от вас скроюсь? ѕо вашей милости € стала нищей, отдала все, что с таким трудом сберегла, дл€ того только, чтобы остатьс€ жить здесь, - так неужели вам этого недостаточно?

- √м! Ќу, ладно, - сказал слепой после некоторого размышлени€. - ѕоверните мен€ лицом к тому месту, про которое вы говорите, и выведите на дорогу... “ак это здесь?

- ƒa.

- «начит, ровно через неделю с сегодн€шнего дн€, после захода солнца. » помните о том, кто ждет вас в доме. Ќу, пока до свидань€!

ќна не ответила, да он и не стал ждать ответа и медленно пошел по дороге. ѕо временам на ходу оборачивалс€ или останавливалс€, прислушива€сь, - видно, провер€л, не след€т ли за ним. ¬ечерние тени быстро сгущались, и скоро слепой скрылс€ во мраке. Ќо вдова все-таки прошла весь проулок из конца в конец и только когда убедилась, что —тэгг действительно ушел, вошла в дом, поспешно заперла двери и закрыла окно.

- „то ты делаешь, мама? » где же слепой? - спросил Ѕарнеби.

- ”шел.

- ”шел! - крикнул Ѕарнеби, вскакива€ с места. - ј мне непременно надо еще поговорить с ним. ѕо какой дороге он пошел?

- Ќе знаю, - ответила мать и обн€ла его. - Ќе выходи больше сегодн€. ¬округ дома брод€т привидени€.

- ќй, неужели? - спросил Ѕарнеби испуганным шепотом.

- ƒа. » ходить опасно. ј завтра мы совсем уйдем отсюда.

- ”йдем? ј как же дом? » наш огород?

- ¬се равно. ”йдем завтра на заре. Ќужно идти в Ћондон. ¬о вс€ком другом месте нас легко найти, а в таком большом городе, как Ћондон, мы затер€емс€ бесследно. »з Ћондона пойдем дальше и поселимс€ где-нибудь в новом месте.

Ѕарнеби не надо было долго уговаривать, он готов был примиритьс€ с чем угодно, если это сулило какую-нибудь перемену. ¬ первый момент он пришел в дикий восторг, минуту спуст€ опечалилс€ при мысли о разлуке со своими друзь€ми - собаками, потом оп€ть развеселилс€, потом вспомнил слова матери о привидени€х, сказанные дл€ того, чтобы помешать ему выйти из дому, и в ужасе засыпал ее самыми нелепыми вопросами. ¬ конце концов беспечность вз€ла верх, он лег, не раздева€сь, чтобы утром быть в полной готовности, и скоро уже крепко спал у чуть тлевшего на очаге огн€.

ј мать оставалась на страже. ¬сю ночь просидела она подле него, не смыка€ глаз. ѕри каждом легком шуме ветра ей чудились за дверью знакомые шаги, которых она так бо€лась, или казалось, что чь€-то рука стучит щеколдой у двери. » эта мирна€ летн€€ ночь была дл€ нее ночью ужасов.

Ќаконец наступил желанный день. ќкончив все сборы и со слезами помолившись богу, она разбудила Ѕарнеби, который весело вскочил при первом ее оклике.

”зелок с одеждой был совсем не т€жел, а нести √рипа было дл€ Ѕарнеби самой при€тной об€занностью.  ак только первые лучи солнца брызнули на землю, мать и сын закрыли за собой двери покинутого ими дома и двинулись в путь. Ќебо было €сно-голубое, воздух свеж и напоен тыс€чью ароматов. Ѕарнеби шагал, гл€д€ вверх, и веселилс€ от всей души. ¬ такие дни он обычно предпринимал дальние прогулки. » сегодн€ одна из неизменно сопровождавших его собак, сама€ безобразна€, побежала за ним, радостно прыга€ вокруг. Ѕарнеби пришлось сердито прикрикнуть на нее, чтобы она вернулась домой. —делал он это скреп€ сердце. —обака сначала побежала обратно, но тотчас вернулась и, гл€д€ на него недоверчивыми и умол€ющими глазами, остановилась поодаль.

“о был последний призыв отвергнутого товарища и верного друга. Ѕарнеби не выдержал: кача€ головой и жестами прогон€€ собаку, он залилс€ слезами.

- ќх, мама, мама, как ей будет грустно, когда она станет скрестись в нашу дверь, а ей никто не откроет!

¬ этих словах звучала така€ прив€занность к домашнему очагу, что миссис –адж, хот€ и у нее глаза были полны слез, не промен€ла бы этой минуты ни на какие блага мира и не хотела бы, чтобы она стерлась когда-нибудь в ее пам€ти и пам€ти ее сына.

√Ћј¬ј —ќ–ќ  —≈ƒ№ћјя

¬ неисчерпаемом списке милостей, дарованных небом человеку, наша способность при самых т€жких испытани€х находить в чем-то каплю утешени€ должна по праву занимать первое место. —пособность эта поддерживает и укрепл€ет нас, когда мы более всего нуждаемс€ в поддержке, и притом в ней, в этом источнике утешени€, мы с полным основанием угадываем божественное начало, которое даже грешнику подает надежду на искупление, - нечто такое, что людей равн€ет с ангелами. ќно живет в нас с тех древних времен, когда ангелы еще ходили по земле, оно оставлено нам небесами из милосерди€.

 ак часто миссис –адж во врем€ их странствий говорила себе, что, не будь Ѕарнеби лишен рассудка, он не был бы так беззаботно весел и так прив€зан к ней, - и при этой мысли в ее сердце просыпалось чувство благодарности судьбе. —колько раз она напоминала себе, что, если бы не его болезнь, он мог вырасти угрюмым брюзгой, черствым, чуждым ей, а быть может, даже и порочным и жестоким.  ак часто она находила утешение в его силе, жизнерадостности, в его простодушии! ƒаже то, что он благодар€ своему слабоумию так быстро забывал пережитое, вспомина€ его разве только урывками, при коротких, как молни€, вспышках сознани€, служило матери утешением. ¬едь дл€ Ѕарнеби жизнь была полна радостей, каждое дерево, кажда€ травка, цветок, кажда€ птица, животное, крохотное насекомое, сброшенное на землю дуновением летнего ветерка, приводили его в восторг, - а его радости были ее радост€ми. —колько разумных сыновей принос€т только горе своим матер€м, а этот бедный, беспечно-веселый дурачок наполн€л ее сердце лишь благодарностью и любовью.

ƒенег у них было очень мало, но, отдава€ слепому свои сбережени€, миссис –адж утаила одну гинею. Ёта гине€ да еще оставшиес€ у нее несколько пенсов составл€ли целый капитал дл€ двух столь неприхотливых людей, как она и ее сын.  роме того, с ними был √рип - и когда гинее уже грозил размен, им стоило заставить ворона показать свои штуки перед дверью придорожной харчевни, или на деревенской улице, или в парке какой-нибудь богатой усадьбы, - и дес€тки людей, которые из милосерди€ не дали бы им ни гроша, охотно платили за развлечение, доставленное говор€щей птицей.

¬ один из таких дней (двигались они медленно и, хот€ не раз подсаживались на попутные фургоны и телеги, были уже целую неделю в пути) Ѕарнеби, шедший впереди с √рипом на плече, дойд€ до чистенькой сторожки у ворот чьей-то усадьбы, попросил разрешени€ пройти к большому дому в конце аллеи и показать господам своего ворона. ѕривратник хотел уже было впустить их, но в эту минуту подъехал верхом тучный джентльмен с длинным хлыстом в руке - его багрова€ физиономи€ наводила на мысль, что он уже с утра изр€дно угостилс€, - и, пересыпа€ свои слова ругательствами гораздо обильнее, чем этого требовали обсто€тельства, стал кричать, чтобы ему немедленно открыли ворота.

- „то это за люди? - спросил джентльмен сердито, когда привратник широко распахнул перед ним ворота и поклонилс€, сн€в шл€пу. - Ќебось попрошайки? Ёй, женщина, вы что тут делаете?

ћиссис –адж, почтительно присев, сказала, что они - бедные путники.

- Ќу, конечно, брод€ги, - подхватил джентльмен, - брод€ги и праздношатающиес€. ’отите, видно, познакомитьс€ с тюрьмой, а? Ќе пробовали еще тюремных колодок да плетей у позорного столба? ќткуда вы вз€лись?

—мущенна€ хриплыми окриками и сердитой, красной физиономией, этого джентльмена, миссис –адж робко попросила его не гневатьс€, потому что они - люди безобидные и сейчас уйдут.

- Ёто мы еще посмотрим! - возразил джентльмен. - ћы не позволим брод€гам шл€тьс€ здесь. «наю, чего вам надо, - высматриваете небось, где можно стащить белье, что сушитс€ на заборе, или зазевавшуюс€ курицу. „то у теб€ в корзинке, бездельник?

- √рип, √рип, √рип! ”мница √рип, проказник √рип, √рип - хитрец! √рип, √рип, √рип! - закричал вдруг ворон, которого Ѕарнеби упр€тал в корзинку, когда подъехал суровый джентльмен. - я - дь€вол! ƒь€вол, дь€вол!.. Ќе вешай носа, не трусь! ”ра! ѕолли, подай чайник, мы все будем пить чай!

- ¬ынь эту тварь из корзины, негодник, и покажи ее мне! - крикнул джентльмен.

ѕовину€сь этому требованию, выраженному в столь любезной форме, Ѕарнеби со страхом и трепетом вынул √рина из корзины и пустил его на землю. ¬орон немедленно откупорил по меньшей мере полсотни бутылок и прин€лс€ пл€сать. ѕри этом он все врем€ удивительно нагло погл€дывал на джентльмена, верт€ головой так энергично, как будто задалс€ целью во что бы то ни стало вывихнуть себе шею.

ќткупоривание бутылок, видимо, поразило джентльмена больше, чем умение ворона говорить, - должно быть, эти звуки были особенно знакомы и близки его сердцу. ќн пожелал услышать их еще раз, но, несмотр€ на его повелительный окрик и на ласковые уговоры Ѕарнеби, √рип осталс€ глух к этому требованию и хранил гробовое молчание.

- Ќеси его за мной туда, - сказал джентльмен, указыва€ на дом. ќднако наблюдательный √рип, увидев этот жест, опередил хоз€ина и побежал вприпрыжку по аллее, не перестава€ хлопать крыль€ми и кричать: " ухарка!  ухарка!" - веро€тно, он давал этим пон€ть, что идут гости, которые не прочь закусить.

Ѕарнеби и его мать шли по обе стороны лошади, а ехавший на ней джентльмен врем€ от времени высокомерно и непри€зненно погл€дывал на них и громовым голосом задавал вопросы, резкий тон которых так смущал Ѕарнеби, что он не находил ответа и молчал.  огда джентльмен в раздражении намеревалс€ уже, кажетс€, пустить в ход свой хлыст, вдова набралась смелости и со слезами на глазах шепотом объ€снила ему, что сын ее - слабоумный.

- »диот! ¬от как! - сказал джентльмен, гл€д€ на Ѕарнеби. - » давно?

- ќна знает, - робко ответил Ѕарнеби, указыва€ на мать. -  ажетс€, €... всегда...

- ƒа, с рождени€, - сказала миссис –адж.

- Ќе верю, - р€вкнул джентльмен. - Ќи за что не поверю! Ёто - выдумка, отговорка, чтобы увильнуть от работы. —амое лучшее средство в таких случа€х - порка. –учаюсь, что € бы его вылечил в дес€ть минут!

- √осподь за два дес€тка лет не мог сделать этого, сэр, - возразила вдова кротко.

- “огда почему не засадить его в сумасшедший дом? Ќемало с нас дерут денег на эти заведени€, черт бы их побрал! Ќо тебе, конечно, выгоднее таскать его повсюду за собой, чтобы теб€ жалели и подавали больше. «наю € вас!

Ётому джентльмену, надо вам сказать, близкие при€тели давали разные лестные прозвища. ≈го называли и "славным провинциалом старого закала" и "образцом джентльмена", а иные твердили, что он - "истый британец", "подлинный ƒжон Ѕуль". » все единодушно сходились на том, что, к сожалению, таких людей теперь мало и потому страна быстро идет к разорению и гибели. ќн занимал должность мирового судьи и умел почти разборчиво подписать свое им€ и фамилию, а главное - обладал целым р€дом других, более замечательных качеств: сурово преследовал браконьеров, был лучший стрелок и самый неутомимый наездник во всем графстве, держал лучших лошадей и собак, и никто не мог в один присест столько съесть и столько выпить вина, ложитьс€ каждый вечер вдрызг пь€ным, а наутро вставать трезвым. Ћошадей он умел лечить, пожалуй, не хуже любого коновала, уходу за ними мог бы поучить своего старшего конюха, и ни одна свинь€ в его поместье не могла сравн€тьс€ с ним в обжорстве. „леном парламента он не был, но, преисполненный высокого патриотизма, всегда собственными руками тащил своих избирателей к урнам. ќн был гор€чим приверженцем церкви и государства и в свой приход допускал только таких св€щенников, которые могли выпить три бутылки, не поморщившись, и отличались в охоте на лисиц. ќн не верил в честность грамотных бедн€ков и втайне завидовал собственной жене (на этой молодой леди он, по выражению его при€телей, "следу€ доброй старой английской традиции", женилс€ потому, что имение ее отца примыкало к его собственному), котора€ в искусстве читать и писать далеко превзошла его. —ловом, если Ѕарнеби был полоумный, а √рип - тварь с чисто животными инстинктами, то очень трудно решить, к какой же категории отнести почтенного судью.

ќн подъехал к красивому дому, где у подножи€ высокой лестницы уже дожидалс€ слуга, чтобы прин€ть его лошадь. Ѕросив ему поводь€, джентльмен вошел первый в зал, в котором, несмотр€ на его внушительные размеры, воздух был спертый и пахло вином после вчерашней попойки. ѕовсюду вал€лись плащи, хлысты дл€ верховой езды, уздечки, сапоги, шпоры и тому подобные предметы. ќни да громадные оленьи рога и несколько портретов собак и лошадей составл€ли главное убранство этой комнаты.

ѕлюхнувшись в глубокое кресло (в нем он, кстати сказать, частенько храпел всю ночь, когда более обычного заслуживал данной ему почитател€ми характеристики "славный провинциал старого закала"), судь€ послал слугу доложить госпоже, что он просит ее сойти вниз. ќна тотчас же пришла, €вно обеспокоенна€ столь необычным приглашением. Ћегко было заметить, что она гораздо моложе супруга, слаба здоровьем и не очень-то счастлива.

- Ќу вот, ты не любишь охотитьс€ с собаками, как подобает насто€щей англичанке, так полюбуйс€-ка: авось хоть это теб€ развлечет, - сказал ей судь€.

ћолода€ леди улыбнулась, села поодаль и сострадательно посмотрела на Ѕарнеби.

- Ёта женщина говорит, что он слабоумный, - сказал джентльмен, кача€ головой. - Ќо € ей не верю.

- ¬ы ему мать? - спросила леди.

ћиссис –адж ответила утвердительно.

- Ѕесполезно спрашивать ее, - сказал хоз€ин дома, засовыва€ руки в карманы. - –азумеетс€, она скажет, что это ее сын. ј вернее всего, она его просто нан€ла на врем€. Ёй, ты! «аставь-ка птицу показать свои штуки.

√рип на этот раз был покладистее и, вн€в просьбам Ѕарнеби, прокричал множество фраз из своего репертуара, затем проделал все трюки, имевшие огромный успех. ќткупоривание бутылок и возгласы: "Ќе вешай носа! Ќе трусь!", очень понравились судье, и он требовал повторени€ этих номеров до тех пор, пока √рип не удалилс€ в свою корзину и решительно не отказалс€ вымолвить хот€ бы еще одно слово. ћолодую хоз€йку ворон тоже очень позабавил, а мужа ее даже упр€мство √рипа привело в такой восторг, что он хохотал до упаду и осведомилс€, сколько они хот€т за птицу.

Ѕарнеби посмотрел на него с недоумением, как будто не понима€, чего от него требуют. ¬еро€тно, он и в самом деле не понимал этого.

- я спрашиваю, сколько он стоит, - по€снил джентльмен, побр€кива€ деньгами в кармане. - —колько ты за него возьмешь?

- ќн не продаетс€, - ответил, наконец, Ѕарнеби, поспешно закрыв корзину крышкой и веша€ ее на ремне через плечо, - ћама, пойдем!

- ¬идишь теперь, мо€ учена€ леди, каков этот дурачок, - сказал судь€, презрительно взгл€нув на жену. - «нает, как цену набить. Ќу-с, сколько за твоего ворона, старуха?

- ќн - верный товарищ моего сына, - сказала миссис –адж. - » мы его не продадим, сэр.

- Ќе продадите! - закричал судь€, и физиономи€ его стала в дес€ть раз краснее, а голос - еще более хриплым и громовым. - Ќе продадите!

- Ќет, сэр, право, не можем, - повторила миссис –адж. - Ќам никогда и в голову не приходило с ним расстатьс€, увер€ю вас, сэр.

” достойного джентльмена €вно был уже на €зыке весьма резкий ответ, но тут жена шепнула ему несколько слов, он круто повернулс€ к ней и спросил:

- ј? „то?

- ћы не можем требовать, чтобы они продали птицу, если они этого не хот€т, - повторила она, запина€сь. - –аз они предпочитают оставить ее у себ€, то...

- "ѕред-по-читают!" - передразнил ее муж. - —кажите пожалуйста, эти брод€ги, которые рыскают повсюду, бездельничают и воруют все, что попадетс€, "предпочитают" не продавать птицу, когда ее хочет купить землевладелец и судь€! —таруха училась в школе, вижу, что училась! Ќе смей возражать, знаю, что училась! - заорал он на миссис –адж.

ќна признала себ€ в этом виновной, но выразила надежду, что в учении нет ничего дурного.

- Ќичего дурного! - повторил судь€. - ¬от как! Ќичего дурного, стара€ бунтовщица! Ќичего, разумеетс€! ∆аль, нет здесь моего писар€, а то не миновать бы вам обоим колодок, посидели бы в тюрьме за то, что шл€етесь повсюду, цыганское отродье, да высматриваете, что бы ст€нуть! Ёй, —аймон, гони в шею этих воришек, вышвырни их за ворота, чтоб и духу их тут не было! јга, птицу продать вы не хотите, а попрошайничать - это ваше дело? ≈сли они сию минуту не уберутс€, выпусти на них собак!

Ѕарнеби и его мать, не дожида€сь дальнейших напутствий, обратились в бегство, предоставив судье бушевать в одиночестве (бедна€ жена его уже раньше ушла к себе) и тщетно пыта€сь успокоить √рипа. ¬збудораженный шумом, он все врем€, пока они бежали по аллее, откупоривал бутылки в таком количестве, что их хватило бы на пир дл€ целого города, и, кажетс€, был чрезвычайно горд тем, что из-за него подн€лась така€ суматоха.  огда они уже добежали до сторожки, из-за кустов вынырнул слуга; дела€ вид, будто усердно помогает гнать их, он украдкой сунул вдове крону, шепнув, что это от леди, и выпроводил их за ворота.

 огда они, пройд€ несколько миль, остановились на отдых в харчевне, им довелось там услышать, как расхваливают судью его при€тели. ¬спомина€ все, что с ними произошло, миссис –адж подумала, что, пожалуй, чтобы называтьс€ "образцом провинциального джентльмена", "истым британцем", "насто€щим ƒжоном Ѕулем", мало иметь вместительный желудок и питать страсть к псарне и конюшне и что этих наименований судь€ не только не заслуживает, но, можно сказать, позорит их. ≈й тогда и на ум не могло прийти, что такое незначительное происшествие повли€ет на их будущее, но врем€ и опыт доказали ей это.

- ћама, - сказал Ѕарнеби на другой день, когда они ехали в фургоне, который должен был довезти их до одной деревни в дес€ти мил€х от столицы. - “ы говорила, что мы первым делом поедем в Ћондон. ј встретимс€ мы там со слепым?

≈й хотелось крикнуть "”паси бог!", но она сдержалась и ответила:

- Ќе думаю. ј почему ты спрашиваешь?

- ќн - очень умный человек, - сказал Ѕарнеби задумчиво. - ∆аль, если мы с ним больше не встретимс€.  ак это он сказал про золото? „то его можно найти только там, где живет много людей, а не в лесу и других тихих местах? »з его слов видно, что он тоже любит золото. ј в Ћондоне много народу - так наверно мы встретим его там.

- ƒа на что он тебе, родной? - спросила миссис –адж.

- ¬идишь ли, - Ѕарнеби серьезно погл€дел на мать, - с ним можно было бы потолковать насчет золота, а золото - замечательна€ вещь, и что ни говори, а ты, € знаю, была бы не прочь его иметь. ѕритом этот слепой по€вилс€ и исчез так неожиданно, совсем как те седые старички, что приход€т иногда по ночам к моей кровати. ќни что-то говор€т, но днем € забываю, что они говорили. —лепой обещал мне вернутьс€ - не понимаю, почему он не сдержал слова!

- Ќо ты же прежде никогда не думал о богатстве, милый мой! “ы всем был доволен.

Ѕарнеби засме€лс€ и попросил ее повторить эти слова, после чего закричал: "ƒа, да, это верно!" » захохотал еще громче. „ерез минуту его уже что-то отвлекло, и другие впечатлени€ вытеснили из его пам€ти и слепого и золото.

ќднако и в тот день и на следующий Ѕарнеби еще не раз вспоминал о слепом, и из его замечаний было видно, что мысль об этом человеке, а главное - слова слепого о золоте сильно занимают его.  ак знать, почему? –одилась ли у него мысль о богатстве впервые в тот вечер, когда он смотрел на золотое закатное небо (ведь часто какие-то предметы или внешние впечатлени€ рождали в его мозгу образы, имеющие с ними весьма мало общего), или их убогое и трудное существование уже давно, в силу контраста, вызывало мысли о счастье, которое приносит с собой золото? Ѕыло ли всему причиной случайное (как он думал) по€вление слепого и слова, так совпавшие с его собственными мысл€ми, или его так сильно поразила слепота этого человека, отличавша€ его от всех, с кем приходилось встречатьс€ до тех пор? ћать вс€чески пыталась вы€снить это, но все ее старани€ были тщетны: вр€д ли и сам Ѕарнеби отдавал себе в этом отчет.

ћиссис –адж тревожило то, что он упорно возвращаетс€ к вопросу о золоте, и она вс€кий раз спешила зан€ть его чем-нибудь другим, - это было единственное, что она могла сделать. ќна опасалась, что, если предостеречь сына против —тэгга, показать, какой страх и недоверие он внушает ей, это только обострит интерес Ѕарнеби к слепому и желание оп€ть встретитьс€ с ним. ќставалось одно - наде€тьс€, что в лондонской сутолоке опасный преследователь потер€ет их след, а они, избавившись от него, уедут куда-нибудь подальше и там, соблюда€ как можно большую осторожность, смогут жить в безвестности, тихо и спокойно.

„ерез некоторое врем€ они доехали до заранее намеченной остановки в дес€ти мил€х от Ћондона и там переночевали, сговорившись с владельцем телеги, котора€ порожн€ком возвращалась в Ћондон и должна была выехать туда в п€ть часов утра, что он за небольшую плату довезет их до столицы. ќн выехал точно в назначенное врем€, дорога была хороша€ - если не считать пыли, потому что погода сто€ла суха€ и жарка€. –овно в семь часов утра в п€тницу, 2 июн€ 1780 года, мать и сын сошли у ¬естминстерского моста и, простившись с возчиком, остановились на раскаленном тротуаре, одинокие в этом громадном городе. ќт ночной прохлады не осталось и следа, солнце си€ло нестерпимо €рко.

√Ћј¬ј —ќ–ќ  ¬ќ—№ћјя

Ќе зна€, куда идти теперь, ошеломленные толчеей на улицах, по которым, несмотр€ на ранний час, уже двигалась густа€ толпа, миссис –адж и Ѕарнеби присели отдохнуть в одной из ниш на мосту. ќни скоро заметили, что людской поток несетс€ в одном направлении - из ћидлсекса в —эррей69, причем бросалась в глаза необыкновенна€ торопливость и возбуждение этой огромной толпы. Ѕольшинство шло группами по двое, по трое, кое-где - и вп€тером или вшестером, разговаривали мало. а многие всю дорогу молчали и шагали быстро, как люди, поглощенные мыслью о том, что впереди, и спешившие все к одной цели.

» еще Ѕарнеби и его мать с удивлением заметили, что в этой толпе, котора€ безостановочно текла и текла мимо них, почти у всех мужчин на шл€пах - синие кокарды, а случайно попавшие в эту толпу прохожие, у которых не было на шл€пах такого украшени€, бо€зливо жались к стенам, стара€сь остатьс€ незамеченными, и уступали другим дорогу, чтобы умилостивить их и избежать нападени€. ќпасени€ их были довольно пон€тны, ибо людей с кокардами было в сорок или п€тьдес€т раз больше. ¬прочем, никаких ссор не возникало, синие кокарды потоком неслись мимо, обгон€€ друг друга, развива€ такую быстроту, кака€ возможна в толпе, и только обменивались взгл€дами - да и то не часто - с теми, кто был без кокард.

¬начале толпа двигалась по тротуарам и только кое-кто из отставших, тороп€сь догнать своих, бежал по мостовой. Ќо не прошло и получаса, как улица была уже запружена во всю ширину, и страшна€ давка, которую увеличивали встречные телеги и кареты, задерживавшие движение, вынуждала людей идти все медленнее, по временам даже сто€ть на месте п€ть, а то и целых дес€ть минут.

„аса через два толпа стала заметно редеть и, постепенно рассеива€сь, очистила, наконец, мост, - только порой какой-нибудь человек с кокардой на шл€пе, разгор€ченный и весь в пыли, пробегал, запыхавшись, бо€сь опоздать, или останавливалс€, чтобы расспросить, в какую сторону прошли его товарищи, а получив ответ, мчалс€ дальше, воспр€нув духом.  огда наступили относительное безлюдье и тишина, казавшиес€ такими странными и неожиданными после недавней сутолоки, миссис –адж тут только решилась осведомитьс€ о причине недавнего столпотворени€ у старика, который присел около них.

-  ак! ќткуда же вы €вились, что не слыхали о лорде ƒжордже √ордоне и его великом —оюзе? - сказал старик. - —егодн€ лорд √ордон - дай бог ему здоровь€! - вносит в парламент петицию против католиков.

- ј причем же тут вс€ эта толпа? - спросила вдова.

- ѕричем? ¬от так вопрос! Ќеужто не знаете? ¬едь милорд объ€вил, что он не подаст петиции, если его не будут сопровождать до самых дверей палаты хот€ бы сорок тыс€ч верных протестантов. »х-то вы и видели.

- ƒа, вот это толпа так толпа! -сказал Ѕарнеби. - —лыхала, мама? —орок тыс€ч!

- ј собралось, говор€т, еще гораздо больше, - отозвалс€ старик. - ƒобрых сто тыс€ч. ƒа, да, на лорда ƒжорджа можно положитьс€. ќн свою силу знает. “ам, за этими трем€ окнами наверху, - он указал на здание палаты общин, высившеес€ над рекой, - немало людей побледнеет как смерть, когда наш славный лорд ƒжордж войдет туда сегодн€. » недаром! ќго, положитесь на лорда ƒжорджа! ќн знает, что делает!

Ѕормоча это, хихика€ и помахива€ большим пальцем, старик с трудом подн€лс€, опершись на палку, и заковыл€л дальше.

- ћама, а эти парни, про которых он говорил, - молодцы, правда? ѕойдем за ними.

- “олько не за ними! - воскликнула мать.

- ѕочему же? ƒа, да, пойдем! - Ѕарнеби пот€нул ее за рукав.

- “ы не знаешь, сколько зла они могут натворить! - возразила мать. - Ќе знаешь, куда они могут завести теб€! Ѕарнеби, милый, ну ради мен€...

- –ади теб€? - Ѕарнеби погладил ее руку. - “ак ведь это именно ради теб€, мама! ѕомнишь, что сказал слепой про золото? ѕойдем! ≈го надо искать там, где много людей. »ли подожди здесь, пока € вернусь. ƒа, да, подожди мен€ здесь!

ћиссис –адж со всей настойчивостью, порожденной страхом, пыталась отговорить его от этого намерени€, но все ее усили€ были тщетны. Ѕарнеби нагнулс€, чтобы застегнуть пр€жку на башмаке, и в эту минуту из быстро проезжавшей мимо кареты раздалс€ голос, приказывавший кучеру остановитьс€.

- Ёй, молодой человек! - окликнул Ѕарнеби тот же голос.

-  то мен€ зовет? - спросил Ѕарнеби, подн€в глаза.

- ≈сть у вас такое украшение? - Ќезнакомец прот€нул ему синюю кокарду.

- –ади бога, не надо, умол€ю вас, не давайте ему этого! - воскликнула вдова.

- Ќе отвечайте за него, женщина! - сухо сказал человек в карете. - ѕусть юноша решает сам, он достаточно взрослый и нечего ему цепл€тьс€ за ваш фартук. ќн и без вас знает, хочет он носить кокарду честного англичанина или нет.

Ѕарнеби, дрожа от нетерпени€, чуть не в дес€тый раз закричал: "ƒа, да, хочу!" Ќезнакомец бросил ему кокарду, крикнул: "Ѕегите на —ент-ƒжордж-‘илдс" - и, велев кучеру ехать поскорее, укатил.

¬ то врем€ как Ѕарнеби дрожащими от волнени€ руками прикрепл€л на шл€пу новое украшение и, стара€сь получше его приладить, торопливо отвечал что-то на мольбы плачущей матери, по другой стороне улицы проходили двое мужчин. «аметив мать и сына и вид€, чем зан€т Ѕарнеби, они остановились, пошептались и, перейд€ улицу, подошли к миссис –адж.

- „его вы тут сидите? - сказал один из них, мужчина с длинными пр€мыми волосами, в простой черной одежде и с массивной тростью в руке. - ѕочему не пошли со всеми?

- —ейчас иду, сэр, - ответил Ѕарнеби. ќн уже прикрепил кокарду и с гордостью надел шл€пу. - ћигом добегу туда.

- Ќадо говорить не "сэр", а "милорд", когда имеешь честь беседовать с его светлостью, - поправил его второй джентльмен. - ≈сли вы, молодой человек, с первого взгл€да не узнали лорда ƒжорджа √ордона, так пора хоть сейчас узнать его.

- Ќу, ну, √ашфорд, - промолвил лорд ƒжордж в то врем€, как Ѕарнеби, сорвав с головы шл€пу, отвешивал ему низкий поклон. - —тоит ли говорить о таких пуст€ках сегодн€, в великий день, который все англичане будут вспоминать с восторгом и гордостью. Ќадень шл€пу, друг, и ступай следом за нами, потому что ты опаздываешь. ”же одиннадцатый час. –азве тебе неизвестно, что сбор назначен к дес€ти?

Ѕарнеби отрицательно замотал головой, перевод€ блуждающий взгл€д с одного на другого.

- ј следовало бы знать это, - заметил √ашфорд. - ¬едь было €сно сказано, что в дес€ть.  ак же это вы не знаете?

- ќн ничего не знает, сэр, - вмешалась миссис –адж, -бесполезно и спрашивать его. ћы только сегодн€ утром приехали сюда издалека.

- Ќаше дело пустило, видно, глубокие корни и распространилось широко, - сказал лорд ƒжордж своему секретарю. - ¬озблагодарим бога за эту радостную весть!

- јминь, - подхватил √ашфорд с торжественной серьезностью.

- ¬ы не так мен€ пон€ли, милорд, - сказала вдова. - ѕростите, но вы жестоко ошибаетесь. ћы ничего не знаем обо всех здешних делах. » не желаем и не имеем права участвовать в том, что вы зате€ли. ћой бедный сын - слабоумный. ќн мне дороже жизни. –ади всего св€того, милорд, идите своей дорогой без него, не вовлекайте его в опасное дело.

- ћила€ мо€, как вы можете говорить подобные вещи! - возмутилс€ √ашфорд. - ќ какой опасности вы толкуете? „то же, по-вашему, милорд - лев рыкающий, который бродит вокруг, ища кого бы растерзать? ќ, господи!

- Ќет, нет, милорд, простите, - взмолилась вдова, прижав обе руки к груди и от волнени€ едва сознава€, что делает и говорит. - Ќо € недаром умол€ю вас вн€ть моей гор€чей материнской просьбе и не уводить от мен€ сына. ќ, не делайте этого! ќн не в своем уме, да, да, милорд, верьте мне!

- ¬от какова испорченность нашего века! - сказал лорд ƒжордж, отпр€нув от прот€нутых к нему рук и густо красне€. - “ех, кто стремитс€ к правде и стоит за св€тое дело, уже объ€вл€ют сумасшедшими. » у вас хватает духу говорить так о родном сыне!  ака€ же вы после этого мать?

- ¬ы мен€ поражаете, - подхватил √ашфорд с кроткой укоризной. -  акой печальный пример развращенности!

- ќн вовсе не похож на... - начал лорд ƒжордж, взгл€нув на Ѕарнеби, и докончил шепотом на ухо секретарю: - ...на помешанного.  ак по-вашему? » если даже это правда, не следует каждую пуст€чную странность объ€вл€ть безумием. ≈сли бы это стало правилом, кто из нас... - тут лорд снова покраснел, - мог бы избегнуть такого клейма?

- Ќикто, - согласилс€ секретарь. - „ем больше рвени€, способностей и верности делу про€вл€л бы человек, чем громче звучал бы в нем глас божий, тем больше все были бы уверены в его безумии. ј что касаетс€ этого юноши, милорд, - добавил √ашфорд и, крив€ губы, бросил взгл€д на Ѕарнеби, который сто€л перед ними, верт€ шл€пу в руках и украдкой, знаками приглашал их идти поскорее, - так у него, по-моему, здравого смысла и силы воли не меньше, чем у всех, кого € знаю.

- «начит, ты хочешь стать членом нашего великого —оюза? - обратилс€ лорд ƒжордж к Ѕарнеби. - » уже собиралс€ это сделать?

- ƒа, да, - подтвердил Ѕарнеби, и глаза его €рко заблестели. -  онечно, хочу! я только что говорил ей это.

- јга, € так и думал, - отозвалс€ лорд ƒжордж, неодобрительно посмотрев на несчастную мать. - “огда иди с нами, и твое желание исполнитс€.

Ѕарнеби с нежностью поцеловал мать в щеку и, наказав ей быть веселой, так как теперь их ждет счастлива€ жизнь, пошел за лордом и его секретарем. ј она, бедн€жка, следовала за ними - трудно описать, как печально и тревожно было у нее на душе.

ќни быстро прошли по Ѕридж-роуд, где все лавки были закрыты (ибо торговцы, увидев валившую мимо толпу, испугались за целость своих товаров и, полага€, что толпа будет возвращатьс€ обратно той же дорогой, поспешили запереть двери), а в верхних этажах жильцы теснились у окон и смотрели вниз. Ќа лицах этих людей выражались различные чувства: у кого - страх, у кого - любопытство, нетерпеливое ожидание или негодование. ќдни аплодировали, другие свистели. Ќо лорд ƒжордж, не обраща€ ни на что внимани€, все ускор€л шаг, так как издали уже слышалс€ гул громадной толпы, отдававшийс€ в его ушах, как рев прибо€. », наконец, они пришли на —ент-ƒжордж-‘илдс.

¬ те времена это было еще поле, обширное поле, и тут-то сейчас собралось несметное множество людей со знаменами различного вида и размеров, но одного цвета - синего, как и кокарды. ќдни отр€ды в боевом пор€дке маршировали взад и вперед, другие сто€ли, построившись в каре или шеренги. Ѕольшинство маршировавших и сто€вших на месте пели гимны или псалмы.  то бы это ни придумал, мысль была хороша: хор тыс€ч голосов, сливавшихс€ в воздухе, не мог не волновать сердца энтузиастов, хот€ бы и заблуждающихс€.

Ќа аванпостах всей этой громадной армии сто€ли дозорные, которые должны были сообщить о прибытии вожд€.  ак только они прибежали с этой вестью, она быстро облетела всех, и на несколько мгновений огромна€ толпа замерла в такой неподвижности, что стоило ветерку зашевелить где-нибудь одно из знамен, как это тотчас бросалось в глаза и приковывало внимание. «атем раздалс€ громовой клич, за ним - другой, третий, они раскалывали и колебали воздух, как пушечные залпы.

- √ашфорд! - воскликнул лорд ƒжордж, крепко сжав руку секретар€; его голос и внезапна€ перемена в лице выдавали сильное волнение. - √ашфорд, вот теперь € знаю, чувствую, что бог возложил на мен€ великую миссию! я - вождь всего этого великого воинства. ѕусть бы они сейчас единодушно потребовали, чтобы € повел их на смерть, - € сделал бы это. ƒа, повел бы их и первым пал бы в бою.

-  акое замечательное зрелище! - сказал секретарь. - —егодн€ великий день дл€ јнглии и дл€ нашего св€того дела во всем мире. ѕримите же, милорд, тот знак почтени€, какой €, ничтожный, но смиренно преданный нам человек, могу...

