ExLibris VV
Алексей Высоцкий

И пусть наступит утро

Содержание



ПРИКАЗ МИНИСТРА ОБОРОНЫ СССР

г. Москва

О зачислении Героя Советского Союза гвардии полковника Богданова Н. В. навечно в списки Коломенского высшего артиллерийского командного ордена Ленина, Краснознаменного училища имени Октябрьской революции.

 

Воспитанник училища гвардии полковник Богданов Н. В. в боях с немецко-фашистскими захватчиками проявил образец мужества, геройства и отваги.

С первых дней Великой Отечественной войны 265 корпусной артиллерийский полк, которым командовал Богданов, непрерывно громил врага и нанес ему значительные потери.

Особо высокое мастерство в управлении полком, организованность и личную храбрость гвардии полковник Богданов проявил при обороне городов Одессы и Севастополя. Только за два с половиной месяца боев за Одессу полком было уничтожено свыше 6000 вражеских солдат и офицеров, до 40 танков и подавлено более 10 батарей противника.

Находясь с орудиями в боевых порядках пехоты, Богданов умело руководил действиями артиллеристов, а в решающие периоды лично возглавлял воинов в контратаках и рукопашных схватках с гитлеровцами.

За героизм и стойкость в этих боях 265 корпусной артиллерийский полк был награжден орденом Красного Знамени и переименован в гвардейский.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 октября 1942 г. за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и отвагу гвардии полковнику Богданову Н. В. присвоено звание Героя Советского Союза.

В последующих боях с немецко-фашистскими захватчиками гвардии полковник Богданов пал смертью героя за нашу Родину, будучи командиром 20 артиллерийской дивизии РВГК.

Его беззаветная преданность социалистической Родине и верность военной присяге должны служить примером для всего личного состава Вооруженных Сил СССР.

ПРИКАЗЫВАЮ:

Героя Советского Союза гвардии полковника Богданова Николая Васильевича зачислить навечно в списки 7 батареи Коломенского высшего артиллерийского командного ордена Ленина, Краснознаменного училища имени Октябрьской революции

ДОВЕРИЕ

Две точки зрения

Командир 265-го корпусного артиллерийского полка майор Богданов, русоволосый, с аккуратным пробором, внимательно слушал собеседника.

- Ваш лейтенант Березин так и не освободил комнату, - говорил заместитель начальника гарнизона. - Дознание закончено, осталось передать дело в прокуратуру...

- Что же получается, - поднял брови Богданов, - с юнцом сами не в состоянии справиться? Темно-серые глаза майора с укором смотрели на собеседника.

- Это не первая провинность юнца. Мне рассказали о нем. Напрасно у вас в полку с ним так много возятся.

- Мало или много кто может подсчитать, когда речь идет о человеке? - Майор задумался. - В одном вы, бесспорно, правы, - сказал он после небольшой паузы, мы виноваты, мы обязаны были предотвратить это... И все же я согласен со старшим политруком Иващенко - в Березине действительно располагает искренность.

Майор встал из-за стола и, чуть сутулясь, подошел к окну. Солнечные лучи, пробившиеся сквозь густую крону каштанов, зеленевших за окнами, веселыми бликами заиграли на его гимнастерке, багрово-красными вспышками загорелись на шпалах петлиц.

- Поэтому вы против передачи дела в прокуратуру? - спросил собеседник, скользнув взглядом по невысокой, худощавой фигуре майора.

- Не только поэтому. Хотя искренность в человеке мне по душе.

- Так что же, какое решение: судить или простить?

- Прощать не надо, - отозвался Богданов, - он арестован командиром батареи на трое суток и еще на двое суток мной за другой проступок. Я думаю этого достаточно. Молодые командиры наш золотой фонд.

Майор вспомнил, как год назад в полк прибыла группа выпускников училищ. Одного из них ему рекомендовали адъютантом.

- Адъютантство, простите за откровенность, мне не по душе, - прямо заявил ему лейтенант. Это и был Сергей Березин.

Богданов не придал тогда особого значения его словам, но вскоре Березин снова попал в поле зрения командира.

В полку проходила проверка. Инспектирующий полковник сообщил Богданову:

- Получен сигнал. Командиры взводов жалуются. Оказывается, служа в полку, они забывают многое

Богданов удивился:

- Кто мог придумать подобное?

- Это сказал лейтенант Березин.

- Березин?! Хорошо, я проверю, - решил Богданов.

Вызванный им лейтенант рассказал все без утайки, и Богданов ясно представил себе, как это было.

Шла командирская учеба в дивизионе. Разбирали стрельбу с помощью самолета-корректировщика. Березин сидел задумавшись. Тема занятий была интересной. Сергею нравнлась работа летнаба. Воображение рисовало ему картину стрельбы, которую он, летнаб Березин, обеспечивает. Залп! Разрывы легли рядом с целью. Новый залп - цель накрыта. Сергею казалось, что он видит, как в воздух взлетели обломки бревен, имитирующих вражескую батарею.

- Лейтенант Березин, ваша команда? - вдруг доносится до него.

- Беглый огонь! - отвечает Сергей и, спохватившись понимает, что сказал не то.

Взрыв смеха.

- Вы знакомы со стрельбой с помощью самолета-корректировщика? - спросил проверяющий. Березин молчал. В ушах еще звучал обидный смех.

- Лейтенант Березин окончил нормальное училище, - пояснил инспектирующему командиру руководитель занятий, сделав ударение на слове «нормальное». - Он может не знать эту стрельбу.

- Почему вы молчите, лейтенант? - - повторил руководитель. - Доложите, сколько раз вы выполняли эту задачу?

«Много раз», - хочет сказать лейтенант, но вместо этого отвечает:

- Я знал эту стрельбу, когда окончил училище!

- А сейчас забыли? Выходит, деградируем? - жестко бросил Богданов.

- Разве у вас нет времени прочесть учебник? Вот этот. - И он показал Березину книгу, лежавшую перед ним на столе.

- А может быть, желания нет?

Сергей смущенно молчал.

- Я командир полка, - продолжал майор, - а вожу с собой в лагерь, как видите, все основные учебники...

- Вот что, лейтенант Березин, сейчас нет больше времени говорить с вами на эту тему. Решаем так: через неделю ровно в семнадцать часов ожидаю вас...

Проверку тогда Богданов устроил Сергею основательную. Майор даже улыбнулся сейчас, вспоминая об этом. Но главное - он убедился, что не ошибся в своих выводах. Стрельбу с самолетом, которую он дал лейтенанту, для проверки, тот провел образцово. Майор едва удержался тогда от похвалы. «Успеется еще», - решил Богданов. И правильно. Как оказалось, Березин снова «проявил характер»...

- Так что же мы решаем? - вслух спросил майор. - Предать его суду - значит отмахнуться от человека, пойти по линии наименьшего сопротивления. Мне думается, мы не имеем морального права так поступать. В народе говорят, что «даже дуги гнут с терпеньем и не вдруг».

- Как хотите, Николай Васильевич, а я был вынужден доложить об этом в штаб корпуса.

Богданов нахмурился:

- Поторопились немного, следовало бы нам получше разобраться.

Заместитель начальника гарнизона развел руками:

- Случай из ряда вон выходящий. Неповиновение. Скрывать нельзя. Да и вы сами в этом не заинтересованы. Потом неприятностей не оберешься. А разбираться можно до бесконечности.

Богданов покраснел.

- Скрывать, не скрывать? О чем вы говорите? Разве я об этом?.. Ну вот вы написали. Вроде как даже оправдаться нам помогли: дескать, все меры испробованы, воспитывали - не помогло...

Не помогло... Но перед своей совестью не оправдаешься.

- Вы что, Николай Васильевич, серьезно считаете, что Березина легко можно перевоспитать? - спросил заместитель начальника гарнизона.

- Легко или тяжело, я не взвешивал, а помочь нужно.

- Разве наказание на помощь?

- Если оно соизмеримо с виной, подчеркнул майор.

- А вы не задумывались над тем, что эти молодые люди приходят в армию добровольно?

- Думал.

- А о том, что и конфликтов больше всего возникает именно с ними, с молодыми?

- Хотите сказать, что это наша недоработка?

- Именно! - подтвердил майор.

- Жалеете, эначит, Березина?

- А вы?

- Нет. Жалость унижает человека.

- А вам не кажется, - негромко спросил Богданов, - что этот афоризм иногда оправдывает жестокость?

- Это не жестокость, а необходимость. Но я вижу, наш спор ни к чему не не приведет. Вы - командир полка. Лейтенант Березин - ваш подчиненный, и вы отвечаете за него.

- Я только считал своим долгом предупредить вас, что я доложил командиру корпуса, и, не скрою, мне жаль, что вы не захотели проявить твердость.

Богданов привык верить в людей, видеть и находить в них хорошее, помогать исправлять ошибки, избавляться от несвойственного им, чуждого, наносного. А его призывали сейчас отказаться от этого. Нет, с этим он согласиться не мог.

- Я думаю, что поступаю правильно, - сухо сказал Богданов.

- Сожалею, - поднялся собеседник, - но мы смотрим на дело Березина с разных точек зрения. Для меня главное - факты...

Буденный приехал!

Богданов молча курил. Его собеседник, старший политрук, временно замещавший комиссара полка, говорил о воинской дисциплине.

- Молодых командиров тоже можно понять, - Иващенко смотрел на командира полка спокойными серовато-зелеными глазами. Измаил не Днепропетровск. Здесь и пойти некуда.

- «Да, молодость, есть молодость», - думал майор. Он, в прошлом секретарь райкома комсомола, хорошо это знал. Понятно, Измаил не Днепропетровск. В городе, где теперь расположился полк, все было другим.

- Полк Богданова, охранявший границу по Дунаю, вытянулся вдоль реки. Третьему дивизиону повезло: он занимал крепость, которую когда-то штурмовали чудо-богатыри Суворова. Богданов провел здесь немало времени, с интересом рассматривая сохранившиеся турецкие редуты и бастионы. Изучив на местности все этапы штурма крепости, он однажды собрал всех командиров и провел с ними увлекательную экскурсию в прошлое. Пройдя по следам наступлений трех отрядов Суворова, Богданов показал командирам, где форсировала Дунай флотилия де Рибаса.

- Вот здесь, - рассказывал Богданов, - в ночь на одиннадцатое декабря тысяча семьсот девяностого года осадные орудия Суворова разрушили турецкие укрепления, положив начало штурму крепости..

- Командиры с интересом слушали Богданова. Потом они осматривали часовню, любовались колоколами, читая гордые слова, высеченные на них: «Отлиты из пушек, отбитых Суворовым у басурман».

- И все же, - проговорил Богданов, возвращаясь к теме разговора, - хотя я с вами и согласен, что к молодым командирам нужен особый подход, тем не менее и требовательность к ним мы снижать не должны. Наоборот...

- Товарищ майор! Разрешите обратиться, - прервал их разговор дежурный по полку. - Только что звонили из штаба корпуса. К нам выехал Маршал Советского Союза Буденный!

Богданов встал.

- Хорошо. Можете идти. Ну, я сейчас поеду встречать маршала, повернулся Богданов к Иващенко, а наш разговор мы еще продолжим.

Березин, только что отбывший домашний арест, столкнулся у ворот крепости со своим командиром, но Ришард прошел мимо, едва ответив на приветствие. Он, казалось, был чем-то возбужден.

Через минуту Березин уже знал причину оживления в крепости.

-Говорят, Буденного ждут, - сообщил Сергею всезнающий командир огневого взвода Гак. - Богданов выехал встречать его.

Сергей, не теряя времени, построил взвод и вывел его из монастыря за ограду. Возле Дуная саперные части возводили укрепления для береговых батарей. Березин еще несколько дней назад облюбовал окоп с ходами сообщения для занятий.

«Отличное местечко, - думал лейтенант, занимая окоп. Здесь нас никто не увидит». В соседнем окопе занимались разведчики. Дав задание помощнику командира взвода, Сергей подошел к ним.

На холме, неподалеку, появились люди.

- Вроде, начальство, - проговорил Сергей.

- Похоже на то, согласился лейтенант, обучавший разведчиков, и, наведя бинокль, воскликнул: - Буденный! Ей-богу, он! Точно, Сережа! Это Буденный! Что будем делать? - переполошился лейтенант.

- Продолжай занятия. Конспект у тебя есть, выглядишь ты, как новый пятиалтынный. Подойдут - доложишь.

- Ну нет, докладывать я не буду. Я растеряюсь.

- Куда ты? - пытался остановить его Сергей. - У меня ведь конспекта даже нет.

- Не могу, Сережа, - крикнул на ходу лейтенант и скрылся за изгибом траншеи.

Группа генералов и Буденный приближались.

Сергей обернулся и, словно только что увидев их, подал команду «Смирно», побежал навстречу маршалу. За несколько метров он перешел на строевой шаг и, приложив руку к фуражке, громко отрапортовал:

- Товарищ Маршал Советского Союза, взвод управления седьмой батареи третьего дивизиона двести шестьдесят пятого корпусного артиллерийского полка занимается спецподготовкой. Тема - взвод в наступлении. Командир взвода лейтенант Березин.

- Вот это воин! - улыбнулся Буденный и протянул лейтенанту руку. - Значит, наступаете?

- Так точно, - подтвердил Березин.

- На историческом месте... - задумчиво продолжал маршал. - А что вы, лейтенант, можете нам рассказать o штурме Измаила?

- О штурме? - едва веря своим ушам, переспросил обрадованный Сергей и тут же, боясь, что Буденный может передумать и спросить конспект, торопливо заговорил:

- К началу русско-турецкой войны тысяча семьсот восемьдесят седьмого года турки под руководством французских инженеров превратили Измаил в мощную крепость.. И английских, - вставил Буденный.

- Турецкий гарнизон, - продолжал, волнуясь, Сергей, - составлял тридцать пять тысяч человек. На одиннадцати бастионах, окружавших крепость, - Березин показал их, - русским войскам угрожали двести орудий.

- Смелее! - тихонько, по-дружески подтолкнул Березина один из генералов, сопровождавших маршала.

- Шесть дней длилась подготовка к штурму. Суворов наступал тремя отрядами - с запада, востока и юга. В каждом отряде было по три колонны. Отряд, наступавший с юга, форсировал Дунай. При штурме крепости особо отличилась колонна, которую возглавлял Михаил Кутузов. Имена героев штурма высечены на мраморной доске, установленной в часовне на территории крепости..

Возле обочины дороги остановилась синяя эмка Богданова. Майор подошел и представился маршалу.

- Молодец, лейтенант, - похвалил Березина маршал. - Вижу, для вас эти стены - не просто старинные камни, а памятник русской военной славы. Пожалуйста, продолжайте занятия. И Буденный, сопровождаемый Богдановым и генералами, направился в крепость.

В тот же день, как только Березин привел свой взвод с занятий в казарму, его вызвал к себе командир дивизиона капитан Ёрохин.

- Вы заступаете сегодня дежурным по полку, - объявил он лейтенанту.

- Я?!

- Да, вы. В шестнадцать часов к начальнику штаба полка на инструктаж. Все. Идите.

Березин был крайне удивлен: дежурство по полку - это большое доверие командиру взвода, а он только что был наказан.

Сергей не знал, что его фамилию назвал начальнику штаба сам Богданов, добавив при этом: «Людей нужно и наказывать и поощрять вовремя».

Березин был крайне удивлен: дежурство по полку - это большое доверие командиру взвода, а он только что был наказан.

Сергей не знал, что его фамилию назвал начальнику штаба сам Богданов, добавив при этом: «Людей нужно и наказывать и поощрять вовремя».

- Караул проверьте не менее двух раз, возьмите мою машину. Если успеете, проверьте и дальний караул. Здесь граница. Помните, - закончил инструктаж начальник штаба.

Березин провел развод караулов и направился в комнату дежурного по полку.

Когда стемнело, Сергей поехал на самый дальний пост. В ту ночь он трижды проверил посты и внутренние наряды.

- Ну и дежурный попался беспокойный, - говорили бойцы в караульном помещении.

Перед рассветом Березин заглянул на кухню, снял пробу с завтрака, похвалив поваров, усталый, но довольный добрался до дежурной комнаты.

"Посплю часок, - решил лейтенант, - впереди еще целый день, нужно быть в форме...» Едва он задремал, как его разбудил помощник:

- Начпрод пришел, спрашивает, куда ехать машинам - в Рени или в Болград?

- А я откуда знаю? - удивился Сергей.

Начальник продовольственного снабжения полка пояснил:

- Вчера из штаба полка было отдано приказание подготовить две автомашины с прицепами. А куда ехать - обещали сообщить дополнительно. Я полагал, что дежурному по полку известно.

- Ничего не слышал об этом. Возможно, отменили рейс? - предположил Березин. - Начальник штаба лично меня инструктировал. Не может быть, чтобы он не сказал мне об этом.

- Наверное, отменили, - согласился начпрод. - узнаю утром.

- Как хотите, - отозвался лейтенант и, проводив до дверей начпрода, снова улегся и на этот раз крепко уснул. Через час Сергей встал, умылся холодной водой и, приведя себя в порядок, пошел встречать командира полка.

Первым пришел начальник штаба.

Лейтенант представился ему и доложил, что караулы проверены.

- Хорошо, кивнул капитан. Машины в Болград ушли?

- Нет, вас ожидает начпрод. Он хотел уточнить, куда ехать.

- Как куда ехать?! - нахмурился капитан. - Машины должны быть уже на месте. Почему вы не проследили?

- Я ничего об этом не знал, - попытался оправдаться Бсрезин.

- Дежурный, и ничего не знал...

- Мне никто не сказал об этом, повторил Сергей, - а даром предвидения я не обладаю, - вырвалось у него.

- Что?! - рассердился капитан. - Вы будете строго наказаны.

- Это не моя вина, - пробормотал лейтенант.

- Не ваша? А чья же? - поднял брови начальник штаба.

- Того, кто знал об этом и не передал мне, - выпалил Сергей.

Он сразу же спохватился, что опять сказал лишнее. Но было уже поздно. Несколько секунд начальник штаба удивленно смотрел на лейтенанта, словно услышал что-то невероятное, и, переведя дыхание, произнес:

- За расхлябанность и разболтанность вы отстраняетесь от дежурства. Ожидайте замены, - капитан круто повернулся и почти побежал к штабу полка.

- «Ну здесь я уже действительно не виноват, - оправдывался перед собой Сергей. Просто мне не везет». Он не успел как следует разобраться в случившемся, как увидел Богданова.

- Полк, смирно! скомандовал лейтенант и отдал рапорт.

Командир полка прошел с ним по территории штаба, расспрашивая о подробностях проверки караулов и службы наряда. Они дошли до кабинета Богданова.

- Идите, продолжайте службу, - сказал майор.

- Разрешите доложить? - неуверенно обратился Сергей. - Вышло недоразумение... И он рассказал Богданову о том, что произошло с отправкой машин.

Широкие брови майора сдвинулись к переносице.

- Я попрошу начальника штаба выяснить, кто виноват в этом, - сказал майор. - Идите.

Лейтенант вышел, а через час его вызвал начальник штаба полка.

- Я установил, что вы не виновны в несвосвременном выходе автомашин, -- объявил Березину капитан.

- Разрешите идти? -- обрадовался лейтенант.

- Погодите. Остается еще ваше дерзкое поведение...

«Все-таки отстраняет», - екнуло сердце.

- Вы заслуживаете строгого наказания, - продолжал капитан - но, учитывая образцовое выполнение обязанностей дежурного по полку в эту ночь, ограничусь, замечанием. Надеюсь, что вы сами сделаете выводы. Идите.

Вечером, сдав дежурство, Березин вышел на улицу.

"Пойду к Иващенко", - решил лейтенант. Сергей уважал старшего политрука и бывал у него много раз. И он и его жена Любовь Ивановна всегда радушно встречали его.

- Стало быть, снова в историю влип? - спросил Иващенко, держа на коленях двух дочерей, третья сидела рядом, а четвертая, совсем маленькая, видимо, уже спала - Эх, Березин, Березин! Так и просишь ты березовой каши.

- Вроде как бы вырос из этого возраста, - уныло отшутился лейтенант, деля между девочками конфеты.-А как поступили бы вы на моем месте?

- Не лез бы на рожон, а обратился...

- К господу богу, - зло подхватил Сергей. - Легко рассуждать, как уберечься от холода, лежа в теплой постели под пуховым одеялом.

- Ты к чему это?

- Все к тому же. Вроде вы не знаете, что прав тот, у него больше прав. Начальник всегда поддержит начальника. Субординация...

Ну не скажи, Сережа, - твердо возразил Иващенко, - с этим я согласиться не могу.

- Ваше дело. А я уверен в этом, - запальчиво заявил Сергей.

- Как же тогда сегодняшний случай с твоим дежурством?

Березин развел руками:

- Бывают, конечно, и исключения.

- Ты, Сережа, сам себе противоречишь...

- Оставь ты в покое парня, - вмешалась жена старшего политрука. - Садитесь-ка лучше к столу. Пельмени остынут. А Сергей совсем отощал, весь измаялся. - Ее добрые глаза участливо смотрели на Березина...

Разговор по душам

- Ты, Коля, совсем как квартирант, - корила Мария Ивановна мужа погожим воскресным утром. - Уходишь чуть свет, а когда возвращаешься, мы уже спим. Ждем, ждем воскресенья, а приходит оно - и ты опять занят. Вот сегодня тоже, небось, убежишь от нас?

Богданов подошел к жене и ласково обнял ее за плечи:

- Нет, Манечка, сегодня я целый день с вами. Пойдем вместе к Дунаю, а вечером послушаем музыку. Какие мне, Манечка, пластинки из Ленинграда прислали! Сюрприз! До вечера не покажу.

- Неужели целый день будешь дома? - недоверчи во переспросила жена. - И никуда тебя не вызовут? Вчера ты тоже обещал, что не задержишься. Суббота ведь была, а пришел уже к остывшему ужину.

- Что поделаешь, - сказал Николай Васильевич. - Вчера меня задержало непредвиденное дело. Так не хотелось разбираться в нем, а вот пришлось... Жалобщица тут у нас одна объявилась.

- Да, знаю эту историю, - проговорила Мария Ивановна неодобрительным тоном. - И кто не энает-то? Ведь на каждом перекрестке поносит своего мужа. А я еще вчера заметила, что ты пришел расстроенный.

- Это ты, Манечка, сразу замечаешь... Но кроме этого дела есть еще и другие. И самое печальное из всех, пожалуй, предстоящий разбор дела Березина. Если подойти к делу формально, то действительно есть за что ругать Березина.

- Но ведь ты, Коля, всегда был против формального подхода к делу. А что он натворил, этот ваш Березин?

- Не освободил комнату. Занимает-то он комнатушку совсем крохотную, но вот к капитану из стрелкового полка семья приехала, жить негде. А наш - в амбицию. Вмешался штаб, поддержал капитана, а за Березиным и другие грешки водятся...

- И что же, теперь его осудят?

- Нет, этого я допустить не могу, хотя согласен, что наказать его следует, и крепко.

- За молодыми нужен глаз да глаз, - сказала она. - Вот даже наш Борис и то без тебя балуется. А ты и не спросишь. Придешь домой и сразу в газеты уткнешься, будто тебя и нет. В комнату вбежал раскрасневшийся сын.

- Легок на помине, - улыбнулся отец.

- Пап, а на Дунай рыбачить пойдем?

- Пойдем, сынок. Только вот мама тобой недовольна. Балуешься, наверное?

- Я? Нет! - уверенно ответил Боря.

- Смотри, - - пригрозил пальцем Николай Васильевич - а то, как подрастешь, я тебя в адъютанты возьму да так, брат, вымуштрую - по струнке будешь у меня ходить.

- А я хочу в адъютанты, - серьезно ответил мальчик - Буду артиллеристом, как ты. Я буду маму и тебя во всем слушаться.

- Чтобы стать артиллеристом, Боря, мало одного желания, - пряча улыбку, строго сказал отец.

- Коля, я готова! - донесся голос Марии Ивановны из соседней комнаты.

- Ладно, Боря, - поднялся он, - отложим наш разговор до завтра, а сейчас собирайся, пойдем на речку.

Весь этот безмятежный день они провели на Дунае.

Вечером, уложив Борю, супруги пили круто заваренный, как любил Николай Васильевич, чай и слушали вальсы Штрауса, записанные на двух пластинках, которые прислали друзья из Ленинграда. Это и был обещанный жене сюрприз.

Поздно вечером Богданову позвонил комиссар полка. - Завтра приедет комиссар корпуса, - сообщил он, - сам решил на месте ознакомиться с делом Березина, как вы и просили.

Ровно за десять минут до начала занятий во дворе появилась синяя эмка Богданова. Командир принял рапорт дежурного по дивизиону и, поздоровавшись, прошел в штаб. Через десять минут прозвучал сигнал "На занятия". Березин ваял командирскую сумку, планшет и зашагал к миниатюр-полигону.

Разыгрывалась оборона. Стрелял командир восьмой батареи. Поторопившись, он допустил ошибку в расчетах.

- Неудовлетворительно! - объявил капитан Ерохин.

Богданов молчал, не вмешиваясь в действия руководителя. Он сидел, полузакрыв глаза, но Березин видел: командир полка реагирует на каждую поданную команду. Капитан объявил новую вводную, и Сергей понял, что стрелять будет командир его батареи. Задача была очень сложной.

Ришард считался артиллерийским асом и был награжден знаком «За отличную артиллерийскую стрельбу». Свитковский тоже понял, что стрелять будет он, и спокойно готовил планшет, на котором была нанесена точка стояния его орудий.

- Вводная! - вдруг объявил Богданов, когда командир батареи скомандовал: «Зарядить!»

Сергей оторвался от своих мыслей. Командир полка, видимо, решил как-то усложить стрельбу.

- Командир батареи ранен! - продолжал Богданов. - Его заменит командир взвода управления.

«Я, что ли?» - не сразу сообразил Березин. Сегодня стреляли командиры батарей. Взводные приглашались лишь для тренировки. Стрельба на высоких разрывах. «Сейчас мы проверим, что вы за герой!» - словно говорил взгляд Богданова. Измеритель задрожал в руке лейтенанта. «Хуже, чем есть, быть не может, - мысленно успокаивал себя Сергей. - До суда докатился...»

- Шесть снарядов, тридцать секунд - выстрел, огонь! - скомандовал он, стараясь взять себя в руки.

- Здорово! - шепнул Таиров, подтолкнув Березина в бок, когда тот закончил стрельбу.

