Статьи о переводах
  VVysotsky translated
◀ To beginning

 
МИР ВЫСОЦКОГО: Исследования и материалы. Выпуск III. Том 2 (за 1999 год)
ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ ПЕСЕН ОКУДЖАВЫ И ВЫСОЦКОГО В ПОЛЬШЕ

В Польше жанр авторской песни широко распространен. Он формировался в шестидесятые годы, опираясь в основном на творчество польского кабаре и студенческих театров. Однако на фоне всех исполнителей, выступающих на сценах этих театров, была сразу замечена выдающаяся личность - Булат Окуджава. Десять лет спустя при соответствующих политических условиях хорошо был воспринят и Владимир Высоцкий. Среди других русских представителей жанра авторской песни они оба оказали на нашу культуру безусловное влияние.

Окуджава стал известным в Польше в начале шестидесятых годов. Его песни попадали к нам благодаря магнитофонным записям, которые переписывались и передавались из рук в руки. Немалое значение для его привлекательности имели странное имя и не по-русски звучащая фамилия. Все это вместе - имя, фамилия, общее впечатление от песен и атмосфера таинственности вызывали у поляков интерес к его творчеству и к нему самому. Однако попытка представить поэта, композитора и певца в культурной программе польского телевидения закончилась неудачей1. Стало понятным, что нужно обойти средства массовой информации и обратиться к молодежной, студенческой среде, культура которой всегда отражает новые веяния.

В 1963 году Окуджава приехал в Варшаву по приглашению А. Осецкой - известного автора слов многих польских песен2. Он выступал тогда в Студенческом театре сатиры и во время своего пребывания в Польше завел дружеские связи со многими людьми культуры, которые решили помочь приблизить его песни к польской аудитории. Среди этих деятелей польской культуры следовало бы назвать певицу С. Пшибыльску, актера В. Семёна, режиссера Е. Маркушевского и других3. В течение четырех лет, то есть к очередному приезду Окуджавы, было сделано уже много для популяризации его песен.

Следовало бы сказать несколько слов о той почве, на которую падали песни Окуджавы. Среди польских слушателей существовал определенный стереотип русской советской песни. Это был прежде всего марш или песня в довольно быстром темпе, насыщенные пафосом и оптимизмом. Темы тоже были стандартные: война, освоение человеком необитаемых мест, покорение природы, радость существования и т. п. Всему этому должен был сопутствовать и определенный способ исполнения: хор - мужской или смешанный (иногда военный), а в случае сольного пения баритон или драматическое сопрано. Надо сказать, что подобные песни создавались и в Польше, но в середине пятидесятых годов эта модель изжила себя, и наступило время творческих поисков. Как раз в это время, в начале шестидесятых, и появились песни Окуджавы, лишенные всех вышеуказанных примет: тихие, спокойные, исполняемые непоставленным голосом, они выражали глубокую заинтересованность простым человеком, его переживаниями, повседневной жизнью.

Песни Окуджавы бытовали среди студентов, молодежи, интеллигенции и вообще людей думающих. С момента своего появления они стали источником изучения русского языка, о чем писал Д. Ольбрыхский4. Учебники русского языка составлялись тогда с учетом политико-идеологической линии и, конечно, не могли вызвать интереса у молодых поляков5. Но те же молодые люди давали себе труд выучить наизусть и напевать по-русски песни Окуджавы: несмотря на то, что уже существовали переводы, все сходились во мнении, что Окуджава лучше всего звучит в оригинале6.

Однако постепенно тексты на русском языке заменялись польскими. Произведения Окуджавы переводились вначале многими переводчиками7. С течением времени установились определенные польские варианты отдельных песен. На основании анализа песенников можно прийти к выводу, что чаще всего переводчиками были В. Ворошильский, В. Домбровский, А. Мандалиан и З. Федецкий8. Они, конечно, приблизили проблематику песен к широкому кругу слушателей, но основной аудиторией по-прежнему оставалась молодежь. Немаловажной причиной тому была и классическая гитара: этот инструмент несложно было брать с собой в турпоходы, и потому творчество Окуджавы пополнило репертуар лирических туристских песен, поющихся у костра9.