- „то вы делаете! - крикнул лорд ƒжордж, хвата€ за обе руки секретар€, который сделал вид, будто хочет стать перед ним на колени. - ƒорогой √ашфорд, не расстраивайте мен€, иначе € не смогу выполнить св€щенную об€занность, предсто€щую мне в этот торжественный день. - Ѕедный лорд говорил это со слезами на глазах. - ѕойдемте же к ним, нам еще надо найти в каком-нибудь отр€де место дл€ нашего новобранца. ƒавайте руку!

√ашфорд вложил свою холодную предательскую руку в руку лорда, и так они, в сопровождении Ѕарнеби и его матери, вмешались в толпу.

ј толпа уже снова пела, и, когда ее предводитель проходил между р€дами, люди заливались еще громче. ћногие из них, €кобы объединившиес€ дл€ защиты своей религии и готовые умереть за нее, отроду не слыхивали ни одного гимна или псалма. Ќо эти молодцы обладали здоровенными легкими и не прочь были погорланить, - вот они и распевали сейчас вместо гимнов вс€кую бессмыслицу или непристойности, какие только приходили им в голову: в общем хоре все равно не слышно было слов, да, впрочем, не очень-то они и беспокоились об этом. » подобные импровизации распевались под самым носом у лорда ƒжорджа √ордона, а он, не понима€ их смысла, шествовал, как всегда, чопорно и торжественно, очень довольный и умиленный благочестием своих приверженцев.

“ак шли они и шли, то вдоль одной шеренги, то вдоль другой, обходили каре и круги, а впереди были все новые р€ды, каре и круги, необозримые и неисчислимые. —тало уже очень жарко, солнце беспощадно обливало поле жгучими лучами, знаменосцы просто с ног валились, обессиленные т€желой ношей, и большинство собравшихс€, не вытерпев, расстегивали кафтаны и жилеты, снимали шейные платки. ј в гуще толпы, где из-за тесноты жара была еще невыносимее, некоторые в полном изнеможении ложились на траву и предлагали все, что у них было с собой, за глоток воды. ќднако ни один из этих мучеников не ушел с пол€. ј лорд ƒжордж, облива€сь потом, все шествовал вдоль р€дов об руку с √ашфордом. » Ѕарнеби и его мать следовали за ними по п€там.

ќни дошли до конца длинного р€да, в котором человек восемьсот сто€ли "колонной", и лорд ƒжордж огл€нулс€, услышав громкий возглас удивлени€. √олос прозвучал как-то глухо и странно, как всегда звучит одинокий голос па открытом воздухе, в густой толпе, - и в тот же миг из р€дов с громким хохотом выскочил какой-то парень. ’лопнув Ѕарнеби по спине своей могучей лапой, он закричал:

- ¬от чудеса! ƒа это же Ѕарнеби –адж! ¬ек теб€ не видел. √де эго ты пропадал так долго?

Ѕарнеби в эту минуту думал о том, что истоптанна€ трава пахнет здесь совсем так, как на чигуэлском лугу, где он в детстве играл в крикет. ќшеломленный внезапным и шумным приветствием, он растер€нно уставилс€ на окликнувшего его человека и сказал только:

-  ак, это ты, ’ью?!

- я ли это? Ќу, конечно, €, ’ью из "ћайского ƒрева"! ј помнишь моего пса? ќн до сих пор жив, и ручаюсь, что узнает теб€... јга, и ты носишь нашу кокарду? ћолодчина! ’а-ха-ха!

- “ак вы знаете этого юношу? - спросил лорд ƒжордж.

- «наю ли, милорд?..  онечно, знаю, как собственную правую руку... » мой командир тоже знает его. ¬се мы тут его хорошо знаем.

- «начит, примете его в свой отр€д?

- ≈ще бы! ” нас в отр€де не найдетс€ ни одного такого славного, проворного парн€, как Ѕарнеби –адж, - сказал ’ью. - ’отел бы € знать, кто посмеет спорить против этого! »ди к нам, Ѕарнеби! ќн пойдет между мной и ƒеннисом, милорд, и понесет знам€, - ’ью вз€л знам€ из рук утомленного знаменосца, - самое красивое шелковое знам€ в нашей доблестной армии.

- –ади бога, не троньте его! - пронзительно крикнула миссис –адж, броса€сь к сыну. - Ѕарнеби!.. ћилорд!.. ¬от увидите, он не захочет мен€ оставить!.. Ѕарнеби! Ѕарнеби!..

- ∆енщины в строю? - р€вкнул ’ью, став между вдовой и сыном и отталкива€ ее. - Ёй!  апитан, сюда!

- „то тут за шум? - закричал, подбега€, разгневанный —аймон “эппертит. - “акой-то у вас пор€док?

- я и сам говорю, что это непор€док, - отвечал ’ью, продолжа€ удерживать миссис –адж. - Ёто против всех правил: женщины отвлекают от дела наших храбрых солдат. ќтдайте команду, капитан, не то все разбегутс€! ∆иво!

- —омкнуть р€ды! - прокричал —аймон во всю силу своих легких. - —тройс€! Ўагом марш!

ћиссис –адж была отброшена и упала. “олпа пришла в движение. Ѕарнеби увлекли в этот людской водоворот, и мать потер€ла его из виду.

√Ћј¬ј —ќ–ќ  ƒ≈¬я“јя

—обравша€с€ здесь масса людей с самого начала была разбита на четыре отр€да - Ћондонский, ¬естминстерский, —аутуоркский и Ўотландский. ¬ каждом из них были свои части, и так как построены они были по-разному, то в общей системе могли разобратьс€ лишь немногочисленные командиры и вожаки этой армии; остальным эта система была так же непон€тна, как план большого сражени€ - р€довому солдату. ќднако в этом строю был, видимо, какой-то пор€док, ибо, прид€ в движение, вс€ толпа очень скоро разделилась на три части и, как было заранее условлено, приготовилась переходить “емзу через разные мосты, чтобы затем с трех сторон подойти к зданию парламента.

¬о главе того отр€да, которому предсто€ло идти через ¬естминстерский мост, стал лорд √ордон, име€ по правую руку √ашфорда. ≈го окружали какие-то головорезы самого отталкивающего вида, составл€вшие нечто вроде штаба.  омандование вторым отр€дом, которому путь лежал через мост Ѕлекфрайерс, было поручено целой группе, состо€вшей человек из двенадцати, а третьим отр€дом, который должен был идти по Ћондонскому мосту и главным улицам, чтобы все увидели, как их много, и оценили серьезность их намерений, командовал —аймон “эппертит (в помощники себе он вз€л несколько "Ќепоколебимых"), палач ƒеннис, ’ью и другие.

–аздалась команда, и каждый из трех громадных отр€дов двинулс€ по своему маршруту в полном пор€дке и без вс€кого шума. “от, который должен был пройти через —ити, был гораздо многочисленнее двух остальных и раст€нулс€ настолько, что, когда хвост его только пришел в движение, первые р€ды были уже почти на четыре мили впереди, несмотр€ на то, что люди шли по трое в р€д и тесно сомкнутым строем.

Ѕарнеби шел в авангарде, куда по сумасбродной прихоти поставил его ’ью, между этим опасным покровителем и палачом. —реди тыс€ч людей, впоследствии вспоминавших этот день, многие хорошо помнили Ѕарнеби. ¬ своем экстазе ничего не замеча€ вокруг, с си€ющими глазами и раскрасневшимис€ щеками, не чувству€ т€жести большого знамени, которое он нес, и только любу€сь, как €рко его шелк горит на солнце, как плещетс€ под летним ветерком, он шагал, гордый, ликующий, безмерно счастливый, среди всей этой толпы единственный, кто шел с легким сердцем и без корыстных расчетов.

- Ќу, как тебе это нравитс€? - спросил у него ’ью, когда они проходили по людным улицам, погл€дыва€ вверх, на окна, у которых теснились зрители. - »шь, все высыпали на улицу поглазеть на наши знамена! „то скажешь, Ѕарнеби? ¬едь ты же сейчас - самый видный человек во всей нашей компании. “вое знам€ - самое большое да и самое нар€дное.  то может сравнитьс€ с Ѕарнеби? ¬се смотр€т только на него. ’а-ха-ха!

- Ѕудет тебе галдеть, братец! - сердито пробурчал палач, обраща€сь к ’ью, но в то же врем€ не очень-то ласково гл€д€ на Ѕарнеби. - ”ж не воображает ли он, будто ему придетс€ только таскать эту синюю тр€пку да резвитьс€, как школьник на каникулах? “ы, надеюсь, не откажешьс€ и от насто€щего дела, а? Ёй, тебе говорю! - добавил он, грубо толкнув Ѕарнеби локтем. - Ќа что это ты глаза п€лишь? ѕочему не отвечаешь?

Ѕарнеби, до этой минуты погруженный в созерцание своего знамени, рассе€нно перевел глаза на ƒенниса, потом на ’ью.

- ќн твоих намеков не понимает, - сказал последний. - ѕостой, € сейчас ему все растолкую. Ѕарнеби, дружок, слушай внимательно, что € скажу.

- —лушаю, - отозвалс€ Ѕарнеби, с беспокойством озира€сь по сторонам. - “олько почему ее нигде не видать?

-  ого это? - спросил ƒеннис ворчливо. - ”ж не влюблен ли ты, чего доброго? Ёто никуда не годитс€, брат! Ќам здесь влюбленные ни к чему.

- ќна бы так гордилась мной, если бы могла мен€ сейчас видеть, правда, ’ью? - сказал Ѕарнеби. - —ам посуди, разве ей не было бы при€тно увидеть мен€ в первом р€ду такой большой процессии? ƒа она бы заплакала от радости, знаю, что заплакала бы!  уда она могла деватьс€? ќна никогда еще не видела мен€ таким нар€дным и веселым. ј что мне с того, что € гл€жу молодцом, если ее нет здесь?

- „то это еще за сюсюканье? - сказал мистер ƒеннис с глубочайшим презрением. - Ќе хватало нам тут влюбленных слюнт€ев!

- ”спокойс€, друг! - воскликнул ’ью. - ќн говорит о матери.

- ќ ком? - переспросил ƒеннис, сопровожда€ этот вопрос крепким ругательством.

- ќ матери.

- “ак неужели € св€залс€ с этим отр€дом и пришел сюда в такой великий день только затем, чтобы слушать болтовню о мамашах? - прорычал ƒеннис с величайшим возмущением. - ћне и о любовницах слушать тошно, а тут - о матери! “ьфу! - ≈го негодование дошло до таких пределов, что он только плюнул и умолк.

- Ќет, Ѕарнеби прав, - возразил ’ью, ухмыл€€сь, - прав, € тебе говорю! ѕослушай, мой храбрый солдатик, ее здесь нет, потому что € о ней позаботилс€: послал к ней полдюжины джентльменов, всех с синими знаменами, - правда, далеко не такими красивыми, как твое, - и они торжественно поведут ее в роскошный дом, весь увешанный золотыми и серебр€ными флагами. “ам она будет теб€ ожидать, и у нее будет вволю всего, что только душа пожелает.

- ѕравда? - сказал Ѕарнеби, проси€в. - “ы это сделал?  ак € рад!  акой ты добрый, ’ью!

- “о ли еще впереди, дружок! - продолжал ’ью, подмигнув ƒеннису, который теперь с великим изумлением уставилс€ на нового соратника. - Ёто пуст€ки по сравнению с тем, что нас ждет.

- Ќеужели? - ахнул Ѕарнеби.

- ј как же! - подтвердил ’ью. - ƒеньги, шл€пы с перь€ми, красные камзолы с золотым позументом. —амые красивые вещи, какие есть, были и будут на белом свете, все будет наше, если мы останемс€ верны тому благородному джентльмену, лучшему человеку на свете, если несколько дней походим с этими знаменами и сохраним их в целости. ¬от и все, что от нас требуетс€.

- “олько-то! - воскликнул Ѕарнеби, крепче сжав древко своего знамени. √лаза его загорелись. - Ќу, так € тебе ручаюсь, что оно будет в сохранности. “ы отдал его в надежные руки. “ы мен€ знаешь, ’ью. Ќикому не удастс€ вырвать его у мен€.

- ’орошо сказано! - восхитилс€ ’ью. - ’а-ха! Ѕлагородные слова! ”знаю моего смельчака - Ѕарнеби, с которым мы столько раз вместе лазали и бегали повсюду. я знал, что Ѕарнеби не подведет!

- –азве ты не видишь, - шепнул он ƒеннису, заход€ с другой стороны, - что он дурачок и его можно заставить делать что угодно, только сумей за него вз€тьс€. ќн нас и повеселит, и силен, в драке стоит дес€ти, можешь мне поверить! ¬от попробуй поборись с ним, - сам узнаешь. ќдним словом, предоставь все дело мне, и скоро вы все увидите, подходит он нам или нет.

ћистер ƒеннис выслушал эти по€снени€ ’ью, выража€ свое удовольствие многочисленными кивками и подмигиванием, и с этой минуты его обращение с Ѕарнеби заметно см€гчилось. ј ’ью, приставив палец к носу, вернулс€ на свое место, и они продолжали путь молча.

¬ третьем часу дн€ все три главных отр€да сошлись у ¬естминстера и, слившись в одну громадную армию, потр€сли воздух громовым кличем. “ак они оповестили о своем прибытии и вместе с тем дали кому следует сигнал зан€ть все подступы к зданию парламента, кулуары обеих палат и лестницу, ведущую на галереи.

’ью и ƒеннис ринулись пр€миком на эту лестницу, а с ними и новобранец Ѕарнеби, передавший свое знам€ человеку, оставленному у двери снаружи, чтобы охран€ть все знамена. —зади напирала толпа, и, подхваченные стремительным потоком, ’ью, ƒеннис и Ѕарнеби были отнесены к самому входу на галерею. ¬ернутьс€ назад было уже невозможно, даже если бы они этого и хотели: толпа наводнила все коридоры. √овор€ о густой толпе, мы часто употребл€ем выражение: "ћожно было пройти по головам". » здесь действительно так и было: мальчишка, который каким-то образом затесалс€ сюда, увидев, что ему грозит опасность быть задавленным, вскочил на плечи соседа и по шл€пам и головам выбралс€ на улицу, пройд€ таким способом две лестницы и длинную галерею. ƒа и снаружи давка была не меньше: брошенна€ кем-то в толпу корзинка запрыгала с головы на голову, с плеча на плечо, кружась и верт€сь, пока не скрылась из виду, ни разу не упав и даже не приблизившись к земле.

—квозь эту-то огромную толпу, в которой, конечно, попадались и честные фанатики, но большинство составл€ли подонки общества (количество их в Ћондоне все росло благодар€ суровым уголовным законам, плохому режиму в тюрьмах и никуда не годной полиции), пришлось прокладывать себе дорогу тем членам парламента, которые имели неосторожность опоздать. »х экипажи были остановлены и сломаны, колеса выворочены, стекла разбиты вдребезги, стенки вдавлены внутрь, кучера, лакеи и их господа сброшены в гр€зь. Ћордов, преподобных епископов, членов палаты общин - всех, не разбира€, что за человек и какой он партии - толкали, угощали пинками и щипками: они перелетали из рук в руки, подверга€сь вс€ким оскорблени€м, пока в конце концов не по€вл€лись в палате среди своих коллег в самом жалком виде: одежда висела на них клочь€ми, парики были сорваны, и они с ног до головы были осыпаны пудрой, выколоченной из этих париков. ќни едва переводили дух, не могли выговорить ни слова. ќдин лорд так долго пробыл в руках черни, что пэры решили в полном составе отправитьс€ к нему на выручку и уже двинулись было на улицу, но тут он, к счастью, по€вилс€ среди них, весь в гр€зи и син€ках, избитый так, что его с трудом узнавали самые близкие знакомые. Ўум и гам усиливалс€ с каждой минутой, воздух сотр€сали ругательства, гиканье, свист, вой. „ернь бесновалась и ревела без передышки, подобно осатаневшему чудовищу, каким она и была, и каждое новое издевательство над жертвами еще сильнее раздувало ее €рость.

¬нутри здани€ парламента положение было еще более угрожающее. Ћорд ƒжордж в сопровождении человека, несшего впереди на наплечной подушке, какие употребл€ют грузчики, длиннейшую петицию, прошел по коридору к двери в палату общин. ѕетици€ была прин€та двум€ чиновниками парламента и развернута на столе дл€ официального рассмотрени€, после чего лорд ƒжордж зан€л свое место в палате, хот€ было еще рано и спикер не начинал молитвы. ¬ это врем€ приверженцы лорда, как мы уже знаем, хлынули внутрь здани€ и сразу заполнили все кулуары и проходы. “аким образом, члены обеих палат подвергались насили€м не только на улице, но и в стенах парламента, а шум снаружи и внутри был такой оглушительный, что те, кто пробовал говорить, едва слышали собственный голос; члены палаты не имели возможности ни посовещатьс€ относительно того, как действовать в такой трудный момент, ни подбодрить друг друга и дать черни достойный и решительный отпор. ¬с€кий раз, как с улицы по€вл€лс€ еще один депутат, растрепанный, в изодранной одежде, и проталкивалс€ к двер€м в зал заседаний, толпа в коридоре поднимала торжествующий вой, а когда дверь зала осторожно приоткрывалась изнутри, чтобы впустить его, и сто€вшим поближе удавалось на миг загл€нуть внутрь, они еще больше свирепели, как хищные звери при виде добычи, и наваливались на дверь так €ростно, что все замки и запоры с трудом выдерживали напор и даже балки потолка дрожали.

√алереи дл€ публики, расположенные пр€мо над входной дверью, приказано было закрыть при первой же вести о беспор€дках, и потому они были пусты. ќдин только лорд ƒжордж врем€ от времени заходил туда: с галереи ему было удобнее выходить на лестницу и сообщать своим люд€м, что происходит в зале. Ќа этой именно лестнице и стали на посту Ѕарнеби, ’ью и ƒеннис. Ћестница состо€ла из двух параллельных р€дов ступеней. Ёти короткие, крутые и узкие лесенки вели к двум двер€м, открывавшимс€ в низкий проход на хоры. ћежду ними был пролет с незастекленным окном, через которое свет и воздух проникали в кулуары, находившиес€ на двадцать футов ниже.

Ќа одной из этих лесенок - не на той, куда выходил лорд ƒжордж, а на другой - сто€л √ашфорд, облокот€сь на перила и подпира€ рукой щеку, с обычным своим хитрым и непроницаемым видом.  аждый раз, как он едва заметно мен€л позу - хот€ бы это было самое легкое движение руки, - крики не только на лестнице, но и внизу, в коридорах, €вно усиливались. ƒолжно быть, оттуда кто-то, служивший св€зным, все врем€ наблюдал за √ашфордом и подавал толпе сигналы.

- —мирно! - скомандовал ’ью, покрыв своим голосом весь шум и гомон, когда лорд ƒжордж по€вилс€ да верхней площадке лестницы. - ћилорд идет с вест€ми!

ќднако, несмотр€ на по€вление лорда ƒжорджа, шум не утихал, пока √ашфорд не огл€нулс€. “ут сразу наступила тишина даже в наружных коридорах и на других лестницах, где люди не могли ничего увидеть или услышать: сигнал был передан с поразительной быстротой.

- ƒжентльмены, - начал лорд ƒжордж, бледный и взволнованный, - мы должны твердо сто€ть на своем. “ам говор€т об отсрочке, но мы ни на какие отсрочки не пойдем. ќни хот€т отложить рассмотрение нашей петиции до будущего вторника, но мы потребуем, чтобы ее обсуждали сегодн€. ¬се складываетс€ неблагопри€тно дл€ нас, но мы должны победить - и победим!

- ћы должны победить - и победим! - эхом откликнулась толпа.

Ћорд ƒжордж расклан€лс€ и под одобрительные крики и хлопки ушел в зал, но скоро вернулс€. —нова жест √ашфорда - и сразу мертва€ тишина.

- Ѕоюсь, джентльмены, что у нас мало надежды на поддержку в парламенте, - сказал лорд на этот раз. - Ќо наши требовани€ должны быть удовлетворены. ћы соберемс€ снова. Ѕудем уповать на бога, и он благословит наши усили€.

Ёта речь, несколько более сдержанна€, чем предыдуща€, прин€та была уже не так восторженно.  огда шум и возбуждение достигли крайних пределов, лорд ƒжордж снова вышел и сказал, что тревога распространилась на много миль вокруг, и когда король услышит, что их собралось такое множество, он несомненно отдаст тайный приказ удовлетворить их просьбу. ¬ том же духе - по-детски нерешительно, так же туманно, как туманны были все его идеи, - лорд продолжал говорить, как вдруг из дверей, у которых он сто€л, по€вилось двое мужчин.

ѕротиснувшись мимо него, они сошли на две-три ступени ниже и остановились перед толпившимс€ здесь пародом.

“ака€ смелость ошеломила бунтовщиков. ќни еще больше опешили, когда один из джентльменов, обернувшись к лорду ƒжорджу, произнес громко, чтобы его слышали все, и совершенно спокойно и хладнокровно:

- ћилорд, не угодно ли вам объ€снить этим люд€м, что € - генерал  онвей70, о котором они, конечно, слышали, и что € против петиции, против всего, что творите вы и они. —кажите им, что € - солдат и своей шпагой буду защищать неприкосновенность этого места. ¬ы видите, милорд, - члены парламента сегодн€ все вооружены, и знаете, что вход сюда узок. ¬ам должно быть €сно, что в этих стенах есть люди, решившиес€ защищать вход в палаты до последней капли крови, так что, если ваши сторонники будут упорствовать, погибнут многие. ѕодумайте, что вы делаете!

- ј еще, милорд - сказал второй джентльмен, обрат€сь к нему таким же тоном, как первый, - € хочу, чтобы все здесь слышали и то, что скажу €, полковник √ордон, ваш близкий родственник. ≈сли хоть один из этой толпы, оглушающей нас своими криками, перешагнет порог палаты общин, кл€нусь - € в ту же минуту пущу в ход свою шпагу и проткну не его, а вас!

ѕосле этих слов оба джентльмена, не поворачива€сь спиной к толпе, подн€лись по ступен€м назад, к двери, подхватили под руки злосчастного лорда, втащили его в коридор и, захлопнув дверь, тотчас накрепко заперли ее изнутри. Ёто произошло так быстро, и оба джентльмена, люди немолодые, про€вили столько мужества и решительности, что толпа была смущена, и все только обменивались испуганными и вопросительными взгл€дами. ћногие пытались протолкнутьс€ к двери, наиболее малодушные кричали, что лучше всего убратьс€ отсюда поскорее, и требовали, чтобы задние их пропустили. —м€тение и паника все росли, но тут √ашфорд шепнул что-то ’ью.

-  уда! - гаркнул ’ью, оборачива€сь. - — какой стати нам уходить? √де еще мы можем добитьс€ своего? Ёй, реб€та, навалимс€ дружно на эту дверь да на нижнюю, и дело будет в шл€пе.  то там внизу трусит, - отойди прочь, а кто смел - вперед! Ќу, кто первый пройдет в нижнюю дверь? ¬от так, гл€дите! Ёй, там, внизу, берегись!

», не тер€€ ни секунды, он стремглав ринулс€ через перила, прыгнул в нижний коридор. Ќе успел он коснутьс€ ногами пола, как Ѕарнеби был уже р€дом.

ѕомощник капеллана и несколько членов парламента, упрашивавшие народ в нижнем коридоре разойтись, тотчас ретировались. “огда вс€ толпа в беспор€дке бросилась к двер€м, и тут уже началась насто€ща€ осада палаты общин.

ѕри втором натиске неизбежно произошло бы столкновение с теми, кто сто€л внутри, намерева€сь оборон€ть палату, было бы много жертв и пролито много крови. ѕо вдруг задние р€ды нападающих отступили, и из уст в уста стал передаватьс€ слух, что через реку был послан гонец за войсками, что войска уже прибыли и стро€тс€ на улице. Ѕо€сь, что начнут обстреливать узкие проходы, в которых они были стиснуты, бунтовщики хлынули на улицу так же стремительно, как раньше - внутрь здани€.

 огда весь людской поток сразу повернул, Ѕарнеби и ’ью были унесены им. “олка€сь, работа€ локт€ми, топча впавших и пада€ другим под ноги, они вместе с толпой выбрались наружу как раз в тот момент, когда им навстречу двигалс€ большой отр€д конной и пешей гвардии, очища€ улицу на своем пути так быстро, что толпа словно та€ла при их приближении.

ѕослышалась команда "стой!", солдаты выстроились вдоль улицы. Ѕунтовщики, запыхавшиес€, утомленные недавними усили€ми, тоже построились, но кое-как, без вс€кого пор€дка. ќфицер гвардейского отр€да поспешно выехал вперед. ≈го сопровождали член городскою магистрата и чиновник палаты общин, - два кавалериста уступили им своих лошадей. Ѕыл прочитан вслух «акон о м€теже71, и толпе предложили разойтись. Ќо никто и не шелохнулс€.

¬ первом р€ду м€тежников сто€ли плечом к плечу Ѕарнеби и ’ью.  огда Ѕарнеби вышел из парламента на улицу, кто-то сунул ему в руки его драгоценное знам€. —вернутое и зав€занное вокруг древка, оно походило на громадную дубину, и Ѕарнеби, крепко сжима€ его, сто€л в воинственной позе. ≈сли был когда-нибудь на свете человек, всем сердцем и душой веривший, что он боретс€ за правое дело и об€зан до последней капли крови защищать своего вожд€, то это был бедн€га Ѕарнеби, а вождем своим он считал лорда ƒжорджа √ордона.

ѕосле бесплодной попытки заставить себ€ слушать, член магистрата отдал приказ, и конные гвардейцы врезались в толпу. Ќо даже после этого он еще разъезжал перед р€дами, уговарива€ народ разойтись, а солдатам - хот€ их забросали камн€ми и некоторые из них были т€жело ранены или ушиблены - было приказано только арестовать наиболее отча€нных бунтовщиков и разогнать остальных, действу€ сабл€ми плашм€.  ак только лошади были направлены в толпу, она во многих местах подалась назад, и гвардейцы, воспользовавшись этим, начали быстро очищать площадь. ƒвое или трое передних, отрезанные от товарищей окружившей их толпой, поскакали пр€мо на Ѕарнеби и ’ью (на которых им, веро€тно, указали, как на зачинщиков, так как они первые прыгнули с лестницы в нижний коридор), по пути нанос€ удары направо и налево - и не без успеха: самые воинственные из бунтовщиков, не желавшие отступать, были легко ранены, и то тут, то там кто-нибудь падал на руки соседей среди общего см€тени€, воплей и стонов.

ѕри виде окровавленных, рассеченных лиц, которые, мелька€ перед ним, тотчас заслон€лись другими, Ѕарнеби побледнел и был близок к обмороку, но стойко оставалс€ на месте, еще крепче сжав в руках древко. ќн не сводил глаз с ближайшего солдата, кивками головы отвеча€ ’ью, который, сердито хмур€сь, шептал ему что-то.

—олдат, пришпорив лошадь, оттеснил толпившихс€ вокруг людей, колот€ саблей по рукам, прот€нутым, чтобы схватить поводь€ и осадить его кон€ назад, и одновременно знаками звал на помощь других гвардейцев, - а Ѕарнеби, не отступа€ ни на шаг, ожидал его. “оварищи кричали ему "беги!", и несколько человек уже хотели окружить его и спасти от ареста, как вдруг в воздухе над их головами мелькнуло древко знамени - и солдата больше не было в седле.

¬ тот же миг Ѕарнеби и ’ью бросились бежать. “олпа расступалась, пропуска€ их, и сразу смыкалась так быстро, что невозможно было уследить за беглецами. –азгор€ченные, запыхавшись и изнемога€ от усталости, они благополучно домчались до “емзы, поспешили сесть в лодку и скоро очутились там, где им уже не грозила непосредственна€ опасность.

ѕлыв€ по реке, они €сно услышали радостные крики и, вообразив, что их товарищи одолели солдат, на несколько минут перестали грести, раздумыва€, не вернутьс€ ли. ќднако вскоре по ¬естминстерскому мосту повалила толпа, и они пон€ли, что это расход€тс€ по домам бунтовщики. ’ью правильно рассудил, что донесшиес€ до них крики "ура!" были ответом на обещание олдермена отозвать солдат, если все немедленно разойдутс€, - и, значит, ему и Ѕарнеби лучше не возвращатьс€. ѕоэтому он предложил доехать до моста Ѕлекфрайерс и, высадившись там, сразу идти в "—апог", где можно и весело провести врем€ и надежно укрытьс€.   тому же там они наверн€ка встрет€тс€ со многими товарищами. Ѕарнеби был на все согласен, и они двинулись к мосту Ѕлекфрайерс.

ћомент был опасный, но, к счастью дл€ них, они высадились как раз воврем€. Ќа ‘лит-стрит царило необычайное оживление; спросив, что случилось, они узнали, что здесь сейчас проскакал отр€д гвардейской конницы, конвоиру€ арестованных бунтовщиков, которых они дл€ безопасности везли в Ќьюгет. ’ью и Ѕарнеби, ничуть не сожале€ о том, что разминулись с гвардейцами, и не тер€€ времени на дальнейшие расспросы, двинулись к "—апогу" со всей быстротой, котора€, по мнению ’ью, была совместима с осторожностью, то есть не могла показатьс€ странной и привлечь нежелательное внимание встречных.

√Ћј¬ј ѕя“»ƒ≈—я“јя

ќни добрались до таверны одни из первых, но не прошло и получаса, как туда стали приходить беспор€дочными группами люди, с которыми они вместе осаждали парламент. —реди них были —аймон “эппертит и мистер ƒеннис. ќба, а в особенности мистер ƒеннис, очень обрадовались Ѕарнеби и гор€чо похвалили его за про€вленную им доблесть.

- «дорово было сделано, черт возьми! - сказал ƒеннис. ѕоставив свою дубинку в угол и повесив на нее шл€пу, он подсел к их столу. - ƒаже вспомнить при€тно... Ётакий удобный случай... и все-таки ничего у нас не вышло! Ќе знаю, что теперь и делать будем. Ќарод нынче пошел никудышный... Ёй, подайте чего-нибудь выпить и закусить!.. ќпротивел мне весь род людской!

- Ёто почему же? - спросил мистер “эппертит, погрузивший уже разгор€ченное лицо в кружку с пивом емкостью в полгаллона. - –азве плохое сегодн€ начало?

- ј кто мне поручитс€, что это начало, а не конец? - возразил палач. -  огда тот солдат слетел с седла, Ћондон мог бы быть в наших руках. “ак нет же - мы сто€ли и глазели, разинув рты! ј потом этот судь€... жаль, что ему не всадили по пуле в каждый глаз! » всадили бы, если бы вз€лись за дело по-моему... Ётот судь€ объ€вл€ет: "–еб€та, если дадите слово разойтись, € отзову солдат", - и наши начинают кричать "ура", бросают все козыри, что были у них на руках, и удирают, поджав хвосты, как свора трусливых собак. “русы и есть. Ёх! - ¬ тоне палача слышалось глубочайшее отвращение. -  ак тут не покраснеть от стыда за людей? Ћучше бы € родилс€ быком, ей-богу!

- Ѕык из вас получилс€ бы, € думаю, такого же ангельского нрава, какой у вас сейчас, - бросил —аймон “эппертит, величественно удал€€сь.

- Ќапрасно так думаете! - крикнул ему вдогонку палач. - Ѕудь € сейчас быком с человеческим разумом, € бы выпустил кишки всем нашим людишкам, кроме этих двух, - он указал на ’ью и Ѕарнеби, - за их сегодн€шнее поведение.

ƒав такую мрачную оценку люд€м и событи€м, мистер ƒеннис пробовал искать утешени€ в пиве и холодной гов€дине, однако даже их благотворное действие не только не см€гчило, но, кажетс€, еще усилило его недовольство: лицо его сохран€ло угрюмое и сердитое выражение.

¬ другое врем€ обруганна€ им компани€ отплатила бы ему столь же крепкими словами, а то и рукоприкладством, но сейчас все были слишком утомлены и подавлены. Ѕольшинство с утра ничего не ело, и всех страшно измучила невыносима€ жара. ќни накричались до того, что были совсем без голоса, и от всех волнений и усталости так обессилели, что еле держались на ногах. ѕритом они не знали, что делать дальше, опасались последствий своего бунта и понимали, что не только не достигли цели, но несомненно ухудшили положение. „ерез какой-нибудь час из "—апога" ушли многие, и бывшие среди них по-насто€щему честные и искренние люди давали себе слово никогда больше не св€зыватьс€ с такими товарищами. »ные остались здесь только дл€ того, чтобы подкрепитьс€, а затем и они ушли домой в таком же подавленном состо€нии духа. ѕосле этого дн€ некоторые завсегдатаи "—апога" стали даже избегать это заведение. ѕ€ть-шесть человек, арестованных гвардейцами, молва размножила уже до целой полусотни, и уныла€ весть об этих арестах окончательно отрезвила уцелевших. ќни настолько пали духом и утратили энергию, что к восьми часам в трактире остались только ’ью, ƒеннис и Ѕарнеби, да и те уже крепко спали, сид€ за столом, и разбудил их только приход √ашфорда.

- ќ, господи! “ак вот вы где! - сказал секретарь.

- ј где же еще нам быть, мистер √ашфорд? - отозвалс€ ƒеннис.

- ќ, нигде, нигде, - тон секретар€ был преувеличенно м€гок. - ”лицы кишат синими кокардами, вот € и думал, что вы там, среди них. ќчень рад, что вы здесь.

- “ак у вас есть дл€ нас поручение, хоз€ин? - спросил ’ью.

- Ќет, что вы!  акие € могу давать поручени€? –азве вы у мен€ на службе?

- ћистер √ашфорд, но мы же служим нашему общему делу, не так ли? - возразил ƒеннис.

- ƒелу? - повторил секретарь, гл€д€ на него каким-то отсутствующим взгл€дом. - ƒела больше нет. ƒело проиграно.

- ѕроиграно!

- Ќу, да! –азве вы не слышали? ѕетици€ отвергнута сто дев€носто двум€ голосами против шести. Ёто конец. Ќе стоило столько хлопотать. “олько это мен€ огорчает да гнев милорда. ¬сем остальным € вполне доволен.

√овор€ это, он достал из кармана перочинный нож и, положив шл€пу на колено, стал спарывать с нее синюю кокарду, которой щегол€л весь день. ѕри этом он мурлыкал себе под нос псалом, звучавший сегодн€ особенно часто на —ент-ƒжордж-‘илдс, с кроткой грустью подчеркива€ слова.

ќба его союзника перегл€нулись, затем уставились на него, словно недоумева€, как понимать его поведение. Ќаконец ’ью, которого мистер ƒеннис вс€чески поощр€л, подмигива€ ему и подталкива€ локтем, решилс€ прервать молчание и спросил у √ашфорда, почему это он снимает кокарду.

- ј потому, - подн€в глаза, сказал секретарь, не то сердито, не то шут€, - потому, что носить ее, когда сидишь сложа руки, носить ее, когда спишь или удираешь от опасности, - это просто насмешка. ¬от и все, при€тель.

- ј что же прикажете нам делать? - воскликнул ’ью.

- Ќичего, - √ашфорд пожал плечами. - Ќичего.  огда милорда осыпали упреками и грозили ему за то, что он защищает ваши интересы, €, как человек осторожный, не требовал, чтобы вы что-то сделали.  огда солдаты топтали вас лошадьми, € не ждал, что вы тут что-нибудь сделаете.  огда один из солдат был выбит из седла чьей-то дерзкой рукой и € видел см€тение и ужас на их лицах, € не требовал, чтобы вы что-нибудь сделали, - и вы действительно ничего не делали. јга, вот он, этот юноша, такой неосторожный и смелый!  ак мне жаль его!

- ∆аль, хоз€ин? - воскликнул ’ью.

- ∆аль, мистер √ашфорд? - сказал и ƒеннис.

- ≈сли завтра будет вывешено объ€вление, в котором за поимку его обещают п€тьсот фунтов иди другую пуст€чную сумму, если в этом объ€влении то же самое будет сказано о другом человеке, том, что прыгнул с лестницы в нижний коридор, - вы по-прежнему не делайте ничего, - сказал √ашфорд холодно.

- „ерт возьми, хоз€ин! - ’ью вскочил. - ѕочему вы так с нами разговариваете? „то мы сделали?

- Ќичего, - ответил √ашфорд с иронией. - ≈сли вас посад€т за решетку, если этого молодца, - он пристально взгл€нул на внимательно слушавшего Ѕарнеби, - оторвут от нас, его друзей, и от родных, тех, кого он любит и кого, быть может, убьет его смерть, если его будут гноить в тюрьме, а потом повес€т у них на глазах, - все равно, не делайте ничего. ¬ы, конечно, сочтете такое поведение самым правильным.

- »демте! - крикнул ’ью и шагнул к двери. - ƒеннис, Ѕарнеби, идем!

-  уда? «ачем? - спросил √ашфорд, опередив его и загородив собой дверь.

-  уда-нибудь, все равно! ѕосторонитесь, мистер √ашфорд, иначе выскочим в окно. ѕустите!

- ’аха-ха! »шь какой... гор€чий! - промолвил √ашфорд, сразу мен€€ тон на самый добродушный и при€тельски-шутливый. - Ќасто€щий порох! Ќо перед уходом вы не откажетесь выпить со мной?

- Ќу, конечно! - прогудел ƒеннис, отира€ рукавом свой всегда жаждущий рот. - Ќе сердись, брат ’ью! ¬ыпьем с мистером √ашфордом.

’ью утер вспотевший лоб и облегченно улыбнулс€. ј ловкач секретарь громко расхохоталс€.