- Ориентир три, влево один двадцать - атакующая пехота, - дал новую вводную командир полка.

Снова и снова давал вводные Богданов.

Миниатюр-полигон все чаще сверкал огоньками, имитирующими выстрелы вражеских батарей и разрывы снарядов орудий Березина.

- Стреляющий командир взвода управления лейтенант Березин с задачами справился, - скупо отметил Богданов на разборе. Зато стрельбу командира, получившего неудовлетворительную оценку, он разобрал по косточкам.

- Перерыв! - объявил майор, окончив разбор.

Березина окружили взводные.

- Хорошо, Сережа, - похвалил Иващенко, подойдя к ним, и, хитро щуря зеленоватые глаза, добавил: - Хорошо, говорю, что не засыпался.

Через несколько минут Сергея вызвали в штаб полка. Комиссар корпуса - грузный седой человек с ромбами в петлицах гимнастерки - встретил Березина внимательным взглядом слегка раскосых темных глаз.

- Ну, лейтенант, рассказывайте, - сказал он, поздоровавшись.

Сергею стало не по себе под этим взглядом, который словно спрашивал: «А что у тебя, парень, внутри?..» Папка дознания, лежавшая перед комиссаром, уже сделала, наверное, свое дело. Березин молчал.

- Да вы, я вижу, не особенно разговорчивы? Ну а в армию пошли по призыву или добровольно?

-Добровольно, - ответил Сергей и подумал: «Сейчас спросит, кто отец, мать».

Но бригадный комиссар не спросил.

-Добровольно, значит, - повторил он как будто в раздумье. - Вот и у меня младший в танкисты решил податься. Я сказал ему: «Ты подумай хорошенько, все взвесь. Иди, если силу в себе чувствуешь». Вы же знаете лейтенант, служба, как говорится, не мед. Не каждому она по плечу, слабых не любит.

Сначала Березин отвечал односложно, но потом незаметно для себя втянулся в беседу.

Говорить с комиссаром корпуса было интересно и легко. Речь шла о вещах, понятных и близких Сергею. Нет, это не был разговор начальника с подчиненным. Опытный пожилой человек, хорошо знавший жизнь и службу, говорил с младшим товарищем, не навязывая ему своей точки зрения. Разговор наконец коснулся стычки с капитаном из-за квартиры, и Березин честно рассказал обо всем комиссару корпуса.

В кабинет вошел Богданов.

- Вы правы, Николаи Васильевич, - сказал ему комиссар корпуса. - Я разделяю ваше мнение. Лейтенант Березин допустил серьезные ошибки, но он осознал свою вину. Надеюсь, урок пойдет ему на пользу. - А это дело, - он кивнул на папку с материалами дознания, - закрыть. Как вы п просили. - Бригадный комиссар поднялся и, протянув руку Богданову и лейтенанту, тяжело ступая, вышел из комнаты.

Богданов обошел письменный стол, сел на стул, где только что сидел комиссар корпуса, напротив Сергея и внимательно посмотрел на него.

"Значит это я ему обязан заступничеством", - подумал глядя на майора.

- Лейтенант Березин, - негромко сказал Богданов. - Выслушайте и запомните. Я хотел бы, чтобы вы поняли, что невыполнение вами приказания давало основание привлечь вас к строгой ответственности. Но мы этого не сделаем, потому что верим вам, верим в то хорошее, что в вас есть, верим в то, что вы сможете стать настоящим командиром. Доверие это нужно будет оправдать. Надеюсь, что вы это сделаете.

НАКАНУНЕ

Подготовка к инспекторской

Осень, словно рыжая лиса, кралась по земле. Багровели закаты, предвещая холодные ветры. Раньше обычного сгущались сумерки. В полку Богданова закончились взводные и батарейные выходы. Майор видел, как подтянулись люди. Скоро инспекторская... Традиционный экзамен с боевой стрельбой.

- Так вы говорите, не подведут орлы? - спросил Богданов, выслушав доклады командиров из штаба полка, проверявших подготовку дивизионов к инспекторской. - У меня тоже сложилось такое мнение, особенно мне понравились занятия в первом дивизионе по управлению огнем. Дивизионы здорово подтянулись. А мы-то сами отстали. Управление огнем полка у нас отработано недостаточно хорошо. А это важный момент в подготовке полка. Решаем так: один раз в десять дней тренировку со штабом полка будет проводить начальник штаба и один раз в месяц с привлечением штабов дивизионов - я. Время еще есть, нагоним. А что дивизионы заставляют нас подтянуться - это хорошо. Значит, не подведут на инспекторской.

- Не подведут, - подтвердил заместитель. - Вот Березин, заметно переменился. Большое дело - ответственность! Вам Иващенко рассказывал, как Березин командует батареей?

...После осмотра казарм Березин, как обычно, заглянул в артиллерийский парк. Ночью прошел дождь, было сыро, на орудиях сверкали капли влаги, и только второе орудие было насухо вытерто.

- Вызовите ко мне Гака, - приказал Сергей.

«Подводит Галактион, - вздохнул он, - придется нажать на него». Ему не хотелось начинать исполнение обязанностей командира батареи разносом, во Гак должен понять его положение. «Вот если бы на месте Гака оказался Сериков... Да, Коля поддержал бы меня», - думал Сергей.

В воротах артиллерийского парка появился Гак. Отдуваясь от быстрой ходьбы, он протирал платком гладко выбритое лицо, покрытое мелкими каплями пота.

- По вашему приказанию! - доложил Гак. Его круглое лицо воплощало само добродушие.

- Орудия видели? - произнес Березин.

- Орудия? - насупился Гак. - А як же...

- Грязные они, - негромко сказал Сергей.

- А когда ты взводом командовал, чистые были?

Сергей оторопело посмотрел на командира взвода. Гак напомнил ему о его грехах.

Такого не было.

- Было, - повторил Гак. «Ох какой ты, брат, прыт- кий » - говорили его глаза.

Мы с тобой друзья или нет? - спросил Сергей.

То як ты сам хочешь, - уклончиво ответил Гак.

- Тогда давай договоримся: будем начинать службу c орудийного парка. Знаешь, как говорит Богданов: "Пушки - это знамя батареи».

Вот об этом случае, который Сергей не утаил от Иващенко, рассказал сейчас заместитель командира полка по политической части.

Богданов улыбнулся.

- Я действительно сказал так на сборах командиров батарей. - Майор старательно раскурил погасшую папиросу. - Это хорошо, что Березин старается. Значит, мы верно определили, что ключ к этому строптивому на вид лейтенанту - доверие.

Доверие! Сергей меньше всего ожидал, что ему, Березину, командиру взвода с далеко не лучшей репутацией, окажут это доверие. Особенно в тот день, когда он, будучи наблюдающим по батарее, приехал к подъему и увидел, что Ришард уже там. «Проверяет, как являются взводные», - подумал Сергей.

Но командир батареи был настроен благодушно.

- Как поживаете, Березин? Вам ничего не снилось? - спросил Ришард.

- Нет, ничего. А разве что-нибудь произошло?

- Ничего, если не считать того, что я уезжаю в Ленинград.

- В отпуск?

- Нет, на высшие курсы. На шесть месяцев, - добавил довольный Ришард, увидев, как вытянулось лицо Березина.

Сергей знал, что на курсы посылают лучших командиров.

- Это здорово, - пробормотал лейтенант, подумав о том, кто же будет командовать батареей эти полгода.

- Временно исполняющим обязанности командира батареи будете вы.

- Я?! - удивился Сергей. Он знал, что в ближайшее время будут проводиться учения с боевыми стрельбами. «Нет, Ришард просто разыгрывает меня».

- Не удивляйтесь, - сказал Свитковский. - Кого-то ведь нужно оставить за командира батареи? Что же вы молчите? Может быть, не надеетесь на себя? Боитесь, что провалите стрельбы? А я, откровенно говоря, считаю правильным это решение, - продолжал он. - Ведь назначь я кого-либо другого, например Гака, могли бы возникнуть трения, вы бы, глядишь, не подчинились ему, а Гак человек покладистый...

«Значит, главная причина - опять боязнь, как бы я чего не выкинул...»

- Напрасно вы думаете, что я бы не подчинился Гаку, - сказал Сергей. - Возможно, я не всегда был добросовестным взводным, но товарищей я никогда не подводил. А вдруг я вас подведу? - неожиданно спросил Сергей. - Нет, не нарочно, конечно, я имею в виду, что могу не справиться...

- Богданову говорили об этом, - признался Свитковский. -Ну а он что? - покраснел Сергей.

- Нет, говорит, не подведет, я ему верю. -Так и сказал? - переспросил Сергей, стараясь не выдать своего волнения.

В этот день Сергей не шел, а буквально летел домой. Командир полка верит ему. Нет, Богданова он, Березин, никогда не подведет. Никогда!

Боевая стрельба

Весть о том, что полк будет проверять не корпусная и даже не окружная комиссия, как обычно, а инспекция из Москвы, Богданову сообщил начальник артиллерии корпуса полковник Рыжи,

- Ну, Николай Васильевич, на ваш полк, как говорится, вся Москва смотреть будет, - сказал он. - Я надеюсь на вас.

- Постараемся, - коротко ответил майор.

- Это серьезный экзамен, - говорил он в тот же день командирам дивизионов. - Такого мы еще не держали. Приведите все в состояние боевой готовности, проверьте все звенья, каждую мелочь.

- Я думаю, сегодня нас вряд ли потревожат, хотя Рыжи передал мне, что инспекция уже выехала к нам, - сказал Богданов, оставшись вдвоем с начальником штаба - А завтра уже нужно ожидать тревогу.

Но Богданов ошибся: на рассвете его разбудил связной.

- Боевая тревога! - доложил боец.

Николай Васильевич быстро оделся и, поцеловав жену, поспешил к машине.

- Пожелай мне, Манечка, ни пуха ни пера, - пошутил он.

На улице было сыро и неуютно. С реки дул ветер. Дунай бугрился, наливаясь густой синевой.

«Даром что река, - подумал майор, - а вот тоже, как человек, чувствует приближение холода».

Над рекой ползли косматые тучи.

-Дождь будет, - озабоченно произнес Богданов, глядя на затянутый мрачными облаками горизонт.

Богданова обогнала машину, в которой сидели командиры из третьего дивизиона. Богданов узнал Таирова, Гака и Березина. Ему бросилось в глаза какое-то непривычно заостренное, сосредоточенное лицо Березина - Волнуется, наверное, - подумал он. - Ведь тревога означает выезд на боевые стрельбы, в которых ему придется участвовать как командиру батареи. Сегодня лейтенанту придется выступить в роли организатора стрельбы и стрелка. А стрельба - это искусство, основанное на глубоких знаниях теории и правил. Как-то Березин справится с этой ответственной ролью?» Но тут же Богданов с уверенностью сам ответил сам себе: «Разумеется справится, ведь другие же справляются... А я? Я ведь тоже когда-то волновался перед своими первыми боевыми стрельбами. И что же? Старший лейтенант Богданов отстрелялся на «отлично».

Машиина миновала ворота крепости и въехала во двор.

Через десятъ минут все три батареи дивизиона вышли из крепости. Впереди двигалась батарея Березина. Газик лейтенанта, обгоняя тракторы, набирал скорость. За окном кабины моросил дождь.

- Орудия идут! - вдруг произнес водитель.

Лейтенант прислушался. Нарастал монотонный гул. Сергей посмотрел на часы. «Железный взводный, - подумал он о Гаке, - молодец!»

Машина вновь выехала на основную дорогу и помчалась вперед.

«Главное - успеть развернуть наблюдательные пункты, - думал Сергей. - Это альфа и омега учений».

Оставив автомобиль в лощине, Березин с разведчиками и радистами пополз на высоту.

- Ройте здесь, - показал бойцам лейтенант, а сам вполз в небольшое углубление, в котором устроилась радиостанция.

- «Волга»! «Волга»! Я-«Волга-один», - повторял радист. - Отвечайте. Как слышите? Даю для настройки: один, два, три...

Едва они закончили последние приготовления, как впереди слева сверкнуло пламя и донесся глухой звук взрыва, имитирующего выстрел вражеского орудия.

- Ориентир пять! Влево один сорок! - доложил разведчик.

«Началось!» - подумал Сергей, нанося цель на карту.

Имитация огневой деятельности противника продолжалась около двух часов. Моросящий дождь перешел в ливень. Все вокруг затянулось серой мглой.

«В такую погоду и хороший стрелок завалится, - подумал Сергей. - Разве оценишь точно отклонения при стрельбе?»

В ходу сообщения окопа с наблюдательным пунктом появились Богданов и командир дивизиона. Командир полка был в плаще с поднятым капюшоном, с которого стекали струйки воды. Березин представился и доложил, чем занята батарея.

- Хорошо, - кивнул майор и стал проверять данные ночной разведки.

- Вы готовы к стрельбе? - спросил он через несколько минут у Березина.

- Готов! - коротко ответил лейтенант.

- Учтите, одна из батарей дивизиона, возможно ваша, проведет пристрелку репера для всех.

- Я наметил восьмую, - заметил Ерохин.

Богданов пожал плечами:

- Я бы рад был, но полковник Рыжи интересовался стажем командиров батарей. Боюсь, он обойдет «зубров».

«Вот это штука, - подумал Сергей, когда они ушли, - значит, по моей стрельбе, может быть, будут судить о всех... Да, конечно, от точности пристрелки будет зависеть стрельба полка. Неужели стрелять буду я?» - Он был обрадован и растерян.

«А как чувствовал бы себя сейчас Ришард, будь он на моем месте? - подумал Сергей. - Наверное, спокойно. Но ведь он - артиллерийский ас и провел не один десяток стрельб».

Погода менялась.

Сергей едва успевал делать перерасчеты.

- Двадцать третьему, громко произнес телефонист. Это был позывной Березина. - Произвести пристрелку репера. Пунктам сопряженного наблюдения дивизиона обеспечить стрельбу. Пристрелочные данные доложить.

Это была именно та команда, которую ждал и боялся Сергей. Поручив вычислителю закончить расчеты, он сел у стереотрубы и скомандовал:

- Стрелять первому орудию!

На наблюдательный пункт пришел посредник, один из инспектирующих, и записал команду, поданную лейтенантом. Сергей знал, что с этого момента каждое его слово будет фиксироваться с протокольной точностью.

- Выстрел! - доложил телефонист. «Недолет», - понял Сергей, которому показалось, что разрыв был на уровне цели. Он нанес положение разрыва на график и подал вторую команду.

- Выстрел! - снова доложили с огневой. Стрельба складывалась удачно. Цель была захвачена в узкую вилку. Оставалось выяснить, где проходит средняя траектория, чтобы после этого совместить ее с целью. Лейтенант ввел коррективы:

- Четыре снаряда, тридцать секунд - выстрел.Огонь! Стой! Отставить. Левее ноль-ноль пять, правее ноль-ноль пять!

Корректура была введена не в ту сторону. Первый снаряд, выпущенный по ошибочной команде, разорвался далеко от цели. Невозмутимый посредник продолжал молча записывать.

- «Волга», что случилось? - запросил штаб дивизии, но Сергей молчал, крепко сжимая руками бинокль.

- Двадцать третьего к телефону! - передал телефонист.

- Сейчас, - негромко сказал Сергей.

Второй разрыв, словно гигантский куст, развернулся у мельницы, избранной репером. Третий перелетел через нее.

- Ух! - воскликнул разведчик. - Цель, - поправился он, когда четвертый снаряд разворотил верхушку мельницы.

Вводные следовали одна за другой. Обеспечивая наступление пехоты, полк вел сосредоточенный огонь тремя дивизионами, подавляя одну «вражескую» батарею за другой.

-Пехота достигла отметки девяносто и три десятых, - передал телефонист.

«Меняем боевой порядок», - понял Сергей.

Бойцы кубарем скатывались с высоты, сматывая на ходу линию связи. Сергей едва догнал разведчиков, несших на плечах приборы для наблюдения, спрятанные в чехлы, и, вскочив на крыло грузовика, помчался вперед, указывая шоферу дорогу..

Березин первым доложил о готовности на новом рубеже и открыл огонь, держа связь с огневой по радио.

Командир дивизиона дважды вызывал огонь, сосредоточивая его для поражения различных целей. Оба раза батарея Березина открывала огонь второй, но снаряды ложились точно.

Потом наступила пауза.

- «Барс», внимание! - услышал наконец Сергей. Это был позывной полка.

- «Барс», огонь! - скомандовал Богданов, и все увидели, как на месте одинокой сосны, росшей на лысой вершине, вдруг поднялся громадный столб огня и дыма.

- «Барс», верно! - передал Богданов. На этом учение закончилось. Генерал Парсегов, руководивший инспекцией, крепко пожал руку Богданову.

- Благодарю вас, - сказал он, - за отличную подготовку полка.

- Отбой! - вскоре передал Богданов и направился вниз к машине. Первым выехал генерал Парсегов.

По обеим сторонам дороги мелькали знакомые пейзажи. Богданов молчал. Этот день, к которому так кропотливо и долго готовился полк, оказался таким коротким. Позади были и неудачи, и сомнения. А сейчас его переполняла радость.

«Да, - думал командир полка, - месяцы, годы работаем мы, тренируемся, придираемся к самим себе и своим подчиненным, а потом наступает этот день, день ответственного экзамена, и если мы хорошо сдаем его, то радость заслоняет все обиды и разочарования, которые тревожили или огорчали нас ранее». И тут же Богданов поймал себя на другой мысли: «Ведь и этот экзамен нужен только для того, чтобы с честью выдержать другой, суровый и страшный экзамен, от которого, по-видимому, все же не уйти, - экзамен войны...»

Переезд в Гнаденталь

Проходила зима. Весна обещала быть ранней. Богданов был очень занят. Он уточнял мобилизационный план. Теперь в каждой батарее было по два комплекта орудий. Менялась и дислокация полка. Ему было жаль оставлять Измаил. Маленький провинциальный городок успел полюбиться. Правда, климат здешний был непривычно мягок. Вот и сейчас моросил дождь.

«Этому краю еще бы зиму», - думал Богданов. Он любил зиму. Любил снег, к которому привык с детства.

Машина Богданова подъехала к крепости. Майор вышел и, приняв рапорт дежурного, пересек двор. Навстречу ему двигались два строя. Богданов остановился и засек время. Круг по двору занял у батареи около трех минут.

«Так и должно быть, -- майор проводил строй глазами. - Если сложить время прогулок, то за неделю наберется около двух часов дополнительных занятий по строевой подготовке. Отлично!»

Богданов знал: в полку были и недовольные.

Гак, например, называл это муштрой.

«А сейчас, кажется, и Гак приобрел более молодцеватый вид», - подумал майор, проводив взглядом младшего лейтенанта.

Из казармы вышел старший политрук Иващенко.

- Вы точны, - посмотрев на часы, заметил майор, - сейчас поедем.

- Меня о переезде все спрашивают, - сказал в машине Иващенко. -Я объявил командирам дивизионов, - ответил майор, - скоро переедем. Сейчас в селе Гнаденталь, где мы разместимся, комиссия работает: пожелавших уехать немцев-колонистов готовят к эвакуации в Германию. Переедем, возможно, к новому году.

Богданов не ошибся. Первого января начался переезд из крепости. Автоколонна и орудийные поезда вышли сразу после обеда, за ними красноармейцы - строем, во главе с командирами.

- Шагом марш! - подал команду Богданов и, бросив прощальный взгляд на часовни, на тополя, зашагал во главе полковой колонны.

Падал мокрый снег, забивался под воротники шинелей.

- Гнилая погода, - пожаловался кто-то. Богданов шел молча. Он думал, каким будет начавшийся год. Позади оставались знакомые села. Бойцы тяжело ступали по жидкому месиву грязи, озябшие и промокшие. Вот колонна прошла мимо маленьких аккуратных домиков и остановилась возле кирхи.

- В кирхе будет клуб полка, - сказал Иващенко.

- А я думал, богу будем молиться, - сострил Гак.

Богданов отвел каждому дивизиону по нескольку домиков. Оказывается, в первом, как, впрочем, и в остальных, нет электрических лампочек. Колонисты захватили их вместе с другим имуществом.

- Лампочек в Германии не хватает, - шутят бойцы. -Будем устраиваться, - говорит Богданов. - Пойдемте, я покажу вам место, где расположить орудия.

На месте будущего артиллерийского парка третьего дивизиона - месиво грязи.

- Придется возить гравий, - замечает командир полка и уходит дальше.

«А где его столько взять? - думает Сергей. - Сюда не один десяток прицепов гравия нужно. Работенка...»

- Большая работа, - словно угадал его мысли Ерохин, - но я полагаю, седьмая батарея с этой задачей справится.

- Капитан повернулся и Березину: Восьмая батарея оборудует казармы. Девятая строит площадку для спортивных снарядов.

Десять дней подряд Сергей приходил в парк чуть свет и уходил последним. Командир дивизиона также бывал здесь по нескольку раз в день. А сегодня пришел Богданов. Березин доложил командиру полка, как спланирован парк, показал вход, заправку и выход машин и тракторов. Майор остался доволен. Сергей понял это, когда командир полка стал расспрашивать его о деталях строительства.

- И когда закончите? - спросил Богданов.

- Через неделю, - пообещал Сергей.

- «Приедет!» - подумал он и не ошибся. На открытие парка Богданов приехал одним из первых. Воскресный день выдался ясный, солнечный, как по заказу. На большой утрамбованной площадке отчетливо выделялись ярко-красные подставки, на которых стояли орудия. Слева от них выстроились расчеты. На торжественном открытии артиллерийского парка командир дивизиона объявил благодарность Березину; затем были проведены соревнования огневиков.

Богданов улыбался. Восьмитонные орудия по команде «К бою!» поворачивались, как волчки, и поражали цели. Лучшие результаты показали огневики девятой батареи.

- Ничего, Серега, - успокаивал друга Сериков, - я тебе подмогу. Месяц - и гарантирую: Гак побьет Таирова.

И побил бы, возможно, но приехал Свитковский и не поддержал затею Березина.

Новый командир батареи

Наступил апрель. С юга прилетели теплые ветры, по камням запрыгали ручейки.

За окном квартиры Богданова качались голые ветки сирени. Тугие, блестящие почки густо облепили их.

Казалось, еще миг - и зеленые язычка листьев побегут по веткам.

- Вот и весна, Манечка, - говорил Николай Васильевич жене, - а в поле какая сейчас благодать! Каждый день бы ездил.

- Одержимый ты у меня, Коля, - улыбаясь отвечала жена, - ведь только о службе и думаешь.

- Ну уж не всегда и не только. А сейчас признаюсь: да. Хочу повысить полевую выучку полка. Ты не представляешь себе, как это важно.

- Почему не представляю? Представляю. Я ведь жена командира. И твои дела для меня не чужие. Слушай, Коля, а правда, что того лейтенанта, которого в прошлом году хотели судить, а ты отстоял, сейчас назначают командиром батареи?

- Правда, Манечка, правда. Разве «женский телеграф» допускает когда-нибудь ошибки? - пошутил Николай Васильевич и уже серьезно добавил: - Хорошей батарее хороший командир нужен. И Березин будет им.

А Березип в это время изнывал от безделья в санчасти.

- Грипп кончился, выпишите меня, - просил он врача. - А то все равно убегу, не выдержу.

- Не убежите, Богданов за такие шутки не похвалит, а выпишу я вас в пятницу. За один день с вами ничего не случится, - решил полковой врач Момот.

Через день Березина выписали.

- К службе можете приступить в понедельник, если нет ничего срочного, - прощаясь сказал военврач.

За неделю, которую Сергей пролежал в санчасти, все вокруг неузнаваемо изменилось. От пряного весеннего воздуха слегка кружилась голова. Глаза еще не привыкли к синему небу.

- Лейтенант Березин! - вдруг услышал Сергей позади себя и, обернувшись, увидел Свитковского.

Комбат был, как всегда, щеголевато одет; в левой руке он держал тонкие перчатки.

- Вот не ожидал встретить вас здесь, - признался Сергей, поздоровавшись со старшим лейтенантом. - Вы ведь живете возле кирхи.

- Отстал, Сережа, отстал, - рассмеялся Свитковский. - Пока ты хворал, ко мне семья приехала. Богданов новую квартиру отвел. Вон там, - он показал на домик, невдалеке от того, где жил Сериков.

«Приятное соседство», - подумал Берсзин.

- А ты, Сережа, давно выписался?

- Только что, - поспешил ответить Сергей. И видя, что старший лейтенант сегодня в настроении, добавил:

- Вы разрешите денек еще быть свободным?

- Я, тебе?-удивился Свитковский.-Да, по мне, гуляй хоть неделю! - Он расхохотался. - Вот, Сережа, уморил...

- Спасибо! - обрадовался Сергей.

- Не чуди! - перестал улыбаться Свитковский. - Ты что, в самом деле не знаешь, что я тебе не начальник?

- Не начальник? - повторил озадаченный лейтенант.

У него мелькнула мысль о том, что Ришард, воспользовавшись каким-то неизвестным ему, Сергею, предлогом, постарался избавиться от него. - Я что теперь не в вашей батарее? - глухо спросил Сергей.

- В девятой! Вы ведь друзья с Таировым.

«Так вот в чем причина хорошего настроения Ришарда, - понял он. - Радуется, что удалось избавиться от меня». Сергей расстроился.

- Поздравляю! - протянул ему руку старший лейтенант. - Будешь Свитковского вспоминать! Смотри только не зазнавайся, комбат девять!

«Комбат девять?!» - Сергей подумал, что ослышался.

- Я вчера еще знал, - продолжал Ришард. - Мне в штабе полка показали приказ командира корпуса...

«Он со мной по-человечески, по-товарищески, а я о нем черт знает что думаю», - пронеслось в голове.

- Это что, временно? - спросил он у Свитковского.

- Почему временно? Есть приказ комкора, а ко мне уже новый командир взвода управления прибыл.

«Нет, не временно. Я командир батареи...»

А произошло это так. Командира девятой батареи перевели в штаб полка. Богданов задумался над тем, кого назначить на его место. Командир батареи - стрелок и организатор боя, а батарея - важная огневая единица.

Мысль о том, что лейтенант Березин - возможный кандидат на должность командира батареи, возникла недавно, в то время, когда Березин оставался за Свитковского.

«Подготовлен лейтенант хорошо, - размышлял Богданов, - у него, бесспорно, есть и качества организатора. Это немало. Умеет и с людьми работать, товарищи его уважают. Не хватает уверенности в себе? Да, Уверенность должно принести наше доверие».

