В. ШЕКСПИР

ГАМЛЕТ

(Адаптация, 1970)

Перевод Бориса Пастернака
Постановка Юрия Любимова
Художник Давид Боровский
Композитор Юрий Буцко

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА



10 минут до спектакля.
Гамлет садится у стены.
Впуск зрителя в зал.
3-й звонок.
Появляется живой петух.
Крик петуха.

ПРОЛОГ

(от театра)
Появляются два могильщика с лопатами. Копают могилу. Зарывают в нее череп. Могильщики уходят. Появляются актеры, играющие Короля, Королеву, Полония, Офелию, Лаэрта, Резенкранца, Гильденстерна и Горацио.

Гамлет
.
Гул затих. Я вышел на подмостки,
Прислонясь к дверному косяку,
Я ловлю в далеком отголоске,
Что случится на моем веку.
На меня направлен сумрак ночи
Тысячью биноклей на оси.
Если только можно, Авва отче,
Чашу эту мимо пронеси!
Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути:
Я один, все тонет в фарисействе.
Жизнь прожить – не поле перейти!
(Борис Пастернак)

АКТ I

Эльсинор. Площадка перед замком. Появляются Горацио, Бернардо и Марцелл.

Горацио
.
Стой! Отвечай! Ответь! Я заклинаю!
Марцелл, держи его!

Марцелл
.
Ударить алебардой?

Горацио
.
Бей, если увернется.
(Марцелл бросается с мечом вперед. Призрак движется на них.)

Горацио
,
Марцелл
,
Бернардо
.
А-а-а-а!!!
(Крик петуха.)

Марцелл
.
Ушел и говорить не пожелал.
Мы раздражаем царственную тень
Открытым проявлением насилья.
Ведь призрак, словно пар, неуязвим,
И с ним бороться глупо и бесцельно.

Бернардо
.
Он отозвался б, но запел петух.

Марцелл
.
А с королем как схож!

Горацио
.
Он как сучок в глазу души моей.
Порой расцвета Рима, в дни победы.
Пред тем, как властный Юлий пал, могилы
Стояли без жильцов, а мертвецы
На улицах невнятицу мололи.
Являлись пятна в солнце; влажный месяц.
Был болен тьмой, как в солнцепредставленье.
Такую же толпу дурных примет,
Как бы бегущих впереди событья,
Подобно наспех высланным гонцам,
Земля и небо вместе посылают
В широты наши нашим землякам.
Появляются могильщики.

I могильщик
.
Что в дворце? Подробностей не знаешь?

Горацио
.
Подробностей разведки я не знаю,
Но в общем, вероятно, это знак
Грозящих государству потрясений.
(Призрак возвращается.)

Горацио
,
Марцелл
,
Бернардо
.
Стой! Стой! Отвечай! Ответь!
(Призрак надвигается на них.)
Там же. Зал для приемов в замке.

Голос короля
(через ревербератор).
Хотя пока мы траура не сняли
По нашем брате, Гамлете родном,
Хоть смертью брата, Гамлета родного
Полна душа и всем нам надлежит
Печалиться, а королевству в скорби
Избороздить морщинами чело,
Но ум настолько справился с природой,
Что надо будет сдержаннее впредь
Скорбеть о нем, себя не забывая.
С тем и решили мы...
Входят Король, Королева, Гамлет, Полоний, Лаэрт, придворные и свита.

Король
.
В супруги взять
Сестру и ныне королеву нашу,
Наследницу военных рубежей, –
Но как бы с омраченным торжеством,
Одним смеясь,
Другим кручинясь оком,
Грустя на свадьбе,
Веселясь над гробом,
Уравновесив радость и унынье.
При этом шаге мы не погнушались
Содействием советников, во всем
Нам давших одобренье. Всем спасибо.
(Придворные уходят.)
Итак, Лаэрт.
(Появляется Лаэрт.)
Что нового услышим?
Шла речь о просьбе. В чем она, Лаэрт?
С чем дельным вы б не обратились к трону,
Успех предсказан: вещи нет такой,
Ви которой мы вам отказать могли бы.
Не больше ладит с сердцем голова,
Для пользы рта не Больше служат руки,
Чем датский трон для вашего отца.
Что вам угодно?

Лаэрт
.
Дайте разрешенье
Во Францию вернуться, государь.
Я сам оттуда прибыл для участья
В коронованье вашем, но, винюсь,
Меня опять по исполненью долга
Влекут туда и мысли и мечты.
С поклоном хлопочу о дозволенье.

Король
.
Отец пустил? Что говорит Полоний?

Полоний
.
Он вымотал мне душу, государь.
И, сдавшись после долгих убеждений,
Я нехотя его благословил.
Благоволите разрешить поездку.

Король
.
Ищите счастья; в добрый час, Лаэрт.
Как вздумаете, проводите время.
(Полоний и Лаэрт уходят.)
Ну, как наш Гамлет, близкий сердцу сын?
(Удар колокола.)

Гамлет
(в сторону).
Родством я близок вопреки природе.

Королева
.
Ах, Гамлет, полно хмуриться, как ночь!
Взгляни на короля подружелюбней.
Жизнь такова: что живо, то умрет
И вслед за жизнью в вечность отойдет.
Так горевать противно естеству.

Гамлет
.
О, да, противно.

Королева
.
Почему ж тогда
Тебе столь тяжкой кажется беда?

Гамлет
.
Не кажется, сударыня, а есть.
Ни хриплая прерывистость движенья,
Ни слезы в три ручья, ни худоба,
Ни прочие свидетельства страданья
Не в силах выразить моей души.
Вот способы казаться, ибо это
Лишь действия, и их легко сыграть,
Моя же скорбь чуждается прикрас
И их не выставляет напоказ.

Король
.
Приятно видеть и похвально, Гамлет,
Как отдаешь ты горький долг отцу.
Но твой отец и сам отца утратил
И так же тот. На некоторый срок
Обязанность осиротевших близких
Блюсти печаль. Но утверждаться в ней.
С закоренелым рвеньем – нечестиво.
Мужчина недостойна эта скорбь.
И обличает волю без святыни,
Слепое сердце, ненадежный ум
И грубые понятья без отделки.
Стряхни печаль и нас в душе зачисли
Себе в отцы. Пусть знает мир, что ты –
Ближайший к трону, и к тебе питают
Любовь не меньшей пылкости, какой
Нежнейший из отцов привязан к сыну.
Что до надежд вернуться в Виттенберг
И продолжать ученье, эти планы
Нам положительно не по душе.
И я прошу, раздумай и останься
Пред нами, здесь, под лаской наших глаз,
Как первый в роде, сын наш и сановник.

Королева
.
Не заставляй меня просить напрасно.
Останься здесь, не езди в Виттенберг.

Гамлет
.
Сударыня, всецело повинуюсь.

Король
.
Вот кроткий подобающий ответ.
Наш дом – твой дом. Сударыня, пойдемте.

Голос короля
(через ревербератор).
Своей сговорчивостью Гамлет внес
Улыбку в сердце, в знак которой ныне
О счете наших здравниц за столом
Пусть облаком докладывает пушка
И гул небес в ответ земным громам
Со звоном чаш смешается. Идемте.
Все, кроме Гамлета, уходят. Бьет пушка.

Гамлет
.
О, тяжкий груз из мяса и костей,
Когда б ты мог исчезнуть, испариться!
О, если бы предвечный не занес
В грехи самоубийство! Боже! Боже!
Каким ничтожным, плоским и тупым
Мне кажется весь свет в своих движеньях!
Какая грязь! И все осквернено,
Как в цветнике, поросшем сплошь бурьяном.
Как это все могло произойти?
Два месяца как умер. Двух ней будет.
Такой король! Как солнца яркий луч
С животным этим рядом. Так ревниво
Любивший мать, что ветрам не давал
Дышать в лицо ей. О земля и небо!
Что вспоминать! Она к нему влеклась
Как будто голод рос от утоленья.
И что ж, через месяц... Лучше не вникать!
О женщины, вам имя – вероломство!
Нет месяца! И целы башмаки,
В которых шла в слезах, как Ниобея,
За отчим гробом. И она, она –
О боже, зверь, лишенный разуменья,
Томился б дольше! – замужем, – за кем:
За дядею, который схож с покойным,
Как я с Гераклом. В месяц с небольшим!
Еще от соли лицемерных слез
У ней на веках краснота не спала!
Нет, не видать от этого добра!
Разбейся, сердце, молча затаимся.
Входит Горацио.

Горацио
.
Почтенье, принц!

Гамлет
.
Рад вас здоровым видеть.
Гораций – если я в своем уме?

Горацио
.
Он самый, принц, ваш верный раб до гроба.

Гамлет
.
Какой же раб! Мы попросту друзья.
Что принесло вас к нам из Виттенберга?
Марцелл – не так ли?

Марцелл
.
Он, милейший принц.

Гамлет
.
Я очень рад вас видеть.
(К Бернардо.)
Добрый вечер!
(К Горацио.)
Что ж вас из Виттенберга принесло?

Горацио
.
Милейший принц, расположенье к лени.

Гамлет
.
Ваш враг не отозвался б так о вас.
Зачем приехали вы в Эльсинор?
Тут вас научат пьянству.

Горацио
.
Я приехал на похороны вашего отца.

Гамлет
.
Мой друг, не смейтесь надо мной. Хотите –
на свадьбу матери моей -сказать.

Горацио
.
Да, правда, это следовало быстро.

Гамлет
.
Расчетливость, Гораций! С похорон
На брачный стол пошел пирог поминный.
Врага охотней встретил бы в раю;
чем снова в жизни этот день изведать!
Отец – о, вот он словно предо мной!

Горацио
.
Где, принц?

Гамлет
.
В очах души моей, Гораций.

Горацио
.
Я помню, он во всем был королем!

Гамлет
.
Он человек был в полном смысле слова.
Уж мне такого больше не видать.

Горацио
(к Бернарду и Марцеллу).
Мой совет:
Поставим принца Гамлета в известность
О виденном. Ручаюсь жизнью, дух
Немой при нас, прервет пред ним молчанье,
Ну, как друзья, по вашему? Сказать?

Марцелл
.
По моему, сказать.

Горацио
.
Представьте, принц, он был тут нынче ночью.

Гамлет
.
Был? Кто?

Горацио
.
Король, отец ваш.

Гамлет
.
Мой отец?

Горацио
.
Послушайте, что я вам расскажу, –
Меня поддержат эти очевидцы, –
Неслыханное что-то.

Гамлет
.
Поскорей!

Горацио
.
Бернардо и Марцелл подряд две ночи
Видали ясно: некто неизвестный
Проходит мимо. Трижды ли скользит
Пред глазами их, на расстоянье
Протянутой руки, они ж стоят,
Застыв от страха и лишившись речи.
Мне памятен отец ваш. Оба схожи,
Как эти руки.

Гамлет
.
Где он проходил?

Марцелл
.
По той площадке, где стоит охрана.

Гамлет
.
Вы с ним не говорили?

Горацио
.
Говорил,
Но без успеха. Впрочем, на мгновенье
По повороту плеч и головы
Я заключил, что он не прочь ответить,
Но в это время закричал петух,
И он при этом звуке отшатнулся
И скрылся с глаз.

Гамлет
.
Я слов не нахожу.

Горацио
.
Ручаюсь жизнью, принц, что это правда.
И мы за долг сочли вас известить.

Гамлет
.
Да, да, все так. Сейчас я успокоюсь.
Кто ночью в карауле?

Марцелл
,
Бернардо
.
Мы, мой принц.

Гамлет
.
И что ж, он хмурил брови?

Горацио
.
Нет, смотрел скорей с тоской, чем с гневом.

Гамлет
.
Он был бледен
Иль красен от волненья?

Горацио
.
Бел, как снег.

Гамлет
.
И не сводил с вас глаз?

Горацио
.
Ни на минуту.

Гамлет
.
Жаль, не видел я!

Горацио
.
Вас бы дрожь взяла.

Гамлет
.
Я стану с вами на ночь. Может статься
Он вновь придет.

Горацио
.
Придет наверняка.

Гамлет
.
И если примет вновь отцовский образ,
Я с ним заговорю, хотя бы ад,
Восстав, зажал мне рот. А к вам есть просьба.
Как вы хранили тайну до сих пор,
Так точно же и впредь ее таите,
И чтобы ни случилось в эту ночь,
Доискивайтесь смысла, но молчите.
За дружбу отплачу. Храни вас бог!
А около полуночи я выйду
И навещу вас.

Все
.
Ваши слуги, принц.

Гамлет
.
Не слуги, а теперь друзья. Прощайте.
(Все, кроме Гамлета, уходят.)

Гамлет
.
С мечом отцовский призрак! Быть беде!
Обман какой-то. Только бы стемнело.
(Петух. Могильщики тащат гроб к занавесу.)

I могильщик
.
Ну что? Являлась нынче эта странность?

II могильщик
.
Два раза важным шагом проходил.
В вооруженья с головы до ног.
К войне наверно. Строгости ввели,
Смущающие граждан.

I могильщик
.
А мне болтали: ходит весь покрыт
Коростой пакостной и гнойной,
Один сплошной лишай.

II могильщик
.
Да брось болтать!
Он спал в саду. Ужалила змея.
Створожилась вся кровь, как молоко.
(Уходят.)
Там же. Комната в доме Полония. Входят Лаэрт и Офелия.

Лаэрт
.
Мешки на корабле. Прощай, сестра.
Пообещай не упускать оказий
И при попутном ветре не дремли
И вести шли.

Офелия
.
Не сомневайся в этом.

Лаэрт
.
А Гамлета ухаживанья -вздор.
Считай их блажью, шалостями крови.
Фиалкою, расцветшей в холода,
Нежданней, гиблой, сладкой, обреченной,
Благоуханьем мига, и того
Не более.

Офелия
.
Не более?

Лаэрт
.
Не более.
Подумай, кто он, и проникнись страхом.
Он сам в плену у своего рожденья.
Не вправе он, как всякий человек,
Стремиться к счастью. От его поступков
Зависит благоденствие страны.
Он ничего не выбирает в жизни,
А слушается выбора других.
И соблюдает выгоду народа.
Поэтому пойми, каким огнем
Сгоришь ты, терпя его признанья,
И сколько примешь горя и стыда,
Когда ему поддашься и уступишь.
Страшись, сестра, Офелия, страшись.
Остерегайся, как чумы, влеченья,
На выстрел от взаимности беги.
Пока наш нрав неискушен и юн,
Застенчивость наш лучший опекун.

Офелия
.
Я смысл ученья твоего поставлю
Хранителем души. Но, милый брат,
Не поступай со мной, как лживый пастырь,
Который хвалит нам тернистый путь
На небесах, а сам в разрез ш советам
Повесничает на стезях греха
И не краснеет.

Лаэрт
.
За меня не бойня.
Но что ж я медлю? Вот и наш отец.
(Поднимает занавес, за ним – Полоний.)
Вдвойне благословиться – дважды благо.
Опять проститься новый случай нам.

Полоний
.
Все тут, Лаэрт? В путь, в путь, стыдился б, право!
Уж ветер выгнул плечи парусов,
А сам ты где? Стань под благословенье
И заруби-ка вот что на носу:
Заветным мыслям не давай огласки,
Несообразным – ходу не давай.
Будь прост с людьми, но не запанибрата.
Проверенных и лучших из друзей
Приковывай стальными обручами.
Но до мозолей рук не натирай
Пожатьями со встречными. Старайся
Беречься драк, а сцепишься – берись
За дело так, чтоб береглись другие.
Всех слушай, но беседуй редко с кем.
Терпи их суд и прячь свои сужденья.
Рядись, во что позволит кошелек,
Но не франти, – богато, но без вычур.
По платью познается человек,
Во Франции ж на этот счет средь знати
Особенно хороший Глаз. Смотри,
Не занимай и не ссужай. Ссужая,
Лишаемся мы денег и друзей,
А займы притупляют бережливость.
Прощай, запомни все и в путь.

Лаэрт
.
Почтительно откланяться осмелюсь.

Полоний
.
Давно уж время. Слуги заждались.

Лаэрт
.
Прощай, Офелия, и твердо помни,
о чем шла речь.

Офелия
.
Замкну в душе, а ключ
Возьми с собой.

Лаэрт
.
Счастливо оставаться.
(Уходит.)

Полоний
.
О чем шла речь, Офелия, у вас?

Офелия
.
Предмет – принц Гамлет, если вам угодно,

Полоний
.
Ах, вот как? Это кстати. Я слыхал,
Он очень зачастил к тебе, как будто?
А также избалован, говорят,
Твоим вниманьем? Если это правда, –
А так передавали мне как раз
По наблюдениям, – должен я признаться,
Ведешь себя ты далеко не так,
Как спросится с твоей дочерней чести.
Что между вами? Только не хитри.

Офелия
.
Со мной не раз он в нежности пускался
В залог сердечней дружбы.

Полоний
.
Каково!
В залог сердечней дружбы. Что ты смыслишь
В таких вещах? А как ты отнеслась
К его – как ты их назвала – залогам?

Офелия
.
Не знаю я, что думать мне о них.

Полоний
.
Так вот я научу: во-первых, думай,
Что ты – дитя, приняв их к платежу,
И требуй впредь залогов подороже,
А то, сведя все это в каламбур,
Под твой залог я разум потеряю.

Офелия
.
Отец, он предлагал свою любовь
С учтивостью.

Полоний
.
С учтивостью! Подумай!

Офелия
.
И в подтвержденье слов своих всегда
Мне клялся чуть ли не святыми всеми.

Полоний
.
Силки для птиц! Иль я забыл, когда
Играет кровь, как щедр язык на клятвы!
А Гамлету верь только в том одном,
Что молод он и меньше в поведенье
Стеснен, чем ты; точней – совсем не верь.
Аи клятвам и подавно. Клятвы – лгуньи.
Я не хочу, чтоб на тебя вперед
Бросали тень, хотя бы на минуту
Беседы с принцем Гамлетом. Ступай.
Смотри не забывай!

Офелия
.
Я повинуюсь.
(Уходит.)

Полоний
.
В залог сердечней дружбы! Каково!
Под твой залог я разум потеряю!
Там же. Площадка перед замком. Входят Гамлет, Горацио, Марцелл.

Гамлет
.
Пощипывает уши. Страшный холод.

Горацио
.
Лицо мне ветер режет, как в мороз.

Гамлет
.
Который час?

Горацио
.
Без малого двенадцать.

Марцелл
.
Нет. С лишним. Било.

