Статьи о переводах
  VVysotsky translated
◀ To beginning

 
Владимир Высоцкий: исследования и материалы 2007-2009. Воронеж, ВГПУ
ГДЕ ТРЕТИЙ?
(«Ситуативные реалии» в поэзии В.Высоцкого и проблема их перевода на болгарский язык)

У Михаила Жванецкого есть юмореска «Непереводимая игра»: «Наши беды непереводимы. Это непереводимая игра слов - даже Болгария отказывается». В числе типичных советских выражений, которые иностранцы «отказываются переводить», он называет фразу «будешь третьим»1.

Проверим утверждение сатирика на материале поэзии В. Высоцкого. На болгарский язык переведены три текста В. Высоцкого, в которых «запечатлен» этот русско-советский способ выпивать: «Милицейский протокол», «Притча Правде Лжи», «Когда спотыкаюсь на стихах...»2. Как поступили переводчики с этой «страноведческой информацией»?

Как пишет А.Е.Крылов, традиция «выпивать на троих» возникла в Советском Союзе после 1958 года. В начале этого года, 2 января, произошло повышение цен на алкогольные напитки, а в декабре была запрещена торговля спиртным в розлив в большинстве заведений общепита. Юз Алешковский и Герман Плисецкий сочинили песню про Н.С.Хрущева, в которой говорилось: «...водку нашу сделал дорогою // И на троих заставил распивать»3. Стало очень удобно собираться компанией в три человека и сбрасываться по рублю. Так хватало не только на водку, но и на закуску:

«...Несколько леденцов или даже карамелек приходилось на сдачу (идеальный вариант при покупке "Московской": 1 руб. × 3 = 3 руб. = 2 руб. 87 коп. + 13 коп.). При частом временном отсутствии в продаже прочих продовольственных товаров «конфетка» была дешевым заменителем наиболее популярного вида закуски - плавленого сырка»4.

Еще в 1978 г. было отмечено, что фразеологизм «на троих» доставляет проблемы болгарским переводчикам советской литературы. «Дословный перевод Ф[разеологических] Е[диниц], к сожалению, до сих пор не изжит в нашей <...> практике, - отмечают известные болгарские теоретики перевода С.Влахов и С.Флорин. - Например, оригинал гласит ВЫПИВАЮТ НА ТРОИХ, а переводчик уверен, что это значит ПЬЮТ ЗА ТРОИХ», в то время как «ВЫПИТЬ или СКИНУТЬСЯ и др. НА ТРОИХ означает, что трое делят меж собой поллитра водки...»5.

В 1980 г. это выражение вошло в «Русско-болгарский фразеологический словарь». Теперь переводчикам было откуда узнать, что «сообразить/скинуться на троих» означает «съберем тримата (пари) за половинка ракия, (която да се изпие на място)» (т.е. «втроем соберем (деньги) на поллитра ракии6, (и выпьем ее не сходя с места)»)7.

Но ведь коварный фразеологизм может не упоминаться в тексте, а только подразумеваться (как в выражении «будешь третьим?»). В этом качестве теоретики перевода С.Влахов и С.Флорин называют его «ситуативной реалией», которая требует пояснения. «Буквальный перевод в таких случаях вызывает недоумение читателя, который <...> удивляется странным обычаям, непонятным действиям персонажей»8. Как же пояснить «ситуативную реалию»? Если это проза, то переводчик может себе позволить вписать прямо в текст небольшой комментарий «от себя»: например, «... как это принято в России». Но при переводе стихотворения добавить информацию не всегда легко: каждый слог на счету. С.Влахов и С.Флорин советуют: «если потеря в противном случае будет слишком велика, придется прибегнуть к сноске - один из немногих случаев, когда она будет не признаком переводческого бессилия, а заботой о читателе»9.

Переводчику песни «Моим друзьям» В.Левкову задачу облегчила сама жизнь. Ему пришлось бы нелегко, если бы он использовал в качестве источника публикацию, скажем, книге «Избранное» (с.252) или «Не вышел из боя» (с.242): «Известно вам - мир не на трех китах, // А мне известно - он не на троих»10.