- ѕодайте чего-нибудь, да живее, не то этот отча€нный убежит, не дождавшись! - сказал √ашфорд, а мистер ƒеннис поддержал его, усиленно кива€ и бормоча ругательства. -  огда его расшевелишь, ему удержу нет!

’ью со всего размаха треснул Ѕарнеби по спине своей здоровенной лапой, завер€€ его, что ему нечего бо€тьс€. ќни пожали друг другу руки - бедный Ѕарнеби был совершенно уверен, что он находитс€ среди благороднейших и бескорыстнейших людей в мире, насто€щих героев, - а √ашфорд снова рассме€лс€.

- —лыхал €, - промолвил он вкрадчиво, сто€ среди них с большой бутылью в руках и наполн€€ стаканы так же быстро и часто, как их ему прот€гивали. - —лыхал, но не знаю, правда ли это, будто народ, что шатаетс€ сегодн€ вечером по улицам, не прочь разнести две-три католические церкви и только ждет, чтобы кто-нибудь повел его. ћне даже называли эти церкви - на ƒьюк-стрит, в Ћинкольнс-»нн-‘илдс, на ”орвик-стрит, на √олденсквер. Ќо слухам, вы знаете, не всегда можно верить... ¬ы ведь не собираетесь туда идти?

- «начит, советуете нам ничего не делать. “ак, хоз€ин? - гаркнул ’ью. - Ќу, нет, мы с Ѕарнеби не желаем идти ни в тюрьму, ни на виселицу. Ќадо их так пугнуть, чтобы у них пропала охота св€зыватьс€ с нами. ¬ожаки, говорите, нужны? »дем, реб€та!

- ќх, буйна€ головушка! -воскликнул секретарь. - ’а-ха! „то за бесстрашный, неистовый, гор€чий парень! “акой человек...

‘разу кончать не стоило, потому что они уже выбежали из трактира и не могли ее слышать. √ашфорд сразу перестал сме€тьс€, прислушалс€... Ќат€нув перчатки и заложив руки за спину, он долго еще ходил взад и вперед по опустевшей комнате, потом отправилс€ бродить по шумным улицам.

”лицы были полны народа, так как событи€ этого дн€ наделали много шуму. “е, кому не хотелось выходить из дому, сто€ли у дверей или окон, и везде разговор шел о том же. ќдни увер€ли, что м€теж окончательно подавлен, другие - что он оп€ть вспыхнул. –ассказывали, что лорд ƒжордж √ордон под усиленным конвоем отправлен в “ауэр, что было покушение на жизнь корол€, что снова вызваны войска и откуда-то с окраин города какой-нибудь час назад €сно слышалась пальба. — наступлением темноты все эти слухи стали казатьс€ еще страшнее и таинственнее. —тоило пробегавшему мимо перепуганному обывателю крикнуть, что бунтовщики идут сюда, что они уже близко, как все двери моментально захлопывались и запирались изнутри, окна в нижних этажах закрывались ставн€ми, начиналась така€ паника, как будто в город вступила вражеска€ арми€.

√ашфорд крадучись бродил в толпе, ко всему прислушивалс€ и где опровергал, а где подтверждал услышанный ложный слух, смотр€ по тому, что ему было на руку. ¬есь поглощенный этим зан€тием, он уже в двадцатый раз направилс€ было к ’олборну, как вдруг увидел бегущих навстречу женщин и детей. ќни все сильно запыхались, на бегу часто огл€дывались назад, и в уши секретарю хлынул слитный гул множества голосов, доносившийс€ издали. ѕо этим признакам и красному зареву, осветившему дома по обе стороны улицы, √ашфорд пон€л, что и в самом деле приближаютс€ его союзники; юркнув в первую приоткрытую дверь, он попросил приюта на несколько минут и вместе с другими побежал наверх, к окнам, чтобы увидеть надвигавшуюс€ толпу.

” многих в руках были факелы, и при свете их хорошо видны были лица бежавших впереди вожаков. Ћегко было угадать, что эти люди только что громили католический храм; об этом свидетельствовали трофеи, награбленна€ добыча, которую они несли: облачени€ св€щенников и дорога€ церковна€ утварь. ¬переди, как бешеные, неслись Ѕарнеби, ’ью и ƒеннис. ¬ид их был ужасен - с головы до ног они были в саже, в гр€зи, в известке и пыли, одежда превратилась в лохмоть€, волосы были всклокочены, руки и лица исцарапаны ржавыми гвозд€ми, покрыты кровоточащими ранами. «а ними, тесн€сь и толка€сь, валила густа€ толпа. √орланили песни, оглашали воздух торжествующими криками, перебранивались и на бегу грозили зрител€м... “е, кто нес какие-то дерев€нные обломки, изливали на них свою €рость, как на живые существа: ломали их на мелкие куски и подбрасывали высоко в воздух. Ќекоторые в диком опь€нении, казалось, и не замечали ран и ушибов, полученных при падении кирпичей, балок, камней. —реди толпы несли кого-то на сорванной ставне, - страшную своей неподвижностью ношу, прикрытую гр€зной холстиной... ¬се это - р€ды сатанински свирепых лиц, освещенных кое-где дымным огнем факелов, безумные глаза, качавшийс€ в воздухе лес палок и железных прутьев, ошеломл€ющий кошмар, открывавший взору так много и вместе так мало, казавшийс€ таким длительным, что промелькнувший в один миг, множество фантастических видений, которые врезались в пам€ть на всю жизнь, и вместе с тем множество подробностей, которые невозможно было охватить за один этот страшный миг, - все пронеслось мимо и скрылось.

ј когда промчалась толпа, се€вша€ на своем пути €рость и разрушение, на улице раздалс€ вдруг душераздирающий вопль. Ќесколько человек бросились туда, откуда он донесс€, а с ними и √ашфорд, только что вышедший на улицу. «а спинами других ему было не видно и не слышно, что там случилось, но кто-то, опередивший его, рассказал, что кричала женщина, вдова, увидевша€ в толпе бунтовщиков своего сына.

- “олько-то? - сказал секретарь, уход€ домой. - Ќу, кажетс€, наши молодцы на этот раз прин€лись за дело как следует!

√Ћј¬ј ѕя“№ƒ≈—я“ ѕ≈–¬јя

ќднако неистовства черни, которые √ашфорд называл "насто€щим делом" и на которые возлагал большие надежды, в ту ночь дальше не пошли. —нова были вызваны солдаты, снова они арестовали человек п€ть-шесть, а остальные разбежались после короткой и бескровной схватки.  ак ни были они пь€ны, как ни разыгрались в них страсти, - они еще не решались перейти все границы, презреть законы и бросить вызов правительству. »х еще сдерживала дол€ привычного уважени€ к власти, установленной обществом дл€ защиты своих интересов, и если бы эта власть воврем€ отсто€ла свой авторитет, секретарю лорда √ордона пришлось бы пережить горькое разочарование.

  полуночи улицы были уже тихи и безлюдны, все прин€ло свой обычный вид, и только в двух част€х города, на тех местах, где солнце в час заката освещало еще красивые и богато украшенные здани€, сейчас остались одни расшатанные стены да груды обломков и мусора. ƒаже католики, которых много было среди двор€н и купцов в Ћондоне и его предместь€х, не бо€лись больше за свою жизнь и имущество и не очень возмущались тем, что разрушены и разграблены их церкви. ќни верили в правительство, под защитой которого жили много лет, они с полным основанием рассчитывали на добрые чувства к ним и справедливость большей части населени€, людей, с которыми, несмотр€ на разницу вероисповеданий, всегда сохран€ли близкие и дружеские отношени€, - и это их поддерживало при всех издевательствах и насили€х, которым они подверглись. ќни были убеждены, что все честные протестанты так же невиновны в недавних позорных событи€х, как невиновны были они, католики, в пытках на дыбе, сожжении на кострах, казн€х на плахе и виселице в царствование жестокой королевы ћарии.

Ѕыл уже час ночи, а √ейбриэл ¬арден, его супруга и мисс ћиггс все еще не ложились и ожидали чего-то в маленькой гостиной. »х присутствие здесь в столь поздний час, и нагар на фитил€х тускло горевших свечей, и царившее в комнате безмолвие, а более всего - ночные чепчики служанки и ее госпожи свидетельствовали, что кака€-то уважительна€ причина помешала им лечь спать в обычный час и вынудила засидетьс€ допоздна.

≈сли требовалось еще более убедительное доказательство, то им вполне могло служить поведение мисс ћиггс: дойд€ до того беспокойного € нервного состо€ни€, которое всегда вызываетс€ долгим бдением, она беспрестанно потирала и пощипывала нос, вертелась и ерзала на стуле, как будто сидела на иголках, почесывала брови, кашл€ла, издыхала или даже тихо стонала, шмыгала носом, шумно сопела или судорожно вздрагивала - и всем этим до того раздражала слесар€, что у него, наконец, лопнуло терпение: молча понаблюдав за нею некоторое врем€, он не выдержал и сказал:

- ћиггс, голубушка, ступай-ка ты спать! »ди, иди, а то ты можешь надоесть хуже, чем сто бочек дождевых капель, которые стучат в окно, или сотн€ мышей, когда они скребутс€ за панелью. Ёто, ей-богу, невыносимо! —делай милость, иди спать!

- ¬ам легко говорить, сэр, - возразила мисс ћиггс, - ведь вас раздевать и расстегивать не нужно, а хоз€йку - нужно. » пока вы не л€жете, мэм, - обратилась она к миссис ¬арден, - до тех пор и € не смогу уснуть со спокойной совестью, - нет, ни за что, хот€ бы мне сию же минуту вылили за шиворот не сто бочек, а в двадцать раз больше холодной воды!

ќбъ€вив это, мисс ћиггс стала вс€чески извиватьс€, пыта€сь почесать плечи в недоступном месте, и при этом содрогалась вс€ с головы до ног, как бы дава€ зрител€м пон€ть, что воображаемый холодный душ действует уже вовсю, но сознание долга придает ей мужество и заставл€ет ее терпеть это и все другие мучени€.

ћиссис ¬арден так клонило ко сну, что она не стала вмешиватьс€, и, когда ћиггс высказалась, слесарю оставалось только вздохнуть и вооружитьс€ терпением.

ќднако сидеть спокойно, име€ перед глазами такого василиска, было невозможно. √ейбриэл старалс€ смотреть в другую сторону, но представл€ть себе, как она трет щеку, или дергает себ€ за ухо, или моргает глазами, или проделывает бог знает что со своим носом, было еще мучительнее, чем видеть все это. ≈сли она на миг прекращала подобные упражнени€, то только потому, что у нее немела ступн€, или сводило руку или ногу, или ее всю корчило от какого-нибудь другого недомогани€.  огда же наступала минута передышки и ћиггс, закрыв глаза и разинув рот, неподвижно застывала на стуле, то через мгновение она начинала клонитьс€ вперед, потом, вздрогнув и очнувшись, разом останавливалась, потом снова клонилась вперед, вздрагивала и выпр€мл€лась, медленно начинала оп€ть клонитьс€ все ниже и ниже, а когда уже казалось несомненным, что через секунду она потер€ет равновесие, и слесарь в испуге готов был ее окликнуть, чтобы она не свалилась со стула и не проломила себе череп, она совершенно неожиданно оказывалась оп€ть сид€щей очень пр€мо, словно аршин проглотила, глаза ее были открыты и упр€мое, вызывающее выражение сонной физиономии €сно говорило: "я готова покл€стьс€, что ни на минуту не сомкнула глаз".

Ќаконец, когда часы пробили два, за входной дверью послышалс€ стук, словно кто-то неча€нно наткнулс€ на дверной молоток. ћисс ћиггс моментально вскочила и, захлопав в ладоши, крикнула, пута€ со сна духовное с мирским:

- јллилуй€, мэм! Ёто стучит —иммун!

-  то там? - спросил √ейбриэл.

- я! - крикнул хорошо знакомый голос мистера “эппертита.

—лесарь отпер дверь и впустил его.

ћистер “эппертит имел сейчас не очень презентабельный вид: человеку его роста всегда плохо приходитс€ в давке, а так как он к тому же принимал де€тельное участие в событи€х вчерашнего утра, то одежда его буквально превратилась в лохмоть€, шл€па см€лась и потер€ла вс€кую форму, а задники башмаков были стоптаны до того, что они напоминали ночные туфли.  афтан висел на нем клочь€ми, пр€жки с подв€зок и башмаков были сорваны, от шарфа на шее осталась только половина, сорочка на груди была разорвана. ќднако, несмотр€ на беспор€док в костюме, на то, что —им изнемогал от жары и усталости и был весь в гр€зи и пыли, как в футл€ре, под которым уже нельз€ было различить его естественную оболочку (то есть кожу или облекавшую ее одежду), он вошел в гостиную величавой поступью, с высокомерным видом и, сев в кресло, с мрачным достоинством обозревал все общество, тщетно пыта€сь засунуть руки в карманы коротких штанов, вывернутые наружу и болтавшиес€ по бокам, словно кисточка.

- —аймон, - начал слесарь серьезным тоном, - что это значит, что ты приходишь домой так поздно ночью да еще в подобном виде? ћожешь ты дать мне слово, что не безобразничал на улицах вместе с бунтовщиками? ≈сли можешь, € не стану больше упрекать теб€.

- —эр, - отвечал мистер “эппертит, устремив па него презрительный взгл€д, - удивл€юсь, как это у вас хватает наглости предъ€вл€ть мне такие требовани€.

- “ы пь€н, - сказал слесарь.

- √овор€ вообще, - возразил —им с полным самообладанием, - вы лжец, сэр, и в самом оскорбительном смысле этого слова! Ќо в данном случае вы неча€нно - да, неча€нно, сэр - сказали правду.

- ћарта, - обратилс€ слесарь к жене, сокрушенно кача€ головой, хот€ вид этой торчавшей перед ним нелепой фигуры вызывал невольную улыбку на его открытом лице. - ћарта, € все же надеюсь, что этот бедн€га не попал в руки тех подлецов и дураков, о которых мы так часто толковали с тобой и которые натворили столько зла. Ќо если он сегодн€ ночью был на ”орвик-стрит или ƒьюк-стрит, то...

- ќн не был ни тут, ни там, сэр, - воскликнул мистер “эппертит громким голосом и, внезапно перейд€ на шепот, повторил, в упор гл€д€ на слесар€: - Ќе был ни тут, ни там, да!

- Ётому € от души рад, - сказал слесарь торжественно, -потому рад, ћарта, что если бы он там был и стало бы известно, то твой ¬еликий —оюз оказалс€ бы дл€ него той телегой, в которой человека везут на виселицу. ƒа, кл€нусь жизнью, не миновать бы ему болтатьс€ в воздухе!

ћиссис ¬арден ничего не отвечала, ее слишком ужасал вид —аймона и его резко изменившийс€ тон, и она еще раньше была напугана рассказами о бунте. ќна даже не прибегла к своей обычной супружеской тактике. ј мисс ћиггс - та уже рыдала и ломала руки.

- ƒа, √ейбриэл ¬арден, он не был ни на ƒьюк-стрит, ни на ”орвик-стрит, - сказал —аймон сурово. - Ќо он был в ¬естминстере. » возможно, сэр, что он там надавал пинков какому-нибудь депутату графства. Ѕыть может, он пустил кровь лорду - да, да, сколько бы вы ни таращили на мен€ глаза, сэр, а € повтор€ю - кровь там рекой лилась из носов, и возможно, что € стукнул какого-нибудь лорда.  то знает? ¬от смотрите, - тут он запустил руку в жилетный карман и извлек оттуда большой зуб, при виде которого и ћиггс и миссис ¬арден громко взвизгнули, - это зуб епископа. “ак что берегитесь, √ейбриэл ¬арден!

- я бы охотно отдал п€тьсот фунтов, чтобы ничего этого не было, - с живостью сказал слесарь. - ƒа понимаешь ли ты, болван, кака€ тебе грозит опасность?

- ѕонимаю, сэр, - ответил подмастерье, - и горжусь этим. я был там у всех на глазах, € стал видным человеком. » готов нести последстви€.

—лесарь, не на шутку расстроенный, молча ходил из угла в угол, погл€дыва€ на своего бывшего подмастерь€. Ќаконец, остановившись перед ним, он сказал:

- Ћожись, поспи час-другой. јвось, когда проспишьс€, немного образумишьс€ и пожалеешь о том, что натворил. ≈сли раскаешьс€, мы постараемс€ теб€ спасти... –азбужу его часов в п€ть, - обратилс€ ¬арден к жене, - тогда он успеет привести себ€ в пор€док, добратьс€ до “ауэрской лестницы и с приливом уплывет в √рейвзенд раньше, чем его здесь начнут разыскивать. ќттуда ему легко будет попасть в  ентербери72, где твой кузен даст ему работу, пока вс€ эта бур€ ул€жетс€. Ќе знаю, хорошо ли € делаю, что спасаю, его от заслуженной кары... Ќо он прожил у нас в доме двенадцать лет, мальчиком еще пришел... и жаль будет, если из-за одного этого злосчастного дн€ он плохо кончит. «апри входную дверь, ћиггс, и, когда пойдешь наверх, смотри, чтобы с улицы не увидели свет. Ќу, —аймон, живо в постель!

- “ак, по-вашему, сэр, € такой ничтожный подлец, что приму ваше унизительное предложение? - хрипло возразил мистер “эппертит заплетающимс€ €зыком - его медленна€ речь составл€ла резкий контраст с живостью и выразительностью слов его доброго хоз€ина. - ѕосле этого вы сами негод€й, сэр.

- ћели что хочешь, —аймон, но ложись скорее, кажда€ минута дорога! ƒавай свечу, ћиггс.

- ƒа, да, иди скорее спать! - в один голос взмолились обе женщины.

ћистер “эппертит встал, оттолкнул стул, чтобы показать, что он в поддержке не нуждаетс€, и, пошатыва€сь, болта€ головой так, словно она не была никак соединена с телом, изрек:

- ¬ы сказали "ћиггс"?..   черту ћиггс, сэр!

- јх, —иммун! - пролепетала эта девица замирающим голосом. - јх, мэм! јх, сэр! Ѕоже милосердный, какой удар!

- » всю вашу компанию к черту! - отрезал мистер “эппертит, с улыбкой невыразимого презрени€ взгл€нув на потр€сенную ћиггс. - ¬сех, кроме миссис ¬арден. я пришел сюда, сэр, только ради нее. ћиссис ¬арден, вот возьмите эту бумагу. Ёто охранна€ грамота, мэм. ќна может вам понадобитьс€.

» он прот€нул ей гр€зную, изм€тую бумажку. —лесарь перехватил ее, развернул и прочел:

- "Ќадеюсь, что никто из сочувствующих нашему делу не тронет имущества истинных протестантов. ”достовер€ю, что владелец этого дома - верный и достойный наш союзник. ƒжордж √ордон".

- Ёто еще что? - буркнул слесарь, мен€€сь в лице.

- ќна вам очень и очень пригодитс€, молодой человек, - отвечал его подмастерье. - —ами увидите! ’раните ее как зеницу ока в таком месте, чтобы она была у вас под рукой, как только понадобитс€. ј завтра вечером напишите мелом на двери своего дома "ƒолой папистов!" и не стирайте эту надпись всю неделю. ¬от и все.

- ƒокумент подлинный, - сказал слесарь. - «наю, потому что уже видел этот почерк.  акую еще беду предвещает тво€ бумажонка? „то за дь€вол оп€ть сорвалс€ с цепи?..

- —вирепый, огненный дь€вол, - перебил его —им. - Ќе становитесь у него на дороге, иначе вам каюк. я вас воврем€ предупреждаю, √ейбриэл ¬арден. ѕрощайте!

Ќо обе женщины загородили ему дорогу. ќсобенно энергично действовала мисс ћиггс: она налетела на него так стремительно, что —им оказалс€ пригвожденным к стене, и в трогательных выражени€х заклинала не уходить, пока он не протрезвитс€, отдохнуть, поразмыслить, а потом уже прин€ть решение.

- —казано вам, что решение € уже прин€л, - сказал мистер “эппертит. - »стекающа€ кровью родина призывает мен€, и € иду! ћиггс, пропустите сейчас же, или € вас ущипну!

ћисс ћиггс, наваливша€с€ всем телом на м€тежника, вдруг пронзительно вскрикнула - неизвестно, от избытка ли горести или оттого, что он привел в исполнение свою угрозу.

- ќтв€житесь от мен€, - продолжал —аймон, вырыва€сь из ее целомудренных объ€тий, в которых он застр€л, как муха в паутине. - я позабочусь о вас, и после переустройства нашего общества вы благодар€ мне будете жить припеваючи. Ќадеюсь, вы довольны? ѕустите!

- јх, —иммун! - воскликнула мисс ћиггс. - ћой славный —иммун! ќ мэм! ≈сли бы вы знали, что € чувствую в эту трудную минуту!

„увства были, видно, и в самом деле бурные: ночной чепец мисс ћиггс во врем€ ее борьбы с —аймоном свалилс€ с головы, а сама она очутилась на колен€х и €вл€ла собой какую-то причудливую смесь синих и желтых папильоток, растрепанных пр€дей, болтавшихс€ корсетных шнурков и зав€зок уже совершенно неизвестного назначени€. ќна задыхалась, сжимала руки, закатывала глаза, проливала обильные слезы и про€вл€ла все другие признаки сильнейших душевных мук.

- я оставл€ю наверху сундучок с моими вещами, - сказал —аймон хоз€ину, не обраща€ ни малейшего внимани€ на девичье горе ћиггс. - ƒелайте с ними что хотите, мне они не нужны. я сюда больше не вернусь. »щите себе, сэр, другого работника, а € буду служить родине. ќтныне это будет моим делом.

- „ерез два часа можешь делать что хочешь, а сейчас ложись спать, - слесарь заслонил собой дверь. - ћарш в постель! —лышишь?

- —лышу, ¬арден, но не повинуюсь, - отрезал мистер “эппертит. - —егодн€ вечером € был за городом и обсуждал план одного дела, которое поразит и наполнит ужасом вашу слесарскую душонку. ƒл€ этого дела мне нужно собрать все силы. ѕропустите мен€!

- “олько суньс€ к двери, так € теб€ с ног сшибу, - пригрозил ему ¬арден. - »ди-ка ты лучше спать.

—аймон, не отвеча€, выпр€милс€ и со всей быстротой, на какую еще был способен, нагнув голову, как бык, бросилс€ на хоз€ина. ќба выкатились в мастерскую, так усиленно работа€ руками и ногами, что могло показатьс€, будто их не двое, а п€теро или шестеро. ѕри этом ћиггс и миссис ¬арден вопили за дес€терых.

¬ардену ничего не стоило бы одолеть противника и св€зать его по рукам и ногам. Ќо ему не хотелось пользоватьс€ беспомощностью пь€ного, и он только отражал его удары, а когда это не удавалось, кротко сносил их и упорно не подпускал —има к выходу, выжида€ удобного момента, чтобы загнать его наверх, в его комнату, и запереть там. ќднако слесарь наш в простоте души слишком понаде€лс€ на слабость противника, забыв, что пь€ные, даже когда они уже нетвердо держатс€ на ногах, часто способны быстро бегать. —аймон “эппертит, хитро улучив минуту, сделал вид, что падает, и, внезапно ринувшись вперед, пробежал мимо ¬ардена, открыл входную дверь (секрет этого замка был ему хорошо известен) и, как бешеный, помчалс€ по улице. —лесарь оторопел от неожиданности и только через минуту пустилс€ бежать за ним.

¬се благопри€тствовало погоне: в этот поздний час жару сменила прохлада, улицы опустели, так что фигура беглеца была хорошо видна издалека - он мчалс€, а за ним по п€там неслась его длинна€ тень. ќднако где было слесарю с его одышкой угнатьс€ за молодым и худощавым —имом! ѕрошло то врем€, когда он мог бы вмиг догнать его. –ассто€ние между ними быстро увеличивалось, и, когда лучи восход€щего солнца осветили —аймона, огибавшего в эту минуту дальний угол, √ейбриэл ¬арден был вынужден отказатьс€ от погони и присесть на чьем-то крылечке, чтобы перевести дух. ј мистер “эппертит между тем летел, не останавлива€сь, и все с такой же быстротой, к "—апогу", где, как он знал, ночевало несколько человек из его отр€да. ¬ этом почтенном заведении его всю ночь поджидали друзь€ и сейчас еще там дежурили, ибо он уже успел прославитьс€, как человек, которому грозит т€жка€ кара за нарушение законов.

- „то же, —им, ты сам выбрал себе дорогу, - сказал вслух слесарь, отдышавшись. - я сделал, что мог, чтобы спасти теб€, бедн€гу, и спас бы, - ну, а теперь... Ѕоюсь, теперь петл€ уже все равно что у теб€ на шее.

Ѕормоча это и безутешно кача€ головой, он повернул обратно и скоро пришел домой, где миссис ¬арден и верна€ ћиггс с нетерпением ожидали его возвращени€.

ћиссис ¬арден (а следовательно, и мисс ћиггс) втайне тревожило сознание своей вины: ведь она, насколько это позвол€ли ей скромные средства, поддерживала —оюз и, значит, способствовала возникшим беспор€дкам, которые еще неизвестно чем кончатс€! ќна чувствовала себ€ отчасти виноватой и в том, что сегодн€ произошло у них в доме. “еперь настал черед √ейбриэла торжествовать и упрекать ее. ћиссис ¬арден так остро сознавала это и настолько приуныла, что, пока ее супруг гналс€ за своим бывшим подмастерьем, она спр€тала под стул красный домик-копилку с желтой крышей, чтобы не было лишнего повода возвращатьс€ к непри€тной теме.  огда ¬арден вошел, она постаралась еще больше укрыть копилку своими юбками.

Ќо слесарь по дороге домой как раз вспомнил о копилке. ¬ойд€ в комнату и не вид€ ее, он сразу спросил, куда она девалась.

ћиссис ¬арден не оставалось ничего другого, как достать ее из-под стула, что она и сделала, разразившись рыдань€ми и бессв€зными уверени€ми, что если бы только она предвидела...

- Ќу, разумеетс€, € понимаю, - сказал ¬арден, - и вовсе не намерен укор€ть теб€, дорога€. Ќо на будущее врем€ ты запомни, что извращать хорошее и заставл€ть его служить дурным цел€м - хуже, чем просто творить «ло.  огда религи€ идет не по тому пути, она - великое «ло. Ќе будем больше говорить об этом, дорога€.

ќн швырнул на пол красную копилку и, наступив на нее, раздавил на мелкие куски. ѕолупепсы, шестипенсовики и другие доброхотные да€ни€ раскатились во все стороны, но никто не стал подбирать их.

- ¬от и все, - сказал слесарь. - — этим легко разделались. ƒай-то бог, чтобы и со всем, что натворил этот —оюз, можно было так же легко покончить.

- Ќам еще повезло, ¬арден, - отозвалась его жена, утира€ слезы. - ≈сли оп€ть будут какие-нибудь беспор€дки... впрочем, € надеюсь, от души надеюсь, что их не будет...

- я тоже, дружок.

- Ќо, если они будут - у нас, к счастью, есть бумага, которую принес этот бедный заблудший —им.

- јх, да! √де она, эта бумажка? - спросил слесарь, быстро оборачива€сь к жене.

ћиссис ¬арден остолбенела от ужаса, когда он вз€л прот€нутую ему бумагу, разорвал ее на мелкие куски и бросил в камин.

- –азве нельз€ было ею воспользоватьс€? - спросила она.

- ¬оспользоватьс€? - крикнул ¬арден. - Ќет! ѕусть приход€т, пусть обрушат нам на голову крышу, пусть сожгут дом и выгон€т нас! Ќе надо мне покровительства их вожака, и не напишу € мелом на своей двери те слова, что они орут, хот€ бы они за это убили мен€ на пороге моего собственного дома. ¬оспользоватьс€ этой бумагой! Ќет, пусть приход€т и делают с нами что хот€т. ѕервый, кто переступит этот порог, пожалеет, зачем он не за сотню миль отсюда. Ќу, а там - будь что будет! я не стану просить, не стану откупатьс€, хот€ бы у мен€ в мастерской вместо каждого фунта железа было сто фунтов золота. »ди спать, ћарта. ј € открою ставни и примусь за работу.

- “ак рано? - удивилась жена.

- ƒа, так рано, - уже весело сказал слесарь. -  огда бы они ни пришли, они увид€т, что мы не пр€чемс€, не боимс€ пользоватьс€ своей долей дневного света и вовсе не намерены весь отдать им. Ќу, покойной ночи, мо€ мила€, и при€тных снов!

ќн крепко поцеловал жену, совету€ поторопитьс€, иначе не успеет она лечь, как уже пора будет вставать. ћиссис ¬арден отвечала ему дружелюбно и кротко и тотчас пошла наверх в сопровождении ћиггс. Ёта девица, хоть и пор€дком притихша€, все-таки не могла удержатьс€, чтобы не показать, как ее удивила дерзость хоз€ина: ид€ за своей госпожой, она то выразительно покашливала, то фыркала, то разводила руками.

√Ћј¬ј ѕя“№ƒ≈—я“ ¬“ќ–јя

“олпа - это нечто крайне загадочное, особенно толпа в большом городе. ќткуда она беретс€, куда исчезает? —обираетс€ она так же внезапно и быстро, как рассеиваетс€, и уследить за ней трудно, как за волнами морскими. ƒа и не только этим она подобна морю: она так же коварна и непосто€нна, как оно, так же страшна, когда разбушуетс€, и так же бессмысленно жестока.

“олпа, буйствовавша€ в п€тницу утром в ¬естминстере, и та, что ночью с азартом предавала все разрушению на ƒьюк-стрит и ”орвик-стрит, в основном состо€ла из одних и тех же людей. ≈сли не считать случайных "пополнений", на которые можно было рассчитывать в большом городе, где нет недостатка во вс€ком сброде, тут и там орудовали одни и те же люди, хот€ после полудн€ все они рассе€лись в разные стороны, не уговорившись, где снова собратьс€, не име€ никаких планов и определенных целей и не рассчитыва€ в дальнейшем снова объединитьс€.

¬ трактире "—апог", который, как вы уже видели, представл€л собой нечто вроде штаба м€тежников, в п€тницу вечером не набралось и дес€тка посетителей. ќдни ночевали в конюшне и сара€х, другие - в общем зале, и только несколько человек - на кроват€х. ќстальные громилы разошлись по своим обычным убежищам и вс€ким притонам. —реди тех, кто эту ночь проводил в окрестных пол€х, на дорогах, под стогами или под теплыми стенами кирпичеобжигательных печей, не нашлось бы и двух дес€тков таких, которые не всегда ночевали под открытым небом. ј на улицах города и в эту ночь можно было встретить лишь ночных брод€г, обычные картины порока и несчасть€ - и ничего более.

ќднако событи€ этого вечера убедили бесшабашных вожаков толпы, что, стоит им теперь по€витьс€ на улицах, как вокруг них немедленно соберутс€ люди, тогда как держать их наготове, когда в них не было нужды, можно было бы лишь ценой больших затрат, еще большего риска и усилий. ”знав этот секрет, вожаки чувствовали себ€ так уверенно, как если бы их окружало двадцать тыс€ч человек, покорных их воле. ¬ субботу они весь день бездействовали. ¬ воскресенье придумывали способ иметь всегда своих людей под рукой и внушить им полную веру в успех, и пока не пытались продолжать то, что начато было в первый день.

- Ќадеюсь, мистер √ашфорд даст нам отдохнуть, - сказал ƒеннис своему другу ’ью в воскресенье утром. Ўироко зева€, он приподн€лс€ с соломы, служившей ему постелью, и подпер голову рукой. - »ли, может, он прикажет нам оп€ть прин€тьс€ за дело?  ак думаешь?

- Ќе такой он человек, чтобы т€нуть да откладывать, не сомневайс€, - проворчал ’ью в ответ. - ј мне не хотелось бы сегодн€, двигатьс€ с места. “ело у мен€ одеревенело, как у мертвеца, и € весь в царапинах, будто вчера целый день дралс€ с дикими кошками.

- Ёто потому, что ты уж больно гор€ч, - заметил ƒеннис, с искренним восхищением гл€д€ на лохматую голову, спутанную бороду и в кровь изодранные руки и лицо сидевшего перед ним дикар€. - „ерт, а не человек! ¬сегда лезешь вперед и хочешь всех перещегол€ть. ќттого и достаетс€ тебе во сто раз больше, чем другим.

- Ќу, не € один, - возразил ’ью, откинув волосы со лба и указыва€ глазами на дверь конюшни, в которой они лежали, - вот там стоит во€ка почище мен€. ѕомнишь, что € тебе говорил? ¬едь говорил же, что он стоит дюжины других? ј ты не верил.

ћистер ƒеннис лениво перевернулс€ на живот, уткнул подбородок в руки, прин€в такую же позу, как ’ью, и, тоже посмотрев в сторону двери, отозвалс€:

- ƒа, да, ты тогда верно предсказал, брат. Ќо кто бы подумал, гл€д€ сейчас на этого паренька, что он может дратьс€, как насто€щий мужчина? » черт знает, как глупо, что он забавл€етс€, как мальчишка, игрой в солдатики, вместо того чтобы отдохнуть как следует и подготовитьс€ к новой драке на пользу нашему благородному делу... ј какой чистюл€! (ћистер ƒеннис, естественно, не мог сочувствовать такой прихоти.) Ёта его чистоплотность, ей-богу, - просто болезнь. ¬ п€ть часов утра он уже мылс€ у колодца, а ведь после всего, что проделано позавчера, он должен бы, кажись, в такой час спать как убитый! Ќет, где там! ѕроснулс€ € на минуту, смотрю - он уже у колодца. » видел бы ты, как он, умывшись, втыкал эти павлиньи перь€ в свою шл€пу - смех, да и только! ∆аль, что у него голова не в пор€дке! Ќу, да кто из нас без изь€на?

ѕредметом этого разговора и последующих философских рассуждений ƒенниса был, как вы уже, верно, догадались, Ѕарнеби: со знаменем в руках он то сто€л на часах у открытой двери, в полосе солнечного света, то ходил взад и вперед, тихонько напева€ под разносившийс€ в воздухе звон церковных колоколов. —то€л ли он, опершись обеими руками на древко знамени, или, вскинув его на плечо, медленно шагал взад и вперед, все в нем - и опр€тность убогой одежды и пр€ма€, величава€ осадка - показывало, какой важной он считал вверенную ему об€занность, как он был счастлив, как горд ею. ƒл€ ’ью и ƒенниса, лежавших в темном углу мрачного сара€, фигура Ѕарнеби, €ркий солнечный свет и мирный праздничный звон колоколов, которому он подпевал, сливались как бы в одну светлую картину в рамке двери, особенно подчеркнутую мраком конюшни. ¬се это составл€ло такой контраст с ними, вал€вшимис€, как скот, в гр€зи на соломе! » на минуту-другую оба примолкли, почувствовав что-то вроде стыда за себ€.

- ƒа, - сказал, наконец, ’ью, маскиру€ свои чувства смехом, - чудак он, это верно. Ќо зато работ€га, каких мало. —на, еды и пить€ ему требуетс€ меньше, чем любому из нас. » вовсе он не играет в солдатики - это € ему велел сто€ть на часах.

- √отов поручитьс€, что ты это сделал с какой-то целью, и, конечно, разумной, - заметил ƒеннис, ухмыл€€сь, и сочно выругалс€. - ¬ чем тут дело, выкладывай!

- ¬идишь ли, - ’ью придвинулс€ ближе. - ¬чера утром наш бравый капитан, как тебе известно, пришел сильно под хмельком, а вечером тоже здорово нализалс€, не меньше, чем мы с тобой...

ƒеннис бросил взгл€д в тот угол, где, свернувшись клубком на охапке сена, храпел —аймон “эппертит, и кивнул головой.

- ј мы, то есть наш благородный капитан и €, - продолжал ’ью с новым взрывом хохота, - задумали назавтра замечательную вылазку - в такие места, где будет чем поживитьс€.

- ќп€ть на папистов? - спросил ƒеннис, потира€ руки.

- ƒа, на одного паписта, против которого кое-кто из наших имеет зуб - вот и €, например, сильно хочу свести с ним счеты.

- ”ж не тот ли это знакомый мистера √ашфорда, про которого он нам говорил у мен€ дома? - осведомилс€ ƒеннис, захлебыва€сь от удовольстви€ в предвкушени€ поживы.

- ќн самый, - подтвердил ’ью.

- ¬от это люблю! - весело воскликнул ƒеннис, пожима€ ему руку. - ѕобольше обиженных, жаждущих мести и все такое прочее, тогда дело у нас пойдет вдвое быстрее. Ќу, рассказывай, что вы зате€ли!

-  апитан... ’а-ха-ха!.. капитан намерен во врем€ этой переделки похитить одну женщину. » €... ха-ха-ха!.. € тоже!