- Как вы думаете, - спросил майор у начальника штаба полка, - кого можно было бы назначить командиром девятой батареи?

- Я полагаю, лучше всего кого-либо из командиров этого же третьего дивизиона. А кого конкретно, нам подскажет командование дивизиона.

- Да, конечно, без учета их мнения мы не можем предложить кандидатуру на утверждение комкора, - сказал майор. - Но кого бы вы лично рекомендовали?

Начальник штаба молчал.

- А что если Березина?

Капитан посмотрел в глаза командиру полка.

- Если говорить прямо, то я бы не взял на себя риск рекомендовать лейтенанта Березина на эту должность, - сказал он, - хотя не отрицаю, что, оставаясь за комбатра, Березин работал хорошо. И все же он, по-моему, ненадежный. Да и молод еще...

«Если так думают и другие, значит, я ошибаюсь», - решил Богданов.

А на другой день к нему пришел секретарь партийного бюро.

- Хочу, если разрешите, предложить кандидатуру на должность командира девятой батареи, - сказал старший политрук. - Надежный командир будет.

- Любопытно, - ответил майор. - Кто же этот надежный командир?

- Лейтенант Березин! Я знаю Березина, правда, у него и сейчас есть недостатки, но я знаю также его положительные качества. Березину можно верить. Это, кстати, не только мое личное мнение, но и мнение командования дивизиона.

Так был решен вопрос о назначении Березина на должность командира девятой батареи.

Сергей не знал всего этого. Поэтому сообщение Ришарда ошеломило его. От радости Сергей даже забыл поблагодарить Свитковского за добрую весть и, пробормотав: «До встречи», помчался к Серикову.

- Коля! - закричал еще с порога Березин. - Я - командир батареи!

Сериков не удивился:

- Я очень рад за тебя. Правильно назначили. Теперь ты, как говорится, - единоначальник.

- Ну, это меня мало волнует, - улыбнулся Сергей.

Николай был очень рад за друга. Сергей чувствовал это. Но не все друзья Сергея одинаково приняли назначение его командиром батареи. Таиров сухо поздравил его. Он не скрывал, что считает себя обойденным. ние его командиром батареи. Таиров сухо поздравил его. Он не скрывал, что считает себя обойденным.

"Гаджи обижен", - подумал Сергей и сказал об этом Иващенко.

- Ты, Сережа, не горячись с ним, - предупредил Иващенко, - теперь ты сам комбат, вот и учись быть терпеливым в воспитании людей. А на Таирова рекомендую не обижаться. Пойми и его. Ведь он учил тебя - факт, ты был его подчиненным. А теперь его подчинили тебе... Учти и то, что Таиров отличный огневик. Поэтому он рассуждает примерно так: «Почему назначили Березина, а не меня? Что я, Таиров, огневое дело знаю хуже?» Ты, Сережа, учти все это и спокойно, по-командирски поставь все на место. Уступать не нужно, но и перегибы пользы не несут.

Однако, как ни старался Сергей, отношения у него с Таировым не налаживались.

Последние мирные дни

Богданов был главным судьей на играх-соревнованиях, проведенных в полку второго мая, где расчеты второго и третьего орудий девятой батареи заняли два призовых места.

- Поздравляю! - сказал майор Таирову.

- Слышали?! - спрашивал тот каждого встречного, - Мои огневики!.. - И добавлял: - Зачем комбат не доволен?..

Однако у Березина все же имелись основания быть недовольным командиром взвода.

Особенной остроты конфликт достиг на батарейных учениях в конце апреля.

Первым по тревоге прибыл Таиров. Через мгновение тонкий пронзительный голос лейтенанта уже слышался в парке. Таиров готовил огневиков.

"Начало хорошее, - подумал Березин. - Кажется, на Гаджи все же подействовало. Иващенко прав: Гаджи хороший командир. Сегодня же поговорю с ним". Батарейное учение развивалось гладко. Достигнув заданного рубежа, батарея развернулась и, заняв боевые порядки. начала подготовку к стрельбе. Днем Сергей дал еще одну вводную.

Заняв новый наблюдательный пункт, Березин поставил задачи на организацию разведки и связи. Пока орудия меняли огневые позиции, он решил потренировать разведчиков и вычислителей, как это сделал бы командир взвода управления, если бы он у них был.

Разведчиков было трое: высокий Гасанов, с черными, как две полоски сажи, бровями, Пронин, коренастый, неторопливый, и командир отделения Канатин, угловатый парень с добрыми подслеповатыми глазами. Связистов же было двое: Степан Морщаков, или, как его ласково называли, Стива-шахматист, первая доска полка, и узбек Хамра Раджабов, которого за сдержанность и степенность красноармейцы шутливо величали лордом.

Березин увлекся занятиями с разведчиками и вычислителями. Потом он решил включить в игру огневые взводы.

- Передавать на батарею! - приказал лейтенант. -Огонь! - скомандовал он и взял бинокль.

Огневая не отвечала.

- Похоже, что линия цела, а трубку бросили, - неуверенно произнес Морщаков.

- Провода целы, - подтвердил запыхавшийся связист Раджабов, бегавший на линию искать повреждение. - У них, наверное, обед. - По смуглому лицу Хамры Раджабова стекали капли пота. Раскосые черные глаза удивленно смотрели на командира.

- Команды обедать не было, - нахмурился Березин. - Продолжайте занятия. - И, выйдя из окопа, пошел в сторону огневых позиций.

Он шел напрямик через поле. Минут через двадцать Сергей подошел к огневым позициям. Он еще издали увидел громадные стволы орудий, торчавшие из-под маскировочных сетей. Людей не было. Стояла удивительная тишина. «По-видимому, действительно обедают, хотя и не доложили», -додумал Сергей, подходя к крайнему орудию. За гаубицей стоял вооруженный боец. Увидев лейтенанта, он вытянулся, приветствуя его. Березин медленно обходил орудия. Маскировка была выполнена небрежно. Но надписи, сделанные мелом на щитах орудий, свидетельствовали о том, что здесь проходили занятия. У четвертого орудия его догнал Таиров.

- Слушаю тебя, - сказал он как ни в чем не бывало.

- Что это значит? - резко спросил Березин.

- Огневики устали, отдыхают! - ответил Таиров.

- Но ведь я, кажется, не давал команду отдыхать. Таиров невозмутимо пожал плечами:

- На огневых позициях старший я.

Березин едва сдержал себя.

- Сегодня учения всей батареи, а не одних только огневых взводов, - сказал он, стараясь не повышать голоса.

- Опять хочешь придираться? - сощурился Гаджи.

- Лейтенант Таиров, - вскипел Березин. -- Предупреждаю: если еще раз повторится подобное, будете строго наказаны за грубое нарушение дисциплины. Поняли?

- Понял! - зло ответил Таиров.

-Вот так он и понял, - с горечью говорил Сергей старшему политруку Иващенко в тот же день вечером, рассказывая о том, как прошли батарейные учения.

- Ну, не вешай носа, товарищ комбат, - улыбнулся ему Иващенко. - Я уверен, что все наладится. И Богданов того же мнения. Вы обязательно сработаетесь.

Богданов, хорошо разбиравшийся в людях, понимал, что стычки Таирова с Березиным порождены чувством личной обиды Таирова и что с течением времени, если, конечно, Березин будет вести себя умно и правильно, они прекратятся и обязательно уступят место взаимопониманию, товарищеской поддержке и дружбе.

Богданову, правда, было ясно и то, что работать сейчас Березину без двух командиров взводов было трудно, точно так же и Таирову было трудно одному командовать двумя огневыми взводами. И все же он не мог обещать командиру дивизиона Ерохину, который все время просил его о пополнении, дать в батарею Березина сразу двух командиров. «Пока дадим одного, на взвод управления. - сказал Богданов. - Ведь на весь полк прибыло только восемь...»

Встречу с прибывшими в полк лейтенантами - выпускниками артиллерийских училищ Богданов назначил на пятнадцать часов.

Как обычно, майор обстоятельно побеседовал с каждым из них. Он любил молодежь, и его всегда радовало прибывающее ежегодно пополнение выпускников. Вот и эти. подтянутые и молодцеватые, больше всего хотели произвести впечатление настоящих, знающих службу командиров.

А Богданов, глядя на юные лица лейтенантов, думал: "Совсем еще дети. Они, конечно, полагают, что, окончив училище, сразу сделались командирами. Но я-то знаю, что это не так. Здесь, в полку, только и начнется настоящая учеба. Кто-то из этих восьми, возможно, не выдержит, переживет минуты слабости или, еще хуже, разочарования. Последним особенно нужна будет помощь".

- Нам хотелось бы, -- вслух произнес Богданов, - чтобы каждый из вас нашел моральное удовлетворение в трудной и подчас далекой от романтики повседневлой работе с людьми. Ибо без этого невозможна служба... Коллектив полка поможет вам.

Майор всегда сам решал, кого и куда направить из вновь прибывших. Он хорошо знал своих командиров, и не случайно в батарею, где служили порывистый и горячий Березин, вспыльчивый, самолюбивый Таиров, был направлен особенно понравившийся Богданову подтянутый, уравновешенный и неторопливый в суждениях лейтенант Вячеслав Кирдяшкин. Домой Богданов пришел в хорошем настроении.

- Чему ты радуешься, Коленька? - спросила жена.

- Радуюсь? Разве заметно? Впрочем, ты права, Манечка. Пополнение получили, наконец: молодые лейтенанты. Сегодня я познакомился с ними и направил в подразделения. Ты не представляешь, каких хороших специалистов готовят наши училища. Посмотришь на них - сердце радуется. Золотой фонд. Беречь их надо.

- И воспитывать, - лукаво улыбнувшись, вставила жена.

- Обязательно. Ты не смейся, Манечка, воспитание - великое дело. Ты и сама это не хуже меня знаешь.

- А как с отпуском, Коля?

- Все своим чередом. Никто не возражает. Ох, и отдохнем же мы с тобой на славу!

- Тебе, Коля, полечиться нужно. Может быть, ты в санаторий поехал бы, а я с Борей к своим?

- Никаких «своих». Бореньку завезем по дороге к бабушке, а сами вместе махнем на юг. Я тебя недалеко от санатория устрою, если не будет парной путевки. Решено, и больше мы об этом не говорим. Да, мне советовали пойти на концерт филармонии. Особенно хороши, говорят, сольные номера. В субботу и мы послушаем. Филармония у нас концерт дает.

- Знаю. На кирхе, твой начальник клуба уже и объявление вывесил: «Концерт артистов Московской филармонии 21 июня в 18 часов».

- Уже вывесил? Молодец! - улыбнулся довольный Богданов.

Три дня, оставшиеся до субботы, промчались незаметно. Богданов много работал. С комиссаром полка и начальником штаба он еще раз проверил мобилизационный план. Отработка этого плана, еще недавно казавшаяся обычной служебной формальностью, сейчас заставляла о многом задуматься.

В субботу вечером Богданов с Марией Ивановной пришел к кирхе. До начала концерта оставалось еще минут двадцать, и все толпились на улице перед зданием. Когда стали рассаживаться по местам, Богданов огляделся. Зал был полон.

Но вот в зале погас свет, и на авансцену вышел ведущий. Концерт начался. И он не обманул надежд любителей музыки. Николая Васильевича концерт порадовал прежде всего исполнением увертюры к опере Глинки «Руслан и Людмила». Музыка увертюры, то огненно-пылкая и бравурная, то торжественная, а в финале тревожная, как бы омраченная гаммой тонов, напоминающих о злых чарах Черномора, захватила Богданова.

Любители эстрадной песни с удовольствием приняли и заставили исполнить на бис новую популярную песенку «Во Львове идет капитальный ремонт, шьют девушки новые платья....»

Концерт закончился поздно. Завтра, чур, рано не будить, - шутил Богданов, возвращаясь с женой домой.

А в пять утра полк был поднят по боевой тревоге. Богданов срочно выехал в штаб и больше уже не смог заехать домой даже на минуту, чтобы повидаться с семьей перед разлукой - кто знает, может быть, очень долгой. Его адъютант передал Марии Ивановне записку: "Манечка! Фашисты напали на Родину. Идем в бой. Не бойся за меня, береги Борю. Я не прощаюсь с тобой, До свидания. Твой Николай".

«Война, - думал Богданов по дороге в штаб корпуса, - рассуждали о ней; гадали, когда она будет, и вот - пожалуйста...»

В конечном счете, война - это то, к чему он готовил полк, к чему готовился сам. Ничего неожиданного. О войне говорили многие. Знали, что она рано или поздно будет. Да, знали, но все же надеялись, что ее удастся избежать, по крайней мере сейчас... Верили или старались поверить в это.

Где-то невдалеке ухали разрывы тяжелых бомб. Полыхали зарева пожарищ. Машина взяла крутой подъем. Начинался новый день - 22 июня 1941 года.

БОГДАНОВЦЫ

Первое сражение

Неровное пламя коптилки, сделанной из гильзы противотанкового снаряда, освещает землянку. Причудливые тени пляшут на сырых стенах.

Богданов укрылся шинелью и подложил под голову противогаз.

- Разбудите, если что, - сказал он сидевшему напротив связисту и закрыл глаза.

Раджабов молча смотрит на осунувшееся лицо командира полка.

Сон не приходит к Богданову, несмотря на крайнюю усталость. «Нервное напряжение, - думает майор, - а уснуть просто необходимо. Нужно использовать небольшую передышку...»

Вот уже месяц воюют богдановцы, как ласково их называют пехотинцы. Богданов ловит себя на мысли, что ему приятно это название. Он знает: бойцы гордятся им. Слово «богдановцы» еще больше сплачивает людей, заставляет драться еще яростнее. Полк все время в бою или движении. Они не отошли ни на шаг. Вода Прута, казалось, покраснела от вражеской крови. На наши батареи фашисты бросают все большее число самолетов. Но орудия неуязвимы. Секрет прост: полк маневрирует вдоль реки. Каждая батарея имеет несколько хорошо оборудованных огневых позиций. Это результат бессонных ночей, изнурительного труда бойцов. Но зато люди живы. Полк несет незначительные потери. Это кажется невероятным, но это так. А бои становятся все ожесточеннее. Враг любой ценой стремится переправиться через Прут. На многих участках огромного советско-германского фронта неблагополучно. Войска Западного фронта вынуждены отходить. Острой болью отдается в сердце каждая новая сводка Совинформбюро.

Прошел только месяц, а кажется, что война идет уже долго-долго. Подтянулись, возмужали люда. Богданов гордился ими сейчас больше, чем когда-либо.

Николай Васильевич подумал о том, что давно не было писем от жены: «Как там Манечка с Борей в Днепропетровске, куда их эвакуировали?..»

Грохот снаряда, разорвавшегося рядом с землянкой, заглушает звонок телефонного зуммера. Богданов быстро вскакивает.

- Вас к телефону, - докладывает связист.

- Противник форсировал Прут?! - повторяет майор. - Быть не может!

Но, к сожалению, это факт. Спустя час полк снова на марше. Богданов думает, что к утру они обязательно вступят в бой, но ни к утру, ни к вечеру, ни на следующий день этого не происходит.

Да, враг силен, он понимает это. Фашисты здорово продвинулись, особенно на западе... Иващенко, назначенный 16 июля комиссаром полка, говорил ему, что в гитлеровском генеральном штабе хвастливо утверждали, будто бы «кампания против России будет выиграна в течение четырнадцати дней». Богданов криво усмехнулся: «Не слишком ли быстро вы похоронили нас, голубчики?! Мы еще покажем вам, где раки зимуют!» Он верил, что их отход не может продолжаться долго. Бойцы рвались в бой.

И все же утром они снова отошли, а днем по колонне вдруг разнесся крик:

- Танки!

Майор приказал полку развернуться. Предстояло преградить путь крупной группировке наступающих войск врага. Через двадцать минут артиллеристы заняли боевой порядок. Рядом с майором находился Березин. Он по решению Богданова выполнял обязанности командира подручной батареи.

Отсюда, с высоты, были видны как на ладони раскинувшиеся внизу домики, за ними наша пехота. Какие-то темные точки двигались по диагонали, приближаясь к ней.

- «Барс»! Ускорить готовность! - требует командир полка.

- «Волга»! «Орел»! «Дон»! Доложить о готовности - повторяет Ерохин.

Богданов понимает, что точки, которые увеличиваются в размерах, это и есть фашистские танки.

- «Барс», огонь! - скомандовал Богданов.

Но огня нет. «Сейчас танки атакуют пехоту и начнут утюжить окопы», - подумал майор.

Танки приближались, окутанные облаками пыли.

- Связь, где же связь! - рассердился Богданов. Он обернулся назад и чуть не вскрикнул от радости, встретившись с глазами Раджабова, подключавшего телефонный аппарат.

- Огонь! - повторил майор, и сразу позади них громыхнул выстрел. В левой, ближней, группе танков, с ходу открывших огонь по пехоте, разорвался снаряд.

Один из танков вдруг круто развернулся и застыл. Из открывшегося люка стали выпрыгивать гитлеровцы.

- Подбит! - радостно воскликнул кто-то.

На высоту, где они разместились, обрушился шквал огня.

Вражеский снаряд разорвался почти у окопа. На планшет и карту Богданова посыпался мелкий песок. Второй, снаряд разорвался чуть дальше.

- «Барс»! - снова скомандовал Богданов. - Огонь!

Третий разрыв - и снова рядом с окопом. Враг пристрелялся или просто усилил огонь. Можно подумать, что разрывы ищут именно его наблюдательный пункт.

«Выйти из окопа сейчас просто невозможно, - лихорадочно соображал Сергей, - но вместе с тем нужно. Да, очень нужно, вот-вот прекратится огонь, и на пехоту снова поползут танки».

Богданов увидел, как с соседнего пункта выполз боец и, припадая к земле, побежал по линии связи. «Подвиг начинается тогда, - подумал майор, - когда человек перестает думать о себе...»

Через минуту Раджабов уже полз по линии, прижимаясь к земле под смертоносным дождем осколков. Много раз за этот месяц цриходилось Хамре восстанавливать связь под огнем врага. Цолзком и мелкими перебежками он преодолевал первые сотни метров. Противник буквально засыпал минами. Раджабов старался не думать о них. Вспомнилась известная поговорка: «Двум смертям не бывать, а одной не миновать». И он снова ползет, прижимаясь как можно плотнее к земле. Огонь будто немного слабеет... Вдруг какая-то сила подняла в воздух связиста, сухие комья земли заколотили по лицу. «Связь!» - мелькнуло и угасло в сознании.

Березин заволновался не на шутку. Богданов требует огня, пехота молит о том же, а связи нет. И нет Раджабова. Неужели погиб?

Но связист жив. Вот он снова ползет вперед. Огонь действительно стихает. Это дурной признак, нужно спешить. Где же обрыв? Наконец-то! Вот он. В руках Хамры конец провода. Где же другой конец? Как он сразу не увидел его?! Провод здесь, совсем рядом. Пальцы уверенно делают сросток, сверху на него наматывается изоляционная лента. Хамра подключает аппарат.

- Да, да... Сейчас... Второй обрыв где-то... Сейчас. Отключаюсь.

Раджабов удлиняет перебежки. Он понимает: сейчас от быстроты его действий зависит жизнь многих людей. Найти обрыв связи. Второй обрыв оказался метрах в шестидесяти - семидесяти. Хамра быстро оголяет провод, но бстрая боль вдруг обжигает бок.

«Ранен? Сейчас потеряю сознание... Где этот провод? Его еще нужно соединить... - Каждое движение теперь дается с неимоверным трудом. - Нет, нет, - шепчет Хамра и, превозмогая боль, всем телом тянется туда, где должен быть второй конец отсеченного осколком провода. - Нашел!» Хамра зачищает блестящий кончик и одним, едва заметным и известным только связисту движением делает сросток. На это уходят последние силы, проверить линию он уже не в состоянии. В глазах у него рябит, все плывет и кружится. Нестерпимо хочется пить... Но сделанный им сросток уже оживил линию связи. Огневая позиция и наблюдательный пункт вызвали друг друга одновременно.

- Огонь! - радостно кричит Богданов.

Поздно ночью, описывая этот бой в журнале боевых действий полка, Богданов назвал его боем под Ларгуцей, по имени населенного пункта, расположенного невдалеке. В конце он написал фамилии двух погибших бойцов - Мираков и Раджабов. Богданов хорошо знал обоих. Оба были отличниками РККА, и он предоставлял им в сороковом году как поощрение краткосрочный отпуск. И вот их нет...

Богданов задумался. Опять мысли его перенеслись к семье. Он получил от Марии Ивановны два письма. Первое - о том, что она вместе с Боренькой благополучно прибыла в Днепропетровск, и второе - о том, что они хорошо устроились. Эвакуация семей командиров и сверхсрочников из Гнаденталя была проведена организованно, в точном соответствии с планом, разработанным им, Богдановым, еще в мирное время. Богданов был очень рад этому. Но вот уже более десяти дней писем не было, хотя первые два письма были написаны с перерывом в три дня и Маня обещала, что будет писать часто и обо всем. Богданов не знал, что и думать. Ему казалось, что болеет Боренька. В голову лезли и более страшные мысли. Ведь фашисты бомбили Днепропетровск...

Не получали писем, правда, и другие командиры, его соседи по дому в Днепропетровске. Но это отнюдь не было утешением. Так хоть они могли бы передать какуюнибудь весточку о том, как там Манечка и Боря...

«Родная моя! - писал Богданов жене. - Что случилось? Здоровы ли ты и Боренька? Меня очень волнует ваше молчание.

У нас горе - первые потери. Убиты мой адъютант Марков и два красноармейца. Если бы ты зиалал какие это были замечательные люди!.. Все переживают их гибель. Нас утешает только одно: они пали героями и за каждого из них враг поплатился сотнями жизней».

А ниже приписка: «Нас называют богдановцами. Расскажи об этом Боре».

Одесса вступает в бой

Выполняя приказ, майор Богданов отвел полк за Днестр. Третий дивизион, с которым был и командир полка, занял боевой порядок против населенного пункта Кицкань. Противник, занявший Кицкань, активных действий не предпринимал, но на колокольне церкви установил наблюдательный пункт. Даже появление одной повозки вызывало огневой налет вражеской артиллерии. Боеприпасов гитлеровцы не жалели. Передвигаться в светлое время стало невозможным.

- Уничтожить! - приказал Богданов командиру третьего дивизиона. Командир дивизиона возложил выполнение этой задачи на Свитковского. Командир седьмой батареи не замедлил открыть огонь. Стрельбу наблюдали все. Он красиво провел пристрелку и перешел на поражение. Разрывы снарядов снова и снова опоясывали церковь, но позолоченный купол колокольни продолжал вызывающе сверкать.

- Прекратить стрельбу, - распорядился Богданов. - Придется, видимо, ночью подвести орудие и разрушить купол прямой наводкой... Это, конечно, рискованно, - вслух рассуждал Богданов, - но другого выхода нет.

Однако через несколько минут справа сзади вновь ухнуло. Третий дивизион снова открыл огонь.

- «Дон», - запросил Богданов, - доложите, куда, по чьей заявке открыли огонь? - Но тут он увидел, что разрывы ложатся у церкви.

Богданов хотел остановить стрельбу и сделать внушение, но после четвертого выстрела позолоченный купол колокольни скрылся в огне и дыму. Когда густой черный дым рассеялся, все увидели, что купол исчез, словно его и не было.

- Молодец, «Дон»! - передал Богданов. Он вспомнил весну тридцать второго в Днепропетровске. Половодье затопило улицы. От проспекта Маркса до Дома Красной Армии переправлялись на лодках. Льдины громоздились одна на другую и угрожали железнодорояшому мосту. Положение становилось критическим.

- Разрешите разрушить лед? - предложил Богданов.

- Ты что, в тюрьму захотел? - спросил его приятель, работник особого отдела. Своими орудиями ты все сено на той стороне спалишь. Шутка ли, артиллерия большой мощности - и вдруг по льду. Не бери на себя такую ответственность. Это молодость, Богданов, бравада, учти...

- Разрешите, - убеждал командира полка старший лейтенант Богданов, тогда еще командир батареи.

- Попрощаемся, Манечка, - шутил он, уходя из дому, - иду разрушать лед. - Поцелуй меня, может быть, долго не увидимся.

Тяжелые бетонобойные снаряды разметали толстый лед. Угроза мосту была ликвидирована.

Богданов улыбнулся, вспомнив, как удивились они с женой, когда ему выдали денежную премию...

- Молодец, Свитковский, - повторил он, но ему доложили, что огонь вел Березин. «Без разрешения», - отметил про себя Богданов, но промолчал.

...Еще два дня полк стоял у Кицкани. Каждый час приходили тревояшые вести: выше по течению противнику удалось форсировать Днестр. Ночью полк снялся со своих позиций.

Наблюдательйые пуйкты зайймали утром. Й вдруг неожиданность: на обратных скатах высоты, куда поднялись Богданов с командирами и бойцами, оказались... гитлеровцы.

Пули вражеских автоматчиков поднимали фонтанчики ныли.

- Живее, живее, - торопил майор, готовя ручной пулемет к бою. Бойцы поползли под огнем.

Березин остался лежать рядом с Богдановым, положив перед собой две гранаты и зажав в руке пистолет. С ними оставалось уже не более двадцати человек, когда Сергей увидел, что гитлеровцы на мотоциклах устремились на них, ведя на ходу огонь. «Пора отходить, чего он медлит?» - подумал Березин, глядя на припавшего к пулемету командира полка.

- Отходите! - крикнул Богданов, словно угадав его мысли, и полоснул нападавших короткой очередью.

Несколько вырвавшихся вперед мотоциклистов кувырком покатились вниз.

- Отходите! - повторил майор, на миг повернув к Сергею возбужденное лицо.

Сергей оглянулся. Рядом с ним были Кирдяшкин и Гасанов, чуть левее стрелял из карабина Пронин.

Фонтанчики снова запрыгали вокруг головы Сергея.

- Отходите! - еще раз уже зло крикнул Богданов. И, встав во весь рост, он положил ручной пулемет на сломанные перила моста и в упор стал расстреливать нападавших.

Когда они отошли, дорога через мост была уже отрезана.

Богданов, Кирдяшкин и Пронин поползли по левой стороне, а Сергей и Гасанов - по правой. Сергей переполз через какие-то .валуны и едва добрался до воды, как несколько вражеских мотоциклистов выскочили на мост.

- Хенде хох! - услышал Сергей лающий оклик. - Рус, сдавайсь!..