Но В.Левков в предисловии к своим переводам указывает, что пользовался газетной публикацией, появившейся в первой половине 1987 г. Библиографический справочник о В.Высоцком подсказывает нам, что в марте 1987 г. это стихотворение было напечатано в «Советской России»11. А в этой газете, на счастье переводчика, помещен «слабоалкогольный» вариант, очевидно, созданный В.Высоцким по автоцензурным соображениям. «На троих» здесь - почти свободное сочетание слов: «Известно всем: мир не на трех китах, // Мир на друзьях, притом - не на троих»12.

И.В.Левков избавился от упоминания количества друзей, сделав перевод во всех смыслах «невинным»: «Безспорно, не на китовете три, А на другари се крепи светът»13 («Бесспорно, не на трех китах, // а на товарищах держится мир»).

А переводчику песни «Милицейский протокол» Ивану Станеву пришлось сложнее: ведь ни из одной публикации этого текста не выброшена трудная строка: «Мы, правда, третьего насильно затащили» /1:285/14

Как болгарский переводчик объяснил появление этого «третьего» действующего лица? Оказывается, можно совершенно безболезненно обойтись без объяснения! Все потому, что у этого «третьего» в песне есть две важных роли - жертвы и провокатора. Они «закрепляют» его в сюжете, оправдывают его присутствие и дают возможность обойтись без еще одной роли - собутыльника: «А что очки товарищу разбили - // так то портвейном усугубили. // Товарищ первый нам сказал, что, мол, уймитесь, // Что - не буяньте, что - разойдитесь».

В болгарском переводе прямо заявляется, что пьяниц было двое: «какво са пет бутилки за двамина?». «Третий» оказался рядом с ними совершенно случайно, начал делать им замечания, за что и поплатился: «Насилие, признавам, проявихме // към някакъв другар - попрекалихме: // случайно му разбихме очилата, // но не във нас, в портвайна е вината. // Пък и другарят пръв ни предизвика: // разкарайте се, махайте се, вика»15 («Я признаю, мы проявили насилие // в отношении какого-то товарища - мы переборщили: // мы случайно разбили ему очки, // но виноваты не мы, а портвейн. // Но и товарищ первым нас спровоцировал: // Расходитесь, пошли вон отсюда, кричал он»).

Можно сделать фантастическое предположение. И.Станев настолько глубоко проникся творчеством Высоцкого, что догадался: по законам его поэтики третий - лишний. Высоцкому свойственно стремление к «бинарной образности». Мир кажется ему устойчивым лишь тогда, когда «делится» на два или четыре. Примеры цитаты вспоминаются легко: «Все в порядке, на месте, // - мы едем к границе, нас двое» /2, 63/, «Двоих не съесть и голубой акуле!» /2, 136/ и т.п. Эту особенность поэзии Высоцкого отмечали многие исследователи: Вл.И.Новиков16, А.В.Скобелев и С.М.Шаулов17, А.В.Кулагин... Последний и указал: «Даже такая характерная ситуация, как выпивка на троих, нарушает эту гармонию: «Мы, правда, третьего насильно затащили, - // Ну, тут промашка - переборщили»...»18. Очень хорошо, что И.Станев не стал пояснять ни в сноске, ни в тексте, что «третьего» «затащили» потому, что так было выгоднее всего покупать водку и т.п. Это привлекло бы излишнее внимание болгарского читателя к деталям процесса выпивки, в то время как для Высоцкого гораздо важнее его результат19. Если даже в таком жестком реалистическом контексте, какой задан в песне «Милицейский протокол», возможно избежать упоминания о выпивке на троих, то еще легче это сделать тогда, когда образный ряд стихотворения символический, иносказательный. Намек на русско-советский способ выпивать есть в «Притче Правде Лжи»: «Часто, разлив по сту семьдесят граммов на брата, // Даже не знаешь, куда на ночлег попадешь /1, 432/.

Конечно, при разливе полулитровой бутылки водки по трем стаканам в каждый попадет не сто семьдесят, а 166,(6) граммов. Например, А.Галич в «Вальсе его величества...» специально останавливает «внимание читателя и слушателя на важной проблеме»: как разделить эти поллитра поровну. А В.Высоцкий «обходит острые углы»20, фиксируя внимание, как уже было сказано, на последствиях распития спиртного в сомнительной компании: «Могут раздеть, - это чистая правда, ребята, - // Глядь - а штаны твои носит коварная Ложь. // Глядь - на часы твои смотрит коварная Ложь. // Глядь - а конем твоим правит коварная Ложь.