Ёту часть плана мистер ƒеннис выслушал с кислым видом и объ€вил, что он принципиально против женщин: они - народ ненадежный, увертливый и могут опрокинуть все расчеты, ибо у них семь п€тниц на неделе. Ќа эту благородную тему ƒеннис мог бы распростран€тьс€ довольно долго, но вдруг вспомнил, что еще не знает, кака€ св€зь между предполагаемой экспедицией и дежурством Ѕарнеби у дверей конюшни. Ќа его вопрос ’ью, из предосторожности понизив голос, отвечал:

- ѕонимаешь, те люди, которых мы собираемс€ навестить, были когда-то его друзь€ми... ј € его хорошо знаю - если только он догадаетс€, что мы хотим с ними расправитьс€, он будет на их стороне и непременно постараетс€ им помочь. ѕоэтому € уверил его (мы ведь старые друзь€), что лорд ƒжордж избрал его дл€ охраны этого места завтра, когда нас тут не будет, и что это - велика€ честь. ¬от он и стоит на часах и горд этим так, словно его произвели в генералы. ’а-ха! Ќу, что ты скажешь? ¬ыходит, € - парень не только отча€нный, но, когда надо, и осторожный, а?

ћистер ƒеннис рассыпалс€ в комплиментах, затем спросил:

- ј куда же мы отправимс€?

- Ќе беспокойс€, все подробности узнаешь сейчас от мен€ и нашего храброго капитана - видишь, он уже просыпаетс€. ¬ставайте, Ћьвиное —ердце! ’а-ха-ха! –азвеселитесь и выпейте еще! Ќадо же вам опохмелитьс€, капитан.  ак говоритс€, - чем ушибс€, тем и лечись. ¬елите подать вина, найдетс€ чем заплатить, хот€ бы за двадцать бочек: здесь у мен€ под соломою запр€тано немало золотых и серебр€ных кубков, чаш и подсвечников, - он разворошил солому и указал на свежевзрытую в одном месте землю. - ѕейте, капитан!

ћистер “эппертит отнесс€ к его веселым и дружеским советам весьма немилостиво: две ночи погромов и попоек настолько ослабили его дух и тело, что он едва держалс€ на ногах. — помощью ’ью он кое-как добралс€ до насоса и, выпив изр€дную порцию холодной воды, затем освежив голову обильным ее потоком, приказал подать себе рому с молоком и позавтракал сухариками и сыром, запива€ их этим невинным напитком.  ончив есть, он удобно разлегс€ на полу р€дом со своими двум€ товарищами (которые тоже подкрепились соответственно своим вкусам) и стал излагать ƒеннису подробности завтрашней экспедиции.

„то разговор был интересный, видно было уже из того, как долго он продолжалс€ и с каким неослабным увлечением его вели все трое. ќднако он не носил утомительно-серьезного характера и оживл€лс€ шутками, о чем свидетельствовали частые и громкие взрывы хохота, от которых сто€вший на посту Ѕарнеби невольно вздрагивал, удивл€€сь про себ€ легкомыслию товарищей. ќни не приглашали его в свою компанию, пока не наелись, напились, выспались и наговорились всласть (разговор их продолжалс€ несколько часов). Ќаконец в сумерки они объ€вили ему, что намерены устроить небольшое шествие по улицам (только дл€ того, чтобы товарищи поразм€лись - ведь сегодн€ воскресенье. ƒа и народ будет разочарован, если ничего не предприн€ть), а он, если хочет, может идти с ними.

—боры были недолги - они захватили с собой только дубинки и, нацепив синие кокарды, вышли на улицу без вс€кого определенного плана, с одним лишь намерением наделать как можно больше кутерьмы.   ним стали присоедин€тьс€ другие, число их быстро возрастало, и они скоро разделились на группы. ”говорившись встретитьс€ на пустыре близ ”элбек-стрит, они пошли рыскать по городу во всех направлени€х. —ама€ больша€ и быстрее других разраставша€с€ группа, в которой были ’ью и Ѕарнеби, двинулась в сторону ћурфилдса - им было известно, что в тех местах есть богата€ католическа€ церковь и живет немало католиков.

Ќачав с домов этих людей, они прин€лись разбивать двери и окна, ломать всю мебель, оставл€€ внутри одни голые стены, и тщательно обыскивали все помещени€ в поисках нужных им орудий разрушени€. ћолотки, кочерги, топоры, пилы - все пошло в ход. ќпо€савшись кто веревкой, кто - платком, всем, что попадалось под руку и годилось дл€ этой цели, многие затыкали за эти по€са свое импровизированное оружие и в таком виде открыто шли по улицам, как саперы на полевых маневрах. ¬ообще в этот вечер громилы уже ничуть не стесн€лись, не скрывали своих намерений и действовали даже без особого азарта и спешки. ¬ католических церквах они снимали и уносили все - кафедры, скамьи, полы, а из жилых домов даже панели и лестницы. ¬се эти воскресные упражнени€ они проделывали преспокойно, как рабочие - свое задание. ƒостаточно было бы полусотни решительных людей, чтобы обратить их в бегство, одна рота солдат разбила бы их в пух и прах. Ќо никто им не мешал, блюстители пор€дка и не пытались их останавливать, те, на кого обращена была их €рость, в ужасе бежали при их приближении, а остальные обращали на них так мало внимани€, как будто это были почтенные люди, спокойно занимавшиес€ своим законным делом.

ѕосле этих трудов праведных они так же спокойно и беспреп€тственно сошлись на условленном месте, развели большие костры в поле и, отобрав из своей добычи наиболее ценное, сожгли остальное. –изы св€щенников, статуи св€тых, дорогие ткани и вс€ка€ церковна€ утварь - все летело в огонь, и местность далеко вокруг освещена была заревом. Ѕунтовщики пл€сали вокруг костров, горланили, пока не выбились из сил, и никто не мешал им.

 огда основна€ группа бунтовщиков на обратном пути шествовала по ”элбек-стрит, они заметили впереди √ашфорда - он все врем€ издали следил за их подвигами и теперь крадучись шел в стороне, по тротуару. ѕоравн€вшись с ним, ’ью незаметно дл€ всех шепнул ему на ухо:

- Ќу, как? “еперь дела пошли лучше, хоз€ин?

- Ќет, - ответил √ашфорд. - Ќичуть не лучше.

- „его же вы хотите? - сказал ’ью. - √ор€чка никогда не вспыхивает сразу. ќна развиваетс€ постепенно.

- „его хочу? - √ашфорд ущипнул его за руку с такой злостью, что ногти впились ’ью в кожу. - ’очу, чтобы вы действовали с толком. Ѕолваны! ¬ы, видно, умеете жечь только тр€пки да обломки? ј устроить костер из целого дома - на это у вас пороху не хватает?

- ѕобольше терпени€, хоз€ин! - отозвалс€ ’ью. - Ќесколько часов потерпите, а там увидите! «автра вечером ищите в небе зарева.

—казав это, ’ью пропустил вперед секретар€, вернулс€ на свое место р€дом с Ѕарнеби, и, когда √ашфорд огл€нулс€, оба уже затер€лись в толпе.

√Ћј¬ј ѕя“№ƒ≈—я“ “–≈“№я

—ледующий день началс€ под веселый перезвон колоколов и пальбу пушек “ауэра, на колокольн€х многих церквей развевались флаги: Ћондон обычным пор€дком праздновал день рождени€ корол€. » люди шли по своим делам или развлекались, как ни в чем не бывало, будто в городе царил полный пор€док и в разных его укромных местах не тлели искры, из которых с наступлением ночи должно было снова вспыхнуть плам€, распростран€€ вокруг ужас и разрушение. ¬ожаки бунтовщиков, окрыленные вчерашними успехами и доставшейс€ им богатой добычей, все врем€ держались вместе и думали только о том, как бы вт€нуть в свои преступные затеи всю массу сторонников настолько крепко, чтобы нечего было опасатьс€, что они, соблазнившись надеждой на прощение или наградой, предадут главарей в руки правосуди€.

ƒействительно, сознание, что они зашли слишком далеко, чтобы наде€тьс€ на помилование, сплотило трусов не менее, чем смельчаков. ћногие из них охотно назвали бы главных зачинщиков и дали показани€ против них, если бы не понимали, что таким способом спасти свою шкуру уже не удастс€, ибо их собственные подвиги видели сотни людей, не участвовавших в беспор€дках, людей, которые пострадали, лишились поко€ и всего имущества во врем€ буйств черни и с величайшей готовностью выступ€т свидетел€ми, а власти, без сомнени€, повер€т им охотнее, чем участникам бесчинств. —реди этой категории было много подмастерьев, еще в субботу утром побросавших работу, и хоз€ева видели их в толпе громил. ƒругие понимали, что они под подозрением и будут уволены, как только вернутс€. ј были и такие отча€нные, что сразу решились на все и утешались известной поговоркой: "—емь бед - один ответ", рассудив, что если уж быть повешенным, так все равно, за что - за кражу овцы или €гненка.

¬се эти, люди наде€лись и верили (одни - больше, другие - меньше), что власти, по-видимому, сильно им€ устрашенные и потому бездействовавшие, войдут с ними в конце концов в переговоры и примут их услови€. » каждый, даже самый безнадежный скептик, рассуждал про себ€, что бунтовщиков все-таки слишком много, всех не покарают, и что у него столько же шансов уцелеть, как и у вс€кого другого. ¬прочем, большинство ни о чем не задумывалось и не рассуждало. ќно действовало под вли€нием разбушевавшихс€ страстей, побуждаемое нищетой, невежеством, озорством и надеждой на добычу.

—ледует отметить еще одно обсто€тельство: после первой вспышки бунта в ¬естминстере бунтовщики действовали уже без вс€кого плана и предварительного сговора: когда они группами разбегались по различным кварталам города, делалось это по внезапному побуждению, и такие беспор€дочные банды по дороге обрастали людьми, ширились, как река, стрем€ща€с€ к морю. ¬се новые вожаки по€вл€лись, как только в них возникала надобность, исчезали, когда становились не нужны, и в критический момент снова вырастали как из-под земли. ¬спышки принимали различный характер в зависимости от обстановки. ћирные рабочие люди, возвращавшиес€ домой после трудового дн€, бросали свои сумки с инструментами и в один миг становились бунтовщиками.   ним присоедин€лись и мальчишки-посыльные. —ловно кака€-то эпидеми€ охватила весь город. ¬озбуждение, шум, стремительное движение имели дл€ сотен людей прит€гательную силу, перед которой они не могли усто€ть. «аразительное безумие распростран€лось, как страшна€ злокачественна€ лихорадка. ќно еще не достигло крайних пределов, но каждый час охватывало все новые жертвы, и лондонское общество уже начинало трепетать, наблюда€ это буйное сумасшествие.

¬ третьем часу дн€ √ашфорд, загл€нув в логово, описанное уже нами в предыдущей главе, и застав там только Ѕарнеби и ƒенниса, спросил, где ’ью.

Ѕарнеби объ€снил ему, что ’ью вот уже больше часа как ушел и до сих пор не вернулс€.

- ƒеннис, - с улыбкой, сладчайшим тоном позвал секретарь, присев на бочонок и закинув ногу за ногу. - ј, ƒеннис!

ѕалач с трудом приподн€лс€, сел на соломе и уставилс€ на секретар€ широко открытыми глазами.

- «дорово, ƒеннис, - продолжал тот, кива€ ему. - Ќадеюсь, недавние труды не слишком утомили вас?

- я всегда говорю, что этот ваш тихий голос, мистер √ашфорд, может и мертвеца подн€ть на ноги, - отозвалс€ палач, в упор гл€д€ на него. - » больно в нем хитрости много, - добавил он, тихонько чертыхнувшись про себ€ и по-прежнему сосредоточенно гл€д€ в лицо √ашфорда. - ƒа, вот оно что!

- –азве голос у мен€ такой уж вн€тный, ƒеннис?

- ¬н€тный? - ƒеннис почесал голову, все еще не отрыва€ глаз от секретар€. - ƒа, мен€ он прошибает до мозга костей!

- ќчень рад, что у вас такой тонкий слух и что вы мен€ так хорошо понимаете, - сказал √ашфорд все тем же неизменно-ровным тоном. - ј где ваш при€тель?

ћистер ƒеннис огл€нулс€, словно ожида€ увидеть ’ью сп€щим на соломе, но тут же припомнил, что видел, как он уходил.

- Ќе знаю, где он пропадает, мистер √ашфорд. я думал, что он уже воротилс€. Ќеужто сегодн€ оп€ть на работу?

-  ому же знать это, как не вам? - возразил секретарь. - я ничего вам не указываю, ƒеннис. ¬ы сами себе хоз€ин и за свои дела ни перед кем не в ответе - разве что иной раз перед законом, не так ли?

ƒеннис, сперва изр€дно сбитый с толку хладнокровным и естественным тоном секретар€, сразу насторожилс€ при этом намеке на его профессиональные об€занности, и, указав на Ѕарнеби, покачал головой и нахмурилс€.

- Tсc! - воскликнул вдруг Ѕарнеби.

- Ќа этот счет вы лучше помалкивайте, мистер √ашфорд, - сказал палач вполголоса. - ¬ы посто€нно забываете... ” людей есть предрассудки... „то такое, Ѕарнеби, дружок? „то ты там услышал?

- »дет! - ответил Ѕарнеби. - —лышите теперь? Ёто он. я хорошо знаю его шаги, и шаги его пса тоже. Ѕум-бум, топ-топ-топ - идут оба! ’а-ха-ха, вот и они! - крикнул он радостно и обеими руками стал пожимать руку ’ью, потом любовно похлопал его по спине, как будто этот грубый дикарь был милейшим из людей. - ¬от он, живехонек и цел!  ак € рад, что он вернулс€!

- ≈й-ей, ни один разумный человек никогда не встречал мен€ так гор€чо, как он, - сказал ’ью, отвеча€ на пожатие Ѕарнеби с какой-то свирепой нежностью, столь необычной дл€ него. -  ак поживаешь, дружище?

- ќтлично! - воскликнул Ѕарнеби, размахива€ шл€пой. -’а-ха-ха! » превесело, ’ью! √отов на все ради нашего св€того дела, ради справедливости и нашего доброго, ласкового лорда, которого так обижают, - ведь верно, ’ью?

-  ак же! - отозвалс€ ’ью, выпустив руку Ѕарнеби. ¬ыражение его лица изменилось, и одно мгновение он молча смотрел на √ашфорда, затем сказал:

- «дравствуйте, сэр!

- «дравствуйте, - ответил секретарь, поглажива€ ногу. - ∆елаю здравствовать много дней, много лет... ¬ам, € вижу, очень жарко?

- » вам было бы жарко, хоз€ин, если бы вы бежали так, как €, - отвечал ’ью, утира€ потное лицо.

- «начит, вам уже известна новость? я так и думал, что вы услышите ее в городе.

- Ќовость?  ака€ новость?

- Ќе знаете? - удивленно поднима€ брови, воскликнул √ашфорд. - ƒа неужели? јх, боже мой! «начит, придетс€-таки мне первому сообщить об оказанной вам чести. ¬идите - королевский герб? - ќн с усмешечкой достал из кармана какую-то длинную бумагу и развернул ее перед глазами ’ью.

- Ќу, и что же? - сказал ’ью. - я-то тут при чем?

- ќчень даже при чем. ѕрочтите!

- я вам давно, еще в первый день сказал, что не умею читать, - возразил ’ью сердито. - „то тут написано?  акого черта...

- Ёто - объ€вление “айного —овета73 от сегодн€шнего числа, - по€снил √ашфорд. - ¬ нем обещают п€тьсот фунтов (а п€тьсот фунтов - большие деньги и, значит, великое искушение дл€ некоторых) тому, кто укажет хот€ бы одного наиболее де€тельного участника разгрома церквей в субботу вечером.

- » больше ничего? - сказал ’ью равнодушно. - Ёто мне известно.

- ƒействительно, как € не сообразил, что вам это известно? - √ашфорд все с той же улыбкой сложил бумагу. - Ќаверное, ваш друг сообщил вам об этом? Ќу, разумеетс€, он и сообщил?

- ћой друг? - с запинкой переспросил ’ью, тщетно пыта€сь изобразить удивление. -  акой такой друг?

- “а-та-та-что же, вы думаете, € не знаю, у кого вы сегодн€ были? - ответил √ашфорд, хитро прищурившись и то потира€ руки, то похлопыва€ одной о другую. -  аким же дураком вы мен€ считаете! Ќазвать его?

- Ќе надо! - ’ью бросил быстрый взгл€д в сторону ƒенниса.

- ќн, конечно, рассказал вам и о том, - помолчав, продолжал секретарь, - что арестованных бунтовщиков - бедн€ги! - будут судить. ѕротив них имели смелость выступить очень энергичные и опасные свидетели. ћежду прочим, - √ашфорд сжал зубы, словно с трудом удержива€ просившеес€ на €зык резкое слово, и процедил очень медленно, - между прочим, и один католик, видевший то, что творилось на ”орвик-стрит. ≈го фамили€ ’ардейл.

’ью хотел остановить √ашфорда, но не успел. —лово было произнесено, и, услыхав его, Ѕарнеби быстро обернулс€.

- Ќа пост, на пост, мой храбрый Ѕарнеби! - крикнул ’ью как можно суровее и решительно сунул Ѕарнеби в руки древко со знаменем, сто€вшее у стены. - —тановись в караул немедленно, потому что мы уже отправл€емс€. ¬ставай, ƒеннис, собирайс€!.. ƒа смотри, Ѕарнеби, чтобы никто не трогал соломы на моей постели - ты же знаешь, что лежит под нею! Ќу, сэр, говорите скорее, что хотели сказать, потому что крошка-капитан со всей компанией уже ждут нас в поле. ƒело не терпит! ∆ивее!

Ѕарнеби не мог остатьс€ равнодушным к такой суматохе и спешке. ¬ыражение изумлени€ и гнева, мелькнувшее в его лице, когда он услыхал слова √ашфорда, уже исчезло, и слова эти улетучились из его пам€ти, как след дыхани€ с поверхности зеркала. —хватив знам€, сунутое ему ’ью, он гордо зан€л свой пост снаружи, откуда уже не мог слышать разговора в сарае.

- ¬ы чуть не испортили нам все дело, сэр, - сказал ’ью. - ќт вас € этого не ожидал!

- ƒа кто же мог думать, что он так сообразителен! - оправдывалс€ √ашфорд.

- »ногда у него башка работает еще быстрее, чем руки, не хуже, чем у нас с вами, - сказал ’ью. - Ќу, ƒеннис, пора, они нас ждут, и € пришел за тобой. ѕодай-ка мою палку и ремень... ¬от так... ѕомогите, пожалуйста, сэр, перекиньте эту штуку мне через плечо и застегните ее сзади!

- Ћегок на подъем, как всегда! - сказал секретарь, исполн€€ его просьбу.

- —ейчас иначе нельз€, дело не терпит.

- –азве? - бросил √ашфорд с таким раздражающе-невинным видом, что ’ью смерил его через плечо злым взгл€дом и сказал:

- ј вы будто не знаете? ¬ы лучше всех знаете, что первым делом надо проучить хорошенько этих свидетелей и так припугнуть всех остальных, чтобы у них пропала охота доносить на нас или на кого другого из нашего —оюза.

- ≈сть у нас с вами один общий знакомый, который знает это не хуже нас, - заметил √ашфорд с многозначительной улыбкой.

- ≈сли вы имеете в виду того же, кого и €, - вполголоса отозвалс€ ’ью, - так скажу вам, он обо всем узнает так быстро, как будто он... - тут ’ью замолчал и огл€нулс€, словно жела€ убедитьс€, что этот человек его не услышит, - как будто он - сам сатана... Ќу, застегнули, сэр?  ак вы копаетесь!

- √отово, теперь не расстегнетс€, - промолвил √ашфорд, встава€. - ј как вам кажетс€, ваш друг одобр€ет сегодн€шнюю небольшую экспедицию? ’а-ха-ха! ќчень удачно, что она совпала с вашим решением проучить доносчиков, так как она непременно должна состо€тьс€... ќтправл€етесь, значит?

- ќтправл€емс€, сэр. ’отите сказать нам еще что-нибудь на прощанье?

- јх, боже мой, ничего, - ответил √ашфорд медовым голосом. - –овно ничего.

- Ќаверное? - ’ью подтолкнул локтем ухмыл€вшегос€ ƒенниса.

- “ак-таки ничего, а, мистер √ашфорд? - хихика€, спросил и палач.

√ашфорд помедлил с минуту (осторожность боролась в нем со злобой), затем стал между ними и, положив одну руку на плечо ’ью, а другую - ƒеннису, сдавленным шепотом сказал:

- Ќе забывайте, друзь€, нашего разговора об этом человеке той ночью у вас дома, ƒеннис. ¬прочем, € уверен, что не забудете. Ќикакой пощады, никакого милосерди€ - не оставьте там камн€ на камне. «наете поговорку: огонь - хороший слуга, но плохой хоз€ин. “ак пусть же в его доме огонь станет хоз€ином, - так ему и надо! я уверен, что вы будете действовать решительно. ѕомните, он жаждет вашей гибели и гибели ваших храбрых товарищей. ƒокажите сегодн€, что вы - верные и стойкие члены нашего —оюза. ƒокажете, ƒеннис? » вы, ’ью?

ќба посмотрели на него, перегл€нулись, затем с громким смехом взмахнули своими дубинами, пожали руку секретарю и выбежали из сара€.

¬ыждав несколько минут, пошел за ними следом и √ашфорд. ’ью и ƒеннис были еще видны, они спешили к соседнему пустырю, где уже собрались их товарищи. ’ью на бегу огл€нулс€ и помахал шапкой Ѕарнеби, а тот, гордый его доверием, ответил тем же и снова прин€лс€ шагать взад и вперед перед дверью конюшни, где уже успел протоптать тропинку.  огда √ашфорд тоже отошел далеко, он, в последний раз огл€нувшись, видел, как все тем же мерным шагом ходит взад и вперед этот вернейший из часовых, когда-либо сто€вших на посту, счастливый, преисполненный благородным сознанием долга и решимостью оборон€ть вверенный ему пост до последней минуты.

ѕосмеива€сь над наивностью бедного идиота, √ашфорд пошел на ”элбек-стрит не тем путем, которым, как он знал, пойдут бунтовщики. ¬ доме лорда ƒжорджа, сид€ за занавеской у окна верхнего этажа, он с нетерпением стал ждать их. ƒолго их не было и, хот€ секретарь помнил, что по уговору они должны пройти именно этой улицей, он уже начал подозревать, что они переменили маршрут или случилось что-нибудь неожиданное. Ќаконец издали донесс€ шум голосов, и затем густа€ толпа, толка€сь и шум€, понеслась мимо дома.

 ак скоро заметил √ашсрорд, вс€ масса бунтовщиков разбилась на четыре отр€да, и каждый отр€д останавливалс€ перед домом лорда ƒжорджа, затем после троекратного "ура" шел дальше, а вожаки громко выкрикивали, куда они идут, и приглашали зрителей идти с ними. ѕервый отр€д, несший вместо знамен какие-то трофеи, награбленные во врем€ погрома в ћурфилдсе, объ€вил, что идет в „елси, а оттуда вернетс€ в том же пор€дке и где-нибудь здесь, вблизи, разведет большой костер из своей добычи. ¬торой доложил, что отправл€етс€ в ”оппинг разрушать католическую церковь. “ретий - что их маршрут »ст-—митфилд74, а цель - така€ же, как у второго.

» все это происходило среди бела дн€ - да, в солнечный летний день. Ќар€дные экипажи и портшезы останавливались и пропускали толпу громил или поворачивали обратно, чтобы избежать встречи с ними. ѕешеходы жались к стенам, а иные стучались в соседние двери, просили пустить их в дом и позволить посто€ть у окна или в прихожей, пока пройдут м€тежники. Ќикто не мешал движению последних, и, когда толпа скрылась из виду, на улице все пошло обычным пор€дком.

√де-то позади оставалс€ еще четвертый отр€д, а его-то и поджидал секретарь с жадным нетерпением. Ќаконец по€вилась и эта группа, весьма многочисленна€ и состо€вша€ из отборных людей. –азгл€дыва€ сверху подн€тые к нему лица, √ашфорд узнал много знакомых и среди них - —аймона “эппертита, ’ью, ƒенниса, которые всегда были впереди. ќтр€д остановилс€, как и предыдущие, прокричал "ура", но когда двинулись дальше, не объ€вил, куда и зачем идет. ’ью только помахал шл€пой, надетой на палку, и, бросив взгл€д одному из зрителей на противоположном тротуаре, пошел дальше.

√ашфорд инстинктивно посмотрел туда же, куда и ’ью, и увидел сэра ƒжона „естера с синей кокардой на шл€пе. „тобы задобрить чернь, этот джентльмен приподн€л шл€пу и, грациозно опершись на трость, мило улыбалс€, выставл€€ напоказ свой нар€д и себ€ самого. ќн сохран€л невозмутимое спокойствие, но, при всей своей ловкости и хитрости, на миг невольно выдал себ€: от √ашфорда не укрылс€ покровительственный взгл€д, который он бросил ’ью. » с этой минуты секретарь уже не замечал толпы - глаза его не отрывались от сэра ƒжона.

“от сто€л на одном месте, не мен€€ позы, пока последний из бунтовщиков не скрылс€ за углом. ј тогда сэр ƒжон преспокойно отколол кокарду со шл€пы, бережно спр€тал ее в карман - до следующего раза, угостилс€ понюшкой табаку, закрыл табакерку и не спеша двинулс€ дальше. ¬ эту минуту проезжавший мимо экипаж остановилс€, и женска€ рука опустила стекло. —эр ƒжон мигом снова сн€л шл€пу, подошел. ѕосле минутного разговора, во врем€ которого он, видимо, с большим юмором описывал то, что произошло, он легко вскочил в карету, и она укатила.

—екретарь наблюдал все это с усмешкой, но другие мысли занимали его и скоро вытеснили из его пам€ти сэра ƒжона. ≈му подали обед, но он не дотронулс€ до него и велел все унести. ќн беспокойно шагал из угла в угол, то и дело погл€дыва€ на часы, пыталс€ читать, или уснуть, или смотреть в окно - и не мог. “ак прошли четыре томительных часа.  огда стрелки на циферблате показали ему, как много прошло времени, он прокралс€ по лестнице на самый верх и, выйд€ на крышу, сел там, лицом к востоку.

ќн не ощущал прохладного ветра, овевавшего его разгор€ченный лоб, не видел веселых лугов, к которым повернулс€ спиной, ни леса крыш и дымовых труб перед глазами, ни даже дыма и поднимавшегос€ тумана, сквозь который взор его тщетно пыталс€ проникнуть. ќн не слышал звонких криков игравших внизу детей и отдаленного шума городских улиц, не замечал свежего дыхани€ полей, которое, долета€ до города, умирало здесь. ќн все смотрел и смотрел куда-то вдаль, пока не стемнело. ¬низу на улицах замерцали огоньки. „ем больше сгущалс€ вечерний мрак, тем напр€женнее вгл€дывалс€ в него секретарь, тем больше разбирало его нетерпение.

- ј в той стороне все так те темно! - бормотал он, как в лихорадке. - Ќегод€й! √де же обещанное тобой зарево?

√Ћј¬ј ѕя“№ƒ≈—я“ „≈“¬≈–“јя

ћежду тем слухи о начавшихс€ в Ћондоне беспор€дках довольно широко распространились по окрестным деревн€м и городкам. ¬есть эту повсюду встречали с тем страстным интересом ко вс€ким ужасам и жаждой необычайного, которые свойственны роду человеческому, должно быть, от сотворени€ мира. ќднако эти событи€ казались люд€м в те дни (как казались бы и нам, если бы мы не знали, что они - исторический факт) чудовищно-неверо€тными, и очень многие жители дальних селений, в других случа€х довольно легковерные, никак не хотели верить, что такие вещи возможны, отмахивались от приходивших отовсюду вестей, как от нелепых басен.

ћистер ”иллет - веро€тно, не столько потому, что он, поразмыслив, пришел к определенному выводу, сколько попросту из присущего ему упр€мства, - был в числе тех, кто решительно отказывалс€ даже обсуждать этот животрепещущий вопрос. ¬ тот самый вечер, а может, даже в тот самый час, когда √ашфорд в одиночестве высматривал что-то с крыши, ƒжон ”иллет спорил со своими трем€ друзь€ми и собутыльниками, при этом он усиленно мотал головой и в результате этих упражнений был так красен, что €вл€л собой насто€щее чудо и освещал крыльцо своей гостиницы, где все они сидели, как громадный сказочный карбункул.

- ”ж не думаете ли вы, сэр, - сказал мистер ”иллет, сурово гл€д€ на —оломона ƒэйзи (ибо он имел привычку во врем€ пререканий атаковать самого смирного из всей компании), - что € - круглый дурак?

- „то вы, ƒжонни, бог с вами! - запротестовал —оломон, обвод€ взгл€дом кружок друзей. - Ётого мы никак не думаем. ¬ы не дурак, ƒжонни, нет, нет!

ћистер  обб и мистер ѕаркс дружно закачали головами и пробормотали:

- Ќет, нет, ƒжонни, про вас этого не скажешь!

Ќо такого рода комплименты всегда только раззадоривали мистера ”иллета; он окинул собеседников взгл€дом, полным неописуемого презрени€, и сказал:

- “ак чего же вы приходите и за€вл€ете мне, что сегодн€ вечером отправитесь в Ћондон все трое, чтобы своими глазами все увидеть и составить себе собственное мнение? –азве, - тут мистер ”иллет с видом глубокого возмущени€ сунул в рот трубку, - разве моего мнени€ вам недостаточно?

- Ќо мы еще не слышали его, ƒжонни, - смиренно пробовал оправдатьс€ ѕарке.

- Ќе слышали, сэр? - повторил мистер ”иллет, мер€€ его взгл€дом с ног до головы. - Ќе слышали? Ќе г, сэр, слышали! –азве € не говорил вам, что его величество, всемилостивейший король √еорг “ретий, не потерпит никакого бунта и безобразий на улицах своей столицы75, так же как не допустит, чтобы его собственный парламент задирал перед ним нос?

- ƒа, ƒжонни, но это же только ваши соображени€, утверждать этого вы не можете, - возразил неугомонный ѕарке.

- ѕочем вы знаете? - с важностью возразил ƒжон. - ¬ы просто упр€мый спорщик, сэр, и слишком много себе позвол€ете.  ак вы можете знать, что это только соображени€? Ќе помню, чтобы € когда-нибудь говорил вам это, сэр!

ћистер ѕаркс, вид€, что он забрел в дебри метафизики, из которых не знал, как выбратьс€, пролепетал что-то вроде извинени€ и больше не вступал в спор. Ќаступило молчание, длившеес€ минут дес€ть или п€тнадцать, затем мистер ”иллет вдруг так и покатилс€ со смеху и, немного успокоившись, заметил, кива€ на своего недавнего противника:

- ј €, кажетс€, недурно его отделал!

ћистер  обб и мистер ƒейзи тоже засме€лись и утвердительно закивали. ѕаркс таким образом был признан разбитым наголову.

-  ак вы думаете, будь все это верно, разве мистер ’ардейл уехал бы на такое долгое врем€? - снова заговорил ƒжон, помолчав. - Ќеужели он не побо€лс€ бы оставить дом на двух девушек и нескольких слуг?

- Ё, что там, - отозвалс€ —оломон ƒэйзи. - ќт Ћондона до его дома - путь немалый, а эти бунтовщики - так все говор€т - не отход€т от города дальше, чем на две, самое большее - три мили. » знаете, некоторые богатые католики даже отослали сюда дл€ сохранности все, что поценнее. “акие по крайней мере ход€т слухи.

- "’од€т слухи!" - сердито передразнил его мистер ”иллет. - ћало ли что! ’од€т слухи и о том, что вам, сэр, в марте мес€це €вл€лось привидение. ƒа никто в это не верит.

- Ќу, ладно, - сказал —оломон, встава€, чтобы отвлечь внимание двух при€телей, которые захихикали после ответа ƒжона. - ¬ер€т мне или нет, а это - правда. » как бы то ни было, если идти в Ћондон, то идти надо сейчас же. «начит, до свидань€, ƒжонни. ¬ашу руку!

- я не подам руки человеку, который идет в Ћондон ради такой глупости! - объ€вил мистер ”иллет, пр€ча руки в карманы.

“рем при€тел€м пришлось ограничитьс€ тем, что они пожали ему локти. ѕроделав эту церемонию и забрав из прихожей свои шл€пы, палки и плащи, они еще раз простились с ƒжоном и ушли, обещав завтра сообщить ему подробные и самые достоверные сведени€ о положении в Ћондоне и, если окажетс€, что там все спокойно, признать, что он был вполне прав.

ƒжон некоторое врем€ следил, как они брели по дороге в €рком свете летнего заката, и, выколачива€ золу из трубки, сме€лс€ про себ€ над их глупостью. ќн хохотал так, что у него даже в боках закололо, а нахохотавшись до изнеможени€ (на что понадобилось времени немало, так как он сме€лс€ так же медленно, как размышл€л и говорил), уселс€ поудобнее, спиной к дому, выт€нув ноги на скамью, прикрыл лицо фартуком и крепко уснул.

Ќе скажу вам, сколько времени он спал, но проснулс€ он не скоро, когда закат уже погас, мрачные тени ночи быстро окутывали все вокруг, а на небе мерцали €ркие звезды.  уры все убрались на свои насесты, маргаритки на лужайке сомкнули нежные венчики, жимолость, обвивавша€ крыльцо, благоухала вдвое сильнее, словно в это? тихий час она утратила стыдливость и страстно отдавала ночи всю сладость своего аромата, а темна€ зелень плюща едва-едва колыхалась.  ак безм€тежно спокоен и прекрасен был этот летний вечер!

Ќо разве тишину его не нарушало ничто, кроме легкого шелеста ветвей и веселого стрекотани€ кузнечиков? „у! ¬ воздухе задрожали какие-то очень слабые и отдаленные звуки, намного напоминавшие жужжание в морской раковине. ќни становились то громче, то тише, то совсем замирали. ¬от донеслись €вственно, потом утихли, потом оп€ть наполнили воздух, то усилива€сь, то слабе€, - и, наконец, перешли в какой-то гул и рев: звуки эти доносились с дороги и мен€лись в зависимости от ее поворотов. ¬незапно стали совершенно отчетливо слышны голоса и топот ног множества людей.

¬р€д ли даже тут до сознани€ старого ƒжона дошло бы, что это идут м€тежники, если бы не крики его служанки и поварихи. ∆енщины бросились по лестнице на чердак и заперлись там, испуска€ все врем€ пронзительные вопли - веро€тно, они наде€лись таким способом сделать свое убежище потайным и совершенно безопасным. ¬последствии они кл€твенно увер€ли, что мистер ”иллет в см€тении произнес только одно слово, прокричал его им наверх громовым голосом шесть раз подр€д. Ќо слово это, безобидное, когда относитс€ к некиим четвероногим, которых так называют, совершенно недопустимо в обращении к женщинам безупречного поведени€ - и потому многие склонны были думать, что служанка и повариха просто ослышались, что они от сильного страха стали жертвами галлюцинации слуха.

 ак бы то ни было, ƒжон ”иллет, которому крайн€€ степень тупого удивлени€ и растер€нности заменила мужество, осталс€ сто€ть на крыльце в ожидании бунтовщиков. Ќа миг ему смутно припомнилось, что у дома ведь есть дверь, а у двери - замок и засовы. “ут же осенила его не€сна€ мысль о ставн€х на окнах нижнего этажа. Ќо он не шелохнулс€, сто€л, как пень, и смотрел на дорогу, откуда быстро приближалс€ шум. ќн даже не вынул рук из карманов.

∆дать пришлось недолго. —коро на дороге показалась кака€-то темна€ масса в облаке пыли. Ѕунтовщики, ускорив шаг, в беспор€дке кинулись к дому с гиканьем и дикими криками. ≈ще минута - и ƒжон, как м€чик, перелета€ из рук в руки, очутилс€ в самой гуще толпы.

- Ёй! - крикнул хорошо знакомый ему голос, и обладатель этого голоса стал проталкиватьс€ вперед. - √де он? ƒавайте его сюда, не трогайте его! Ќу, как дела, ƒжонни? ’а-ха-ха!

ћистер ”иллет подн€л глаза, узнал ’ью, но ничего не сказал, да и никака€ мысль не шевельнулась у него в мозгу.

- –еб€та хот€т пить! - крикнул ’ью, толка€ ƒжона к дому. - ∆ивее, старикашка, шевелись! ѕодай нам самого лучшего вина, самого крепкого, того, что ты бережешь дл€ себ€!

¬ ответ ƒжон слабым голосом пролепетал:

- ј кто будет платить?

- —лышите, он спрашивает, кто будет платить! -. ’ью оглушительно захохотал, и толпа громко вторила ему. «атем он обернулс€ к ƒжону: -  то будет платить? ƒа никто.

ѕеред широко открытыми глазами ƒжона мелькало множество лиц - смеющиес€, свирепые, освещенные огнем факелов, видные смутно или совсем расплывающиес€ во мраке. ќдни гл€дели на него, другие - на его дом, иные - друг на друга. —ам не зна€ как, дума€, что он все еще стоит на месте и смотрит на них, он очутилс€ у себ€ за стойкой. —идел в кресле и смотрел, как они разор€ли его дом, уничтожали его имущество.  азалось, перед ним разыгрывалась кака€-то игра или представление, ошеломл€юще странное, но ничуть его не касавшеес€.