С другой стороны моста раздалась пулеметная очередь. «Богданов?!» - рванулся было Сергей, но увидел майора и Кирдяшкина уже на другом берегу речушки. Пронина с ними не было...

За мостом снова застрекотал пулемет. «Пронин?!» - Березин в нерешительности застыл на месте и вдруг увидел, как к мосту перебежками подходила наша пехота. Пронин с пулеметом подошел последним. Новый адъютант Богданова лейтенант Веселый передал Сергею, что ручной пулемет останется в батарее.

- Майор сказал, что и пулеметчика даст.

Скоро Березину действительно представился уже немолодой, краснощекий усач с широкими плечами.

- Пулеметчик, еще с гражданской... - доложил он. - А сам одессит. С судоремонтного, слыхали про такой?

Березин не успел поговорить с ним, как вызвали в штаб. Здесь он узнал, что основная масса войск отходит на Николаев, прикрывая пути на Донбасс, к которому рвался враг, а меньшая часть войск прикроет Одессу. На карте жирными синими стрелами были обозначены направления ударов третьей гитлеровской армии.

С наступлением темноты, оставив небольшой заслон, наши части двинулись к Одессе. Полк Богданова выступил на час раньше пехоты. Отход на Одессу означал, по мнению Богданова, что отступление кончилось. Позади было море. «Там, видимо, уже организована оборона», - думал он, зная, что в Одессе размещался до войны штаб округа.

Газик с открытым верхом, в котором ехал Богданов, двигался впереди колонны. Майор волновался: рация, оставленная вместе с заслоном, не отвечала.

- «Верба»! «Верба»! - настойчиво повторял радист.

- Странно, - озабоченно произнес Богданов, обернувшись к адъютанту, сидевшему рядом с радистом на заднем сиденье. - По времени они должны быть уже на приеме...

- Может, питание село, - предположил лейтенант Веселый и, помолчав, добавил: - «Верба» ведь докладывала, что фашисты бомбят оставленные нами позиции, значит все в норме. Еще и двух часов не прошло...

- «Верба»! «Верба»! - снова заговорил радист. - Слышу вас плохо, даю для настройки: раз, два, три...

- Ответила! - оживился майор. - Ну, что там у них?

Через несколько минут Богданов расшифровал полученную радиограмму.

- «Преследуют, заслон сбит», - прочел он первую строчку. - Остановитесь там, вон за тем леском, - тронул майор за плечо шофера. И, обернувшись к Веселому, негромко сказал: - Дайте сигнал - командиров дивизионов ко мне.

Богданов вспомнил показания пленного офицера-эсэсовца, взятого третьего дня. «...Германское командование уверено, что русские войска потеряли способность к сопротивлению. Еще одно усилие, - хвастливо заявлял офицер, - и вас отбросят к морю, обойдут ваши фланги, и на плечах советских дивизий армия фюрера ворвется в Одессу. Вы охвачены тисками брони и огня. Сопротивление бесполезно».

«Что ж, - зло подумал Николай Васильевич, - надо бы. показать этим фашистским хвастунам, что русские войска отнюдь не потеряли способности к сопротивлению».

Богданов отошел на несколько шагов от дороги, где неподвижно застыли автомашины и штабной автобус, и углубился в карту. До заданного рубежа осталось не менее двух часов движения, а танки врага могли появиться и через час... Их нужно задержать хотя бы на три-четыре часа. «Но кто займет оборону на этом рубеже?» Богданов знал, что позади, не считая сбитого гитлеровцами заслона, никого уже нет. Не с одними же пушками принимать бой с рвавшимися к городу танками.

Но что-то все же следовало предпринять. Двигаться дальше но шоссе означало ожидать, пока враг раздавит полк гусеницами. Можно свернуть на проселочную дорогу и продолжать движение к городу. Казалось, это и есть решение. Но оно открывало врагу дорогу на Одессу, ставило под удар идущих впереди наших людей... Богданов потер виски. Что делать? Никто не мог потребовать от него, чтобы фашистским танкам был противопоставлен артиллерийский полк. Он и думать об этом не имеет права. Ни на одном учении никогда полку не ставились такие задачи, он даже не слышал о подобном...

Майор снова развернул карту. Неслышно подошел лейтенант Веселый.

- Командиры дивизионов прибыли! - доложил адъютант.

«Да, это можно назвать как угодно, но другого решения нет». Богданов написал несколько строк и, вырвав листок из блокнота, протянул адъютанту.

- Отправьте полковнику Рыжи, срочно! - сказал он и подошел К командирам дивизионов.

- Заслон сбит! - объявил командир полка. - Танки врага идут, на Одессу. Они могут быть здесь раньше чем через час. Я решил: первый и второй пушечные дивизионы развернуть у Благоево с задачей не допустить прорыва танков в направлении Свердлово, Одесса. Третий дивизион прикроет оба дивизиона с закрытых позиций, воц из-за того бугра, - показал майор. - Мой наблюдательный пункт - йместе с командиром третьего дивизиона. - Богданов сделал паузу и, обведя взглядом сосредоточенные лица командиров, добавил: - Вооружите людей гранатами и бутылками с горючей смесью. Танки не должны пройти.

- Я, стало быть, поеду с первым дивизионом, - как нечто само собой разумеющееся сказал Богданову старший политрук Иващенко.

Майор бросил быстрый взгляд на комиссара. Значит, Иващенко не только принимает его, командира, решение, но и одобряет его.

Сорок минут спустя Богданову доложили, что полк готов к бою.

- Теперича и закурить мояшо, - услышал Богданов и, обернувшись, увидел Пронина, свернувшего громадную козью ножку. - Держи, - сказал Пронин и передал кисет с махоркой Морщакову.

Морщаков дежурил у стереотрубы и первым на наблюдательном пункте доложил о танках. Освещенные лучами заходящего солнца, танки отчетливо выделялись на фоне оранжевого закатного неба. «Вот бы накрыть!» - подумал Сергей, глядя на них. Несколько минут прошло в напряженном молчании.

- Товарищ капитан, пора - огонь! - не выдержав, шепнул Сергей.

- Нельзя! - командир дивизиона показал глазами на застывшую в напряжении фигуру Богданова.

- Ну и много же их, - тихо сказал Морщакову Пронин. - Я насчитал уже сорок три, а сколько может еще появиться...

- Далековато! - не отрываясь от оптического прибора, сказал майор. - Пусть подойдут поближе.

- Разрешите! - не унимался Березин. - Попадем!

Богданов поднял голову и повернулся к лейтенанту.

- Успокойтесь, Березин, - негромко произнес он, строго взглянув на Сергея из-под нависших густых бровей. - Не торопитесь. Бить врага нужно наверняка.

Сергей нервничал. Минуты казались ему страшно долгими.

- Огонь! - наконец скомандовал командир падка.

Залп дивизиона получился слаженный, как бывало на учениях. Он слился в один сплошной звук, и снаряды разорвались почти одновременно, накрыв танки косматым дымом.

- Огонь! - повторил Богданов.

- Горит! - крикнул Пронин. - Второй, глядите!

Сердце Березина радостно билось. Еще секунду назад страшные, три головных танка горели.

- Ура! - крикнул Сергей. Но радоваться было рано. Преодолев растерянность, вызванную неожиданным огневым нападением, танки резко увеличили скорость и, обойдя загоревшиеся машины, проскочили опасный рубеж. Рассыпавшись цо полю, они мчались вперед, ведя огонь из пушек.

Выждав, когда танки приблизятся ко второму рубежу подвижного заградительного огня, майор скомандовал:

- Огонь!

Огневая завеса снова преградила путь танкам. Они опять исчезли в дыму. Но скоро вынырнули и, бросив подбитые машины, устремились вперед к бугру прямо под огонь орудий Серикова. Но почему молчат его орудия? Танки раздавят их!.. Танки проскочили последний пристрелянный рубеж.

Березин смотрел на худощавую фигуру Богданова, замершего у стереотрубы.

- Танки у огневых позиций первого дивизиона! - доложил связист.

- Вижу, - спокойно подтвердил майор. Его побледневшее лицо было сосредоточенным. - Приготовиться! - скомандовал он первому и второму дивизионам.

Сергей прильнул к окулярам прибора. Сильно Приближенные линзами стереотрубы, дававшей двадцатикратное увеличение, вражеские танки были совсем рядом; казалось, они движутся прямо на него.

- Огонь! - отрывисто крикнул Богданов.

Залп двадцати четырех орудий сотряс воздух. Сергей видел, как танки осели, словно вздыбленные кони, схваченные под уздцы на полном скаку. Из первой, второй, третьей машины вдруг вырвались желтые языки пламени и стали лизать броню. Рядом запылало еще несколько...

- Третьему - беглый огонь! - скомандовал Богданов.

Когда дым рассеялся, стало ясно, что число горящих танков врага увеличилось. По полю замелькали фигурки спасавшихся фашистов. Сергей перенес огонь на них и тут же увидел, как метнувшиеся в сторону бронированные машины попали под кинжальный огонь орудий Николая Серикова. Бешено ревя моторами, танки отпрянули назад, давя продолжавших прыгать из подбитых машин танкистов. Но несколько танков остановились; хищно поводя стволами, они ловили в прицел орудия, преградившие им путь. Вот загорелся еще один гитлеровский танк, расстрелянный в упор. Но другой уже поймал орудие в перекрестие своего прицела, и два снаряда, один за другим, разворотили орудийный щит четвертого орудия Серикова. Командир орудия упал у лафета. Наводчик застыл у панорамы в неестественной позе. Он был мертв.

- Снаряд! - крикнул Николай заряжающему. Бросившись к орудию, лейтенант прижался к панораме и быстро завертел ручку поворотного механизма.

Новый снаряд разорвался поблизости, и боец, только что заряжавший орудие, со стоном осел на землю.

- Гад! - вне себя крикнул Николай, дергая шнур, ж «крестоносец», подпрыгнув от тяжелого удара, накренился на бок и застыл. Одновременно с этим осколок вражеского снаряда, разорвавшегося на орудийном щите, словно бритвой срезал панораму вместе с корзинкой, в которой крепился оптический прицел. Орудие лишилось «зрения». А еще одно бронированное чудовище, свирепо лязгая гусеницами, подвигалось все ближе и ближе. Тогда Николай, оглушенный последним разрывом и отброшенный волной от орудия, снова подполз к нему и, открыв затвор, стал наводить орудие под нижнюю часть приближавшегося танка. Раненый замковый подал снаряд. Николай дослал его в казенник и щелкнул затвором.

- Орудие! - хрипло скомандовал сам себе лейтенант. - Огонь! - Грянул выстрел - и третий танк, подбитый Сериковым, беспомощно замер и задымил, не дойдя до его орудия всего тридцать - сорок метров. Из развороченного люка свисало тело водителя.

С громкими криками, ведя огонь на ходу, на позиции артиллеристов устремились вражеские автоматчики. И в тот же миг Сериков увидел Богданова. Командир полка повел в контратаку штабную батарею и разведывательный дивизион.

Ружейно-пулеметная стрельба, изредка заглушаемая грохотом пушек, доносилась до наблюдательных пунктов третьего дивизиона. Ерохин старался создать огневое заграждение, чтобы же дать гитлеровцам подтянуть подкрепление.

Но танки противника изменили тактику. Две группы обошли огневые позиции. Ерохин увидел их только тогда, когда они, рассыпавшись, мчались на орудия с флангов.

- Танки справа! - закричал Березин.

- Слева тоже!..

- Огонь! - громко скомандовал командир дивизиона. Но в этот момент головной танк левой атакующей группы вдруг занесло в сторону, хотя ни один наш снаряд еще не долетел до него. Внезапно осел и второй танк, запылав как свеча.

- Ура! - закричал Пронин, и все увидели наши танки, обходившие балку. От радости перехватило дыхание. Еще одна группа танков атаковала фашистов с северной стороны.

- «Барс», внимание! - внезапно передал телефонист первого дивизиона. Командир полка снова принял на себя управление огнем дивизионов. - «Барс», огонь! - закончил телефонист передачу длинной команды Богданова.

- Целы! - закричал от радости Пронин. - Целы!

- Живы! - обрадовался Березин.

И появление наших танков в критический момент боя и команда Богданова с огневых позиций первого дивизиона - все это было настолько неожиданным, что казалось почти невероятным.

В наступающих сумерках наши танки принимали фантастические очертания. Над одним из них взвилась ракета, и словно в ответ ей прогремел дружный залп полка богдановцев.

Здравствуй, Голядкин!

Глубокой ночью полк Богданова прошел через Пересыпь. В небе, подобно большой осветительной ракете, висела полная луна, озаряя все вокруг спокойным голубоватым светом.

«Выходит, Одесса окружена, - думал Богданов, - а там, у Беляесвки, наверное, особенно плохо. Иначе зачем было нас посылать туда через весь город?»

Майор остановил машину, пропуская колонну тракторов и орудий полка. Мимо него прошел третий дивизион.

Рде-то далеко, вероятно над морем, метались узкие луни прожекторов. Они то сходились и перекрещивались, то расходились, продолжая шарить по небу длинными щупальцами.

Машина Богданова миновала мост, переброшенный через противотанковый ров, и въехала в Одессу. Шелестели под сильным ветром каштаны. На широкие листья падал рассеянный лунный свет. Казалось, город спал. Но на первой же улице они увидели большую группу людей. Женщины снимали рельсы с трамвайных линий и укладывали их вместе с мешками, набитыми песком и булыжником, в баррикады. Баррикады были почти на каждой улице. А ближе к центру Богданов увидел орудийные капониры и дзоты.

На фасаде светлого здания висел плакат. На нем была изображена женщина, прижимавшая к груди ребенка. Вокруг них бушевало пламя. «Защити нас, воин!» - призывала надпись. На другом доме Богданов прочел: «Смерть немецко-фашистским захватчикам!» Плакаты были на многих зданиях.

Колонна свернула влево и вытянулась вдоль набережной. Море штормило. Слушая его глухой рокот, Николай Васильевич всматривался в улицы города. Совсем недавно, в мае, он ходил по ним, радуясь синему морю и ясному небу. А сейчас, одевшись в броню баррикад, опоясавшись противотанковыми рвами, город ничем не напоминал ту весеннюю Одессу. Город жил другой, фронтовой жизнью.

Машина Богданова обогнала орудийные поезда, осторожно объехав груды камня, остановилась за баррикадой. Мимо, лязгая гусеницами, прошли тракторы с орудиями аа крюках. Пропустив последний орудийный поезд, Богданов поехал в штаб армии.

В приемной попросили подождать. Из-за двери доносился знакомый голос. Богданов прислушался: говорил полковник Крылов, заместитель начальника штаба Приморской армии:

- Противник пытается стремительным ударом отрезать Одессу и захватить ее, надеясь на значительпое превосходство в силе, технике и на отсутствие естественных рубежей, позволяющих нам создать прочную оборону. Территориальные успехи противника на юге шаткие, а снабжение крайне затруднено. В этих условиях оборона Одессы приобретает исключительно важное оперативно-стратегическое, не говоря уже о морально-политическом, значение...

Богданов необычайно отчетливо представил себе подступы к городу. Безлесую холмистую степь, пересеченную рядами прямоугольных лесных посадок, оказавшихся такими нужными вчера, когда им пришлось отбивать атаки гитлеровских танков.

- Обстановка ясна, - услышал Богданов уже другой голос. - Наша главная задача - задержать продвижение противника к городу, остановить его. Каждая задержка врага, даже на один час, сорвет прежде всего темп его наступления ж нарушит его планы...

Положение было серьезным. В этом Богданов еще больше убедился, когда его принял командующий артиллерией полковник Рыжи.

Врагу удалось почти изолировать город с суши. Богданов молча смотрел на карту в кабинете Рыжи, где тонкие синие стрелы нацелились в сердце Одессы. Богданову стало не по себе. Слишком мал и невыгоден был плацдарм, на котором предстояло сражаться. Как бы угадав его мысли, полковник провел по красной линии тупой стороной карандаша и, медленно выговаривая сдова, произнес:

- От нас ожидают стойкости, организованности и мужества. Намерения противника ясны, - продолжал он. - Остановив его, мы перейдем к активной жесткой обороне. Не давать покоя фашистам, изматывать контратаками,1 используя все возможное для наступления в любых масштабах, - вот наша общая задача. А вам, конкретно...

Когда Богданов вышел из штаба, уже светало. Свежий ветерок гнал по лиману мелкие барашки волн. Майор снял фуражку, подставив прохладному воздуху русоволосую голову. Ему предстояло еще заехать к начальнику гарнизона Одессы, командиру военно-морской базы контр-адмиралу Жукову, чтобы увязать действия полка с огнем корабельной артиллерии.

«Оборона одна, а хозяина два: один - командующий Приморской армией, второй - командир морской базы», - подумал Богданов.

С адмиралом Жуковым ему доводилось встречаться в мирное время, когда Николай Васильевич был избран депутатом Верховного Совета УССР, а Жуков - кандидатом в члены ЦК КП(б) Украины. Жуков был популярен как ветеран гражданской войны и герой боев против фашистов в республиканской Испании. Бощанов хорошо помнил коренастую фигуру адмирала, его лицо с рябинками оспы и тяжело нависшими веками...

«А в городе чувствуется рука начальника гарнизона», - подумал майор, вспоминая организованность и порядок на улицах Одессы.

Было около дейяти утра, когда Богданов приехал в район наблюдательных пунктов. Кто-то из командиров батарей третьего дивизиона вел огонь. «Свитковский стреляет», - решил он, прислушиваясь. Но майор ошибся: стрелял Березин.

- Что здесь произошло? - спросил Богданов. - Куда вели огонь?

- По приказу генерала Петрова, - ответил Березин и скупо доложил о том, что была отбита атака гитлеровцев, правда умолчав о подробностях встречи с генералом. А произошло это так. ..

Наблюдательные пункты, выбранные Богдановым по карте для себя и третьего дивизиона, расположились за лесопосадкой. Для просмотра переднего края Богданов приказал соорудить вышки на манер тех, что строятся в плавательных бассейнах. Местность впереди посадки была ровной, а дальше уходила в лощину. Пока строились вышки, Березин решил влезть на громадную скирду соломы, возвышавшуюся метрах в ста перед посадкой. Морщаков протянул туда линию и, подключив аппарат, запросил:

- «Дон-один», как слышите?

Сергей нанес на карту передний край обороны своих войск. Он знал, что впереди обороняются части 25-й Чапаевской дивизии, остановившей вчера вечером гитлеровцев. Ночь прошла спокойно. Перед самым рассветом Пронин пошел за завтраком и, вернувшись, доложил, что вышка, которую строил взвод, еще не готова.

- Командир дивизиона разрешил работать днем, - сказал Пронин, - за деревьями фашисту не видать. Да, - вспомнил он, - капитан еще наказал, чтобы артиллерийскую панораму местности прислали.

- Знаю, - обронил лейтенант и полез на скирду.

Над позициями чапаевцев поднималась легкая дымка. По всей линии фронта то и дело строчили пулеметы.

Позади Березина зашуршала солома.

- Пронин, - позвал лейтенант, но разведчик не ответил. К шороху добавилось тяжелое дыхание.

Сергей обернулся и увидел крупное лицо уже немолодого человека с седыми висками и в пенсне.

«Это еще кто? - удивился Сергей, с любопытством рассматривая рослого бойца в выцветшей гимнастерке. - Неужели и такой возраст призвали?»

- Вы куда, товарищ?

Красноармеец, по-видимому, не расслышав вопроса, вынул из кармана платок; тяжело дыша, он протер лицо и пенсне.

- Артиллерист? - вместо ответа сказал он, внимательно посмотрев на Березина. - Покажи-ка мне, где противник?

«На «ты»! Вот чудак, сразу видно штатский».

- Вы осторожнее, - сказал Сергей, - противник рядом. Возьмите бинокль, восьмикратное увеличение, трофейный, все видно как на ладони.

- А кто командует вашим полком? - спросил «лриписник», как мысленно окрестил его Березин, и, осмотрев позиции гитлеровцев, возвратил лейтенанту бинокль.

- Богданов! Майор Богданов, - поправился лейтенант.

- А, Богданов. Где же он сам?

- На своем НП, рядом с нами, - Сергей отрезал ломоть от арбуза, принесенного на копну вездесущим Прониным, и протянул его красноармейцу. - Попробуйте.

Гость молча взял, но, откусив, сделал гримасу:

- Недозрелый.

- Вместо воды, - рассмеялся Сергей, - привыкните. - Он улыбнулся красноармейцу и спросил: - А вы что, по призыву?

- Ж-ж-ж-и-их... - просвистели над их головами пули.

- Ого! - пригнул голову «пршшсник». - Так и убить могут.

- Запросто, - подтвердил Березин. - Война, знаете, дело серьезное.

- Да ну? - в этом возгласе Сергею послышалась ирония.

Впереди, где были позиции чапаевцев, вдруг разорвалось сразу несколько мин, и скоро все поле заволокло дымом.

- Атаку готовят, - сказал лейтенант, прислушиваясь к приближающемуся шипению летевших мин.

- Ты думаешь? - поднял бинокль «пршшсник».

- Уверен! - буркнул Сергей. - «Еще на «ты» называет меня, а видит же, что лейтенант...» - Танки, - вдруг всполошился он.

- Вижу, - спокойно подтвердил собеседник. - Как только выйдут из лощины, дай огонька.

«Ого! - подумал Сергей, - уже приказывает!»

- Простите, а кто вы? - официальным тоном спросил Сергей.

- Я? Петров!

- Какой Петров? - переспросил лейтенант.

- Командир Чапаевской дивизии генерал Петров.

У Березина округлились глаза.

- Да ты погоди, не прыгай. Ложись, - генерал рывком прижал к скирде лейтенанта, пытавшегося вскочить и отдать ему честь. - Убьют...

Об этом маленьком инциденте Сергей решил не докладывать Богданову, а подробности боя командиру полка пересказал сам Петров, вернувшийся через час из боевых порядков своей дивизии.

- Спасибо, - сказал он Богданову. - Мои орлы очень довольны. Они видели. Первый же снаряд разорвался над головами гитлеровцев. А те шли колоннами, цак на параде, со .знаменами... Ну и дали же ваши им жару! У тебя все батареи так стреляют?

- Лейтенант Березин, тот, что вел огонь, - самый молодой из командиров батарей.

- Отлично! - генерал протер пенсне и, снова надев его, посмотрел на Богданова. - Отлично, - повторил он. - А свой командный пункт я, с твоего разрешения, здесь, у тебя, и организую. Не возражаешь? Нет? Решено.

С этого дня генерал Петров стал бывать у артиллеристов ежедневно.

Как-то командир Чапаевской дивизии приехал очень рано.

- Радиограмма получена из Ставки, - сказал он Богданову. - Одессу не сдавать, оборонять до последней возможности.

Они прошли мимо вышки, которую построили бойцы Березина. Сергей, расположившийся на вышке, только что обнаружил батарею противника и сейчас пытался по карте определить ее координаты. Видимость была плохая: мешал туман. В расположении врага было тихо. Батарея, выпустив около десяти снарядов, замолчала. Но Сергей не верил наступившей тишине. Он прислушался к эху канонады, глухо доносившемуся с правого фланга.

На фланге Шел бой. Сергей слышал, как Свитковский просил разрешения открыть огонь. Березин знал, что противник стремится взять в клещи защитников города. Об этом ему сообщил утром адъютант Богданова, показав для убедительности карту командира полка.

Сергей, выслушав его, спросил:

- А как с Колей Сериковым? Ничего не слышно? Ты узнавал?

- А как же. Серикова эвакуировали на Кавказ. А вот связист Раджабов жив. Ты знаешь об этом? Он здесь.

- Жив?! - обрадовался Сергей. - Отпрошусь, поеду и отыщу его.

- Куда ты поедешь? Момоту поручено всех разыскать. А тебя все равно не отпустят. Мало ли что может произойти.

- Ничего не случится, наше направление второстепенное, сам Богданов сказал...

Но Богданов на этот раз ошибся. На рассвете противник предпринял отчаянную попытку прорваться к городу, именно на их второстепенном направлении. Бой затих только с наступлением сумерек. Петров управлял боем отсюда, и майору, слышавшему почти все команды и распоряжения генерала, казалось, будто он сам видит, как переходила из рук в руки безымянная высота, которую генерал называл ключом к позициям чапаевцев.

По окончании боя Богданов запросил о расходе снарядов и, услышав астрономическую цифру - семьсот два, присвистнул.

- Березину подвезти снаряды, - распорядился он. - А на батарею Свитковского передайте, чтобы он произвел пристрелку целей, особенно опасных для нашей пехоты...

Сергей наблюдал с вышки за пристрелкой, когда из-за поворота дороги появился человек. Сергей узнал комиссара полка. Иващенко шел, смешно размахивая на ходу руками, очевидно, погруженный в свои мысли. Каска была надвинута до самых бровей.

- Вот хорошо, - обрадовался ему Сергей и спустился с вышки.

- Здорово, орлы! - еще издали закричал комиссар. - Как воюете?

- Нормально, - отвечал Сергей. - А как в городе?

- Тоже нормально! - весело сощурился Иващенко. - Сам противник это подтверждает своими листовками. Раньше кричал: «Рус капут! С ходу возьмем Одессу», а теперь запел по-иному: «Матери и жены! Уговорите своих мужей и сыновей не лить понапрасну кровь и сдать город». А среди населения подъем, - продолжал он. - На стекольном заводе, который бутылки с горючей смесью выпускает, запалы к ним придумали. Не нужно будет поджигать паклю... - Иващенко помолчал, осмотрелся и добавил: - А сидеть здесь нам придется долго, Сережа. Отходить некуда, позади море. Были бы только снаряды... Увидишь командира полка, скажи, что я приду часа через три. У меня для него сюрприз.

Проводив комиссара, Сергей снова полез на вышку.

Когда Богданов вернулся в свою землянку, он увидел письмо.

«Маня!» - взглянув на конверт, обрадовался Николай Васильевич и, быстро вскрыв конверт, достал несколько мелко исписанных листков.

«Дорогой Коля! - писала жена. - Вот мы с Боренькой снова переехали. Ты напрасно волнуешься. Краснодарцы встретили нас хорошо. Уже устроились. Боря пошел в школу, а я теперь сестра милосердия в госпитале. Так рада, что работаю, передать тебе не могу. А тут еще случай. Твоего лейтенанта здесь встретила, по фамилии Сериков. Как я, Коленька, ему обрадовалась, будто родному. Вышло это случайно. Письмо он просил отправить, а я взглянула на адрес - твоя полевая почта... Он мне все о вас и о тебе, Коленька, и рассказал...»