Болгарский переводчик Р.Калоферов, видимо, почувствовал, что эта «ситуативная реалия» здесь необязательна, и не стал уточнять количество собутыльников: «Често, момчета, разлял по сто грама на брата, Даже не знаеш къде за беда ще преспиш»21 («Часто, ребята, разольешь по сто граммов на брата // и даже не знаешь, где придется ночевать»).

Оказывается, иногда «ситуативная реалия», сколь бы колоритной она ни была, вовсе не обязательна в тексте. Мы не знаем, почему И.Станев и Р.Калоферов не пояснили своим читателю про любимую традицию стихийного русского застолья. Может быть, они не захотели перегружать текст перевода, может быть, просто не поняли до конца, о чем шла речь у Высоцкого - вдруг им никогда не приходилось «пить на троих»? В любом случае это «умолчание» не нарушило общих законов поэтики В.Высоцкого.

 




1 Студ. меридиан. 1989. № 9. с.51.
2 Конечно же, традиция «пить на троих» упоминается (или подразумевается) не только в этих трех песнях Высоцкого. Вспомним «Сколько лет, сколько лет...», и «Мы вместе грабили одну и ту же хату...», и «Если водка была на одного...», и «Вот я выпиваю...», и «Бал-маскарад», и «“Не бросать”, “Не топтать”...», и «Письмо в редакцию “Очевидного-невероятного”...». Но нам не встречались переводы этих текстов на болгарский язык.
3 Цит. по: Крылов А.Е. Не квасом земля полита: Примеч. к человеч. трагедии Александра Галича. Углич, 2002. с.25.
4 Там же. Отметим, что нам встречалось «отнесение» этого обычая и к более ранним временам. В повести В. Тендрякова «Охота» (1971), действие которой происходит осенью 1948 г., раздается предложение: «Башашкиным будешь?». «Башашкин - недавно вошедший в известность футболист, третий номер в защите. И член ЦК, глава советских писателей Александр Фадеев согласился стать “Башашкиным”» (Знамя. 1988. № 9. с.112).
5 Влахов С., Флорин С. Специфика на превода от руски на български - лексика, фразеология, колорит // Изкуството на превода. Вып. 3. София: Нар. култура, 1978. с.28. Выделения в тексте цитаты сделаны авторами. Здесь и далее переводы с болгарского, в том числе и обратные, сделаны нами. - М.Р.
6 Болгарская водка.
7 Андрейчина К., Влахов С., Димитрова С., Запрянова К. Русско-болгарский фразеологический словарь: 5 696 словар. ст. / Под ред. С.Влахова. М.-София, 1980. с.515.
8 Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. 3-е изд., испр. и доп. М., 2006. с.204.
9 Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. 3-е изд., испр. доп. М., 2006. с.211.
10 Здесь и далее выделения в текстах цитат сделаны нами. - М.Р.
11 Владимир Семенович Высоцкий: Что? Где? Когда?: Библиограф. справ. (1970-1990 гг.) / Авт.-сост. А.С.Эпштейн. Харьков, 1992. с.79.
12 Высоцкий В. «Я все вахты отстою на корабле» / Вступ. слово и публ. С.Тарасова / Совет. Россия. 1987. 26 марта.
13 Висоцки В. I песен («Когато се препъвам стихове...») / Бележки и пр. В.Левков / Мор. свят. Варна, 1987. № 10. с.56.
14 Тексты Высоцкого цитируются по изданию: Высоцкий В.С. Сочинения: В 2 т. 13-изд., стереотип. / Сост. А. Крылов. М., 2001. В косых кобках указывается том и страница.
15 Висоцки В. Избрани стихотворения. 2-е изд., попр. и доп. София, 1985. с.53.
16 Новиков Вл.И. В Союзе писателей не состоял...: Писатель Владимир Высоцкий. М., 1991. с.206-207.
17 Скобелев А.В., Шаулов С.М. Владимир Высоцкий: Мир и слово. 2-е изд., испр. и доп. Уфа., 2001. с.126-127.
18 Кулагин А.В. Поэзия В.С.Высоцкого: Твор. эволюция. 2-е изд., испр. и доп. М., 1997. с.160.
19 См.: Крылов А.Е. Указ. соч. с.59-60.
20 См.: Крылов А.Е. Указ. соч. с.26.
21 Висоцки В. Притча за правдата / От рус. Р.Калоферов // Славян. вестн. 1993. Ноем.-дек. с.1.