ƒа. ¬от он, буфет, его буфет, куда самый дерзкий смельчак никогда не входил без особого приглашени€; Ёто св€тилище, таинственное, всеми чтимое, было теперь битком набито людьми с дубинами, палками, факелами, пистолетами; здесь сто€л страшный шум, можно было оглохнуть от ругательств, выкриков, хохота и свиста, комната внезапно превратилась в какой-то зверинец или сумасшедший дом, в насто€щий ад. Ћюди лезли и выскакивали не только через дверь, но и в окна, разбива€ стекла. ќтвернув все краны, они пили вино и пиво из фарфоровых чаш дл€ пунша, сидели верхом на бочках, курили из его собственных, заветных трубок, ломали св€щенную лимонную рощу, кромсали его знаменитый сыр, взламывали неприкосновенные €щики и набивали карманы чужим добром, у него на глазах делили его деньги, бессмысленно разрушали, ломали, рвали и портили все, что попадалось под руку. ƒл€ них не было ничего св€того. ¬езде толпились люди - наверху, внизу, в спальн€х, на кухне, во дворе, в конюшн€х. Ћезли в окна, хот€ двери были открыты настежь, прыгали вниз из окон, хот€ к их услугам были лестницы, скакали через перила в коридоры...  аждый миг по€вл€лись все новые фигуры, орали, пели, дрались, били стаканы и кружки, все что не допьют, выливали на пол, дергали звонки до тех пор, пока не срывали их, или разбивали их кочергами. » все новые и новые люди, как муравьи, кишели повсюду... Ўум, табачный дым, то свет, то тьма, разнузданное веселье, €рость, хохот, стоны, грабеж, ужас и разгром!

ѕочти все врем€ подле ƒжона, ошеломленно созерцавшего эту картину, сто€л ’ью. », хот€ он был самым наглым, буйным и безжалостным из громил, он за эти часы сто раз спасал жизнь своему бывшему хоз€ину. ƒаже когда захмелевший мистер “эппертит, чтобы показать свою власть, мимоходом любезно пнул ƒжона ”иллета ногой в л€жку, ’ью предложил ƒжону отплатить "капитану" такой же любезностью. » если бы старый ƒжон был в состо€нии пон€ть то, что ему нашептывал ’ью, и воспользовалс€ бы его советом, он под таким покровительством мог был проделать это безнаказанно.

Ќаконец громилы стали оп€ть собиратьс€ перед домом и скликать тех, кто еще хоз€йничал внутри, крича, что они и так потер€ли много времени.  огда ропот усилилс€ и перешел в рев, ’ью и кое-кто из пировавших в буфете - это €вно были вожаки - стали совещатьс€, что делать с ƒжоном, как заставить его молчать, пока они не управ€тс€ со своим делом в „игуэлле. ќдни предлагали запереть его в доме и дом поджечь, другие - стукнуть его по черепу так, чтобы ему на врем€ пам€ть отшибло, третьи - вз€ть с него кл€тву, что он не встанет с места до завтрашнего вечера, а некоторые советовали заткнуть ему рот кл€пом и вести с собой под надежным конвоем. Ќо все эти предложени€ были отвергнуты и в конце концов ƒжона решили св€зать и прив€зать к стулу. ƒл€ этой операции призвали ƒенниса.

- ¬от что, ƒжонни, - сказал ’ью, подход€ к мистеру ”иллету. - ћы тебе ничего худого не сделаем, только св€жем по рукам и ногам. ƒа ты слышишь или нет?

ƒжон ”иллет посмотрел не на ’ью, а на другого человека, как будто не понимал, кто именно говорит с ним, и пробормотал что-то невн€тное - кажетс€, о дежурном блюде, которое всегда подаетс€ по воскресень€м в два часа.

- “еб€ не тронут. —лышишь, что € говорю? - р€вкнул ’ью, дл€ большей убедительности дав ƒжону основательного тумака в спину. - Ёй, да он не в себе - видно, перепугалс€ насмерть. ƒайте-ка ему хлебнуть чего-нибудь!

 то-то принес стакан вина, и ’ью вылил его в рот ƒжону. ¬ыпив, мистер ”иллет слегка причмокнул губами и, сунув руку в карман, спросил: "—колько с мен€?", а затем, вод€ вокруг бессмысленным взгл€дом, заметил, что здесь, кажетс€, разбиты стекла...

- ѕо-моему, у него в голове помутилось, - сказал ’ью и встр€хнул ƒжона с такой силой, что у того в кармане забренчали ключи, но на ƒжона и это не подействовало. - ƒа куда же запропастилс€ ƒеннис?

ќп€ть стали звать ƒенниса, и, наконец, он прибежал, опо€санный длинной веревкой, как какой-нибудь монах, и с ним цела€ свита - полдюжины телохранителей.

- ∆ивее шевелись! - крикнул ’ью и нетерпеливо топнул ногой. - «а дело!

ƒеннис только подмигнул ему в ответ и, размотав с себ€ веревку, подн€л глаза к потолку, внимательно обозрел его, затем стены, карнизы - и покачал головой.

- Ќу, что же? ƒолго ты будешь копатьс€? - заорал на него ’ью, снова сердито топнув ногой. - »ли мы по твоей милости будем торчать здесь до тех пер, пока не подниметс€ тревога на дес€ть миль вокруг и нам помешают сделать что надо?

- “ебе хорошо говорить, братец, - возразил ƒеннис, подход€ ближе, - но в этой комнате некуда его приткнуть, - он заговорил шепотом. - –азве что над дверью?

- „то приткнуть? - спросил ’ью.

-  ак что? —тарика.

- “ак ты вешать его собралс€? - воскликнул ’ью.

- Ќу, да, - отвечал палач, с недоумением воззрившись на него. - ј то как же?

’ью без дальнейших объ€снений вырвал веревку из рук ƒенниса и сам прин€лс€ в€зать ƒжона, но действовал так неловко и неумело, что мистер ƒеннис чуть не со слезами взмолилс€, чтобы он предоставил это дело ему, и, сменив ’ью, вмиг управилс€.

- √отово! - сказал он, мрачно осматрива€ ƒжона, который и после того, как его св€зали, оставалс€ в таком же отупении, как и раньше. - ¬от это мастерски сделано. Ќа такую чистую работу и смотреть любо! »ди-ка сюда, ’ью, на два слова! “еперь, когда он стреножен, не лучше ли будет дл€ всех, если его обработать? ѕодумай, какой трезвон поднимут газеты! » насколько это придаст нам весу!

’ью догадалс€, чего хочет его товарищ, скорее по его жестам, чем по профессиональным терминам, которых он не знал, так же как не знал и о ремесле ƒенниса. ќн вторично отверг предложение палача и отдал команду "¬перед!", подхваченную сотней голосов на улице.

- ¬ ”оррен! - гаркнул ƒеннис и выбежал из дома, а за ним остальные. - “ам живет доносчик, реб€та!

≈му ответил €ростный вой, и толпа помчалась дальше в исступленной жажде грабить и разрушать. ’ью на минуту задержалс€, чтобы дл€ подкреплени€ еще хлебнуть на дорогу и открыть краны нескольких случайно уцелевших бочек. «атем, окинув взгл€дом опустошенную, разгромленную комнату с разбитым окном, в которое громилы просунули срубленное "майское древо" (даже его не пощадили), ’ью хлопнул по спине безмолвного и неподвижного ƒжона ”иллета и, размахива€ над головой зажженным факелом, с диким криком помчалс€ вслед за товарищами.

√Ћј¬ј ѕя“№ƒ≈—я“ ѕя“јя

ќставшись один в своем разоренном доме, ƒжон ”иллет сидел и водил изумленными глазами вокруг. “олько глаза его и бодрствовали, а все мыслительные способности погружены были в глубокий сон без сновидений. ќн огл€дывал комнату, котора€ в продолжение многих лет - и еще час назад - была его гордостью, и ни один мускул не дрогнул в его лице. —квозь зловеще зи€вшие пробоины со двора смотрела холодна€ черна€ ночь, драгоценна€ жидкость из почти опустевших бочонков с глухим плеском капала на пол, в разбитом окне сиротливо торчало "майское древо", похожее на бугшприт затонувшего корабл€. ƒа и пол мог сойти за дно морское - так густо он был усе€н обломками. —квозной ветер врывалс€ в полуоткрытые двери, скрипевшие на петл€х, свечи мигали и, оплыва€, словно одевались в длинные белые саваны. ¬еселые сочно-красные занавески развевались и хлопали на ветру. ƒаже солидные голландские бочонки, лежавшие опрокинутыми и пустыми в темных углах, казались лишь бренной оболочкой тех славных весельчаков, что больше не будут радовать и воспламен€ть людей. ƒжон смотрел на все это печальное запустение - и не видел его.  азалось, он был вполне спокоен и доволен тем, что сидит здесь, не испытывал ни гнева, ни неудобства, как будто на нем были не веревки, ст€гивавшие тело, а парадна€ манти€. √л€д€ на него, можно было вообразить, что жизнь остановилась, и старик ¬рем€ спит крепким сном.

¬ доме сто€ла глубока€ тишина - лишь капли с плеском падали на пол, ветер шуршал вс€ким мусором па полу, да глухо скрипели раскрытые двери, но эти звуки, как потрескивание жука-точилыцика среди ночи, только делали тишину заметнее.

ƒжону было все равно, тишина вокруг него или шум. ≈сли бы вдруг батаре€ т€желой артиллерии начала пальбу под окном - его бы это не тронуло. Ќичто не могло больше поразить его. ƒаже по€вление призрака не вывело бы его из оцепенени€.

ѕрошло немного времени, и он услышал шаги, торопливые, но осторожные, крадущиес€. ќни приближались к дому... на миг затихли, потом послышались еще ближе.  то-то, казалось, обходил дом вокруг. ¬от шаги замерли, пришедший остановилс€ под окном -и в окне показалась голова.

Ќа фоне царившего снаружи мрака резко выдел€лось озаренное огоньками догоравших свечей бледное, изможденное лицо. Ќа ртом худом лице глаза казались неестественно большими и блест€щими. ¬олосы были черные, с сильной проседью.

»спытующе огл€дев комнату, человек спросил низким и глухим голосом:

- ¬ы здесь в доме один?

ƒжон не шевельнулс€ и после того, как вопрос был задан вторично, хот€ он отлично слышал его. ѕодождав минуту, незнакомец влез в окно. ƒжон и тут ничуть не удивилс€. «а последний час столько людей влезали и вылезали в это окно, что он совсем забыл о существовании дверей, и ему уже казалось, что он всю жизнь знал только такой способ входить в дома.

Ќезнакомец в широком и темном потертом плаще и шл€пе с опущенными пол€ми подошел к ƒжону вплотную и загл€нул ему в лицо. ƒжон ответил ему тем же.

- » давно вы так сидите? - спросил пришелец.

ƒжон попробовал сообразить, но ничего из этого не вышло.

- ¬ какую сторону они пошли?

Ќеизвестно почему, сапоги незнакомца пробудили в мозгу мистера ”иллета какие-то смутные мысли насчет их фасона, но эти мысли мелькнули и рассе€лись, оставив его в прежнем состо€нии.

- ¬ы бы лучше отвечали, если вам шкура дорога! - сказал незнакомец. - ¬едь, кроме нее, у вас, € вижу, ничего целого не осталось. я вас спрашиваю: в какую сторону пошли эти люди?

- “уда, - сказал ƒжон, неожиданно обрет€ дар речи, и уверенно кивнул головой (указать рукой он не мог, так как был крепко св€зан) в сторону, противоположную той, куда направилась толпа.

- ¬рете! - сердито отрезал незнакомец и угрожающе занес руку. - ќттуда € пришел. ¬ы хотите мен€ обмануть?

ѕон€в, однако, что тупое равнодушие ƒжона непритворно и что оно - результат пережитого потр€сени€, незнакомец опустил занесенную дл€ удара руку и отвернулс€.

ƒжон следил за ним все с тем же спокойствием, - ничто не шевельнулось в его лице. Ќезнакомец нашел стакан и, подержав его под краном бочонка, пока не удалось нацедить несколько капель, жадно выпил вино, затем с раздражением швырнул стакан на пол, обхватил бочонок руками и, наклонив его, вылил себе пр€мо в рот все, что там еще оставалось. ѕотом, собрав разбросанные повсюду остатки хлеба и м€са, с жадностью накинулс€ на еду, по временам перестава€ жевать и прислушива€сь, когда ему чудилс€ какой-нибудь звук снаружи. — дикой поспешностью утолив голод и приложившись ко второму бочонку, он надвинул шл€пу на глаза, собира€сь, видимо, уходить, и обратилс€ к ƒжону:

- ј где же ваши слуги?

ћистер ”иллет смутно вспомнил, как громилы кричали женщинам, чтобы они бросили вниз из окна ключ от мансарды, где заперлись, и тогда их не тронут. ѕоэтому он ответил:

- »х заперли.

- ѕусть держат €зык за зубами, иначе им плохо придетс€, - сказал, незнакомец. - ƒа и вам советую то же. Ќу-ка, покажите теперь, в какую сторону те ушли.

Ќа этот раз мистер ”иллет указал дорогу правильно. Ќезнакомец шагнул к двери, как вдруг ветер донес до них громкий, частый звон набатного колокола, и в небе вспыхнуло €ркое зарево, разом осветившее не только дом, но и все окрестности.

Ќе внезапный переход от мрака к этому зловещему свету и не донесшийс€ издалека торжествующий рев и крики, грубо ворвавшиес€ в мирную тишину ночи, заставили незнакомца отпр€нуть от двери так стремительно, будто в него ударила молни€. »спугал его звон колокола. ≈сли бы самое жуткое видение, какое только способна создать фантази€ человека в бредовых снах, встало сейчас перед ним, оно не привело бы его в такой ужас, как первый звук этого громкого железного голоса. √лаза у незнакомца полезли из орбит, он весь судорожно тр€сс€, лицо его было страшно. ¬ысоко подн€в одну руку, а другой отмахива€сь от чего-то, видимого ему одному, он сделал движение, словно вонзал нож кому-то в грудь. ѕотом схватилс€ за голову, заткнул уши и заметалс€ по комнате, как безумный. Ќаконец он с диким воплем выскочил за дверь и бросилс€ бежать. ј колокол все звонил, словно гналс€ за ним, звонил все громче и громче, все настойчивее, ожесточеннее. «арево пылало все €рче, гул голосов усиливалс€. ¬оздух дрожал от грохота, как будто рушились т€желые строени€, огненные столбы искр взлетали к небу, но всего оглушительнее, в миллион раз ужаснее и грознее, лет€ к небу быстрее искр и после долгих лет молчани€ веща€ страшную тайну, погребенную вместе с мертвецом, раздавалс€ звон колокола. “ого самого колокола!

 ака€ погон€ призраков за человеком могла быть так ужасна, как это преследование? ƒа если бы целый легион их гналс€ за незнакомцем по п€там, ему было бы не так страшно! “а погон€ имела бы начало и конец, а от этой никуда нельз€ было спастись! ѕреследовавший его голос наполн€л все пространство вокруг: он исходил из земли, из воздуха, качал высокую траву и гудел меж дрожавших деревьев. Ёхо подхватывало его, филины гукали, когда он на крыль€х ветра несс€ мимо, а соловей смолк и забилс€ в гущу ветвей. Ётот голос, казалось, раздувал и подхлестывал бушующее плам€, довод€ его до неистовой €рости. ќгонь был повсюду, все окрасилось в красный цвет, природа словно окунулась в кровь. ј страшный, неумолимый голое все гналс€ за ним.  олокол, тот самый колокол!

Ќабатный звон утих, но все еще сто€л в его ушах. Ётот погребальный звон проникал ему пр€мо в сердце. Ќичто, созданное рукой человеческой, не могло звучать так, как этот колокол, словно предупреждавший, что он никогда не перестанет вопи€ть к небесам.  то бы, слыша этот голос, не пон€л, о чем он твердит?  аждый звук его вещал об убийстве, жестоком, зверском убийстве доверчивого человека тем, кому этот человек безгранично довер€л. Ётот звон вызывал мертвецов из могил. „ье это лицо, на котором дружеска€ улыбка вдруг смен€етс€ выражением сомнени€, потом ужаса, потом застывшей муки? ѕоследний мол€щий взгл€д обращен к небу, - и вот убитый медленно валитс€ на пол. ќ, эти закатившиес€ глаза, как у мертвых оленей, которых он в детстве так часто разгл€дывал, дрожа от страха и цепл€€сь за материнский фартук. «ачем в такую минуту всплыло это жуткое воспоминание!

ќн падает на землю и, прижима€сь к ней так, словно хотел бы уйти в нее, спр€татьс€ в ней, закрывает руками глаза и уши. Ќо тщетно, тщетно! —то медных стен и крыш не могли бы заглушить звон этого колокола - ведь то гневный божий глас, а от него не скроешьс€, не найдешь убежища во всей вселенной!

¬ то врем€ как этот человек металс€ во все стороны, не зна€, куда деватьс€, или лежал, скорчившись на земле, бунтовщики действовали вовсю. ”ход€ из "ћайского ƒрева", они слились в один отр€д и быстрым шагом двинулись в ”оррен. ¬есть об их приближении опередила их, и они нашли садовые ворота крепко запертыми. ќкна были закрыты ставн€ми, весь дом погружен в темноту, - нигде ни одного огонька. —колько они ни звонили и ни стучали в железные ворота, никто не отозвалс€, - и, наконец, бунтовщики отошли на несколько шагов, чтобы произвести рекогносцировку и решить, как действовать дальше.

ƒолго совещатьс€ не пришлось - пь€на€, возбужденна€ успехом, озверевша€ толпа жаждала де€тельности. » как только была отдана команда окружить дом, одни полезли на ворота, другие спустились в узкий ров и оттуда карабкались на окружавшую сад стену, третьи ломали крепкую железную решетку и, пробива€ себе путь, запасались при этом новым смертоносным оружием - ее железными пруть€ми.  огда дом был окружен, послали несколько человек взломать дверь сара€ с садовыми инструментами, а тем временем остальные €ростно барабанили во все двери, требу€, чтобы те, кто укрываетс€ внутри, сошли вниз и отперли, если им жизнь дорога. Ќо на эти многократные призывы никто не откликнулс€. ћежду тем посланные в сарай вернулись с мотыгами, кирками, лопатами. ¬месте с теми, кто уже ранее запасс€ такими оруди€ми или вооружилс€ топорами, коль€ми и ломами, они протолкались вперед, готов€сь атаковать двери и окна.

” бунтовщиков было с собой не больше дес€тка смол€ных факелов, но, когда приготовлени€ к штурму были закончены, всем стали раздавать пучки гор€щей пакли на палках, которые так быстро передавались из рук в руки, что через одну минуту не менее двух третей толпы уже потр€сали в воздухе пылающими головн€ми и с оглушительным ревом кинулись ломать двери и окна.

ѕод грохот т€желых ударов, звон разбитых стекол, крики и ругань ’ью и его ближайшие соратники незаметно собрались у входа в ту башню, куда он с ƒжоном ”иллетом приходил к мистеру ’ардейлу, и объединенными усили€ми прин€лись ломать дверь. ƒверь была крепка€, дубова€, защищенна€ двум€ надежными засовами и железным болтом, но она скоро не выдержала напора, с треском рухнула на узкую лестницу, облегчив доступ нападающим - они по ней, как по мосткам, бросились в верхние комнаты. ѕочти одновременно было вз€то с дес€ток других пунктов, и толпа хлынула в дом, как река, прорвавша€ плотину.

¬ прихожей сто€ли на страже вооруженные слуги, и, когда громилы ворвались, они начали стрел€ть, однако несколько выстрелов не могли остановить налетевший сонм дь€волов, и слугам оставалось только спасатьс€ самим: они замешались в толпу и стали выкрикивать то же, что и нападающие, наде€сь, что в такой сутолоке их примут за своих. ’итрость удалась, и все слуги уцелели, кроме одного старика, который с той ночи как в воду канул. √оворили, что ему кто-то раскроил череп железным болтом (один из его товарищей видел, как он упал), и труп сгорел во врем€ пожара.

ќвладев домом, громилы рассе€лись повсюду, от подвалов до чердаков, дела€ свое дь€вольское дело. ќдни разводили костры под окнами, другие ломали мебель и швыр€ли обломки вниз, в огонь; где пробоины в стенах € окна были достаточно широки, из них кидали в костры столы, комоды, кровати, зеркала, картины.  ажда€ нова€ порци€ такого "топлива" встречалась торжествующими криками, ревом, диким воем, и это делало еще ужаснее и отвратительнее картину разгрома и пожара.

” кого были топоры, те, покончив с мебелью, утол€ли неистощенную €рость, руб€ на куски двери, оконные рамы, полы, подсека€ стропила и балки, и погребали под грудами обломков тех, кто задержалс€ в комнатах верхнего этажа. ƒругие шарили по €щикам, шкафам, сундукам, взламывали письменные столы, шкатулки, ища драгоценностей, денег, серебр€ной посуды, третьи, одержимые страстью к разрушению более, чем алчностью, без разбору выбрасывали все добро во двор и кричали сто€вшим внизу, чтобы они жгли его. ѕобывав в погребах, где они разбили все бочки, пь€ные носились повсюду, как бешеные, и поджигали все, что попадалось под руку, иногда даже одежду на своих же товарищах. ¬скоре дом запылал в стольких местах, что некоторые из поджигателей сами не успели спастись: на глазах у всех они с почерневшими от дыма лицами лежали без чувств на подоконниках, куда вскарабкались на ослабевших руках, и снизу видно было, как поглощала их огненна€ бездна. „ем сильнее трещало и бушевало плам€, тем больше свирепели и буйствовали люди, точно бесновавша€с€ огненна€ стихи€ превращала их в дь€волов, рожда€ и человеческих душах такие свойства, которым радуютс€ в аду.

¬спыхнувший в доме пожар, заливавший красным светом комнаты и коридоры; длинные раздвоенные €зыки пламени, которые лизали снаружи кирпичи и камни и, поднима€сь вверх, сливались с бушевавшим над домом морем огн€; освещенные им лица злодеев, которые любовались делом рук своих и подбрасывали в этот костер все, что могли; сердитый рев высоких столбов пламени, такого €ркого, словно оно в своей прожорливости поглощало даже дым; лет€щие, как живые, хлопь€, которые ветер быстро подхватывал и нес дальше, словно огненную метель; громадные бревна, бесшумно падавшие, как перышки, на груды золы и рассыпавшиес€ на искры и огненную пыль; зловещее багровое небо и царивший внизу мрак, казавшийс€ еще чернее по контрасту согнем; открытые наглым и бесстыдно-любопытным взорам уголки, осв€щенные традици€ми дома; разрушенные грубыми руками вещи, быть может, дорогие по воспоминани€м... » не было здесь глаз, которые на это смотрели бы с сожалением, и творилось это не под шепот сочувстви€, а под дикие крики торжества - по сравнению с этими людьми даже крысы, столько лет не покидавшие старый дом, имели право на сострадание и уважение тех, кто жил под его крышей! Ёто зрелище должно было на всю жизнь врезатьс€ в пам€ть тому, кто был здесь только зрителем, а не действующим лицом.

ј были ли здесь такие? Ќабатный колокол звонил долго, и, видно, его раскачивали отнюдь не слабые или нерешительные руки, - но нигде не видно было ни души. Ќекоторые бунтовщики рассказывали потом, что, когда звон утих, они слышали вопли женщин, видели развевающиес€ в воздухе юбки, и мимо них промчались несколько мужчин с какой-то живой и сопротивл€вшейс€ ношей. Ќо в шуме и толчее разве можно было сказать наверное, так это или нет?

ј где же был ’ью? ¬идел его кто-нибудь после того, как осаждающие ворвались в дом? “акие вопросы стали раздаватьс€ в толпе. ѕодн€лс€ общий крик: "√де ’ью?"

- «десь! - отозвалс€ хриплый голос, и ’ью вынырнул из темноты, запыхавшийс€, черный от копоти.

- Ќу, реб€та, мы сделали все, что могли... ѕожар догорает, и даже там, куда огонь не добралс€, остались только развалины. –асходитесь-ка, пока путь свободен, да возвращайтесь в Ћондон не толпой, а врассыпную, разными дорогами. ¬стретимс€ в обычном месте.

—казав это, ’ью снова куда-то исчез (это было против его обыкновени€ - ведь он везде по€вл€лс€ первым, а уходил последним), предоставив остальным добиратьс€ домой, как хот€т.

Ќелегко было заставить разойтись такую орду. ≈сли бы широко распахнулись ворота Ѕедлама, то и оттуда не вырвались бы на волю такие безумцы, какими сделала бунтовщиков эта ночь бешеного разгула. «десь были люди, которые пл€сали на клумбах, топча ногами цветы с такой €ростью, словно это были их противники, и обламывали венчики со стеблей, как дикари, снос€щие головы врагам. Ѕыли и такие, что бросали свои гор€щие факелы в воздух, и факелы падали им же на головы, причин€€ сильные и безобразные ожоги. »ные кидались к кострам и голыми руками болтали в огне, словно в воде, а некоторых приходилось удерживать силой, не то они в каком-то неутолимом бешенстве прыгнули бы в огонь. ќдин паренек - на вид ему не было и двадцати лет - свалилс€ пь€ный на землю, не отнима€ от губ бутылки, а на голову ему потоком жидкого огн€ полилс€ с крыши расплавленный свинец и растопил череп, как кусок воска.  огда перед уходом стали собирать людей, из погребов вытаскивали еще живых, но словно обожженных каленым железом, и те, кто нес их на плечах, дорогой пробовали расшевелить их непристойными шутками, а прид€ в город, сваливали трупы в коридорах больниц. » никому в орущей толпе все это не внушало ни сострадани€, ни отвращени€, ничто не могло утолить слепой, дикой, бессмысленной €рости этих людей.

ѕостепенно, маленькими группами расходились бунтовщики с хриплыми криками "ура!" и обычным своим боевым кличем "ƒолой папистов!". ѕоследние отставшие с налитыми кровью глазами брели за ранее ушедшими, оклика€ друг друга. »х голоса и свист замирали вдали. Ќаконец и они затихли, наступила тишина"

“ишина! яркое зарево пожара сменилось слабо мерцавшим светом, и кроткие звезды, прежде не видные, гл€дели с вышины на почерневшие развалины.

Ќад развалинами стлалс€ густой дым, словно пыта€сь скрыть их от взора господн€, и ветер не смел разгон€ть этот дым. √олые стены, вместо крыши - открытое небо.  омнаты, где дорогой умерший провел столько светлых дней, каждое утро пробужда€сь к новой жизни и де€тельности, где столько родных людей грустили и радовались, комнаты, которые укрывали столько дум, надежд, сожалений, видели столько перемен, - все погибло, ничего не осталось, только дым€ща€с€ груда золы и пепла, уныла€ и жутка€ картина полного разорени€, тоскливое безмолвие пустыни.

√Ћј¬ј ѕя“№ƒ≈—я“ Ў≈—“јя

«авсегдатаи "ћайского ƒрева", которым и в голову не могло прийти, что в любимом месте их встреч скоро произойдут такие перемены, шли в Ћондон лесом и боковыми тропами через пол€, избега€ жаркой и пыльной большой дороги. ѕодойд€ уже близко к городу, они стали расспрашивать всех встречных о бунте, жела€ проверить, насколько верны слышанные ими вести. » то, что им рассказывали, далеко превосходило слухи, достигшие тихого „игуэлла. ќдин путник сообщил им, что еще сегодн€ толпа напала на гвардейцев, которые вели обратно в Ќьюгетскую тюрьму несколько м€тежников, возвращавшихс€ с вторичного допроса; солдатам пришлось спасатьс€ бегством. ƒругой рассказал что, когда он уходил из Ћондона, толпа осаждала близ  лэр-ћаркет дома двух: горожан, выступавших свидетел€ми против м€тежников, от третьего они узнали, что сегодн€ ночью будет сожжен дом сэра ƒжорджа —эвил€ в Ћейстер-‘илдс, и самому сэру ƒжорджу несдобровать, если он попадет в руки м€тежников, так как это он внес в парламент билль о льготах католикам. ¬се рассказчики сходились на том, что количество бунтовщиков растет, отр€ды их стали гораздо многочисленнее, что на улицах небезопасно и никто не может ни на час быть спокоен за свой дом и свою жизнь; что тревога в городе растет и много семей уже бежала из Ћондона. ќдин парень с кокардой столь попул€рного синего цвета обругал наших трех чигуэлцев за то, что шл€пы у них без кокард, и посоветовал завтра вечером следить в оба за тюремными воротами, так как этим воротам плохо придетс€. ƒругой спросил, уж не огнеупорные ли у них шкуры, что они не бо€тс€ разгуливать без знака отличи€ всех честных протестантов. ј третий, одинокий всадник, прот€нул свою шл€пу и потребовал, чтобы они бросили в нее по шиллингу на нужды м€тежников. » они побо€лись отказать ему.  ак ни были напуганы три друга, они решили все же, раз зашли уже так далеко, идти вперед и своими глазами увидеть, что происходит. ¬зволнованные необычайными новост€ми, они шагали быстро и почти всю дорогу молчали, размышл€€ обо всем услышанном.

ћежду тем наступил вечер, и когда они подошли к городу, то увидели печальное подтверждение вестей: три громадных пожара пылали очень близко друг от друга, и на темном небе сто€ло зловещее зарево. ¬ первом же предместье наши путешественники увидели, что почти на каждом доме мелом написано на двер€х крупными буквами: "ƒолой папистов!". Ћавки были закрыты, и на лицах прохожих читались страх и тревога.

ѕримеча€ все это с ужасом (однако ни один из них не хотел признатьс€ другим, как сильно он напуган), друзь€ пришли к заставе, но она оказалась закрытой.  огда они проходили по дорожке через турникет, со стороны Ћондона к заставе бешеным галопом подскакал всадник и голосом, выдававшим сильное волнение, крикнул сборщику дорожной пошлины, чтобы он, ради бога, поскорее пропустил его.

ћольба его звучала так гор€чо и серьезно, что подействовала даже на сборщика, - он выбежал с фонарем и стал поднимать шлагбаум, но вдруг, случайно огл€нувшись, воскликнул:

- √осподи помилуй, что это? ≈ще пожар?

ѕри этом возгласе три чигуэлца тоже обернулись и увидели в отдалении, в той стороне, откуда они пришли, широкую полосу огн€, зловещим светом озар€вшую облака, которые пылали так €рко, как будто пожар был в небе, и напоминали багровый закат.

- ≈сли предчувствие мен€ не обманывает, € знаю, где это горит, - сказал всадник. - Ќу, не стой же как в столбн€ке, при€тель, отпирай скорее!

- —эр! - воскликнул сборщик и, пропуска€ его, придержал за узду его лошадь. - я только сейчас вас узнал. ѕослушайтесь мен€, не ездите вы туда! я видел их, когда они шли мимо, и знаю, что это за люди. ќни убьют вас!

- ј хоть бы и так! - отозвалс€ всадник. ќн не смотрел на сборщика, его пристальный взгл€д был устремлен на зарево.

- ѕомилуйте, сэр, - сборщик еще крепче ухватилс€ за узду, - если уж хотите ехать, так приколите синюю кокарду. ¬от, возьмите, - он сн€л ленточку со своей шл€пы. - Ќе по своей охоте € ее ношу, нужда заставл€ет: каждому жизнь дорога, и € человек семейный. Ќаденьте ее хоть на эту ночь, сэр. Ќа одну ночь!

- ƒа, да, наденьте! - воскликнули в один голос трое чигуэлцев, обступив лошадь. - ѕослушайтесь его, уважаемый сэр! Ќацепите кокарду, мистер ’ардейл.

-  то это тут? - ћистер ’ардейл наклонилс€, чтобы получше разгл€деть говоривших. - Ёто, кажетс€, голос ƒэйзи?

- ¬ерно, сэр! - откликнулс€ маленький причетник. - ѕослушайтесь этого джентльмена, сэр! ќн дело говорит. ∆изнь ваша, быть может, зависит от этого.

- ј вы не побо€лись бы ехать туда со мной? - отрывисто спросил мистер ’ардейл.

- я? Ќ-нет, сэр.

- “огда приколите кокарду вы! ≈сли мы натолкнемс€ на этих разбойников, вы покл€нетесь им, что € вас схватил за то, что вы ее носите. » € скажу им то же самое. ѕотому что - кл€нусь спасением моей души! - € от них пощады не приму, да и им пощады не дам, если мы сегодн€ встретимс€. —адитесь позади, живо! ¬от так.  репче держитесь за мен€ и ничего не бойтесь!

„ерез секунду они понеслись галопом, поднима€ густое облако пыли, лет€ вперед так, как бывает только во сне.

’орошо, что добрый конь ’ардейла знал дорогу, ибо хоз€ин его во врем€ этой скачки ни разу не осмотрелс€ кругом: он ни на мгновение не отрывал глаз от далекого зарева, к которому они мчались, как бешеные. “олько раз он сказал тихо: "ƒа, это мой дом", а затем уже не разжимал губ всю дорогу.  огда они проезжали в темных и небезопасных местах, он не забывал придерживать ƒэйзи, чтобы тот не свалилс€ с седла, но делал это, на поворачива€ головы и по-прежнему не отвод€ глаз от огн€ впереди.

ѕуть их был довольно опасен, ибо они мчались слом€ голову не проезжей дорогой, а напр€мик, пустынными проселками и тропами, где колеса фургонов оставили глубокие колеи, где узка€ дорога была зажата между изгород€ми и канавами, и высокие деревь€, сплета€сь над нею ветв€ми, не пропускали ни луча света. Ќо конь нес их вперед и вперед, не останавлива€сь, не спотыка€сь, пока они не очутились перед "ћайским ƒревом" и отсюда €сно увидели, что пожар уже догорал, словно огню не было больше пищи.

- ¬ойдем на минуту, только на одну минуту, - сказал мистер ’ардейл. ќн помог ƒэйзи сойти, затем соскочил сам.

- ”иллет! ”иллет! √де мо€ плем€нница и мои слуги? ”иллет!

— этим отча€нным криком он вбежал в дом. ”видел хоз€ина, св€занного и прикрученного веревками к стулу, разоренную, разграбленную комнату. Ќет, здесь никто не мог укрыватьс€!

ћистер ’ардейл был сильный человек, умевший владеть собой и сдерживать свои чувства. Ќо, хот€ он видел зарево и пон€л, что его дом, веро€тно, разрушен до основани€, стерт с лица земли, ему только в эту минуту €сно представилось, что его ждет, - и он не выдержал: закрыл лицо руками и отвернулс€.

- ƒжонни, ƒжонни! - лепетал —оломон. Ётот простодушный человек плакал, не скрыва€сь, и ломал руки. - ƒорогой старый ƒжонни, какое горе! ѕодумать только, до чего мы дожили! ”видеть вашу гостиницу в таком состо€нии!.. ћистер ’ардейл... » старый ”оррен тоже... јх, ƒжонни, как это т€жело! ”казав на мистера ’ардейла, —оломон ƒэйзи облокотилс€ на спинку стула, к которому был прив€зан ”иллет, и громко зарыдал у друга на плече.

ѕока —оломон говорил, старый ƒжон был нем, как в€лена€ треска, и только бессмысленно таращил на него глаза. —уд€ по всему, он совершенно не сознавал, что делаетс€ вокруг; но когда —оломон умолк, ƒжон устремил свои большие круглые глаза туда, куда смотрел причетник, - и, должно быть, в мозгу у него забрезжила смутна€ догадка, что кто-то пришел его навестить.

- ¬ы нас узнаете, не так ли, ƒжонни? -сказал —оломон, удар€€ себ€ в грудь. - я - ƒэйзи, ну, вспомните... церковь в „игуэлле... звонарь... а по воскресень€м у алтар€... Ќу, вспоминаете, ƒжонни?

ћистер ”иллет несколько минут размышл€л, затем пробормотал без ¬с€кого выражени€:

- "“еб€, бога, хвалим..."

- ¬от, вот, оно самое! - торопливо подхватил —оломон. - Ёто € и есть, ƒжонни. “еперь вы пришли в себ€, да? Ќу, скажите же, что вы целы и невредимы!

- ÷ел? - прот€нул мистер ”иллет таким тоном, словно хотел сказать, что это его личное дело. - Ќевредим?

- ќни не обижали вас? Ќе пустили вход палки, или кочергу, или другие тупые оруди€, а ƒжонни? - допытывалс€ —оломон, в сильной тревоге посматрива€ на голову мистера ”иллета. - Ќе били вас?

ƒжон сдвинул брови, опустил глаза с таким видом, словно решал в уме какую-то арифметическую задачу, затем подн€л их к потолку - казалось, решение не давалось ему, - затем огл€дел —оломона с головы до пр€жек на башмаках и медленно-медленно повел глазами вокруг. ¬друг из них выкатились две большие, мутные, свинцовые слезы, и, мотнув головой, ƒжон сказал: - ≈сли бы они оказали мне такую милость - убили мен€, € был бы им очень благодарен...

- ѕолно, полно, ƒжонни, не говорите таких вещей! -захныкал его маленький друг. -  онечно, все это очень т€жело, но не до такой уж степени, нет, нет!

- ¬згл€ните, сэр, - воскликнул ƒжон, обратив печальный взгл€д на мистера ’ардейла, который в это врем€, опустившись на одно колено, поспешно распутывал на нем веревки. - ƒаже "майское древо", старое, безгласное древо смотрит на мен€ в окно, как будто хочет сказать: "Ёх, ƒжон ”иллет, ƒжон ”иллет, пойдем-ка с тобой, брат, да нырнем в ближайший пруд, если он достаточно глубок! ѕотому что дл€ нас на этом свете все кончено!"