Богданов дважды перечитал письмо. «Наконец-то получил от вас весточку, дорогие! - думал он. - А то я уже не на шутку начинал беспокоиться».

Мысли его нарушил Иващенко.

- Николай Васильевич, знакомься, - представил он майору рослого моряка. - Капитан второго ранга, прибыл к нам для координации совместных действий с артиллерией флота.

- Очень рад, - начал Богданов, глядя на полное доброе лицо, смеющиеся светлые глаза... «Голядкин? Коля?» - узнал он товарища по училищу.

- Коля! - обрадовался Богданов, обняв моряка.

- Он самый, - весело подтвердил моряк, целуя майора.

- Откуда ты? Какими судьбами попал сюда? Ты ведь на флоте?

- Был на флоте, а теперь в пехоте, - пошутил Голядкин.

- Вы незнакомы, - спохватился Богданов. - Это, Коля, комиссар полка Яков Данилович Иващенко. Знакомься, Яков Данилович, - повернулся он к комиссару. - Это Голядкин Николай Александрович, бывший комсорг нашего училища. Тринадцать лет не виделись. Вот какая встреча! А ты где служишь, Коля?

- Да вот в двести шестьдесят пятый кап направили заместителем.

- К нам! - обрадовался Богданов. - Что же ты молчишь?! Э-э, да я вижу, ты и с комиссаром уже познакомился. Так это что, заговор? Мне полковник Рыжи говорил, что подобрал заместителя, да еще добавил: не знаю, понравится ли? Да, заговор, значит...

- Каемся, Николай Васильевич, - улыбнулся Голядкин, - сначала я и сам не знал, что ты - это ты. А когда уточнил, что это тот самый Богданов, который руки держит в карманах и фуражку носит на затылке, тогда и сказал полковнику Рыжи, что знаю тебя.

- Ничего не забыл, - шутливо погрозил ему Богданов.

- А где сейчас Мария Ивановна?

- Она в Краснодаре. Только что письмо от нее получил. Представляешь, пишет, никак не хотела уезжать из Днепропетровска. Сейчас они с Боренькой устроились хорошо. А твои как? Где они?

Разговор двух друзей, так неожиданно встретившихся под Одессой, затянулся далеко за полночь. Потом оба уснули. Богданову приснилась жена. Он увидел Маню такой, какой она была в субботу 21 июня на концерте: в нарядном сером платье из легкой шерсти с красной отделкой и красными пуговицами.

- Ты скоро вернешься, Коля? - спросила она.

- Скоро, месяца через три.

- Это очень долго.

- Жди...

Ни шагу назад!

Богданову казалось, что эти два дня никогда не кончатся. 18 и 19 августа бои за Одессу достигли наивысшего напряжения. Введя в бой шесть пехотных и одну кавалерийскую дивизии и значительное количество танков, Противник к исходу 19 августа прорвал оборону Чапаевской дивизии. Только к ночи с большим трудом удалось восстановить положение.

В полку снова были потери. Особенно Богданов переживал ранецие командира третьего дивизиона. Когда ему доложили, что ранен капитан Ерохин, он не поверил этому. В командование третьим дивизионом вступил капитан Тарасов, бывший командир четвертого дивизиона, переданного в другой полк в начале войны. Богданов уважал капитана Тарасова, но потерю Ерохина ничем нельзя было восполнить. Богданов на миг представил себе невысокую статную фигуру Ерохина, белесые брови и голубые, глубоко посаженные глаза. Они вместе воспитывали бойцов, командиров. Того же Березина... А Березина этой ночью принимали в партию.

В тесном блиндаже, где заседало бюро, негде повернуться. Никто не произносил длинных речей. С рассветом мог начаться новый тяжелый бой.

- Комсомолец Березин воюет хорошо, - коротко сказал Богданов, - а коммунист Березин будет драться еще лучше.

Богданов знал, что у Березина горе: третьего дня лейтенант получил письмо, содержавшее страшное известие: его отец пропал без вести...

Бюро закончилось. Все разошлись. Богданов и Иващенко остались одни.

- Как дела в первом дивизионе? - спросил Богданов.

- Окопы вырыты мелко, - рассказывал Иващенко, - ровики для боеприпасов не отрыты. А ведь ясно: если инженерное оборудование плохое - значит, будут потери.

- Это несомненно, - подтвердил майор. - Ну а вы потребовали, чтобы исправили?

- Да, - ответил Иващенко. - Еще при мне все сделали.

- Вы знаете, есть решение Ставки об усилении обороны Одессы, - сказал Богданов. - По сути дела, создана качественно новая организация. Признаться, я и раньше задумывался над тем, что целесообразно было бы как-то централизовать управление...

Иващенко молча слушал и одобрительно кивал головой. Решение Ставки, принятое 19 августа, о создании Одесского оборонительного района, объединявшего силы Одесской военно-морской базы и Приморской армии в одно целое, было, по его мнению, очень своевременным и разумным. Командующим оборонительным районом стал контр-адмирал Жуков.

- Подумайте, Яков Данилович, как нам церестроить партийно-политическую работу, чтобы она целиком отвечала интересам обороны города, - проговорил майор.

Разговор с комиссаром продолжался еще около часа. Потом Богданов взял со стола развернутую карту.

- Видели? - спросил майор, показав комиссару на карте тонкую синюю подковку, опоясавшую подступы к городу.

- Клещи? - спросил Иващенко.

- Это само собой, а вот посмотрите сюда, - Богданов провел карандашом по синей стрелке, направленной вдоль дороги. - Поняли?

- Нет, - признался комиссар.

- Это то новое, чем гитлеровцы дополнили свой старый план, - пояснил Богданов. - Сосредоточивая основные усилия на ударах по флангам нашей армии, чтобы зажать нас, как вы заметили, в клещи, гитлеровцы одновременно все эти дни добивались успеха и на этом направлении. - Майор снова показал на синюю стрелку, протянувшуюся вдоль железной дороти. - А вчера они одновременно нанесли удар и в центре.

- Теперь я понимаю, как мы оказались на главном направлении, - произнес комиссар. - А Булдинку фашисты взяли?

- Взяли, да не удержали. Заставили их снова отдать, - успокоил Богданов. - Морская пехота выбила. Мы корректировали огонь крейсеров «Красный Кавказ» и «Шаумян». В этом бою моряки на бронепоезде прорвались в тыл к гитлеровцам.

- Вот почему они пути разбирают... - протянул Иващенко.

- Совершенно верно. Ну, что ж, Яков Данилович, я поеду, пожалуй, на огневые позиции, - поднялся майор.

- А я побуду до вечера на наблюдательных пунктах. Хочу, как стемнеет, на передовые пройти.

А огневики жили уже ставшей обычной фронтовой жизнью: улучшали оборудование орудийных окопов, совершенствовали маскировку. Таиров ходил от одного орудия к другому. «На наблюдательных пунктах лучше, - думал Гаджи, давая указания своим огневикам. - Там меньше работы. И все же я не поменялся бы с командиром взвода управления. Другое дело, если бы назначили комбатареи...»

У блиндажей к Таирову подошел Пронин.

- Разрешите обратиться? - козырнул разведчик.

- Слушаю тебя, - десело отозвался Гаджи.

- Я вот до поручению комиссара должен с вашими бойцами беседу провести. Расскажу им, что гитлеровцы на 23 августа парад в Одессе назначили. Ну, значит, какие наши задачи...

- Беседа ? - очень даже хорошо! Только подожди немного, пока кончим оборудовать позиции, - попросил Таиров, - не собирай пока людей. Не мешай им. Понял?

- Хорошо, я подожду, - ответил Пронин.

- Ты сейчас кто - комсорг?

- Замещаю. Морщаков заболел.

Таиров открыл коробку с папиросами и протянул разведчику:

- Кури, Ваня. Значит, говоришь, парад? - затянулся папиросным дымом Гаджи. - Вот сукин сын Гитлер! Парад захотел...

Он бегал между окопами и блиндажами, вникая в каждую мелочь.

- Огневики-львы! - кричал Гаджи. - Больше жизни!

Они уже заканчивали маскировку, когда приехал Богданов. Таиров давно не встречался с командиром полка. Бму показалось, что Богданов похудел и еще больше осунулся. Продолговатое лицо командира полка было бледным, глаза ввалились, на висках отчетливо проступала седина.

- Так вы говорите, порядок? - спросил командир полка у Таирова, глядя, как бойцы обшивали стенки орудийного окопа гибкими прутьями.

- Не совсем еще, - доложил Гаджи, - через час полный порядок будет.

- Доводите, - сказал, улыбаясь, Богданов. - А как новый командир взвода?

- Был у нас, - подтвердил лейтенант.

- То-есть как это «был»? - переспросил майор.

- Ранен!

- Ранен? - Улыбка сбежала с лица Богданова. - Когда?

- Сегодня, - ответил Таиров.

- Всего неделю пробыл у вас и уже ранен, - огорченным тоном произнес Богданов. - Плохо. Очень плохо...

- Десять дней, - подтвердил Гаджи. - Огневое дело знал слабо. - Он покачал головой.

- А вы, Таиров, его сразу узнали?

- Кого? - не вонял лейтенант.

- Огневое дело, говорю, вы сразу узнали? Или вас учили этому?

Таиров нахохлился:

- Зачем сразу? Учили, конечно...

- Правильно. Вот и его, новичка, следовало учить...

- Мы учили! - вспыхнул Гаджи. - Зачем не учили? Он пришел - пищал, не командовал. Десять дней был - голос как труба стал...

- Это хорошо, - пряча улыбку, сказал майор. - Командир должен вести себя уверенно, твердо. В этом и голос не последнюю роль, конечно, играет. Но главное для боя, сами понимаете...

- Огневое дело знать! - подсказал Таиров.

- Вот именно, - в тон лейтенанту отозвался Богданов. - Поэтому ноовичка и послали к вам в батарею. Разве Березин вам не говорил об этом?

- Зачем не говорил? Говорил, - возразил лейтенант.

- Но учить громким командам - это еще не все, - заметил командир полка. - Делу следует учить настойчиво, глубоко. Вы занимались с ним лично?

- Обязательно! - подтвердил лейтенант. Его маленькое скуластое лицо покраснело. Черная полоска усов над верхней губой запрыгала. - А почему он стал командовать? Потому что стал понимать огневое дело. А сегодня снаряд разорвался там, - Гаджи показал рукой на открытые погребки, в которых лежали по пять-шесть снарядов. - В этом погребке лежали дополнительные кучки пороха. Порох вспыхнул. Лейтенант побежал, бросил шинель, погасил, но другой снаряд разорвался рядом, осколок ранил... фельдшер ему перевязку сделал, а комиссар на машине отвез в госпиталь.

- Выходит, он предотвратил взрыв?

- Да, - подтвердил Таиров.

- Молодец! - похвалил майор. - Надо будет узнать у Момота, - обратился Богданов к своему адъютанту, - в каком он сейчас состоянии.

Командир полка прошел с Таировым все орудийные окопы, зашел в соседние блиндажи, где располагались люди. Везде был порядок.

- Берегите людей, Таиров, - прощаясь сказал Богданов. - Не рискуйте без необходимости. - Он крепко пожал руку лейтенанту и уехал.

- Огневики! - радостно крикнул Гаджи, когда машина скрылась. - Порядок! Посещение командира полка окончилось благополучно. - И он обнажил ровные белые зубы в широкой озорной улыбке. Потоп, Словно спохватившись, позвал:

- Пронин! Ваня, ты еще здесь?

- Здесь я, - отозвался разведчик.

- Давай, пожалуйста, проводи беседу, как фашисты парад делать хотят и как мы им свою музыку к этому параду будем готовить.

Будни обороны

Богданов сидел на траве, у вышки и отдыхал.

В этот первый день календарной осени солнце еще светило по-летнему жарко. Сняв фуражку и подставив лицо солнечным лучам, Николай Васильевич наслаждался тишиной, вот уже несколько часов как наступившей на участке Чапаевской дивизии. После того как попытка гитлеровцев прорваться здесь к городу окончилась провалом, они что-то приутихли. «Интересно, надолго ли это затишье», - думал Богданов.

- Товарищ майор! - раздался над ухом знакомый голос.

Перед ним стоял Березин. Лейтенант сиял от радости.

- Разрешите обратиться?

- Пожалуйста. Что хорошего скажете?

- Отец! - выпалил Сергей. - Жив!

- Поздравляю! - искренне обрадовался за лейтенанта Богданов. - А как же ему удалось спастись?

- Он не пишет. Сообщает только, что ему и его товарищам повезло. Они перешли линию фронта. И снова в госпитале оперирует. А меня он поздравляет со вступлением в партию.

В этот момент невдалеке разорвался снаряд, за ним еще один.

- Новая! - доложил Пронин, - -всего два выстрела сделала, а потом замолчала. Вроде кочует.

- Посмотрим, - сказал Богданов, занимая место у стереотрубы.

Из-за хутора Дальницкого вдруг появился дымок. Тишину разорвал глухой выстрел.

Майор измерил угол. Рядом поднялся еще дымок, чуть левее - третий.

«Видимо, пристрелку проводят, - решил Богданов. - Как бы не началось сейчас очередное наступление».

В этот момент к наблюдательным пунктам подъехал пикап генерала.

- Что у вас нового? - поздоровавшись, спросил Петров, когда Богданов спустился с вышки.

- Несколько новых батарей, - доложил Богданов.

- Этого следовало ожидать, - сказал генерал. - До сих пор противник активно прощупывал наши позиции и группировку, а настоящее сражение развернется только теперь. Вчера фашисты проводили разведку боем под Пересыпью, а сегодня, по-видимому, проведут там. г - Он кивнул на фланг, откуда доносился гул канонады. - Придется поехать туда.

Линию фронта медленно пересекали «юнкерсы».

- Вот и авиация, - проводив их глазами, сказал генерал. - Ничего не скажешь, у них все вовремя. Ладно, Богданов, поеду. У тебя, как всегда, все в порядке. Меня беспокоит фланг... Ты, наверное, слышал: сам Антонеску пожаловал сюда, под Одессу.

- Антонеску? - поднял брови майор. - Не слышал.

- Прибыл. Недовольны, вероятно, своим холуем хозяева. Вот он и примчался. Приказал взять Одессу штурмом, даже срок последний назначил - третье сентября.

- Значит, нам осталось жить всего три дня?

- Выходит... - улыбнулся генерал. - Ожидай теперь, Николай Васильевич, генерального наступления.

- Что ж, генеральное так генеральное, - задумавшись о чем-то, отозвался Богданов.

Богданов прилег отдохнуть под утро. Его разбудил шум, доносившейся сверху. Кто-то ходил по перекрытию землянки; на лицо сыпался песок.

- Что там? - недовольно спросил майор у телефониста.

- Морская пехота, - пояснил Морщаков, переставляя фигуру карманных шахмат. - Я уже выходил к ним, просил не шуметь. Их там много, рота или больше. Из Севастополя ночью прибыли к нам на подкрепление.

Майор неохотно протер глаза и, приподняв голову, посмотрел на часы. Стрелки показывали двадцать минут пятого. «Полтора часа всего спал», - подумал Богданов.

Вчерашний бой затянулся далеко за полночь. Теперь противник уже не мог позволить себе роскоши сделать перерыв для сна. Он торопился.

«Фашисты с потерями не считаются. Черт знает, когда они успевают подвозить пополнения, - размышлял Богданов, накручивая портянки. - А пленные твердят как попугаи: «Должны взять Одессу к третьему сентября». Не понимают, что одного их хотения мало. Антонеску приказал им взять город любыми средствами. Надеется толстоносый на свое превосходство в живой силе и технике. Конечно, восемнадцать дивизий против четырех - это много. Зато какие четыре! А наши маршевые батальоны? Они здорово выручают. Без них могло быть хуже... Вот и эти морячки, что сейчас наверху топают. Не зря гитлеровцы их полосатой смертью величают. А ты еще сердишься - потревожили...»

Он вышел из землянки. Чернильная темень ночи еще не уступила места рассвету. По небу блуждали длинные лучи прожекторов. Воздух сотрясали взрывы.

«Бомбят, - понял майор, наблюдая, как появляются все новые и новые очаги пожаров. - Зажигалки сбрасывают». Где-то в районе порта в воздухе вспыхнул вражеский бомбардировщик. Вот тонкая трасса пуль ночного истребителя зажгла второй самолет. «Ювкерсы» снова и снова заходили на цель, не считаясь с потерями. Артиллерия врага продолжала обстреливать город.

Богданов подошел к вышке. Возле посадки лежали и сидели краснофлотцы. В темноте, как жучки-светлячки, мелькали огоньки самокруток.

- Курить осторожнее, - негромко предупредил майор, - здесь, друзья, четыре шага - и фашисты.

- Не волнуйся, папаша, - ответил ему чей-то звонкий голос из темноты, - мы до них и торопимся. - Вокруг засмеялись. - Может, дашь воды? - Говоривший подошел к майору и, демонстративно чиркнув спичкой, стал прикуривать. Богданов увидел на миг пухлые, совсем мальчишечьи губы и озорные синие глаза.

- Извините, товарищ майор, - сказал синеглазый, увидев петлицы со шпалами, и поспешил ретироваться.

- Извиняю. А вы, ребята, когда вперед пойдете, не забудьте отправить назад, в тыл, того мальчика, что меня величает папашей. Детей туда не пускают, рано... А насчет воды, так ее нет. Вот, если хотите, арбузы, пожалуйста.

- Хорошие арбузы, - хвалили моряки, - где вы их. берете?

- Недалеко, на нейтральной полосе, там баштан, - улыбнулся майор.

- Командир идет, - сказал кто-то.

Подошел плечистый капитан-лейтенант. Поприветствовав Богданова и что-то выяснив у боцмана, он скомандовал:

- За мной!

- Противник рядом, - предупредил Богданов.

- Знаю, - сказал капитан-лейтенант и пошел вперед.

- Поднять клеши, примкнуть штыки! - послышалась через минуту его команда.

Светало. В лощине стелился густой туман. Редкую ружейно-пулеметную перестрелку, доносившуюся с передовой, скоро сменила частая дробь пулеметов. Захлопали разрывы мин.

Богданов позвонил Петрову:

- Похоже, что моряки, занимая оборону, атаковали противника.

- Сами ничего не поймем. Но на всякий случай выдели мне одного командира с радиостанцией, чтобы он мог вызвать огонь, - сказал генерал. - Я сейчас заеду за ним.

- Поедет Березин, - решил майор.

И через несколько минут Сергей уже мчался в пикапе генерала на передовой пункт. Ему тоже казалось маловероятным, что моряки сбили противника с занимаемой позиции. «В пехоте, - думал Березнн, - иногда выдают желаемое за действительное». Однако факты опрокинули самые смелые предположения: рота морской пехоты без артиллерийской подготовки выбила врага из траншей и углубилась более чем на километр.

Петров остановился вместе с Березиным на передовом пункте и приказал установить связь с моряками. Через сорок минут перед генералом стоял синеглазый.

- Где рота? - спросил генерал.

- Идет сюда. Завтракать собираемся, - ответил краснофлотец, картинно играя новеньким трофейным автоматом.

- Как это завтракать? А противник? - переспросил генерал.

- Не волнуйся, папаша, мы малость перекусим и снова его погоним, - весело отозвался моряк.

- Это генерал Петров, - одернул моряка Березин, которому не нравилась развязность синеглазого.

Тот смутился.

- Извините, товарищ генерал, - сказал он, - неузнал.

- Где ваш командир? - спросил Петров. - Вызовите его ко мне и передайте мой приказ: немедленно перейти к обороне, отозвать всех назад. Иначе вас перестреляют, как куропаток.

Через час морская пехота заняла свой район.

Сюрприз

Ковда Сергей вошел в блиндаж, там допрашивали пленного.

- Огонь вашей артиллерии ужасен, - говорил плотный черноволосый офицер. - Это ад... Мне довелось быть под ее огнем несколько часов подряд. Нет сил выдержать такое... Если бы огонь продолжался еще час, я бы сошел с ума... За голову майора Богданова назначена денежная премия, - сообщил он, - пятьдесят тысяч лей.

- Слышишь, Богданов? - улыбнулся генерал Петров, сидевший на месте телефониста.

Сергей только сейчас заметил, что Петров прижимал к уху телефонную трубку. Генерал не просто занимал место телефониста; он с кем-то держал связь.

Услышав имя Богданова, пленный оживился.

Когда допрос окончился, Богданов и Иващенко, проводив Петрова, пошли к себе.

- Что пишет Любовь Павловна? - спросил Богданов.

- Спасибо. Хорошего, признаться, мало. Собирается переезжать в Казахстан. Трудно одной с четырьмя... Ну а доченьки растут. - В голосе Иващенко звучали теплота и нежность.

- Разрешите? - в землянку заглянул адъютант. - Чай!

- Вот это дело, - обрадовался Богданов. - Вприкуску? - спросил он у комиссара. - Я тоже. Так вкуснее. Значит, говорите, Яков Данилович, сегодня во втором дивизионе побывали. Что же увидели? Как народ?

- Народ у нас, Николай Васильевич, золотой. Без единого звука переносят все трудности. Герои!

- Да, вы правы, люди у нас золотые, Яков Данилович, и по правде говоря, я порою завидую вам, - сказал Богданов.

- Это почему же?

- Все-таки у вас по сравнению, например, со мной куда больше возможностей бывать с людьми, наблюдать их и изучать, беседовать с ними. Это ведь так обогащает! Нужно очень дорожить этим бесценным даром человеческого общения...

- Прошу прощения, - в землянку вошел Момот.

- Это вы, доктор? Отлично! - увидев его, произнес майор. - Я сегодня заходил к вам, но вы были заняты операцией. А я хотел с вами посоветоваться. У нас возникла мысль: не можете ли вы создать у себя при санчасти лазарет, скажем, на десять - двенадцать коек для легкораненых.

- Госпитали разгружаются, - добавил Иващенко, - раненых эвакуируют в тыл. Я сегодня ездил проведать Ерохина, а его отправили на Кавказ...

- Ясно, - подхватил Момот, - это позволило бы нам сохранить кадры. Но...

- Понимаю вас, доктор, - остановил его майор. - Вы хотите сказать, что наши штаты медицинского персонала не рассчитаны на лазарет, о котором я говорю. Мы уже думали над этим с комиссаром. И пришли к выводу, что особенности обороны города позволяют пойти на это. Ведь, по сути дела, мы вертимся на пятачке. А тылы полка и вовсе находятся на одном месте. Лечение раненых не помешает нашему маневру. А нам, вероятно, придется здесь зимовать.

- Все это верно, - колебался врач, - но раненые часто нуждаются в сложных операциях. В наших условиях и нашими силами мы не сумеем делать их.

- Таких раненых мы будем отправлять в госпиталь, а после операции забирать в лазарет, - сказал комиссар.

- Вот именно, - поддержал его Богданов. - Поймите, доктор, нам хочется сделать все, зависящее от дас, чтобы люди полка не уходили безвозвратно, а имели возможность как можно скорее вернуться в свой полк. Но, разумеется, рисковать здоровьем и жизнью людей мы не имеем права, да и не хотим. Речь идет только о легкораненых.

- Согласен, - сдался Момот.

- Отлично! - улыбнулся майор. - Вот если бы мы могли также просто и быстро решить проблему потерь вообще...

Иващенко молчал. Они уже не один раз обсуждали вдвоем с Богдановым этот вопрос. Но поиски действенных мер, которые помогли бы сократить потери людей, пока не увенчались успехом.

- Чем чаще я над этим думаю, - продолжал Богданов, - тем больше утверждаюсь в мнении, что все сводится к одному и тому же.

- К чему же? - спросил врач.

- К дисциплине. Да, это не ново. Но только дисциплина способна помочь нам сохранить людей. Максимально снизить потери, А для того чтобы решить эту задачу, нам следует чаще бывать на огневых позициях, в боевых порядках и в подразделениях, контролировать их...

Момот и Иващенко ушли в половине второго, а около двух часов приехал начальник штаба полка капитан Макаров.

- Есть новости, - войдя, доложил он.

Богданов предложил ему сесть на земляное ложе, служившее днем стулом и кроватью ночью, а сам углубился в карту.

Он внимательно изучал множество только что нанесенных синих линий, кружков и значков.

- Пять новых батарей, - подсчитал Богданов. - Верно, Михаил Оеменович?

- Да, - подтвердил капитан, - часть обнаруженных вчера звуковой разведкой - сегодня подтверждена оптическими засечками.

- Вижу, - сказал майор.

Когда командир полка и начальник штаба закончили работу и вышли из блиндажа, уже светало. Воздух был удивительно чист и прозрачен. Позади наблюдательных пунктов четко вырисовывались большие заводские трубы.

Богданов медленно шел, вдыхая свежий воздух. Спать не хотелось. Около окопа, ще было укрыто орудие он остановился.

- А в гражданскую был пулеметчиком, - донеслись до него чьи-то слова. Богданов прислушался. Говорили двое. Один голос принадлежал Березину. Второй, густой, спокойный, был ему незнаком.

- Значит, и в гражданскую пулеметчиком были? - спросил Березин.

- Так точно! В этих местах, правда, не приходилось воевать, хотя родом недалеко отсюда.

«Гордин», - вспомнил Богданов фамилию обладателя густого баритона.

- Жаль мне Одессу, - продолжал Гордин. - Родной, можно сказать, город. Четверть века на судостроительном отработал. Каково было оставлять? Понимаете, как подошел фашист к окраинам, будто кто-то холодными руками сердце сжал...

Увидев командира полка, оба вытянулись.

Где-то далеко ухнул орудийный выстрел. Через .несколько секунд над их головой прошуршал снаряд, а спустя еще немного времени он разорвался далеко позади наблюдательных пунктов.

- Ориентир два, влево один сорок, - батарея противника! - громко доложил Гасанов. - Отсчет правого - двадцать восемь шестьдесят.

- Снова ты? - произнес Сергей, нанося отсчеты на карту. Это была обнаруженная жми еще вчера батарея 150-миллиметрового калибра.

- Что-то поздно сегодня. Нервишки подводят, наверное, - сказал Гордин.

Сергей тоже стал замечать, что гитлеровцы начали изменять своему принципу, или, как его назвал Морщаков, неписаному закону: «Взошло солнце - война, а зашло - конец войне, отдых».

Тяжело урча, подъехал дикап Петрова.