Еще в 1970 году для любителей таланта Окуджавы Государственным музыкальным издательством был выпущен сборник двадцати песен для голоса и гитары с полной нотной записью10. Однако в песенниках 70-80-х и начала 90-х годов чаще всего встречаются две песни - «Молитва» («Francois Villon») и «Простите пехоте»11 - они были самыми популярными. В восьмидесятые и девяностые годы отдельные песни и стихотворения Окуджавы появлялись в разных изданиях. А в 1989 году наиболее популярные 33 песни были собраны в отдельную главу и помещены в студенческом песеннике «Базуна».

Окуджава, помимо распространения в песенниках, приобрел известность и посредством масс-медиа. Его песни можно было услышать по радио - иногда в исполнении автора, но чаще их пели по-польски польские исполнители.

В середине шестидесятых в Польше вышла первая в мире пластинка с песнями Окуджавы. В начале семидесятых его популярность в нашей стране достигает апогея, потом интерес к нему самому и его песням стал постепенно падать, а в восьмидесятые годы «мода на Окуджаву» прошла. Однако нельзя сказать, что он разделил участь многих звезд эстрады, то есть оказался забытым. Поющий поэт предназначен для восприятия более узким кругом слушателей, но они запоминают его надолго, иногда на всю жизнь.

Язык песен Окуджавы относительно несложен, слова в большинстве своем стилистически нейтральные, стихотворный размер регулярный, исполнение спокойное, темп медленный. Для критического анализа и исследований его творчество в целом не представляло собой привлекательного материала12, но сам поэт при этом довольно часто выступал с многочисленными интервью в польских газетах и журналах.

В семидесятые годы стали появляться новые магнитофонные записи с песнями, чем-то напоминающими песни Окуджавы, но они были другими по характеру, и голос тоже был другим. Автором, которого вначале путали с Окуджавой, оказался Владимир Высоцкий. Первоначально он вызвал интерес у любителей и знатоков русской культуры, потом - в кругах интеллигенции и молодежи, особенно студенческой. Его популярности способствовало нарастание возмущения против тоталитаризма.

Во время своего пребывания в Варшаве Владимир Высоцкий встречался со сторонниками нового, борцами за демократию, политическими деятелями, людьми культуры. Он давал частные или полуофициальные концерты, магнитофонные записи которых затем широко расходились. Необходимо сказать, что запрещение его имени в России на официальном уровне, с одной стороны, способствовало заинтересованности и им, и его творчеством в Польше, с другой - ограничивало его доступ к средствам массовой информации. Довольно долго его творчество продолжало бытовать «в подполье». О нем не писали в газетах, журналах, его не показывали по телевидению.

Первые переводы песен Высоцкого появились в журналах «Нурт» и «Студент» в 1976 году13. И оказалось, что переводы были необходимы. Они помогали преодолеть существенный языковой барьер, характерный для текстов Высоцкого, приблизить тематику его песен к польской аудитории. Как пишет Я. Савицка, «перевод песен Высоцкого - это своеобразный социологический и культурный феномен»14. Его тексты переводились людьми, которые считали Высоцкого явлением важным для современной культуры: молодыми поэтами, певцами, исследователями литературы. Однако при жизни Высоцкого переводы появлялись в журналах довольно редко15. Возможно, они печатались в самиздате, о чем свидетельствуют помещенные в песеннике независимого издательства ошибочно приписанная И. Бродскому «Баллада о деревянных костюмах»16 в переводе С. Баранчака и две песни, приписываемые Высоцкому, - «Товарищ Сталин» и «Ванинский порт»17.

Трудно сказать, как долго продолжалось бы тайное распространение песен Высоцкого, если бы не политическая обстановка, события 1980 года, регистрация «Солидарности» и потребность в песне, выражающей бунт. В этой ситуации Высоцкий становится очень уместным. Авторы многих статей, обсуждая популярность Высоцкого в Польше, указывают на два фактора, способствовавших его восприятию: тематика песен (политические подтексты, прямолинейность, откровенность) и внутренний моральный смысл (быть порядочным человеком, говорить правду, сохранять верность своим идеалам, бороться до конца даже в самых тяжелых условиях, стремиться к свободе). Однако нам кажется, что существовал еще один фактор, которому следует отдать предпочтение, - это голос - мощный, неистовый, - и способ исполнения: паузы, ускорения, специфическая артикуляция некоторых согласных18. В восприятии польских слушателей Высоцкий был образцом твердого, решительного борца за свободу, человека, способного рисковать жизнью во имя высших целей. Как профессиональный актер, он применял разные средства актерской игры, однако не каждому суждено было его увидеть, а на магнитофонных лентах оставался один только голос. Этот голос и умелое владение им оказались настолько своеобразными, что стали своего рода новым образцом исполнения. Ему подражали, исполняя его тексты, и даже совершенно другие песни.