Горацио
.
Било? Не слыхал.
Тогда, пожалуй, наступает время,
В которое всегда являлась тень.
(Трубы. Пушечные выстрелы за сценой.)
Что это значит, принц?

Гамлет
.
Король не спит и пляшет до упаду.
И пьет и бражничает до утра.
И чуть осилит новый кубок с рейнским.
Об этом сообщает гром литавр,
Как о победе.
(Выстрел пушки.)

Горацио
.
Это что ж – обычай?

Гамлет
.
К несчастью, да – обычай и такой,
Который следовало бы скорее
Забыть, чем чтить. Такие кутежи,
Расславленные на восток и запад,
Покрыли нас стыдом в чужих краях.
Там наша кличка – пьяницы и свиньи,
И это отнимает, не шутя,
Кукую-то существенную малость
От наших дел, достоинств и заслуг.

Горацио
.
Досадно ведь!
Смотрите, принц, вот он!
(Входит Призрак.)

Гамлет
.
Святители небесные, спасите!
Благой ли дух ты, или ангел зла,
Дыханье рая, ада ль дуновенье,
К вреду иль к пользе помыслы твои,
Я озадачен так твоим явленьем,
Что требую ответа. Отзовись.
На эти имена: отец мой, Гамлет,
Король, властитель датский, отвечай!
Не дай пропасть в неведевьи. Скажи мне,
Скажи, зачем? К чему? Что делать нам?

Горацио
.
Он подал знак вам одному.

Марцелл
.
Но не ходите.

Горацио
.
Ни за что на свете.

Гамлет
.
А здесь он не ответит. Я пойду.

Горацио
.
Теперь он весь во власти исступленья.

Марцелл
.
Пойдем за ним. Так оставлять нельзя.

Горацио
.
Пойдемте сзади. К чему все это?

Марцелл
.
Какая-то в державе датской гниль.

Горацио
.
Наставь на путь нас, господи!
Бог не оставит Данию!

Марцелл
.
Идемте!
(Выстрел пушки. Уходят.)

Призрак
.
Я дух родного твоего отца,
На некий срок скитаться осужденный.
Но вечность – звук не для земных ушей.
О, слушай, слушай, слушай! Если только
Ты впрямь любил когда-нибудь отца...

Гамлет
.
О боже мой!

Призрак
.
Отмсти за подлое его убийство.

Гамлет
.
Убийство?

Призрак
.
Да, убийство из убийств,
Как ни бесчеловечны все убийства.
Объявлено, что спящего в саду
Меня змея ужалила. Датчане
Бесстыдной басней введены в обман.
Ты должен знать, мой благородный сын,
Змея, что твоего отца убила, –
Его венец надела.

Гамлет
.
О, вещая душа моя! Мой дядя!

Призрак
.
Да, этот скот, подлец, кровосмеситель,
Врожденным даром хитрости и лести
Бесстыдно отвративший королеву!
Какой здесь паденье было, Гамлет!
Но тише! Скоро утро. Поспешу.
Так был рукою брата я во сне
Лишен короны, жизни, королевы,
Так послан второпях на страшный суд
Со всеми преступленьями на шее.
О ужас, ужас, ужас! Если ты –
Мой сын, не оставайся равнодушным.
Не дай постели датских королей
Служить кровосмешению и распутству!
И все же, как бы не сложилась месть,
Не оскверняй души и умышленьем
Не посягай на мать. На то ей бог
И совести глубокие укоры.
Прощай, прощай и помни обо мне!
(Уходит.)

Гамлет
.
Помнить о тебе?
Да, бедный дух, пока есть память в шаре
Разбитом этом. Помнить о тебе?
Я с памятной доски сотру все знаки
Чувствительности, все слова из книг,
Все образы, всех былей отпечатки,
Что с детства наблюдение занесло,
И лишь твоим единственным веленьем
Весь тем, всю книгу мозга испишу,
Без низкой смеси. Да, как пред богом!
Да, бедный дух! Сто, сердце! Сердце, стой!
Не подгибайтесь подо мною, ноги,
Держитесь прямо. Помнить о тебе!
О, женщина-злодейка! О, подлец!
О, низость, низость с низкою улыбкой!
Где грифель мой? Я это запишу,
Что можно улыбаться, улыбаться
И быть мерзавцем. Если не везде,
То достоверно, в Дании.
Готово, дядя. А теперь девиз мой:
«Прощай, прощай и помни обо мне».
Я в том клянусь.

Горацио
,
Марцелл
,
Бернардо
(за сценой).
Принц, принц!

Марцелл
(за сценой).
Принц Гамлет!

Горацио
(за сценой).
Где он?
Входят Горацио, Марцелл и Бернардо.

Марцелл
.
Ну, как мой принц?

Горацио
.
Что вы узнали, принц?

Гамлет
.
Непостижимо.

Горацио
.
Что?

Гамлет
.
Проговоритесь.

Горацио
.
Нет, никогда.

Марцелл
.
Клянусь вам, никогда.

Гамлет
.
Ну, хорошо. Итак, кто б мог подумать…
Но это между нами?

Горацио
,
Марцелл
.
Видит бог.

Гамлет
.
Нет в Дании такого негодяя,
Что не был бы при этом подлецом.

Горацио
.
Чтобы такую новость рассказать,
Не стоило вставать из гроба.

Гамлет
.
Правда.
Итак, без околичностей, давайте
Пожмем друг другу руки и пойдем
Вы – по своим делам или желаньям, –
У всех свои желанья и дела, –
Я – по своим, точней – бедняк отпетый,
Пойду молиться.

Горацио
.
Это только вихрь
Бессвязных слов, мой принц.

Гамлет
.
Он вам обиден?
Простите.

Горацио
.
В этом преступленья нет.

Гамлет
.
Нет, преступленье налицо, Гораций.
Желание узнать о нем полнее
Вы пересильте. А теперь, собратья,
Товарищи по школе и мечу, –
Большая просьба.

Горацио
.
С радостью исполним.

Гамлет
.
О происшедшем, чур, не говорить.

Горацио
,
Марцелл
.
Не скажем, принц.

Гамлет
.
Клянитесь в этом.

Горацио
.
Честью
Клянусь, не скажем.

Марцелл
.
Честью вам клянусь.

Гамлет
.
Вот меч – клянитесь.

Марцелл
.
Мы уж дали клятву.

Гамлет
.
Нет, поклянитесь на моем мече.
Клянитесь никогда не говорить
О виденном. Ладонь на меч!

Горацио
.
О день и ночь! Вот это чудеса!

Гамлет
.
Гораций, много в мире есть такого,
Что вашей философии не снилось.
Загадок полон мир не нашего охвата.
Но к делу. Вновь клянитесь, если вам
Спасенье мило, как бы непонятно
Я дальше ни повел себя, кого бы
Не пожелал изображать собою,
Вы никогда, меня таким увидав,
Вот эдак рук не скрестите, вот эдак
Не покачнете головой, вот так
Не станете цедить с мудреным видом:
«Кто-кто, а мы...», «Могли б, да не хотим»,
«Приди охота...», «Мы бы рассказали...»,
Клянитесь, никогда не намекать,
Что обо мне хоть что-то вам известно.
Ладонь на меч! Клянитесь!
А дальше, господа,
Себя с любовью вам препоручаю.
Все, чем возможно дружбу доказать,
Вам Гамлет обездоленный исполнит
Поздней, даст бог. Пойдемте вместе все.
И пальцы на губах – напоминаю.
Век вывихнут. Век расшатался.
Распалась связь времен.
Зачем же я связать ее рожден!

Клавдий
.
Век вывихнут. Век расшатался.
Распалась связь времен.

Полоний
.
Век вывихнут. Век расшатался.
Распалась связь времен.

Гамлет
.
Век вывихнут. Век расшатался.
Распалась связь времен.
Эльсинор. Комната в доме Полония. Входят Полоний и Рейнальдо.

Полоний
.
Век расшатался...
Вот деньги и письмо к нему, Рейнальдо.

Рейнальдо
.
Вручу, мой господин.

Полоний
.
Да хорошо бы
До вашего свиданья, голубчик,
Разнюхать там, как он себя ведет.

Рейнальдо
.
Я сам так думал поступить.

Полоний
.
Похвально.
Весьма похвально. Видите, дружок,
Сперва спросите про датчан в Париже.
Со средствами ль, кто родом, где стоят,
И в дружбе с кем, и если б вдруг открылось,
Что сына знают, от обиняков
Переходите прямо в наступленье,
Не подавая вида. Например,
Скажите тоном дальнего знакомства:
«Я знал его друзей; встречал отца,
Знаком отчасти и с самим.» Понятно?

Рейнальдо
.
Конечно, господин мой.

Полоний
.
Хотя, – спешите вставить, – очень мало,
Но если это тот же шалопай,
То так и так. И врите, как на мертвых,
Про что угодно, кроме сумасбродств,
Вредящих чести. Это бог избави.
Про все же разновидности проказ,
Сопутствующих росту и свободе, –
Пожалуйста!

Рейнальдо
.
К примеру, про игру?

Полоний
.
Пожалуйста. Про пьянство, драки, ругань
И дебоширство, даже и про то.

Рейнальдо
.
Боюсь, не повредило б это чести!

Полоний
.
Зачем? Ведь дело – соус как подать.
Не обвиняйте в чем-нибудь чрезмерном,)
Что было б грубой крайностью. Зачем?
Наоборот, вы так представьте дело,
Чтобы его грешки приобрели
Налет огня, оттенок своеволья
И внешность молодого озорства,
Простительные всем.

Рейнальдо
.
Но я осмелюсь...

Полоний
.
Спросить, н чему все это?

Рейнальдо
.
Точно так. К чему все это?

Полоний
.
Вот мои расчеты: такие речи бьют наверняка.
Когда вы вскользь запачкаете сына,
Как за работой мажут рукава,
Ваш собеседник тотчас согласится
И, если тоже замечал за ним
Подобные проделки, непременно
Прервет вас, скажем, на такой манер:
Он скажет: «Сударь, друг мой, господин»,
Смотря по званью, и откуда сам,
И как воспитан.

Рейнальдо
.
Совершенно верно.

Полоний
.
И вот тогда, тогда-то, вот тогда... Что это я хотел сказать? Клянусь причастием, я что-то хотел сказать. На чем я остановился?

Рейнальдо
.
На «он прервет вас, скажем...»

Полоний
.
Да, прервет.
Ага, прервет, прервет... «Да! – скажет он. –
Я знаю молодого человека
Он был вчера или позавчера
С таким-то и таким-то, там-то и там-то.
Играли в мяч, он был порядком пьян
И кончил дракой.» Или: «Я свидетель
Как ходит он в один зазорный дом
И предается буйству.» И так дале.
Ну, пенял? Насаживайте ложь
И на живца ловите карпа правды.
Так все мы, люди дальнего угла,
Издалека обходим, стороною
С кривых путей выходим на прямей.
Рекомендую с сыном тот же способ.

Рейнальдо
.
Прощайте, мой добрый господин.

Полоний
.
Счастливый путь.

Рейнальдо
.
Мой добрый господин!

Полоний
.
Пусть он не знает, что за ним следят.

Рейнальдо
.
Нет, господин мой.

Полоний
.
Музыки уроки
Пускай берет.

Рейнальдо
.
Понятно.
(Рейнальдо уходит. Входит Офелия.)

Полоний
.
Офелия! Что скажешь? Ну! Ну!

Офелия
.
Я шила, входит Гамлет,
Без шляпы, безрукавка пополам,
Чулки до пяток, в пятнах, без подвязок,
Трясется так, как будто был в аду.

Полоний
.
От страсти обезумел?

Офелия
.
Не знаю.
Боюсь, что так.

Полоний
.
И что же он сказал? Ну! Ну!

Офелия
.
Он сжал мне кисть и отступил на шаг,
Руки не разжимая, а другую
Поднес к глазам и стал из-под нее
Рассматривать меня, как рисовальщик.
Он долго изучал меня в упор,
Тряхнул рукою, трижды поклонился,
И так вздохнул до глубины души,
Как будто бы он испустил пред смертью
Последний вздох.

Полоний
.
Пойдем со мной, отыщем короля.
Здесь явный взрыв любовного безумья,
В неистовствах которого подчас
Доходят до отчаянных решений.
Но таковы все страсти под луной,
Играющие с нами. Идем!
Ты не была с ним эти дни резка?

Офелия
.
Нет, кажется, но помня наставленья,
Не принимала больше ни его,
Ни писем от него.

Полоний
.
Вот он и спятил!
Жаль, что судил о нем я сгоряча.
Я полагал, что Гамлет легкомыслен.
По-видимому, я перемудрил.
Но, видит бог, излишняя забота –
Такое же проклятье стариков,
Как беззаботность – горе молодежи.
Идем и все расскажем королю.
В иных делах стыдливость и молчанье
Вреднее откровенного признанья.
Идем.
Комната в замке. Входят Король, Королева, Розенкранц, Гильденстерн и свита.

Король
.
Привет вам, Розенкранц и Гильденстерн!
Помимо жажды видеть вас пред нами,
Заставила вас вызвать и нужда.
Всем вам спасибо.
(Свита уходит.)
До вас дошла уже, наверно, новость,
Как изменился Гамлет. Не могу
Сказать иначе. Так неузнаваем
Он внутренне и внешне. Не пойму,
Какая сила сверх отцовской смерти
Произвела такой переворот
В его душе. Я вас прошу обоих
Как сверстников его, со школьных лет
Узнавших коротко его характер,
Пожертвовать досугом ради нас.
Вы нашего племянника – нет, сына
В рассеянье втяните. Стороной
Как только будет случай, допытайтесь
Какая тайна мучает его.
И нет ли от нее у нас лекарства.

Королева
.
Он часто вспоминал вас, господа.
Я больше никого не знаю в мире,
Кому б он был так предан. Если вам
Не жалко будет выказать любезность
И ваше время можно посвятить
Надежде нашей и ее поддержке,
Приезд ваш будет нами награжден
По-королевски.

Розенкранц
.
У величеств ваших
Вполне довольно августейших прав,
Чтоб волю изъявлять не в виде просьбы,
А в повеленье.

Гильденстерн
.
В согласье с чем мы оба повергаем
Свою готовность к царственным стопам
И ждем распоряжений.

Король
.
Спасибо, Розенкранц и Гильденстерн.

Королева
.
Спасибо, Гильденстерн и Розенкранц.
Пожалуйста, пройдите тотчас к сыну.
Он так переменился! Господа,
Пусть кто-нибудь их к Гамлету проводит.

Гильденстерн
.
Дай бог, чтоб наше общество полней
Пошло ему на пользу!

Королева
.
Бог на помощь.
(Розенкранц и Гильденстерн уходят.)
Входит Полоний.

Король
.
Ты был всегда отцом благих вестей.

Полоний
.
Был, государь, не так ли? И останусь.
Я долг привык блюсти пред королем,
Как соблюдаю душу перед богом.
И знаете, что я вам доложу?
Что либо этот мозг уж не годится
В охотничьи ищейки, либо я
Узнал причину Гамлетовских бредней.

Королева
.
Причина, к сожалению, одна:
Смерть короля и спешность нашей свадьбы.

Король
.
О, расскажи! Не терпится узнать.

Полоний
.
Вдаваться, государи, в спор о том,
Что есть король т слуги и что время
Есть время, день есть день и ночь есть ночь,
Есть трата времени и дня и ночи.
И если краткость и есть душа ума,
А многословье – тело и прикрасы,
То буду сжат. Ваш сын сошел с ума.
Офелия!
(Появляется Офелия.)
С ума, сказал я, ибо сумасшедший
И есть лицо, сошедшее с ума.
Но по боку.

Королева
.
Дельней и безыскусней.

Полоний
.
Здесь нет искусства, госпожа моя.
Что он помешан – факт. И факт, что жалко.
И жаль, что факт. Дурацкий оборот.
Не все равно. Я буду безыскусен,
Допустим, он помешан. Надлежит
Найти причину этого эффекта.
Или дефекта, ибо сам эффект
Благодаря причине дефективен.
А то, что надо, в том и есть нужда.
Что ж вытекает?
Я дочь имею, ибо дочь моя.
Вот что дала мне дочь из послушанья.
Судите и внимайте, я прочту.
(Читает.)
«Небесной, идолу души моей,ненаглядной Офелии.» Это плохое выражение, избитое выражение: «ненаглядной» – избитое выражение. Но слушайте дальше. Вот. (Читает): «На ее дивную белую грудь эти...» и тому подобное.

Королева
.
Ей это Гамлет пишет?

Полоний
.
Миг терпенья.
Я по порядку, госпожа моя.
(Читает.)
«Не верь дневному свету,
Не верь звезде ночей,
Не верь, что правда где-то,
Но верь любви моей.
О, дорогая Офелия, не в ладах я со стихосложением. Вздыхать в рифму – не моя слабость. Но что я крепко люблю тебя, о, моя хорошая, верь мне. Прощай. Твой навеки, драгоценнейшая, пока эта махина принадлежит мне. Гамлет.»
Вот, что мне дочь дала из послушанья,
А также рассказала на словах,
Когда по времени и где по месту
Любезничал он с ней.

Король
.
Как приняла
Она его любовь?

Полоний
.
Какого мненья
Вы обо мне?

Король
.
Вы чести образец
И преданности.

Полоний
.
Рад бы оказаться.
Какого ж мненья были б вы, когда,
Застигнув эту страсть в ее зачатке –
А я ее, признаться, разглядел
Скорей, чем дочь, – какого мненья были б
Вы, государыня, вы, государь,
Когда б я терпеливее бумаги
Сквозь пальцы стал смотреть на эту страсть
И сделал сердцу знак молчать? Какого
Вы были б мненья? Нет, я напрямик
Немедленно сказал своей девице:
«Принц Гамлет – принц, тебе он не чета.
Тому не быть», – и сделал ей внушенье
Замкнуться от его похвал на ключ,
Гнать посланных и возвращать подарки.
Она меня послушалась, и что ж:
Отвергнутый, чтобы выразиться вкратце,
Он впал в тоску, утратил аппетит,
Утратил сон, затем утратил силы.
А там из легкого расстройства впал
В тяжелое, в котором и бушует
На горе всем.

Король
.
Вы тех же мыслей?

Королева
.
Да.
Правдоподобно.

Полоний
.
Назовите случай,
Когда б я утверждал, что это так,
А было б по-иному.

Король
.
Не припомню.