- Давно началось? - спросил он, выйдя из машины.

- Только что товарищ генерал, - ответил лейтенант! - Сегодня даже не дождались авиации.

- Появится еще, - кивнул Петров, пожимая руку подошедшему Богданову.

Генерал посмотрел в бинокль на вражеские позиции.

- Поберегите снаряды. Скоро пригодятся.

- Что-нибудь новое ожидается?

- У нас каждый день новое, - пошутил Петров, - так что нам не привыкать; так что ли, пулеметчик? - Он дружески подмигнул Гордину. И обращаясь к Богданову, спросил: - В полку Галиева, Николай Васильевич, есть твои передовые наблюдательные пункты?

- Есть. С этим полком у нас тесная связь.

- Это хорошо, - одобрил генерал, - только учти, ночью части дивизии будут отведены к Сухому лиману.

- Дивизия отойдет? - удивился Богданов. - Почему?

- Видишь ли, - пояснил Петров, - отвод :на новый рубеж значительно облегчит положение частей дивизии, так как сократится фронт обороны.

Богданов на секунду задумался.

- Но, - возразил он, - овладев побережьем Черного моря, от Бугаза до Сухого лимана, противник сузит кольцо...

- И возникнет угроза прорыва нашей обороны на всю ее глубину, - продолжил Петров. - Ты это хотел сказать? - Генерал нахмурился. - Да. Могу еще добавить, что возможность маневра наших кораблей в районе Одессы значительно уменьшится, .так как и сам порт и входящие в него суда попадут в радиус действия артиллерии врага. Вот так. Поэтому заход в порт кораблей будет осуществляться ночью. Или днем под прикрытием дымовой завесы.

- А что же мы от этого выиграем? - опросил Богданов.

- Не понял? - воскликнул Петров. - А еще артиллерист!

- Корабли Черноморского флота получат возможность поддержать огнем корабельной артиллерии каждый сектор обороны, - высказал предположение Богданов.

- Верно. Представляешь насколько повысится плотность огня? На войне, Николай Васильевич, далеко не всегда удается делать то, что хочется. Сейчас необходима отступить.

- Вы хотите сказать, что отвод дивизии на рубеж Сухого лимана ликвидирует угрозу прорыва противника на всю глубину?

- Вот именно, - улыбнулся Петров. - «Нет худа без добра». Эту пословицу напомнил мне вчера адмирал Жуков.

Когда генерал уехал, Сергей взял коробку с шахматами, которую где-то раздобыл Морщаков, и расставил фигуры.

- С кем играете? - спросил подошедший Богданов.

- Нет партнера, - поднявшись, сказал Сергей.

- Садитесь, - остановил его Богданов, - партнера, говорите, нет? Ну что же, придется разрешить вам обыграть командира полка.

Партия развивалась спокойно. Сергею очень хотелось не ударить в грязь лицом перед Богдановым, и лейтенант затеял очень рискованную комбинацию. После нескольких ходов майор действительно призадумался. Сергей посмотрел на озабоченное лицо майора. Высокий лоб Богданова прорезала складка. Темно-серые, запавшие от усталости и недосыпания глаза сузились.

- Шах! - объявил майор, делая ход слоном. - Еще раз шах, - повторил он. - А теперь через два-три хода - неизбежный мат...

Березин молчал. Он сосредоточенно искал выход из создавшегося положения. Не хотелось мирпться с мыслью, что партия проиграна.

- Сдаетесь? - спросил Богданов.

- Нет, - упрямо качнул головой Сергей.

- Закурите. - Майор протянул ему коробку «Казбека». - Напрасно упорствуете. В таком положении даже Ботвинник прекратил бы игру.

Сергей сделал ход.

- Ах вот что, - усмехнулся Николай Васильевич. - Продолжаете сражаться. Верите в себя. Это хорошо. Без веры нет и победы. А мы ответим вот так. Шах!

Следующие два хода прошли в обоюдном молчании.

Пролетело несколько напряженных минут.

- Слабый ход, - сказал майор. - Вы проиграли. Шах! Еще раз шах - и мат! - объявил Богданов. - На сегодня довольно. - И он посмотрел на часы.

Через полчаса Богданов и Иващенко уже проезжали мимо огневых позиций третьего дивизиона, направляясь, в первый дивизион.

- Не нравится мне это затишье, - проговорил Богданов.

Машина выехала на дорогу, ведущую к первой заставе, повернула в сторону и, легко взяв подъем, помчалась вдоль гребня.

Богданов посмотрел вниз, в лощину, где под маскировочными сетями, прикрытыми травой и листьями, виднелись стволы орудий.

- Стой! - вдруг остановил шофера майор. - Вы только взгляните, - обратился он к комиссару. - Нет, вьв только посмотрите...

Старший политрук увидел траву, прикрывавшую маскировочные сети, натянутые над орудиями.

Теперь. Иващенко понял, о чем говорит майор. На зеленом поле .на одинаковом расстоянии друг от друга желтели четыре больших пятна.

- Девятая! - сказал Иващенко.

- Да, девятая, - подтвердил майор, наводя бинокль.

- Утром этого не было, - развел руками комиссар. - Стало быть, после обеда Таиров придумал.

- Придется заехать. Прямо, - сказал Богданов Мастихину, и машина легко покатилась вниз.

На огневых позициях батареи заметили эмку.

Машина была уже недалеко от орудий, когда батарейный запевала затянул:

Гремят орудия над морем,
Вздымая смерчи к облакам.
Кровавый хищник смерть и горе
Несет к цветущим берегам...

 

Богданов прислушался. А группа бойцов подхватила::

Нет, не бывать в Одессе гадам,
Не видеть наших берегов,
Лихих богдановцев снаряды
Летят на головы врагов...

 

- Что это за песня? - спросил майор у Иващенко.

Старший политрук сделал вид, что не слышал вопроса.

...И там, где танки подползали,
Где злобный враг бросался в бой,
Там груды битого металла,
Там трупы высятся горой...

 

Бойды дружно грянули последние строки куплета:

...Вперед, богдановцы-орлята!
Страна вас к подвигу зовет!

 

- Эта песня в сегодняшней газете напечатана. Хотел сюрприз вам сделать, да стало быть не вышло, - признался Иващенко. - Впрочем, получилось как сюрприз...

Богданов молчал. Машина въехала на огневые позиции и остановилась у крайнего правого орудия. К ним, печатая шаг, подошел Таиров и, отдав рапорт, вытянулся, как .видно ожидая похвалы.

- Кто придумал такую маскировку? - поздоровавшись, спросил майор.

- Я! - поспешил доложить лейтенант.

- А я сомневался!.. - Богданов укоризненно посмотрел на Таирова. - Разве вы не различаете цвета? Ведь это не маскировка, а целеуказание для бомбежки. А вы, Таиров, не раз, конечно, поднимались в воздух для корректировки и знаете, что с высоты любой клочок другого цвета виден, как белое на черном фоне. Наше с вами счастье, что авиация врага не летала сегодня после обеда. Прикажите немедленно убрать. - И, отойдя от растерянного лейтенанта, Богданов подошел к бойцам.

- Спасибо за песню, - тепло сказал он. - Большое спасибо.

После посещения батареи Богданов и Иващенко некоторое время ехали молча. Богданов был взволнован. Он вспомнил все пережитое за эти два месяца. И откуда только брались у людей силы? Он чувствовал себя в долгу перед ними...

Наступление переносится

Богданов был уверен, что наступившая передышка продлится недолго. И верно. На третий день рано утром разрывы вражеских снарядов и мин вновь опоясали подступы к городу.

- Началось! - вслух произнес Богданов.

С юга донесся ровный глухой гул; он быстро нарастал.

Майор выглянул из блиндажа. Линию фронта пересекали тяжелые, нагруженные самолеты с черными крестами на крыльях.

Над батареей Березина группа «юнкерсов» развернулась, и самолеты один за другим стали пикировать на орудия.

Сергей спрыгнул с вышки и побежал к ровику радиостанции.

- Таирова к микрофону, - приказал он.

Березин не отрываясь смотрел в сторону , огневых позиций. Над его батареей продолжали носиться «юнкерсы».

- Таиров у микрофона!

- Гаджи! - обрадовался Березин. - Живы?!

- Нормально! - прохрипел микрофон.

Один из «юнкерсов», идя на бомбежку, внезапно спикировал на посадку, где находилась вышка.

Гордин довернул зенитно-пулеметную установку на , пикирующий бомбардировщик, приближавшийся со страшным ревом, и в упор расстрелял его.

Самолет врезался в землю, засыпав вышку дождем осколков.

- Противнику удалось прорваться в стыке, доложили с передового НП. А через несколько минут Богданов увидел, как из балки, отделяющей наблюдательные пункты от позиций нашей пехоты, появились гитлеровцы.

- Их больше роты, - высказал предположение лейтенант Веселый.

- Вижу! - ответил Богданов и что-то сказал Гордину. В тот же момент четыре ствола зенитно-пулеметной установки опустились и повернулись в сторону приближавшихся групп.

- Без команды не стрелять! - предупредил майор.

Томительно долго тянулись секунды.

- Их не так уж много, - услышал Богданов голос командира взвода разведки младшего лейтенанта Леонтьева.

Богданов вспомнил, как незадолго до войны он прибыл в полк из училища с Золотой Звездой на груди. Звание Героя Советского Союза Леонтьев заслужил во время боев с белофиннами, еще будучи наводчиком орудия.

- Огонь! - крикнул Богданов, когда уже ясно можно было различить чужую форму солдат.

Тонкие нити трассирующих пуль прижали наступавших к земле. Они залегли, потом предприняли. две попытки обойти посадку с флангов, но оба раза откатывались, устилая телами убитых и раненых подступы к позиции.

- Товарищ майор, - доложил Веселый, - прибыла топографическая батарея.

- Отлично. Обойдите с одним взводом противника слева, а вы, Леонтьев, со своими разведчиками и взводом управления - справа. Второй взвод топобатареи атакует в лоб. Ура! - закричал Богданов, поднимая взвод.

Решительный натиск наших бойцов, неожиданно контратаковавших гитлеровцев, сделал свое дело: противник был отброшен с большими потерями для него. Вскоре Богданов снова сидел на вышке, словно ничего и не произошло. Слева и впереди еще продолжался бой. Майору сообщили, что прорвалась еще одна группа, вероятно, с танками. Нужно было предупредить всех.

- Как ваш передовой? - опросил он у Березина.

- Не отвечает, - доложил Сергей. - Там у меня Кирдяшкин. - Сергей несколько минут безуспешно вертел ручку настройки...

К посадке подъехал пикап генерала Петрова.

- Вызовите мне срочно Ковтуна, - приказал он. - Высоту не отдавать, держитесь, к вам идет помощь! - передал генерал капитану Ковтуну, исполнявшехму обязанности командира стрелкового полка вместо раненого Галиева. - Да, да, держитесь! Я посылаю вам помощь?

Генерал сложил карту и, положив ее за пазуху, сказал Богданову:

- Сейчас введу в бой резерв, двести штыков и бронемашины...

Над их головами снова появилась шестерка «юнкерсов».

- Передайте на огневые, - распорядился Богданов. - Вовдух!

Но там уже увидели «юнкерсов».

- В укрытия! - громко крикнул Таиров, первым заметивший вражеские самолеты. - Воздух!

Огненные разрывы окутали дымом орудия. Один за другим с истошным визгом сирен пикировали «юнкерсы» и, отбомбившись, ложились на обратный курс.

Когда налет кончился, Таиров поднялся, отряхивая землю с гимнастерки и бриджей. «Где теперь яма, а где окоп?» - подумал он, глядя на огромные воронки.

- Четвертое орудие повреждено, - доложил артмастер, и они оба отправились к орудию. Поврежденным оказался орудийный щит.

- По местам, - передал телефонист.

- К орудиям! - скомандовал Таиров, и огневая позиция вновь ожила. Туда-сюда сновали подносчики снарядов, со звоном досылались сорокакилограммовые чушки в казенники стволов, щелкали затворы, раскатисто ухали орудия.

- По танкам! - кричал Таиров.

Танки появились перед самой огневой внезапно. Орудия не вели огня. Была пауза. Бронированные машины врага шли на малой скорости. Вплотную прижимаясь к ним, бежали солдаты.

- Бетонобойным! - загремел Таиров, - отражатель ноль...

Головной танк развернулся от удара бетонобойного снаряда и застыл. Второе и третье орудия выстрелили одновременно с двумя другими танками врага. У второго орудия разнесло щит. У танка сорвало гусеницу. Третий танк довернул на стрелявшее орудие башню и выстрелил, но снаряд другого орудия разорвался у башни, и пламя лизнуло грязно-белый крест...

- Огневики! - закричал политрук батареи Карпу,хин. - За мной!.. Ура!.. И группа специально выделенных раньше бойцов атаковала растерявшихся гитлеровцев, бегущих от горящих танков.

В это время по дороге на село Далъник мчались бронемашины. В первой машине сидел генерал Петров.

- Дайте огонь по хутору Дальницкому, быстрее! - приказал Богданов.

Прогремел залп - и разрывы снарядов накрыли Дальницкий.

- Верно! - крикнул Богданов. - Еще огонь!

Шквал огня, казалось, катился впереди наших бронемашин.

- Ура-а! - докатилось до артиллеристов. Резерв генерала Петрова атаковал врага.

- «Барс», стой! - передал Богданов и перенес огонь вперед.

А командир артиллерийского взвода Кирдяшкин не отзывался. Сергей не знал, что и думать. Только вечером, после боя, он узнал, что в тот момент, когда политрук Карпухин атаковал фашистских автоматчиков, Кирдяшкин во главе стрелкового взвода, потерявшего командира, дерзкой контратакой выбил из траншеи захвативших ее гитлеровцев.

Затишье наступило к вечеру. Богданов опустился с вышки, чтобы размять затекшие ноги. Было душно - ни ветерка, ни прохлады. На горизонте за кромку далекого леса садилось багряное солнце...

Богданов понимал, что удачная контратака дает оборонявшимся небольшую передышку. А Одесса нуждается в людях. На счету, что называется, каждый человек.Петров часто повторял это, да он и сам видел... Казалось, без пополнения оборона не выдержит...

- Слушай, Стива, - услышал Богданов голос Пронина. - Ты представляешь, как люди горят? Живьем... А?

- Ты что? - удивился Морщаков. - О чем это ты?

- Да вот в газете прочел. В сводке Информбюро о» нашем селе сказано. Каратели людей в сарай позагоняли,. а потом керосином его облили...

- Я вот тоже, Ваня, весточку из дома получил нерадостную. Мать пишет, бомбят, их гады день и ночь... Жутко...

«Да, слезы и горе шагают по русской земле», - подумалось Богданову.

- Николай Васильевич! - окликнул майора генерал Петров. - Я тебе лейтенанта вашего привез. Пусть передохнет малость. Ты о телеграмме Ставки знаешь? Даг пополнение уже в пути. Теперь заживем, - заключил генерал и, простившись, уехал.

- А у вас что, рация отказала? - спросил. майор у лейтенанта Кирдяшкина.

- Да. Питание село. А потом мы воевали, помогали чапаевцам...

- Воевали? А чем? - поинтересовался Богданов.

- Как чем? - Кирдяшкин показал на бутылку с горючей смесью. - Они уже немало насолили гитлеровцам. Кстати, местное производство, - заметил лейтенант, развернув обертку к запалу, на которой было написано" «Товарищи! Запал к бутылке с воспламеняющейся жидкостью изготовлен в Одессе».

Бощанов разгладил обертку и ниже прочел: «Черноморец! Не пусти врага в Одессу. Подожги танк!»

- Товарищ майор, сводка, - доложил подошедший Веселый и протянул небольшой листок бумаги.

«...Противник, - прочел Богданов, - 15 сентябри возобновил наступление по всему фронту, введя в бой резервы. Главный удар на этот раз наносился в направлении Вокаржаны - Дальник силами трех пехотных дивизий при поддержке авиации и танков. Бои приняли: ожесточенный характер. Все атаки противника были отбиты с большими для него потерями...»

Прошло три дня. Гитлеровцы, вероятно, производили перегруппировку, поэтому особой активности не проявляли.

- Есть хорошие новости, Яков Данилович, - сказал Богданов комиссару, когда они в землянке командира полка обсуждали текущие дела. - Прибыло пополнение, это во-первых...

- Знаю, - ответил Иващенко, - уже разгрузилась дивизия, а с ней и тяжелый артиллерийский полк.

- Верно. Только прибыли они не в наш сектор, а в восточный, - уточнил Богданов.

- В восточный? Жаль, конечно, что не к нам. Впрочем, все равно жить уже легче.

- Да, это так. Но главная приятная новость состоит в том, что в самые ближайшие дни наши войска нанесут удар но фашистам. Это будет необычайно смелая операция наземных частей и флота с одновременной высадкой воздушного и морского десантов. А потом последуют новые удары...

Однако, говоря это, Богданов еще не знал, что из Севастополя уже вышли крейсеры «Красный Кавказ» и «Красный Крым» с десантом морской пехоты. Еще полторы тысячи человек спешили на помощь осажденной Одессе.

Два дня не смолкал грохот боя в восточном секторе.. Первую весть о победе принесли в город раненые, а потом моряки протащили по улицам города захваченные орудия.

На длинных стволах мелом были сделаны надписи: «Они стреляли по Одессе! Этого больше не будет!»

Улыбающиеся краснофлотцы, махая бескозырками, отвечали на приветствия жителей.

Одесса ликовала. Гремело радио: «22 сентября наши войска комбинированным ударом стрелковых частей и десанта моряков, заброшенных в тыл врага, нанесли поражение противнику. Действия наземных войск были поддержаны огнем кораблей Черноморского флота и авиацией. В результате успешно проведенной операции противник понес серьезные потери в людях и вооружении. Общие потери убитыми, ранеными и пленными составляют не менее пяти-пшстй тысяч солдат и офицеров... По неполным данным, наши войска захватили шесть танков, сто тридцать автомобилей, тридцать три артиллерийских орудия разных калибров, в том числе четыре дальшобойных, обстреливавших Одессу...»

К наблюдательной вышке Богданова подъехал на машине комиссар полка.

- Был в политуправлении, в городе, и заодно решил побриться, - рассказывал Иващенко. - Раз уж попал в Одессу, так почему бы не поблаженствовать в настоящем кресле парикмахера. Люблю, когда тебя этак щекочут кисточкой, намазывают теплой душистой мыльной пеной. Расселся я в кресле и не обращаю внимания на -бомбежку. Вдруг вижу, дом, что стоял напротив, стал наполовину ниже...

А тут снова гул самолетов, и опять взрывы. Поверьте, у меня внутри что-то словно оборвалось. Вот, думаю, глупая смерть - в кресле... Взглянул я на парикмахера, он преспокойно правит бритву о ремень и равнодушно смотрит в окно. Закончил, попробовал лезвие, повернулся ко мне и говорит: «Холера им в бок, этим «юнкер-сам», чтоб они уже до своего аэродрома не долетели...»

Ругается, понимаете, а страха нет. Неудобно мне стало как-то. «Ах ты, Аника-воин, - говорю я себе, - а еще военный комиссар, посмотри на гражданского человека, он же ни капельки не испугался, а ты?» А бомбежка все продолжалась. Не выдержал я и спрашиваю: «А вам, товарищ мастер, не страшно? Ведь сюда небось и артиллерия фашистская доставала. Я видел у входа воронки». Парикмахер как-то странно посмотрел на меня, потом улыбнулся и сказал: «Вот эта бритва, которой я перебрил за свою жизнь пол-Одессы, а может, и больше, эта бритва может стать оружием... Поняли? А вы спрашиваете за какой-то снаряд. Холера им в бок, всем гитлеровцам...»

Богданов посмеялся над рассказом комиссара. Потом они оба поднялись на вышку командира полка. Сергей хотел было узнать у Иващенко, нет ли вестей от Серикова, но не решился уйти со своей вышки.

Готовится новое наступление. Богданов сделал такой вывод, наблюдая передвижение частей. Скоро это подтвердилось. В первых числах октября командиру полка официально объявили:

- Готовьтесь. Будем наступать...

Богданов получил задачу и приступил к подготовке полка. Пять дней пролетели в напряженной работе. Богданов старался предусмотреть вое до мелочей. Командиры. дивизионов и батарей распределяли обязанности по взводам и орудиям.

- Вот ото, я понимаю, война! - радовался Гак. - А то сидишь, як крот, и голову не высунешь. Нехай теперь хриц прячется...

Но днем 9 октября произошло непредвиденное.

Из-за поворота дороги показалась группа моряков. Они подошли к вышке Березина.

«Кажется, начальство», - подумал Сергей.

- Где командный пункт Богданова? - спросил адмирал.

Березин представился и проводил их к блиндажу майора.

Трое вошли внутрь, а двое остались у входа.

- Кто этот адмирал? - опросил Сергей.

- Который? В плаще - это Жуков, а с ним вицеадмирал Левченко.

«Левченко? - удивился Березин. - Он нее заместитель наркома!»

«Ну и наступление, должно быть, будет», - думал Березин, возвращаясь к себе. Ему и в голову не могло прийти, что приезд адмирала Левченко мог означать чтолибо другое. Откуда было знать командиру батареи, что войска 51-й армии, оборонявшие Крым, под давлением превосходящих сил противника, оставили Перекоп и отошли на рубеж села Ишунь.

Богданов тоже не знал об этом и с удивлением слушал адмирала, объявившего ему, что наступление отменяется. Вместо него будут проведены военные действия, которые должны дезинформировать врага.

- Пусть думает, что мы наступаем, - закончил Жуков.

Все шло так, как было намечено. Разведку боем провели ночью. Сергей видел, как ожил передний край обороны. Бесчисленное множество осветительных ракет дополнилось трассирующими пулями. Чапаевцы без особого труда овладели хутором Дальницким, но развивать успех не стали.

В течение следующего дня гитлеровцы дважды пытались обить их с захваченных позиций, то же повторилось и на второй, и на третий день. Только на пятый день гитлеровцы прекратили попытки вернуть хутор Дальницкий.

В тот же день Богданов был срочно вызван к генералу Петрову, назначенному командующим армией.

- Ты знаешь, Николай Васильевич, - спросил Петров, - что на юге сложилась очень напряженная обстановка? Враг угрожает Донбассу, Ростову и Крыму. Вот так, Николай Васильевич.

- Я слышал, на Перекопе идут тяжелые бои, - сказал майор.

- Хуже! сказал генерал. - Наши оставили Перекоп и отошли на слабо подготовленные к обороне Ишуньские позиции. Крыму нужно срочно помочь. Вот почему и стал вопрос об эвакуации Одессы. Ставка решила. "У авиации и кораблей, которые нас поддерживают, одна база - Крым.

- Да, - вздохнул Богданов, - если противник займет Крым, тогда и Одессе придется туто...

- Конечно, - кивнул Петров. - А в случае продвижения фашистов к Ростову, Одесса останется глубоко в тылу и контрудар отсюда будет просто нереален. Вот так...

- Значит, Одесса...

- И мне ее жаль, и командованию, разумеется, - всем жаль, да ничего не поделаешь. Нужно.

- И все же обидно уходить, когда выстояли оборону, - сказал майор. - Такой ценой нам это досталось - и уходить... И когда же?

- Ближайшей же ночью.

- Этой ночью?!

- Прежний срок был двадцатого октября. Так и согласовали со Ставкой. Но вариант последовательного отхода армии отпадает. План изменили. Сам знаешь, какую кутерьму затеяли гитлеровцы. Они и весь , город переполошили. Сейчас несколько улеглось. Враг поверил в то, что мы пока не собираемся сдавать Одессу. Но стоит нам возобновить отвод - и противник сразу поймет. Поэтому и решено ночью внезапно отвести войска с передовой, погрузить на транспорты и эвакуировать...

- ..Вот как... Смело, я бы сказал, даже дерзко задумано, - задумчиво произнес Богданов.

- Решение смелое, - согласился Петров. - На этом и построен замысел. Его должны обеспечить скрытность действий и дезинформация. Другого выхода нет. Промедление, нерешительность могут привести к непоправимому...

- Собираемся в районе порта, - объявил через чае Богданов командирам дивизионов, - и грузимся на корабли. Наш причал номер семнадцать. Платоновский мол. Инструкцию по посадке на суда даст, начальник штаба. Прочесть и запомнить, ясно?

Приказ ошеломил Березина. Он растерянно посмотрел на Богданова. Лейтенант знал, что из Одессы вывозится промышленное оборудование, эвакуируются госпитали, ушла, наконец, новая дивизия. Но оставить Одессу? Нет, этого никто не ожидал...

С наступлением темноты Богданов во второй раз за время обороны повел полк через город.

Никогда еще лязг гусениц, гремевших по булыжнику мостовой, не казался ему таким гулким. Ему чудилось, что одесситы, которых они встречали на перекрестках улиц, на баррикадах, провожали орудийные поезда укоризненными взглядами. Даже огромные плакаты, призывающие со стен зданий к борьбе, казалось, осуждающе смотрели на артиллеристов. А на Платоновском молу Богданов увидел четыре трофейных орудия с размашистыми надписями на длинных стволах: «Они стреляли по Одессе». И ему стало совсем не по себе.

Скоро к причалу номер семнадцать подошел третий дивизион. Из кабины полуторки выскочил старшина Гордин.

- Товарищ майор, - обратился он, - с позволения командира дивизиона разрешите домой забежать, проститься.

«У него здесь семья, жена, дети, Старики, - подумал майор, - а он должен оставить их...»

Портальные краны легко, как игрушечные, поднимали и опускали в трюм многотонные орудия и тракторы. Погрузка близилась к концу.

- Вроде, всех разместили, - оказал Богданову озабоченный Иващенко, - сейчас посмотрю, как устроилась штабная батарея.

Богданов вспомнил о Гордине: «Пришел или не пришел?»

- Товарищ майор, вас какой-то человек спрашивает, - доложил Веселый.

- Извините, - сказал Богданову незнакомый старик. Он выглядел очень усталым. Глаза за стеклами очков в железной оправе глубоко запали. - Проститься пришел, вы уж извините, - повторил он и протянул что-то майору. - Возьмите, мы будем ждать вас обратно...

«Земля! - понял майор. - Этой горстью родной одесской земли старик хочет сказать нам: «Где бы вы ни были, знайте, что Одесса ждет вас, ждет, как своих освободителей. Вы в долгу перед одесской землей, и пока вы сюда не вернетесь, пусть не будет вам ни сна, ни покоя...»