Так, под сильным влиянием Высоцкого начинал свой творческий путь Я. Качмарский, польский бард времен «Солидарности». Он и начал, собственно, с перевода песни «Охота на волков», но перевод настолько далеко отошел от оригинала, что его можно назвать скорее травести. «Облава» - польский вариант «Охоты на волков» - встречается в песенниках довольно часто и является наиболее известной песней, связанной с именем Высоцкого. Качмарский и впоследствии несколько раз использовал его песни для своих вольных переводов, однако по этой причине его нельзя считать переводчиком, - скорее, единомышленником, человеком, который понимает и чувствует великого мастера. Наиболее очевидно он доказал это своей «Эпитафией Высоцкому», исполнявшейся в 1981 году на Фестивале польской песни в Ополе.

Знаменитый автор и исполнитель песен В. Млынарский, обычно не занимающийся переводом, также нашел в песнях Высоцкого элементы, близкие своему творчеству, - сатиру, иронию, сарказм, игру словом, - и перевел несколько песен, прежде всего из спортивного цикла. Как утверждает Я. Савицка, под влиянием Высоцкого творчество Млынарского стало острее, смелее19.

Среди других тридцати польских переводчиков Высоцкого следует отметить З. Федецкого, В. Пашковича, Б. Врублевского, А. Мандалиана и наиболее плодотворного - М. Ягелло20. Необходимо сказать, что некоторые песни переводились по нескольку раз разными авторами. Переводчики совершенствовали, исправляли своих предшественников или, как правило, заново вчитываясь в текст оригинала, находили в нем новые мысли, нераскрытые подтексты, подбирали более точные эквиваленты. Песни Высоцкого, особенно к концу восьмидесятых годов, стали источником и материалом для проявления многих переводческих талантов. Переводы, однако, были не равноценны по качеству и впоследствии стали объектом подробного анализа и оценки специалистов21. Иногда и сами переводчики публиковали аналитические работы, где заявляли о своих трудностях и о применявшихся ими способах перевода22. Обстоятельная работа по анализу и сопоставлению переводов была проделана А. Беднарчик23.

Язык песен Высоцкого богат и сочен за счет элементов разговорного стиля, идиоматики, стилистических фигур и виртуозности их включения. Вместе с тем языковое богатство, как мы уже отмечали, препятствовало пониманию текстов. И, как утверждал Д. Ольбрыхский, эти песни заучивались нелегко. Кроме того, они плохо поддавались исполнению хором, и в песенники поэтому почти не попадали, если же помещались, то в переводе. С другой стороны, поскольку Высоцкий был замечен как интересное культурное явление и пользовался довольно большой популярностью, Государственное музыкальное издательство выпустило сборник тридцати его песен с нотной записью24.

Польские средства массовой информации не рекламировали Высоцкого при жизни и делали это неохотно сразу после его смерти, хотя его имя упоминалось тогда во многих журналах, публиковавших посмертные отзывы, что нарушило заговор молчания против него. Таким образом, до провозглашения военного положения в декабре 1981 года имя Высоцкого успело уже не раз появиться в прессе. Потом постепенно его песни стали все чаще передавать по радио, издавались и сборники. В честь В. С. Высоцкого с 1984 года в Варшаве в Доме культуры «Мокотув» стали проходить мероприятия наподобие фестивалей, а на студенческих встречах и вечерах песни Высоцкого звучали в одном ряду с песнями известных польских авторов-исполнителей.

Подводя итоги, необходимо сказать, что Б. Окуджаву и В. Высоцкого объединяет сходный путь проникновения в Польшу - магнитофонные записи и сопутствующая этому таинственность и секретность. Их объединяет также жанр авторской песни и инструмент (гитара), однако при более близком рассмотрении творчества этих бардов на первый план выступают различия.