Полоний
(показывая на свою голову и плечи).
Я это дам от этого отсечь,
Что прав и ныне. С нитью путеводной
Я под землей до правды доберусь.

Король
.
Как это нам проверить?

Полоний
.
Очень просто.
Он бродит тут часами напролет
По галерее.

Королева
.
Совершенно верно.

Полоний
.
Я дочь к нему подсуну в этот час,
А мы. вдвоем за занавеской встанем.
Увидите их встречу. Если он
Не любит дочь и не любовью болен,
Пусть больше мне сановником не быть,
А скот случать в деревне.

Король
.
Что ж, посмотрим.

Королева
.
А вот мой бедный с книгою и сам.

Полоний
.
Уйдите оба, оба уходите.
Я подойду к нему. Прошу простить.
(Король и Королева уходят. Входит Гамлет, читая.)
Как поживает господин мой, Гамлет?
Вы меня знаете, принц?

Гамлет
.
Отлично. Вы торговец живым товаром.

Полоний
.
Нет, что вы, принц.

Гамлет
.
Тогда не мешало бы вам быть честным.

Полоний
.
Честным, принц?

Гамлет
.
Да, сударь мой. Быть честным – по нашим временам,
Значит, быть единственным из десяти тысяч.

Полоний
.
Это совершенная истина, принц.

Гамлет
.
Ну, еще бы, если даже такое светило, как солнце, плодит червей, лаская лучами падаль... Есть у вас дочь?

Полоний
.
Есть, принц.

Гамлет
.
Не пускайте ее на солнце. Не зевайте, приятель.

Полоний
(в сторону).
Ну, что вы скажете? Нет, нет, да и свернет на дочь. А вперед не узнал. Торговец, говорит. Живым товаром. Далеко зашел, далеко! В сущности говоря, в молодости и я, ох, как натерпелся от любви. Почти что в этом роде. Попробую опять.
(Гамлету.)
Что читаете, принц?

Гамлет
.
Слова, слова, слова...

Полоний
.
А в чем там дело, принц?

Гамлет
.
Между кем и кем?

Полоний
.
Я хочу сказать, что написано в книге, принц?

Гамлет
.
Клевета. Каналья-сатирик утверждает, что у стариков седые бороды, лица в морщинах, из глаз густо сочится смола и сливовый клей и что у них совершенно отсутствует ум и очень слабые ляжки. Всему этому, сударь, я верю легко и охотно, но публиковать это считаю бесстыдством, ибо сами вы, милостивый государь, когда-нибудь состаритесь, как я, ежели подобно раку, будете пятиться задом.

Полоний
(в сторону).
Если это и безумие, то в своем роде последовательное.
(Гамлету.)
Не уйти ли нам подальше от сквозняка, милорд?

Гамлет
.
Куда?
В могилу?

Полоний
.
В самом деле, дальше некуда.
(В сторону.)
Как проницательны подчас его ответы! Находчивость, которая часто осеняет полоумных и не всегда бывает у здравомыслящих. Однако пойду поскорей, подумаю, как бы ему встретиться с дочерью.
(Гамлету.)
Досточтимый принц, дайте мне разрешение удалиться.

Гамлет
.
Не мог бы вам дать ничего, сэр, с чем расстался бы охотнее. Кроме моей жизни, кроме моей жизни, кроме моей жизни.

Полоний
.
Желаю здравствовать; принц.

Гамлет
.
О, эти несносные старые дурни!
(Появляются Розенкранц и Гильденстерн.)

Полоний
.
Вам принца Гамлета?
(Гамлету.)
К вам, принц!
(Розенкранцу и Гильденстерну.)
Вот он, как раз.

Розенкранц
(Полонию).
Спасибо, сударь.
(Полоний уходит.)

Гильденстерн
.
Почтенный принц!

Розенкранц
.
Бесценный принц!

Гамлет
.
Ба, милые друзья! Ты, Гильденстерн?
Ты, Розенкранц? Ну, как дела, ребята?

Розенкранц
.
Как у любого из сынов земли.

Гильденстерн
.
По счастью, наше счастье не чрезмерно:
Мы не верхи на колпаке Фортуны.

Гамлет
.
Но также не низы ее подошв?

Розенкранц
.
Ни то, ни это, принц.

Гамлет
.
Так вы живете где-то близко от ее пояса,
Так сказать, в средоточии ее милостей.

Гильденстерн
.
Вот именно. Там мы люди свои.

Гамлет
.
В укромных частях Фортуны, –
Что и говорить, эта особа непотребная.
Однако, что нового?

Розенкранц
.
Ничего, принц, кроме того, что в мире завелась совесть.

Гамлет
.
Значит, скоро конец света. Впрочем, у вас ложные сведения. Однако, давайте поподробнее. Чем прогневили вы, дорогие мои, эту свою Фортуну, что она шлет вас в эту тюрьму?

Гильденстерн
.
В тюрьму, принц?

Гамлет
.
Да, конечно: Дания – тюрьма.

Розенкранц
.
Тогда весь мир – тюрьма.

Гамлет
.
И притом образцовая, со множеством арестантских темниц и подземелий, из которых Дания- наихудшая.

Розенкранц
.
Мы не согласны, принц.

Гамлет
.
Значит, для вас она не тюрьма, ибо сами по себе вещи не бывают хорошими и дурными, а только в нашей оценке. Для меня она – тюрьма.

Розенкранц
.
Значит, тюрьмой ее делает ваше честолюбие.
Вашим требованиям тесно в ней.

Гамлет
.
О боже! Заключите меня в скорлупу ореха, и я чувствовал бы себя повелителем бесконечности, если бы только не мои дурные сны.

Гильденстерн
.
А сны и приходят из честолюбия. Честолюбец живет несуществующим. Он питается тем, что возомнит о себе и себе припишет. Он отражение своих выдумок, тень своих снов.

Гамлет
.
Сон – сам по себе только тень,

Розенкранц
.
В том-то и дело. Таким образом, вы видите, как невесомо и бесплотно преувеличенное мнение о себе. Оно даже и не тень вещи, а всего лишь тень тени.

Гамлет
.
Итак, только ничтожества, не имеющие основания гордиться собой, – твердые тела, а порядочные люди – тени ничтожеств. А впрочем, порядочные люди не бросают тень на других. Однако, чем умствовать, не пойти ли лучше ко двору? Ей богу, я едва соображаю.

Розенкранц
,
Гильденстерн
.
Мы будем неотступно следовать за вами с нашими услугами.

Гамлет
.
Нет, к чему же! Мои слуги стали довольно хорошо смотреть за мной в последнее время. Но, положа руку на сердце, зачем вы в Эльсиноре?

Розенкранц
.
В гостях у вас, принц, больше низачем.

Гамлет
.
Хотя моя бедность ставит границы моей благодарности, я благодарю вас. И однако, даже этой благодарности слишком много для вас. За вами не посылали? Это ваше собственное побуждение? Ваш приезд доброволен? А-а? Пожалуйста, по совести. А? А? Ну как?

Гильденстерн
.
Что нам сказать, принц?

Гамлет
.
Ах, да что угодно, только не к делу! За вами послали. В ваших глазах есть род признанья, которое ваша сдержанность бессильна затушевать. Я знаю, добрый король и королева послали за вами.

Розенкранц
.
С какой целью, принц?

Гамлет
.
Это уж вам лучше знать. Но только заклинаю вас былой дружбой, любовью, единомыслием и другими еще более убедительными доводами – без изворотов со мной: посылали за вами или нет?

Розенкранц
(Гильденстерну).
Что вы скажете?

Гамлет
(в сторону).
Ну вот, не в бровь, а в глаз!
(Гильденстерну.)
Если любите меня, не отпирайтесь!

Гильденстерн
.
Принц, за нами послали.

Гамлет
.
Хотите скажу вам, зачем? Таким образом, моя догадка предупредит вашу болтливость и ваша верность тайне короля и королевы не полиняет ни перышком. Недавно, не знаю почему, я потерял все свою веселость и привычку к занятиям. Мне так не по себе, что этот цветник мирозданья, земля, кажется мне бесплодною скалою, а этот необъятный шатер воздуха с неприступно вознесшейся твердью, этот, видите ли, царственный свод, выложенный золотою искрой, на мой взгляд – просто-напросто скопление вонючих и грязных паров. Какое чудо природы.- человек! Как удивительно он рассуждает! С какими безграничными способностями! Как точен и поразителен по складу и движеньям! В поступках, как близок к ангелу! В воззрениях – близок богу! Краса вселенной! Венец всего живущего! А по мне – это квинтэссенция праха. Мужчины не занимают меня больше, да и женщины тоже, как ни оспаривают это ваши улыбки.

Розенкранц
.
Принц, ничего подобного не было у нас в мыслях.

Гамлет
.
Что же вы усмехнулись, когда я сказал, что мужчины меня не занимают?

Розенкранц
.
Я подумал, какой постный прием окажете вы в таком случае актерам. Мы обогнали их по дороге.

Гильденстерн
.
Те самые, которые вам так нравились – столичные трагики.

Гамлет
.
Что их толкнуло в разъезды? Постоянное пристанище было выгоднее в отношении денег и славы.

Розенкранц
.
Я думаю, их к этому принудили последние нововведения.

Гамлет
.
Ценят ли их также, как когда я был в городе? Такие же у них сборы?

Розенкранц
.
Нет, в том-то и дело, что нет.

Гамлет
.
Отчего же? Разве они стали хуже?

Розенкранц
.
Нет, они подвизаются на своем поприще с прежним блеском. Но в городе объявился целый выводок детворы, едва из гнезда, которые берут самые верхние ноты и срывают нечеловеческие аплодисменты. Сейчас они в моде и подвергают таким нападкам старые театры, что даже военные люди не решаются ходить туда из страха быть высмеянными в печати.

Гамлет
.
Как, эти дети так страшны? Кто их содержит? Как им платят? Что, это их призванье, пока у них не погрубеют голоса? А позже, когда они сами станут актерами обыкновенных театров, если только у них не будет другого выхода, не пожалеют ли они, что старшие восстанавливали их против собственной будущности?

Розенкранц
.
Сказать правду, много было шуму с обеих сторон, и народ не считает грехом стравливать их друг с другом. Одно время за пьесу ничего не давали, если в ней не разделывались с литературным противником.

Гамлет
.
Неужели?

Гильденстерн
.
О, крови при этом испорчено порядочно!

Гамлет
.
И мальчишки одолевают? Впрочем, это неудивительно. Например, сейчас дядя мой – датский король, и те самые, которые строили ему рожи при жизни моего отца, дают по сорок, пятьдесят и по сто дукатов за его мелкие изображения.
(Гамлет кидает монеты. Гильденстерн и Розенкранц ловят их и отдают ему.)

Гамлет
.
Оставьте на память. Черт возьми, тут есть что-то сверхъестественное, если бы только философия могла до этого докопаться.
(Труба за сценой.)

Гильденстерн
.
Вот и актеры.

Гамлет
.
Держу пари, что и он с сообщеньем об актерах.

Полоний
.
Принц, актеры приехали.

Гамлет
.
Вот видите.

Полоний
.
Принц, у меня есть новости для вас.

Гамлет
.
А у меня есть новости для вас. Когда Росций был в Риме актером...

Полоний
.
Актеры приехали, принц.

Гамлет
.
Кудах-тах-такх, кудах-тах-тах...

Полоний
.
Ей-богу, милорд.

Гамлет
.
Прикатили на ослах...

Полоний
.
Лучшие в мире актеры для трагедий, комедий, хроник, пасторалей, вещей пасторально-комических, историко-пасторальных, трагико-исторических, трагикомико и историко-пасторальных. В чтении наизусть и экспромтом эти люди единственные.

Гамлет
.
О, Евфай, судия Израиля, какое у тебя было сокровище!

Полоний
.
Какое же это сокровище было у него, милорд? |

Гамлет
.
А как же.
«Единственную дочь растил
И в ней души не чаял.»

Полоний
(в сторону).
Все норовит о дочери!

Гамлет
.
А? Не так ли, старый Евфай?

Полоний
.
Если Евфай – это я, то действительно у меня есть дочь, в которой я души не чаю. Это совершеннейшая истина.

Гамлет
.
Нет, вовсе это не истина.

Полоний
.
Что же тогда истина, милорд?

Гамлет
.
А вот что: «Единственную дочь растил
И в ней души не чаял,
А вышло так, как бог судил,
И клад как воск растаял.»
С приездом в Эльсинор вас, господа! Ваши руки, товарищи!
(Ударяет Розенкранца и Гильденстерна по рукам. Полоний, Гильденстерн, Розенкранц уходят. Появляются актеры.)
Трубы. Барабан.

I актер
.
Hello, my good lord!

Гамлет
.
Здравствуйте, господа! Милости просим. Рад вам всем. Вас ли я вижу, барышня моя? Ба, старый друг! Как ты оброс с тех пор, что мы не виделись! Приехал, прикрываясь ею, смеяться над моими делами в Дании? Милости просим, господа! Давайте-ка мы сразу набросимся на первое, что нам попадется. Пожалуйста, какой-нибудь монолог. Дайте нам образчик вашего искусства. Ну! Какой-нибудь страстный монолог.

I актер
.
Какой именно, добрейший принц?

Гамлет
.
Помнится, раз ты читал мне один монолог, вещь никогда не ставили больше или не больше разу – пьеса не понравилась. Для большой публики это было, что называется, не в коня корм. Однако, как воспринял я и другие, еще лучшие судьи, это была великолепная пьеса, хорошо разбитая на сцены и написанная с простотой и умением.
(В сторону). Помнится, возражали, что стихам недостает пряности, а язык не обнаруживает в авторе отбора. Один монолог я в ней особенно любил: об убийстве Приама.

Актеры
(за занавесом).
О, Приам!

I актер
.
Stop talking, please!

Гамлет
.
Если он у вас еще в памяти, начните вот с какой строчки. Погодите: «Свирепый Пирр, тот, что как зверь Гирканский...» Нет, не так. Но начинайте с Пирра: «Свирепый Пирр...»

Актер
(за занавесом).
Чьи черные доспехи...

Гамлет
.
«Чьи черные доспехи
И мрак души напоминали ночь,
Теперь закрасил черный цвет одежд
Багровым – и ужасней стал еще.
Теперь он с ног до головы в крови,
Запекшийся в жару горящих стен,
Которые убийце освещают
Дорогу к цели. В кровяной норе,
Дыша огнем и злобой, Пирр безбожный,
Карбункулами выкатив глаза,
Приама ищет...»
Продолжайте cами.
(Появляется Полоний.)

Полоний
.
Ей-богу хорошо, милорд! С хорошей дикцией и чувством меры. Вас можно зачислить в труппу с половинным окладом.

Актеры
.
С полным.

I актер
(готовит сцену).
Занавес! Свет! Оркестр, начали!
«Приама ищет Пирр!»

Хор из трех актеров
.
Приама ищет Пирр!

I актер
.
Нет. Еще раз: «Приама ищет Пирр!»

Хор
.
Приама ищет Пирр.

I актер
.
Пирр его находит.
Насилу приподнявши меч, Приам
От слабости его роняет наземь,
Ему навстречу подбегает Пирр,
Сплеча замахиваясь на Приама;
Но этого уже и свист клинка
Сметает с ног. И тут, как бы от боли,
Стена дворца горящего, клонясь,
Обваливается.

Хор
.
А-а-а!

I актер
(Хору).
Что – «а»? Рано! (Продолжает.)
...И тут как бы от боли
Стена дворца горящего, клонясь
0бваливается и оглушает
На миг убийцу.

Хор
.
Пирров меч в руке
Над головою так и остается,
Как бы вонзившись в воздух на лету.

I актер
.
С минуту, как убийца на картине,
Стоит, забывшись без движенья, Пирр,
Руки не опуская.
Но Пирров меч кровавый, беспощадный
Пал на Приама.
Стыдись, Фортуна! Дайте ей отставку,
О, боги, отымите колесо,
Разбейте обод, выломайте спицы
И круглый вал скатите с облаков
В кромешный ад!
(Удары барабанов, актеры падают на колени.)

Полоний
.
Слишком длинно.

Гамлет
.
Это пошлют в цырюльню вместе с вашей бородой.
(Актеру.) Продолжай, прошу тебя. Для него существуют только пляски и сальные анекдоты, а от прочего он засыпает. Перейди к Гекубе. Продолжай.

Суфлер
.
«Ужасен вид поруганной царицы.»

I актер
.
Ужасен вид поруганной царицы...

Хор
.
Ужасен вид поруганной царицы...

Гамлет
.
Поруганной царицы?

Полоний
.
Хорошо! Поруганной царицы – хорошо!

I актер
.
Гася слезами пламя, босиком
Она металась, с головной повязкой
Взамен венца и обмотавши стан,
Иссушенный годами.

Хор
.
Одеялом, случившимся в руках.

I актер
.
Кто б увидел
Все это, ядовитыми словами
Фортуну бы позором заклеймил.
А если б с неба боги подсмотрели,
Как потешался над царицей Пирр,
Кромсая перед нею тело мужа,
Спокойствие покинуло бы их.

Полоний
.
Он весь в слезах.

Гамлет
(актеру).
Хорошо. Остальное доскажешь после.
(Полонию.)
Почтеннейший, посмотрите, чтобы об актерах хорошо позаботились. Вы слышите, пообходительнее с ними, потому что они – краткий обзор нашего времени. Лучше иметь скверную надпись на гробнице, чем дурной их отзыв при жизни.

Полоний
.
Принц, я обойдусь с ними по заслугам.

Гамлет
.
Нет – лучше, черт возьми, любезнейший! Если с каждым обходиться по заслугам, кто уйдет от порки?

Полоний
.
Пойдемте, господа.

Гамлет
.
Идите за ним, друзья. Сегодня у нас представленье.
(Полоний и все актеры уходят.)

Гамлет
.
Скажи, старый друг.
(I актер возвращается.)
Можете вы сыграть «Убийство Гонзаго»?

I актер
.
Да, мой принц.

Гамлет
.
Поставь это сегодня вечером. Скажи, можно ли в случае необходимости заучить кусок строк в двенадцать-шестнадцать, который бы я написал, – можно?

I актер
.
Да, принц.