- ѕерестаньте, ƒжонни, ради бога! - закричал —оломон, потр€сенный мрачным направлением мыслей мистера ”иллета и замогильным голосом, каким он говорил о "майском древе". - Ѕудет вам'

- Ќа вас свалилась больша€ беда, и потери ваши велики, - сказал и мистер ’ардейл, нетерпеливо погл€дыва€ на дверь. - Ќо € сейчас не в состо€нии вас утешать, да и не врем€. –аньше, чем € уйду, скажите мне одно, и постарайтесь отвечать €сно, умол€ю вас! ¬идели вы Ёмму? «наете что-нибудь о ней?

- Ќет, - отвечал мистер ”иллет.

- Ќикто здесь не был, кроме этих собак?

- Ќикто.

- ћожет, они с божьей помощью успели уехать до всех этих ужасов, - сказал мистер ’ардейл. ¬олнение и нетерпеливое желание поскорее очутитьс€ в седле мешали ему спокойно распутывать искусно зав€занные узлы, и он не успел еще разв€зать ни одного. - ƒайте нож, ƒэйзи!

- ј не видели вы, джентльмены, - произнес вдруг ƒжон, осматрива€сь с видом человека, потер€вшего носовой платок или другую мелочь. - Ќе видел кто из вас тут гроба?

- ”иллет! - ахнул мистер ’ардейл. ј —оломон уронил нож, и все его тело сразу обм€кло. ќн мог только пролепетать: "√осподи!"

- я потому это спрашиваю, - продолжал ƒжон, ни на кого не гл€д€, - что недавно сюда заходил покойник и ушел в ту сторону. ≈сли он принес с собой свой гроб и оставил его тут, € могу сказать вам чье им€ написано на дощечке. Ќу, а если гроба нет, - значит, не о чем и толковать.

ћистер ’ардейл слушал его, притаив дыхание, и не успел ƒжон договорить, как он вскочил на ноги и молча потащил —оломона ƒэйзи к двери. ћигом взлетел он в седло, посадил за собой —оломона и стрелой помчалс€ туда, где еще сегодн€ днем солнце освещало великолепный дом, а сейчас на его месте осталась лишь груда развалин. ћистер ”иллет погл€дел им вслед, прислушалс€, осмотрел свои руки и ноги... ”бедившись, что он все еще не разв€зан, он не про€вил ни огорчени€, ни гнева, ни удивлени€ и впал в прежнее состо€ние, из которого вышел так ненадолго.

ƒоскакав, мистер ’ардейл прив€зал лошадь к дереву, схватил своего спутника за руку и крадучись двинулс€ вместе с ним по дорожке туда, где прежде был сад. ќн только на секунду остановилс€, посмотрел на еще дымившиес€ стены, потом на звезды, светившие сквозь разрушенные потолки и полы, на кучи золы и обломков. —оломон робко загл€нул ему в лицо, но губы мистера ’ардейла были плотно сжаты, черты выражали суровую решимость; ни одной слезой, ни взгл€дом, ни жестом не выдал он своего отча€ни€.

ќн обнажил шпагу, пощупал под плащом грудь, словно там у него было еще какое-то оружие, затем снова схватил за руку —оломона и, осторожно ступа€, обошел дом. «агл€дывал в каждый проем дверей, каждую пробоину в стенах, возвращалс€ при малейшем шелесте ветра в листве, обшаривал выт€нутыми руками каждую темную дыру. “ак обошли они кругом весь дом и вернулись на то место, откуда начали обход, не встретив ни одной живой души, не найд€ и следа какого-нибудь притаившегос€ здесь разбойника, отставшего от своих.

ѕодождав немного, мистер ’ардейл несколько раз прокричал: "Ёй!", затем громко произнес:

- ≈сть тут кто-нибудь, кто знает мой голос? Ѕо€тьс€ больше нечего. ≈сли здесь пр€четс€ кто из моих, умол€ю вас - отзовитесь!

ќн стал окликать всех домочадцев по имени, но только эхо уныло отвечало со всех сторон; потом снова наступила тишина.

ќни сто€ли внизу у башни, на которой висел набатный колокол. ѕожар не пощадил ее, к тому же здесь все было изрублено, распилено, разбито в щепки, и башн€ была вс€ открыта ночному ветру. Ќо часть лестницы уцелела и вилась над горой мусора и пепла. ќстатки разбитых, неровных ступеней кое-где могли еще служить ноге ненадежной, шаткой опорой, а дальше снова тер€лись за выступами стены или в густой тени, которую отбрасывали другие развалины, потому что луна уже взошла и €рко си€ла в небе.

¬ то врем€ как мистер ’ардейл и —оломон сто€ли, прислушива€сь к замирающему вдали эхо в тщетной надежде услышать чей-нибудь знакомый голос, с башн€ вдруг посыпалс€ мусор. —оломон вздрогнул - его пугал каждый звук в этом печальном месте - и, взгл€нув на мистера ’ардейла, увидел, как он повернулс€ в ту сторону и стал напр€женно всматриватьс€. ¬незапно он быстро зажал —оломону рот и снова уставилс€ на башню. √лаза у него засверкали. Ўепотом приказав —оломону сто€ть смирно, если ему жизнь дорога, молчать и не шевелитьс€, он, затаив дыхание, согнувшись, проскользнул в башню, держа шпагу наготове, и скрылс€ из виду.

—оломону было очень страшно одному в таком безлюдном месте, да еще после всего, что он видел и слышал сегодн€. ќн предпочел бы пойти за мистером ’ардейлом, но было в глазах и поведении мистера ’ардейла что-то такое, что приковало маленького причетника к месту, и, бо€сь даже вздохнуть, он смотрел на лестницу башни со смесью страха и любопытства.

—нова посыпалс€ мусор - едва-едва слышно; потом еще, и еще - казалось, он скользил из-под чьих-то очень осторожно ступавших ног. «атем —оломон различил смутные очертани€ человеческой фигуры. „еловек поднималс€ по лестнице бесшумно, часто останавливалс€ и смотрел вниз. ќн то весь был на виду и продолжал трудный подъем, то скрывалс€ из виду.

¬от он по€вилс€ оп€ть в неверном и слабом свете, уже повыше, но ненамного, потому что лестница была крута€ и он двигалс€ с трудом, очень медленно.  ака€ фантази€ влекла его туда и почему он то и дело смотрел вниз? ќн же знал, что здесь нет никого. Ќеужели несчасть€ этой ночи и душевна€ мука свели его с ума? Ќеужели он решил броситьс€ вниз с верхушки шаткой стены? ѕри этой мысли —оломон обмер и сжал руки; ноги у него подкосились, холодный пот выступил на побледневшем лице. ≈сли он и теперь не нарушил приказа мистера ’ардейла, то лишь потому, что не в силах был ни двинутьс€ с места, ни шевельнуть €зыком. ќн только смотрел, напр€га€ зрение, на освещенное луной место, где должен был по€витьс€ мистер ’ардейл, если будет подниматьс€ дальше. —оломон решил окликнуть его, когда он по€витс€.

ќп€ть посыпалс€ сверху мусор, несколько камней покатились и глухо шлепнулись на землю. —оломон не сводил глаз с полоски лунного света на башне. ј человек поднималс€ - тень его уже скользила по стене. ¬от он показалс€... вот обернулс€ лицом к —оломону... и тут...

ѕронзительный крик обезумевшего от ужаса причетника расколол тишину:

- ѕривидение! ѕривидение!

–аньше, чем замерли отголоски этого крика, в лунном свете молнией мелькнул второй человек, кинулс€ на первого, повалил, стал коленом ему на грудь и обеими руками вцепилс€ ему в горло.

- Ќегод€й! - крикнул страшным голосом мистер ’ардейл (ибо это был он). - “ы с дь€вольской хитростью обманул всех, и теб€ считали мертвым, но бог сохранил теб€, чтобы € мог... Ќаконец-то, наконец ты мне попалс€! Ќа твоих руках кровь моего брата и его верного слуги, которого ты убил, чтобы скрыть свое зверское преступление. –адж, двойной убийца, чудовище, € арестую теб€ именем бога, предавшего теб€ в мои руки. Ќет, хот€ бы ты был силен, как двадцать человек, - добавил он, когда убийца попробовал с ним боротьс€, - ты от мен€ не уйдешь, не вырвешьс€!

√Ћј¬ј ѕя“№ƒ≈—я“ —≈ƒ№ћјя

Ѕарнеби шагал взад и вперед перед конюшней, довольный тем, что он снова один, от души наслажда€сь непривычной тишиной и спокойствием. ѕосле шума и дикого возбуждени€, в котором прошли последние два дн€, блаженство одиночества и поко€ казалось ему еще в тыс€чу раз отраднее. Ѕарнеби чувствовал себ€ совершенно счастливым. ѕрислон€сь к древку знамени, он сто€л задумавшись, и €сна€ улыбка освещала его лицо, а в голове роились радужные видени€.

Ќо разве он не думал о той, дл€ кого был единственной утехой в жизни и кому неумышленно причинил такое т€жкое горе?  онечно, думал! ¬се его надежды и гордые мечты были св€заны с нею. Ёто ее он жаждал порадовать оказанной ему великой честью, дл€ нее мечтал о богатстве и жизни без забот.  ак при€тно ей, должно быть, слышать от всех о храбрости ее дурачка-сына! ќ, этого ’ью мог бы и не рассказывать, он, Ѕарнеби, сам это знает. » как чудесно, что дл€ нее настала счастлива€ пора и что она так им гордитс€! ќн €сно представл€л себе лицо матери, когда ей говорили о всеобщем уважении и доверии к нему, храбрейшему из храбрых. ¬от окончатс€ эти драки, добрый лорд победит своих врагов, и все оп€ть заживут мирно, а они с матерью разбогатеют, - и как же радостно будет тогда вспоминать тревожное врем€, когда он храбро сражалс€! Ѕудут они сидеть вдвоем в тихих сумерках, и матери не придетс€ больше заботитьс€ о завтрашнем дне.  аким счастьем дл€ него будет сознание, что этого добилс€ он, бедный Ѕарнеби! », погладив мать по щеке, он скажет с веселым смехом: "Ќу, что, мама, разве € такой уж дурачок?"

ќт этих мыслей на душе у Ѕарнеби стало еще веселее, глаза заблестели €рче от радостных слез, и он, весело напева€, стал еще бодрее шагать взад и вперед на своем одиноком и тихом посту.

≈го неизменный товарищ, √рин, нес караул вместе с ним, но почему-то он, так любивший всегда гретьс€ на солнышке, предпочитал сегодн€ оставатьс€ в темной конюшне. ” него там, видимо, было масса дела - он без устали ходил кругом и, разворошив солому, пр€тал под ней вс€кую вс€чину, все попадавшиес€ ему мелкие вещи. ќсобенно же интересовала его постель ’ью, к которой он беспрестанно возвращалс€. ѕорой в конюшню загл€дывал Ѕарнеби, звал его, и тогда √рип, подскакива€, выходил к нему, но делал это как бы только в виде уступки прихоти хоз€ина и скоро возвращалс€ к своим важным делам: снова ворошил клювом солому и торопливо прикрывал потом это местечко, - казалось, он, подобно царю ћидасу, шепотом повер€л свои тайны земле и погребал их в ней76. ¬се это он проделывал крадучись, и вс€кий раз, как Ѕарнеби проходил мимо двери, ворон притвор€лс€, будто решительно ничем не зан€т и просто смотрит на облака - словом, был еще более, чем всегда, полон важности и таинственности.

„асы шли, и Ѕарнеби, которому не было запрещено пить и есть в карауле (напротив, ему даже оставили бутылку пива и полную корзинку съестного), решил утолить голод, так как с утра еще ничего не ел. ќн уселс€ на земле у дверей и, положив знам€ на колени - на случай тревоги или внезапного нападени€, - позвал √рипа обедать.

¬орон с величайшей готовностью €вилс€ на зов и, устроившись р€дом с хоз€ином, прокричал:

- я дь€вол, € ѕолли, € чайник, € протестант, долой папистов!

ѕоследние слова он выучил, слыша их часто от джентльменов, среди которых находилс€ в последнее врем€, и произносил их с особой выразительностью.

- ѕравильно, дружок! ћолодчина, √рип! - похвалил его Ѕарнеби, отдава€ ему лучшие кусочки.

- Ќоса не вешать! Ќичего не бойс€, √рип, √рип, √рип! ”ра! ¬се будем пить чай, € протестант, € чайник, долой папистов! - выкрикивал ворон.

- —кажи: "—лава √ордону!" - учил его Ѕарнеби.

¬орон, пригнув голову до земли, погл€дел сбоку на хоз€ина, словно говор€: "Ќу-ка, повтори еще раз". ѕрекрасно понимавший его Ѕарнеби много раз подр€д повторил эту фразу. √рип слушал с глубоким вниманием и по временам тихо твердил лозунг "ƒолой папистов", словно сравнива€ обе фразы и провер€€, не поможет ли ему перва€ одолеть вторую, потом вдруг принималс€ хлопать крыль€ми, ла€ть или, словно в порыве отча€ни€, с неверо€тным азартом и ожесточением откупоривал множество бутылок.

Ѕарнеби был так зан€т своим любимцем, что не сразу заметил двух всадников, которые ехали шагом пр€мо к его посту. ”видев их, когда они были уже €рдах в п€тидес€ти от него, он поспешно вскочил и, отослав √рипа в конюшню, держа обеими руками знам€, ожидал их приближени€, чтобы вы€снить, кто они, друзь€ или враги.

ќн очень скоро заметил, что один из них - знатный джентльмен, а другой - его слуга, и почти в ту же минуту, узнав в первом лорда ƒжорджа √ордона, сн€л шл€пу и почтительно опустил глаза.

- «дравствуйте, - сказал лорд ƒжордж, не сдержива€ лошади, пока не ѕодъехал к нему вплотную. - Ќу, каковы дела?

- ¬се благополучно, сэр, все спокойно, - воскликнул Ѕарнеби. - Ќаши ушли - вон по той дороге. ÷елой толпой.

- јга! - Ћорд ƒжордж внимательно посмотрел на него. - ј вы что же?

- ћен€ оставили здесь часовым... караулить и охран€ть все до их возвращени€. » € это делаю, сэр, ради вас. ¬ы хороший человек, добрый, да! ” вас много противников, но нас не меньше, чем их, не беспокойтесь!

- ј это что? - спросил лорд ƒжордж, указыва€ на ворона, украдкой выгл€нувшего из конюшни, и все так же внимательно и в каком-то замешательстве всматрива€сь в Ѕарнеби.

- ј вы разве не знаете? - удивилс€ Ѕарнеби и, сме€сь, добавил: -  ак же не знать, кто он! ѕтица, разумеетс€. ћо€ птица, мой друг √рип!

- ƒь€вол, чайник, √рип, ѕолли, протестант, долой папистов! - закричал ворон.

- ¬се-таки пон€тно, почему вы задали такой вопрос, - продолжал Ѕарнеби вполголоса, положив руку на шею лошади лорда. -  ак € ни привык к нему, а иногда и мне не веритс€, что он - только птица. ќн мне как брат, всегда со мной, всегда болтает и весел - правда, √рип?

¬орон в ответ дружески каркнул и, взлетев на подставленную хоз€ином руку, с видом полнейшего равнодуши€, принимал его ласки, посматрива€ своими быстрыми и любопытными глазками то на лорда √ордона, то на его слугу.

Ћорд ƒжордж еще минуту-другую молча наблюдал за Ѕарнеби, в каком-то смущении грыз€ ногти, затем, сделав знак своему слуге, сказал:

- ѕодъезжайте поближе, ƒжон.

ƒжон √руби почтительно подн€л руку к шл€пе и подъехал ближе.

- ¬ы когда-нибудь раньше видали этого юношу? - тихо спросил лорд ƒжордж.

- ¬идел два раза в толпе, милорд: вчера вечером и в субботу. -- ј не показалс€ он вам каким-то... странным?.. продолжал, запина€сь, лорд ƒжордж.

- —умасшедший, - безапелл€ционно и лаконично изрек ƒжон.

- ј почему вы так думаете, сэр? - уже с раздражением спросил лорд ƒжордж. - Ќе следует с такой легкостью употребл€ть это слово. — чего вы вз€ли, что он помешан?

- ƒа вы взгл€ните на его костюм, милорд, посмотрите ему в глаза! «аметили, как он беспокоен? ј слышали бы вы, как он кричит "ƒолой папистов!"? —умасшедший, милорд, не сомневайтесь.

- ѕо-вашему, если человек одет не так, как другие, - возразил рассерженный лорд ƒжордж, окинув взгл€дом свой собственный костюм, - и чем-нибудь не похож на других, если он стоит за великое дело, которому измен€ют безбожники и нечестивцы, так он уж и сумасшедший?

- —овершенно, абсолютно и безнадежно сумасшедший, - невозмутимо отчеканил ƒжон.

- » вы говорите это мне пр€мо в глаза? - крикнул его господин, круто обернувшись к нему.

- —кажу всем, кто мне задаст такой вопрос, милорд.

- “еперь € вижу, что мистер √ашфорд прав, - сказал лорд ƒжордж. - я считал, что он против вас предубежден, но мне не следовало этого думать о таком человеке, как он.

- ќт мистера √ашфорда никогда не дождатьс€ доброго слова обо мне, - отозвалс€ ƒжон, снова почтительно дотрагива€сь до шл€пы. - ƒа € за этим и не гонюсь.

- ¬ы - злой и неблагодарный „еловек, - сказал лорд ƒжордж. - », насколько € слышал, шпионите за нами. ћистер √ашфорд вполне прав, незачем мне было в этом сомневатьс€. Ќапрасно € вас до сих пор держал при себе: этим € оскорбл€л его, моего лучшего и самого близкого друга. я ведь помню, кого вы вздумали защищать в тот день, когда его оклеветали в ¬естминстере. ”ходите сегодн€ же, как только приедем домой. „ем скорее, тем лучше.

- „то ж, милорд, если так, € тоже скажу: чем скорее, тем лучше. ѕусть будет, как угодно мистеру √ашфорду. Ќу, а насчет того, шпион ли €... ¬ы слишком хорошо мен€ знаете, милорд, чтобы этому поверить. я не очень-то разбираюсь, какое дело - великое, а какое - нет, а мое дело - всегда защищать человека, если он один против двух сотен.

- ƒовольно! - отмахнулс€ от него лорд ƒжордж. - я не желаю вас слушать.

- — вашего позволени€, милорд, € скажу еще только два слова. ’очу предостеречь этого дурачка, чтобы он не оставалс€ здесь. ќбъ€вление уже давно ходит по рукам, и всем хорошо известно, что он замешан в том, о чем там говоритс€. ѕусть бедн€га укроетс€, если может, в каком-нибудь безопасном месте.

- —лышите, что он говорит? - воскликнул лорд ƒжордж, обраща€сь к Ѕарнеби, который во врем€ этого разговора с недоумением посматривал на обоих. - ќн думает, что вы боитесь оставатьс€ на посту и что вас здесь поставили против вашей воли.  аков будет ваш ответ?

- ¬от что, паренек, - прин€лс€ объ€сн€ть ƒжон. - —юда могут прийти солдаты и арестовать теб€. ј тогда теб€ непременно повес€т, и ты умрешь - умрешь, пон€тно? “ак что улепетывай-ка ты поскорее! “аков мой тебе совет.

- ќн трус, √рип! ѕравда, трус? - воскликнул Ѕарнеби, спустив ворона на землю и вскинув на плечо знам€. - ѕусть приход€т! ƒа здравствует √ордон! ѕусть приход€т!

- ƒа, пусть приход€т! - подхватил лорд √ордон. - ѕосмотрим, кто осмелитс€ выступить против такой силы, как союз всего народа! » это-сумасшедший? ¬ы сказали прекрасные слова, мой друг! я считаю за честь быть вождем таких людей, как вы.

” Ѕарнеби сердце от радости ширилось в груди. ќн вз€л руку лорда ƒжорджа и поднес ее к губам, потрепал лошадь по холке, словно его восторженна€ преданность лорду ƒжорджу распростран€лась даже на его кон€. «атем он развернул знам€ и, гордо размахива€ им, снова прин€лс€ шагать взад и вперед.

Ћорд ƒжордж, у которого от волнени€ засверкали глаза и покраснели щеки, сн€л шл€пу и, взмахнув ею над головой, гор€чо пожелал Ѕарнеби всего хорошего; затем поскакал галопом по дороге, сердито огл€нувшись, чтобы убедитьс€, следует ли за ним его слуга. „естный ƒжон, пришпорив лошадь, двинулс€ за ним, еще раз посоветовав Ѕарнеби уходить отсюда и сопровожда€ свои слова выразительной жестикул€цией, в ответ на которую Ѕарнеби только отрицательно мотал головой, - этот диалог без слов продолжалс€ до тех пор, пока ƒжон не скрылс€ за поворотом.

ќставшись один, Ѕарнеби, еще более преисполненный сознани€ важности своего поста и счастливый вниманием и поощрением вожд€, ходил как в каком-то блаженном сне. Ќа душе у него было так же светло, как светел был Ётот солнечный день. ƒо полного счасть€ ему недоставало только одного: ах, если она могла бы видеть его сейчас!

ƒень проходил, зной незаметно сменилс€ вечерней прохладой; подн€вшийс€ ветерок играл длинными волосами Ѕарнеби, весело шелестел в складках знамени над его годовой. ¬ этих звуках, в ритме их было что-то свежее и привольное, совершенно гармонировавшее с настроением Ѕарнеби. Ќикогда в жизни не был он так счастлив, как сейчас.

ќн сто€л, опира€сь на древко, и смотрел на заход€щее солнце, с улыбкой дума€ о том, что вот сейчас он сторожит насто€щее золото, как вдруг увидел вдали несколько человек, бежавших к дому. ќни размахивали руками, точно предупрежда€ его обитателей о какой-то близкой опасности. »х жесты становились все энергичнее, и когда бегущие были уже так близко, что их можно было услышать, передние закричали, что сюда идут солдаты.

”слышав эту весть, Ѕарнеби немедленно свернул знам€ и зав€зал его вокруг древка. —ердце у него сильно билось, но в этом сердце было не больше страха, чем в том куске дерева, которое он сжимал в руках, и ни на миг не пришла ему в голову мысль о бегстве. ¬естники промчались мимо, предупредив его об опасности, и быстро вошли в "—апог", где подн€лась неверо€тна€ суматоха. ѕоспешно запира€ окна и двери, обитатели дома взгл€дами и знаками убеждали Ѕарнеби бежать, не тер€€ времени, кричали ему это много раз, но он в ответ только сердито качал головой и оставалс€ на своем посту. ¬ид€, что его не уговоришь, они махнули на него рукой и поспешно покинули дом, оставив в нем только одну старуху.

ƒо тех пор не было никаких признаков что весть насчет солдат - правда, а не порождена фантазией перепуганных людей. Ќо не прошло и п€ти минут после ухода всех из "—апога", как на пустыре по€вилось множество людей, которые быстро приближались. —веркавшее на солнце оружие и позументы, мерное и стройное движение (все они шагали, как один человек) указывали на то, что это солдаты. „ерез минуту-другую Ѕарнеби уже €сно увидел, что это большой отр€д гвардейской пехоты. ≈го сопровождали какие-то двое мужчин в штатском, а в арьергарде - небольшой отр€д конницы, человек семь-восемь, не больше.

ќни приближались к дому ровным шагом, не ускор€€ его, не производ€ никакого шума, не про€вл€€ ни малейшего возбуждени€ или беспокойства. –азумеетс€, так всегда двигались регул€рные войска, и это знал даже Ѕарнеби, но ему, привыкшему за последние дни к шумному и буйному поведению необузданной толпы, зрелище это показалось особенно внушительным и несколько смутило его. ќднако он сто€л на своем посту все так же твердо и без страха смотрел на солдат.

ћежду тем они приблизились, вступили во двор и остановились.  омандовавший ими офицер послал вестового к конному отр€ду, и один из кавалеристов тотчас подъехал к нему. ќни обмен€лись несколькими словами, погл€дыва€ на Ѕарнеби, а Ѕарнеби сразу узнал того самого кавалериста, которого он в ¬естминстере вышиб из седла. ќфицер отпустил его, и кавалерист, отдав честь, поскакал обратно к своим товарищам, которые выстроились невдалеке от пехоты.

ќфицер отдал команду зар€жать. — чувством облегчени€ услышал Ѕарнеби глухой стук прикладов о землю и резкое, частое бр€цание шомполов в стволах, хот€ грозный смысл этих приготовлений был ему неумолимо €сен. «а первым приказом последовал второй, и отр€д в один миг, выт€нувшись цепочкой, окружил дом и конюшни на рассто€нии каких-нибудь шести €рдов - по крайней мере так казалось Ѕарнеби, когда он увидел их перед собой. ј кавалеристы остались на том же месте.

ƒвое всадников в штатском, сто€вшие поодаль, теперь выехали вперед и остановились подле офицера, один - справа, другой - слева. ќдин достал объ€вление властей и прочел его вслух, после чего офицер приказал Ѕарнеби сдатьс€.

Ѕарнеби вместо ответа стал в двер€х охран€емой им конюшни и загородил древком вход. ¬ мертвой тишине снова прозвучал голос офицера, ѕриказывавший ему сдатьс€.

Ќо Ѕарнеби и тут ничего не ответил, - он был всецело зан€т тем, что, обега€ глазами ближайший р€д солдат, поспешно выбирал, на кого из них обрушить первый удар, когда они начнут атаку. ¬стрет€сь взгл€дом с одним из них, сто€вшим посредине, он решил сбить с ног именно его, хот€ бы это стоило ему жизни.

—нова минута безмолви€, и в третий раз - требование сдатьс€.

¬ следующее мгновение Ѕарнеби отступил в конюшню, нанос€ удары, как бешеный, во все стороны. ƒвое солдат уже лежало на полу у его ног; тот, кого он себе наметил, упал первым, и от Ѕарнеби это не ускользнуло даже в пылу жаркой схватки. ≈ще удар, еще! «атем он упал сам, сбитый с ног сильным ударом приклада в грудь (пада€, он еще видел над собой этот приклад), и, в полубеспам€тстве, оказалс€ в руках врагов.

√ромкое восклицание удивленного офицера привело его в себ€. ќн осмотрелс€. √рип, втихомолку трудившийс€ над чем-то целый день и удвоивший энергию, когда на него перестали обращать внимание, успел разворошить всю солому, служившую ’ью постелью, и своим железным клювом разрыть свежевскопанную землю под ней. яма была до краев заполнена набросанными туда в беспор€дке вещами и только едва присыпана сверху землей. «олотые кубки, ложки, подсвечники, гинеи - вот какое богатство сейчас открылось взорам солдат.

ѕринесли лопаты, вытащили все из €мы, и двое солдат с трудом подн€ли и унесли наполненный мешок. Ѕарнеби надели наручники, св€зали его и, обыскав, отобрали то, что нашли при нем. Ќикто его не допрашивал, не ругал, не про€вл€л к нему особого интереса. “ех двоих, кого он оглушил ударами, товарищи унесли так же безмолвно и деловито, как выполн€лось все. Ќаконец, оставив Ѕарнеби под надзором четырех солдат с примкнутыми штыками, офицер стал лично руководить ќбыском в "—апоге" и примыкающих к нему службах.

—коро и с этим было покончено. Ѕарнеби поставили в середине отр€да, солдаты снова построились и двинулись в обратный путь, увод€ с собой арестованного.

 огда они очутились на шумной улице, Ѕарнеби заметил, что он привлекает всеобщее внимание.  ак ни быстро они двигались, он успевал увидеть, что люди подбегали к окнам и высовывались из них, чтобы погл€деть хоть вслед ему. ѕо временам за головами и плечами солдат он замечал чье-нибудь напр€женно-любопытное лицо; люди, глазели на него с козел экипажей. Ќо, окруженный со всех сторон солдатами, он ничего другого не мог видеть. ƒаже уличный шум доходил до него как-то глухо, а воздух был душный и жаркий, как в печи.

–аз-два, раз-два. ѕодн€тые неподвижно головы, расправленные плечи. ¬се солдаты идут в ногу, в полном пор€дке и никто не смотрит на него, никто как будто не замечает его присутстви€, так что не веритс€ даже, что он - их пленник. Ќо стоило этому слову промелькнуть в мозгу Ѕарнеби, и он почувствовал, как наручники жмут ему руки, как режет плечи веревка. «ар€женные ружь€ были наведены на него, холодные, блест€щие остри€ штыков повернуты к нему, и при каждом взгл€де на них у него, беспомощного и св€занного, кровь холодела в жилах.

√Ћј¬ј ѕя“№ƒ≈—я“ ¬ќ—№ћјя

ќни дошли до казарм довольно быстро, - офицер, командовавший отр€дом, знал, как возбуждает народ по€вление на улицах солдат, и хотел избежать этого. ќн из человеколюби€ старалс€ не допустить никаких попыток отбить арестованного, ибо они неизбежно повели бы к кровопролитию и жертвам: если бы сопровождавшие солдат представители гражданской власти потребовали, чтобы он отдал приказ стрел€ть, погибло бы, веро€тно, много ни в чем не повинных людей, привлеченных к месту стычки праздным любопытством. ќн вел свой отр€д со всей возможной быстротой, с похвальной осторожностью избега€ людных улиц, выбира€ те, где, как он думал, можно встретить меньше разнузданной черни. Ѕлагодар€ этим разумным мерам они беспреп€тственно добрались до казарм, перехитрив толпу бунтовщиков, собравшуюс€ на одной из главных улиц, где, по их расчетам, должны были пройти солдаты. Ѕарнеби уже давно сидел в заключении, ворота казарм были заперты и у всех выходов дл€ пущей безопасности поставлен двойной караул, а обманута€ толпа, собравша€с€, чтобы отбить арестованного, все еще сто€ла на улице в ожидании.

 огда отр€д прибыл в казармы, бедн€гу Ѕарнеби отвели в помещение с каменным полом, сильно пропахшее табачным дымом, несмотр€ на то, что здесь гул€л сквозной ветер. ¬с€ мебель состо€ла из широчайших дерев€нных нар, на которых могли поместитьс€ человек двадцать. Ќесколько полураздетых солдат слон€лись тут без дела, ели что-то пр€мо из жест€нок. Ќа выбеленных известкой стенах висела р€дами на колышках вс€ка€ военна€ амуници€. „еловек п€ть-шесть спали, раскинувшись на нарах, и дружно храпели. ≈два Ѕарнеби успел все это заметить, как его через учебный плац повели в другую часть здани€.

Ќикогда, пожалуй, человек неспособен увидеть так много с одного взгл€да, как в минуту грозной опасности. ћожно поручитьс€, что, если бы Ѕарнеби просто забрел на этот двор, чтобы посмотреть, что тут творитс€, он ушел бы отсюда с весьма смутным представлением об этом месте, и в пам€ти у него почти ничего не сохранилось бы. Ќо когда его вели по усыпанному гравием плацу закованным в кандалы, ничто не ускользнуло от его внимани€. —кучный, безотрадный вид этого пыльного двора и голого кирпичного здани€, сушившеес€ на окнах белье, солдаты без мундиров, в подт€жках, высовывавшиес€ из других окон, зеленые шторы на окнах офицерских квартир, жалкие деревца по фасаду -барабанщики, упражн€вшиес€ на дальнем дворе, новобранцы, проходившие ученье на плацу, двое солдат, тащившие корзину, - увидев его, они лукаво перемигнулись и каждый провел пальцем по шее - щеголеватый сержант, который быстро прошел мимо, с тростью в руке, зажав под мышкой книгу в пергаментном переплете с застежками, парни в нижнем этаже, чинившие иди чистившие щеткой части своего костюма и отрывавшиес€ от этого зан€ти€, чтобы поглазеть на арестанта (эхо их голосов гулко прокатывалось по пустым коридорам и галере€м), и даже мушкеты, составленные в козлы перед кордегардией77, и барабан, висевший в углу на белом начищенном ремне, - все так запечатлелось в пам€ти Ѕарнеби, словно он видел это сто раз или провел здесь целый долгий день, а не одну минуту, проход€ мимо.

≈го привели на мощеный задний дворик и отперли окованную железом широкую дверь, в которой, на высоте п€ти футов от земли, было проделано несколько отверстий дл€ воздуха и света. ¬ эту темницу вошел Ѕарнеби. ≈го заперли здесь, поставив у двери стражу. “еперь он был наедине со своими мысл€ми.

¬ этой клетке, или (как гласила надпись на двери) "арестантской", было очень темно, да и нельз€ сказать, чтобы чисто, ибо веред тем в ней содержалс€ пь€ница-дезертир. Ѕарнеби ощупью добралс€ до охапки соломы в дальнем углу и, гл€д€ в сторону двери, пробовал осмотретьс€ в темноте, но дл€ того, кто вошел сюда с залитого солнцем двора, это было нелегко.

ѕеред дверью было нечто вроде галереи или колоннады, что мешало доступу сюда и того скудного света, который могли бы пропускать отверсти€ в двери. —наружи доносились гулкие шаги часового по каменным плитам, напомина€ Ѕарнеби о том, как он сам недавно нес караул; когда солдат проходил мимо двери, заслон€€ отверстие, в камере становилось темно, когда же отходил, она словно озар€лась лучом света, и наблюдать это было очень интересно. - Ќекоторое врем€ узник сидел на полу, гл€д€ на щели в двери и прислушива€сь к шагам стража, то приближавшимс€, то удал€вшимс€, как вдруг тот остановилс€. Ѕарнеби, совершенно неспособный размышл€ть и соображать, что с ним сделают, задремал было, убаюканный мерными шагами. ¬незапно наступивша€ тишина разбудила его, и он услышал, что снаружи, на галерее, очень близко к двери, разговаривают двое.

ƒавно ли началс€ разговор, Ѕарнеби не знал, так как некоторое врем€ был в забытьи, и в тот момент, когда шаги у его двери затихли, отвечал вслух на какой-то вопрос, кажетс€, заданный ему ’ью в конюшне, - что это был за вопрос, он не помнил, как не помнил и свой ответ, хот€ проснулс€ с этим ответом на устах.  огда он совсем очнулс€, до слуха его донеслись из-за двери следующие слова:

- «ачем его привели сюда, если так скоро увезут оп€ть?

- ј куда же было его девать? √де он, черт возьми, будет упр€тан надежнее, чем здесь, под охраной королевских солдат?  ак, по-вашему, следует с ним поступить? ”ж не передать ли в руки гражданских властей, этих трусов, у которых душа уходит в п€тки от страха перед ордой оборванцев?

- Ёто-то верно.

- ≈ще бы! я вам вот что скажу, “ом √рин: был бы € сейчас не сержантом, а офицером, и были бы у мен€ под командой две роты - только две роты нашего полка, не больше, - и послали бы мен€ усмир€ть этих бунтовщиков, дав мне власть да с полдюжины боевых патронов, так € бы...

- Ќо этой власти вам не дадут, - отозвалс€ другой голос. - –аз судь€ не разрешает, что прикажете делать офицеру?

¬идимо, второй собеседник не очень-то хорошо знал, как преодолеть это затруднение. ќн удовольствовалс€ тем, что послал к черту всех судей.

- ¬полне с вами согласен, - сказал первый голос.

- ѕри чем тут судь€? - продолжал сержант. - ¬ данном случае он только - никому не нужна€, противозаконна€ и досадна€ помеха. ќбъ€вление властей есть? ≈сть. ¬з€т тот человек, о котором говоритс€ в объ€влении. ”лики налицо, есть свидетель. „его же еще, черт возьми? ¬ыведите его во двор и расстрел€йте. Ќа что тут нужен судь€?

- ј когда его поведут к сэру ƒжону ‘ильдингу78? - спросил собеседник сержанта.

- —егодн€ вечером, в восемь. » хотите знать, что будет? —удь€ отправит его в Ќьюгетскую тюрьму. Ќаши поведут его туда. Ѕунтовщики начнут швыр€ть камни. Ќашим придетс€ отступить. Ќас будут осыпать градом камней, ругательств, а мы - не смей сделать ни единого выстрела! ѕочему? ƒа все из-за этих судей, чтоб им пусто было!

Ќесколько облегчив душу самыми разнообразными прокл€ти€ми, сержант умолк и только врем€ от времени еще ворчал себе под нос что-то весьма нелестное по адресу блюстителей законов.

” Ѕарнеби хватило ума сообразить, что разговор касаетс€ его, и очень близко. ќн сидел не шевел€сь, пока не затихли голоса, затем тихонько подкралс€ к двери и, приложив глаз к щели, пыталс€ разгл€деть тех, кого он слышал только что.

ќдин из них, тот, кто так энергично ругал гражданскую власть, был сержант и, как показывало обилие лент на его шапке, - вербовщик. ќн сто€л, прислон€сь к столбу, почти напротив двери, и, что-то бурча про себ€, чертил тростью узоры на земле. ¬торой сто€л спиной к двери каземата, и Ѕарнеби видел только, что это статный и сильный мужчина, но однорукий. ≈го лева€ рука была отн€та до самого плеча и вместо нее болталс€ пустой рукав. ѕотому он, веро€тно, и привлек внимание Ѕарнеби больше, чем его собеседник. ¬ осанке и манерах однорукого заметна была военна€ выправка, а между тем он был в штатском - щегольской шл€пе и куртке. ¬идимо, он раньше служил в войсках - и, должно быть, недавно, так как был еще очень молод.