Песни Б. Окуджавы появились в Польше, заполняя пустующее место: у нас в то время не было своего поющего поэта, обладавшего настолько ярким талантом. Окуджава становится образцом исполнения авторской песни в сопровождении гитары. Высоцкому в этом отношении было труднее хотя бы уже потому, что пение своих или чужих текстов под гитару становится у нас в конце шестидесятых - начале семидесятых годов повсеместным.

Творчество обоих поэтов отвечало ожиданиям аудитории, но эти ожидания в разное время были разными. Рефлексивная, философская поэзия Окуджавы пришла на смену массовой песне, от которой люди уже устали, но та же поэзия не соответствовала великим событиям 1980 и 1981 годов. Тогда наступило время Высоцкого.

Заучивание песен вместо изучения материала учебников было возможным в случае песен Окуджавы. Его негромкий голос, своеобразная сценическая культура, способ исполнения, - все, что характеризует непрофессионала, - стало его достоинствами. Его песни мог петь любой, в то время как высокий профессионализм и манера исполнения Высоцкого оказались препятствием на пути к популяризации его песен.

Масштабы популярности обоих артистов зависели также во многом от их официального признания в России. Окуджаву вроде бы официально и не признавали, но он вмещался в рамки легальности, - что и было причиной распространения его творчества в «братской» Польше. Высоцкий находился в более затруднительном положении: его творчество никак не поощрялось на Родине, следовательно, он и у нас не мог официально быть признаваемым.

Песни Окуджавы, записанные на пластинки и распространяемые средствами массовой информации, стали общедоступными. Песни Высоцкого почти пятнадцать лет продолжали бытовать только в узком кругу знатоков и любителей. Песни Окуджавы заняли почетное место в песенниках и в памяти людей, родившихся в конце сороковых - начале пятидесятых годов, они стали неотъемлемой частью их жизни и молодости. Песни Высоцкого продолжают вызывать интерес скорее и прежде всего в кругу литературоведов и переводчиков, представляя собой неисчерпаемый источник многостороннего изучения и анализа - литературоведческого, переводческого, стилистического.

При всех различиях оба российские барда сыграли в свое время важную роль в развитии жанра авторской песни в Польше и оставили несомненный отпечаток на нашей культуре.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Частотность появления песен Б. Окуджавы и В. Высоцкого в польских песенниках25
(исследовано 57 изданий)

Песни Б. Окуджавы
«Былое нельзя воротить...» 10
Бумажный солдатик   6
Ванька Морозов   2
До свидания, мальчики   5
Живописцы   2
Король   5
Молитва (Francois Villon)  11
Песня веселого солдата   8
Песенка о Моцарте   3
Песенка про дураков   3
Мастер Гриша   3
Песенка о пехоте  12
Полночный троллейбус   7
Прощание с Польшей   3
Песня о солдатских сапогах  9
Песенка о моей жизни   8
Голубой шарик   6

В единичном употреблении: «Дежурный по апрелю», «Песенка о каплях датского короля», «Песенка о московском муравье», «Из окон корочкой несет поджаристой...», «Песенка об Арбате», «Песенка про Черного кота», «Песенка об открытой двери», «Песенка о ночной Москве», «Всю ночь кричали петухи», «По Смоленской дороге», «Часовые любви», «Чудесный вальс», «Шарманка-шарлатанка».

Песни В. Высоцкого
Здесь вам не равнина  2
«В суету городов и в потоки машин...»  1
Прощание с горами  2
«Здесь лапы у елей дрожат на весу...»  1
Моя цыганская  2
Он не вернулся из боя  2
Песня о друге  2
Москва - Одесса  2
Я не люблю  2
Облава (вольный перевод «Охоты на волков») 7

 