Гамлет
.
Превосходно. Ступай за тем господином, да смотри, не издевайся над ним.
(I актер уходит.)
Простимся до вечера, друзья мои. Еще раз: вы – желанные гости в Эльсиноре.
(Розенкранц и Гильденстерн уходят.)
Один я. Наконец.
Какой же я холоп и негодяй!
Не страшно ль, что актер заезжий этот
В фантазии, для сочиненных чувств,
Так подчинил мечте свое созданье,
Что сходит кровь со щек его, глаза
Туманят слезы, замирает голос
Ив облик каждой складкой говорит,
Чем он живет. А для чего в итоге?
Из-за Гекубы!
Что он Гекубе? Что ему Гекуба?
А он рыдает. Чтоб он совершил
Будь у него такой же повод к страсти
Как у меня? Он сцену б утопил
В потоке слез. В его изображении
Виновный бы прочел свой приговор.
А я,
Тупой и жалкий выродок, слоняюсь
В сонливой лени и ни о себе
Не заикнусь, ни пальцем не ударю
Для короля, чью жизнь и власть смели
Так подло. Что ж я, трус? Кому угодно
Сказать мне дерзость? Дать мне тумака?
Как мальчику, прочесть нравоученье?
Взять за нос? Обозвать меня лжецом
Заведомо безвинно? Кто охотник?
Смелее! В полученье распишусь.
Не желчь в моей печенке голубиной,
Позор не злит меня, а тс б давно
Я выкинул стервятникам на сало
Труп изверга. Блудливый негодяй!
Кровавый, лживый, злой, сластолюбивый!
О, мщенье!
Ну и осел я, нечего сказать!
Я сын отца убитого. Мне небо
Сказало: встань и отомсти. А я?
Я изощряюсь в жалких восклицаньях
И весь раскис, как уличная тварь,
Как судомойка.
Тьфу, черт! Проснись, мой мозг!
Проснись, мой мозг! Я где-то слышал,
что люди с темным прошлым, находясь
На представленье, сходном по завязке,
Ошеломлялись живостью игры
И сами сознавались в злодеянье.
Убийство выдает себя без слов.
Хоть и молчит. Я поручу актерам
Сыграть пред дядей вещь по образцу
Отцовой смерти. Послежу за дядей –
Возьмет ли за живое. Если да,
Я знаю, как мне быть.
(Подходит к музыканту, садится.)
Но может статься,
Тот дух был дьявол. Дьявол мог принять
Любимый образ. Может быть, лукавый
Расчел, как я устал и удручен,
И пользуется этим мне на гибель.
Нужны улики поверней моих –
Я это представленье и задумал,
Чтоб совесть короля на нем суметь
Намеками, как на крючок, поддеть.
Эльсинор. Комната в замке. Входят Король, Королева, Полоний, Офелия, Розенкранц и Гильденстерн.

Король
.
Так, значит, вы не можете добиться,
Зачем он напускает эту блажь?
Чем взвинчен он, что, не боясь последствий
В душевней буйстве тратит свой покой?

Розенкранц
.
Он сам признал, что не в своей тарелке,
Но почему, не хочет говорить.

Гильденстерн
.
Выпытыванью он не поддается.
Едва заходит о здоровье речь,
Он ускользает с хитростью безумца.

Гамлет
(за занавесом).
Быть иль не быть, вот в чем вопрос.
(Двор подслушивает.)

Король
.
Быть или не быть, вот в чем вопрос.

Полоний
.
Быть ль не быть, вот в чем вопрос.

Розенкранц
.
Быть...

Гильденстерн
.
Или не быть...

Гамлет
.
Достойно ль
Терпеть без ропота позор судьбы,
Иль надо оказать сопротивленье,
Восстать, вооружиться, победить или
Погибнуть? Умереть, Уснуть.

Королева
.
А как он принял вас?

Гильденстерн
.
Как человек воспитанный.

Розенкранц
.
Не с некоторой долей принужденья.
Скупился на вопросы.

Гильденстерн
.
Но в ответ
Был разговорчив.

Королева
.
Вы его не звали
Развлечься?

Розенкранц
.
Все сошлось само собой.
Дорогою мы встретили актеров.
Узнав об этом, он был очень рад.
Во всяком случае, актеры – в замке
И получили, кажется, приказ
Играть сегодня.

Полоний
.
Истинная правда.
Он просит августейшую чету
Пожаловать к спектаклю.

Король
.
С наслаждением.
Мне радостно узнать, что у него
Такая склонность. Молодые люди,
И дальше поощряйте эту страсть.
Пусть не хандрит.

Розенкранц
.
Прилежим все усилья.
(Все уходят.)

Гамлет
.
Восстать, вооружиться, победить
Или погибнуть? Умереть? Уснуть?
И знать, что этим обрываешь цепь
Сердечных мук и тысячи лишений
Присущих телу. Это ли не цель,
Что всем желанна? Умереть. Уснуть.
Уснуть... И видеть сны? Вот и ответ.
Быть или не быть, вот в чем вопрос.
Достойно ль
Терпеть без ропота позор судьбы
Иль надо оказать сопротивленье,
Восстать, вооружиться, победить,
Или погибнуть? Умереть. Уснуть
И знать, что этим обрываешь цепь
Сердечных мук и тысячи лишений,
Присущих телу. Это ли не цель,
Что всем желанна? Умереть. Уснуть.
Уснуть... И видеть сны? Вот и ответ.
Какие сны в том смертном сне приснятся,
Когда покров земного чувства снят?
Вот в чем разгадка. Вот что удлиняет
Несчастьям нашим жизнь на столько лет.
А тот, кто снес бы ложное величье
Правителей, ничтожество вельмож,
Всеобщее притворство, невозможность
Излить себя, несчастную любовь
И призрачность заслуг в глазах ничтожеств,
Когда так просто сводит все концы
Удар кинжала? Кто бы согласился
Кряхтя, под ношей жизненной плестись,
Когда бы неизвестность после смерти,
Боязнь страны, откуда ни один
Не возвращался, не склоняла воли,
Мириться лучше со знакомым злом,
Чем бегством к незнакомому стремиться?
Так всех нас в трусов превращает мысль
И вянет, как цветок решимость наша
В бесплодье умственного тупика.
Так погибают замыслы с размахом,
Вначале обещавшие успех,
От промедленья долгого. Но тише!
Появляются Король, Гертруда, Полоний, Офелия. Король, Полоний прячутся. Входит Гамлет.

Гамлет
.
Офелия! О, радость! Помяни
Мои грехи в своих святых молитвах.

Офелия
(читает).
«Господи, успокой душу раба божьего...»
Принц, были ль вы здоровы это время?

Гамлет
.
Благодарю: вполне, вполне, вполне.

Офелия
.
Принц, у меня от вас есть подношенья.
Я вам давно хотела их вернуть.
Возьмите их.

Гамлет
.
Да полно, вы ошиблись.
Я в жизни ничего вам не дарил.

Офелия
.
Дарили, принц, вы знаете прекрасно.
С придачею певучих нежных слов,
Их ценность умножавших. Так как запах
Их выдох, возьмите их назад.
Порядочные девушки не ценят,
Когда их одаряют – и изменят.
Пожалуйста.

Гамлет
.
Ах, так вы порядочная девушка?

Офелия
.
Принц!

Гамлет
.
И вы хороши собой?

Офелия
.
Что разумеет ваша милость?

Гамлет
.
То, что если вы порядочная и хороши собой, вашей порядочности нечего делать с вашей красотою.

Офелия
.
Разве для красоты не лучшая спутница порядочность?

Гамлет
.
О, конечно! И скорей красота стащит порядочность в омут, нежели порядочность исправит красоту. Прежде это считалось парадоксом, а теперь доказано. Я вас любил когда-то.

Офелия
.
Действительно, принц, мне верилось.

Гамлет
.
А не надо было верить. Нераскаян человек и неисправим. Я не любил вас.

Офелия
.
Тем больней я обманулась.

Гамлет
.
Ступай в монастырь! К чему плодить грешников? Сам я – скорее честен, и все же я мог бы обвинить себя в таком, что лучше бы моя мать не родила меня. Я очень горд, мстителен, самолюбив. В моем распоряжении больше гадостей, чем мыслей, чтобы эти гадости обдумать. Все мы кругом обманщики. Не верь никому из нас. Иди в монастырь. Где твой отец? Где твой отец? Где твой отец?

Офелия
.
Дома, принц.

Гамлет
.
Запирай за ним покрепче дверь, чтобы он разыгрывал дурака только с домашними. Прощай!

Офелия
.
Принц! Гамлет!

Гамлет
.
Если пойдешь замуж, мое проклятье тебе в приданое. Будь непорочна, как лед, и чиста, как снег – не уйти тебе от напраслины. Затворись в обители, говорю тебе. Иди с миром. Прощай!

Офелия
.
Принц! Гамлет!

Гамлет
.
А если тебе непременно надо мужа, выходи за глупого. Слишком уж хорошо знают умные, каких чудищ вы из них делаете. Иди в монастырь, говорю тебе! И не откладывай. Прощай.

Офелия
.
Силы небесные, исцелите его! Принц! Гамлет!

Гамлет
.
Наслышался я про вашу живопись. Бог дал нам одно лицо, а вам надо было непременно переменить его на другое. Нет, довольно. Я на этом спятил. И никаких свадеб. Нет, те, кто уже состоит в браке, пожалуйста, оставайтесь в нем. Все, кроме одного! Все, кроме одного! Все, кроме одного!
(Уходит.)

Офелия
.
Гамлет!
Какого обаянья ум погиб!
А я. Кто я, беднейшая из женщин:
С недавним медом клятв его в душе,
Теперь, когда могучий этот разум,
Как колокол надбитый, дребезжит,
А юношеский облик бесподобный
Изборожден безумьем? Боже мой!
Куда все скрылись? Что передо мной?
(Занавес сметает Офелию.)
Король и Полоний возвращаются.

Король
.
Любовь? Он поглощен совсем не ею.
К тому ж – хоть связи нет в его словах,
В них нет безумья. Он не то лелеет
По темным уголкам своей души,
Высиживая что-то поопасней,
Чтоб во время беду предотвратить,
Пришел я к следующему решенью:
Он в Англию немедля отплывет
Для сбора недовыплаченной дани.
Быть может, море, новые края,
И люди выбьют у него из сердца
То, что сидит там и над чем он сам
Ломает голову до отупенья.
Как думаете вы?

Полоний
.
Что ж – это мысль.
Пускай поплавает. Но я, как прежде
Уверен, что предмет его тоски –
Любовь без разделенья. – Дочь моя,
Не повторяй, что Гамлет говорил.
Слыхали сами. – Что же ваша воля,
Я думаю, когда пройдет спектакль,
Устроим встречу принца с королевой,
Пусть с ним поговорит наедине.
Хотите, я подслушаю беседу?
А если не узнаем ничего,
Сошлите в Англию, иль заточите,
Куда сочтете нужным.

Король
.
Да, нет спора.
Безумье сильных требует надзора.
(Уходят.)
Там же. Зал в замке. Входят Гамлет и несколько актеров.

Гамлет
.
Прошу вас, господа!

I актер
.
Ап!
(Актеры поднимают занавес.)

Гамлет
.
Вот роль!
Говорите, пожалуйста, как я показывал: легко и без запинки. Если же вы собираетесь горланить, как большинство из вас, лучше было бы отдать ее городскому глашатаю. Кроме того, не пилите воздуха этак вот руками.

I актер
.
Вот так не нужно?
(Пилит воздух руками.)

Гамлет
.
Но всем пользуйтесь в меру. Даже в потоке, буре, и, скажем, урагане страсти учитесь сдержанности, которая придает всему стройность. Как не возмущаться, когда здоровенный детина в саженном парике рвет перед вами страсть в куски и клочья. Я бы отдал высечь такого молодчика за одну мысль переиродить ирода. Избегайте этого.

I актер
.
Будьте покойны, ваша светлость.

Гамлет
.
Однако и без лишней скованности, но во всем слушайтесь внутреннего голоса. Каждое нарушение меры отступает от назначения театра, цель которого во все времена была и будет держать, так сказать, зеркало перед природой, показывать доблести ее истинное лицо, и ее истинное лицо – низости, и каждому веку истории – его неприкрашенный облик. Если тут перестараться или недоусердствовать, несведущие будут смеяться, но знаток опечалится, а суд последнего, с вашего позволения , должен для вас перевешивать целый театр, полный первых. Мне попадались актеры, и среди них прославленные и даже до небес. Они так двигались и завывали, что брало удивление.

I актер
.
Надеюсь, у себя, принц, мы эти крайности несколько устранили.

Гамлет
.
Устраните совершенно. А играющим дураков, запретите говорить больше, чем для них написано. Некоторые доходят до того, что хохочут сами для увеселения худшей части публики, именно тогда, когда наступил самый ответственный момент пьесы. А это низко и доказывает, какое жалкое тщеславие у глупца. Подите приготовьтесь.

I актер
.
Занавес!
(Актеры уходят. Входят Полоний, Розенкранц и Гильденстерн).

Гамлет
.
Ну как, милостивый государь, желает ли король посмотреть эту пьесу?

Полоний
.
И королева тоже, и как можно скорее.

Гамлет
.
Велите актерам поторопиться.
(Полоний уходит.)
И вы не пошли бы вдвоем поторопить их?
(Розенкранц и Гильденстерн уходят.)

Гамлет
.
Горацио!
(Входит Горацио.)

Горацио
.
Здесь, принц, к вашим услугам.

Гамлет
.
Горацио, ты изо всех людей,
Каких встречал я в жизни, самый лучший.

Горацио
.
О, что вы, принц.

Гамлет
.
Не думай, я не льщу.
Зачем мне льстить, когда твое богатство
И стол и кров – один веселый нрав?
Нужде не льстят. Подлизам предоставим
Умильничать в передних богачей.
Пусть гнут колени там, где раболепье
Приносит прибыль. Слушай-ка. С тех пор
Как для меня законом стало сердце
И в людях разбирается, оно
Отметило тебя. В тебе есть цельность
Все выстрадав, ты сам не пострадал.
Ты сносишь все и равно благодарен
Судьбе за гнев и милости. Блажен,
В кем кровь и ум такого же состава.
Он не рожок под пальцами судьбы
Чтоб петь, смотря какой откроют клапан.
Кто безупречен? Дай его сюда,
Я в сердце заключу его с тобой,
В святилище души. Но погоди.
Сейчас мы королю сыграем пьесу.
Я говорил тебе про смерть отца.
Там будет точный сколок этой сцены.
Когда начнется этот эпизод,
Будь добр, смотри на дядю, не мигая.
Он либо выдаст чем-нибудь себя
При виде сцены, либо этот призрак
был демон зла, а в мыслях у меня
Такой же чад, как в кузнице вулкана.
Итак, будь добр, гляди во все глаза.
Вопьюсь и я, а после сопоставим
Итоги наблюдений.

Горацио
.
По рукам.
А если вор уйдет неуличенным,
Я штраф плачу за скрытье воровства.

Гамлет
.
Они идут. Прикинусь вновь безумным.
Займем места.
(Датский марш. Трубы. Входят Король, Королева, Полоний, Офелия, Розенкранц, Гильденстерн, лорд Озрик.)

Король
.
Как здравствует принц крови нашей Гамлет?

Гамлет
.
Верите ли – превосходно. По-хамелеонски. ]
Питаюсь воздухом, начиненным обещаниями.
Так не откармливают и каплунов.

Король
.
Это ответ без связи, Гамлет.
Он ко мне не относится. Это не мои слова.

Гамлет
.
А теперь и не мои.
(К Полонию.)
Готовы актеры?

Розенкранц
.
Да, принц. Они ждут вашего приказания.

Гамлет
.
Сударь, вы кажется играли в университете, не правда ли?

Полоний
.
Играл, мой принц,и считался неплохим актером.

Гамлет
.
Кого же вы играли?

Полоний
.
Я играл Юлия Цезаря. Меня убивали в Капитолии. Брут убил меня.

Гамлет
.
С его стороны было довольно брутально убивать такого капитольного теленка. Прошу вас, господа!
(Датский марш. Появляются актеры.)

I актер
(актерам).
Не подсматривайте. Это неприлично.
(Актеры раскатывают ковер. Оркестр встает на свое место. Занавес отодвигается.)
Внимание! Занавес!

Королева
.
Поди сюда, милый Гамлет, сядь рядом.

Гамлет
.
Нет,матушка, тут магнит попритягательней.

Полоний
(вполголоса королю).
Ого, слыхали!

Гамлет
.
Сударыня, можно к вам на колени?
(Растягивается у ног Офелии.)

Офелия
.
Нет, принц.

Гамлет
.
То есть, виноват: можно голову к вам на колени?

Офелия
.
Да, принц.

Гамлет
.
А вы уж решили что-нибудь неприличное?

Офелия
.
Ничего я не решила, принц.

Гамлет
.
А ведь это чудная мысль – лежать между ног девушки.

Офелия
.
Что, принц?

Гамлет
.
Ничего.

Офелия
.
Принц, вы сегодня в ударе.

Гамлет
.
Кто, я?

Офелия
.
Да, принц.

Гамлет
.
Господи, ради вас я колесом пройдусь! Впрочем, что и остается, как не веселиться? Взгляните, какой радостный вид у моей матери, а всего два часа, как умер мой отец.

Офелия
.
Нет, принц, полных дважды два месяца.

Гамлет
.
Как? Так много? Не, тогда к дьяволу траур! Буду ходить в соболях. Умер назад два месяца и все еще не забыт! Тогда есть надежда, что память о великом человеке переживет его на полгода. Но только пусть жертвует на построение храмов, а то никто не вспомянет о нем, как о деревянной лошадке, на могиле у которой надпись: «Где ноги, где копыта. Заброшена. Забыта.»
Начинайте, господа!

I актер
.
Ап!
(Играет гобой. Начинается пантомима.
Входят Актер и Актриса, изображающие короля и королеву. Они проявляют нежность друг к другу. Королева обнимает короля, а он ее. Она становится на колени перед ним с изъявлениями преданности. Петом ложится в цветнике на клумбу. Видя, что он уснул, она уходит. Тогда входит отравитель, снимает в него корону, целует ее, вливает в ухо короля яд и уходит. Возвращается королева, видит, что король мертв, и знаками выражает отчаяние. Снова входит отравитель, давая понять, что разделяет ее горе. Отравитель добивается благосклонности королевы. Вначале она с негодованием отвергает его любовь, но затем смягчается и отдает корону отравителю. Труп напоминает королеве о бывшем супруге. Тогда они сталкивают его в могилу. Кланяются, уходят.)

Офелия
.
Что это означает, принц?

Гамлет
.
«Змея подколодная», а означает темное дело.

Офелия
.
Наверное, пантомима выражает содержание предстоящей пьесы?
(Входит Пролог.)