- Спасибо! - взволнованну проговорил Богданов и обнял старика. - Мы еще вернемся. Мы обязательно вернемся с победой!

Тревожно прозвучал горн.

На борту «Жана Жореса» Богданову встретился Сергей.

- Людей разместили? - спросил майор. - Все ли на месте?

- Кроме Гордина, - смущенно доложил Березин.

- Придет! - тихо, но. уверенно сказал майор.

Снова прозвучал горн. По кораблю передали команду.

«Жан Жорес» уже отваливал от мола, когда на корму прыгнул Гордин и подошел к Березину.

- Прибыл, - донесся до Богданова хриплый, словно простуженный голос. Старшина встал на корме и замахал кому-то пилоткой. На берегу, прижав к себе мальчика лет пяти и девочку-подростка, неподвижно застыла женщина. «Жена», - понял майор.

Стоявший рядом с Гординым краснофлотец обернулся, и Богданов узнал синеглазого. Моряк снял бескозырку, за ним все остальные. Люди стояли с непокрытыми головами, молча прощаясь с Одессой.

«Красный Кавказ», идущий впереди, круто развернулся и взял курс на юг. За ним следовали караван судов и крейсер «Червона Украина», на котором разместился штаб Одесского оборонительного района.

В Одессе было тихо. Лишь изредка тишину нарушали одинокие выстрелы, да нити трассирующих пуль прорезали редеющую ночную темень.

Кончалась ночь на 17 октября 1941 года.

ГВАРДЕЙЦЫ

Севастополь не сдавать

Эмка, петляя, легко берет крутые подъемы и снова катится вниз. Богданов, погруженный в мысли, курит. Позади на сиденье трое: Голядкин, Иващенко и Веселый. Заместитель командира полка и комиссар дремлют. Веселый сидит без фуражки. Она лежит у него на коленях. На черных петлицах его гимнастерки алеет по три кубика. По две шпалы на петлицах у Иващенко, по три у Богданова. Богданов теперь подполковник. Почему же он невесел?

Оставили Ишуньские позиции... А ведь перед этим гитлеровцы потерпели серьезную неудачу. Начав наступление 22 октября, 11-я немецкая армия не только не овладела Ишуньскими позициями, но за четыре дня не сумела даже выйти в глубину обороны приморцев. Это был провал наступления гитлеровцев. Вот тогда у Богданова было хорошее настроение. Они пришли вовремя. Его полк прибыл в Севастополь 17 октября, прибыл без потерь, хотя корабли трижды подвергались атакам самолетов-торпедоносцев. На Корабельной стороне Богданова встретил делегат связи. Гитлеровцы шли на Ишунь, Нельзя было терять ни минуты...

18 октября третий и разведывательный дивизионы полка Богданова миновали Симферополь и под Ишунью вступили в бой. Первый и второй дивизионы, усилив оборону стрелковых частей, совместно с ними остановили врага под Воронцовкой. На пятую батарею полка вышли двенадцать фашистских танков; на первый дивизион майора Гончара - тридцать. Бой продолжался и ночью. То там, то здесь оранжевыми пятнами вырывались иа темноты горящие остовы тупорылых чудовищ с крестами на броне.

Они не прошли...

26 октября Богданов узнал от генерала Петрова о положении на юге.

- Обстановка ухудшилась, - сообщил ему командующий. - Первая танковая группа гитлеровцев прорвалась севернее Днепропетровска. Наши оставили Мелитополь...

- Мелитополь?! Выходит, Крым ев тылу?

- Да. Но еще хуже то, что враг теперь получит возможность усилить свою группировку здесь, у Ишуньских позиций.

Это приморцы скоро почувствовали. Получив подкрепление, Манштейн снова пытался выйти механизированными соединениями в центр Крыма, чтобы окружить советские войска. Тогда-то Богданов и услышал о решении Ставки создать оборону Севастополя силами флота и Приморской армии, а войсками 51-й армии прикрыть Керчь. Несколько дней назад третий дивизион его полка отошел с 51-й армией к Акманайскому перешейку на Керчь, а первый и второй огневые дивизионы и разведывательный дивизион - на Севастополь с Приморской армией. Как ни пытался Бовданов отстоять третий дивизион, но так и не смог.

- Пятьдесят первой армии не достает огневых средств, - возразили ему. - Сам Петров оказался бессилен. Приказ Ставки. - И дивизион ушел.

А теперь они оставили Ишуньские позиции. Вот почему невесел был Богданов. Ему было ясно, в какое тяжелое положение поставила их потеря этого рубежа. Переживал он и то, что лишился одного своего дивизиона; он вспоминал командира дивизиона Тарасова и возвратившегося несколько дней назад из госпиталя Ерохина, Свитковского и Березина, Гака, Таирова, бойцов Пронина, Морщакова, Гасанова и других.

Богданов опустил стекло в дверце автомашины. В лицо ударил свежий ветер. «Наверное, он прилетел с тех далеких гор и еще не успел пропахнуть горьким дымом войны», - печально улыбнулся Богданов. Уже несколько дней его полк пробивается к Севастополю. Приморцы идут по горам. Обход оказался нелегким: вражеские мотомехчасти успели перерезать дорогу на Севастополь. И тогда Петров принял дерзкое, но единственно верное решение идти на город кружным путем через Алушту и Ялту. Час назад окончился бой в горах. Противник пытался снова преградить дорогу Приморской армии на Севастополь. Но приморцы все же пробились.

Машина опустцдась вниз, Впереди выросли султаны дыма: «Бомбят!»

- Что там? - спросили одновременно Голядкин и Иващенко, разбуженные грохотом разрывов.

- Машина генерала! - воскликнул Иващенко, увидев впереди машину. И действительно, рядом у обочины дороги стояли Петров и Крылов.

- Потери, есть? - спрашивает Петров у Богданова. - Нет? Это хорошо. Учти, Николай Васильевич, последний привал ночью, утром мы входим в город. - И, помолчав, добавляет: - Завтра четвертое ноября. Севастополь сражается уже несколько дней...

Богданов знает об этом. Гитлеровцы пытались взять Севастополь с ходу, зная, что город остался без войск.

Петров выглядит на редкость усталым. Богданов понимает, какая ответственность легла на плечи генерала.

Поставив полку Богданова задачу, Петров вместе с генералом Крыловым уехал вперед.

К утру части Приморской армии вышли к Севастополю и вступили в бой. Полк Богданова был введен в бой под Дуван-Коем, где сложилась самая напряженная обстановка.

- Противник стремится овладеть Дуванкойским узлом обороны, - разъяснял Богданов командирам дивизионов, - чтобы расчистить себе путь в долину реки Бельбек. Враг надеется расчленить нас и по частям уничтожить. Ваша задача - не допустить прорыва.

Полк с ходу развернулся в боевой порядок, занял огневые позиции и открыл огонь по атакующим танкам и мотопехоте врага.

- Залпом! Огонь! - командует Богданов.

Горят вздыбленные и опрокинутые танки с чернобелыми крестами на броне. Трупы в зеленых мундирах устилают землю. Но натиск фашистов не ослабевает.

Отброшенный на исходные позиции противник бросает в бой свежие силы. Он неистово рвется в долину реки Бельбек, не считаясь с потерями. Обстановка осложняется. Особенно тяжелой она складывается для второго дивизиона.

- Держитесь, Бундич, высылаю резерв, - передает его командиру по рации Богданов и молча смотрит на Иващенко. Оба понимают, что остается одно - ввести в действие измотанный в боях разведывательный дивизион.

- Может быть, пока только штабную батарею? - предлагает комиссар. - Разведдивизиону отдохнуть хотя бы денек. Батарея Шлепнева отдохнула...

Согласен, - решает Богданов. - Передайте Шлепневу приказ.

- Первый дивизион открыл огонь картечью по атакующим, - докладывает в этот момент телефонист. - Противник в ста метрах от орудий...

И опять бой и бесчисленные атаки врага.

Нечеловеческое напряжение, беспредельная храбрость и стойкость людей, высочайшая верность своему долгу, твердое руководство боевыми действиями полка, обеспечивающее их четкость и слаженность, - вот что поизводило богдановцам противостоять жестокому натиску фашистов.

А в журнале боевых действий полка эти тяжелые бои отражены в коротких скупых записях: «4 ноября полк с марша вступил в бой. Отразил атаку сорока танков. 5 ноября противник днем и ночью наступает на Дуванкой... 6-го противник ищет слабые места, перемещая удары с северо-востока на восток».

Богданов безотлучно находится на. новом командном пункте полка, выбранном им на южных склонах Бельбекской долины, между Бельбежом и Камышлами. - «6 ноября, - записывает он в журнал боевых действий, - противник овладел селением Черкез-Кермен, но - выбит оттуда морской пехотой и батальоном военно-морского училища... В контратаке на Черкез-Кермен снова принял участие разведывательный дивизион, который моряки шутя называют «наша гвардия»...»

7 ноября защитники Севастополя получили приказ Ставки. Посоветовавшись с Иващенко, Богданов собрал иочью коммунистов - делегатов от батарей.

- «Севастополь не сдавать ни в коем случае, - зачитал им Богданов приказ Верховного Главнокомандующего, - и оборонять его всеми силами».

Ожесточенные бои продолжались еще двое суток. Только 9 ноября наступило затишье. Гитлеровцы не выдержали и на время прекратили атаки.

Воспользовавшись этим, Богданов проверил боевые порядки первого и второго дивизионов, огневые позиции которых находились в районе совхоза имени Софьи Перовской и станции Мекензиевы Горы.

- Еще семь человек потерял первый дивизион, - говорил Богданов Иващенко. - Семь человек... Для нас это большие потери.

Потери. Это слово слишком часто приходилось ему теперь слышать в докладах командиров и политработников.

- Я понимаю, Яков Данилович, войны без потерь не может быть, - взволнованно продолжал Богданов, - но смириться, принять как неизбежное гибель наших людей я просто не в силах.

В этот же вечер полковник Богданов решил использовать короткое затишье и написать письмо жене.

«...У нас, Манечка, все, можно сказать, хорошо, - писал он. - Сорвана еще одна попытка врага овладеть городом с ходу. И, признаться, я горжусь тем, что в этом есть и наш вклад...

Волнует только одно - потери.

Героем пал Бражник, ты помнишь его - младший лейтенант, высокий русоволосый красавец. Сегодня погиб Грошев. Этого ты не знаешь. Топограф, он был моим неизменным спутником. А Марков, Вербин, Щербаков - ты помнишь этих молодых, энергичных, сильных лейтенантов? И вот Их настигла смерть. Нет, не смерть; это не то слово. Люди, которые переживут эту войну, никогда, никогда не забудут павших. Их имена будут жить, а это - бессмертие. И все равно я не могу примириться с тем, что на войне называют неизбежностью...»

Богданов дописал письмо и перечитал его.

- Неизбежность! - вслух произнес Николай Васильевич.

В памяти всплыл подвиг пяти моряков, вступивших 7 ноября в неравный бой с гитлеровцами на подступах к Бельбекской долине.

Очевидцы рассказывали Богданову, что товарищи, подоспевшие на помощь, застали в живых только одного смертельно раненного краснофлотца Цыбулько и кладбище фашистских танков. Богданов представил себе, как, выполняя приказ «не допустить прорыва немцев в Бельбекскую долину», пятеро моряков приняли неравный бой с семью, а потом еще с пятнадцатью фашистскими танками, как, уничтожив одиннадцать танков врага и израсходовав патроны и бутылки с горючей смесью, моряки один за другим бросались под гусеницы уцелевших танков, обвязавщись гранатами.

«Да, они шагнули в бессмертие...»

Только Богданов заклеил конверт и написал адрес, как в землянку вошел Голядкин, вернувшийся из штаба, армии. Он доложил Богданову оперативную обстановку, потом рассказал новости, которые узнал в штабе. В Севастополе по примеру Одессы был создан оборонительный район, его возглавил вице-адмирал Октябрьский. Петрова назначили его заместителем. Ему подчинялись все четыре сектора, на которые была разбита оборона города. По данным разведки, гитлеровцы готовят наступление. Вероятнее всего, вдоль Ялтинского шоссе...

Утром 11 ноября враг действительно перешел в наступление при поддержке ста танков.

Богданов получил приказ переместить полк. Части 51-й армии не сумели закрепиться у Акманайских позиций и отходили на Керчь. Поэтому можно было ожидать, что противник перебросит сюда новые силы.

Богданов не спал третьи сутки. 11 ноября гитлеровцы перешли в наступление в районе Балаклавских высот. Крупные силы немецко-фашистских войск пытались нанести внезапный удар и прорваться к Севастополю.

Но командование Севастопольским оборонительным районом разгадало намерения врага.

- Мы уверены, - говорил Богданову накануне сражения генерал Рыжи, - что главный удар противник нанесет сюда, - он показал карандашом на карте район деревень Варнутка и Кадыковка, - а затем постарается развить успех вдоль Ялтинского шоссе. Вот сюда-то, Николай Васильевич, вы и должны переместить свой первый дивизион.

В первый же день сражения Гончар доложил Богданову, что сожжено 11 танков врага. А через несколько часов передал, что у них складывается тяжелая обстановка. Несмотря на потери, враг продолжал наседать.

- Противнику нанесен большой урон в живой силе и технике, - докладывали Богданову с передовых наблюдательных пунктов.

Но он понимал, что и наше положение очень трудное Поэтому его не удивило решение Петрова оставить Варнутку и отойти на ближайшие высоты. Это был выгодный для обороны рубеж, и артиллеристы имели на нем заранее подготовленные позиции. Ночью Богданов мобилизовал весь транспорт для подвоза еще одного боевого комплекта снарядов на огневые позиции дивизионов.

Днем 12 ноября часть сил, оборонявших соседний сектор, внезапно атаковала противника в районе Эфендикия и, захватив высоту, улучшила положение на этом участке.

«Реванш за Барнутку», - обрадовался Богданов. Однако в их секторе изменений не произошло. Только участились налеты вражеской авиации. Казалось, у противника произошел спад. Под утро 13-го Богданов, которому за эти двое суток не удалось сомкнуть глаз, наконец лег отдохнуть. Но ему удалось поспать не более трех часов. Как только совсем рассвело, противник вновь атаковал Кадыковку. В этот день сражение достигло особого накала.

- Снова атакуют танки, - в который раз доложил Гончар.

«Мало Варнутки, захотел и Кадыковку, - зло подумал Николай Васильевич. - Шалишь, не выйдет...»

- «Барс», внимание! «Барс», огонь! - снова и снова вызывает Богданов сосредоточенный огонь полка.

Но несмотря на огневую поддержку, пехота не выдержала натиска значительно превосходящих сил врага.

- Пехота отошла к моим н лблюдателыным пунктам, - сообщил Гончар, - высоты пока в наших руках.

- Удержать! - приказал возбужденный Богданов. - Ни в коем случае не сдавать! Ни шагу назад!

- Веду огонь прям ж наводкой, - ответил Гончар.

Пушечные залпы картечью сеяли огромное опустошение в цепях врагов. Но на смену им шли новые и новые цепи пьяных, горланящих гитлеровцев и новые танки...

- Гончар контужен, но остался в строю, - слышит Богданов знакомый голос начальника штаба дивизиона капитана Керцмана. - Ведем бой с танками.

Богданов спокоен за дивизион. Керцман - опытный, надежный командир. Николай Васильевич уверен в нем, как в самом себе. Спокойный, уравновешенный, с добродушной улыбкой, Керцман располагал к себе. Но главное, он был прекрасным огневиком, и Богданов знал: на него можно надеяться.

Раскатисто и гулко разносится эхо орудийных залпов. Оседают вздыбленные ударами тяжелых снарядов танки. Они горят, словно сделаны не из металла. Сражение то затихает, то вновь разгорается с еще большим ожесточением.

Так проходит 13- е, затем еще три дня ноября.

- Продвижение врага вдоль Ялтинского шоссе остановлено, - докладывает Богданов генералу Рыжи.

Генерал озабочен чем-то.

- Это хорошо, Николай Васильевич, - говорит ой. - Плохо другое: создалась серьезная угроза выхода противника в глубь нашей обороны. Нужно что-то предпринимать...

Да, противник торопится. Богданов знает это из опроса пленных, показавших, что их дивизии получили маршевое пополнение.

- Шесть тысяч человек, - уточняет Рыжи. - Кроме того, на подходе еще одна свежая гитлеровская дивизия - сорок шестая пехотная.

«А части первого сектора понесли тяжелый урон», - озабоченно думает командир артиллерийского полка. И Рыжи, подтверждая это, добавляет, что на большие подкрепления рассчитывать нечего.

- Основные резервы уже введены в бой, - объясняет генерал, - но командование все же готовится к проведению ряда атак. Да, мы считаем, что огромные потери ослабили наступательный порыв гитлеровцев. Будь готов, Николай Васильевич, поддержать атаки первого и второго секторов...

Два дня проходят в относительном затишье.

Утром, когда Богданов кончал бриться, в землянку вошел командир разведдивизиона майор Савченко.

- Разрешите? Я ехал сюда и захватил для вас готовые фотографии.

Богданов увидел на фото живописную группу: себя и Иващенко вместе с моряками из седьмой бригады.

- Ну и видик, - улыбнулся он. - Пошлешь жене - не узнает... А это Николай Васильевич в чине подполковника. Карточка хоть куда, прямо хоть в личное дело, - пошутил командир полка, глядя на свою фотографию. - Ишь какой строгий, суровый... И отощал солидно... Что ж, большое спасибо за карточки.

- Не за что, Николай Васильевич. А я вот письмо интересное из Москвы получил, - начал было Савченко, но поговорить им ее удалось.

Богданову доложили, что наблюдается усиленное передвижение фашистов в сторону переднего края. Он связался с Рыжи, и тот подтвердил: противник все эти два дня подтягивает свежие силы.

На рассвете 21 ноября обе стороны одновременно перешли в наступление. Начался встречный бой.

- Противник овладел деревней Кочмары, - передал Гончар, но уже через час Богданов узнал о том, что врага оттуда выбили. Гитлеровцы несут большие потери. Их атаки захлебываются.

Утром 22 ноября Богданов сделал очередную запись в журнале боевых действий полка: «20.00 21 ноября. Противник прекратил наступление на всем правом фланге Севастопольского района и перешел к обороне...»

- Поздравляю, Яков Данилович, - обнял комиссара Богданов, - пойдем в дивизионы, поздравим людей с победой.

Радость одержанной победы омрачали вести из Керчи.

- Неважные новости, - сказал Богданову генерал Петров. - Войска пятьдесят первой армии оставили Керченский полуостров...

«Значит, мы остались одни», - подумал подполковник.

- А как они ушли? - спросил он у генерала.

- Вроде, без потерь. Им удалось эвакуировать всю технику и людей. Вот-только судьба прикрывавшего их батальона морской пехоты и артиллерийской батареи из . твоего, третьего дивизиона пока неизвестна.

- Отход прикрывала батарея Березина, - сказал на другой день комиссару Богданов. - С ними оставался и Ерохин. Ничего не поделаешь, нужно было...

Он старался казаться спокойным. Но Иващенко понимал, что происходило в этот момент в душе командира.

Подвиг комиссара

Богданов был переполнен радостью: в конце ноября Красная Армия нанесла удар по танковой группе гитлеровцев на южном фронте и через три дня освободила Ростов. Это была победа, которую все так жадно ждали. Разгромленные и отброшенные от Ростова дивизии врага закрепились на реке Миус. Почти одновременно с этим нанесены контрудары по гитлеровцам под Ленинградом и Тихвином. И наконец, венцом всего явилось мощное контрнаступление под Москвой.

- Ты слышал, Яков Данилович? - спрашивал Богданов, узнав очередную сводку. - Вот здорово! Я представляю, как сейчас мечутся там фашисты, а Гитлер, наверное, придумывает способ, чтобы высвободить и бросить под Москву одиннадцатую армию, которую мы приковали здесь, под Севастополем. Надо думать, комиссар, фашисты снова попытаются взять нас штурмом.

Догадку подполковника подтвердил через несколько дней генерал Рыжи.

- По нашим данным, - сказал он Богданову, - противник готовит к очередному штурму не менее семи-восьми дивизий. Что касается танков и авиации, то число их увеличено вдвое. А если вы не ошибаетесь и воронки снарядов действительно от трехсотпятидесятимиллиметровых снарядов, то наши сведения о прибытии осадных орудий полностью подтверждаются, и теперь, надо полагать, заявит о себе и второй дивизион калибра триста пять миллиметров, о котором доносит разведка.

- Враг готовится тщательно, - заметил подполковник. - Хотелось бы услышать, что и к нам прибывают подкрепления.

Рыжи посмотрел в глаза Богданову, взглянул на его усталое лицо, выглядевшее сейчас особенно суровым, и подтвердил:

- И к нам прибыла стрелковая дивизия, да еще семь тысяч человек в маршевых ротах.

- Верно?! - обрадовался Николай Васильевич.

- Верно, верно. И учти: наша разведка утверждает, что наступление гитлеровцев начнется не позже двадцатого декабря.

Оно началось, правда, немного раньше. 17 декабря после полуторачасовой артиллерийской подготовки по всему фронту противник начал второе наступление, нанося главный удар в направлении бухты Северная, стремясь захватить порт и лишить защитников города единственной возможности получать все необходимое.

- «Одиннадцатый», - говорил Богданов по телефону Бундичу (это был позывной капитана), - главный удар наносится в вашем направлении. Готовьтесь.

Бои на участках, прикрывающих подходы к долине реки Бельбек, сразу приняли ожесточенный характер, особенно в районе Камышловой балки и станции Мекензиевы Горы.

Ничто: ни громадное превосходство в силах, ни большие потери, которые несли гитлеровцы, - не приносило им желаемого результата. Победить севастопольцев они не могли. Но им удалось потеснить обороняющихся и окружить 241-й стрелковый полк, продолжавший удерживать свои позиции.

Передовые линии чапаевцев отодвинулись непосредственно к наблюдательным пунктам Богданова, и его командный пункт стал главным опорным пунктом обороны. Ночью 241-й стрелковый полк, прорвав кольцо окружения, вышел к своим.

- Герои! - передал им Петров.

23 декабря Богданов доложил генералу Рыжи, что обескровленные роты четвертого сектора, где находились передовые артиллерийские наблюдательные пункты, отошли за Бельбек.

- Я знаю, - ответил генерал. - Петров разрешил. Поддержите огнем третий сектор, противник теснит там наши части.

Группы автоматчиков при поддержке танков обошли наблюдательный пункт Богданова.

- Мы отрезаны от огневых, - сказал комиссару Богданов. - Остается только радиосвязь...

- Танки, - показывает Иващенко командиру, - пять машин...

- Вижу, - говорит командир полка и приказывает командиру штабной батареи Шлепневу отсечь пехоту от танков.

- Я с ними, - мгновенно решает Иващенко и короткими перебежками догоняет старшего лейтенанта.

Богданов по радио вызывает огонь полка.

- Приготовить гранаты, бутылки! - крикнул Иващенко батарейцам.

Ближний танк, подбитый снарядом, осел, обволакиваемый клубами черного дыма, метрах в двухстах от комиссара. Второй, загоревшись, продолжал стрелять. Иващенко видел, как покатилась, сбитая пулеметной очередью матросская бескозырка.

- Братиш... - захлебнулся кровью моряк и рухнул на землю.

- Полундра! - загремело над полем боя.

Иващенко пополз навстречу танкам и, взмахнув связкой гранат, бросил их. Взрыв! Из-под стальных гусениц взметнулась земля, вырвалось пламя, и оглушительный грохот докатился до наблюдательных пунктов.

В тот же миг на танки врага обрушились тяжелые снаряды нашей артиллерии.

- Полундра, фрицы, берегись матросов! - закричал один из моряков справа от Иващенко и поднялся во весь рост.

Богданов, наблюдавший за боем в бинокль, видел, как Иващенко достал из сумки три гранаты и, связав их шнурком от противогаза, швырнул под брюхо надвигавшегося танка. «Крестоносец» замер, уткнувшись в землю стволом орудия, но его пулемет полоснул комиссара очередью...

Иващенко вскинул голову. Неуверенно шагнул вперед и упал... Приподнял голову, словно собираясь крикнуть что-то. На губах появилась кровь...

- Комиссар! - бросился к раненому командир взвода разведки Леонтьев. - Товарищ комиссар!..

- Морячки, братишки! - неистово закричал матрос. - За Севастополь, вперед, черноморцы! Полундра-а-а!..

- По-луи-дра!.. - донеслось до Богданова, и артиллеристы увидели, как штабная батарея, увлекаемая морскими пехотинцами, ринулась на вцага. «Но что с Иващенко? Оглушен ли, ранен? Жив ли?!» - проносилось в голове командира полка, видевшего, как упал комиссар.

- Два снаряда - беглым... - подал команду Богданов и не договорил. Что-то тупо ударило в голову. Перед глазами расплывались огненные круги. Трава стала оранжево-черной, и он почувствовал, что проваливается куда-то во тьму...

Еще четыре часа вели бой морская пехота, чапаевцы и артиллеристы. Казалось, горела земля и плавились камни, .но Севастополь стоял. Стоял насмерть.

Как только накал боя несколько уменьшился, на командный пункт к Богданову позвонил командир 7-й бригады морской пехоты полковник Жидилов.

- Жив, старина! Замечательно! - воскликнул обрадованный Жидилов, услышав в трубке голос Богданова.

- Чепуха, слегка контузило, - отвечал Николай Васильевич, - доктор, правда, хотел и меня прибрать к рукам, но я не дался...

- А как с Иващенко? - опросил Жидилов.

- И не спрашивай, - глухо сказал Богданов. - Беда...

В этот момент в землянку протиснулись Голядкин и Веселый. Они несли на руках безжизненное тело комиссара.

- Яков? - побледнел Богданов.

Бережно опустив тело убитого, оба сняли фуражки.

Богданов смотрел в уже ставшее восковым лицо комиссара, и ему казалось, что он услышит сейчас неторопливый голос Якова Даниловича... Но Иващенко лежал перед ним неподвижный, мертвый. Морщины на его лбу разгладились, и выражение лица было спокойным, будто это совсем не он недавно бежал, что-то яростно кричал, падал и снова бежал, а потом медленно цодз навстречу ранкам со связкой гранат в руке...

Снаружи доносились голоса.

- Люди пришли, проститься хотят с комиссаром, - доложил, войдя в блиндаж, майор Фролов, ставший недавно начальником штаба полка.