1 См. об этом: Lasota G. Przygoda z Okudżawą. Wiadomości Kulturalne. 1997. № 26. S. 5.
2 См.: Rutkowska M. Wiara, nadzieja, miłość - 3 muzy poety. Pani Domu. 1997. № 38. S. 28. Согласно И. Шенфельду, это было в 1964 году. Ср.: Okudżawa B. Wiersze i piosenki / Pod red. I. Szenfelda. Warszawa, 1967. S. 5.
3 См.: Brudnicki J. Z. Śmierć barda i poety. Wiadomości Kulturalne. Op. cit.
4 См.: Olbrychski D. Wspominki o Włodzimierzu Wysockim. Warszawa, 1990.
5 Напр.: учебники пятидесятых годов Г. Гузовой, В. Миллер; В. Галэцкого, Я. Якубовского.
6 Ср.: Bazuna. Studencki zbiór piosenek turystycznych. Gdańsk, 1989. T. II. S. 302.
7 Из более известных отметим только А. Дравича, С. Полляка, Е. Литвинюка. См.: Okudżawa B. Wiersze i piosenki / Pod red. I. Szenfelda. Op. cit.
8 Отметим еще «Три любви» с польским текстом В. Млынарского и «Шарик» А. Осецкой.
9 Ср.: Bazuna. Op. cit. S. 302.
10 См.: 20 piosenek na głos i gitarę. Kraków, 1970.
11 См. табл. 1 в Прил.
12 Отметим только статью, посвященную и Окуджаве, и Высоцкому: Шимонюк М. Обогащение или обеднение поэзии // Rusycystyczne Studia Literaturoznawcze. T. 12. Katowice, 1988. S. 137-152. См. также две статьи П. Фаста: O dwóch przekładach wiersza B. Okudżawy «Всю ночь кричали петухи» // Rusycystyczne Studia Literaturoznawcze. Katowice, 1977. № 2. S. 145-153; O niektórych gatunkowych wyznacznikach pieśni B. Okudżawy // Piosenka radziecka / Pod red. W. Wilczyńskiego. Zielona Góra, 1982. S. 53-62.
13 См. журн. «Студент», где Я. Чопик перевел на польский язык «Охоту на волков», «Кони привередливые» // Student. 1976. № 10; См. также перевод песен «Он не вернулся из боя», «Песня о Земле», «Мы вращаем Землю» Е. Литвиновым (Nurt. 1976. № 12; 1977. № 2).
14 См.: Sawicka J. Słuchanie Wysockiego // Literatura. 1988. № 7. S. 17.
15 Журн.: Przyjaźń. 1979. № 30; Radar. 1979. № 11; Literatura na świecie. 1979. № 10; Nowy wyraz. 1979. № 11.
16 Другое ее название - «Песня Бродского»; имеется в виду главный герой кф. «Интервенция».
17 См.: Śpiewnik uliczny i domowy. Warszawa, 1977.
18 Cp.: Milejkowska H. Środki espresji w balladach W. Wysockiego // Zeszyty naukowe Uniw. Warsz., Filia w Białymstoku. Z. 34. T. VI. Białystok, 1982. S. 51.
19 Cp.: Sawicka J. Słuchanie... Op. cit.
20 Имена остальных можно найти в кн. А. Беднарчик, см.: Bednarczyk A. Wysocki po polsku: Problematyka przekładu poezji śpiewanej. Łódź, 1995. См. также перевод фрагментов ее кн. в изд.: Мир Высоцкого: Вып. III. Т. 1. М., 1998. С. 387-409.
21 Ср. напр.: Magdziak-Miszewska A. Zachachmęcić Wysockiego // Więź. 1987. № 4/6. S. 247-253; Sawicka J. Op. cit.; Urbanek M. Leniwa muza? // Polityka. 1983. № 24. S. 16.
22 Cм.: Wysocki W. 14 piosenek w tłumaczeniu Z. Fedeckiego. Warszawa, 1986. S. 5-6; Młynarski W. O tłumaczeniu Wysockiego // Akcent. 1986. № 1. S. 56-59; Paszkowicz W. Muza z drugiej ręki // Akcent. 1986. № 2. S. 176-181.
23 Cм.: Bednarczyk A. Op. cit.
24 См.: Wysocki W. Głos gitary tłucze w mur: 30 piosenek na głos i gitarę. Krakуw, 1989.
25 Названия песен даны в вариантах подлинников (Высоцкий В. С. Сочинения: В 2 т. Екатеринбург, 1997; Окуджава Б. Чаепитие на Арбате. М.: ПАN, 1996), что не всегда совпадает с названиями их в переводах.