Гамлет
.
Сейчас мы все узнаем от этого малого. Актеры не умеют хранить тайн и все выбалтывают.

Офелия
.
Он объяснит значение показанной вещи?

Гамлет
.
Да. И любой вещи, которую вы ему покажете. Не стыдитесь только показывать, а он без стыда будет объяснять, что это значит.

Пролог
.
Пред нашим представленьем
Мы просим со смирением
Нас выслушать с терпением.

Гамлет
.
Что это, пролог или надпись на колечке?

Офелия
.
Действительно коротковато, мой принц.

Гамлет
.
Как женская любовь.
(Выходят 1 Актер и Актриса, изображающие короля и королеву. Пролог, пятясь за занавес, толкает 1 Актера.)

I актер
.
Осторожнее, молодой человек!
(Пролог ложится за занавес и суфлирует.)

Король на сцене
.
Душа моя...
(пилит руками воздух и спохватывается. Извиняется перед Гамлетом.)
Душа моя, прощанья близок час.
К концу подходит сил моих запас.
А ты и дальше в славе и любви
Существованья радостью живи.
Другой супруг, как знать.

Королева на сцене
.
Не суесловь.
Предательством была бы та любовь.
Убей меня за новым мужем гром!
Кровь первого да будет на втором!

Гамлет
(в сторону).
Полынь, полынь!

Королева на сцене
.
Не по любви вступают в новый брак.
Расчет и жадность – вот его рычаг.

Король на сцене
.
Мне верится, вы искренни во всем.
Но не всегда стоим мы на своем.
Чтоб жить, должны мы клятвы забывать,
Которые торопимся давать.
Кто вертит кем, еще вопрос большой:
Судьба любовью или любовь судьбой?
Ты в силе – и друзей хоть отбавляй,
Ты в горе – и последние – прощай!
Но кончу тем, откуда речь повел:
Превратностей так полон произвол,
Что в нашей воле вовсе не дела,
А только пожеланья без числа.
Так и боязнь второго сватовства
Жива у нас до первого вдовства.

Королева на сцене
.
Малейший шаг, ввергай меня в беду,
когда, вдова, я замуж вновь пойду!

Гамлет
.
А ну как обманет?

Король на сцене
.
Порок не шутка.

Гамлет
.
Зарок не шутка, любезнейший.

Король на сцене
.
Зарок – не шутка. Но оставь меня.
Я утомился сутолокой дня
И отдохну немного.
(Засыпает.)

Королева на сцене
.
Выспись всласть,
И да минует в жизни нас напасть.
(Уходит.)

Суфлер
.
Сударыня, как вам нравится пьеса?

Гамлет
.
Сударыня, как вам нравится пьеса?
(Суфлер скрывается.)

Королева
.
По-моему, леди слишком много обещает.

Гамлет
.
О, но она сдержит слово!

Король
.
Вы знаете содержание? В нем нет ничего предосудительного?

Гамлет
.
Нет, нет. Все это в шутку, отравление в шутку. Ровно ничего предосудительного.

Король
.
Как название пьесы?

Гамлет
.
«Мышеловка». Но в каком смысле? В фигуральном. Пьеса показывает убийство, совершенное в Вене. Имя герцога – Гонзаго. Но нам-то что до того? Вашего величества и нас с нашей чистой совестью это не касается.
(Входит Луциан.)
Это некто Луциан, племянник короля.

Офелия
.
Вы хорошо заменяете хор, принц.

Гамлет
.
Я мог бы служить толкователем Вам и вашему милому, если бы мог видеть, как ваши игрушки пляшут.

Офелия
.
Вы колки, принц! Колки!

Гамлет
.
Вам пришлось бы постонать, прежде чем притупится мое острие!
(Актеру.)
Начинай, убийца. Ну, чума ты этакая! Брось свои безбожные рожи и начинай. Ну!

Луциан
.
Рука тверда, дух черен, крепок яд,
Удобен миг, ничей не видит взгляд.
Спешу весь вред, который в травах есть,
Над этой жизнью в действие привесть.

Суфлер
.
Льет в ухо!
(Луциан вливает яд в ухо спящего.)

Полоний
.
Это новый способ отравления. Он наделал много шума в Европе.

Гамлет
.
Это новый способ отравления.
Он отравляет его в саду, чтобы завладеть престолом.
Сейчас вы увидите, как убийца достигает любви жены Гонзаго.

Офелия
.
Король встает!

Гамлет
.
Испугался хлопушки!

Полоний
.
Прекратите пьесу!
(Король и Полоний встают. Актеры закрывают занавес. Уходят.)

Король
(убегая).
Слуги!
Дайте сюда огня!
(Уходят все, кроме Гамлета и Горацио.)

Гамлет
.
Пусть раненный олень ревет,
А уцелевший скачет.
Где спят, а где – ночной обход,
Кому что рок назначит.
О, Горацио! Тысячу фунтов за каждое слово Призрака. Ты заметил?

Горацио
.
Еще бы, принц!

Гамлет
.
Когда начали играть сцену отравления.

Горацио
.
Я с него глаз не спускал.

Гамлет
.
Ах, черт! Музыканты, музыку, музыку! Ну-ка, флейтисты!
(Возвращаются Розенкранц и Гильденстерн.)

Гильденстерн
.
Принц, его величество...

Гамлет
.
Раз королю неинтересна пьеса,
Нет для него в ней значит интереса.

Гильденстерн
.
Добрейший принц! Можно попросить вас на два слова?

Гамлет
(берет в руки череп).
Хоть на целую историю, сударь.

Гильденстерн
.
Его величестве...

Гамлет
.
Что с ним?

Гильденстерн
.
Удалился к себе и чувствует себя очень скверно.

Гамлет
.
От вина?

Гильденстерн
.
Нет, принц, скорее от желчи.

Гамлет
.
Остроумней было бы сказать это его врачу. Если я пропишу ему свое слабительное, опасаюсь, как бы желчь не разлилась у него еще сильнее.

Гильденстерн
.
Добрейший принц, введите свою речь в какие-нибудь границы.

Гамлет
.
Не могу! Я безгранично предан его величеству!

Гильденстерн
.
Тогда не уклоняйтесь так упорно от того, что мне поручено.

Гамлет
.
Пожалуйста. Я весь смирение и слух!

Гильденстерн
.
Королева, ваша матушка, в крайнем удручении послала меня к вам.

Розенкранц
.
Принц!

Гамлет
(берет второй череп).
Да, сэр.

Розенкранц
.
Она желает поговорить с вами у себя в комнате, прежде чем вы ляжете спать. Ваше поведение удивило и ошеломило ее.

Гамлет
.
Удивительный сын, способный так удивлять свою мать! (Кидает черепа Розенкранцу и Гильденстерну. Последние вынуждены ловить их). Чем еще можем служить вам?

Розенкранц
(подходит к Гамлету).
Принц, вы когда-то любили меня.

Гамлет
(кладет свои руки на череп в руках Розенкранца).
Как и сейчас, клянусь этими воровскими орудиями.

Розенкранц
.
Добрейший принц! В чем причина вашего нездоровья? Вы сами отрезаете путь к спасению, пряча свое горе от друга.

Гамлет
.
Я нуждаюсь в продвижении.

Розенкранц
.
О каком продвижении может идти речь, когда сам король назначил вас наследником датского престола.

Гамлет
.
Да, сэр, но «покамест травка подрастет, лошадка с голоду умрет...» – старовата поговорка.
(Флейтист играет музыкальную реплику.)
А вот флейта. Дайте мне ее на пробу.
(Гильденстерн и Розенкранц берут флейту у музыканта и дают ее Гамлету.)

Гамлет
.
Отойдите в сторону. Что это вы все
вьетесь вокруг, точно хотите загнать меня в какие-то сети?

Гильденстерн
.
О, принц, если мое участие так навязчиво, значит так безоговорочна моя любовь к вам.

Гамлет
.
Я что-то не понял. Ну, да все равно. Вот флейта. Сыграйте что-нибудь.

Гильденстерн
.
Принц, я не умею.

Гамлет
.
Пожалуйста.

Гильденстерн
.
Уверяю вас, я не умею.

Гамлет
.
Но я прошу вас.

Гильденстерн
.
Но я не знаю, как за это взяться.

Гамлет
.
Это так же просто, как лгать. Перебирайте отверстия пальцами, вдувайте ртом воздух, и из нее польются нежнейшие звуки. Видите, вот лады.

Гильденстерн
.
Но я не знаю, как ими пользоваться. У меня ничего не выйдет. Я не учился.

Гамлет
.
Смотрите же, с какой грязью вы меня смешали. Вы собираетесь играть на мне. Вы приписываете себе знание моих ладов. Вы воображаете, будто все мои ноты открыты для вас снизу до верху. А эта маленькая вещица нарочно приспособлена для игры, у нее чудный тон, и тем не менее вы не можете извлечь из нее ни звука. Что же вы думаете, со мной это легче? Объявите меня каким угодно инструментом, вы можете расстроить меня, и даже сломать (разъединяет флейту на две половины), но играть на себе я не позволю. Отдайте это музыканту.
(Розенкранц соединяет флейту и играет на ней.)
Возвращается Полоний.

Полоний
.
Принц, королева хочет поговорить с вами, и немедленно.

Гамлет
.
Видите вы вон то облако, в ферме верблюда?

Полоний
.
Ей-богу, вижу, и действительно ни дать, ни взять – верблюд.

Гамлет
.
По-моему, оно смахивает на хорька.

Полоний
.
Правильно: спинка хорька.

Гамлет
.
Или как у кита.

Полоний
.
Совершенно, как у кита.

Гамлет
.
Ну, так скажите матушке, что я сейчас приду.
(В сторону). Они меня с ума сведут.
Я сейчас приду.

Полоний
.
Я так и долежу.

Гамлет
.
Шутка сказать: сейчас. Оставьте меня, приятели.
(Уходит и садится у стены. Гильденстерн и Розенкранц, играющий на флейте, проходя миме Гамлета, кланяются ему.)

Гамлет
.
Теперь пора ночного колдовства.
Скрипят гроба и дышат ад заразой.
Сейчас я мог бы пить живую кровь
И на дела способен, от которых
Я отшатнулся б днем. Нас мать звала
Я ей скажу без жалости всю правду
И, может статься, на словах убью.
Но это мать родная – и рукам
Я воли даже в ярости на дам.
(Уходит.)
Комната в замке. Входят Король, Розенкранц и Гильденстерн.

Король
.
Я не люблю его и потакать
Безумью не намерен. Приготовьтесь.
Сейчас я подпишу вам свой приказ
И в Англию отправлю принца с вами.
Наш сан не терпит, чтоб из-за утла
Всегда подстерегала нас случайность
Под видом дури и в лицеи безумца.

Гильденстерн
.
Соберемся в путь. Священно в корне это
попеченье. О тысячах, которые живут
Лишь вашего величества заботой.

Розенкранц
.
Долг каждого – беречься от беды
Всей силой, предоставленной рассудку.
Какая ж осмотрительность нужна
Тему, от чьей сохранности зависит
Жизнь множества! Кончина короля –
Не просто смерть. Она уносит в бездну
Всех близстоящих.

Король
.
Поспешите в путь.
Пера забить в колодки этот ужас,)
Гуляющий на воле.

Розенкранц
,
Гильденстерн
.
Поспешим.
(Розенкранц и Гильденстерн увидят. Входит Полоний.)

Полоний
.
Он у матери пошел в опочивальню.
Подслушаю пойду-ка за ковром...
Она его, наверно, отчитает.
Но ваша правда: мать тут не судья.
Она лицеприятна. Не мешает,
Чтоб был при этом кто-нибудь другой
И наблюдал. Прощайте, государь мой.
С разведки этой я еще пред сном
К вам загляну.

Король
.
Благодарю вас, друг мой.
(Полоний уходит.)
Удушлив смрад злодейства моего,
На мне печать древнейшего проклятья:
Убийство брата. Жаждою горю,
Всем сердцем рвусь, но не могу молиться.
Помилованья нет такой вине.
Как человек с колеблющейся целью,
Не знаю, что начать, и ничего
Не делаю.
(Входит Гамлет.)

Гамлет
(приближается с занавесом к королю).
Он молится. Какой удобный миг!
Удар меча – и он взовьется к небу,
И вот отмщенье. Так ли? Разберем,
(Отступает назад.)
Меня отца лишает этот проходимец,
А я за тс его убийцу шлю
В небесный рай.
Да это ведь награда, а не мщенье.

Король
.
Когда бы кровью брата
Был весь покрыт я, разве и тогда
Омыть не в силах небе эти руки?
Что делала бы благость без злодейства?
Кого б тогда прощало милосердье?
Мы молимся, чтоб бог нам не дал пасть
Иль вызволил из глубины паденья.
Отчаиваться рано. Выше взор!
Я пал, чтоб встать.

Гамлет
(снова идет к королю).
Отец погиб с раздутым животом,
Весь вспучившись, как май, от грешных соков!
(Отступает.)
Да месть ли это, если негодяй
Испустит дух, когда он чист от скверны
И весь готов к далекому пути?

Король
.
Какими же словами
Молиться тут?
«Прости убийство мне»?
Нет, так нельзя. Я не вернул добычи.
При мне все то, зачем я убивал.
Моя корона, край и королева.
За что прощать того, кто тверд в грехе?
Там наверху, ведь в подлинности голой
Лежат деянья наши без прикрас,
И мы должны на очной ставке с прошлым
Держать ответ. Так что же? Как мне быть?
Покаяться? Раскаянье всесильно.
(Падает.)
Но что, когда и каяться нельзя?
Мучение! О, грудь, чернее смерти!
О лужа, где барахтаясь, душа
Все глубже вязнет! Ангелы, на помощь!
Скорей колени гнитесь! Сердца сталь,
Стань, как хрящи новорожденных, мягкой!
Все поправимо.
(Отходит в глубину сцены и становится на колени.)

Гамлет
.
Назад, мой меч, до более страшной встречи!
Когда он будет в гневе, или пьян.
В объятьях сна или нечистей неги,
В пылу азарта, с бранью на устах, 1
Руби его, чтоб он свалился в ад,
Ногами вверх, весь черный от порсков.
Но мать меня звала. Еще поцарствуй.
Отсрочка эта лишь, а не лекарстве.
(Уходит.)

Король
(поднимаясь).
Слова парят, а чувства книзу гнут,
А слов без чувств вверху не признают.
(Уходит.)
Входят могильщики.

I могильщик
.
Ты слышал? Говорят, что Гамлета отец,
Ужаленный в саду, был вовсе не ужален.
Он бродит здесь, скитаться осужденный
Пока его земные окаянства
Не выгорят дотла.

II могильщик
.
Да брось болтать.
Он спал в саду.
Ужалила змея. Таскай, таскай и помни с себе.
(Передвигают гроб и уходят.)
Комната Королевы. Входят Королева и Полоний.

Полоний
.
Он к вам идет. К стене его прижмите,
Пусть обуздает выходки сбои.

Гамлет
(перед входом).
Все мне уликой служит, все торопит
Ускорить меть. Что значит человек,
Когда его заветные желанья:
Еда да сон? Животное – и все.
Должно быть тот, кто создал нас с понятием
О будущем и прошлом, дивный дар
Вложил не с тем, чтоб разум гнил без пользы.
Что тут виной? Забывчивость скота
Или привычка разбирать поступки
До мелочей?
Такой разбор всегда
На четверть мысль, а на три прочих – трусость.
О, мысль моя! Отныне ты должна
Кровавей быть, иль грош тебе цена!

Полоний
.
Скажите, что он слишком дерзко шутит,
Что вы спасли его, встав между ним
И грозным гневом. Укроюсь за ковром,
Построже будьте.

Королева
.
Не бойтесь. Положитесь на меня.
Он, кажется, идет. Вам надо скрыться.
(Полоний становится за ковром. Входит Гамлет.)

Гамлет
.
Ну, матушка, чем вам могу служить?

Королева
.
Зачем отца ты оскорбляешь, Гамлет?

Гамлет
.
Зачем отца вы оскорбили, мать?

Королева
.
Ты говоришь со мной, как невежа.

Гамлет
.
Вы спрашиваете, как лицемер.

Королева
.
Что это значит, Гамлет?

Гамлет
.
Что вам надо?

Королева
.
Ты помнишь, кто я?

Гамлет
.
Помню, вот вам крест.
Вы королева, в браке с братом мужа
И к моему несчастью, мать моя.

Королева
.
Так пусть с тобой поговорят другие.

Гамлет
.
Ни с места! Сядьте. Я вас не пущу.
Я зеркало поставлю перед вами,
Где вы себя увидите насквозь.

Королева
.
Что ты задумал? Он меня заколет!
Не подходи! Спасите!

Полоний
(за ковром).
Стража! Эй!

Гамлет
(обнажая шпагу).
Ах так? Тут крыса? Крыса! Крыса!
(Протыкает ковер. Полоний за ковром кричит.)

Гамлет
.
На пари – готово!

Королева
.
Что ты наделал!

Гамлет
.
Разве там
Стоял король?

Королева
.
Как ты жесток! Какое злодеянье!

Гамлет
.
Не больше, чем убийстве короля
И брак законный с братом мужа, леди.

Королева
.
Убийстве короля?

Гамлет
.
Да, леди, да!
(Откидывает ковер и обнаруживает Полония.)
Прощай, вертлявый, глупый хлопотун.
Тебя я спутал с кем-то поважнее.
Я метил в высшего. Прими свой жребий!
Ты видишь, суетливость не к добру.
А вы садитесь. Рук ломать не надо. .
Я сердце вам сломаю, если все ж
Оно из бьющегося материала
И пагубные навыки не сплошь
Его из жизни в бронзу заковали.

Королева
.
Что я такого сделала, что ты
Так груб со мной?

Гамлет
.
Вы сделали такое,
Что угашает искренность и стыд,
Шельмует правду, выступает язвой
На лбу невинности и чистоты
И превращает брачные обеты
В посулы игроков. Краснеет небо,
И своды мира, хмурясь, смотрят вниз,
Как в судный день, чуть вспомнят ваш поступок.

Королева
.
Нельзя ль узнать, в чем дела существо,
К которому так громко предисловье?