Но Богданов словно не слышал его слов. Его мыслг были далеко... «Нет никакой войны. Сейчас воскресный день в Гиадентале. Три маленькие девочки идут по улице, взявшись за руки. А позади них - Иващенко. Он весело кричит им, чтобы они не спешили, а то упадут, расшибут коленки. Любовь Павловна. Где она? Куда ей написать?..» Богданов знал, что жена Иващенко эвакуировалась куда-то в Казахстан. Но после Одессы Яков потерял с ней связь...

- Разрешите? - повторил Фролов. - Люди проститься хотят.

В почетном карауле у гроба комиссара, у изголовья, стояли майор Гончар и майор Савченко. Бойцы и командиры приходили поодиночке проститься с убитым. Иващенко похоронили на Максимовой даче. Оркестр играл траурный марш...

«Якова нет», - думал Богданов после похорон, глядя на воззвание Военного совета Севастопольского оборонительного района, которое он и комиссар получили накануне. Богданов вспомнил, что Иващенко говорил, что нужно собрать коммунистов - делегатов от каждого подразделения, чтобы они довели воззвание до всех участников обороны, и прочел вслух:

- «Враг пытается захватить город и тем самым ослабить впечатление от побед Красной Армии. Помните, к Севастополю приковано внимание не только нашей Родины, но и всего мира. Ни шагу назад! Победа будет за .нами!..»

Богданов, сутулясь больше, чем обычно, подошел к телефонисту и приказал вызвать командиров дивизионов.

- В двадцать два тридцать, - объявил он, - пришлите делегатов-коммунистов.

Поздно ночью, отпустив делегатов, Николай Васильевич достал ученическую тетрадь и написал:

«Милые и дорогие Манечка и Боря, здравствуйте!

Наконец-то после двух месяцев я получил сразу три твоих письма. Уж ты извини, если я упрекнул, что вы обо мне забыли.

Я понимаю, как трудно тебе, Манечка. Но если бы ты знала, как хочется мне повидать вас, хотя бы на десять минут...

Как видишь, это пишу я, значит, жив и беспокойство твое напрасно. Правда, после каждого дня задумываешься и стыдишься того, что остался жив. Ведь сколько товарищей погибло здесь, на моих руках, от диких зверей - фашистов.

Манечка, 23 декабря погиб Яша Иващенко. Ты понимаешь мое состояние. Он был для нас больше чем комиссар...»

В конце письма Богданов сделал приписку сыну:

«Боря! Твое письмо я получил и очень доволен. Поздравляю, сынок, ведь тебе 16-го исполнится четырнадцать лет. Теперь ты большой. Учись хорошо. Слушайся маму. Поверь, сынок, что лучше нашей мамы нет на свете. Посылаю вам фотографии.

Папа».

Запечатав письмо, Богданов написал адрес и, отложив конверт, достал фотографию сына.

Не верилось, что Боря уже большой. А ведь, кажется, еще вчера он радовался, узнав, что Манечка подарила ему сына. И вот Боре пойдет пятнадцатый год...

Прошло три дня. В полк вместо погибшего Иващенко комиссаром был назначен батальонный комиссар Проворный. И хотя Богданов никак не мог примириться с мыслью о потере Якова Даниловича, он все же должен был признать, что Проворный, несмотря на то, что был новичком в полку, сумел подойти к людям, и они чувствовали себя с ним так, словно давно были знакомы. Его жизнерадостность и простота растопили холодок, вызванный появлением нового человека, занявшего место того, кого любил весь полк.

В один из вечеров, когда Проворный вернулся после беседы с бойцами, Богданов шутливо заметил:

- Смотрите, еще Макаренко предупреждал, что воспитатель, который преследует воспитанников специальными беседами, чаще всего добивается обратного результата.

- Ну на этот раз я гарантирован, - присаживаясь, оказал комиссар. - Я рассказал бойцам о том, что видел сегодня в городе.

- И что же вы видели? - спросил Богданов, снимая с печки алюминиевый солдатский котелок с чаем. - Хотите чаю? Как вам, покрепче или послабее? Я пью крепкий. Чай способствует, мышлению. Так что же вы видели?

- Портреты богдановцев: Бундича, Леонтьева и ваш. В центре города, возле памятника Ленину. Вам уже говорили?

- Да. Только лучше бы вместо моего - портрет Иващенко...

- Это не мы решаем, - серьезно сказал комиссар.

- Еще чайку? Пейте. Я, бывало, после обеда всегда стакан чаю выпивал, а утром обычно два. Маня знала, - его взгляд потеплел, когда он назвал жену, - чай у нас, у Богдановых, как бы семейный напиток. Отец тоже его любил.

- Николай Васильевич! - прервал разговор ворвавшийся в землянку Голядкин. - Новость! Сегодня ночью наши высадили десант в Феодосии и Керчи.

- Кто вам сказал? - усомнился Богданов. - Почему никто не знает. Хотя... - Он вспомнил, как генерал Рыжи, загадочно улыбаясь, сказал ему недавно:

- Есть новость, Николай Васильевич, скоро узнаешь...

«Так вот что имел в виду генерал. Да, это большая радость».

- Слышал? - спросил его в тот же день Петров. - То-то. А меня есть еще одна новость для тебя лично. В этом десанте и твой третий дивизион идет. Только его уже развернули в полк, пятьдесят третий армейский...

- Живы? - обрадовался Богданов.

- Живы и здоровы. Скоро сам их увидишь.

Этот десант, удивительный по смелости замысла и выполнения, совсем деморализовал и без того упавший духом личный состав пехотных дивизий 11-й немецкой армии. В конце декабря пленные гитлеровские офицеры в один голос твердили, что, по их мнению, дальнейшие попытки взять Севастополь штурмом не обещают успеха.

Наступал новый, 1942 год.

Артразведка Богданова докладывала, что наблюдается движение автомобилей и другой техники в направлении Симферополя. То же самое доносила и воздушная разведка. Вывод был ясен: противник стремился остановить продвижение нового Крымского фронта.

Новый год сулил богдановцам встречу с третьим дивизионом, как они по привычке продолжали называть новый полк, созданный на основе дивизиона.

«53-й армейский! Звучит, - думал Богданов. - Тарасов или Ерохин - командир полка; Свитковский, Таиров, конечно, получили повышение. И всех я увижу, всех, за исключением немногих. Не увижу и Березина...»

Богданов не энал, что в новом полку, который возглавил Тарасов, первым дивизионом командует старший лейтенант Березин. Его батарея действительно прикрывала отход частей 51-й армии вместе с батальоном моряков. Они дали бой гитлеровцам на подступах к городу и, уже выйдя из Керчи, на его окраине. А в ночь на 18 ноября переправились на барже через пролив, воспользовавшись густым туманом.

В новогоднем десанте вместе с пехотой высадился и первый Дивизион 53-го артиллерийского полка. Пройдя через поспешно оставленную врагом Керчь, артиллеристы вышли к Джарджаве. Березин узнал то место, где его батарея в промозглый ноябрьский вечер приняла бой с мотопехотой гитлеровцев.

А 18 января уже на подходе к Турецкому валу Березин неожиданно увидел Ерохина. Его полк, 19-й гвардейский минометный, обгонял колонну Березина.

- Ерохин! Видел, промчался?! - закричал Сергею Таиров, командовавший первой батареей дивизиона. - Слушай, Серго, вот будет встреча в Севастополе! И Богданова, п Ерохина, и Иващенко - всех увидим...

- Да, здорово будет! - просиял Сергей при мысли о встрече с товарищами.

Гвардейское Знамя

Богданов все больше надеялся на встречу со своим бывшим третьим дивизионом. Обстановка на Крымском фронте, казалось, благоприятствовала наступлению. В результате поражения под Москвой, Тихвином и Ростовом, а также на Керченском полуострове гитлеровцы перешли к обороне по всему советско-германскому фронту.

Богданов понимал, что после длительной передышки враг обязательно воспользуется отсутствием второго фронта. и снова начнет наступление. И прежде всего, конечно, попытается высвободить завязшую на подступах к Севастополю 11-ю армию.

Предстояли трудные бои, и приморцы готовились к ним вместе с Черноморским флотом. Оборона совершенствовалась с каждым днем. В строй возвращались раненые богдановцы. Вернулся Голядкин: он решил долечиться при части.

- Спасибо, покойный Иващенко подсказал нам хорошую мысль создать свой полковой лазарет, - сказал он, поздоровавшись с товарищами.

Яков Данилович Иващенко! Сколько раз они вспоминали его в эти дни?.. При жизни как-то не говорили вслух о необыкновенной душевной красоте Иващенко, а сейчас об этом говорили все.

Яков Данилович любил музыку. «Ее не хватает людям, даже здесь, на передовой», - часто говорил он Богданову.

Как-то генерал Петров привез патефон.

- Бери, Николай Васильевич, - сказал он, - пригодится. Ведь при затишье дни и особенно вечера кажутся очень длинными.

Богданов особенно часто слушал вальсы Штрауса. Музыка будила дорогие сердцу эпизоды. Николай Васильевич вспоминал, как увидел в первый раз Манечку, их первые встречи и замысловатые соловьиные трели, которые они, затаив дыхание, слушали, гуляя в роще. Тогда-то и выяснилось, что и он и она любят музыку, а главное, любят друг друга.

Мысли о жене будили тоску, хотелось услышать ее голос, увидеть ее и сына, сказать ей много-много еще не сказанных слов...

«Здравствуй, Манечка, - писал он 3 .февраля 1942 года. - Очень сильно скучаю до тебе и Борису. Единственное утешение - музыка. Вот и слушаю ее в окопе. Добрые люди принесли нам хорошие пластинки. Сейчас я особенно остро чувствую, как не правы мы были по отношению к женам, увлекаясь службой, не позволяя себе пойти лишний раз в театр. Все работа, работа...

Время и расстояние, разделяющие нас, заставляют чаще думать о прошлом, и я счастлив, что есть на свете ты и Боря.

Сейчас я по-настоящему понял, как обогащает человека любовь. А какие чувства открывает в себе человек?! Это действительно красиво, а главное, вечно...

Но мы еще поживем. Дай только вышвырнуть гитлеровских разбойников. Это будет скоро, в этом нет никакого сомнения...»

А чуть ниже приписка:

«Не слышали ли чего о жене Иващенко?»

В феврале Богданов прочел в «Правде» Указ Президиума Верховного Совета о награждении защитников Одессы. Среди награжденных орденом Красного Знамени были фамилии его, Гончара и Березина. Увидев фамилию Березина, Богданов вспомнил Таирова, Гака и других.

В марте полк Богданова наградили орденом Красного Знамени. Это был для богдановцев настоящий праздник.

А в один из ярких солнечных дней начала марта Петров сообщил Богданову еще одну радостную весть.

- Новости, Николай Васильевич! - гудел в телефонной трубке веселый голос Петрова.

- Спасибо. А добрые?

- Хорошие! Передо мной вот лежит газета Крымско- . го фронта, только что принесли. И кого, ты думаешь, я увидел, как только развернул ее? Твоего лейтенанта, которого мы погибшим считали, Березина. На полстраницы портрет с тремя кубарями и статья о нем. Поздравляю тебя, Николай Васильевич, растут твои командиры.

- Спасибо, это поистине добрая новость.

- Подробности тебе расскажет Рыжи.

- Да, Николай Васильевич, твой третий дивизион, а теперь, если ты еще не знаешь, пятьдесят третий отдельный артиллерийский полк, сейчас в сорок четвертой армии, - рассказал ему Рыжи. - Командует им Тарасов.

Они где-то под Дальними Камышами, вероятно, на берегу моря. От них Феодосия должна быть видна...

Березин действительно хорошо видел Феодосию. Его наблюдательный пункт был выбран на обрывистом берегу у моря. Небольшое расстояние отделяло их от Севастополя. Березину сказали, что была передача по радио о героях-богдановцах, отличившихся в декабрьских боях. А в конце марта Веселый прислал ему письмо и газету. Армейская газета поместила целый разворот, посвятив его награждению 265-го артиллерийского полка орденом Красного Знамени, и Березин прочел новую песню о богдановцах:

В гремящие славою годы
Родился наш полк боевой.
Мы помним былые походы
Суровой военной тропой.

Богдановцы - так называли
В боях и враги, и друзья.
Враги перед нами дрожали,
Друзья обнимали любя.

Мы смерти шагали навстречу
И били наводкой прямой,
Фашистов рубили картечью
За наш Севастополь родной.

Какого закала мы люди,
Расскажут Одесса и Прут;
Под музыку наших орудий
Приморцы в атаку идут!..

 

Обрадованный Березин с газетой в руках выскочил из наблюдательного пункта и, спустившись с обрыва вниз, побежал к штабу полка. Газета из Севастополя с текстом песни переходила из рук в руки. Таиров старательно переписал текст.

- Слушай, вот здорово! - говорил он после каждой строфы Березину. - Надо писать Богданову. Мы идем к ним...

А Богданов в это самое время шел по Северной стороне. В парках Севастополя зеленела трава, набухали почки деревьев. Разве мог знать тогда Богданов, что улица, по которой он сейчас шел, с расколотыми, поваленными разрывами снарядов и бомб деревьями и сожженными, разрушенными домами, станет не только одной из самых зеленых улиц Севастополя, но и будет названа его именем?!

- Прибыл по вашему приказанию, - доложил Богданов генералу Рыжи.

- Здравствуйте! - поднялся ему навстречу командующий артиллерией. - Поздравляю, товарищ гвардии полковник.

«Гвардии полковник? Я?»

- Родина высоко оценила мужество и доблесть богдановцев, - торжественно сказал генерал. - Вверенный вам двести шестьдесят пятый артиллерийский полк приказом номер сто двадцать семь от двадцать восьмого апреля преобразован в восемнадцатый гвардейский Краснознаменный полк, а вам присвоено очередное звание - полковник. Поздравляю. От души поздравляю вас. - И генерал крепко пожал Богданову руку.

- Спасибо!

Этот день, 5 мая 1942 года, никогда не забудут богдановцы. Для вручении гвардейского Знамени прибыл командующий Севастопольским оборонительным районом вице-адмирал Октябрьский. Из его рук Богданов принял гвардейское Знамя. Сжав древко Знамени, полковник опустился на колено и поцеловал алое полотнище.

Преклонив колена, полк повторял за своим командиром торжественные слова клятвы. А потом, печатая шаг, гвардейцы прошли церемониальным маршем мимо импровизированной трибуны. В эту ночь Богданов не мог уснуть.

А через два дня, 8 мая, гитлеровцы нанесли удар по войскам, оборонявшимся на Керченском полуострове.

- Что случилось? - спрашивали защитники города друг у друга. Внимание севастопольцев было приковано к сводкам о боевых действиях на Керченском полуострове.

- Это временное явление, - успокаивал Богданова Рыжи. - Не могут три армии не задержать противника.

С жадностью ловили передачи из Москвы. Все надеялись и ждали, что войска Крымского фронта оправятся от удара и перейдут в контрнаступление.

В эти дни на Керченском полуострове шли тяжелые кровопролитные бои. 11 мая был ранен и эвакуирован через пролив майор Тарасов. Во временное командование полком вступил Березин! И хотя Сергей командовал полком только два дня, до прибытия нового командира полка, он был буквально подавлен свалившейся на него ответственностью.

14 мая к походной колонне полка прорвались вражеские танки. Прикрытия впереди артиллерии не было, и тяжелому полку пришлось бы плохо, но в самый критический момент из села, расположенного позади, выскочили танкетки с установками для пуска «катюш». На передней танкетке стоял невысокий русоволосый командир, без фуражки, в синем комбинезоне, опоясанном ремнем.

- Богдановцы! - закричал он. - Чего ждете?

«Ерохин!» - узнал майора Березин.

«Катюши» промчались мимо колонны полка и, пройдя еще метров семьсот, развернулись влево.

- Гвардейским залпом! - скомандовал майор Ерохин.

- К бою! - закричал Сергей.

Тракторы стали медленно выводить орудия, но едва они изготовились к бою, как воздух уже вспорол залп «катюш».

- Огонь! - закричал и Сергей. И танки врага скрылись в смерче огня и дыма. Бронированные машины горели, как спичечные коробки...

Об этом бое Богданову рассказал сам Ерохин в июле 1942 года, когда они встретились в Краснодаре.

Теперь же, под Севастополем, прочитав сводку Советского информбюро о том, что войска Крымского фронта оставили Керченский полуостров, Богданов погрузился в тягостные думы. Было ясно, что для Севастополя начинается особенно трудная пора.

Всю вторую половину мая гитлеровцы стягивали войска к Севастополю. Защитники города понимали, что скоро последует штурм. Третий штурм за время семимесячной обороны Севастополя.

И пусть наступит утро!

Третий штурм Севастополя начался 7 июня в пять часов утра. Танки и пехота гитлеровцев шли, прижимаясь к огневому валу. Главный удар наносился между третьим и четвертым секторами в направлении Мекензиевых Гор.

- По местам! - приказал Богданов, как только шквал огня миновал их рубеж. - Связь?!

- Связи нет, - доложил Проворный. Комиссар держал телефонную трубку, телефонист побежал по линии.

- Перейти на радиосвязь. «Барс», внимание!

Гул самолетов и разрывы бомб заглушают слова команд.

В расположении гитлеровцев поднялся громадный столб дыма, взметнулось пламя. Это то место, куда только что лег залп полка.

«Взорвались боеприпасы», - подумал довольный Богданов и приказал дать еще залп.

- Голядкин ранен, - передали с соседнего наблюдательного пункта.

- Голядкин?! - встревожился командир полка. - Снова ранен. Куда?

Военфельдшер, оказавший первую помощь Голядкину, доложил, что ранение серьезное, и попросил машину, чтобы отвезти раненого.

- Берите мою, немедленно в госпиталь! - распорядился Богданов.

А сражение разгорается. Богданова вызывает к телефону Рыжи.

- С наступлением темноты переместите полк, - приказывает генерал, называя код нового района.

В конце дня Леонтьев прислал с передового наблюдательного пункта документы, захваченные при контратаке у пленного гитлеровского офицера. Среди них - дневник.

- Прочтите, - говорит гвардии полковник командиру штабной батареи Шлепневу, хорошо владеющему немецким языком, - что там пишет этот вояка.

- «Наше наступление, - читает Шлепнев Богданову и Проворному, - наталкивается на планомерно оборудованную, сильно укрепленную и минированную систему позиций, упорно защищаемую русскими. Непрерывный губительный огонь артиллерии ведется по нашим позициям. Он мешает вести наблюдение, затрудняет действие огневых средств, поминутно разрушает телефонную сеть. Первый день показал, что под адским огнем русских дальнейшее наступление невозможно...»

В блиндаж вбегает Веселый.

- Убит майор Савченко, - докладывает он.

«Савченко! Командир разведывательного дивизиона, последний из командиров дивизионов, с которыми я начал войду...» - с горечью думает Богданов.

Второй ж третий дни боев были еще напряженнее первого. А четвертый день начался с доклада капитана Керцмана, принявшего первый дивизион:

- Веду бой с танками...

«Петров прав, это сражение будет еще ожесточеннее, чем предыдущее», - мелькает у Богданова мысль.

- Керцмана к микрофону, - приказывает командир полка.

Вокруг стоит несмолкаемый грохот от рвущихся снарядов и бомб. Сплошная стена дыма и огня закрыла солнце. Слышится громкое рокотание самолетов. Их не видно, но кажется, что они заполнили все небо.

- Ведем бой. Танки горят... - охрипшим голосом говорит Керцман.

- Вы - гвардейцы, Керцман, помните это! - кричит Богданов.

И четвертый день кончается успешно для севастопольцев. Гвардейцы отбили атаку танков. Но бой не утихает и ночью. К рассвету 11 июня ударные группировки гитлеровцев овладели полустанком Мекензиевы Горы, но к вечеру их оттуда выбили. А 12 июня силы обороняющихся удесятерила телеграмма, полученная из Ставки:

«Вице-адмиралу Октябрьскому, генерал-майору Петрову!

Горячо приветствую доблестных защитников Севастополя - красноармейцев, краснофлотцев, командиров и комиссаров, мужественно отстаивающих каждую пядь советской земли... Самоотверженная борьба севастопольцев служит примером героизма для всей Красной Армии и советского народа. Уверен, что славные защитники Севастополя с достоинством и честью выполнят свой долг перед Родиной.

Сталин».

267-й день сражается Севастополь. 267-й день теперь уже 230-тысячная армия гитлеровцев не может преодолеть четырнадцать километров, отделяющие ее от города. Фашисты остервенело бомбят, бомбят и бомбят. Тают ряды защитников Севастополя. Не хватает боеприпасов. Гитлеровцы захватили плацдарм на берегу Северной бухты и продвигаются к центру города. Развалины домов по нескольку раз переходят из рук в руки.

Богданов видел, что начиная с 24 июня положение его полка становилось все более тяжелым. Особенно его волновала судьба окруженного противником первого дивизиона.

Не добившись успеха в попытке отрезать войска восточной части оборонительного сектора, гитлеровцы с 26 июня начали наносить новые удары, чтобы уничтожить полк по частям.

По окруженным на Сапун-горе артиллеристам первого дивизиона гитлеровцы выпустили несколько тысяч снарядов, а затем атаковали их. Больше суток Богданов беспрерывно держал связь с дивизионом. Артиллеристы отражали многочисленные атаки танков и пехоты врага, решительными штыковыми ударами уничтожали автоматчиков.

- Умираем, но не сдаемся! - передал Керцман с Сапун-горы открытым текстом.

«...Они продолжали сражаться, расстреливая и забрасывая гранатами наседавших со всех сторон фашистов, а потом, когда не было уже иного выхода, взорвали орудия на противотанковых минах. Так погиб первый дивизион...» - записал Богданов в журнале боевых действий полка.

Ночью на заседании Военного совета, которое проходило в сотне метров от передовой, на 35-й береговой батарее, командующий Севастопольским оборонительным районом вице-адмирал Октябрьский зачитал приказ Ставки об эвакуации защитников Севастополя, которые, как говорилось в приказе, «с честью выполнили свой долг».

Семь орудий и сто восемнадцать человек, - все, что оставалось от полка, раненый Богданов с боем провел по Херсонесскому полуострову. Танки гитлеровцев буквально «висели на хвосте» орудий.

В бухте Мраморная, в двухстах метрах от моря, орудия развернулись к бою. 1 июля гитлеровцы трижды пытались взять штурмом позиции артиллеристов, чапаевцев и моряков, но батарея старшего лейтенанта Петра Минаков а трижды в упор расстреливала атакующих. Потом кончились боеприпасы. По команде Богданова орудийные затворы полетели в море. Под пушки подвели тол..

- Рус, сдавайся! - надрывался репродуктор.

Полковник, обернувшись, что-то сказал Шлепневу, и через несколько минут над замолчавшими орудиями взвилось гвардейское Знамя полка.

Темнело. Атаки гитлеровцев становились все реже. Около полуночи Богданову передали радиограмму, потом все увидели возле самого берега небольшое рыбачье судно.

«Шхуна может принять на борт не больше тридцати человек. Значит, только раненых, - лихорадочно думал Богданов. - А куда остальных?!»

- Керцман остался на Сапун-горе, - вслух произнес он. - А я останусь здесь, с вами.

- Но вы ранены, - убеждал его Проворный, - все равно вы не будете полноценным бойцом. А нам предстоит не только пробиться в горы, но и совершить при этом длительный форсированный марш.

- Не могу.

Раненые были перевезены, но шхуна не уходила.

Богданов молчал. Комиссар понимал, какая борьба происходит в нем.

- Так надо, Николай Васильевич, - повторил он.

Со стороны Балаклавы донесся приближающийся гул моторов.

- Катера! - Комиссар посмотрел на Богданова. - Потопят раненых...

Проворный почти насильно отвел командира полка к шлюпке.

- Я не прощаюсь, мы пробьемся в горы, - сказал комиссар, и они обнялись.

Через полчаса шхуна пришвартовалась к подводной лодке и, высадив людей, ушла. Богданов увидел в лодке Петрова и начальника штаба армии генерала Н. И. Крылова, раненного в этот день на передовой.

Снова послышался гул моторов, и из темноты на светлую дорожку, протянувшуюся через всю бухту, выскочили торпедные катера.

- Погружаться бессмысленно, - спокойно сказал Петров, - забросают глубинными бомбами.

Катера с ревом промчались мимо, не заметив лодку.

- Они скоро вернутся, нужно уходить, - сказал капитан.

- Я не могу уйти, - ответил Петров. - Должны подойти еще одна или две шхуны, на них наши люди, раненые...

На берегу вспыхнуло пламя, до лодки донесся взрыв.

- Они взорвали орудия! - воскликнул Богданов. - И атакуют!

Он всматривался в темноту, словно мог увидеть, что происходит там, в Мраморной бухте...

Ему кажется, что он видит убитых товарищей: Иващенко, Керцмана, Веселого, Гончара... Богданов ловит себя на том, что пытается говорить с ними, как с живыми, будто они тоже стоят рядом с ним у ограждения рубки.

Вторая шхуна подошла через два часа. На ней прибыло еще тридцать раненых. Люди заполнили все отсеки.

- На лодке сто тридцать человек, - доложил командир. - Столько еще не перевозила пи одна средняя лодка.

- Придется уходить, - говорит Петров.

- Задраены люки. Лодка погружается.

Богданов не слышит, как о борта в последний раз ударяются волны Севастопольского рейда. Гвардии полковник думает, удалось ли пробиться его товарищам? Об этом он узнает не раньше утра. Одна из береговых батарей еще держит связь с Большой землей. Ему кажется, что этой ночи не будет конца. Но ведь так не бывает, чтобы не было утра? Оно обязательно наступит!

Послесловие

8 октября-1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР командиру 18-го гвардейского Краснознаменного артиллерийского полка гвардии полковнику Богданову Николаю Васильевичу присвоено звание Героя Советского Союза.

В январе 1943 года гвардии полковнику Богданову предложили должность начальника артиллерийского училища, но он стремился на фронт, и его желание было удовлетворено.

И опять громят врага артиллеристы под командованием Николая Богданова, теперь уже командира 20-й артиллерийской дивизии прорыва.

Курская дуга... Орел... Брянск...

3 октября 1943 года Николай Васильевич погиб в бою. Его похоронили в Брянске.

Приказом Министра обороны СССР Герой Советского Союза гвардии полковник Н. В. Богданов зачислен навечно в списки Коломенского высшего артиллерийского командного ордена Ленина, Краснознаменного училища имени Октябрьской революции.