- ƒа, да, - сказал он задумчиво. - „ь€ бы ни была это вина, а грустно, вернувшись в родную јнглию, увидеть, что здесь такое творитс€.

- Ќаверно, к этим... - тут последовало крепкое словцо по адресу бунтовщиков, - скоро примкнут и свиньи, раз уж птицы показывают им пример! - сказал сержант.

- ѕтицы?  ак так птицы? - удивилс€ “ом √рин.

- ƒа, птицы! - запальчиво повторил сержант. - я, кажетс€, €сно говорю - что же тут не понимать?

- ј € все-таки не понимаю.

- —ходите в караулку и поймете. “ам есть ворон, который орет то же, что все они: "ƒолой папистов!" ƒа, да, кричит точь-в-точь как человек... или, вернее, как дь€вол, недаром он сам так себ€ величает. » € бы ничуть не удивилс€, если бы это оказалось правдой, - дь€вол теперь здорово куролесит в Ћондоне. Ёх, будь € прокл€т, если € при случае не свернул бы ему шею, пусть бы только мне дали волю!

ћолодой человек сделал уже несколько шагов, будто намеревалс€ пойти взгл€нуть на диковинную птицу, но его остановил голос Ѕарнеби.

- Ёто мой ворон, - закричал Ѕарнеби, сме€сь и плача, - мой любимый друг √рин! ’а-ха-ха! Ќе обижайте его, он никого не трогал! Ёто € его выучил таким словам, € один виноват. ќтдайте его мне, пожалуйста! ” мен€ теперь только он и осталс€, мой единственный друг! ќн не станет ни пл€сать, ни болтать, ни свистеть дл€ вас, если € не попрошу его, потому что мен€ он знает и любит. ƒа, вы, может, не поверите, но это правда, он мен€ крепко любит. я знаю, вы не станете мучить бедную птицу. ¬ы храбрый солдат, сэр, и не обидите ни женщины, ни ребенка - и птицы тоже не обидите, € знаю!

— этой мольбой Ѕарнеби обращалс€ к сержанту, чей красный мундир внушил ему мысль, что он - высокое начальство и может единым словом решить участь √рипа. Ќо этот джентльмен в ответ сердито послал его к черту, обозвав негод€ем и бунтовщиком, и, не щад€ себ€, покл€лс€ своими глазами, печенью, кровью и плотью, что, если бы его вод€, он прикончил бы не только ворона, но и его хоз€ина.

- ¬ы так храбро разговариваете потому, что € заперт в этой клетке, - сказал Ѕарнеби, не помн€ себ€ от гнева. - Ѕудь € по ту сторону двери, вы бы другое запели - да, да, качайте головой, сколько хотите, а это верно! „то же, убейте моего ворона! ”бивайте все, что вам попадетс€, чтобы отомстить тому, кто расправилс€ бы с вами голыми руками, если бы эти руки не были св€заны.

Ѕросив этот смелый вызов, он забилс€ в самый дальний угол своей камеры, бормоча: "ѕрощай, √рип, прощай, дорогой старый друг!", зарылс€ лицом в солому и горько заплакал - в первый раз за все то врем€, что он был пленником в казармах.

¬ первую минуту Ѕарнеби вообразил, что однорукий ему поможет или хот€ бы скажет что-нибудь утешительное. ќн сам не знал, почему так думал. ”слышав его голос, тот остановилс€, хотел как будто обернутьс€, но передумал и, сто€ к нему спиной, внимательно прислушивалс€ к каждому его слову. Ѕыть может, именно это внушило Ѕарнеби слабую надежду, а быть может, молодость однорукого и что-то честное, открытое в его манере держатьс€.  ак бы то ни было, ожидани€ Ѕарнеби не оправдались.  ак только он замолчал, однорукий ушел, не откликнувшись ни словом. ”шел и не вернулс€. Ќу, что ж, все равно! ¬се они здесь против него, ему следовало бы помнить это. ѕрощай, √рип, прощай!

„ерез некоторое врем€ дверь отперли и велели ему выходить. Ѕарнеби тотчас встал и вышел. ќн не хотел, чтобы эти люди думали, будто он смирилс€ или трусит, и держалс€ гордо, как подобает мужчине, смело обвод€ глазами окружающих.

Ќо на него никто не смотрел, его взгл€дов как будто и не замечали. ќп€ть повели его той же дорогой на учебный плац и тут остановились. ≈го передали отр€ду солдат вдвое многочисленнее того, который сегодн€ вз€л его в плен; тот же офицер коротко объ€снил ему, что при первой же попытке к бегству (какой бы дл€ этого ни представилс€ удобный случай) в него немедленно будут стрел€ть - такой отдан приказ. «атем солдаты окружили его тесным кольцом и повели.

¬ том же неизменном пор€дке дошли они до Ѕау-стрит79, а за ними и по сторонам следовала толпа, котора€ становилась все многочисленнее. Ќа Ѕау-стрит Ѕарнеби привели в дом к какому-то слепому джентльмену и спросили, не хочет ли он что-нибудь сказать в свое оправдание. Ќет, конечно: что он мог сказать этим люд€м? ѕосле весьма короткого допроса, к которому он отнесс€ невнимательно и глубоко равнодушно, ему сказали, что он будет заключен в Ќьюгетскую тюрьму, и снова вывели на улицу.

—олдаты окружили его такой плотной стеной, что он ничего не видел вокруг, но по глухому ропоту угадывал, что на них со всех сторон напирает густа€ толпа, а скоро громкие выкрики и свист показали ее враждебное отношение к солдатам.  ак жадно вслушивалс€ Ѕарнеби, ожида€, что раздастс€ голос ’ью! Ќо среди всего этого гама не слышно было ни единого знакомого голоса. Ќеужели и ’ью схватили? «начит, наде€тьс€ больше не на что.

„ем ближе подходили к тюрьме, тем €ростнее становились крики, гиканье и свист. ¬ солдат полетели камни, и по временам под стремительным натиском толпы р€ды их смешивались. ќдному солдату, шедшему непосредственно перед Ѕарнеби, камень попал в висок, и, рассвирепев от боли, солдат подн€л мушкет и прицелилс€. Ќо офицер отбил мушкет своей шпагой и крикнул солдату, чтобы он не смел стрел€ть, если дорожит жизнью. Ёто было последнее, что более или менее отчетливо видел Ѕарнеби: его скоро начало швыр€ть во все стороны, как лодку в разбушевавшемс€ море. » куда бы его ни швыр€ло, он повсюду натыкалс€ на все тех же конвоиров. –аза два-три он падал, падали и они, но и тут ни на миг невозможно было укрытьс€ от их бдительности - вскакива€, они снова окружали его, раньше чем он, туго св€занный, успевал встать на ноги. Ќаконец, зажатый в их тесном кольце, он почувствовал, что его подн€ли вверх по каким-то ступен€м, на одно мгновение увидел внизу бушующую толпу и несколько красных мундиров, рассе€нных в ней, - это отставшие солдаты с трудом прокладывали себе дорогу, догон€€ товарищей. ¬ следующую минуту наступил полный мрак - он сто€л уже в тюремном коридоре, среди кучки каких-то людей.

ѕоспешно призвали кузнеца, и он заковал его в т€желые кандалы. —потыка€сь, Ѕарнебп кое-как добрел до каземата, и здесь его оставили одного, заперев дверь на замки, засовы и цепь. ¬ его камеру незаметно дл€ него впустили и √рина. ¬орон сто€л, опустив голову и взъерошив черные перь€, словно понимал, что хоз€ин в беде, и готовилс€ разделить его печальную участь.

√Ћј¬ј ѕя“№ƒ≈—я“ ƒ≈¬я“јя

ј теперь нам пора вернутьс€ к ’ью.  ак вы помните, он, приказав громилам уходить врассыпную из ”оррена и собратьс€ завтра в обычном месте, нырнул куда-то в темноту, и больше в эту ночь никто из них его не видел.

ќн подождал в рощице, укрывавшей его от глаз бесновавшейс€ толпы, чтобы убедитьс€, уйдут ли все, или останутс€ и будут искать его. ќн заметил, что некоторые не хот€т уходить без него и направились к тому месту, где он спр€талс€, жела€, должно быть, разыскать его и уговорить идти с ними. ќднако другие стали звать их, да тем и самим не очень-то хотелось рыскать в темной гуще парка, где их легко могли захватить врасплох, если соседи или убежавшие из разгромленного дома слуги следили за ними из-за деревьев. ѕоэтому они скоро отказались от своего намерени€ и, поспешно созвав всех наиболее благоразумных, ушли из ”оррена.

”бедившись, что большинство бунтовщиков последовало их примеру и усадьба опустела, ’ью углубилс€ в лес и пошел через кусты напролом, пр€мо к мелькавшему вдалеке огоньку. ѕуть ему освещал не только этот огонек, но и зловещий свет пожара.

„ем ближе он подходил к мерцавшему впереди свету, служившему ему ма€ком, тем €снее различал красное плам€ нескольких факелов, и в тишине, лишь изредка нарушаемой долетавшими от дома криками, уже слышен был говор впереди. Ќаконец ’ью выбралс€ на опушку и, перескочив через ров, очутилс€ на темной тропе, где его с нетерпением ожидала компани€ людей самого подозрительного вида, которых он оставил здесь минут двадцать тому назад.

ќни собрались вокруг ветхой почтовой кареты, и один из них уже уселс€ за форейтора на ближайшей лошади. «анавески кареты были задернуты, а у двух ее оконцев сто€ли на страже мистер “эппертит и ƒеннис. ѕо-видимому, начальство над всей компанией прин€л на себ€ мистер “эппертит - он первый окликнул ’ью, пошел ему навстречу, и тогда остальные, отдыхавшие на траве около кареты, встали и обступили его.

- Ќу что? - спросил —аймон вполголоса. - ¬се в пор€дке?

- ¬ пор€дке, - отвечал ’ью так же тихо. - ќни расход€тс€... то есть начали расходитьс€, когда € пошел сюда.

- ј путь свободен?

- ƒл€ наших, € думаю, будет свободен, - сказал ’ью. - ¬р€д ли кто-нибудь, зна€, что тут делалось, захочет с ними св€зыватьс€ сегодн€... Ќе найдетс€ ли у кого из вас, чем промочить горло?

” всех была с собой награбленна€ в погребах ’ардейла добыча, и ’ью прот€нули одновременно с полдюжины фл€г и бутылок. ќн выбрал самую большую и, поднес€ ее ко рту, стал пить так быстро, что слышно было, как булькает вино у него в горле. ¬ыпив все до капли, он швырнул бутылку на землю, прот€нул руку за другой и эту тоже выпил залпом. ≈му подали третью, он и ее осушил до половины, остальное приберег и спросил:

- ј жратва кака€-нибудь есть? я голоден, как волк.  то из вас побывал в кладовой, признавайтесь?

- я был там, дружище, - ƒеннис сн€л шл€пу и порылс€ в тулье. - ” мен€ тут припр€тан холодный пирог с олениной - годитс€ тебе?

- √одитс€! - воскликнул ’ью, сад€сь тут же, на тропинке. - ƒавай сюда живее! Ќесите-ка поближе факел да идите сюда, реб€та! ’очу ужинать с помпой. ’а-ха-ха!

«аража€сь его шумной веселостью, - здесь все тоже были изр€дно пь€ны и так же буйны, как ’ью, - они столпились вокруг, а те двое, у кого были в руках факелы, подн€ли их высоко, чтобы ему не пришлось пировать в темноте. ћистер ƒеннис между тем успел достать из своей шл€пы огромный кусок пирога, который был засунут туда так плотно, что его нелегко было извлечь, и положил его перед ’ью; тот, вооружившись вз€тым у другого товарища тупым и зазубренным ножом, энергично прин€лс€ за дело.

- —оветовал бы тебе, братец, каждый день за час до обеда устраивать небольшой пожар, - сказал ƒеннис, помолчав. - я вижу, тебе это идет на пользу: очень возбуждает аппетит.

’ью, на миг перестав жевать, взгл€нул на него, потом на окружавшие его закопченные физиономии, взмахнул ножом над головой и оглушительно захохотал.

- ѕотише там! - сказал —аймон “эппертит.

- „то такое, капитан, уж нельз€ человеку и повеселитьс€? - возразил его адъютант, раздвига€ ножом сто€вших перед ним, чтобы увидеть “эппертита. - Ќельз€ мне после таких трудов немного потешитьс€? јх, какой у нас строгий командир!  акой тиран! ’а-ха-ха!

- «аткните ему кто-нибудь рот бутылкой, чтобы он не горланил! ƒождетесь, что солдаты нас выслед€т! - сказал —аймон.

- ј если и выслед€т, так что? - отрезал ’ью. -  то их боитс€? ѕусть приход€т - слышите, что € говорю? ѕусть приход€т! „ем больше их, тем больше потеха! Ѕыл бы со мной р€дом смельчак Ѕарнеби, так мы с ним вдвоем управились бы с солдатней, не утружда€ никого из вас. Ѕарнеби знает, как управл€тьс€ с солдатами. ѕью за здоровье Ѕарнеби!

Ќо большинство присутствующих были очень утомлены и вовсе не жаждали второго сражени€ в одну ночь, поэтому поддержали мистера “эппертита и стали торопить ’ью, говор€, что они и так уже слишком здесь задержались. Ќесмотр€ на пь€ный угар, ’ью тоже понимал, что дл€ них очень опасно оставатьс€ так близко к месту учиненного ими разгрома, и без дальнейших возражений поспешил окончить ужин. ѕоев, он встал и, подойд€ к мистеру “эппертиту, хлопнул его по спине.

- Ќу, вот € и готов. ј хорошенькие птички попались нам в сеть, а? ѕтички просто загл€денье, нежные, кроткие голубки! » ведь это € их поймал, €! “ак погл€жу-ка € на них еще раз хоть одним глазком!

— этими словами он оттолкнул в сторону —има, стал на подножку и, с размаху отдернув занавеску, загл€нул в карету с таким выражением, как людоед в свою кладовую.

- ’а-ха-ха! “ак это вы, мо€ красавица, царапали мен€, и щипали, и били? - воскликнул он, схватив и сжав маленькую ручку, котора€ тщетно пыталась освободитьс€. - ¬ы, така€ миленька€ девушка с блест€щими глазками и губками, как вишни? Ќу, ничего, € вас за это еще больше люблю. ≈й-ей, люблю! ћожете даже ткнуть мен€ ножом, если вам это доставит удовольствие, - но зато вам же придетс€ мен€ лечить. Ќравитс€ мне, что вы така€ горд€чка и недотрога! ќт этого вы мне еще милее. Ќу, есть ли на свете така€ прелесть, как вы?

- ’ватит! - сказал мистер “эппертит, с заметным нетерпением ожидавший конца этого монолога. - —ходи!

ћаленька€ ручка поддержала это требование - она изо всей силы оттолкнула большую голову ’ью и опустила занавеску под его громкий хохот и кл€твенные уверени€, что он непременно должен еще раз загл€нуть в карету, так как ее милое личико прит€гивает его как магнит. Ќо тут долго сдерживаемое нетерпение всей компании прорвалось и перешло в открытые протесты, так что ’ью вынужден был отказатьс€ от своего намерени€. ”севшись на козлы, он утешалс€ тем, что все врем€ стучал в переднее окошко кареты и пыталс€ загл€нуть внутрь. ћистер “эппертит сто€л на подножке, уцепившись за дверцы, и начальственным топом отдавал приказани€ кучеру. ќстальные - кто примостилс€ на зап€тках, кто бежал р€дом с каретой. Ќекоторые, по примеру ’ью, пытались взгл€нуть на девушку, которой он делал такие восторженные комплименты, но дубинка мистера “эппертита пресекала все эти дерзкие попытки.

ќни возвращались в Ћондон кружными, извилистыми пут€ми, соблюда€ относительный пор€док и тишину, за исключением тех минут, когда останавливались передохнуть или спорили, какой дорогой удобнее и ближе ехать в Ћондон.

ћежду тем ƒолли, обворожительна€ красотка ƒолли, растрепанна€, в изорванном платье, с мокрыми от слез темными ресницами и бурно дышащей грудью, то бледна€ от страха, то пунцова€ от негодовани€ и в своем волнении еще во сто раз более очаровательна€, чем всегда, пыталась утешать Ёмму ’ардейл и внушить ей бодрость, в которой так сильно нуждалась сама. ќна твердила, что солдаты непременно их освобод€т, что, когда их будут везти по улицам Ћондона, они станут звать на помощь, не побо€вшись угроз похитителей, и на людных улицах их об€зательно услышат и спасут. “ак говорила бедна€ ƒолли, и так она старалась думать, но все эти рассуждени€ неизменно кончались слезами. Ћома€ руки, она сквозь слезы спрашивала вслух, что подумают дома, в "«олотом  люче", что они будут делать, кто их утешит, - и плакала еще горше.

ћисс ’ардейл, более уравновешенна€ и сдержанна€, чем ƒолли, была, однако, в сильном см€тении и только что пришла в себ€ после обморока. ќна была очень бледна, и ƒолли, державша€ ее руку в своих, чувствовала, что рука эта холодна, как лед. Ќо, скрыва€ свою тревогу, мисс Ёмма говорила ƒолли, что, упова€ на бога, они должны все же быть очень осторожны, так как от этого многое зависит: если они своим спокойствием усып€т бдительность разбойников, в руки которых попали, то, когда они приедут в Ћондон, у них будет гораздо больше шансов на спасение. ќна увер€ла, что, если только в мире не все перевернулось вверх дном, за ними по гор€чим следам уже, наверное, нар€жена погон€ и д€д€, конечно, не успокоитс€, пока не отыщет и не освободит их. Ќо в то врем€ как Ёмма говорила это, ее вдруг как громом поразила мысль, что д€д€ мог погибнуть этой ночью во врем€ избиени€ католиков - предположение не такое уж дикое и неверо€тное после всего, что они с ƒолли видели и пережили. », дума€ об ужасах, которые произошли у нее на глазах и о тех, которые, быть может, еще впереди, Ёмма замолчала и сидела неподвижна€, холодна€, как мраморна€ стату€, не будучи уже в состо€нии ни думать, ни говорить, ни скрывать свое отча€ние.

—колько, ах, сколько раз во врем€ долгого пути вспоминала ƒолли своего давнишнего поклонника, бедного, влюбленного ƒжо, которым она пренебрегла! —колько-сколько раз вспоминалс€ ей вечер, когда она бросилась в его объ€ти€, спаса€сь от того самого ненавистного человека, кто сейчас высматривал ее в темноте кареты и ухмыл€лс€ ей в чудовищно наглом восхищении!  огда она думала о ƒжо, о том, какой он был славный малый и как смело набросилс€ бы сейчас на злодеев, будь их даже вдвое больше (при этой мысли ƒолли сжимала кулаки и топала ножкой о пол кареты), минутна€ гордость тем, что она покорила сердце такого человека, раствор€лась в потоке слез, и ƒолли рыдала еще громче.

ћедленно т€нулось врем€. ≈хали, видно, по совсем незнакомой обеим дороге, так как они не узнавали тех примет, которые удавалось мельком разгл€деть, - и страх их все возрастал. ƒа и не мудрено: как было не бо€тьс€ двум красивым молодым девушкам, которых везла неизвестно куда банда способных на все негод€ев, глазевших на них с таким же наглым вожделением, как ’ью?

ќни въехали в Ћондон через предместье, совершенно им незнакомое, уже после полуночи; улицы были темны и безлюдны. Ќо самое худшее было то, что ’ью, когда карета остановилась в каком-то уединенном месте, вдруг открыл дверцу, влез внутрь и сел между обеими пленницами.

“щетно звали они на помощь. ќн обн€л одной рукой Ёмму, другой - ƒолли и покл€лс€, что заткнет им рты поцелу€ми, если они не будут немы, как могила.

- я дл€ того и здесь, чтобы вы сидели смирно, - сказал он. - » вот таким способом заставлю вас молчать. “ак что, красотки, можете кричать - мне это будет только на руку!

≈хали теперь очень быстро, и, видимо, карету сопровождало меньше людей, - впрочем, в темноте (факелы уже потушили) об этом можно было только догадыватьс€. ƒевушки забились в углы кареты, чтобы избежать прикосновений ’ью, но, как ни отодвигалась ƒолли, его рука все врем€ обвивала ее талию, сжимала ее крепко. ƒолли не кричала, не произносила ни слова, онемев от ужаса и омерзени€, и только все врем€ отталкивала его руку. ¬ отча€нных усили€х вырватьс€ она сползла на пол, уткнувшись лицом в угол, и отпихивала ’ью с силой, удивл€вшей не только его, но и ее самое. Ќаконец карета снова остановилась.

- ¬ыноси вот эту, - сказал ’ью тому, кто открыл дверцы кареты. ќн вз€л за руку мисс ’ардейл, но рука ее т€жело повисла. - ќна в обмороке.

- “ем лучше, - проворчал ƒеннис (именно сей любезный джентльмен отпер дверцы кареты), - значит, будет молчать. я люблю, когда они падают в обморок, если нельз€ заставить их вести себ€ смирно.

- ј снесешь ее один? - спросил ’ью. я ј.

- Ќе знаю, попробую. ¬прочем, думаю, что снесу, - немало таких € в свое врем€ поднимал наверх. Ќу, раз-два! ј она т€желенька, знаешь ли! ¬се эти красотки только на вид легкие, а вес€т пор€дочно. Ќу, вот и готово!

ѕодн€в на руки мисс Ёмму, он вышел, спотыка€сь под своей ношей.

- Ќу-с, мила€ мо€ птичка, - сказал ’ью, обнима€ ƒолли и прит€гива€ ее к себе. - ѕомните, что € вам сказал: за каждый крик - поцелуй!  ричите же, если любите мен€, душечка! Ќу, хоть разок! ќдин раз, мо€ красавица, если € вам мил!

ƒолли изо всех сил уперлась руками ему в лицо и отталкивала его, но он быстро вынес ее из кареты и вслед за мисс ’ардейл внес в какую-то лачугу, где, в последний раз прижав к груди, осторожно опустил ее на пол.

Ѕедн€жка ƒолли! „то бы она ни делала, она казалась от этого еще красивее и соблазнительнее.  огда глаза ее гневно сверкали, а сочные губки приоткрывались от бурного дыхани€, - кто мог усто€ть перед ней?  огда она плакала и рыдала, словно сердце у нее разрывалось, и причитала нежным голоском, слаще которого не было на свете, - кто мог остатьс€ нечувствительным даже к пленительным вспышкам раздражени€, прорывавшегос€ сквозь искренность и серьезность ее гор€? ј когда она, как в эту минуту, забыв о себе, опускалась на колени перед подругой и, наклон€сь, прижималась щекой к ее щеке, обнимала ее обеими руками, - кто мог бы оторвать глаза от ее из€щной фигуры, распущенных волос, кое-как надетого плать€, всей этой очаровательной небрежности, Ётого самозабвени€, еще подчеркивавшего красоту цветущей юной девушки?  то, вид€ эти щедрые ласки, слыша нежные слова, не пожелал бы быть на месте Ёммы ’ардейл? ”ж, конечно, не ’ью и не ƒеннис.

- —кажу вам пр€мо, девушки, - промолвил мистер ƒеннис, - € не большой охотник до вашей сестры, и во все это дело впуталс€ только, чтобы подсобить при€тел€м. Ќо если вы еще долго будете проделывать все это у мен€ на глазах, €, кажетс€, из помощника стану главным участником. “ак и знайте!

- ƒл€ чего вы нас сюда привезли? - спросила Ёмма. - Ќас убьют?

- ”бить вас? - воскликнул ƒеннис. ќн сел р€дом на табурет и весьма, благосклонно смотрел на Ёмму. - „то вы, милочка, у кого же подниметс€ рука на таких славных курочек? ¬ы бы лучше спросили, не дл€ того ли вас сюда привезли, чтобы дать вам мужей, - тогда вы были бы ближе к истине.

ќн, ухмыл€€сь, посмотрел на ’ью, и тот, оторвав на мгновение взгл€д от ƒолли, ответил ему тем же.

- Ќет, нет, - повторил ƒеннис. - Ќе убьют вас, милочки мои. Ќичего подобного! —овсем наоборот.

- ¬ы - человек пожилой, сэр, старше вашего товарища, - сказала Ёмма, дрожа. - Ќеужели вы не сжалитесь над нами? ¬спомните, мы женщины.

- Ёто € помню, милочка, - отозвалс€ ƒеннис. - “рудно это забыть, когда имеешь перед глазами таких два образчика. ’а-ха! ƒа, да, € это помню, и мы все это помним, мисс.

ќн с лукавым видом покачал головой, снова перегл€нулс€ с ’ью и захохотал, как человек, который придумал замечательную шутку и очень доволен собой.

- ”бивать вас никто не думает, голубушка, боже упаси!.. ¬прочем, знаешь что, братец, - тут ƒеннис, сдвинув шапку на ухо, чтобы удобнее было почесать голову, серьезно посмотрел на ’ью. -   чести наших законов надо сказать, что они соблюдают полное равноправие, не делают никакой разницы между мужчиной и женщиной. ƒовелось мне когда-то слышать, как один судь€ упрекал не то разбойника с большой дороги, не то взломщика, который св€зал каких-то леди по рукам и ногам - вы уж извините, что € про это поминаю при вас, милочки мои, - и спустил их в погреб. “ак вот судь€ стыдил его за то, что он не уважил даже женщин. ј € так считаю, что судь€ этот ничего не смыслил в своем деле. », будь € на месте того грабител€, € бы ему вот как ответил: "„то вы, милорд! ƒа € с женщинами поступаю точно так же, как поступает с ними наш закон, - чего же вам еще?" ≈сли бы вы сосчитали по газетам, сколько женщин за последние дес€ть лет отправлено на тот свет в одном только Ћондоне, вас бы не только удивила, - вас бы просто поразила эта цифра. ƒа, - добавил мистер ƒеннис глубокомысленно, - великое дело - равноправие! ѕревосходный закон. Ќо нет у нас гарантии, что его не отмен€т. ”ж раз теперь стали потакать папистам, то € не удивлюсь, если в один прекрасный день переделают и этот закон! ≈й-богу, не удивлюсь!

Ёта тема - видимо, в силу ее узко профессионального характера - не заинтересовала ’ью в такой мере, как рассчитывал мистер ƒеннис. ƒа и времени не было продолжать разговор, так как в эту минуту в комнату быстро вошел мистер “эппертит. ”видев его, ƒолли радостно вскрикнула и чуть не бросилась к нему на шею.

- я знала, знала, что так будет! - воскликнула она. - » мой дорогой отец тоже здесь? Ќаверное, стоит за дверью! —лава тебе господи! —пасибо вам, —им, награди вас бог!

—аймон “эппертит в первую минуту был глубоко уверен, что дочь слесар€ бросилась к нему в порыве страсти, которой она больше не в силах скрывать, и ждал обещани€, что она готова стать его женой. ѕораженный словами ƒолли, он сто€л с преглупым видом - тем более, что ’ью и ƒеннис разразились громким смехом, который заставил ƒолли поп€титьс€. ќна переводила пытливый, настороженный взгл€д с одного на другого.

- ћисс ’ардейл, - начал —им после весьма неловкого молчани€. -Ќадеюсь, вы здесь чувствуете себ€ хорошо, насколько это возможно при данных услови€х. ƒолли ¬арден, мо€ душенька, красавица мо€, надеюсь, что и вы довольны?

Ѕедна€ ƒолли! “еперь она пон€ла все и, закрыв лицо руками, зарыдала еще отча€ннее, чем прежде.

- ћисс ¬арден, - —аймон прижал руку к груди, - вы видите сейчас перед собой не подмастерье, не раба и не жертву тирании вашего отца, а вожд€ великого народа, командира доблестного отр€да, в котором состо€т и эти джентльмены, один - сержантом, другой - капралом. ѕеред вами не частное лицо, а общественный де€тель. я больше не чиню замков, - € исцел€ю раны моей несчастной родины. ƒолли ¬арден, прелестна€ ƒолли, сколько лет € ждал такой встречи с вами! —колько лет € мечтал дать вам высокое положение, сделать вас знатной леди! » вот € делаю это. —мотрите же на мен€, как на своего супруга. ƒа, мила€ чаровница, вы покорили мен€. - —аймон “эппертит весь ваш!

√овор€ это, он двинулс€ к ƒолли, но она п€тилась от него, пока могла, а когда отступать дальше было некуда, села на пол. ќбъ€сн€€ ее поведение девичьей стыдливостью, —аймон хотел ее подн€ть, но доведенна€ до отча€ни€ ƒолли вцепилась обеими руками ему в волосы и, со слезами крича, что он - гнусный негод€й и всегда им был, тр€сла, царапала и колотила его так, что он вынужден был в испуге призвать на помощь своих товарищей. Ќикогда еще ƒолли не нравилась ’ью так, как в эту минуту.

- ќна сегодн€ очень возбуждена, себ€ не помнит, - сказал —аймон, приглажива€ взъерошенную шевелюру. - ѕусть побудет до завтра одна, тогда немного образумитс€. ќтнесите ее в соседний дом.

’ью тотчас подн€л ƒолли на руки. Ќо то ли ее отча€ние см€гчило мистера “эппертита, то ли он нашел неприличным, что его будуща€ жена - в объ€ти€х другого мужчины, он переменил решение и, приказав ’ью отпустить ее, угрюмо наблюдал, как она бросилась к мисс ’ардейл и, прильнув к ней, спр€тала раскрасневшеес€ личико в складках ее плать€.

- ќставьте обеих здесь до завтра, - сказал он, когда снова обрел чувство собственного достоинства. - »демте!

- ƒа, идем, капитан! -подхватил ’ью. - ’а-ха-ха!

- „то вас так смешит? - сурово осведомилс€ —аймон.

- Ќичего, капитан, ничего. - ’ью ударил его по плечу и, неизвестно почему, расхохоталс€ еще в дес€ть раз громче.

ћистер “эппертит смерил его с головы до ног высокомерно-презрительным взгл€дом (что еще больше развеселило ’ью) и обратилс€ к пленницам:

- »мейте в виду, леди, что дом охран€етс€ со всех сторон и малейший шум будет иметь дл€ вас очень непри€тные последстви€. ќбе вы завтра узнаете наше решение. ј до тех пор не подходите к окнам и не зовите на помощь, не то сразу станет известно, что вы - из дома католика, и никакие усили€ наших людей не спасут вас от смерти.

ѕосле этого предостережени€, в котором была дол€ истины, он пошел к двери, а за ним ’ью и ƒеннис. ¬ыход€, они огл€нулись на крепко обн€вшихс€ девушек, потом заперли за собой дверь и поставили надежную охрану не только у входа, но и вокруг всего дома.

- ј знаете, - сказал ƒеннис, когда они уходили втроем, - славна€ парочка! » та, которую выбрал себе мистер √ашфорд, и друга€ - обе хороши.

- “сс! - поспешно зашикал на него ’ью. - Ќе надо никого называть. Ёто скверна€ привычка.

- Ќу, скажем, "он", если ты не хочешь, чтобы € называл имена. “ак вот - не хотел бы € быть на его месте, когда он выложит ей всю правду, - сказал ƒеннис. - — этими гордыми черноглазыми женщинами надо держать ухо востро: если у них под рукой окажетс€ нож, дело может плохо кончитьс€. ¬идал € таких на своем веку. ѕомню одну... ее повесили много лет назад. “уг был замешан какой-то знатный джентльмен. “ак вот перед смертью она мне и говорит, а у самой губы дрожат, но рука тверда€ на удивление. "ƒеннис, говорит, мне сейчас конец. Ќо будь у мен€ в руках кинжал покажись тот человек поблизости, € убила бы его на месте". » она бы это сделала, не сомневайс€!

-  ого она хотела убить? - спросил ’ью.

- ѕочем € знаю? ќна мне этого не сказала, - ответил ƒеннис.

’ью посмотрел на него так, словно собиралс€ расспросить подробнее об этой истории, но тут заговорил —аймон “эппертит, до этой минуты погруженный в глубокие размышлени€, и отвлек его мысли в другую сторону.

- ’ью, - сказал —им. - ¬ы сегодн€ хорошо поработали. ¬ы будете награждены. » вы тоже, ƒеннис. Ќет ли у вас на примете молодой женщины, которую вы хотели бы увезти?

- Ќ-нет как будто, - прот€нул мистер ƒеннис, поглажива€ седоватую бороду, отросшую на добрых два дюйма. - “акой что-то не припомню.

- Ћадно, в таком случае мы вознаградим вас другим способом, - сказал —им. - Ќу, а вы, друг, - обратилс€ он к ’ью, - получите ћиггс - ту, что € обещал вам, помните? - не позже, чем дн€ через три. ћожете на это рассчитывать. ƒаю вам слово.

’ью гор€чо поблагодарил своего благодетел€, но тут его снова одолел приступ бурного весель€ - он хохотал до колик в боку и одной рукой схватилс€ за этот бок, а другой вынужден был, чтобы не упасть, оперетьс€ на плечо маленького капитана.

√Ћј¬ј Ў≈—“»ƒ≈—я“јя

“ри достойных товарища направились к "—апогу", намерева€сь провести там ночь и отлежатьс€ в своей старой берлоге, так как они сильно нуждались в отдыхе. “олько теперь, когда задуманное злоде€ние было осуществлено и пленницы надежно охран€лись, все трое почувствовали сильную усталость: сказывалось изнур€ющее действие тех безумств, которые они творили и которые имели такие плачевные последстви€.

Ќе унывал только ’ью, несмотр€ на все утомление, которое он испытывал, как и оба его спутника, да, веро€тно, и все, кто принимал де€тельное участие в ночной экспедиции: на него по-прежнему находили приступы бурного весель€ вс€кий раз, как он взгл€дывал на —аймона “эппертита, и он, к великому негодованию этого джентльмена, разражалс€ громовым смехом, который мог привлечь к ним внимание ночной стражи и вызвать столкновение. ј из такого столкновени€ они, в их теперешнем состо€нии, вр€д ли вышли бы победител€ми. ƒаже мистер ƒеннис, отнюдь не требовавший от людей серьезности и всегда от души наслаждавшийс€ эксцентричными выходками своего молодого при€тел€, стал увещевать его, тверд€, что столь неосторожное поведение равносильно самоубийству, а приговаривать к смерти самого себ€ раньше, чем теб€ приговорил закон, - просто глупость и дерзкое самоуправство.

Ќичуть не смуща€сь этими протестами, ’ью ни капельки не сдерживал своей шумной веселости и, обн€в за плечи обоих при€телей, брел, шата€сь, между ними, пока не зама€чил впереди "—апог" и оставалось только перейти два-три пустыр€, чтобы очутитьс€ в уютной таверне. Ќакричавшись и нахохотавшись до изнеможени€, ’ью, к счастью, уже угомонилс€, и они шли вперед без шума, как вдруг из канавы опасливо выгл€нул один из их дозорных, всю ночь пр€тавшийс€ тут, чтобы предупреждать своих, что дальше идти опасно, и велел им остановитьс€.

- ќстановитьс€? ј почему? - спросил ’ью.

ƒозорный по€снил, что "—апог" полон солдат и констеблей, которые зан€ли его сегодн€ днем. ¬се, кто там был, успели бежать или, может, арестованы - это ему неизвестно. ќн предупредил уже множество людей, чтобы не шли туда, и они, наверное, пр€чутс€ теперь на рынках или в других местах. Ћежа в канаве, он видел вдали огни пожаров, но теперь все уже погасло. ѕроходившие здесь люди толковали между собой об этих пожарах, и, видимо, все сильно напуганы. ќ Ѕарнеби он ничего не мог сообщить, даже имени такого не слыхал. ќн слышал, как говорили люди, что кого-то тут схватили и отправили в Ќьюгет. ¬ерно это или нет, он не знал.

“ри при€тел€ стали совещатьс€, что делать дальше. ’ью, предполага€, что Ѕарнеби схвачен солдатами и сидит под арестом в "—апоге", был за то, чтобы подкрастьс€ к дому и поджечь его, но ƒеннис и —им, не склонные пускать в ход такие крайние средства без поддержки отр€да, утверждали, что если Ѕарнеби арестован, то уж, наверное, его отправили в более надежную тюрьму, чем "—апог", - неужели же солдаты рискнули бы оставить его на всю ночь в таком не защищенном от нападени€ месте? ¬н€в этим разумным доводам, ’ью согласилс€ повернуть обратно и идти на ‘литский рынок, куда, узнав о положении дел, уже пошли, веро€тно, искать убежища некоторые их соратники.

Ќеобходимость действовать придала трем при€тел€м бодрости и новых сил. ќни поспешно тронулись в путь, забыв об усталости, от которой только несколько минут назад просто с ног валились, и скоро пришли на ‘литский рынок.

–ынок этот в те времена представл€л собой длинный и беспор€дочный р€д дерев€нных сараев, ларьков, навесов на месте нынешней ‘аррингдон-стрит. ¬с€ эта непригл€дна€ куча строений, громоздивша€с€ посреди дороги, сильно затрудн€ла движение экипажей и досаждала пешеходам, которым приходилось лавировать между фургонами, корзинами, тачками, тележками, бочками, лотками и скамь€ми, сталкива€сь ежеминутно с носильщиками, возчиками, разносчиками и прокладыва€ себе дорогу сквозь пеструю толпу покупателей, продавцов, карманных воров, праздношатающихс€ и вс€ких темных личностей. ¬оздух здесь был пропитан вонью гнилых овощей и фруктов, требухи из м€сных лавок, вс€ких отбросов и мусора. ¬се, что существует дл€ удобства населени€, в те времена €вл€лось лишь источником массы неудобств, и ‘литский рынок мог служить блест€щим тому подтверждением.