Гамлет
.
Вот два изображенья: вот и вот.
На этих двух портретах – лица братьев.
Ваш первый муж. А это ваш второй.
Он словно колос, пораженный порчей,
В соседстве с чистым. Где у гас глаза?
Как вы спустились с этих горных пастбищ
К таким кормам? На что у вас глаза?
Ни слова про любовь. В лета, как ваши,
Живут не бурями, а головой.
Какой же дьявол среди бела дня
Вас в жмурки обыграл, вас одурачил.
Стыдливость, где ты? Искуситель – бес,
Когда так властны страсти над вдовою,
Как требовать от девушек стыда?
Какой пример вы страшный подаете
Невестам нашим!

Королева
.
Гамлет, перестань!
Ты повернул глаза зрачками в душу,
А там повсюду пятна черноты,
И их ничем не смыть!

Гамлет
.
Валяться в сале
Продавленной кровати, утопать
В испарине порока, любоваться
Своим паденьем...

Королева
.
Гамлет, пощади!
Твои слова, как острия кинжалов
и режут слух.

Гамлет
.
...с убийцей и скотом,
Не стоящим одной двухсотой доли
Того, что тот. С петрушкой в королях,
С карманником на царстве. Он завидел
Венец на полке, взял исподтишка
И вынес под полою.

Королева
.
Гамлет; сжалься!

Гамлет
.
Король лоскутный...
(Входит Призрак.)
Под ваши крылья, ангелы небес! –
Что вашей статной царственности надо?
Ленивца ль сына вы пришли журить.
Что дни идут, а он под злую руку
Приказов ваших страшных не свершил?
Не правда ль?

Призрак
.
Цель моего прихода – вдунуть жизнь
В твою почти остывшую готовность.
Но посмотри, что с матерью твоей.
Она не в силах справиться с ударом
Кто волей слаб, страдает больше всех.
Скажи ей что-нибудь.

Гамлет
.
Что с вами, мать?

Королева
.
Нет, что с тобой? Ты смотришь в пустоту,
Толкуешь громко с воздухом бесплотным
И пялишь одичалые глаза.
Как сенные солдаты по сигналу,
Взлетают вверх концы твоих волос
И строятся навытяжку. О, сын мой,
Огонь болезни надо остужать
Невозмутимостью. Чем полон взор твой?

Гамлет
.
Да им же, им! Смотрите, как он бел!
История его и эта бледность
Могли б растрогать камень. Отвернись.
Твои глаза мне душу раздирают.
Она рыхлеет, твердость чувств сдает,
И я готов лить слезы вместо крови.

Королева
.
С кем говоришь ты?

Гамлет
.
Разве вам не видно?

Королева
.
Нет. Ничего. Лишь то, что пред глазами.

Гамлет
.
И ничего не слышно?

Королева
.
Лишь наши голоса.

Гамлет
.
Да вот же он! Туда, туда взгляните:
Отец мой, совершенно как живей!
Вы видите, скользит и в дверь уходит.

Королева
.
Все это плод твоей больной души.
По части духов белая горячка
Большей искусник.

Гамлет
.
Белая горячка!
Мой пульс, как ваш, отсчитывает такт,
И также бодр. Нет нарушений смысла
В моих словах. Переспросите вновь
Я повторю их, а больней не мог бы.
Во имя бега, бросьте ваш бальзам!
Не тешьтесь мыслью, будто все несчастье
Не в вашем поведенье, а во мне.
Такая мазь затянет рану коркой,
А скрытый гной вам выест все внутри.
Вам надо исповедаться. Покайтесь
В содеянном и берегитесь впредь.
(Выходит музыкант с флейтой. Занавес закрывает сцену.)

Гамлет
(повторяет).
Вам надо исповедаться. Покайтесь
В содеянном и берегитесь впредь.
Конец I акта.

АКТ II

Занавес открывает сцену. Флейтист сопровождает движение занавеса.

Гамлет
.
Вам надо исповедаться. Покайтесь
В содеянном и берегитесь впредь.
Траву худую вырывают с корнем.
Прошу простить меня за правоту,
Как в наше время просит добродетель
Прощенья у порока да добро,
Которое сна ему приносит.

Королева
.
Ах, Гамлет, сердце рвется пополам!

Гамлет
.
Вот и расстаньтесь с худшей половиной,
Спокойной ночи. Не ходите к дяде.
А что касается до старика,
(показывает на Полония.)
Я о бедняге этом сожалению.
Не видно, так судили небеса,
Чтоб он был мной, а я был им наказан
И стал бы их карающей рудой.
Я тело уберу и сам отвечу
За эту кровь. Еще раз – добрый сон.
Из жалости я должен быть суровым.
Несчастья начались, готовьтесь к новым.
Еще два слова.

Королева
.
Что ж теперь мне делать?

Гамлет
.
Еще вы спрашиваете? Тогда
И продолжайте делать, что хотите.
Ложитесь ночью с королем в постель
И в благодарность за его лобзанья,
Которыми он будем вас душить,
В приливе откровенности сознайтесь,
Что Гамлет вовсе не сошел с ума,
А притворяется с какой-то целью.

Королева
.
Ты знаешь сам, что я скорей умру,
Чем соглашусь предать тебя.

Гамлет
.
Меня
Шлют в Англию. Слыхали?

Королева
.
Да, к несчастью.
Я и забыла. Это решено.

Гамлет
.
Скрепляют грамоты. Два школьных друга,
Которым я, как двум гадюкам, верю
Уже давно запродали мой труп
И, торжествуя, потирают руки.
Ну что ж, еще посмотрим, чья возьмет.
Забавно будет, если сам подрывник
Взлетит на воздух. Я под их подкоп –
Чтоб с места не сойти мне! – вроюсь глубже
И их взорву. Ну и переполох,
Когда подвох наткнется на подвох!
Итак, спокойной ночи. А советник,
Действительно, и присмирел и строг,
А в жизни был болтливее сорок.
(Музыкант играет на волынке. Королева, рыдая, падает на пол.)
Эльсинор. Комната в замке. Входят Король, Розенкранц и Гильденстерн.

Король
.
У этих тяжких вздохов есть причина.
Откройтесь нам, мы их должны понять.

Королева
.
Оставьте нас на несколько минут.
(Розенкранц и Гильденстерн уходят.)
О, что сейчас случилось!

Король
.
Что, Гертруда?
Как Гамлет?

Королева
.
Ревет и мечет, как прибой,
Когда он с ветром спорит, кто сильнее.
В бреду услышал шорох за ковром
И с криком: «Крыса!», выхватив рапиру,
Убил Полония.

Король
.
Не может быть!
Так было б с нами, очутись мы там.
Что он на воле – вечная опасность
Для вас, для нас, для каждого, для всех.
А кто теперь в ответе за убийстве?
Увы, я сам, чья бдительность могла
Взять бедного страдальца под опеку
И удалить. Всему виной любовь.
Она лишила нас благоразумия.
Мы скрыли, как постыдную болезнь,
Семейное несчастье, и загнали
Заразу внутрь. Куда девался он?

Королева
.
Пошел куда-то с трупом бедной жертвы.
Сквозь бред в нем блещут искорки добра,
Как золота крупицы в черном грунте.
Он плачет с случившемся навзрыд.

Король
.
Пойдем, Гертруда. Не успеет солнце
Коснуться гор, он сядет на корабль.
А эту гнусность придется
Заглаживай самим нам. Гильденстерн!
(Возвращается Гильденстерн.)
Кого-нибудь возьмите на подмогу!
В горячке принц Полония убил
И вынес труп из спальни королевы.
Не раздражая принца, надо взять
Тихонько тело и убрать в часовню.
(Гильденстерн уходит.)
Пойдем, Гертруда, соберем друзей,
Расскажем им про новые тревоги.
Там же. Другая комната в замке.

Розенкранц
,
Гильденстерн
,
Офелия
(за сценой).
Гамлет! Гамлет!
(Входит Гамлет.)

Гамлет
.
Откуда шум? Кто Гамлета зовет?
А, вот они.
(Входят Розенкранц и Гильденстерн.)

Розенкранц
.
Мой принц, что сделали вы с мертвым телом?

Гамлет
.
Смешал с землей, которой труп сродни.

Розенкранц
.
Скажите, где он, мы снесем в часовню.

Гамлет
.
Об этом бросьте даже помышлять.

Розенкранц
.
О чем?

Гамлет
.
Что я буду действовать в ваших интересах, а не в своих собственных. Да и что еще это за расспросы со стороны какой-то кубки? Что отвечать на них сыну короля?

Розенкранц
.
Вы меня сравниваете с губкою, принц?

Гамлет
.
Да, вас. С губкою, живущей соками царских милостей. Но на поверку это все лучшие слуги. Король закладывает их за щеку, как обезьяна. Сует в рот первыми, а проглатывает последними. Выжимает то, чего они насосались, – и они снова сухи для новой службы.

Розенкранц
.
Я вас не понимаю, принц.

Гамлет
.
Это меня радует. В уме нечутком не место шуткам.

Розенкранц
.
Принц, вы должны сказать нам, где тело, и пойти с нами к королю.

Гамлет
.
Тело во владении короля, но король не во владении телом. Да и какую рель играет тут король?

Гильденстерн
.
Король?

Гамлет
.
Не более, чем ноль. Ведите меня к нему. Гуси, гуси, домой, волк за горой!
(Уходят.)
Там же. Другая комната в замке. Входят Король, Озрик и Лорд.

Король
.
За ним пошли. Труп велено найти.
Вот как опасен он, пока на воле!
Сурово с ним расправиться нельзя:
Он слишком горячо любим народом,
Поэтому для гладкости отъезд
Изобразим служебным назначеньем,
Давно решенным. Сильную болезнь
Врачуют сильно действующим средством.
Розенкранц!
(Входит Розенкранц.)
Ну, как у вас тут? Отыскали труп?

Розенкранц
.
Где тело, невозможно доискаться.

Король
.
А он сам где?

Розенкранц
.
За дверью, государь.
Впредь до распоряженья, под надзором.

Король
.
Ну что ж, введите принца.

Розенкранц
.
Гильденстерн!
(Входит Гильденстерн.)
Введите принца.
(Входит Гамлет.)

Король
.
Гамлет, где Полоний?

Гамлет
.
На ужине.

Король
.
На ужине? На каком?

Гамлет
.
На таком, где ест не он, а едят его самого. Мы откармливаем всяких животных себе в пищу и откармливаем себя в пищу червям. Возьмете ли толстяка – короля или тощего бедняка, это только два блюда к столу, два кушанья, а суть одна.

Король
.
Увы! Увы!

Гамлет
.
Можно вытащить рыбу на червяка, пообедавшего королем, и пообедать рыбой, которая проглотила этого червяка.

Король
.
Что ты хочешь этим сказать?

Гамлет
.
Ничего, кроме того, что король может совершать круговые объезды по кишкам нищего.

Король
.
Где Полоний?

Гамлет
.
На небе. Пошлите посмотреть. Если посланный не вернется, поищите сами в другом месте. Во всяком случае, если он не сыщется раньше месяца, вы носом почуете его у входа в галерею.

Король
(чинам свиты).
Наведайтесь, где сказано.

Гамлет
.
Он вас поджидает.
(Озрик и Лорд уходят.)

Король
.
Кровавая проделка эта, Гамлет,
Заставит нас для целости твоей
Без промедленья сбыть тебя отсюда.
Изволь спешить. Корабль у берегов.
Подул попутный ветер, и команда
Готова морем в Англию отплыть.

Гамлет
.
Как, в Англию?

Король
.
Да, в Англию.

Гамлет
.
Прекрасно.

Король
.
Так ты б сказал, знай наши мысли ты.

Гамлет
.
Я знаю херувима, знающего их. – Ну что ж, в Англию, так в Англию! – Прощайте, дорогая матушка!

Король
.
Дорогой отец, хочешь ты сказать, Гамлет?

Гамлет
.
Нет, мать. Отец и мать – муж и жена, а муж и жена – одна сатана. Значит, все равно: прощай, матушка. Итак, в Англию, вот оно что.
(Уходит.)

Король
.
Догнать его! Сейчас же на корабль.
Чтоб духу не было его сегодня!
Прощайте. Все изложено в письме.
Формальности в порядке. Торопитесь.
(Розенкранц и Гильденстерн уходят.)
И если, Англия, моя любовь
Ты ценишь так, как я заставить в силе –
А твой рубец от датского меча
Еще горит и ты благоговейно
Нам платишь дань, – не думай обойти
Прямую букву моего приказа,
Которым тайне Гамлета тебе
Я в руки отдаю на убиенье.
Исполни это, Англия! Как жар
Горячки, он в крови моей клокочет.
Избавь меня от этого огня
Пока он жив, нет жизни для меня.
(Уходит.)
Комната в замке. Входят Офелия и Горацио.

Офелия
(поет).
А почем я отличу
Вашего дружка, вашего дружка, вашего дружка.
Плащ паломника на нем,
Странника клюка,
Странника клюка.
(Входит Королева.)

Королева
.
Я не приму ее.

Горацио
.
Она шумит.
И в самом деле, видно, помешалась.
Ее так жалко.

Офелия
.
Ведь ты хотел меня женой назвать.

Королева
.
Что такое с ней?

Горацио
.
Все тужит об отце, подозревает
Во всем обман, сжимает кулаки,
Бьет в грудь себя и плачет и бормочет
Бессмыслицу. В ее речах сумбур,
Не кто услышит, для того находка.
Из этих фраз, ужимок и кивков
Выуживает каждый, что захочет.
И думает: нет дыма без огня.
И здесь следы какой-то страшней тайны.

Офелия
.
Надо известить брата.

Королева
.
Я лучше свижусь с ней. В умах врагов
Легко родить ей будет подозренье.
Пускай войдет.
(Горацио уходит.)
Больной душе и совести усталой
Во всем беды мерещится вина
Разоблачить себя осуждена.
(Возвращается Горацио с Офелией.)

Офелия
.
Где Дании краса и королева?

Королева
.
Что вам, Офелия?

Офелия
(поет).
А по чем я отличу
Вашего дружка?
Вашего дружка, вашего дружка.
Плащ паломника на нем,
Странника клюка, странника клюка.
Странника клюка.

Королева
.
Голубушка, что значит эта песня?

Офелия
.
Да ну вас, вот я дальше вам спою.
(Поет.)
Помер, леди, помер он,
Помер, только слег.
Помер, только слег.
Помер, только слег.
В головах зеленый дрок,
Камушек у ног.
Камушек у ног.
Камушек у ног.

Королева
.
Послушайте, Офелия...

Офелия
.
Да ну вас...
(Входит Король.)

Королева
.
Вот горе-то! Взгляните на нее.

Офелия
.
Белый саван, белых роз
Деревце в лесу.
Деревце в лесу.
Деревце в лесу.

Король
.
Как вам живется, красавица моя?

Офелия
.
Хорошо, награди вас бог. Благослови бог вашу трапезу.

Король
(в сторону).
Воображаемый разговор с отцом.

Офелия
.
Не надо об этом распространяться. Но если бы вас спросили, что это значит, скажите:
(Поет.)
С рассвета в Валентинов день
Я проберусь к дверям.
И у огня согласье дам
Быть Валентиной вам.
Он встал, оделся, отпер дверь,
И из его хором
Вернулась девушка в свой дом
Не девушкой потом.

Король
.
Офелия, родная!

Офелия
.
Вот, не побожась; сейчас кончу.
Клянусь крестом, святым Христом,
Позор и срам, беда!
У всех мужчин конец един
И нет у них стыда.
Ведь ты меня пока не смял,
Хотел женой назвать.
А он отвечает:
И было б так, срази нас враг,
Не ляг ты ко мне в кровать.

Король
.
Давно это с ней?

Офелия
.
Надеюсь все к лучшему. Надо быть терпеливей. Но не могу не плакать, как подумаю, что его положили в сырую землю. Надо известить брата. Подайте мне мою карету. Покойной ночи, дорогие леди. Покойной ночи. Покойной ночи.
(Уходит.)

Король
.
Скорее вслед. Смотреть за нею в оба.
(Офелия уходит за занавес. Слуги хватают ее за занавесом.)

Офелия
(кричит).
Не надо! Мне больно! Я сама! Мне больно!
(Горацио уходит.)

Король
.
Ее кручина гложет об отце.
Повалят беды, так идут, Гертруда,
Не врозь, а скопом. Первою была
Глухая смерть Полония. Второю –
Необходимость Гамлета сослать
Куда-нибудь подальше. Третье горе –
народ ворчит. Вся муть всплыла со дна,
И все рядят и судят о кончине
Полония. Напрасно мы его
Зарыли тайно. Следующий случай –
Офелия сошла с ума.
Но верх всего: из Франции тайком
Лаэрт приехал,
Держится поодаль.
Живет молвой и верит болтунам,
А те ему все уши прожужжали
Про смерть отца. Виновных не найти,
Так все на нас и свалят. Эти страхи
Меня, Гертруда, стерегут везде
И подсекают, как осколки ядер.
(Шум за сценой.)

Король
.
Что это там за шум?
(Входит Придворный.)

Придворный
.
Лаэрт разоружает вашу стражу.
Чернь за него. Они кричат: «Короновать Лаэрта!
Да здравствует Лаэрт!» и в честь его
Бросают шапки вверх и бьют в ладоши.

Король
.
Обрадовались, перепутав след!
Назад! Ошиблись, датские собаки.
(Шум за сценой.)

Лаэрт
(за занавесом).
Где тут король?
(Вбегает.)
Итак, король презренный,
Где мой отец?

Королева
.
Спокойнее, Лаэрт.

Лаэрт
.
Найдись во мне спокойствия хоть капля,
И я стыдом покрою всех: себя,
Отца и мать.
(Шум за сценой.)
Могу ль я быть спокойным,
Когда я все утратил, что любил?

Король
.
Лаэрт, что значит этот бунт гигантов?
Молчи, Гертруда, он ведь без вреда.
Власть короля в такси ограде божьей,
Что сколько враг на нас не посягай,
Руками не достать.
(Шум за сценой.)
Итак, признайся,
Откуда это бешенство, Лаэрт?
Ну, что же, отвечай. – Молчи, Гертруда.

Лаэрт
.
Где мой отец?

Король
.
В гробу.

Королева
.
Но не король
Тому виной.

Король
.
Пусть спрашивает вволю.

Лаэрт
.
Как умер он? Но за нос не водить!
Я рву все связи и топчу присягу
И преданность и верность шлю к чертям!
(Шум за сценой.)
Возмездьем не пугайте. Верьте слову:
Что тот, что этот свет – мне все равно.
Но будь, что будет, за отца родного
Я отомщу!

Король
.
А кто вам запретит?

Лаэрт
.
Никто, когда моя на это воля.
А средства – обойдусь и тем, что есть.
Не беспокойтесь.

Король
.
Вы б узнать желали
Всю подноготную про смерть отца?
Как это сделать, если в ослепленье
Сметаете вы, словно кучу карт,
Врага и друга, правых и неправых?

Лаэрт
.
Нет, лишь врагов.
(Шум за сценой.)

Король
.
Вы их хотите знать?

Лаэрт
.
Да. А друзьям открою я объятья
И кровь свою с готовностью пролью
По капельке.

Король
.
Теперь вы говорите,
Как добрый сын и верный дворянин.
Что я в утрате вашей неповинен
И сам скорблю, вам станет дня ясней.

Лаэрт
.
Уйдите,господа! Займите вход!
(Делает знак.)

Король
.
Уйдите, господа!
(Делает знак.)
Слушайте, Лаэрт...
(Появляется Офелия.)

Офелия
(поет).
Без крышки гроб его несли,
Без крышки гроб его несли,
Скок-скок!
Со всех ног!

Лаэрт
.
Гнев, иссуши мой мозг! Соль слез моих,
В семь раз сгустясь, мне оба глаза выжги!
Свидетель бог, я полностью воздам
За твой угасший разум, роза мая,
Дитя мое, Офелия, сестра!
Когда, как видно, смерть отцов уносит,
Безумье добивает дочерей.

Офелия
(поет).
Ручьями слезы в гроб текли.
Ручьями слезы в гроб текли.
Прощай, мой голубок!

Лаэрт
.
Будь ты в уме и добивайся мщенья,
Ты б не могла подействовать сильней.

Офелия
.
А вы подхватывайте: «Скок в яму, скок со дня, не сломай веретена, Крутись, крутись прялица, пека не развалится». Это вор-ключник, увезший хозяйскую дочь.

Лаэрт
.
Набор слов почище иного смысла.

Офелия
(Королю).
Вот вам розмарин, чтобы думать.
(Королеве.)
А это анютины глазки, чтобы видеть.

Лаэрт
.
Безумие наводит на мысль. Из бессмыслицы всплывает истина.

Офелия
(втыкает цветы в занавес).
Вот вам укроп, вот водосбор Вот ромашка.
(Лаэрту.)
Я было хотела дать вам фиалок, но все они завяли, когда умер мой отец. Говорят, что у него был легкий конец. А это несколько стебельков для меня. Это рута.
Ее можно звать богородициной травой.
(Поет.)
Богородица, дева, радуйся,
Благословенна ты в женах наших,
Благословенная ты в наших семьях.
(Уходит.)

Лаэрт
.
Ты видел это!
(Плачет.)

Король
.
Слушай, Лаэрт.
Поверьте в живость моего участья
И дайте оправдаться. Из друзей
Подите выберите самых умных.
Пусть, выслушав, они рассудят нас.
Когда бы против нас нашлись улики,
Прямые или косвенные, мы
Корону, царство, жизнь и все, что наше,
Даем вам в возмещение. Если ж нет,
Извольте уделить нам миг терпенья,
И мы в союзе с вами как-нибудь
Добьемся правды.

Лаэрт
.
Я на все решусь.
Загадка смерти, тайна похорон,
Отсутствие герба и шпаг над прахом,
Обход обрядов, нарушение форм –
Все это вопиет с небес на землю
И ждет разбора.

Король
.
И его найдет.
А виноватого на эшафот.
Теперь пойдемте.
(Уходят.)
Там же. Другая комната в замке. Входят Горацио и слуга.

Горацио
(читает).
«Горацио, облегчи подателю сего доступ к королю. Передай ему приложенные письма и поспеши ко мне, как бежал бы от смерти. Я приведу тебя кое в чем в удивление. Твой, в чем ты, надеюсь, не сомневаешься, Гамлет.»
Там же. Другая комната в замке. Входят Король и Лаэрт.

Король
.
Теперь ваш долг принять меня в друзья
И в сердце подписать мне оправданье.
Вы видите, тот самый человек,
который вас лишил отца, пытался
убить меня.

Лаэрт
.
Я вижу. Отчего ж
Не нарядили следствия по делу
Такой великой важности, в обход
Понятьям безопасности и права?

Король
.
Причины две, на ваш, наверно, взгляд
Нестоящих, а для меня весомых.
Лишь им и дышит королева-мать.
И хорошо ли, плохо ль – ваше дело.
Но нас с женой водой не разольешь:
Мы с ней как две звезды в одной орбите,
Другое основанье, отчего
Не предал я суду его открыто, –
Привязанность к нему простых людей.
Стихию эту лучше не дразнить.
А то поднявшийся ответный ветер,
Вернет мне стрелы острием назад.

Лаэрт
.
Итак, забыть про смерть отца и ужас,
Нависший над сестрою? А меж тем –
Хоть дела не поправишь похвалами –
Свет не видал таких сестер.
Нет, месть моя придет!

Король
.
Не беспокойтесь.
Вы думаете, я такой чурбан,
Что собственной опасности не видя,
Дам ей играть своею голевой?
Потом поймете прочее. Отец ваш
Был другом мне. И я не враг себе,
И этого, я думаю, довольно...
(Входит Вестовой с письмом.)
Ну? Что еще там?

Вестовой
.
Письма, Государь.
От Гамлета. Вот вам, вот королеве.

Король
.
От Гамлета? Кто подал?

Вестовой
.
Я не видел.
Говорят, какие-во матросы.

Король
.
Ступайте все. Вы можете идти.
(Вестовой уходит.)
Лаэрт, хотите слушать? Я прочту вам.
(Читает.)
«Великий, могущественный, узнайте, что я голым высажен на берег вашего королевства. Завтра я буду просить разрешения предстать перед вашими королевскими очами. Гамлет один.»

Лаэрт
.
Верна ли подпись?

Король
.
Точный почерк принца.
Вот это «голый» и внизу «один»
В приписке. Что вы скажете на это?

Лаэрт
.
Не знаю сам. Но встретиться хочу.

Король
.
Раз так, тс все улажено, Лаэрт.
Я буду направлять вас.

Лаэрт
.
Направляйте.
Но только не старайтесь помирить.

Король
.
Какой там мир! Я кое-что придумал.
Я так его заставлю рисковать,
Что он погибнет сам по доброй воле.

Лаэрт
.
Вы можете воспользоваться шею
Для вашей цели.

Король
.
Тут уже не раз
Все с похвалой большою отзывались
О вашем фехтовальном мастерстве.
Особенно о бое на рапирах.
Я знаю точно, этот отзыв поднял
Такую зависть в Гамлете, что он
Лишь спал и видел, как бы вас дождаться
И упросить, чтоб вы побились с ним.
Вот и предлог.

Лаэрт
.
Предлог? Не понимаю.

Король
.
Любили вы отца?

Лаэрт
.
Странные вопросы.

Король
.
Что хочется, тс надо исполнять
Пока не расхотелось.
Возвратился Гамлет.
Лаэрт, скажите, чем, помимо слов,
Докажете вы связь с отцом на деле?

Лаэрт
.
Увижу в церкви – глотку перерву.

Король
.
Прекрасно! Прекрасно!
Вас сведут вдвоем,
За вас обоих выставят заклады.
Как человек беспечный и прямой
И чуждый ухищрений, он не станет
Рассматривать рапир, и вы легко,
Чуть изловчась, подмените тупую,
С предохраненьем, голой, боевой
И за отца сквитаетесь.

Лаэрт
.
Отлично.
Кой-чем вдобавок смажу острие.
Я как-то мазь купил такого свойства,
Чтс если смазать нож и невзначай
Порезать палец, каждый умирает,
Я этим ядом вымажу клинок.
Его довольно будет оцарапать,
И он погиб.
(Лаэрт проводит кинжалом по своей руке. Сзади его хватают за руку.)

Лаэрт
.
А-а-а-а!

Король
.
Не трогайте его! Обдумаем подробней.
Допустим, план наш белей ниткой шит.
Как быть тогда? Нам надобно взамен
Иметь другое что-нибудь в запасе.
Когда вы разгоритесь от борьбы –
Для этого я б участил атаки –
На случай, если б попросил он пить,
Поставлю кубок. Только он пригубит,
Ему конец, хотя б он уцелел
От смертоносной раны. Все в порядке.
Его конец не поразит молвы,
И даже королева не сумеет
Подозревать меня, а только лишь судьбу.
Что там еще? А, королева.
(Входит Королева.)

Королева
.
Несчастье за несчастием, Лаэрт!
Офелия, бедняжка, утонула.

Лаэрт
.
Как утонула? Где?

Король
.
Не может быть.

Королева
.
Над речкой ива свесила седую
Листву в поток. Сюда сна пришла
Плести венки из лютика, крапивы,
Купав и цвета с красным хохолком.
Ей травами увить хотелось иву.
Взялась за сук, а он и подломился.
И, как была, с копной цветных трофеев
Она в поток обрушилась. Сперва
Ее держало платье, раздуваясь,
И как русалку, поверху несло.
Но долге это длиться не могло,
И вымокшее платье потащило
Ее от песен старины на дно,
В муть смерти.

Лаэрт
.
Офелия, довольно вкруг тебя
Воды, чтоб доливать ее слезами.
Не как сдержать их? Несмотря на стыд,
Природа льет их. Ими вон исходит
Все бабье в нас. Прощайте, государь.
В душе пожар, а этот плач мой глупый
Мне портит все.
(Уходит.)
Эльсинор. Кладбище. Кричит петух. Входят два могильщика с лопатами.

I могильщик
.
А правильно ли хоронить по-христиански, которая самовольно добивалась вечного блаженства?

II могильщик
.
Стало быть, правильно. Ты и копай ей живей могилу. Ее показывали следователю и постановили, чтобы по-христиански.

I могильщик
.
Статочное ли дело? Добро бы она утопилась е состоянии самозащиты.

II могильщик
.
Состояние и постановили.

I могильщик
.
Состояние надо доказать. Без него не закон. Скажем, я теперь утоплюсь с намерением. Тогда это дело троякое. Одно – я его сделал, другое – привел в исполнение, третье – совершил. С намерением она, значит, и утопилась.

II могильщик
.
Ишь ты как, кум гробокопатель...

I могильщик
.
Нет, без смеха. Вот тебе, скажем, вода. Хорошо. Вот, скажем, человек. Хорошо. Вот, скажем, идет человек к воде и топится. Хочешь не хочешь, а он идет, вот в чем суть. Другой разговор – вода. Если найдет на него вода и потопит, он своей беде не ответчик. Стало быть, кто в своей смерти неповинен, тот  своей жизни не губил.

II могильщик
.
Это по какой же статье?

I могильщик
.
О сысках и следствиях.

II могильщик
.
Хочешь знать правду? Не будь сна дворянкой, не видать бы ей христианского погребения.

I могильщик
.
Верное твое слово. То-то и обидно. Чистая публика топись и вешайся, сколько душе угодно, а наш брат прочий верующий и не помышляй. Ну, да ладно. Пора за лопату. А насчет дворян – нет стариннее, чем садовники, землекопы и могильщики. Их звание – от самого Адама.

II могильщик
.
Разве он был дворянин?

I могильщик
.
Он первый носил ручное оружие.

II могильщик
.
Полно молоть, ничего он не носил.

I могильщик
.
Да ты язычник, что ли? Как ты понимаешь священное писание? В писании сказано: «Адам копал землю». Чем же он, голыми руками, что ли, ее копал? Ну вот тебе еще вопрос. Только ты отвечай впопад, а не сможешь, то сознайся, и я тебя повешу.

II могильщик
.
Валяй, спрашивай.

I могильщик
.
Кто строит крепче каменщика, корабельного мастера и плотника?

II могильщик
.
Строитель виселиц. Виселица переживает всех, попавших на нее.

I могильщик
.
Ей-богу, умница! Виселица – это хорошо. Но только смотря для кого. Хорошо для того, чье дело плохо. Ты сказал плохо, будто виселица крепче церкви. Вот виселица для тебя и хороша. Давай сначала, только теперь спрашивай ты.

II могильщик
.
Кто строит крепче каменщика, корабельного мастера и плотника?

I могильщик
.
Вот и говори кто и отвяжись.

II могильщик
.
А вот и скажу.

I могильщик
.
Ну?

II могильщик
.
Не могу знать кто.
(Входят Гамлет и Горацио и останавливаются в отдалении.)

I могильщик
.
Не надсаживай себе этим мозгов. Сколько осла ни погоняй, он шибче не пойдет. В следующий раз спросят тебя эту же вещь – отвечай – могильщик. Его дома́ простоят до второго пришествия. Ну, да ладно. Сбегай-ка за второй. Здесь, за углом.
(II могильщик уходит.)
(Копает и поет.)
Не чаял в молодые дни
Я в девушках души.
И думал, только тем они
Одним и хороши.
Одним и хороши.

Гамлет
.
Неужели он не сознает рода своей работы, что поет за рытьем могилы?

Горацио
.
Привычка ее упростила.

Гамлет
.
Это естественно. Рука чувствительна, пока не натрудишь.

I могильщик
(поет).
Не тихо старость подошла
И за руку взяла,
И все умчалось без следа
Неведомо куда.
Неведомо куда.
(Выбрасывает череп.)

Гамлет
.
В этом черепе был когда-то язык, его обладатель умел петь. А этот негодяй швырнул его оземь, точно это челюсть Каина, который совершил первое убийство. Возможно, голова, которою теперь распоряжается этот осел, принадлежала какому-нибудь политику, который собирается перехитрить самого господа бога. Не правда ли?

Горацио
.
Возможно, принц.

Гамлет
.
Или какому-нибудь придворному. Он говаривал: «С добрым утром, милостивый государь. Как изволите здравствовать?» Не правда ли?

Горацио
.
Правда, принц.

Гамлет
.
Да, вот именно. А теперь он угодил к госпоже Курносой, сам без челюсти и церковный сторож бьет его по скулам лопатой.

I могильщик
(поет).
Бери лопату и кирку
И новый саван шей,
И рой могилу старику
На водворенье в ней.
На водворенье в ней.
 (Выбрасывает другой череп.)

Гамлет
.
Вот и второй.

II могильщик
(возвращаясь).
А вот и вторая.

Гамлет
.
Вообразим, что это череп законника. Где теперь его крючки и навороты, его уловки и умствования, его казуистика? Отчего терпит он удары этого грубияна и не привлекает его к ответственности за оскорбление действием? Гм! Я поговорю с этим малым.
(Могильщику.)
Чья это могила, как тебя там?

I могильщик
.
Моя, сэр.

Гамлет
.
Верю, что твоя, потому что ты лжешь из могилы.

I могильщик
.
А вы – не из могилы. Стало быть, она не ваша. А я – в ней, и стало быть, она моя, и стало быть, я не лгу.

Гамлет
.
Для какого мужа праведна ты ее роешь?

I могильщик
.
Ни для какого.

Гамлет
.
Тогда для какой женщины?

I могильщик
.
Тоже ни для какой.

Гамлет
.
Для кого же она предназначена?

I могильщик
.
Для особы, сэр, которая, сэр, была женщиной, ныне же, царство ей небесное, преставилась.

Гамлет
.
До чего досконален, бездельник! С этим народом надо держать ухо востро, а то пропадешь от двусмысленности. Клянусь богом, Горацио, время так подвинулось вперед, что мужики стали наступать дворянам на пятки.  
(Могильщику.)
Давно ли ты могильщиком?

I могильщик
.
Аль не знаете? Это всякий дурак знает. С тех пор, как родился молодой Гамлет, тот самый, что сошел теперь с ума и послан в Англию.

Гамлет
.
Вот те на! Зачем же его послали в Англию?

I могильщик
.
Как это зачем? За умом и послали. Пускай поправит мозги. А не поправит, так там и это не беда.

Гамлет
.
То есть как это?

I могильщик
.
А так, что там никто не заметит. Там все такие сумасшедшие.

Гамлет
.
Каким образом он помешался?

I могильщик
.
Говорят, весьма странным.

Гамлет
.
Каким же именно?

I могильщик
.
А таким, что взял и потерял рассудок.

Гамлет
.
Да, но на какой почве?

I могильщик
.
Да все на той же, на нашей, датской. Я здесь тридцать лет на кладбище. С малолетства.

Гамлет
.
Много ли пролежит человек в земле, пока не сгниет?

I могильщик
.
Да как вам сказать? Если он не протухнет заживо – сейчас пошел такой покойник, -то лет восемь-десять продержится. Кожевенник, этот все десять с верностью.

II могильщик
.
До десяти.

Гамлет
.
Отчего же этот дольше других?

I могильщик
.
А видите, сударь, шкура-то у неге так выдублена промыслом, что долго устоит против воды. А вода, будь вам ведомо, самый первый враг вашему брату, покойнику, как помрете. Вот, например, еще череп.

Гамлет
.
Чей он?

I могильщик
.
Одного шалопая окаянного, лучше не говорить. Чей бы вы думали?

Гамлет
.
Не знаю.

I могильщик
.
Чтоб ему пусто было, чумовому сорванцу! Бутылку рейнского вылил мне как-то на голову, что вы скажете! Этот череп, сэр, это череп Йорика, королевского шута.
(Втыкает череп на ручку торчащей вертикально лопаты.)

Гамлет
.
Этот?

I могильщик
.
Этот самый.

Гамлет
.
Дай взгляну. (Подходит). Бедняга, Иорик! Я знал его, Горацио. Это был человек бесконечного остроумия, неистощимый на выдумки. Он тысячу раз таскал меня на спине. А теперь это само отвращение и тошнотой подступает к горлу. Здесь должны были двигаться губы, которые я целовал не знаю сколько раз. Где теперь твои каламбуры, твои смешные выходки, твои анекдоты? Где заразительные веселье, схватывавшее всех за столом? Ничего в запасе, чтоб позубоскалить над собственной беззубостью? Полное расслабление? Скажи мне, Горацио.

Горацио
.
Что именно, принц?

Гамлет
.
Как ты думаешь: Александр Македонский представлял в земле такое же зрелище?

Горацио
.
Да, в точности.

Гамлет
.
И так же пахнул? Фу!
(Кладет череп наземь.)

Горацио
.
Да, в точности, принц.

Гамлет
.
До какого убожества можно опуститься, Горацио! Что мешает вообразить судьбу Александрова праха шаг за шагом, примерно так: Александр умер, Александра похоронили, Александр стал прахом, прах – земля, из земли добывают глину. Почему глине, в которую он обратился, не оказаться в обмазке пивной бочки?
Истлевшим Цезарем от стужи
Заделывают дом снаружи.
Пред кем весь мир лежал в пыли,
Торчит затычкою в щели.