«десь-то многие бунтовщики укрывались не только эту ночь, но и две-три предыдущие, - потому ли, что навесы и пустые корзины в какой-то мере могли заменить им спальни, или потому, быть может, что здесь в случае надобности было чем наспех забаррикадироватьс€ от преследователей. ”же совсем рассвело, но утро было холодное, и цела€ группа этих людей собралась у огн€ в трактире. ѕили гор€чее пиво с джином, курили трубки и строили планы на завтра.

“ак как ’ью и оба его спутника были хорошо известны большинству присутствующих, их встретили весьма радушно и уступили им самые почетные места. ƒверь крепко-накрепко заперли, чтобы сюда не проникли нежеланные гости, и началс€ обмен новост€ми.

- √овор€т, солдаты зан€ли "—апог", - сказал ’ью. -  то-нибудь из вас знает подробности? Ќесколько человек закричали, что знают, но, так как большинство собравшихс€ здесь провели ночь вне Ћондона - громили ”оррен или участвовали в других ночных походах, - то на поверку оказалось, что знают они не больше самого ’ью. ќ том, что в "—апоге" солдаты, их предупредил разведчик, и они эту весть передавали друг другу, а очевидцев среди них не оказалось.

- ћы оставили там вчера караульного, - сказал ’ью, обвод€ всех глазами, - и € его не вижу среди вас. «наете, это Ѕарнеби, тот, что в ¬естминстере сшиб с лошади гвардейца. ћожет, кто видел его или слышал что-нибудь о нем?

¬се качали головами и, бормоча, что ничего не знают, вопросительно огл€дывались на соседей. ¬друг со двора донесс€ какой-то шум, и они услышали голос человека, который спрашивал, нет ли тут ’ью, и увер€л, что у него к ’ью неотложное дело.

- ≈сли он один, впустите его! - крикнул ’ью тем, кто охран€л дверь.

- ƒа, да, - поддержали его остальные, - пустите!

ƒверь распахнулась, и в комнату быстро вошел запыхавшийс€ молодой человек. ” него не было одной руки, голова и лицо были обв€заны окровавленной тр€пкой, точно у т€жело раненного, одежда изодрана, в единственной руке он держал толстую палку. ќн спросил, кто здесь ’ью.

- Ёто €, - отвечал тот. - „то вам нужно?

- ћне поручено вам кое-что передать, - сказал пришедший. - ¬ы знаете Ѕарнеби?

- „то с ним? Ёто он послал вас ко мне?

- ƒа. ≈го схватили. ќн в Ќьюгете, в одном из самых надежных казематов. ќн защищалс€ изо всех сил, но их было слишком много. ¬от и все, что он велел вам передать.

-  огда вы его видели? - поспешно спросил ’ью.

- ≈го вел в тюрьму целый отр€д солдат. ќни шли боковыми улицами, не той дорогой, где мы их поджидали. Ќас несколько человек все-таки попробовали от- бить его, и он крикнул мне, чтобы € сообщил вам, где он. ћы здорово дрались, но ничего не вышло. ¬от гл€дите!

ќн указал на свою одежду, на забинтованную голоду и, все еще т€жело дыша, обвел глазами комнату, потом снова повернулс€ к ’ью.

- я вас знаю в лицо, - сказал он, - потому что был в толпе и в п€тницу, и в субботу, и вчера, но не знал вашего имени. ¬ы смелый парень, и Ѕарнеби тоже. ќн дралс€, как лев, да это не помогло. Ќу, и € сделал все, что может сделать человек, у которого только одна рука.

ќн снова окинул испытующим взгл€дом все, что его окружало, - впрочем, направление его взгл€да трудно было определить, так как пов€зка почти скрывала лицо, - «атем, круто обернувшись к ’ью, сжал свою палку так порывисто, словно ожидал нападени€, и прин€л оборонительную позу.

Ќо если у него и были какие-нибудь опасени€, поведение присутствующих быстро их рассе€ло. Ќикто из них в эту минуту не обращал внимани€ на вестника - слишком взволновали их принесенные вести. —о всех сторон загремели прокл€ти€, угрозы, брань. ќдни кричали, что если это стерпеть, то не сегодн€-завтра все угод€т в тюрьму, другие - что следовало бы раньше освободить арестованных, тогда не забрали бы и Ѕарнеби. ќдин гаркнул во все горло: " то идет со мной в Ќьюгет?" ќтветом ему был дружный крик, и все ринулись к выходу.

ќднако ’ью и ƒеннис загородили собой дверь и удерживали толпу, пока шум не улегс€ настолько, что их голоса можно было расслышать. “огда они объ€вили, что идти сейчас, среди бела дн€, - безумие; надо дождатьс€ темноты, разработать план нападени€ и освободить не только своих, но всех заключенных, а тюрьму сжечь.

- » не только одну эту тюрьму, - воскликнул ’ью, - а все тюрьмы в Ћондоне, чтобы некуда было сажать арестованных. ƒа, да, все будут гореть, как костры. ƒотла их сожжем! —лушайте! - ќн схватил ƒенниса за руку. -  то из вас насто€щий мужчина, идите с нами! ѕокл€немс€ освободить Ѕарнеби и не оставить ни единой тюрьмы в городе!  то с нами, давайте на том руку!

¬се руки прот€нулись к ’ью. » бунтовщики дали страшную кл€тву нынче же ночью освободить из Ќьюгета товарищей, взломав все двери, а затем сжечь тюрьму, хот€ бы им самим пришлось погибнуть в огне.

√Ћј¬ј Ў≈—“№ƒ≈—я“ ѕ≈–¬јя

“ой самой ночью (в бурные и смутные времена событи€ так быстро следуют одно за другим, что часто за сутки их происходит больше, чем у иного за целую жизнь) мистер ’ардейл, с помощью —оломона крепко св€зав и посадив на лошадь своего пленника, повез его в „игуэлл, чтобы оттуда доставить в Ћондон и сразу передать в руки правосуди€. ќн рассчитывал, что беспор€дки в городе послужат ему достаточным основанием, чтобы требовать заключени€ убийцы в тюрьму еще до рассвета, ибо сейчас никто не мог ручатьс€ за надежность караулен или обычных мест предварительного заключени€, и вести арестованного по улицам, когда чернь снова бунтует, было бы не только рискованно, но пр€мо-таки очень опасно, так как это могло вызвать попытку отбить его.

ѕоручив —оломону вести лошадь, мистер ’ардейл сам пошел р€дом, и так они среди ночи добрались до деревни.

«десь все были на ногах, жители не ложились спать, бо€сь, что их сожгут в постели, и, собравшись вместе, охран€ли деревню, утеша€ и ободр€€ друг друга.  то похрабрее, вооружились, и небольшой отр€д выстроилс€ на выгоне.   ним-то и обратилс€ мистер ’ардейл, которого здесь хорошо знали. ¬ нескольких словах он рассказал им о том, что случилось, и гор€чо просил помочь ему доставить преступника в Ћондон этой же ночью.

ќднако ни один человек не решилс€ и пальцем шевельнуть дл€ него: бунтовщики, проход€ через деревню, пригрозили жестоко расправитьс€ с каждым, кто посмеет тушить пожар в ”оррене или окажет малейшую помощь мистеру ’ардейлу да и вс€кому другому католику. ќслушатьс€ - значило распроститьс€ не только со всем имуществом, но и с жизнью. ќни объ€снили мистеру ’ардейлу, что собрались здесь дл€ самозащиты и не могу ему помочь, ибо это грозит им страшной карой. —казано это было не без колебаний и сожалени€, но все бо€лись даже подойти к нему близко и тревожно погл€дывали на пленника, который сидел на лошади, низко опустив голову в надвинутой на глаза шл€пе, неподвижный и безмолвный, как призрак.

¬ид€, что уговорить их будет невозможно, так как они сильно напуганы зверствами разъ€ренной черни, мистер ’ардейл стал умол€ть, чтобы они хот€ бы позволили ему воспользоватьс€ единственной в деревне каретой и парой лошадей. » этого тоже нелегко было добитьс€, но в конце концов ему сказали, что он может делать что хочет, только пусть, ради бога, поскорее уезжает из деревни.

ѕока —оломон ƒэйзи держал лошадь под уздцы, мистер ’ардейл собственноручно выкатил карету и хотел было уже запр€гать сам, но тут местный почтальон, добрый, хоть и непутевый парень, на которого произвела впечатление его страстна€ настойчивость, бросил вилы, которыми он вооружилс€, и объ€вил, что пусть разбойники искрошат его на куски, не может он сто€ть в стороне и не помочь пор€дочному человеку, который никому никогда не делал зла и находитс€ в таком безвыходном положении. ћистер ’ардейл крепко пожал ему руку и поблагодарил от всей души. „ерез п€ть минут карета была запр€жена, и добродушный шалопай сидел уже на козлах. ”бийцу посадили в карету, опустили занавески, —оломон ƒэйзи сел р€дом с почтальоном, а мистер ’ардейл вскочил на свою лошадь и подъехал вплотную к дверцам - и они в молчании двинулись среди ночи по дороге в Ћондон.

¬ деревне все были так напуганы, что не нашлось охотников приютить даже лошадей, спасшихс€ из пылающих конюшен ”оррена. ѕроезжа€, ’ардейл и причетник видели, как бедные животные щипали у дороги чахлую траву, и почтальон рассказал, что они сначала примчались в деревню, но жители их отогнали, бо€сь навлечь на себ€ месть громил.

“ака€ же паника царила не только в глухих местах, вроде „игуэлла, где люди невежественны, беззащитны и потому бо€зливы. ѕодъезжа€ к Ћондону в сером свете утра, путники наши встречали целые семьи несчастных католиков: до смерти напуганные угрозами бунтовщиков и предостережени€ми соседей, они ушли из города пешком и без вещей, так как не могли достать ни единой телеги или лошади, чтобы увезти свое добро, и вынуждены были все оставить на произвол судьбы. Ѕлиз ћайл-Ёнда мистеру ’ардейлу и его спутникам пришлось проезжать мимо дома, хоз€ин которого, небогатый католик, нан€л фургон, рассчитыва€ в полночь увезти свою мебель, и уже заранее вытащил все на улицу, чтобы по прибытии фургона не тер€ть времени. Ќо фургонщик, с которым он сговорилс€, увидев пожары и промчавшуюс€ мимо его дома орду бунтовщиков, побо€лс€ везти вещи католика, и теперь несчастный джентльмен с женой, маленькими детьми и служанкой сидели на пожитках под открытым небом, с трепетом встреча€ наступающий день, не зна€, куда кинутьс€, что предприн€ть.

–ассказывали, что все почтовые кареты бо€тс€ брать пассажиров, исповедующих гонимую религию.  учера даже за большие деньги не хотели везти тех, кого знали, как католиков, или кто сам признавалс€, что он - католик. ј вчера - рассказывали беженцы - в Ћондоне уже никто не здоровалс€ на улице со знакомыми католиками, бо€сь, как бы это не было замечено шпионами и как бы за это не сожгли их дома и все имущество. ќдин из беженцев, - св€щенник сожженной бунтовщиками католической церкви, кроткий и безобидный, др€хлый старичок, который брел совсем один, решив отойти подальше от города, а там попытатьс€ сесть в почтовую карету, - сказал мистеру ’ардейлу, что вр€д ли он найдет судью, настолько отважного, чтобы по жалобе католика отправить сейчас преступника в тюрьму. Ќо несмотр€ на все эти неутешительные сведени€, мистер ’ардейл продолжал путь, и вскоре после восхода солнца они добрались до ћеншен-’ауса80.

ѕодъехав к дому лорд-мэра, мистер ’ардейл соскочил с лошади. —тучатьс€ в дверь ему не пришлось - она была открыта, и на пороге сто€л тучный пожилой джентльмен с очень красным, пр€мо-таки багровым лицом. ќн был в сильном волнении и спорил с кем-то, сто€вшим внутри, а привратник делал попытки закрыть дверь и выпроводить непрошенного посетител€. ћистер ’ардейл с пон€тной в его положении гор€чностью и нетерпением ринулс€ вперед и открыл уже было рот, но толст€к не дал ему вымолвить ни слова.

- ƒорогой сэр, - сказал он, - прошу вас, позвольте сначала мне добитьс€ ответа. ¬от уже шестой раз € прихожу сюда - п€ть раз приходил за вчерашний день. ћоему дому грозит разрушение, его подожгут сегодн€ ночью (хотели поджечь вчера, но не успели - у них, видно, были другие дела). –ади бога, дайте сперва мне кончить разговор!

- ѕожалуйста, сэр, - отозвалс€ мистер ’ардейл. - ћой дом уже сожжен дотла. ƒай бог, чтобы ваш уцелел. √оворите, но, сделайте милость, поскорее.

- ¬ы слышите, милорд? - крикнул пожилой джентльмен наверх, где на площадке лестницы мелькал чей-то халат. - ¬от у этого джентльмена уже сожгли дом прошлой ночью.

- ќ, господи, боже мой! - послышалс€ оттуда раздраженный голос. - ћне очень жаль, но что делать? Ќе могу же € выстроить ему дом заново! ¬ы хотите, чтобы глава лондонского магистрата занималс€ восстановлением ваших домов? ¬здор и бессмыслица!

- Ќо глава магистрата, если он человек, а не дерев€шка, мог бы воспреп€тствовать разрушению этих домов, и тогда их не пришлось бы восстанавливать - не так ли, милорд? - запальчиво крикнул пожилой джентльмен.

- ¬ы ведете себ€ неприлично, сэр, - сказал лорд-мэр. - ¬о вс€ком случае, неучтиво.

- Ќеучтиво, милорд? - возразил пожилой джентльмен. - я был учтив во врем€ вчерашних п€ти визитов к вам. Ќо не могу же € вечно быть учтив!  ак тут соблюдать учтивость, когда люди каждую минуту могут лишитьс€ крова, а то и сами будут сожжены в своих домах! „то мне делать, милорд? ƒобьюсь € защиты или нет?

- я вчера уже вам говорил, сэр, что вы можете пригласить к себе в дом олдермена, если вам удастс€ уговорить кого-либо из них.

- Ќа кой черт мне ваш олдермен? - сердито вопросил пожилой джентльмен.

- „тобы отпугнуть толпу, сэр, - по€снил лорд-мэр.

- √осподи тво€ вол€! - простонал его собеседник, в комичном отча€нии утира€ лоб. - Ќадо же такое придумать! ќлдермен отпугнет толпу бандитов! ƒа будь они даже грудными младенцами, - что же вы думаете, они испугаютс€ вашего олдермена? ћожет, вы сами пожалуете ко мне?

- я? - переспросил лорд-мэр грозно. -  онечно, нет!

- Ќу, так что же мне делать? —ын € этой страны или нет? —остою € под защитой ее законов? ≈сли € плачу королю налоги, должен € получать что-то взамен?

- ѕраво, не знаю, - сказал лорд-мэр. -  ак жаль, что вы католик! ѕочему вы не протестант - тогда вы не попали бы в такую передр€гу. Ќет, просто ума не приложу, что мне с вами делать... «а спиной этих бунтовщиков сто€т вли€тельные люди. ќ, господи, что за мученье быть общественным де€телем!.. Ќаведайтесь еще раз сегодн€... ј то хотите - € вам пошлю стражника? »ли еще лучше - констебл€ ‘илипса, он сегодн€ свободен. „еловек он дл€ своих лет не очень др€хлый, только с ногами у него плохо, - и вечером при свечах сойдет за молодого. ≈сли его поставить у окна, он вполне может внушить страх громилам... ќ, господи!.. «айдите еще раз, тогда посмотрим.

- ѕостойте! - поспешно закричал мистер ’ардейл, навалива€сь на дверь, которую привратник пыталс€ захлопнуть. - ћилорд, умол€ю вас, не уходите! я привез человека, который двадцать восемь лет назад совершил убийство. я вам в нескольких словах расскажу все и готов подтвердить свои показани€ прис€гой, этого достаточно, чтобы отправить его в тюрьму и начать следствие. ћне сейчас важно только одно - чтобы его заперли в надежном месте. ћалейша€ задержка - и бунтовщики его освобод€т.

- ќх, еще вы тут! - закричал лорд-мэр. - √осподи помилуй! ¬ы же слышали, этим бунтовщикам покровительствуют вли€тельные люди... ƒайте мне покой, наконец!

- ¬ыслушайте мен€, милорд! ”битый - мой брат. я был его наследником, и в то врем€ нашлось немало клеветников, которые шушукались, будто € замешан в этом подлом и страшном деле. ј € его гор€чо любил - он там, на небесах, знает это. ѕосле стольких лет гор€ и уныни€ настал, наконец, час отомстить за брата и раскрыть зверское преступление, скрытое с неслыханной, дь€вольской ловкостью.  ажда€ секунда промедлени€ может снова разв€зать руки убийце и дать ему возможность скрытьс€. ћилорд, € требую, чтобы вы мен€ выслушали и немедленно прин€ли меры!

- ќ, господи! ¬едь вы же пришли в неурочное врем€ - нет, € вам просто удивл€юсь... Ёто так не по-джентльменски! Ќельз€ же так! » вы тоже, веро€тно, католик?

-  атолик, - подтвердил мистер ’ардейл.

- —илы небесные, сегодн€ все, кажетс€, сговорились стать католиками нарочно, чтобы мен€ мучить и злить! - воскликнул лорд-мэр. - » зачем только вы сюда пришли! “еперь они подожгут ћеншен-’аус, и в этом будете виноваты вы. «априте где-нибудь своего арестованного, сэр, приставьте к нему караульного и... приходите сюда в более подход€щее врем€. “огда посмотрим...

» раньше чем мистер ’ардейл успел открыть рот, громкий стук захлопнувшейс€ двери и л€зг задвижки возвестили, что лорд-мэр скрылс€ в свою спальню и дальнейшие протесты ни к чему не приведут. ќба просител€ вышли на улицу, и привратник поспешил запереть дверь.

- ¬от так он мен€ вс€кий раз и выпроваживает, - сказал пожилой джентльмен. - √де найти защиту, и кто мне возместит убытки? ј вы что намерены теперь делать, сэр?

- ѕопытать счасть€ в другом месте, - ответил мистер ’ардейл, уже сид€ на лошади.

- ќчень вам сочувствую, поверьте, - ведь мы с вами в одинаковом положении, - сказал пожилой джентльмен. - —егодн€ вечером у мен€, быть может, уже не будет дома, и некуда будет пригласить вас, так позвольте мне сделать это сейчас. ¬прочем, знаете что, - добавил он, пр€ча обратно в карман вынутый было бумажник, - своей визитной карточки € вам не дам: если ее при вас найдут, это может наделать вам хлопот. ‘амили€ мо€ - Ћэнгдейл, € винокур и виноторговец, живу в ’олборл-’илле. Ѕуду рад видеть вас у себ€.

ћистер ’ардейл поклонилс€ и двинулс€ дальше, по-прежнему держась у самых дверец кареты. ќн решил ехать к дому сэра ƒжона ‘ильдинга, который имел репутацию судьи смелого и энергичного, а если по дороге на них нападут бунтовщики, - собственноручно расправитьс€ с убийцей брата, но не дать освободить его.

ќднако они благополучно добрались до дома судьи (бунтовщики в это врем€, как мы уже знаем, были зан€ты обсуждением более важных дел), и мистер ’ардейл постучал в дверь. “ак как по городу ходили слухи, что бунтовщики собираютс€ убить сэра ƒжона, то в доме всю ночь дежурили констебли. ќдному из них мистер ’ардейл изложил свое дело, а тот, найд€ его достаточно неотложным, согласилс€ разбудить судью, и мистер ’ардейл был немедленно прин€т.

”бийцу тут же, не тер€€ времени, отправили в Ќьюгет. “огда это было новое здание, только что отстроенное и считавшеес€ неприступным.  огда был изготовлен приказ об аресте, трое полицейских покрепче св€зали убийцу (он, видно, пробовал в карете освободитьс€ и ослабил веревки), заткнули ему рот кл€пом, чтобы он не мог позвать на помощь при встрече с бунтовщиками, и сели с ним в карету. Ёти трое были вооружены до зубов и представл€ли достаточно надежный конвой, но на вс€кий случай они еще опустили занавески, так что карета казалась пустой, и предложили мистеру ’ардейлу ехать впереди, подальше, чтобы не привлекать к ней внимани€.

Ёти предосторожности оказались не лишними: проезжа€ по городу, они несколько раз встречали группы мужчин, которые несомненно остановили бы карету, если бы не считали ее пустой. Ќо, так как ее пассажиры ничем не выдавали своего присутстви€, а кучер, чтобы избежать расспросов, нарочно глазел по сторонам, то они беспреп€тственно доехали до тюрьмы, преступник был вмиг высажен и очутилс€ за ее надежными и мрачными стенами.

ћистер ’ардейл зорко, с напр€женным вниманием следил за тем, как его заковывали, потом отвели в камеру и накрепко заперли дверь. ƒаже выйд€ уже на улицу, он посто€л, потрогал окованные железом ворота, провел руками по каменной стене, словно жела€ убедитьс€, что она насто€ща€, порадовалс€ ее толщине. » только в ту минуту, когда, отвернувшись, наконец, от ворот тюрьмы, он гл€нул на пустую улицу, такую тихую и безлюдную в это €сное утло, он вдруг ощутил, кака€ т€жесть у него на душе, кака€ тревога за близких. ѕотер€ дома уже казалась ему лишь каплей в море его несчастий.

√Ћј¬ј Ў≈—“№ƒ≈—я“ ¬“ќ–јя

ќставшись один, заключенный сел на койку и, упершись локт€ми в колени, подперев руками подбородок, просидел в такой позе несколько часов. “рудно сказать, о чем он думал. ћысли его были смутны, неопределенны, и только временами останавливались на его нынешнем положении и обсто€тельствах, которые привели его сюда. “рещины в каменном полу и между кирпичами стен, решетка на окне, железное кольцо, вделанное в пол, - вот какие, странно мешавшиес€ одна с другой мелочи вызывали в нем неописуемый интерес, поглощали все его внимание. ѕравда, за всеми его мысл€ми таилось где-то не€сное сознание вины и страх смерти, но это было так смутно, как боль, котора€ беспокоит сп€щего: она врываетс€ в его сны, отравл€ет все блаженные грезы, отнимает вкус у приснившихс€ ему €ств, всю прелесть у музыки, даже радость превращает в несчастье, а между тем эта боль во сне - не физическое страдание, а нечто бесформенное, неосознанное, только тень ощущени€, всепроникающа€, но сама по себе не существующа€, невидима€, неос€заема€, неуловима€ до той минуты, когда человек просыпаетс€ и вместе с ним просыпаетс€ насто€ща€ мучительна€ боль.

ѕрошло много времени, и вот дверь открылась. ”зник подн€л глаза, посмотрел на вошедшего - это был —тэгг - и снова впал в прежнее состо€ние.

—лепой двинулс€ туда, где слышал дыхание, и, остановившись перед узником, прот€нул руку, чтобы убедитьс€, что он не ошибс€, но долго не говорил ничего.

- Ёге, значит, плохо дело, - сказал он, наконец. - ѕлохо дело, –адж.

”зник, шарка€ ногами по полу, отодвинулс€ от него подальше и ничего не ответил.

-  ак это вы попались? - продолжал слепой. - » где? ¬ы рассказали мне о себе не все, только половину. Ќу, да это неважно, теперь € знаю вашу тайну. “ак где же и как это случилось? - спросил он вторично, подход€ еще ближе.

- ¬ „игуэлле, - был ответ.

- ¬ „игуэлле! ј зачем вас туда занесло?

- я бежал от одного человека, и на него именно и наткнулс€. «а мной гон€лс€ не только он, мен€ преследовала судьба... ћен€ привело в „игуэлл что-то сильнее моей воли.  огда € увидел, что он подстерегает мен€ по ночам в том доме, где раньше жила она, € пон€л, что мне от него не уйти, никак не уйти! ј потом € услышал колокол...

ќн вздрогнул, пробормотал, что здесь очень холодно, и быстро зашагал из угла в угол. ѕотом снова сел на койку в прежней позе.

- ¬ы сказали, что услышали колокол... - помолчав, напомнил слепой.

- ћолчите. Ќе надо об этом! - поспешно перебил его –адж. - ќн все еще висит там.

—лепой повернулс€ к нему лицом, на котором было написано жадное любопытство, но узник, не гл€д€ на него, продолжал:

- ¬ „игуэлл € пошел искать бунтовщиков. —лежка за мной того человека не давала мне поко€, € знал, что мне одно спасение - пристать к ним. Ќо € не нашел их в „игуэлле, они уже ушли оттуда в ”оррен. » когда он затих, € тоже пошел туда.

-  то затих?

-  олокол... ѕошел в ”оррен, а их там и след простыл. я подумал, что, может, кто из них еще бродит среди развалин, и стал искать, но тут вдруг... - –адж т€жело перевел дух и утер лоб рукавом, - € услыхал его голос.

- „то же он говорил?

- Ќе помню. Ќе все ли равно? я в это врем€ сто€л у той башни, где € когда-то...

- “ак, так, - —тэгг весьма хладнокровно кивнул головой. - ѕонимаю.

- я стал взбиратьс€ по лестнице... то есть по остаткам ее... ’отел спр€татьс€ и подождать, пока он уйдет. Ќо он услышал... » как только € стал подниматьс€, он кинулс€ за мной.

- ¬ы же могли укрытьс€ в каком-нибудь проломе и сбросить его вниз или заколоть, - сказал слепой.

- ¬ы так думаете? Ќо между ним и мной сто€л третий... ќн этого не видел, а € видел... —то€л, подн€в над его головой окровавленную руку. “ам, наверху, в комнате, тот и € сто€ли так в ночь убийства... », пада€, он тогда так же точно подн€л руку и посмотрел на мен€... я знал, что в этом самом месте мне придет конец.

-  ака€ у вас, однако, богата€ фантази€, - сказал слепой с усмешкой.

- ѕролейте чью-нибудь кровь, тогда увидите, до чего дойдет ваша фантази€.

–адж застонал и, кача€сь из стороны в сторону, в первый раз подн€л глаза. „ерез минуту он заговорил снова тихим, глухим голосом:

- ƒвадцать восемь лет! ƒвадцать восемь лет! ј он за столько лет ничуть не переменилс€, не постарел - все тот же. ќн сто€л у мен€ перед глазами всегда, во тьме ночной и среди бела дн€, в сумерки, в лунном свете и в солнечном, при свете огн€, ламп и свечей, и в непрогл€дном мраке, где бы € ни был, на люд€х или один, на берегу или на корабле... » всегда такой же!.. »ногда он оставл€л мен€ в покое целыми мес€цами, а иногда не покидал ни на миг. я видел его в море - глубокой ночью он скользил р€дом с отражением луны в неподвижной воде... ¬идел на пристан€х, на рынках, - подн€в руку, он сто€л в шумной толпе людей, не подозревавшей, что среди них стоит этот страшный безмолвный призрак. ¬ы говорите - фантази€? ј вы и € действительно существуем? ј эти железные цепи, в которые мен€ заковал кузнец, они тоже - фантази€, которую можно рассе€ть, дунув на них?

—лепой слушал молча.

- ‘антази€? ј то, что € его убил, - тоже только мо€ фантази€? ћожет, и то фантази€, что, уход€ из комнаты, где он лежал убитый, € увидел за дверью в темноте человека и по ужасу в его глазах пон€л, что он уже подозревает правду? –азве € не помню, как дружески заговорил с ним, подход€ все ближе и ближе с еще не остывшим ножом в рукаве? –азве € только вообразил, что и этот погиб от моей руки? „то он п€тилс€ от мен€ в угол, к стене, а € пригвоздил его к этой стене, и труп не упал, а сто€л передо мной. –азве € не видел, как вижу вас, этого сто€вшего передо мной на ногах мертвеца?

—лепой почувствовал, что он встал, и знаком попросил его оп€ть сесть на койку, но –адж не обратил на это внимани€.

- ¬от тогда-то мне и пришла мысль свалить убийство на него. я переодел его в мое платье и стащил по черной лестнице к пруду. –азве € не помню этот всплеск, когда € бросил его туда? –азве не помню, как в лицо мне брызнула вода и, когда € утирал его, мне казалось, что это не вода, а кровь?..

ѕотом € пошел домой. √осподи, какой это был долгий путь! я пришел к жене и все ей сказал. ќна упала, как подкошенна€. ј когда € нагнулс€ и хотел подн€ть ее, она оттолкнула мен€ с такой силой, что € отлетел прочь, как ребенок. ѕри этом она испачкала об мен€ руку кровью. „то же, и это все - только мо€ фантази€? –азве потом она на колен€х не покл€лась перед богом, что она и ее еще не рожденное дит€ с этого часа отрекаютс€ от мен€, и словами, которые заставили мен€ похолодеть - мен€, только что совершившего такое страшное дело! - приказала мне бежать, пока не поздно, ибо, хоть она мне жена и будет молчать обо всем, она не хочет жить со мной под одним кровом? » разве € не ушел в ту же ночь, отверженный богом и людьми, и не жил с тех пор, как выходец из ада, прикованный к нему цепью, брод€ по земле, насколько позвол€ла эта цепь, и зна€, что в конце концов она мен€ пот€нет обратно в ад?

- «ачем вы вернулись в јнглию? - спросил слепой.

- «ачем кровь красна? я не мог не вернутьс€, как не могу не дышать. я боролс€ с этим, но мен€ гнала сюда через все преп€тстви€ и трудности кака€-то неодолима€ сила. Ќичто не могло остановить мен€. ƒень и час были предопределены. —только лет мен€ во сне и на€ву преследовали призраки прошлого, и мысли мои возвращались к тому месту, которое должно стать моей могилой. «ачем € вернулс€? ƒа затем, что эта тюрьма ждала мен€, и он указывал мне на ее ворота.

- ¬ас не узнали? - спросил слепой.

- ћен€ двадцать два года считали мертвым. Ќет, мен€ никто не узнал.

- “ак надо было получше хранить свою тайну.

- ћою тайну! ћою? Ёту тайну могло нашептать люд€м каждое дуновение ветерка. ќна была в мерцании звезд, о ней журчала река и шелестели листь€ на деревь€х, о ней знали зима и лето, осень и весна. ќна мелькала в лицах, звучала в голосах незнакомых людей. ¬се, что мен€ окружало, как будто имело €зыки, с которых готова была сорватьс€ эта тайна. ћо€ тайна!

- Ќу, открылась-то она во вс€ком случае из-за ваших действий, - возразил слепой.

- » действи€ были не мои. я их совершал, но не по своей воле. ѕо временам мен€ что-то заставл€ло бродить и бродить без конца вокруг того места.  огда это на мен€ находило, никакие цепи не могли бы удержать мен€, € бы их разбил и пошел туда.  ак магнит прит€гивает железо, так убитый мною человек из своей могилы прит€гивал мен€, когда ему этого хотелось. „то же вы думаете, - и это мо€ фантази€? ƒа разве € по своей воле ходил в „игуэлл? –азве € не боролс€ с той силой, что гнала мен€ туда?

—лепой пожал плечами и недоверчиво усмехнулс€, а –адж снова сел, и оба долго молчали.

- —ледовательно, - начал слепой, прервав, наконец, молчание, - вы раска€лись, покорились судьбе и желаете примиритьс€ со всеми, в особенности с женой, котора€ вас до этого довела? ¬ы, как величайшей милости, ждете, чтобы вас поскорее отправили на виселицу? Ќу, тогда остаетс€ только с вами распроститьс€. я недостоин дружбы такого праведника.

- Ќо € же вам сказал, что боролс€, как только мог, с той силой, котора€ гнала мен€ сюда! - сердито возразил –адж. - –азве вс€ мо€ жизнь за последние двадцать восемь лет не была посто€нной борьбой и сопротивлением? „то же вы думаете - мне хочетс€ покорно лечь и умереть? ¬се люди бо€тс€ смерти, а € больше всех.

- ¬от это уже другой разговор. “ак-то лучше, –адж... впрочем, не буду больше вас так называть. “еперь вы рассуждаете здраво, - сказал слепой уже дружелюбнее и положил руку ему на плечо. - —лушайте, € никого не убивал, потому что ни разу не был в таком положении, когда это имело бы смысл. —кажу больше - € вовсе не сторонник убийств, € их не одобр€ю и никому не советую убивать людей, потому что дело это весьма рискованное, всегда рискованное. Ќо, поскольку вы имели несчастье впутатьс€ в такую историю до знакомства со мной и долгое врем€ были мне товарищем, полезным товарищем, € вам этого не ставлю в вину и не хочу, чтобы такой человек погиб без вс€кой надобности, - а сейчас в этом, по-моему, нет никакой надобности!

- Ќо что же мне еще осталось? - спросил узник. - Ќе могу же € прогрызть эти стены зубами?

- Ќу, есть способы полегче, - возразил слепой. - ќбещайте, что € не услышу от вас больше этого безумного бреда, дурацких фантазий, недостойных мужчины, и € расскажу вам, какой у мен€ план.

- √оворите, - сказал –адж.

- ¬аша почтенна€ супруга, женщина с такой чуткой совестью, строго добродетельна€, щепетильна€, но не слишком слепо обожающа€ вас...

- Ќу, что она?

- ќна сейчас в Ћондоне.

- ћне-то что? „ерт ее побери, где бы она ни была.

- √нев ваш пон€тен. ≈сли бы она не отказалась от пенсии, вы не очутились бы здесь, и нам с вами жилось бы лучше. Ќо дело сейчас не в этом. ќна в Ћондоне.  огда € был у нее, € нарочно сказал, что вы находитесь поблизости, чтобы легче было ее уломать, - € же знал, что она никак не жаждет свидани€ с вами. » это ее, видимо, сильно испугало - вот она и ушла из деревни сюда, в Ћондон.

- ќт кого вы это узнали?

- ќт моего друга, бравого старшины, знаменитого генерала и великого пустомели, мистера “эппертита.  стати, мы с ним виделись вчера, и он мне рассказал, что ваш сын, Ѕарнеби, названный так, конечно, не в честь своего родител€...

- —ами вы пустомел€! √оворите покороче.

-  ак вам не терпитс€! - сказал слепой все так же невозмутимо. - Ёто хороший знак - похоже на то, что вы ожили. “ак вот, вашего сына Ѕарнеби сманил от матери какой-то при€тель, знававший его еще в „игуэлле. » он пристал к бунтовщикам...

- ј мне что за дело? –азве мне легче будет, если со мной вместе повес€т и сына?

- ѕогодите, погодите, при€тель, - сказал слепой с хитрой усмешкой. - ”ж больно вы нетерпеливы! ƒопустим, € разыщу вашу супругу и скажу ей так: "¬ы тоскуете по сыну, мэм? ’орошо. ј € знаю, кто его сманил и где он. я могу вам его вернуть. ќчень хорошо. «а Ёто мен€ следует вознаградить, мэм, не так ли? ”слугу € взамен потребую ничтожную, вам она ничего не будет стоить - а это уж лучше всего. Ќе так ли, дорога€ леди?"

- „то это еще за шутки?

- ¬есьма возможно, что она ответит мне именно такими словами, и тогда € скажу: " акие уж тут шутки, миледи! „еловек, которого считают вашим мужем (трудно ведь установить истину после стольких лет), сидит в тюрьме по обвинению в убийстве, и жизнь его в опасности. Ќу-с, а на самом деле ваш муж давным-давно в могиле. » того джентльмена, что сидит в тюрьме, перестанут принимать за него, если вы будете так любезны за€вить под прис€гой, что муж ваш умер, объ€снив, когда и как, - всего несколько слов - и что этот арестант, хот€ он немного на него похож, - такой же муж вам, как €. ¬ашего показани€ вполне достаточно, чтобы уладить дело. ≈сли вы об€зуетесь дать его, мэм, € позабочусь, чтобы ваш сын (славный паренек!) был в безопасности, а после вашей пуст€чной услуги доставлю его вам здравым и невредимым. ≈сли же вы откажетесь исполнить мою просьбу, то, боюсь, сына вашего могут выдать власт€м, а тогда он несомненно будет приговорен к смерти. “ак что вы должны сделать выбор между его жизнью или смертью. ќткажетесь - его ждет виселица. —огласитесь - так еще не выросло то дерево, из которого сооруд€т ему виселицу, и не посе€на та конопл€, из которой совьют дл€ него веревку!"

- ј ведь в этом есть проблеск надежды! - воскликнул –адж.

- ѕроблеск! —кажите лучше - надежда, ослепительна€, си€юща€, как солнце в полдень! - подхватил слепой. - “сс! я слышу где-то вдалеке шаги. Ќу, прощайте пока и положитесь на мен€.

-  огда же € узнаю...

-  ак только у мен€ будут какие-нибудь новости. ћожет, уже завтра. —лышите, звен€т ключи: сюда идут, свидание окончено. —ейчас ни слова больше, иначе нас могут подслушать.

Ќе успел он это сказать, как ключ повернулс€ в замке, в дверь загл€нул один из тюремщиков и объ€вил, что посетител€м пора уходить.

- “ак скоро? - сказал —тэгг медовым голосом. - Ќу, ничего не поделаешь.  репитесь, дружище. ќшибка скоро разъ€снитс€, и вы оп€ть станете человеком. ≈сли бы этот благородный джентльмен проводил