I могильщик
.
Затычкою в щели... – это хорошо.

Гамлет
.
Но, тише! Отойдем! Идет король!
Входит шествие со священником во главе, за которым несут гроб с телом Офелии. Лаэрт, провожатые, Король, Королева и их свита. Гамлет отходит с Горацио в сторону.

Лаэрт
.
Что вы еще добавите из службы?

Священник
.
Кончина
Ее темна, и не вмешайся власть,
Лежать бы ей в неосвященном месте.
(Могильщики заколачивают гроб и опускают его в могилу.)

Лаэрт
.
Пусть из ее неоскверненной плоти
Взрастут фиалки! – Помни, грубый поп:
Сестра на небе ангелом зареет,
Когда ты в корчах взвоешь.

Королева
(разбрасывая цветы).
Нежнейшее – нежнейшей.
Спи с миром! Я тебя мечтала в дом
Ввести женою Гамлета. Мечтала
Покрыть цветами брачную постель,
А не могилу.

Лаэрт
.
Не надо. Погодите засыпать.
(Прыгает в могилу.)
Заваливайте мертвую с живым!
На ровном месте взгромоздите гору,
Которая превысит Пелион
И голубой Олимп.

Гамлет
(выходя вперед).
Кто тут, горюя,
Кричит на целый мир так, что пред ним
Участливо толпятся в небе звезды,
Как нищий сброд? К его услугам я,
Принц Гамлет Датский.
(Прыгает в могилу.)

Лаэрт
.
Чтоб тебя, нечистый!
(Борется с ним.)

Гамлет
.
Учись молиться! Горла не дави.
Я не горяч, но я предупреждаю:
Отчаянное что-то есть во мне,
Ты, право, пожалеешь. Руки с горла!

Король
.
Разнять их!

Королева
.
Гамлет! Гамлет!

Все
.
Господа!

Горацио
.
Спокойней, принц!
(Гамлета и Лаэрта держат за руки над могилой.)

Гамлет
.
Я любил
Офелию, и сорок тысяч братьев
И вся любовь их – не чета моей.
Скажи, на что ты в честь ее способен.

Король
.
Он вне себя.

Королева
.
Не трогайте его.

Гамлет
.
Я знать хочу, на что бы ты решился?
Рыдал? Рвал платье? Дрался? Голодал?
Пил уксус? Крокодилов ел? Все это
Могу и я. Ты слезы лить пришел?
В могилу прыгать, мне на посмеянье?
Живьем зарытым быть? Могу и я.
(Лаэрта и Гамлета разводят в разные стороны.)

Королева
.
Не обращайте на него вниманья.
Когда пройдет припадок, он спять
Придет в себя и станет тих, как голубь.

Гамлет
.
Лаэрт, откуда эта неприязнь?
Мне кажется, когда-то мы дружили.
А впрочем, что ж, на свете нет чудес:
Как волка ни корми, он смотрит в лес.
(Уходит.)

Король
.
Побудьте с ним,пожалуйста, Гораций.
(Горацио уходит.)
(Лаэрту.)
Припомните вчерашний разговор.
И потерпите. Все идет к развязке.
Гертруда, пусть за принцем последят.
(Лаэрту.)
За смерть ее нам жизнию заплатят.
Терпеть еще недолго. А потом
Зато без омраченья отдохнем.
(Все уходят. Остаются одни могильщики, зарывающие могилу.)
Там же. Зал в замке. По радио звучит песня Офелии: «А по чем я отличу нашего дружка». Входят Гамлет и Горацио.

Гамлет
.
Мне не давала спать
Какая-то борьба внутри. На койке
Мне было, как на нарах, в кандалах.
Я быстро встал. Да здравствует поспешность!
Как часто нас спасала слепота,
Где дальновидность только подводила.
Есть, стало быть, на свете божество,
Устраивающее наши судьбы
По-своему.

Горацио
.
На наше счастье, есть.

Гамлет
.
Я вышел из каюты. Плащ накинул,
Пошел искать их, шарю в темноте,
Беру у них пакет и возвращаюсь
И, венценосной подлости дивясь,
Читаю сам, Горацио, в приказе,
Что в Англии меня должны схватить
И тут же, не теряя ни минуты,
На месте обезглавить.

Горацио
.
Быть не может.

Гамлет
.
Вот предписанье. После прочитаешь.
Две комнаты в замке. В одну входят Гамлет и Горацио. В другую – Король и Лорд.

Гамлет
.
Сказать ли, как я дальше поступил?

Горацио
.
Пожалуйста.

Гамлет
.
Я тотчас новый текст составил
И начисто его переписал.
Сказать, что написал я?

Горацио
.
О, конечно.

Гамлет
.
В письме подложном отдал
Немедля по прочтении сего
Подателей означенной бумаги
Предать на месте казни без суда
И покаянья.

Король
.
Посол английский пусть зайдет ко мне.

Горацио
.
Так Гильденстерн и Розенкранц плывут
Себе на гибель?

Гамлет
.
Сами добивались.
Меня не мучит совесть.

Король
.
Не предал я суду его открыто.
Еще не время, но оно придет.

Гамлет
.
Подчиненный
Не суйся между старшими в момент,
Когда они друг с другом сводят счеты.

Горацио
.
Ну и король!

Гамлет
.
Ты сам теперь поймешь,
Как я взбешен. Ему, как видишь, мало,
Что он лишил меня отца и мать
Покрыл позором...

Король
.
Лаэрт даст фору.

Гамлет
.
И стоит преградой
Меж мною и народом. Он решил
И жизнь мою отнять! Не тут-то было!
Я сам сотру его с лица земли.

Король
.
За них обоих выставят заклады.

Горацио
.
Он скоро с случившемся узнает.
Из Англии.

Гамлет
.
Наверно. А пока
Остаток дней в моем распоряженье.
Комната в замке. Входят Гамлет и Горацио.

Гамлет
.
Мне совестно, Горацио, что я
С Лаэртом нашумел. В его несчастьях
Я вижу отражение своих
И помирись с ним. Но зачем наружу
Так громко выставлять свою печаль?
Я этим возмутился.

Горацио
.
Тише. Кто там?
(Входит Озрик.)

Озрик
.
Со счастливым возвращением в Данию, ваше высочество!

Гамлет
.
Благодарю покорно, сударь.
(Вполголоса, Горацио.)
Знаешь ты эту мошку?

Горацио
(вполголоса, Гамлету).
Нет, принц.

Гамлет
(вполголоса, Горацио).
Твое счастье. Знать его – не заслуга. Поставь скотину царем скотов – его ясли будут рядом с королевскими. Это сущая галка. Но по тому, куда он залетел – крупнопоместная.

Озрик
.
Милейший принц, если бы у вашего высочества нашлось время, я бы вам передал что-то от его величества.

Гамлет
.
Сударь, я это запечатлею глубоко в душе. Но пользуйтесь шляпой по назначению. Ее место на голове.

Озрик
.
Ваше высочество, благодарю вас. Очень жарко.

Гамлет
.
Нет, поверьте, очень холодно. Дует норд-норд-ост. Я ведь нормален в норд-норд-ост.

Озрик
.
Действительно, несколько холодновато. Ваша правда.

Гамлет
.
И все же, я бы сказал, страшная жара и духота.

Озрик
.
Принц – неописуемая! Такая духота, что просто не подберу слова. Однако, принц, по приказу его величества довожу до вашего сведения, что он держит за вас пари на большую сумму.

Гамлет
.
Тем не менее прошу вас... Наденьте шляпу!

Озрик
.
Нет, оставьте, уверяю вас! Мне так лучше, уверяю вас!
(Гамлет принуждает Озрика надеть шляпу.)
Принц, на днях к здешнему двору прибыл Лаэрт, блестящий кавалер, полный самых законченных достоинств.

Гамлет
.
Сударь, он ничего не потерял в вашем определении?

Горацио
.
Нельзя ж сказать это попрямее? Право, постарайтесь, милостивый государь.

Гамлет
.
К чему вы его приплели?

Озрик
.
Лаэрта? Речь идет с совершенстве, с каким он владеет оружием.

Гамлет
.
Какое у него оружие?

Озрик
.
Рапира и кинжал.

Гамлет
.
Оружие двойное. Что же дальше?

Озрик
.
Король, ваше высочество, держит пари с Лаэртом на шесть коней... арабских, – против которых тот, как я слышал, прозакладывал шесть рапир французских... и кинжалов с их принадлежностями, как-то: кушаками, портупеями и так далее. Три пары гужей с глубокомысленными украшениями.

Гамлет
.
Что вы называете гужами?

Озрик
.
Гужи, принц, – это ремешки к портупеям.

Гамлет
.
Выражение было бы более подходящим, если бы вместо шпаг мы носили пушки. До тех пор пусть это будут портупеи. Но не будем отвлекаться. Итак, за что же все это прозакладовано, как вы сказали?

Озрик
.
Король, ваше высочество, утверждает, что из двенадцати схваток с вами он победит не более чем в трех.

Гамлет
.
Король?

Озрик
.
Хм... Лаэрт. Это можно было бы немедленно проверить, если бы ваше высочество соблаговолили ответить.

Гамлет
.
А если я отвечу нет?

Озрик
.
Я хотел сказать, принц, если вы ответите согласием.

Гамлет
.
Ну, что ж! Сейчас время моего отдыха, я буду прогуливаться по залу. Пусть принесут рапиры. Если молодой человек не прочь и король не изменит своего намерения, я постараюсь, если смогу, выиграть его пари. Если же нет, мне достанутся только стыд и неотбитые удары противника.

Озрик
.
Можно ли именно так передать ваши слова?

Гамлет
.
Именно так, сударь, с прикрасами, какие вам заблагорассудятся.

Озрик
.
Поручаю себя в своей преданности вашему высочеству.

Гамлет
.
Честь имею...

Озрик
.
Честь имею...

Гамлет
.
Честь имею!
(Озрик уходит.)

Горацио
.
Побежал нововылупленный со скорлупой на головке.

Гамлет
.
Он, верно, и материнской груди не брал иначе, как с расшаркиванием. Таковы все они, нынешние. Они подхватили общий тон, и он выносит их на поверхность среди невообразимого водоворота вкусов. А легонько подуть на них – пузырей как не бывало.
(Входит Лорд.)

Лорд
.
Принц, его величестве государь посылал к вам с приветом молодого Озрика, который сообщил, что вы ждете его в зале. Государь послал узнать, остаетесь ли вы при желании биться с Лаэртом или думаете отложить.

Гамлет
.
Я верен своим решениям Они приноровлены к желаниям короля. Была бы его воля, я в долгу не останусь. Сейчас или когда угодно, лишь бы я чувствовал себя так же хорошо, как теперь.

Лорд
.
Тогда король, королева и остальные сейчас пожалуют вниз.

Гамлет
.
В добрый час.

Лорд
.
Королева желала бы, чтобы перед состязанием вы помирились с Лаэртом.

Гамлет
.
Она учит меня добру.

Лорд
.
Честь имею.

Гамлет
.
Честь имею.
(Лорд уходит.)

Горацио
.
Вы проиграете заклад, принц.

Гамлет
.
Не думаю. С тех пор, как он уехал во Францию, я постоянно упражнялся. А тут еще льгота в мою пользу. Я выиграю. Но не поверишь, как нехорошо на душе у меня! Впрочем, пустое.

Горацио
.
Нет, как же, добрейший принц.

Гамлет
.
Совершенные глупости. И вместе с тем какое-то предчувствие, которое остановило бы женщину.

Горацио
.
Если у вас душа не на месте, слушайтесь ее. Я пойду к ним навстречу и предупрежу, что вам не по себе.

Гамлет
.
Ни в коем случае. Надо быть выше суеверий. На все господня воля. Даже в жизни и смерти воробья. Если чему-нибудь суждено случиться сейчас, значит этого не придется дожидаться. Если не сейчас, все равно этого не миновать. Самое главное – быть всегда наготове. Раз никто не знает своего смертного часа, отчего не собраться заблаговременно.
(Звонит в колокольчик Йорика.)
Будь что будет!
(Звонит в колокольчик Йорика.)
Другая комната. Входят Гамлет, Лаэрт, Горацио и Озрик.

Гамлет
.
Лаэрт, прошу меня простить.
Собравшиеся знают, да и вам могли сказать,
В каком подчас затменье
Моя сознанье. Все, чем мог задеть
Я ваши чувства, честь и положенье,
Прошу поверить, сделала болезнь.
Ответственен ли Гамлет? Не ответствен!
Раз Гамлет невменяем и нанес
Лаэрту оскорбленье, оскорбленье
Нанес не Гамлет, Гамлет не при чем.
Кто ж этому виной? Его безумье.
А если так, то Гамлет сам истец.
А Гамлетов недуг – его ответчик.

Лаэрт
.
В глубине души,
Где ненависти, собственно, и место,
Я вас прощу. Иное дело честь:
Тут свой закон, и я прощать не вправе.
Пока подобных споров знатоки
Не разберут, могу ли я мириться.
Во всяком случае, до той поры
Ценю предложенную вами дружбу
И дружбой отплачу.

Гамлет
.
Душевно рад.
И с легким сердцем принимаю вызов.
Приступим. Где рапиры?

Лаэрт
.
Мне одну.
(Входят Король и Королева.)

Король
.
Стой, Гамлет. Дай соединю вам руки.

Гамлет
.
Для вас я очень выгодный соперник.
Со мною рядом ваше мастерство
Тем выпуклей заблещет.

Лаэрт
.
Вы смеетесь.

Гамлет
.
Нет, жизнию своей клянусь, что нет.

Король
.
Раздайте им рапиры. Озрик – Гамлет.
Условья знаете?

Гамлет
.
Да, государь.
Вы ставите на слабость против силы.

Король
.
Неправда. Я обоих вас видал.
Хоть он искусен, но дает вам фору.

Лаэрт
.
Другую. Эта слишком тяжела.

Гамлет
.
Мне эта по руке. Равны ли обе?

Озрик
.
Да, милый принц.
(Готовятся к бою.)

Король
.
Подать сюда вина.
При первом и втором ударе
И отраженьи третьего – палить
В честь Гамлета со всех бойниц из пушек.
Король его здоровье будет пить.
Сейчас в бокал жемчужину он бросит
Ценнее той, которою в венце
Четыре датских короля гордились.
Подайте кубок мне. Пусть гром литавр
Разносит трубам, трубы – канонирам,
Орудья – небу, небеса – земле
Тост короля за Гамлета. – Начнемте.
Вниманье, судьи! Просим не зевать!
(Гамлет и Лаэрт приветствуют оружьем друг друга. Бьются.)

Гамлет
.
Удар.

Лаэрт
.
Отбито.

Гамлет
.
Судьи!

Озрик
.
Удар, удар всерьез.

Лаэрт
.
Возобновим.

Король
.
Стой, выпьем. 3а твое здоровье, Гамлет!
Жемчужина твоя. Вот твой бокал.
(Король опускает жемчужину в бокал. Гамлету подносят бокал. Он берет в рот глоток, полощет горло и выплевывает.)

Гамлет
.
Не время пить. Продолжим. Защищайтесь.
(Бьются.)
Опять удар. Не правда ли?

Лаэрт
.
Удар.
Не отрицаю.

Король
.
Сын наш побеждает.

Королева
.
Дай, Гамлет, оботру тебе лицо.
Вот мой платок. Как ты разгорячился!
Я, королева, пью за твой успех.

Гамлет
.
О, матушка...

Король
.
Не пей вина, Гертруда!

Королева
.
Я пить хочу. Прошу позволить мне.

Король
(в сторону).
В бокале яд! Ей больше нет спасенья!

Лаэрт
.
А ну, теперь ударю я.

Король
.
Едва ль.
(Бьются.)

Озрик
.
Оба мимо.

Лаэрт
.
Так вот же вам!
(Лаэрт ранит Гамлета.)

Гамлет
.
Теперь, Лаэрт, прошу без баловства!
Я попрошу вас нападать как надо,
Боюсь, вы лишь играли до сих пер.

Лаэрт
.
Вы думаете? Ладно.
(Гамлет и Лаэрт меняются местами и рапирами. Бьются.)

Король
.
Разнять их! Так нельзя.
(Гамлет ранит Лаэрта. Королева падает.)

Озрик
.
Не помощь к королеве!

Король
.
Обморок простой при виде крови.

Горацио
.
Откуда кровь, мой принц?

Озрик
.
Откуда кровь, Лаэрт?

Лаэрт
.
Кулик попался.
Я ловко сети, Озрик, расставлял
И угодил в них за свое коварство.

Гамлет
.
Что с королевой?

Король
.
Обморок простой
При виде крови.

Королева
.
Нет, неправда, Гамлет, –
Питье! Питье! Отравлено! Питье!
(Умирает.)

Гамлет
.
Средь нас измена. Кто ее виновник?
Найти его!
(Слуги уходят.)

Лаэрт
.
Искать недалеко.
Ты умерщвлен, и нет тебе спасенья.
Всей жизни у тебя на полчаса.
Улики пред тобой. Рапира эта
Отравлена и с голым острием.
Я гибну сам за подлость и не встану.
Нет королевы. Больше не могу.
Всему король, король всему виновник.

Гамлет
.
Как, и оружье с ядом? Так ступай,
Отравленная сталь, по назначенью!
(Закалывает короля.)

Лаэрт
.
Ну, честный Гамлет, а теперь давай
Прощу тебе я кровь свою с отцовой,
Ты ж мне – свою!
(Умирает.)

Гамлет
.
Прости тебя Господь.
Я тоже вслед. Все кончено, Гораций.
Простимся, королева! Бог с тобой!
И вы, немые зрители финала,
Ах, если б только время я имел, –
Но смерть – конвойный строгий и не любит,
Чтоб медлили, – я столько бы сказал...
Да пусть и так, все кончено, Гораций.
Ты жив. О боже мой! Каким
Бесславием покроюсь я в потомстве,
Покуда все в неясности кругом!
Прощай, прощай и помни обо мне.
Прощай, расскажешь правду обо мне
Непосвященным. Дальше – тишина.
(Умирает.)
Сцена пуста. Звучит голос Гамлета.

Гамлет
.
Должно быть тот, кто создал нас с понятием
О будущем и прошлом, дивный дар
Вложил не с тем, чтоб разум гнил без пользы.
Что значит человек,
Когда его заветные желанья –
Еда да сон? Животное и все!
КОНЕЦ